О наболевшем

Аспекты
Время чтения:
25 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
• МЫ были сексуально неудовлетворены
• МЫ искали мужчину с сильным сексуальным темпераментом
• МЫ хотели самца с сильными сексуальными задатками и любящей душой
• В то же время МЫ уже не хотели никакой любви – дайте секса
• Никакого секса эти козлы нам не давали
• Нам попадались несчастные импотенты с больной душой
• Они цеплялись за нашу юбку и смотрели на нас плачущими глазами
• МЫ презирали мужскую половую слабость
• МЫ чувствовали полное безразличие к тем, кто не мог нас нормально трахнуть, впрочем, немного презирали их
• МЫ не понимали, как можно быть такими неопытными и никакими в их возрасте, да еще и будучи мужчиной
• МЫ жалели мужчин за то, что их половая физиология иногда сильно их подводит и не поддается особому влиянию
• МЫ сочувствовали мужчинам, не способным на то, чего нам хотелось, считая их слабаками
• МЫ мечтали о мужчине, который будет хорошо трахать нас и ни о чем не спрашивать
• МЫ сами не могли понять, как МЫ с таким ясным пониманием своих запросов и желаний до сих пор их еще не нашли!!!
• Иногда МЫ мечтали о мужчине, который будет хорошо трахать нас и любить
• Нам не нужна была любовь мужчины, МЫ хотели лишь ощущать его нежность и принятие во время секса – это было все, что нам, по сути, нужно
• МЫ не хотели никаких замужеств – МЫ считали тех, кто ищет жену, старомодными и скучными
• МЫ хотели легких, приятных и ни к чему не обязывающих отношений, желательно конфиденциальных
• На нас давили и мешали создать такие отношения мораль и стыд
• Как назло нам попадались мужчины, желающие на нас жениться, МЫ сразу остывали и разочаровывались, как только слышали такие разговоры
• МЫ начинали вести себя, как мужчина
• МЫ хотели преимущественно, а, возможно, и только секса
• Нам не надо было никаких детей и кастрюль
• Мужчины, которые встречались нам, вели себя, наборот, как плакучие женщины – хотели семей, детей и долгих отношений……
• МЫ были согласны на семью только при условии хорошего секса
• Можно сказать, МЫ были просто согласны терпеть семейную жизнь ради хорошего секса, если его можно будет получить только в таких условиях
• Мужчина нам был нужен практически для двух вещей – секса и понимания (желательно, но ладно, не самое главное)
• МЫ намеревались проверить, каков мужчина в постели на первом-втором свидании
• Эти нюни начинали говорить о необходимости уверенности в перспективе отношений – то есть секса мне сразу не видать)
• МЫ были в ярости!
• МЫ злились и посылали в жопу такого мужика – это точно импотент, желающий затянуть меня в петельку, пока я не ускакала
• МЫ отказывались от такой перспективы и ставили ненавязчивый ультиматум – переспать, иначе ни о каких отношениях МЫ даже думать не будем
• Нас посещали догадки о том, что у мужчины там проблемы или просто испугался
• МЫ пытались его успокоить, но он уже все равно был на стреме
• МЫ-таки запугивали мужчину и у него после первой неудачи следовала их череда, после чего МЫ грамотно и тихо сворачивали шатер любви – «не судьба»..
• МЫ постепенно начинали понимать, что уничтожаем мужчин как мужчин, МЫ кастрировали их
• МЫ оценивали мужчин с точки зрения их сексуальных возможностей (даже на финансовые нам было побоку)
• МЫ подумывали о том, что у нас или постоянный недо*б или МЫ просто нимфоманка
• Но все же приходили к выводу, что это органичное сочетание первого с …пусть это будет сильный сексуальный темперамент
• МЫ поняли, что мужчины обожают подчиняться женщинам. Да, обожают.
• МЫ фантазировали о своем начальнике, думая – да все вы такие) ты со мной такой герой, а как до дела…тоже наверное с радостью «встанешь на колени»)
• МЫ знали, что МЫ прекрасная хозяйка, живя самостоятельно одни
• МЫ не хотели приводить никакого постоянного «гостя» в свою квартиру
• Если он в ней задерживался чуть дольше положенного, МЫ неосознанно, а иногда осознанно его из нее вытуривали

• Мы повсюду слышали мечтанья-вожделения мужчин о нимфоманках и страдания о женах с вечно болящей головой
• Мужчины, узнавая о нашем темпераменте, говорили нам, что мы «просто бриллиант»
• Мы злились, что этот бриллиант почему-то блять так и сидит без секса
• Мы начинали думать, что мужчины просто треплют языком, говоря о своей сексуальной силе, а на самом деле там не было и половины из того, что преподносилось
• Мы злились из-за того, что женщины, которым секс почти не нужен, живут с мужчинами, которым он нужен каждый день и много
• Мы почти плакали от горрррряяя, ну что за вселенская несправедливость?
• Нам было смешно, когда мужчина трепался, как он силен и изыскан в сексе, а когда узнавал о наших запросах, сбегал в кусты, прикрывая перёд трусами!
• Мы начинали сомневаться в том, что наши запросы реальны и что такие мужчины, которых мы ищем, существуют в достаточном количестве
• Мужчины начинали убеждать нас, что таких, как мы ищем и хотим, вообще нет – несчастные
• Мы не хотели уничтожать их и говорить им, что есть, есть, но ты таким никогда не будешь
• Когда мы говорили им, что такие у нас были, они от обиды и унижения пытались уколоть нас тем, что те мужчины сейчас не с нами
• В нас поднималась злость на них от смешанных чувств: они никак не могли понять, что мы не ищем мужа, они лезли в чужую интимную территорию, не зная, в чем были причины расставания
• Мы мгновенно переставали их жалеть и кидали в них весомым куском дерьма в ответ. Раз так – получай фашист гранату.
• Мы презирали мужчин со слабой потенцией и иногда «размером» - мы давно приметили, что их отличительной чертой является малодушие и гавнистость
• Еще мы знали, что такие мужчины – ужасные, ужасные ревнивцы, ведь они прекрасно знают свои слабые места и боятся, что их заменят лучшими
• Когда они начинали озвучивать свои мерзкие подозрения на каждом шагу, мы безжалостно вышвыривали их из своей жизни, дабы не отравлять свое существование этим абсурдом
• Мужчины говорили, что боятся нашего своеволия
• Мужчины считали нас властной, хоть и милой
• Мужчины хотели, чтобы мы были послушной и податливой
• Мы говорили им, что возможно мы и станем такими, но когда будем удовлетворены
• Мы не понимали, с какого хрена мы должны слушаться и организовывать свою жизнь согласно его решениям
• Мы искали мужчину с убеждениями, похожими на наши, способного на равноправное взаимодействие с предоставлением друг другу свободы – мы чувствовали, что как раз с таким мужчиной мы и останемся надолго
• Попытки мужчин сразу удержать нас под каким-то контролем казались нам смешными и немного злили нас – мы считали их какими-то отсталыми, даже не понимающими собственной клиники и неправоты
• Когда мы пытались объяснить им, что имеем право на личное пространство и свободу выбора, они делали круглые окуевшие глаза, словно впервые в жизни слыша эти слова
• В душе мы смеялись с них, в то же время удивляясь их наглости и надеждам подмять нас под себя

• Внешне мы ничем не выдавали своих желаний и «поискового запроса»
• Мы думали, что люди, знающие нас, наверное, окуели бы, узнав, что все это написали мы
• Знакомые люди считали нас милой девушкой, воспитанной на строгих традициях, подразумевающих моногамию и постоянство
• На таких традициях нас и воспитали, не принимая в расчет наших желаний
• Мы были и не против постоянства с моногамией, но на определенных условиях
• Для того, чтобы узнать, будут ли эти «условия», нам было необходимо пробовать, а это исключало одного-единственного и сразу
• В нас боролись желание отыскать подходящего сексуального партнера и стыд,
страх, моральные предубеждения, впитанные в семье
• Мы были интеллектуальной и неглупой, что почему-то многими расценивалось, как семейность и скромность в сексуальных аппетитах
• Мужчины не могли поверить в то, что мы так отличаемся на самом деле от их первоначальных предположений о нас
• Мы предлагали мужчине взаимодействие на основе получения сексуального удовольствия, которое может привести к постоянным и возможно уже пусть даже семейным отношениям, но они отказывались
• Они объясняли это тем, что рано или поздно мы их все равно кинем
• Мы начинали вести себя как мужчина, уговаривая мужчину на такой шаг и обещая ему постоянство, прямо как мальчик девочку
• Мы делали вывод, что он просто непроходимо зависим, боится одиночества или знает наверняка, что не потянет
• Отсутствие мужских комментариев под этим протоколом мы также расценивали, как то, что они окуевают и тихо молчат, понимая, что и они такие же, как те мужчины

• Мы прикрывались разговорами о совместной жизни и любви для того, чтобы заниматься сексом регулярно и «как следует»
• Мы врали мужчинам, что любим их, не осознавая этого, но понимая потом
• Мы врали мужчинам, что любим их, чтобы заниматься с ними сексом
• Мы стыдились признаться им, что нам нужен секс, а не семья
• Мы не врали мужчинам, испытывавшим к нам теплые душевные чувства и, возможно, любившим нас, говоря честно, что не любим их, одновременно презирая их за то, что даже слыша это, они готовы остаться и остаются с нами

• Мужчины, узнавая о наших запросах и желаниях, были удивлены и мягко отстранялись
• Мы делали вывод, что нас сочли шлюхой или мы реально монстры
• Мы удивлялись – что ужасного и нереального в наших желаниях? Неужели на самом деле все так печально и я многого прошу?
• Мы боялись, что нас попросту сочтут шлюхой
• мы могли подолгу обходиться без секса с мужчиной, предпочитая самоудовлетворение сексу с кем попало
• мы не хотели заниматься сексом с кем попало – это внушало нам страх и отвращение, отторжение и неприязнь
• мы боялись, что те же чувства могут возникнуть и у мужчины, узнавшего о нашей позиции
• мужчины, узнавая о наших истинных желаниях и позиции, оскорблялись и предлагали найти для нас мужика для секса
• мы оскорблялись и расстраивались – ведь мы хотели именно его, иначе и не раскручивали бы эту тему, зачем он предлагает нам кого-то
• мы расстраивались, что мужчины неправильно и превратно понимали нас
• мы удивлялись, что мужчин может оскорблять такой подход
• мы всегда думали, что именно этого им и хочется, и удивлялись, когда видели иную реакцию, мы уже ничего не понимали
• мы заводили левую анкету на сайте знакомств для целенаправленного поиска и общения без обиняков, но мужчины, которые реагировали на нее, внушали нам смесь отвращения и страха – страха грязи, мерзости, жестокости, заразы и еще бог знает чего
• мы чувствовали, что никогда не сможем и не захотим опускаться на дно грязи и разврата, предлагая и раздавая себя
• мы хотели «чистого» мужчину, ведь и сами не были грязными
• мужчины, удовлетворявшие нас в постели, оставляли в нас самые глубокие воспоминания и след – мы любили их
• наша любовь зависела от сексуального удовлетворения
• мы не могли любить слабого мужчину – а мужчина со слабой потенцией считался нами слабым
• даже если мы не испытывали оргазма, мы все равно были удовлетворены – мы наслаждались процессом
• нам нравился процесс и факт секса
• мы получали наслаждение от ощущения принятия нас мужчиной на таком глубинном и интимном уровне, от чувствования его нежности к нам в этот момент, даже если это не сопровождалось физической нежностью
• мы получали наслаждение от слияния с мужчиной и впитывания в себя мужских энергий
• мы испытывали сильную нежность к мужчине, хорошо занимающемуся сексом, путь к нашему сердцу лежал через секс
• наше сердце открывалось навстречу мужчине во время секса
• во время секса наши тело и душа сливались воедино, как мужчина с женщиной
• Мы не давали шансов на «исправление» мужчинам, терпевшим неудачи в сексе с нами
• Мы боялись, что так же когда-нибудь поступят и с нами
• Мы боялись, что нас так же отвергнут из-за физиологической неспособности на что-то
• У нас плохо получалось скрывать свое разочарование от мужской неудачи, хоть мы и пытались сделать это из моральных соображений и чисто человеческого понимания и сочувствия
• Мужчины чувствовали наше разочарование и теряли вообще хоть какую-то способность на нормальный секс
• В итоге наша досада и злость на них доходила до края и мы выставляли их за дверь
• Мы были очень чувствительны к отказу нам в сексе
• Мы реагировали обидой, если мужчина отказывался от секса, говоря, что сегодня устал
• Для нас отказ в сексе был почти оскорблением и ударом по нашему женскому естеству

• Нам попадались неопытные мужчины, которых нам приходилось учить даже элементарным азам
• Мы были согласны даже на неопытного и неумелого – лишь бы желающего и могущего
• Нам попадались мужчины, у которых ничего (или слабо) не получалось без применения «подручных» средств или всевозможных ухищрений
• Эти мужчины, в начале обсуждения темы секса, преподносили это как свою изысканность и любовь к креативу
• Позже мы понимали, что это не любовь к творчеству – это банальная невозможность поднять свой половой орган без дебильных ухищрений
• Мы с разочарованием понимали, что нас просто хотели нае*ть, но странно, что рассчитывали на то, что я этого сразу не пойму
• Мы начинали с опаской относиться к мужчинам, расписывающим свои креативные изыски, подозревая, что без последних у них просто не стоИт
• После нескольких неудач мужчины просили нас дать им еще один шанс, но мы отказывались, говоря, что у них ничего не получится

• Даже натертые половые органы не останавливали нас от желания секса и стремления к нему
• Мы расстраивались, когда наш партнер говорил, что у него уже все натерто и нужно подождать
• Мы с нетерпением ждали, когда будет можно
• Мы боялись, что наш партнер скажет, что для него это уже слишком много
• Мы боялись, что наш партнер свалит от нас из-за усталости от секса с нами
• Мы боялись, что случится что-то, что может помешать сексу
• Мы с нетерпением ожидали возможности заняться сексом
• Мы собирались посмотреть фильм с партнером и уже заранее знали, что ни он, ни я его не посмотрим
• Мы молчали о том, что не дадим ему его посмотреть
• Мы не хотели заранее говорить партнеру, что все равно, какой фильм – ты его не посмотришь)
• Мы ложились в постель с партнером и ждали, когда он начнет к нам приставать
• Наши партнеры привыкли к нашей инициативе и прекратили ее проявлять
• Нашим партнерам нравилась наша инициатива
• Наши партнеры пугались нашей частой инициативы и сами ее лишний раз не проявляли, чтобы сэкономить свои силы
• Наши партнеры втихаря тащились от нашей инициативы и делали вид, что равнодушны к ней, физиологически выдавая свое неравнодушие
• Нашим партнерам нравилось чувствовать, что их хотят, и секс с ними так мной ценится
• Мы расстраивались, если у нас начинались гинекологические проблемы и неудобства – это означало необходимость воздерживаться от секса несколько дней, когда партнер рядом
• Для нас это было невыносимым издевательством
• Мы готовы были заниматься сексом даже несмотря на них, применяя какие-то обходные пути и способы
• Наш партнер говорил про какую-то женщину, что она вые*ала мужика, и мы с опаской думали, что он может так же думать и по поводу нас с ним
• Нам нравилось ощущать власть мужчины над нами во время секса
• Нам нравилось чувствовать крепкую мужскую силу во время секса и осознавать, что мы – лишь слабая женщина, а мужчина – вот он!..
• Нашим партнерам нравилась наша озабоченность
• Нашим партнерам было приятно, что их так желают
• Нашим партнерам нравилось чувствовать себя самцами, которых так хотят
• Нам говорили, что « ну нельзя же всю жизнь прожить в таком ритме» - мы не хотели этого слышать
• Мы ужасно расстраивались, когда происходило что-то, что мешало полноценному сексу – мы придумывали альтернативы и уговаривали партнера
• Наш партнер соглашался
• Наш партнер говорил, что не нужно, и мы расстраивались/нам было стыдно
• Нам было стыдно и мы чувствовали себя «больной», ненормальной, извращенкой и еще кем-угодно
• Мы оскорблялись
• Мы уязвлялись и ждали, когда он сам начнет предлагать нам
• Мы ждали, когда партнер сам начнет проявлять инициативу и с радостью соглашались
• Мы пытались выдержать необходимый срок, чтобы партнер сам соскучился по сексу и стал его просить, намереваясь отказать ему, когда он его попросит, но отказаться не могли
• Несмотря на желание «проучить» партнера мы так и не могли отказаться от секса
• Мы немного злились на свое «слабоволие» и что так быстро согласились
• Мы психовали на партнера, когда он делал вид, что не хочет секса, но давал нам возможность проявлять инициативу в нем
• Мы психовали, что он набивает себе цену и делает вид, что секс нужен только мне, а он делает нам большое одолжение
• Мы делали все для того, чтобы партнеру секс понравился, – лишь бы он каждый раз на него соглашался
• Мы чувствовали себя ненормальной и пугающей мужчин
• Мы были благодарны мужчине за секс
• Мы слышали от мужчин, что есть женщины еще похлеще мужчин по сексуальным аппетитам, и ощущали, что они говорят это с оттенком опаски и «ну его на»

• Факт секса с партнером означал для нас обладание им
• Мы хотели обладать своим партнером безгранично
• Своим желанием бесконечного секса мы выдавали свое желание безграничного обладания и власти над партнером
• Таким образом мы противоречили заявляемой нами позиции о «свободных и равноправных отношениях» на основе секса
• Мы точь-в-точь повторяли линию поведения своих партнеров, отзеркаливая их страх остаться одним
• Мы стремились к сексу из-за желания слияния и близости с партнером, что наводило нас на мысль об аддикционных мотивах нашего повышенного либидо
• Мы были такими же зависимыми, как наши «несчастные» партнеры, но проявляли это по-другому
• Мы так же боялись одиночества, как и они, стремясь к единению в сексе
• Мы желали постоянного физического контакта с нашим партнером
• Наша любовь к оральному сексу в активной роли ассоциировалась у нас с мыслью о той же склонности к зависимости, связанной с «оральным» жизненным периодом, психотипом и прочим
• Мы хотели безгранично принадлежать своему партнеру и отдаваться в его власть
• Мы достигали этих целей во время секса
• Мы наслаждались властным поведением мужчины во время секса
• Нам нравилось ощущать, как мужчина «покоряет» нас


==========
• Нам была присуща амбивалентность в наших желаниях – они были противоречивыми
• Мы обожали и ненавидели своего отца
• Наш «сексуально сильный» отец был для нас идеалом мужчины
• Мы иногда фантазировали, каков был бы наш с ним секс, и представляли, как упадем в бездну наслаждения от ощущения бесконечной нежности, которую нам подарит отец, его всеохватывающего принятия и любви, сочетающихся с его темпераментностью и опытностью
• Эти мысли очень будоражили наше воображение
• Наш отец казался нам мечтой женщин – нежным и умелым самцом, обожающим женское естество и природу
• Мы нежно любили своего отца и одновременно испытывали смешанные чувства легкой опаски и неприязни от своих же мыслей о сексе с ним
• Нам иногда казалось, что в нашем детстве он мог пользоваться нашим возрастом и несознательностью, осуществляя какие-то сексуально окрашенные действия в отношении нас
• Иногда же на нас накатывало сильное чувство вины за эти мысли и за возможную клевету на отца
• В мужчинах с сильным сексуальным темпераментом мы искали собственного отца
• Мы хотели исполнить свою детскую мечту – быть женщиной своего отца, владеть им единолично, не деля с матерью и быть для него первой
• Мы выбирали из толпы мужчин именно тех, кто внешне был похож на нашего отца – невысоких, крепких, приземленных, с похожими чертами лица
• Именно эти мужчины вызывали в нас наибольшее желание, мы могли испытывать оргазм с ними даже при отсутствии особых стараний или способностей с их стороны
• Нашим особым «фетишем» была растительность на теле мужчины, мы не могли хотеть мужчину, у которого на груди, животе или руках не растут волосы – это означало для нас слабость их темперамента и женоподобность. Кроме того, "растительность" означала для нас "взрослость" и зрелость мужчины, что очень возбуждало нас.
• Часы на мужской руке оказывали на нас особое возбуждающее действие – финансовый аспект был здесь абсолютно ни при чем, видимо, этот аксессуар каким-то образом фиксировал наше сознание на том, что наше тело исследует именно мужская рука и почему-то наводило на еще больше возбуждающие нас мысли о запретности этого факта
• Нам нравились мужчины с темным цветом волос – светловолосые мужчины почти не воспринимались нами, как потенциальные сексуальные партнеры

• Мужской половой орган мы подсознательно воспринимали как источник жизни
• Поэтому мы тянулись к нему, держались за него, брали в рот – в общем, захватывали
• Этим мы проявляли свои неудовлетворенные потребности во время орального жизненного периода
• Мы подсознательно желали захватить партнера путем описанного «захвата»
• Мы хотели поддерживать постоянный зрительный контакт с половым органом партнера во время секса, а в идеале – все время держать его в руках
• На нас накатывало счастье в момент, когда он там оказывался
• Мы очень дорожили мужским половым органом и тем, что он может для нас сделать
• Мы обожали мужской половой орган и были благодарны мужчине за него
• Мы больше любили член мужчины, чем его самого
• мы испытывали необъяснимую нежность и любовь к мужскому члену, даже наверное, больше, чем к самому мужчине
• мы были относительно равнодушны к куннилингусу, нас больше возбуждал минет
• минет означал для нас полное принятие мужчины, его естества, природы, желание окружить его нежностью и любовью
• мы ревновали мужчину, когда он смотрел порно, хоть оно нас и возбуждало
• мы не помнили, чтобы когда-то отказывались от секса со своим мужчиной
• несвоих(тех, которых выбрали не мы) мужчин мы всегда железно отсылали
• даже те мужчины, которых мы «отсылали», не верили, что мы действительно не хотим секса
• мужчины видели по нашим глазам и чувствовали, что мы хотим и давно
• мы нашли «парня для секса», но в глубине души боялись, что начнем прикипать к нему и привязываться
• мы боялись начинать такой проект
• телесный контакт с мужчиной не был для нас просто трахом, он сопровождался целой феерией необъяснимо приятных чувств, ДУШЕВНЫХ чувств
• мы все время хотели касаться своего партнера
• касание к своему партнеру давало нам ощущение сильнейшей теплоты и нежности к нему, почти любви, даже если мы его и не любили-то
• наша мать с презрением и насмешкой говорила о некоторых женщинах, что они «держатся за мужские штаны», «держатся за ширинку», подразумевая, что они остаются со своими мужчинами из-за желания секса
• нам были очень неприятны эти высказывания и почему-то становилось стыдно
• мы не хотели презирать или ненавидеть мужчин, как она
• когда мужчина мастурбировал нам, мы хотели держать его руку, возможно, дополнительно и точно фиксируя таким образом в своем сознании реальность происходящего факта, или желая контролировать процесс - быть уверенной, что это не закончится
• мы не могли объяснить этот факт, но это было обязательным условием с ошеломительным эффектом
• нас возбуждали противоречивые вещи: «секс с незнакомцем» и «секс с родным мужчиной»
• слова о родстве и близости от мужчины по отношению к нам во время секса оказывали на нас сильнейшее воздействие
• нам хотелось то «секса без вопросов, лиц и обязательств», то секса, в котором нас называют родной
• мы хотели, чтобы нас «равзращали»
• мы хотели «развращать» сами более неопытных или молодых мужчин
• нам нравился сам процесс «развращения», с обеих сторон

==========
• Мы находили отличного парня для секса и начинали хотеть с ним чего-то большего, чем секс, но он был против этого
• Парень был намного младше нас и его это не устраивало в плане возможности отношений – он хотел одногодку
• Мы и оскорблялись этим, нам было обидно, и понимали его – мы так же отказывались от мужчин намного старше нас, представляя себе возможную перспективу дальнейших отношений с ними и сопутствующие их неизбежному старению негативные моменты
• Парень подчеркивал свою симпатию к нам, нашей внешности и качеству секса, но «отношений» с нами завязывать не собирался
• Нас это просто убивало
• Мы раздумывали и в конце концов решали – зачем лишать свое тело радостей? Ведь этот мальчик подарит нам много удовольствия
• Мы и называли его мальчиком, «хорошим мальчиком», ему это нравилось
• От благодарности ему за хороший секс и его нежности мы готовы были стать для него ВСЕМ
• Мы готовы были окружить его максимальной нежностью, теплотой, лаской и заботой, на какие только были способны
• Мы искренне окружали его всем хорошим, что в нас только было
• Мы готовы были стать для него даже второй мамой
• Мы готовы были даже покровительствовать ему и занимать ведущую, активную роль в наших отношениях
• Впрочем такую роль мы и занимали, мы были инициатором и двигателем всего, что между нами происходило
• Нас вроде бы и обижала такая его позиция, так как в отношении других мужчин, постарше, мы были совсем другой – хоть и заботливой, но хотели и занимали ведомую роль (за исключением инициативы в сексе)))
• Но в то же время нас инициатива и не парила, главное – знать, что она нужна этому человеку, и он ее действительно ждет
• Мы подозревали, что к нам взывает нереализованный до сих пор материнский инстинкт, проявляющийся в сильной нежности и готовности покровительствовать этому парню, дать ему с лихвой ласки и любви, недоданной его матерью
• Мы были очень расстроены нежеланием парня завязывать отношения с нами, мы понимали его, но и так хотелось дать ему понять, что столько дать, сколько сможем дать ему сейчас мы, никто не сможет) мы чувствовали в себе огромное желание просто погрузить его в атмосферу наслаждения и тепла
• Мы чувствовали в себе много, очень много еще не отданного тепла, любви и ласки
• Нас перло от недоступности мужчины
• Этого парня перло от того же))))) подстава…….
• Нас все больше и больше злило поведение этого парня
• Мы ревновали его как 15-летняя тупая писька…(((
• Нам было стыдно, мы все понимали, но ничего поделать не могли – нам он нравился, мы хотели владеть им, единолично владеть, и ревновали
• Мы хотели сделать ему больно, причинить душевную боль
• Мы хотели подмять его под себя, заставить сделать то, что нам нужно
• Весь наш опыт «осознанности», «экологичности», «равноправных взаимодействий» и прочей доброй хуетени в этой ситуации отлетал от нас, как мокрая тряпка


• Нас бесили сообщения от других мужчин в то время, как мы ждали хоть одного письма от этого засранца
• Мы чуть не посылали в жопу этих мужчин за то, что они вызывают в нас такой всплеск разочарования)) «откуда ты взялся???? Иди в жопу! лучше бы тот написал!»
• Мы не хотели ничего слышать о «других», нам нужен был этот. Хоть умри.
• Мы вспоминали песню Патрисии Каас о «мужчинах, которые уходят» и видели себя на ее месте, будучи оттраханной самцом, который уйдет рано или поздно, напившись из твоей чаши, и любя другую
• Нам было горько осознавать печальность этой ситуации
• Мы не хотели чувствовать себя жертвой и пытались прекратить эти игрушечки
• Но в таком решении мы не видели правильного выхода – лишь путь для побега

• МЫ не понимали, что значит – любить себя
• МЫ сопротивлялись любви к себе
• МЫ считали себя недостойными любви
• МЫ несли на себе настолько огромный груз вины, что слова о любви к себе казались НАМ издевкой
• Слова «любовь к себе» казались НАМ чем-то абстрактным и непонятным, нереальным и искусственным
• Для НАС было естественнее не любить себя
• МЫ искренне не понимали, за что НАС любят
• МЫ не верили, что НАС любят
• МЫ думали, что те, кто НАС любят, любят НАС лишь потому что не знают НАС до конца и полностью
• МЫ несли в себе большое количество НАШИХ тайн, открывать которые нельзя было ни в коем случае, иначе НАС разлюбили бы даже те, кто любил НАС
• НАМ казалось, что НАС никто не любит
• МЫ не могли поверить в то, что НАС любят
• МЫ считали себя исчадьем ада, достойным лишь изгнания и нелюбви
• МЫ считали себя виновными во всех смертных грехах, какие только известны человечеству
• МЫ легко винили себя во всем, что попадалось под руку
• МЫ не знали, что такое любовь к себе
• НАМ никогда не говорили, что МЫ достойны любви
• От НАС всегда много требовалось
• МЫ привыкли зарабатывать любовь, заслуживать
• МЫ считали естественным заслуживать любовь
• МЫ привыкли к соперничеству в борьбе за любовь
• МЫ привыкли отвоевывать любовь, заявлять о своей претензии на нее
• МЫ не смирялись с той истиной, что любовь не отвоюешь и не выслужишь
• МЫ воевали за любовь со своей сестрой, МЫ привыкли к соперничеству с ней и всегда считали себя победительницей
• МЫ были железно уверены, что право на любовь – наше, если возникнет выбор между кем-то и НАМИ
• МЫ привыкли к вознесению НАС на пьедестал в детстве и не могли совместить этот факт с тем фактом, что те, кто возносил НАС, требовали от НАС невозможного и непосильного
• Так МЫ понимали, что за любовь нужно бороться и платить
• МЫ отрицали свое истинное Я, задвигали его в дальний угол своей души и памяти, но оно прорывалось, оно снилось НАМ в виде заброшенных зданий, квартир, комнат, покрытых паутиной, забытых и преданных
• МЫ просыпались после таких снов с чувством вины перед собой, МЫ понимали, что НАМ снились МЫ, преданные собой, брошенные и забытые
• МЫ помнили себя, настоящих, истинных, МЫ любили себя таких, но чувствовали невозможность и страх войти в эту ипостась
• НАМ казалось, что будучи собой истинными, НАС используют, обманут, изнасилуют
• МЫ боялись насилия над собой
• МЫ боялись физического насилия мужчин, МЫ прятали себя настоящую от них, чтобы они не знали наших болевых точек и не имели к НАМ доступа
• МЫ отрезали себя от мужчин, чтобы не допустить возможности причинения ими НАМ боли
• МЫ боялись мужчин физически, НАС преследовал необъяснимый страх убийства НАС мужчиной
• МЫ считали мужчин жестокими, циничными, теми, кто насилует и убивает
• МЫ помнили себя в детстве, открытыми к любви, ласковыми, податливыми, раскрытыми наизнанку, МЫ помнили свое ощущение счастья жизни по утрам, когда просыпались, когда мать будила НАС и гладила
• МЫ хотели вернуть это ощущение всепринятия, вселюбви, ласки, нежности и света
• МЫ ужасались тому, как МЫ изменились, как жизнь ожесточила и умертвила НАС
• МЫ тосковали по себе-ребенку, МЫ любили его, жалели, хотели обнять и согреть
• МЫ не могли простить своих отца и мать за их родительскую неидеальность, которая привела НАС, по нашему мнению, к нелюбви к себе
• МЫ помнили свой потенциал, который проявляли в детстве, еще не нахватавшись глюков и комплексов, и мечтали вернуть себе хотя бы часть из этого, МЫ понимали, что все это МЫ и есть, все это наше, НАМ казалось, что у НАС кто-то это нагло отобрал
• МЫ думали, что кому-то это было выгодно – отобрать у НАС уверенность в себе, в своих силах, значимости, и МЫ догадывались, зачем
• Наша мать говорила НАМ, что МЫ некрасивая, что МЫ никогда не должны никому говорить, что МЫ красивая, иначе с НАС посмеются
• МЫ слышали ее и в НАС закрадывалось ужасное чувство непонимания, МЫ не понимали, почему она НАМ это говорит, ведь это не так, да и зачем, если даже так
• МЫ не могли простить своей матери этих слов, хотя допускали мысль, что эти слова связаны больше с ней, чем с нами
• МЫ жалели свою мать в связи с тем, что догадывались, откуда и как у нее могло появиться желание говорить ей это НАМ
• МЫ пропускали мимо ушей все, что говорила НАМ наша мать, МЫ не верили ей
• МЫ считали, что наша мать НАМ завидует
• МЫ с ужасом думали о том, что наша мать завидует НАМ, как плохая подруга
• МЫ ненавидели свою мать, как завистливую подругу
• МЫ боялись рожать детей, потому что могла родиться дочь, с которой МЫ могли повторить тот же сценарий, что и наша мать с НАМИ
• МЫ ни за что на свете не хотели иметь дочь
• МЫ думали о том что у НАС могла бы родиться дочь, и чувствовали уже заранее отторжение к ней, соперничество
• МЫ не могли сосуществовать нормально рядом с женщинами
• МЫ могли чувствовать себя уютно только с мужчинами, они не были НАМ соперниками ни в чем
• Всех женщин МЫ считали завистливыми суками, даже если они это не осознают
• НАША мать никогда не признавала наших заслуг и достоинств, ей всегда казалось, что МЫ еще немного не дотягиваем до совершенства
• МЫ презирали свою мать за то, что ее строила ее мать даже в ее почтенном возрасте
• МЫ видели, как НАША мать боится своей матери даже когда ей уже 50 с лишним лет
• МЫ говорили своей матери о том, что это смешно и неправильно, но она начинала убеждать НАС в том, что на это есть причины, и стремилась закончить разговор
• В этом МЫ видели ее страх неподчинения НАС ей в будущем
• МЫ сопротивлялись влиянию своей матери на НАС, как могли
• НАШЕ сопротивление выливалось в НАШИ психосоматические болезни
• НАША болезнь была вызовом НАШЕЙ матери
• МЫ будто хотели ей сказать – «я тебе не подчиняюсь, ты не повлияешь на меня, я тебя не слушаюсь, попробуй сделать мне что-нибудь»
• МЫ получали удовольствие от реакции НАШЕЙ матери на НАШЕ неподчинение
• МЫ радовались тому, как наша мать отступала в бессилии, видя НАШУ решимость идти своей дорогой
• МЫ радовались своей победе над матерью
• НАША мать была нашим главным соперником и врагом
• Все женщины, которые встречались в НАШЕЙ жизни, так или иначе, отражали НАШУ мать
• МЫ боялись свою мать и в то же время перли ей навстречу, конфликтуя
• МЫ не представляли себе идеальных отношений со своей матерью
• НАША мать казалась НАМ безнадежно отсталой, чтобы понять НАС и ладить с НАМи
• МЫ видели поразительное сходство себя со своей матерью
• Ловя себя на этих мыслях, МЫ паниковали и бесились, МЫ отвергали такое будущее для себя
• МЫ ни за что на свете не хотели быть похожей на свою мать, и понимали, что именно так и будет, если МЫ будем продолжать в таком же духе
• МЫ понимали, что наша мать далеко не так плоха, как МЫ думаем, МЫ ощущали несправедливость своего отношения к ней
• Наша мать говорила НАМ – «у тебя характер еще похлеще, чем у бабушки..», а это означало, что МЫ вообще зверюга)))
• МЫ в душе соглашались с этим, зная свои амбициозные и властные задатки
• МЫ не соглашались с ней, считая себя нежной, чувственной, душевной и милой особой
• МЫ оправдывали свою мать в своих и в чужих глазах, подозревая у себя наличие «стокгольмского синдрома»
• МЫ не позволяли кому-то говорить о властности и амбициозности нашей матери, МЫ защищали ее как себя
• МЫ видели свое сходство с нашей матерью и не позволяли отзываться о ней плохо, даже родственникам
• В общении с матерью МЫ были подругами, сотрудницами, но лишь до тех пор, пока она не пробовала посягнуть на наше Я


• МЫ смеялись над теми, кто НАС любит
• МЫ глумились, издевались, высмеивали мужчин, которые говорили, что любят НАС
• МЫ получали садистское наслаждение от того, что разрушали их «светлые мечты»
• МЫ мстили за то, что когда-то так же разрушили НАШИ
• МЫ разочаровались в «любви», в чувственной составляющей отношений между мужчиной и женщиной
• Чувства стали казаться нам тем, что ослабляет НАС, делает НАС уязвимыми, жалкими, слабыми, достойными жалости
• МЫ снисходительно жалели тех, кого угораздило испытывать к нам какие-то чувства
• МЫ хоть и сочувствовали им и видели в них себя же, но знали, что они «попали», МЫ прекрасно знали, как МЫ будем обращаться с ними
• МЫ чувствовали, что имеем право так поступать с этими людьми, ведь с НАМИ так можно, почему НАМ с другими нельзя? Да и в конце концов значит им это тоже для чего-то надо, сами виноваты, жертвы
• МЫ пытались остановить свой поток отвращения и пренебрежения к тем, кто НАС любит, пытались попробовать почувствовать к ним хоть каплю тепла и симпатии, у НАС это слабо получалось, и то только в связи с сексом, только в эти моменты МЫ немного оттаивали и сближались с ними
• В глубине души МЫ чувствовали вину за то, как поступаем, к тому же МЫ прекрасно знали, что всегда приходит обратка, это тоже постоянно побуждало НАС остановиться и быть честными хотя бы с собой, пока эта обратка не пришла
• МЫ испытывали отчаяние от того, что к людям, хорошо относившимся к нам, и возможно даже действительно любившим НАС, МЫ не испытывали абсолютно ничего, это не зависело никак ни от их внешности, ни от материального положения, ни от секса с ними, МЫ просто автоматически чувствуя их «плюс» становились «минусом»
• Иногда МЫ даже ловили себя на мысли, что желаем, чтобы он хоть немного стал «плохим», НАС бесила его хорошесть с НАМИ, его всепрощение и доброта, чем больше МЫ ее наблюдали, тем больше бесились и пытались вывести его на плохость, МЫ буквально тормошили его и пытались из него это выдавить, но нет, он все равно оставался типа святым, МЫ начинали его за это почти что ненавидеть
• МЫ не хотели святого и «хорошего», МЫ хотели настоящего
• МЫ не верили в эту святость, МЫ знали ей цену, знали, во что когда-нибудь эта «святость» превратится, когда человек наконец поймет что с ним делали, что он сам позволял делать с собой. Вся эта святость превратится в ненависть, поэтому МЫ ее сразу же высмеивали.
• Чувствовать стало означать для НАС гарантию того, что НАС кинут, унизят
• МЫ стали уверенными в том, что как только почувствуем что-то к мужчине, он тут же расслабится, займет вышестоящую позицию по отношению к НАМ, МЫ станем жертвой, полностью ему подчиненной и зависящей от него
• Чувства стали означать для НАС неминуемую зависимость, отвержение и боль
• МЫ решили заблокировать в себе любые импульсы возникновения чувств к мужчине
• НАС кидало от полярности чувств к полярности секса
• МЫ решили стать потребителем
• МЫ решили больше ничего не отдавать
• МЫ получали больше удовольствия от секса, если не любили мужчину
• Испытывая чувства к мужчине, МЫ не получали удовольствия от секса, НАС раздирала куча мыслей во время него, как приятных, так и тяжелых, МЫ не могли сосредоточиться на самом процессе, НАС слишком волновало наше будущее с ним и настоящее
• МЫ сами рушили это будущее и настоящее с партнером этой зацикленностью, секс был нагружен «тяжеляком» НАШИХ мыслей и это охлаждало НАШЕГО партнера к НАМ, он ощущал отсутствие НАШЕГО желания секса как такового
• МЫ не могли совместить «высокие чувства» с сексом
• Секс с «любимым» мужчиной был для НАС даже не сексом, а приемом тепла от него и процессом наслаждения его близостью с НАМИ. Ни о каком сексуальном удовлетворении НАС в таких условиях даже речь не шла.
• МЫ не стремились к сексуальному удовлетворению во время секса с «любимым» мужчиной, нам была важна лишь близость с ним и его тепло
• С «нелюбимым» мужчиной МЫ получали удовольствие от секса
• Любимый мужчина ассоциировался у НАС с отцом, почти с родственником, нам было невозможно захотеть его по-настоящему, МЫ почти ничего не ощущали физически во время секса с ним, МЫ были «бесчувственными» в физическом плане с ним
• НАШИ чувства вытесняли НАШИ физические ощущения
• МЫ не могли позволить себе испытать оргазм с любимым мужчиной, так как это означало для НАС, что на этом отношения закончатся, по следующим необъяснимо присутствующим в нашем подсознании причинам:
• Если я кончила, значит он меня добился, завоевал, интерес у него ко мне пропадет, делать ему со мной больше будет нечего, он меня оставит меня. Если я не буду кончать, он будет мучаться, ломать голову почему, пытаться решить этот ребус-загадку, и будет подольше со мной.
• Конец – делу венец. То есть кончить означает закончить отношения.
• Оргазм ассоциировался у НАС со смертью
• Оргазм – это потеря контроля над собой
• МЫ боялись, что испытав хотя бы раз оргазм с тем, кого любим, МЫ совсем завязнем в своей зависимости от него, нам будет полный пиздец, когда он НАС все-таки оставит, МЫ совсем помрем от горя
• Нам казалось, что не испытывая оргазм, МЫ хоть как-то контролируем ситуацию и следим за ней


• МЫ испытывали отвращение к жертвенности в любви
• МЫ ненавидели мужчину, когда он вел себя жертвенно по отношению к НАМ
• МЫ презирали мужчину за то, что он НАС любит
• МЫ не могли смотреть в его покорные глаза, НАМ хотелось растоптать и добить его до конца
• МЫ вели себя с такими мужчинами таким образом, чтобы он все-таки разлюбил НАС, остыл, отстал, возненавидел, чтобы наша убежденность в том, что любить НАС не за что, снова подтвердилась
• МЫ не могли переварить мысль, что НАС любят
• МЫ не могли терпеть проявления любви к НАМ
• МЫ хотели боли
• МЫ ненавидели себя за свой мазохизм и садистские проявления
• МЫ торжествовали, видя свою власть над человеком
• МЫ испытывали отвращение к такой ситуации, МЫ видели всю ее гнилость
• МЫ хотели порвать, покончить со всем этим, прекратить эти ненормальные, гнилые развлечения, но НАС удерживала мысль, что МЫ можем все-таки исправить что-то, попытаться, попробовать стать «нормальной» и не отталкивать от себя людей
• МЫ понимали, что с таким положением вещей счастья НАМ никогда не видать, что МЫ обречены на вечные качели мазохистского отвержения и садизма
• МЫ не видели выхода из этой бесконечной карусели и находились в отчаянии
• НАМ не приносили никакой радости такие отношения, ни в одной роли, ни в другой
• МЫ пытались выяснять и анализировать что-то в этом, надеясь стать «нормальными» и счастливыми, но лишь еще больше увязали, как в трясине
• НАС бесила и вызывала презрение склонность мужчин подчиняться НАМ, особенно в сексе
• МЫ сами хотели подчинения
• МЫ не собирались быть ни для кого мамочкой
• МЫ хотели животности, твердости от мужчины
• МЫ презирали слабых мужчин, подкаблучников
• любовь к нам МЫ тоже считали слабостью мужчины
• любовь у НАС стала ассоциироваться с соплями. Зачем нам стакан соплей?) МЫ хотели чего-то более ценного и ощутимого если уж любовь от него НАМ не нужна
• любовь потеряла для НАС ценность, стала казаться чем-то смешным, несуществующим, глупым, ненужным, бесполезным, даже нежелательным, раздражающим
• МЫ злились на самих себя за то, что себя насилуем
• МЫ ощущали как насилие над собой любые отношения с теми, кого не любили
• МЫ ненавидели тех, кто НАС «насиловал» своей любовью
• МЫ хотели убить в них все ростки и зачатки их чувств к НАМ, чтобы они прекратили НАС насиловать
• МЫ ненавидели себя за свою жертвенность
• МЫ не могли простить себя за то, что когда-то жертвовали собой и унижались перед мужчиной
• МЫ не прощали мужчину за его любовь к НАМ, так же как и за нелюбовь
• МЫ ненавидели ощущение липкости
• НАС приводила в ярость чья-то навязчивость, липкость
• МЫ вспоминали, как НАША собака ложилась к НАШИМ ногам, а МЫ ее отпихивали, она НАМ мешала, но она еще сильнее к ним прижималась, чем больше МЫ отталкивали ее. Мужчины, любившие НАС, ассоциировались у НАС с той собакой.
• МЫ ненавидели в мужчинах своего отца
• в мужчинах, которые отвергали НАШУ любовь, МЫ видели своего вечно отстраненного и холодного с НАМИ отца
• в мужчинах, любивших НАС, МЫ тоже видели своего отца, слабого, подкаблучника, любившего НАШУ мать, НО НЕ НАС
• МЫ мстили мужчинам, будто своему отцу
• МЫ хотели «кастрировать» мужчину морально, сделать из него импотента
• МЫ подозревали своего отца в чем-то нехорошем по отношению к НАМ – МЫ не могли понять, почему и откуда, но в НАС постоянно и все сильнее пульсировали мысли, что он с НАМИ что-то делал в НАШЕМ детстве, то, о чем МЫ не помним или боимся вспомнить, МЫ подозревали своего отца в инцесте с НАМИ
• МЫ испытывали отвращение к нему, МЫ ощущали ужасную неловкость наедине с ним, МЫ чувствовали, что даже боимся остаться с ним одна в квартире или в комнате, МЫ испытывали ужас от мысли, что можем остаться с ним одна на ночь в доме, МЫ бы этого не допустили
• МЫ все больше и больше подозревали его в этом деле, вспоминая, как он раздевал НАС в детстве, когда МЫ засыпали одетой, как он "по-особенному" целовал нас при встрече, вспоминая его "нечаянные" прикосновения туда, куда по идее не положено отцу
• В то же время, вспоминая эти моменты, МЫ ощущали, помнили, что НАМ это нравилось - МЫ не спали, но делали вид, он раздевал НАС и НАМ было приятно
• МЫ хотели своего отца
• МЫ ненавидели свою мать за то, что ОН занимается с ней сексом и любит ее, за то, что НАМ нельзя этого
• МЫ ненавидели своего отца за эти свои подозрения и воспоминания
• В детстве НАС морально и почти физически изнасиловал мужчина
• У НАС было много эпизодов, когда НАС пытались изнасиловать
• МЫ провоцировали мужчин на попытки изнасиловать НАС
• НАМ угрожали физической расправой или моральными последствиями, если МЫ не согласимся на секс
• Наш отец ударил НАС после того, как НАС пытались изнасиловать
• МЫ возненавидели его еще больше – он не оправдал НАС, он обвинил НАС, назвал НАС шлюхой, он сказал, что это МЫ во всем виноваты, что это МЫ такая
• Со временем МЫ поняли, что это была еще и ревность, его ревность к НАМ
• Как только МЫ стали взрослеть и становиться женщиной, он стал с НАМИ отстраненным и резким, он ревновал НАС и молча транслировал «Ты – растущая блядь»
• МЫ ненавидели отца за его блядство, неразборчивость, за его озабоченность сексом, МЫ постоянно это ощущали от него
• в то же время НАМ нравились озабоченные сексом мужчины
==========
• На НАС накатывало сильное чувство вины перед отцом и теми мужчинами, которым МЫ причиняли боль
• МЫ ходили по замкнутому кругу: обида на отца-мужчин – гнев на них – «ответные санкции» - чувство вины – ненависть к себе
• МЫ наказывали себя мужскими руками, считая себя виноватыми перед отцом и теми мужчинами
• МЫ находили таких мужчин, которые «накажут» НАС за причинение боли другим мужчинам
• МЫ никак не могли принять факт, что наш отец не НАШ мужчина
• МЫ не могли смириться со второй ролью для НАШЕГО отца, МЫ хотели быть первой
• МЫ чувствовали себя виноватыми перед матерью за свое желание вытеснить ее и занять ее место

• Мое тело – это я
• Я не существую без своего тела
• Я погибну, если стану непривлекательной для мужчин
• Мое тело и его привлекательность – гарант моего выживания
• За воротами моего «убежища» меня поджидает изнашивание моего тела
• Мое тело – актив
• Я выживаю только за счет своего тела
• Я проститутка
• Я не выживу, если не буду преподносить свое тело мужчинам
• Без своего тела я никто
• Мы прятались от мужчин, чтобы наше тело осталось целым, невредимым, чтобы оно всегда оставалось молодым
• Мы запрещали себе быть женщиной, чтобы не использовать свое тело в сексе
• Наше тело протестовало против секса, считая его эксплуатацией нас, использованием
• Мы хотели любить, мы желали мужчину душой и телом, наша душа рвалась к мужчине, но тело по-старому напоминало нам о своих страхах и «законах»
• Мы ненавидели свое тело за то, что оно не дает нам быть счастливыми
• На самом деле наше тело ненавидело нас за это же
• Мы запрещали себе беременеть, чтобы не позволять использовать свое тело еще и плоду, котрый высосет из нас всё, что есть ценное в нашем теле, как паразит
• Мы запрещали себе рожать детей, чтобы не использовать свое тело
• Мы ненавидели детей за то, что подсознательно воспринимали их как убийц и портителей, пользователей, безжалостных, эгоистичных изнашивателей нашего тела – мы были именно такими. Мы думали о самих себе.
• Мы не понимали, откуда в нас убеждение, что своим телом нужно пользоваться
• Мы не видели в себе больше никакой ценности, кроме нашего тела
• Мое тело и его потребности губят меня
• Мое тело губит мою душу
• Мое тело – враг моей души
• Моя душа чернеет из-за животных потребностей моего тела
• Мое тело животно и грязно, нечисто
• Моя душа боится, опасается и ненавидит мое тело, как женщина мужчину
• Мое тело насилует мою душу
• Мужчины насилуют женщин
• Мужчины насильники и садисты
• Моя душа черна и пытается свалить все на тело с его плотскими и «грязными» желаниями
• Мы считали свою душу очерненной, грешной, проданной Дьяволу
• Мы считали земные желания своего тела запретными и ограничивали себя от их воплощения любыми способами
• Наше тело протестовало против его бесконечной эксплуатации
• Наше тело молило нас о пощаде до последнего, подавало знаки всеми доступными способами – пожалуйста, хватит
• Мы чувствовали себя виноватыми перед своим телом, как сука-мать перед своим ребенком
• Мы просили прощения у своего тела за принесенные страдания, думая в то же время о том, когда наступит следующий раз..
• Мы были садистами по отношению к самим себе
• Мы обвиняли других людей в садизме и безжалостности по отношению к нам
• Мы превращали даже самого доброго и расположенного к нам мужчину в садиста, нам было необходимо чтобы он показал нам, как мы сами обращаемся с собой, как мы к себе жестоки
• Мы ненавидели себя за свою жестокость
• Мы ненавидели себя за то, что были словно железный Вертер, мы не могли снять свои кольчуги и, о ужас, сказать, что мы слабы и беззащитны перед своими чувствами, тем более к кому-то
• Мы видели в этом свое сходство с матерью и считали, что это гребанное наследство и что это от нас не зависит.. это в крови
• Мы не хотели меняться
• Мы боялись окунуться в свои тяжелые эмоции, мы убегали от них
• Мы искали мужчину, который бы для нас хорошим любовником и понимал, нам больше ничего не нужно было. Но когда мы находили его, мы чувствовали себя ТЕЛОМ
• Мы разрывались между желаниями своего тела и требованиями нашего ума
• Наше тело было нами, а разум – всеми остальными – мамами, папами, бабушками, дедушками, всеми кто ограничивал нас
• Наше тело протестовало против нашего разума, как мы протестовали всем остальным, мы не хотели подчиняться и уступать, в какой бы форме это ни выглядело
• Любой совет, просьбу, тем более упрек мы воспринимали как прямой вызов – провокацию на то, чтобы не согласиться и настоять на своем.
• Наша мать, наши бабушки ограничивали свободные проявления нашего тела, его желания
• Мы боялись своих желаний
• Мы не знали, чего ждать от себя и от своего тела, мы боялись доверять ему, как чужому человеку
• Наше тело учило нас любви к себе без привлечения его, без его помощи
• Мы рассчитывали на любовь мужчин только надеясь на свое тело 
+4
23:09
1291
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...