Все негодяи, я Дартаньян

Аспекты

Сборная солянка, собранная из кусков идеализма, мазохизма, отношения к окружающим, как к людям второго сорта, неприятие себя и мира в целом. Материал жесткий, местами и мат встречается. Также разобраны некоторые аспекты синдрома гуру и просветленного, что в большинстве случаев просто очередная игра говноэго. Материал, конечно, больше личностный, но не исключено, что у других тоже встречалось подобное. Материал вышел неожиданно и спонтанно, поэтому на потоки не разбивал.

Время чтения:
8 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
Мы читали об о "опрощении"
мы хотели опроститься
мы думали, что это же так благородно и великодушно. когда духовная личность решает осознанно стать простым, ох, ах, это верх благородства
мы же такие духовные, просветленные, важные и способны на такие благородные деяния
ведь сам Лев Толстой - благородный граф голубых кровей - глубокий философ и писатель одел крестьянскую рубаху и вышел в поле
Если уж Толстой такое сделал, то и мы тоже должны, ведь Толстой в авторитете
мы хотели подражать философам, писателям, мыслителям, мы ставили себя в один ряд с ними
еще в школе нас называли философами и мы возгордились и стали считать это почетным
мы считали себя философом
мы считали себя мудрецом
мы считали себя пророком
мы считали себя почти буддой
мы считали себя просветленным
мы стали вегетарианцем, ведь это же так духовно
мы стали им из-за страха наказания, из-за мистической боязни дурной кармы
но мы отрицали это и говорили, что это все из-за большой духовности
мы любили проповедовать свои идеи окружающим
окружающие отмахивались от нас
окружающие считали нас назойливой мухой
мы не понимали, что это позерство
мы не понимали, что это самоутверждение
мы не понимали, что это не духовность
мы читали философов, психологов еще на первых курсах универа
мы почти ни хрена не понимали, но с гордостью говорили другим, что читали такого вот-то
в универе мы любили говорить о том,кого мы читали и о его идеях
мы специально поступили на гуманитарный факультет чтобы самоутверждаться за счет того, что у нас получается лучше всего
нам говорили,что мы ходячая энциклопедия
нам это льстило
нам говорили, что мы очень начитанны
мы знали, что мы знаем больше других
мы намеренно это выпячивали
мы стремились распознать ошибку другого и вставить свое слово, исправить его
учась в универе, мы самоутверждались именно таким образом
окружающие из-за этого ненавидели нас
в итоге, мы оказались в изоляции
наше знание обернулось против нас же
но мы стремились подсказать менее знающему, думая, что улучшим положение
но это особо не помогало, они просто выползали за наш счет
мы не понимали, что стали книжным червем от одиночества, вызванного комплексами
например, мы запрещали себе познакомиться с девушкой
некоторые девушки открыто говорили нам, что хотят встречаться с нами, а мы до такой степени боялись чего-то, боялись что все это развод, боялись того, что она нас унизит
и вместо этого мы читали и читали, погружаясь в концепции
потом, вспоминая, сколько мы упустили, мы хотели повеситься, столько девушек, можно было бы не хило получить удовольствия
мы думали, ух если б сейчас - я б уж точно сделал все как надо, нам бы было хорошо вместе, и вот с этой, и вот с этой, и вон с той
но время упущено, поздняк метаться
а сейчас мы больны, устали, запустили себя
а сейчас мы в жопе и нужно из нее вылезать
мы понимали, что все концепции, которые служили нашему самоутверждению просто лажа
но раньше мы верили и служили идеям
мы не понимали, что это рабство
мы считали себя идейным
а других обывателями
мы поэтому лучше, а они хуже
у них вообще достоинств нет
а мы самые достойные
нам говорили что-то типа - " а ты один Дартаньян"
а мы соглашались, даже понимая что это шутка
а потом мы намеренно ушли от показного благородства, и решили опроститься
но мы понимали опрощение как ничего неделание, уже и читать не могли.
мы читали Кастанеду и нам нравилась идея неделания
мы не понимали суть этого понятия и решили, что сидение за компом и просмотр видюшек-игрушек тоже сойдет за неделание
мы считали, что нам можно многое, ведь мы понимаем
а другом нельзя, ведь он обыватель
мы считали другого глупым и тупым априрно, по умолчанию, ведь это же масса. социум, толпа, а мы мыслящий субъект
вот если бы они говорили об идеях, тогда бы они были достойными, но все равно мы достойнее, по умолчанию, это не обсуждается
а уж если нас критиковали, так мы вообще разражались потоком гневных доказательств, ловко и искусно ментально убивали человека, доказывая, что он гавно
в этом мы упражнялись на своей девушке
а потом удивлялись, что она нас не любит и изменяет
это служило лишним доказательством того, что другие люди гавно. ведь если даже та, ради которой и для которой мы....так поступает, то что ждать от других
мы и в женщинах разочаровались, хотя ну очень любили наслаждаться видом девушек, а тем более ласкать их.
но мы же идейный, духовный - смотреть недостойно, ласкать не достойно, а уж половой акт это вообще
мы считали, что половой акт возможен, если человек очень близкий и есть глубокая кармическая связь
и если подтверждения тому были, тогда мы позволяли себе расслабиться и отдаться
мы были очень чувствительны, были кинестетом, поэтому нам было очень тяжело отказаться от ласк и понять, что это ж навсегда
даже самая великая идея не могла отменить того факта, что прикосновения и ласки невероятно приятны
но мы пытались себе запретить, йогу это не положено, можно накармовать, нужен близкий человек и только тогда...и тому подобный бред
мы не понимали, что идем против своей природы, то мы просто закрываемся, боимся
мы не понимали, что наши идеи губительны, а мы просто фанатик
мы не понимали, что мы просто воюем сами с собой
мы не понимали, что общение с людьми, девушкой - та тонкая ниточка, которая еще поддерживала нашу уходящую в небытие жизнь
мы не понимали, что мы почти морально себя уничтожили
мы не принимали своих страхов и комплексов
мы не принимали своих физических несовершенств
мы не принимали нелепых случаев, происходивших с нами когда-то
мы не принимали несчастное прошлое и бесславное настоящее
мы почти ушли, нас почти не было и только виртуальная реальность давала нам ощущение жизни
мы полностью ушли в иллюзии
но потом мы прозрели и решили измениться
мы снова начали играть в героя, но уже в реальности
мы не допускали позора
мы готовы были сражаться до последней капли крови, до изнеможения, пока у нас были силы
мы хотели изменить ситуацию в свою пользу
но мы были дезориентированы и не знали что нам делать
мы читали об эгрегорах
мы понимали, что мы служим эгрегорам
мы обработали эгрегоры и думали, что мы освободимся
мы прорабатывались до изнеможения, доводя себя и так истощенного до еще более полного изнеможения
мы не видели выхода из сложившейся ситуации
мы искали выход в изоляционизме
мы искали выход в затворничестве
мы отгородили себя каменной стеной ото всех, и выкопали ров в придачу
мы никого не пропускали в свою жизнь
мы скрывали от себя, что это только потому, что мы реально ничего не можем дать и боимся, что нам причинят боль
но вместо этого мы приписывали себе несуществующие достоинства и возводили себя на пьедестал
мы боялись узнать свою истинную природу
мы думали, что мы знаем свою истинную природу
наша истинная природа была не такая благостная, как мы себе представляли
мы прорабатывались не для того, чтобы обработать, а чтобы повесить себе новую медаль к жирному списку иллюзорных наград
мы не хотели, не могли, не желали принимать реальные условия, мы считали их абсурдными, гадкими, мерзкии
мы не понимали. как обыватели живут в таких мерзких условиях, видимо они сами мерзкие и толстокожие
да если бы они знали как они живут, вот если бы вдруг узнали, то давно бы вскрылись уже
а мы такие сильные, такие героистые, мы понимаем так много и еще астрально воюем с этим, конфротнируем, не даем впихнуть себя в систему тотального рабского потребления
мы отвергали реальный мир и реальных людей
мы отвергали современность
мы строили страшные планы грядущего будущего и хотели его изменить в одиночку
мы понимали, что не сможем его изменить и нам очень хотелось выпилиться
но выпилиться мы себя не позволяли и приходилось кое-как доживать до завтра и так долгие месяцы без шансов что-то измениь
мы думали, что мы не сможем изменить ничего в своей жизни, ведь внешние обстоятельства соданы не нами, они априори против нас
вообще все против нас
наша девушка против нас
наши родители против нас
они все в сговоре
они только ждут момента, чтобы ударить нас в спину
а в остальное время берут нас измором
нам было некуда бежать, не к кому обращаться
они все были против, эти твари, ну пусть только попробуют
мы говорили, что терять нам нечего и бравировали этим
мы были готовы умереть в любую секунду, но хотели взорвать, расстрелять, убить как можно больше обывателей
мы представляли себе, как мы героически закладывали бомбы, как начинали перестрелку со спецназом, как мы героически оборонялись и погибали в неравной борьбе с режимом потреблятства
мы знали, что это аморально, но мы плевали на мораль, мы сами хотели для всех ее установить
наша мораль самая правильная
а у других нет своей морали, только обывательские принципы как приспособиться, только скотское животное выживание
мы не хотели так жить как они
но мы не знали как по-другому
мы терпеть не могли, когда обыватели пытались нас учить
ух суки и сволочи, тупые как скоты, что они вообще понимать могут
мы грубо разговаривали с ними и даже не замечали
мы вообще окружающих за людей не считали
мы не знали почему так и почему каждый встреченный нами человек после мимолетной оценки глазами обретал для себя унизительный ярлык, который мы мастерски на него вешали
наша ненависть была тотальной, разъедающей и въедливой и мы не могли от нее избавиться
мы понимали, что это ненормально, но ничего не могли сделать
с каждым годом мы все дальше отходили от общества и не могли прекратить этот процесс
мы начинали потихоньку сходить с ума, но сумасшествие было для нас лучшим выходом и более привычным, чем приятие
мы не понимали, как можно принимать такое гавно, нужно же быть полностью слепым
мы не понимали как можно человеку осознанному, видящему все общественные пороки принимать
мы выбирали между сражением и приятие
когда у нас были силы - мы сражались, когда не было просто тих проклинали
нам говорили, что это траты энергии, но мы не верили и считали это бредом шизиков, еще более поехавших чем мы сами
мы страдали сами от себя, ненавидели сами себя, нам нужны были максимально благостные, сука, образы, чтобы мы хоть немножко приняли себя без истерик и соплей
образы улетучились - и обнажилась старая ржавчина, мы были хуже, грязнее самого грязного обывателя, ничем не лучше, чем они, даже хуже
они хоть и добрые, но честные, а мы последние лгуны
мы вдруг поняли, почему нам по жизни так часто встречалась ложь и мы циклились на лжи, мы сами были последними лгунами
но мы на своей лжи не зарабатывали, а другие зарабатывали и поэтому они суки бляди, а мы благородные, пусть и нищие, пусть и в дерьме, но зато мы понимаем, что мы в дерьме, а они нет
мы не хотели зарабатывать на лжи
мы видели вокруг одну ложь
мы считали себя самым честным человеком на свете
мы понимали, что у нас самих серьезные проблемы, но ничего не могли сделать - мы не видели корней
мы хотели решить свои проблемы у себя в голове и наконец-то освободиться от навязчивы сравнений себя с другими и поливания их и себя дерьмом, но не могли
мы видели в других только дерьмо
мы видели в себе только дерьмо
нас тошнило от этого дерьма
мы были по уши в дерьме
мы быстро уставали от людей
мы не хотели выходить на улицу
мы выходили на улицу, но некомфортно себя там чувствовали
нам иногда было хорошо на улице, но потом все начиналось снова
а на работе был вообще лютый шиздец, нас так колбасило
мы не хотели ничего делать для общества
нам не нравилось ничего делать для него
мы считали любые действия для других ненужными и вредными
зарабатывая деньги для себя мы делали что-то для других и это что-то нам было не нужно, мы просто продавали свое время
мы не хотели продавать его по такой низкой цене, но другой не было
мы хотели делать что-то для себя, но не знали, что нам нужно
нас бросало из стороны в сторону, мы были крайне нестабильны во взглядах, вкусах, настроении
наше отношение к миру менялось в зависимости от настроения
если настроение было нормальное, то и окружающий мир воспринимался как нормальный, каким бы он ни был
а когда настроение было хреновое, то нам было хреново и мир был хреновым
наши взгляды и идеалы тоже зависели от нашего состояния
но в любом случае мы всегда оправдывали себя и всех собак скидывали на окружающих
мы придирались даже к мелочам
но когда к нам было такое же отношение, то мы негодовали и кричали - "караул, двойные стандарты"
но мы в упор не видели, что вели себя также
мы притянули в свою жизнь социопата и мизантропа
мы могли сблизиться только с социопатами
другие люди казались нам неглубокими и поверхностными
а социопаты, мизантропы и прочие - эти еще ничего, они хоть понять могут всю ситуацию
мы притягивали в свою жизнь гавно
мы поливали всех подряд гавном
изоляционизм потерял свою актуальность, но что-то другое было для нас неприемлемо
мы читали об одиночестве в современном обществе
мы считали, что в современном порочном и деградирующем обществе одиночество - это норма
мы не хотели видеть деградацию
мы кругом видели деградацию
мы хотели уничтожить все живое
мы хотели уничтожить все чуждое
мы хотели убивать людей
мы хотели держать оборону
мы не хотели приспосабливаться, прогибаться, делать что-то для кого-то
мы считали, что так мы потеряем себя
мы понимали, что миру, окружающим нужно что-то от нас
а мы нужны только как батарейка, как средство для удовлетворения чьих-то надуманных и чуждых нам потребностей
мы понимали, что результаты нашего труда для ненавистных других обернуться против нас, ведь мы будем делать сильнее то, против чего мы боремся
мы будем получать копейки, а эти бляди ходить по спа салонам и выгуливать своих перекрашенных проституток по магазинам и салонам красоты, поднимая их ЧСВ бесконечным потребляться
мы сами себя ограничиваем, причем осознанно, а чтобы выжить идем против СВОИХ взглядов работая на тех, кто занимается чуждыми, вредными, порочными вещами, деградирует
мы не хотели быть рабом дегенератов
мы думали, лучше сдохнуть, чем быть рабом дегенератов
мы представляли как мы убиваем этих коммерсантских сук, как рубим на куски их псов, как расстреливаем этих подонков
мы находились на пике эмоций в этот момент, ненависть и гнев захлестывали нас
мы были переполнены энергии
мы часто представляли эти картины и прокручивали подобные диалоги
наш вд постоянно пульсировал мыслями, чрезвычайно заряженными агрессией по отношению к окружающим
мы хотели сохранить лицо, быть честным воином и сражаться за свою честь
мы презирали торговцев
мы хотели убивать торговцев
мы считали этих скотов исчадием ада, хитрецами, купившими весь мир
но они не отмоются, их грязь засосет их, мы будем орудием возмездия
мы читали о возмездии
мы говорили о возмездии
мы олицетворяли собой возмездие
мы хотели быть воином света
мы хотели сражаться за все хорошее против всего плохого
ложь это плохо, а коммерция вся построена на скрытой или откровенной лжи
эта порочная система современности, мы уничтожим ее в одиночку
коммерция - дрянь, достойный человек никогда обманывать не будет
нам еще в детстве говорили,, что обманывать плохо
правда, в подростковом возрасте мы сами врали, ну это чтобы сохранить себя
мы хотели выйти из системы
мы не смиренный монах, мы воин, и мы будем сражаться с этим дерьмом, мы будем драться за свободу, честь и совесть
мы хотели драться за свободу честь и совесть
у нас было свое понимание свободы чести и совести
понимание других ложное, только мы можем определить для себя как нам действовать и как взаимодействовать с другими
мы хотели взаимодействовать с другими по своим правилам
ведь главный субъект взаимодействия это мы, а значит и главные принципы наши
и пусть мы живем иллюзиями, но это НАШИ иллюзии
а значит мы в праве делать все, что нам захочется и думать так, как нам захочется
мы понимали, что ведя себя подобным образом, мы можем подвергнуться неоправданному, ненужному риску
и поэтому мы предпочитали часто молчать, но все же иногда, доходя до пика, не выдерживали
мы понимаем, что можем не выдержать на работе и уходили, понимая, что нет смысла высказать это все работодателю
мы не хотели быть пешкой
мы не хотели быть исполнителем
мы не хотели быть марионеткой
мы не хотели быть блядью продажной
мы срать хотели на законы этого мира
мы считали законы этого мира абсурдными
мы считали законы этого мира тупыми
мы считали законы этого мира проститутскими
мы не хотели принимать законы этого мира
мы хотели продолжать быть асоциальными
мы думали, что одиночество лучше, чем такая фальшивая жизнь против себя
да и смерть тоже лучше, чем такая псевдо жизнь, чем такое вымученное дерьмо
мы понимали, что находясь в таком состоянии хрен мы что можем сделать
и поэтому мы предпочитали ничего не делать
мы почти всегда были в этом состоянии 
+5
02:47
892
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...