Прощение подлинное и мнимое 3

Аспекты

Главы "О жалости к себе и утрате жизненных сил", "О болезни из-за ближнего", "Пришла беда - отворяй ворота". Прорабатываются темы жалости к себе и другим, плаксивость, содержит очень неплохой материал для проработки проблем со зрением, связанных с жалостью к себе (близорукости, дальнозоркости, опухлости век, слепоты и т.д.) и проч.

Время чтения:
15 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
Не умея быть собой, МЫ зависели от родителей, даже тогда, когда становились взрослыми
МЫ переставали жить собственной жизнью и начинали жить в мире родительских срессов
НАШЕ неумение и неспособность растолковать своим родителям собственные потребности оборачивалась НАШЕЙ неспособностью растолковывать их и всему остальному миру
МЫ приходили в этот мир, чтобы усваивать те энергии, сущность которых не смогли понять в предыдущей жизни, а на практике лишь взращивали, так и не понимали их
Раздавленные грузом неусвоенных энергий МЫ отправлялись на тот свет и с следующей жизни НАМ приходилось заниматься тем же самым
МЫ приходили снова и снова, покуда не понимали, что НАША жизнь определяется не окружающей средой, а НАШм отношением к этой среде
МЫ не осознавали, что в ближних МЫ видели лишь себя
МЫ не понимали, что пороки окружающих НАС людей указывают на НАШИ пороки
МЫ считали себя хорошими
МЫ считали себя плохими
МЫ неслись по жизни всё быстрее, выше и дальше, и не понимали, отчего результат оказывался противоположным, отчего МЫ не получали желаемого
МЫ добивались желаемого, но счастья не испытывали
Приобретая что-либо, МЫ что-то теряли взамен, например: здоровье
У НАС не было сил двигаться дальше, бороться с жизнью, МЫ были беспомощны и опечалены
МЫ напрягали силу воли, истощали жизненные силы, но и несмотря на это не добивались желаемого. МЫ оказывались в жалком положении
МЫ боролись с родителями, а родители боролись с НАМИ
НАША борьба во имя того, чтобы доказать, что виноват не Я, а ближний усиливала НАШЕ чувство вины
МЫ, будучи ребёнком, попадали в положение обвиняемого, и были вынуждены бороться за свободу
МЫ убеждались в собственном превосходстве поэтому вновь и вновь желали испытать сладкй вкус победы
МЫ становились борцом за свободу вследствие побед в ссорах с родителями
МЫ добивались свободы от дома и семьи, но не обретали счастья, поэтому продолжали бороться дальше
МЫ боролись с жизнью, не осознавая того, что, если МЫ одержим победу, это будет означать смерть
НАША борьба с чем или кем угодно была в действительности борьбой с самими собой
МЫ не усваивали урок жалости к себе, поэтому даже после пролитых НАМИ слёз была тяжесть снова возвращалась, лишь усилившись
У НАС возникали поражения определённых тканей, органов из-за жалости к себе
МЫ жалели себя из-за своей беззащитности, поэтому у НАС поражалась эпителиальная ткань, покрывающая поверхность организма и выстилающая все полости
МЫ жалели себя из-за своего одиночества, поэтому у НАС поражалась соединительная ткань, соединяющая клетки в соответствующие ткани. К соединительной ткани также относятся кровь и лимфа
МЫ жалели себя из-за своей неспособности осуществить задуманное, поэтому у НАС поражалась мышечная ткань. Различают сердечную, гладкие и поперечнополосатые мышцы
МЫ жалели себя из-за своей неспособности реализовать свои знания, поэтому у НАС поражалась нервная ткань - совокупность самых различных нервных клеток, покрывающих сетью все тело, включающая в себя спинной и головной мозг
НАША жалость к другим также оказывала разрушительное воздействие на НАС поскольку она являлась частью жалости к себе
сожаление из-за мелкой проблемы ослабляло, делало немощным и нежизнеспособным один участок НАШЕГО тела
при чрезмерном обобщении той же проблемы ослаблялось, затем делалось немощным и наконец нежизнеспособным все НАШЕ тело
НАША жалость к себе истребляла НАШУ жизненную силу, а значит, любовь. МЫ были поникшими, вялыми, раздавленными, МЫ ослабевали из-за жалости к себе
МЫ жили бессердечно, т. е. уподобляясь вещи либо автомату, таким образом МЫ защищали свои чувства бесчувственностью
МЫ жалели себя из-за своей бесчувственности
МЫ жалели себя из-за своей чрезмерной чувствительности
МЫ жалели себя вообще, вцелом
МЫ жалели себя по некоей конкретной причине, что повреждало конкретную ткань, орган либо участок тела.
МЫ жалели себя чуть-чуть, немного плакали – от этого у НАС возникало лёгкое поражение определённого органа или участка тела
МЫ сильно жалели себя, проливали много слёз - от этого у НАС возникало тяжёлое поражение этого органа или участка тела, вплоть до полной утраты работоспособности данной ткани, органа либо участка тела
НАМ больше всего на свете хочется доказать, что НАШЕ положение действительно достойно жалости. МЫ рассчитывали таким образом на людскую помощь и поддержку. Во имя этого МЫ способны были терпеть какие угодно физические страдания
МЫ страдали от душевных мук, потому у НАС был высокий порог болевой чувствительности, МЫ могли вообще не ощущать физической боли
МЫ плакали потому что не могли добиться желаемого, МЫ чувствовали себя беспомощными
Поскольку основную часть информации МЫ получали благодаря зрению, то именно глаза умножали НАШУ жажду наживы и были обречены страдать от НАШЕЙ жалости к себе
Большая часть из того, что МЫ видили глазами и слышали ушами, лично НАМ была не нужна. Все эти земные вещи нужны были НАМ лишь для того, чтобы мимоходом, между делом духовно усвоить некий урок своей жизни. Но МЫ принимались желать это, создавая из этого для себя проблему
МЫ желали всё что угодно: духовное, душевное и материальное. МЫ Огорчались из-за неимения всего этого, принимались себя жалеть.
Печаль, она же бессильная злоба, испытываемая НАМИ из-за невозможности добиться желаемого, подавлялась НАМИ и от этого превращаласьв жалость к себе, которая непременно сказывалась на НАШИХ глазах
Ухудшение зрения являлось для НАС местным последствием жалости к себе, которое возникало оттого, что из слона МЫ делали муху. Чем больше МЫ воспринимали общее как личное, тем больше это занозило НАМ глаза, и тем меньше НАШИ глаза видели дальше НАШЕГО носа
Общим последствием жалости к себе для НАС являлось уменьшение жизненной силы, которое возникало оттого, что из мухи МЫ делали слона. Чем с большим трагизмом МЫ относились к мелочам, тем меньше у НАС было жизненных сил, которые нужны были для того, чтобы чего-то добиться
Ухудшение зрения протекало у НАС само по себе
Ухудшение зрения протекало у НАС в сочетании с другими глазными болезнями
НАМ не нравилось плакать, поэтому после плача НАШИ глаза заметно краснели и опухали
Чем больше НАМ не нравились жалеющие себя люди, тем сильнее у НАС краснели глаза от одного лишь созерцания чужих слез, стенаний и сетований
МЫ были жертвой жалеющего себя человека и каждая слезинка НАС унижала, и от нескольких пролитых слезинок НАШИ глаза воспалялись. Воспаление происходило от унижения
Чем больше МЫ ненавидили свою униженность и чем больше не желали ее видеть, тем быстрее воспаление перерастало в иную, более тяжелую болезнь, которая лишала НАС зрения, согласно Нашему же желанию
МЫ были вынуждены либо сами вынуждали себя глядеть на жалеющих себя людей и переносить это зрелище со счастливой миной. Это было так же, как если бы МЫ прессовали находящуюся в глазах влагу до плотности дерева. МЫ становились душевно чёрствыми
Обладая бесчувственностью хорошего человека МЫ могли стерпеть зло. Сами себя МЫ бесчувственными не считали, поскольку постоянно занимались тем, что доказывали свою положительность
НАС до слез расстраивали недоделанные мелочи, но МЫ не желали затевать из-за них ссору, то есть не желали прослыть плохим человеком, поэтому у НАС нарушалось зрение
У НАС уменьшалась острота видения мелочей, ухудшалось зрение на близком расстоянии, что именуется дальнозоркостью — словно для того, чтобы пощадить НАШУ психику
МЫ считали, что это впечатляюще быть духовно дальнозорким и так унизительно и постыдно быть человеком, который видит только у себя под носом
У НАС была близорукость
НАМ говорили, что МЫ не видим дальше собственного носа, что подразумевало НАШ эгоизм, и это воспринималось НАМИ особенно обидно
Чем лучше МЫ желали быть, тем меньше МЫ признавались в том, что не обладаем дальнозоркостью в житейском ее понимании
МЫ не развивали свою дальновидность, поэтому НАША близорукость прогрессировала
МЫ воспитывали в себе чувство долга, поэтому НАША близорукость усиливалась
Как женщине НАМ была свойственна неопределенная дальновидность, т. е. духовная дальнозоркость
Как мужчине НАМ была свойственна конкретность выводов и целенаправленная земная близорукость
Жалость НАШЕЙ матери к самой себе и НАША жалость к матери вызывали у НАС близорукость, т. е. нарушение зрения на далекое расстояние
НАША мать строила из себя мученицу, страдающую из-за отца, и МЫ принимали это за чистую монету, не желали видеть мужской мир и в итоге не видили ни далеко, ни близко. К аналогичному последствию приводила во взрослом возрасте НАША женская жалость к себе и жалость к женщинам
НАШЕ зрение портилось еще и потому, что, жалея женщин и объявляя мужчин виновниками женских слез, МЫ желали доказать свою материальную мудрость и мужскую дальновидность
НАША мама жалела себя во время беременности и родов, этим самым вызывая появление у НАС близорукости, которая в дальнейшем лишь усиливалась при виде материнских слез
МЫ видели постоянно плачущую, жалеющую себя мать, но желая быть хорошим ребёнком МЫ подавляли в себе желание злобно выкрикнуть матери правду в лицо, чтобы она прекратила наконец терзать НАМ душу своими слезами, прекратила свои абсурдные обвинения. НАША интеллигентная злоба, которую следовало бы высвободить, действовала, словно яд, вызывая паралич глазных мышц
Если МЫ осмеливались высказать всё матери и испытывали при этом жгучее чувство стыда, НАШИ проблемы со зрением лишь прогрессировали, т.к. МЫ не могли высвободить чувство стыда
МЫ чувствовали предшествующие параличу симптомы, такие, как ощущение тяжести в глазе и в веке, ощущение усталости, ощущение инородного тела, пульсацию и подергивание
Проблема, которая тянулась из НАШЕЙ предыдущей жизни, разрасталась благодаря стараниям матери, а далее жены, дочери, женского пола вообще. Аналогичная проблема с отцом, мужем, сыном, мужским полом, которая вызывала у НАС паралич мышц левого глаза
Жалость НАШЕГО отца к себе и НАША жалость к отцу вызывала у НАС нарушение зрения на близком расстоянии. Все, что находится поблизости, начинало казаться глазу более крупным. Малое МЫ воспринимали большим
Чем незначительнее роль отводилась отцу в НАШЕЙ семье, тем меньшее значение имели для НАС земные мелочи, из которых состоят все большие дела. Они казались НАМ столь ничтожными, что МЫ не видели их
МЫ превратили для себя мелкие земные дела в духовные мелочи
Положение мужского пола в НАШЕМ ближайшем окружении, а также во всем свете казалось НАМ достойным жалости и у Вас возникало нежелание видеть его вырождение
НАША жалость к отцу и мужчинам в целом превращала духовную близорукость в земную дальнозоркость
Чем больше вокруг НАС было людей, сетующих из-за мелочей, тем больше МЫ ощущали себя обязанным привести все эти мелочи в порядок, и тем больше у НАС было причин стать по отношению к ним невосприимчивым, т. е. слепым. В противном случае у НАС могли не дойти руки до мелочей собственной жизни
НАШИ родители жалели себя
МЫ жалели мужчину, вместо того, чтобы сочувствовать ему
Будучи беременной НАМИ, НАША мама жалела себя, испытывала печаль
МЫ были недовольны своей же жалостью к себе, желали и находили в себе силы быть выше слез
МЫ умели противостоять слезам, были способены не плакать при виде чужих слез
МЫ сами питягивали к себе тех, кто проливал слёзы при НАС
Чувствительность НАШИХ глазных мышц уменьшалась, когда МЫ волевым усилием становились бесчувственными в отношении того, чего видеть не желали либо чего стыдились видеть. В результате большое уже не казалось НАМ большим, а малое вообще переставало восприниматься. Далекое не казалось далеким, а близкое и вовсе переставало существовать
НАШЕ полнейшее нежелание видеть своих близких не позволяло Нам видеть на близком расстоянии. Это нежелание видеть милых сердцу близких возникало, лишь когда любимые близкие ухитрялись испытывать Наше терпение по максимуму
МЫ любили своих родителей, супруга и детей, но не желали этого, поскольку были больше не в силах видеть их жалкого положения, поэтому Мы переставали видеть вблизи Эта проблема, в первую очередь, была связана с родителями. В этом случае аналогичная ситуация с чужими людьми наносила НАШЕМУ зрению такой урон, как если бы она была личной
МЫ не могли решить проблемы, не желали их видеть, соответственно НАШЕ зрение ухудшалось
МЫ пытались решить духовные проблемы своих ближних, но это было невозможно, да и не нужно
В НАС происходила борьба между желанием видеть для того, чтобы быть хорошим, и нежеланием видеть для того, чтобы быть хорошим, потому в НАШИХ в глазах возникало напряжение
Это напряжение было постоянным постоянным, МЫ свыклись с ним настолько, что не представляли, как можно жить иначе
МЫ осознавали, что НАШЕ зрение ухудшается, пытались напрягать зрение, обходиться без очков/линз
МЫ надевали, начинали носить очки/линзы, не зная того, что таким образом продолжаем взращивать все те же стрессы. Помимо глаз от ношения очков незаметно в напряжение приходили все мышцы НАШЕГО тела, однако с глазами МЫ это не увязывали
Нося очки/линзы МЫ увеличивали проблему, которую переставали видеть без очков/линз. Вместе с тем НАШЕ нежелание видеть проблему возрастало, уже не только глаза, но и голова, и шея оказывались подверженными сильнейшему напряжению
НАША жалость к себе отражалась на всех частях НАШЕГО тела, на всех НАШИХ органах
МЫ постоянно плакали, поэтому у НАС в глазах постоянно содержалось больше влаги, чем нужно, на всякий случай, когда НАМ понадобятся снова слезы. Минералов в НАШИХ глазах было меньше, чем было необходимо, поскольку они вымывались влагой. Недостаточное количество кристаллов соответствующего минерала свидетельствовало о том, что МЫ не нуждались в данной житейской истине, ибо своими слезами желали доказать что МЫ несчастны
Чтобы остальные участки НАШЕГО тела не испытывали недостатка в минералах, НАШЕ тело ограничивало их приток к глазам
НАША привычка плакать функционировала на уровне рефлексов
Даже если в какие-то моменты МЫ старались не плакать, у НАС в глазах и затем уже в голове возникало ощущение опухлости, что вынуждало НАС снова заплакать
В минуту жалости МЫ видили все то, что не нужно, но не видили того, что нужно
в поле НАШЕГО зрения возникали небольшие блуждающие пустоты, от которых зрение становилось туманным и неотчетливым. Со временем, в зависимости от культивируемых НАМИ навязчивых идей, пустоты постепенно фиксировались по определенным местам – то, что МЫ поначалу упускали из виду, впоследствии не могли видеть
НАШЕ духовное упрямое отрицание оборачивалось физическим нарушением зрения. Духовная слепота оборачивалась физической слепотой. Поначалу выборочно, местами, время от времени, а потом и сплошной
МЫ желали быть выше слез, чего бы это ни стоило, поэтому у НАС в глазах словно находился невидимый пресс, который выжимал воду, оставляя после себя постепенно твердеющий камень. У НАС происходили склеротических изменениях в глазах, которые со временем уплотнялись и вели к потере зрения
Ощущение трения в НАШИХ глазах означало незаметно возникшее чрезмерное высыхание, представляющее собой стыд видеть
МЫ заглушали этот симптом лекарствами либо заменителями (мази, масла, искусственные слезы, быстродействующие глазные капли, содержащие гормоны) и он распространялся в глубь глаза
НАШЕ умение сдерживать слезы было для НАС предметом гордости, и МЫ не упускали случая подчеркнуть это положительное качество, не сознавая того, что результатом может явиться слепота
Избыточное скопление минералов в НАШИХ глазах вызывало сбой в передаче нервных импульсов, ибо нервному импульсу все больше приходилось двигаться, словно по камню. нагромождение кристаллов в НАШИХ глазах представляло собой застопорившуюся житейскую истину, при которой МЫ настаивали на своей правоте
МЫ видили только глазами, МЫ видили лишь внешнюю сторону жизни
МЫ стыдились своих слёз
МЫ стыдились своих слёз, потому что НАШИ родители были плаксивыми
Плакать для НАС означало быть похожим на мать. МЫ отчаянно желали быть противоположностью матери, впадали в отчаяние всякий раз, когда оказывались свидетелем чьих-то слез, однако сами при этом не плакали
НАМ становилось невыразимо стыдно при одной мысли, что люди могут увидеть НАШИ слезы
НАША жалость выражалась в виде беспомощного хныканья, брюзжания, сетований, всевозможных преувеличенных суждений с трагическим оттенком
Наоборот, подоьное поведение было НАМ не по душе, МЫзапрещали себе вести себя подобным образом. МЫ подавляли свою жалость и обрастали жиром, так молча выражалась НАША детская беспомощная самозащита. МЫ не позволяет себе также и толстеть, ибо ожирения стыдились хуже смерти
В некий момент у НАС срабатывает инстинкт самосохранения, и тогда при виде чужих слез МЫ ощущали, что у НАС зачесались кулаки. НАША неспособность плакать незаметно переросла в жестокость
Желание быть хорошим, интеллигентным, воспитанным подавляло НАШУ жестокость превращаясь в окаменевшую энергию
МЫ желали быть выше огорчительных мелочей, в которых видили житейскую накипь, поэтому у НАС происходило известкование хрусталика, помутнение роговицы. Чем больше МЫ были уверены в правильности своего видения мира, тем больше усугублялось помутнение роговицы
МЫ были опечалены из-за крайне существенных, основополагающих вещей своей жизни, желали мужественно превозмочь эту печаль, поэтому у НАС возникало известкование глазного дна - нежнейшая и чувствительнейшая филигранная ткань глазного дна стала грубым неотесанным камнем, такой же, как НАШЕ мировоззрение.
Посредством глаз МЫ похвалялись, считали себя лучше остальных, постоянно указывали ближним на их видимые недостатки и стыдили других за них
Ощущая свою слабость и страшась ее, МЫ желали, чтобы рядом с НАМИ находились люди сильные
При виде слабости ближнего МЫ могли разозлиться настолько, что НАШИ глаза вспыхивали огнем НАМ был свойственен истерический гнев
НАША привычка подмечать мелкие промашки у ближних, но не замечать больших у себя, не позволяли НАМ усомниться в собственной правоте
Чем уравновешеннее МЫ старались казаться внешне, тем взрывоопаснее МЫ были внутри и тем опаснее для НАС состояние злости
Желая нравиться всему свету, МЫ себя подавляли и копили по капле стресс, а дома НАС прорывало Именно домашние оказываются виноватыми в неудачах на стороне, и гнев, который от длительного подавления перерос в жестокость, вызывал желание побольнее проучить виновного
Энергия мести вызывала у НАС кровотечение, в том числе кровотечения, возникающие вследствие разрыва кровеносного сосуда сетчатой оболочки (ретины) глаза
МЫ слепли из-за своей злости и жажды мести
Мысленному плану мести, который возник в порыве злобы и, возможно, никогда не будет реализован, МЫ значения не придавали
В ссоре либо в драке МЫ получали фингал под глазом или вообще лишались глаза
злость утомляла НАС человека, и МЫ ложились спать. НАШЕ жаждущее мести сердце успокаивалось, когда перед НАШИМ мысленным взором человека представал акт возмездия. Так МЫ и засыпали, точно бык с налитыми кровью глазами, ненавидящиие своего мучителя. Хрупкий кровеносный сосуд не выдерживает напряжения и лопался.
НАША жажда мести была не просто злобой, а ненавистью. Ненависть посредством глаз ослепляла НАС
Постоянное злорадство, которое МЫ испытывали при виде страданий плохих людей, и печаль по поводу того, что собственные страдания от этого не уменьшаются, способствовали развитию у НАС рака глаза
Общим следствием НАШЕЙ жалости к себе был общий упадок жизненных сил — утрата жизнеспособности, слабость.
НАС принуждали не жалеть себя
НАМ было свойственно брать на себя роль страдальца
Собственной вины МЫ не замечали — виноватыми в НАШИХ глазах оказывались окружающие и вообще жизнь как таковая
При виде чужих слез к НАШИМ глазам также подступали слезы. При этом МЫ ощущали слабость в ногах
Если МЫ находили кто-то, на кого чужие слезы не действуют,МЫ его моментально записывали в плохие, называли человеком, лишенным чувства жалости. От сердитой оценки МЫ вновь чувствует силу в ногах
МЫ испытывали острую/кратковременную жалость к себе, которая выражалась в виде резких приступов слабости, вплоть до обморока. От одной лишь мысли, что у всех все прекрасно, а у меня хуже некуда, МЫ буквально валились с ног
Вынужденное стояние в душном помещении вызывало у НАС обморок от одной лишь мысли, что здесь придется стоять долго. У НАС был настолько велик комплекс страха замкнутого пространства, что от одной мысли НАМ становилось дурно
МЫ испытывали хроническую жалость к себе, которая делала НАС слабым, разуверившимся, немощным. У НАС не было ни желаний, ни сил, ни возможностей. Но стоит ему очень захотеть, как все у него получается
У НАС был такой вид хронической жалости к себе, при котором МЫ утверждали, что ни желаний у НАС нет, ни сил, ни возможностей, однако своими действиями противоречили своим же словам. Это — исступленная жалость к себе, которая притягивала к НАМ людей такого же склада и из-за которой у НАС происходили ожесточенные ссоры с окружающими. Именно это и нужно было НАМ, чтобы жалеть себя, ибо МЫ получали возможность какое-то время снова честно плакать, ведь появлялся для этого повод – НАС обидели
МЫ жалели себя и видели все сквозь призму жалости к себе и потому никогда не признавали, что НАШИ слова и дела противоречат друг другу
Своими слезами МЫ провоцировали ближнего на жалость и выкачивали из него всю энергию, словно вакуумом. Ближний согласен на всё, чтобы плачущий перестал плакать.
МЫ опутывали паутиной жалости всех своих близких и, словно вампир, высасывали из них все жизненные соки
Своими слезами окружающие провоцировали НАС на жалость и выкачивали из НАС всю энергию
МЫ испытывали комбинированную жалость к себе, которая состояла из острой и хронической. Хроническая жалость к себе время от времени перемежалась приступами острой жалости, вызывающими у ближних испуг. В этот миг МЫ добивались желаемого - внимания к себе, участия, порицания обидчика, а также материальных вещй, которыми ближние искупали свое чувство вины.
МЫ жалели себя и вечно плакали о том, что ни в ком нет чувства сострадания, ибо в других МЫ видели себя
НАША жалость к себе не ведала сострадания
Чем чаще МЫ плакали, тем безжалостнее становились, поскольку истребляли в себе сострадание. Зато чужие недостатки, в том числе отсутствие сострадания, видились НАМИ очень отчётливо
Те, кто не плачет, воспринимались НАМИ как ужасные люди
О плачущих МЫ говорили: чего они хнычут, у них же все хорошо. МЫ считали себя самым великим страдальцем
МЫ жалели себя и требовали сочувствия от окружающих
МЫ сочувствовали другим, но не сочувствовали себе
Будучи плаксивыми МЫ желали активно, т. е. обвиняя других, демонстрировать окружающим свое несчастье
Будучи ожиревшим человеком МЫ желали высказать свое несчастье, пассивно ощущая себя виноватыми
МЫ оборонялись, будучи беспомощными из-за своих стрессов. МЫ старались выторговать у жизни наказание полегче
МЫ себя не жалели, поэтому в НА было много застоявшейся энергии жалости к себе
МЫ так сильно подавляли свою печаль, что были неспособны плакать, даже когда было жизненно необходимо выплакаться, выкричаться, поголосить. Поэтому НАША печаль оборачивалась жестокостью как и по отношению к другим, так и по отношению к себе
МЫ не обижали других, зато обижали себя
МЫ абсолютно по-садистски подавляли себя и свои потребности — главное, чтобы было хорошо окружающим.
Постоянно принося себя в жертву, МЫ проявляли жестокость по отношению к себе
МЫ боитесь слез, не выносили их, потому и старались предугадать, кто именно пожелает поплакать у НАС на груди и использовать НАС в своих интересах. МЫ из кожи лезли, чтобы с видимым спокойствием и легкостью удовлетворить в зачатке желание этого человека. В итоге он не просил НАС об услуге — ее МЫ уже оказали, зато требовал от НАС новую услугу. Причем тогда, когда МЫ думаете, что уж теперь-то у него все должно быть в порядке. Если от НАС немедленно не получали желаемого, то считали себя вправе плюнуть НАМ в душу
МЫ были опустошены беготней и суетой и чувствовали себя больным. МЫ нуждались в отдыхе и тишине, чтобы заняться собой, но если МЫ не были трудоголиком, то такая мысль и в голову НАМ не приходила. В любом случае МЫ бы и не осмелились позволить себе отдохнуть. Этого не допускало НАШЕ чувство вины
Испытываемый НАМИ смертельный страх, который МЫ подавляли в зародыше, чтобы казаться всем, и самому себе, смелыми, вынуждал НАС действовать
МЫ ждали сочувствия и понимания
МЫ ждали, что люди заметят НАШЕ доброе расположение
МЫ ждали, что другие проявят о НАС такую же заботу, какую МЫ проявляли о них.
Когда вымотавшись, МЫ шли к врачу, чувствуя приближеие болезни, МЫ неосознанно ждали, что врач скажет НАМ, чтобы МЫ отдохнули, сбавили обороты, вместо этого НАМ говорили, что МЫ совершенно здоровы и беспокоиться не о чем
МЫ ждали/требовали от врачей, чтобы они вылечили НАС
МЫ умирали, если в минуту кризиса надежда на то, что МЫ небезразличны, что НАС любят, во что-то ставят, терпела полный крах
МЫ ждали, чтобы НАШУ жизнь за НАС наладили другие
МЫ просили других, чтобы они НАС не огорчали Вынуждая их слушаться из жалости к НАМ, МЫ добивались обратного результата
НАША жалость к себе вызывала бессилие, воздействуя через сердце
НАШЕ чувство вины вызывало усталость
МЫ требовали все больше и больше счастья и любви. Желали, чтобы ближние доказали нам свою любовь, и отчаянно старались доказать свою любовь окружающим, не сознавая того, что это невозможно. Ведь любовь — это духовная ценность, тогда как доказывание — это земная деятельность, она же работа. От созданного самими же парадокса мы и становились беспомощными
Мы не знали, что выбрать. Хотелось и того, и другого, но не получалось
НАС учили защищаться от духовных нападок, от плохих и больных людей
МЫ не осознавали, что от самозащиты нет никакой пользы, так как МЫ притягивали к себе соответствующее плохое
Чем больше МЫ боялись, тем сильнее притягивали это плохое. Хуже было то, что МЫ притягивали его оттуда, откуда, казалось, нечего и бояться. Защищались от одного, а притягивали к себе точно такую же энергию от другого. МЫ не понимали, то, чего МЫ боимся, есть повсюду
МЫ безумно желали помочь болеющему человеку, осознанно/неосознанно желали взять на себя частично чужую болезнь. В итоге МЫ сами заболевали
МЫ были хорошим человеком, который жалел страждущего от всего сердца, в итоге происходила передача энергии от человека, которого МЫ жалели, НАМ
МЫ желали большого вознаграждения за малый труд, МЫ желали продать себя как человека
МЫ радовались деньгам, но не ценили их и выбрасывали их на ветер.
По мере возрастания радости и гордости уменьшалось чувство НАШЕГО собственного достоинства.
МЫ постоянно требовали зарплату побольше, не задумываясь о том, соответствует ли она труду, не обращает внимания на чувство опасности, которое подсказывало, что фактически МЫ требовали, чтобы НАС унизили как человека. МЫ воспринимали это ощущение опасности как знак угрозы, нависшей над НАШЕЙ материальной жизнью
Будучи одолеваемыми страхами, МЫ постоянно смешивали духовное с земным
У НАС не было нет жалости к себе, поэтому не было повода жалеть других
МЫ критически относились к слезам либо их отвергали, поэтому временами ощущали совершенно невероятные приступы жалости к себе
МЫ постоянно себя жалели, и не обращает внимания на себя. МЫ считали свое достойное жалости положение смертельно серьезным и плакали от смертельного страха
МЫ жалели себя из-за житейских неурядиц
МЫ бегали по врачам, и у НАС возникало чувство, что до НАС никому нет дела, что НАС не любят
Чем больше хворей МЫ для себя нафантазировали, тем сильне у НАС болела голова
НАША жалость к себе непременно сопровождалась депрессией
МЫ культивировали жалость к себе и терроризировали домочадцев
Из-за НАШЕЙ депрессии, домочадцы сами впадали в полную депрессию, будучи полностью подавлены депрессивным членом семьи, однако не смели и пикнуть. Стоило им раскрыть рот в попытке самозащиты, как МЫ их тут же причисляли к разряду плохих людей
МЫ жалели себя, и никогда не были удовлетворены чужой жалостью, НАМ вечно ее не хватало
НАШИ близкие жалели себя, и никогда не были удовлетворены НАШЕЙ/чужой жалостью, им вечно ее не хватало
Чем больше внимания мы уделяли близким, находящимся в состоянии депрессии, тем больше нам приходилось выслушивать от них стенания и причитания, сетования на свою скорую кончину
МЫ деморализовывали своих домочадцев до такой степени, что им не хотелось жить
НАШИ близкие деморализовывали НАС своей депрессией до такой степени, что НАМ не хотелось жить
МЫ жалели себя в связи с проблемами со здоровьем.
НАШИ постоянно повторяющиеся душевные переживания рано или поздно материализовались в виде физических болезней, которые МЫ лечилилибо консервативно — лекарствами, либо оперативно — удалением очага болезни
Знание того, что у НАС что-то вырезано, вызывало у НАС ощущение, что этого органа МЫ лишились окончательно и бесповоротно. МЫ принимались жалеть себя
Вызвавшая недуг энергия закреплялась в НАШЕМ теле и, в зависимости от специфики жалости к себе, либо распространялась по всему телу, либо НАША болезнь принимала более тяжелую форму
МЫ были трусливы, не выносили правды
У НАС была навязчивая идея «меня не любят». Она возвращалась всякий раз, когда подтверждение в любви казалось неубедительным
МЫ заболевали раком и желали выставить себя героями
МЫ заболевали раком от отчаянных попыток доказать свое превосходство. Относясь к себе с наивной беспощадностью, МЫ проявляли недоброжелательность к собственной персоне. НАМ было стыдно сидеть без дела, если НАШЕ здоровье улучшалось
МЫ вынуждали себя желать того, что желали окружающие, и огорчались, если это у НАС не получалось
Как только МЫ становились на ноги, НАМИ овладевало паническое желание взяться за все недоделанные дела сразу. Чувство стыда за дела, отложенные в связи с болезнью, вызывали головную боль — злость на себя и на жизнь. Беспомощность вызывала бессилие, а от бессилия делается еще хуже. Стремление найти разумный выход отзывалось болью в голове.
МЫ были одержимы большой наивной надеждой, что болезнь улетучится по мановению волшебной палочки. После очередного контрольного обследования МЫ надеялись услышать, что на сей раз у НАС все в порядке. Если этого не происходит, НАС охватывало глубочайшее отчаяние
У НАС было мало энергии
МЫ были, наоборот, сверхэнергичны
Испытываемая НАМИ жалость к себе из-за того, что жизнь не преподносит ничего хорошего, активизировала НАШИ желания. МЫ желали всё делать сами, но не было сил. Жалость к себе из-за того, что жизнь преподносит одно лишь плохое, делало НАС пассивными. МЫ уже ничего не хотели, даже если НАМ преподносили на блюдечке
МЫ хотели свести счеты с жизнью
Качество НАШЕЙ жизни было НАМ безразлично
Жалеющие себя люди доставляли НАМ массу хлопот, ведь МЫ желали помогать ближним
МЫ жалели себя из-за того, что МЫ не смогли совершить зла
МЫ заливались плачем из-за того, что кто-то оказался плохим, а НАМ приходилось из-за этого страдать. Фактически, МЫ плакали потому, что не смогли переделать человека на свой манер. Мы не понимали, что оценивание ближних уже само по себе есть желание сделать их хорошими 
+13
23:04
1275
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...