Прощение подлинное и мнимое 7

Аспекты

Последние главы книги. В основном рассматриваются темы стыда, гордости, жалости к себе, мстительности.

Время чтения:
32 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
МЫ считали себя лучше других и делали все, чтобы таковыми оставаться
Другой считал себя лучше других и делал все, чтобы таковым оставаться
НАС считали лучшими, выдающимися
Другого считали лучшим, выдающимся
Чем сильнее в НАС был развит комплекс неполноценности, тем больше МЫ сравнивали собственное плохое со всем хорошим вокруг НАС
Чем сильнее в другом был развит комплекс неполноценности, тем больше он сравнивал собственное плохое со всем хорошим вокруг него
МЫ критиковали себя
Другой критиковал НАС
Другой критиковал себя
МЫ критиковали других
МЫ видели только собственный позор
Другой видел только собственный позор
НАМ было искренне стыдно
Другому было искренне стыдно
НАМ было стыдно за другого
Другому было стыдно за НАС
МЫ постоянно смотрели себе под ноги, чтобы не споткнуться
Другой постоянно смотрели себе под ноги, чтобы не споткнуться
МЫ жаждали быть лучше на фоне тех, кто хуже
Другой жаждал быть лучше на фоне тех, кто хуже
НАШ стыд подавлялся гордостью
Стыд другого подавлялся гордостью
МЫ панически боялись темноты, то есть стыда
Другой панически боялся темноты, то есть стыда
МЫ наслаждались темнотой, потому что ему было нечего стыдиться
Другой наслаждалсятемнотой, потому что НАМ было нечего стыдиться
От гордости НАШИ органы, ткани, клетки увеличивались в размерах, распухали
От гордости органы, ткани, клетки другого увеличивались в размерах, распухали
От стыда НАШИ органы, ткани, клетки уменьшались в размерах, съёживались
От стыда органы, ткани, клетки другого уменьшались в размерах, съёживались
НАША гордость порождала и усугубляла соответствующие ощущения: ощущение вздутия, вспученности, отечности, давящее ощущение, ощущение тяжести и боли
Гордость другого порождала и усугубляла соответствующие ощущения: ощущение вздутия, вспученности, отечности, давящее ощущение, ощущение тяжести и боли
У НАС возникала головная боль от малейшего волнения
У другого возникала головная боль от малейшего волнения
Будучи ребёнком, МЫ боялись сердитого недовольства взрослых, мышцы НАШЕГО живота были постоянно напряжены,а потому живот начинал болеть от малейшего раздражения
Будучи ребёнком, другой боялся сердитого недовольства взрослых, мышцы его живота были постоянно напряжены,а потому живот начинал болеть от малейшего раздражения
МЫ были чрезвычайно горды собой и настолько преисполнены силой, что готовы горы свернуть, когда излечивались от тяжёлой болезни
Другой был чрезвычайно горд собой и настолько преисполнен силой, что готовы горы свернуть, когда излечивался от тяжёлой болезни
МЫ критически относились к своему выздоровлению, не считали себя совершенно здоровыми и продолжали работать над собой
Другой критически относился к своему выздоровлению, не считал себя совершенно здоровыми и продолжал работать над собой
От раздувшейся гордости клетки определённых тканей, органов НАШЕГО организма сначала «раздувались», а когда возникало чувство стыда «съёживались, прятались», утрачивая изначальные вид и свойства
От раздувшейся гордости клетки определённых тканей, органов организма другого сначала «раздувались», а когда возникало чувство стыда «съёживались, прятались», утрачивая изначальные вид и свойства
Поврежденные стыдом клетки НАШЕГО организма восстанавливали свою первоначальную форму не естественным путём, через исправление НАМИ своих ошибок, осознания их, а через НАШУ гордость либо бесстыдство, потому становились раковыми клетками
Поврежденные стыдом клетки организма другого восстанавливали свою первоначальную форму не естественным путём, через исправление им своих ошибок, осознания их, а через его гордость либо бесстыдство, потому становились раковыми клетками
НАША бесчувственность становилась невыносимой болью
Бесчувственность другого становилась невыносимой болью
МЫ испытывали особо сильную боль в нечувствительном месте
Другой испытывал особо сильную боль в нечувствительном месте
НАША гордость являла собой сверхчувствительность, поэтому НАШИ жалобы были несоразмерны с самой болезнью, и МЫ злились на врачей, которые не верили этим жалобам
Гордость другого являла собой сверхчувствительность, поэтому его жалобы были несоразмерны с самой болезнью, и он злилсяна врачей, которые не верили этим жалобам
НАШ стыд являл собой нечувствительность, поэтому МЫ не обращались к врачу
Стыд другого являл собой нечувствительность, поэтому он не обращался к врачу
МЫ с большой охотой стыдили тех, кто бегает по врачам
Другой с большой охотой стыдил тех, кто бегает по врачам
МЫ стыдились оказаться слабым, поэтому для НАС было лучше умереть, чем позволить себя врачевать
Другой стыдился оказаться слабым, поэтому для него было лучше умереть, чем позволить себя врачевать
Желая стать лучше, МЫ постоянно встречали на своем пути препятствия
Желая стать лучше, другой постоянно встречал на своем пути препятствия
МЫ начинали преодолевать препятствия, но получали от жизни по голове и по ногам как в прямом, так и в переносном смысле. Жинь старалась образумить НАС на понятном языке, чтобы не стало еще хуже, чтобы НАША гордость не превратилась в эгоизм
Другой начинал преодолевать препятствия, но получал от жизни по голове и по ногам как в прямом, так и в переносном смысле. Жинь старалась образумить его на понятном языке, чтобы не стало еще хуже, чтобы его гордость не превратилась в эгоизм
МЫ добивались своего и считали себя лучше
Другой добивался своего и считал себя лучше
МЫ не добивались своего и считали себя хуже
Другой не добивалсясвоего и считал себя хуже
НАШ эгоизм представлял собой твердое знание того, что я прав, что кто-то или что-то является хорошим либо плохим, лучше или хуже. Он представлял собой окончательное, твердое, убежденное, непоколебимое, догматическое знание, что некое дело является таким, каким оно выглядит
Эгоизм другого представлял собой твердое знание того, что он прав, что кто-то или что-то является хорошим либо плохим, лучше или хуже. Он представлял собой окончательное, твердое, убежденное, непоколебимое, догматическое знание, что некое дело является таким, каким оно выглядит
МЫ отождествляли содержание с формой, что приводило к отрицанию содержание
Другой отождествлял содержание с формой, что приводило к отрицанию содержание
У НАС было нечто, в чем МЫ были абсолютно уверены и до конца гнули свою линию
У другого было нечто, в чем он был абсолютно уверены и до конца гнул свою линию
НАШ эгоизм вырастал до критических размеров и МЫ умирали
Эгоизм другого вырастал до критических размеров и он умирал
Для НАС был характерен позитивный эгоизм - знание, что я хороший, лучше, чем кто-то, лучше всех. Позитивный эгоизм накапливал в НАШЕМ теле легкие металлы
Для другого был характерен позитивный эгоизм - знание, что он хороший, лучше, чем кто-то, лучше всех
Для НАС был характерен негативный эгоизм - знание, что я плохой, хуже кого-то, хуже всех. Негативный эгоизм накапливал в НАШЕМ теле тяжелые металлы
Для другого был характерен негативный эгоизм - знание, что он плохой, хуже кого-то, хуже всех.
Зная, что МЫ лучше кого-то, МЫ брали на себя право требовать, чтобы МЫ имели все только лучшее
Зная, что другой лучше кого-то, он брал на себя право требовать, чтобы он имел все только лучшее
НАШЕ желание росло и множилось, МЫ были недовольны тем, что получаем
Желание другого росло и множилось, он был недоволен тем, что получат
Чем больше МЫ желали и чем больше имели, тем большую неудовлетворенность испытывали
Чем больше другой желал и чем больше имел, тем большую неудовлетворенность испытывал
НАМ осточертевала НАША неудовлетворенность собой. «Хочу» превращалось в «не хочу»
Другому осточертевала его неудовлетворенность собой. «Хочу» превращалось в «не хочу»
Трагическое отчаяние из-за того, что нельзя достичь лучшего, вызывало у НАС психическое заболевание
Трагическое отчаяние из-за того, что нельзя достичь лучшего, вызывало у другого психическое заболевание
Зная, что МЫ лучше всех, МЫ требовали, чтобы все на свете было исключительно хорошим
Зная, что другой лучше всех, он требовал, чтобы все на свете было исключительно хорошим
МЫ не понимали, что желание только хорошего — это сумасбродное желание, ведущее к тому, что МЫ, находясь, в здравом рассудке, начинаем совершать сумасбродные поступки
МЫ стремились доказать, что не являемся эгоистом, думающим только о себе
Другой стремился доказать, что он не является эгоистом, думающим только о себе
МЫ считали себя умнее всех, ничто не останавливало НАС
Другой считал себя умнее всех, ничто не останавливало его
НАШЕ стремление спасать мир трансформировалось в манию величия
Стремление другого спасать мир трансформировалось в манию величия
МЫ шли на поводу у людей, страдающих манией величия, поскольку также желали, чтобы все было хорошо
Другой шёл на поводу у людей, страдающих манией величия, поскольку также желал, чтобы все было хорошо
МЫ были единственным боготворимым чадом родителей либо самым любимым среди братьев и сестер
Другой был единственным боготворимым чадом родителей либо самым любимым среди братьев и сестер
МЫ обожествляли кого-либо или что-либо на земном уровне
Другой обожествлял кого-либо или что-либо на земном уровне
НАС обожествляли на земном уровне, что вызывало у НАС нарушения психики
Другого обожествляли на земном уровне, что вызывало у него нарушения психики
Родители, боготворя НАС, постоянно сравнивали НАС с другими детьми и превозносили по малейшему поводу
Родители другого, боготворя его, постоянно сравнивали его с другими детьми и превозносили по малейшему поводу
Родители принимались очернять других детей, чтобы воодушевить НАС
Родители другого принимались очернять других детей, чтобы воодушевить его
Родители пугали НАС тем, что МЫ можем опозориться
Родители другого пугали его тем, что он может опозориться
МЫ пугали своих детей тем, что они могут опозориться
НАШИ родители желали для НАС только хорошего, а МЫ протестовали и тянулись к плохому
Родители другого желали для него только хорошего, а он протестовал и тянулся к плохому
МЫ нуждались не только в хорошем, но и в житейских тяготах, болезненных переживаниях и физических страданиях
Другой нуждался не только в хорошем, но и в житейских тяготах, болезненных переживаниях и физических страданиях
МЫ испытывали в жизни немало тягот и потому не могли понять, почему НАШ ребенок ищет страдания
Другой испытывал в жизни немало тягот и потому не мог понять, почему его ребенок ищет страдания
НАШИ дети принижали НАС
Дети другого принижали его
МЫ принижали своих родителей
Другой принижал своих родителей
Для НАС существовало нечто, что МЫ были не в силах понять
Для другого существовало нечто, что он был не в силах понять
МЫ боялись позора и делали все, чтобы его избежать
Другой боялся позора и делал все, чтобы его избежать
МЫ стыдили себя сами в плане самодисциплины, чтобы этого не пришлось выслушивать от других
Другой стыдил себя сами в плане самодисциплины, чтобы этого не пришлось выслушивать от других
МЫ желали опозорить своих родителей, чтобы те перестали быть насквозь положительными
Другой желал опозорить своих родителей, чтобы те перестали быть насквозь положительными
НАШИ родители ограждали НАС от всего рутинного и неприятного и мечтали о том, что МЫ достигнем больших высот
Родители другого ограждали его от всего рутинного и неприятного и мечтали о том, что он достигнет больших высот
МЫ стыдились своего неумения, неспособности, беспомощности, отчего у НАС развивался комплекс неполноценности
Другой стыдился своего неумения, неспособности, беспомощности, отчего у него развивался комплекс неполноценности
Страх оказаться посрамленным заставлял НАС тянуться к хорошему, которое, как МЫ надеялись, изменит к лучшему все, включая НАС самих, но когда хорошее появлялось, МЫ начинали его ненавидеть, ибо на фоне хорошего МЫ явно проигрывали
Страх оказаться посрамленным заставлял другого тянуться к хорошему, которое, как он надеялся, изменит к лучшему все, включая его самого, но когда хорошее появлялось, он начинал его ненавидеть, ибо на фоне хорошего явно проигрывал
МЫ не желали помнить собственного детства и жизни родителей. МЫ старались быть выше этого, чтобы забыть все плохое
Другой не желал помнить собственного детства и жизни родителей. Он старался быть выше этого, чтобы забыть все плохое
НАШИ родители старались добиться своей цели, воспитывая НАС физическими средствами: принуждением, поркой и истязаниями
Родители другого старались добиться своей цели, воспитывая его физическими средствами: принуждением, поркой и истязаниями
В НАШЕМ подсознании запечатлевалось много плохих воспоминаний о родителях и их устремлениях
В подсознании другого запечатлевалось много плохих воспоминаний о родителях и их устремлениях
НАШЕ стремление образумить родителей выливалось в месть родителям. МЫ стремились любым способом доказать им, что МЫ лучше, чем о НАС думают
Стремление другого образумить родителей выливалось в месть родителям. Он стремился любым способом доказать им, что он лучше, чем о нем думают
МЫ упрямо следовали принципу: умру, но не отступлю от своего
Другой упрямо следовал принципу: умру, но не отступлю от своего
МЫ были горды от осознания того, что он не уступим никогда и никому
Другой был горд от осознания того, что он не уступит никогда и никому
МЫ заболевали в возрасте, в котором в предыдущей жизни МЫ умерли, это говорило о том, насколько в той жизни МЫ были преисполнены злости, непрощения и великого эгоизма в миг, когда МЫ надломились
Другой заболевал в возрасте, в котором умер в предыдущей жизни, это говорило о том, насколько в той жизни он был преисполнен злости, непрощения и великого эгоизма в миг, когда надломился
Стыд, доконавший НАС в прежней жизни, сопровождал НАС в жизни нынешней
Стыд, доконавший другого в прежней жизни, сопровождал его в жизни нынешней
МЫ сохраняли страх осрамиться, подавляли стыд, и в итоге вызревало НАШЕ бесстыдство
Другой сохранял страх осрамиться, подавлял стыд, и в итоге вызревало его бесстыдство
Если бесстыжий ближний начинал НАС стыдить, у НАС лопалось терпение, и МЫ выплёскивали свой гнев наружу
Если бесстыжий ближний начинал стыдить другого, у него лопалось терпение, и он выплёскивал свой гнев наружу
Всё, что МЫ не уяснили, чего не простили, повторялось в НАШИХ последующих жизнях
Всё, что другой не уяснил, чего не простил, повторялось в его последующих жизнях
В прошлых жизнях НАС извели родители, и МЫ в отместку изводили нынешних родителей
В прошлых жизнях другого извели родители, и он в отместку изводил нынешних родителей
МЫ убивали близких посредством посрамления, опорочивания
Другой убивал НАС посредством посрамления, опорочивания
Другой убивал близких посредством посрамления, опорочивания
МЫ были привередливы и капризны со своими родителями
Другой был привередлив и капризен со своими родителями
При НАС рассказывали о чужих детях, таких хороших, умных, примерных, трудолюбивых, умелых, красивых. МЫ знали, что у НАС куда ни кинь - одни недостатки
При другом рассказывали о чужих детях, таких хороших, умных, примерных, трудолюбивых, умелых, красивых. Он знал, что у него самого куда ни кинь - одни недостатки
МЫ искали виновных среди ближних, и обрушивали на последнего из обидчиков всю ту ненависть, что накопилась на душе из-за аналогичных переживаний в прошлом
Другой искал виновных среди ближних, и обрушивал на последнего из обидчиков всю ту ненависть, что накопилась на душе из-за аналогичных переживаний в прошлом
МЫ старались переделать человека с навязчивыми идеями
Другой старался переделать человека с навязчивыми идеями
Чем воинственней была целеустремленность НАШИХ родителей, тем агрессивнее были навязчивые идеи у НАС
Чем воинственней была НАША родительская целеустремленность, тем агрессивнее были навязчивые идеи у НАШИХ детей
МЫ желали хорошего, в котором на самом деле не нуждались
Другой желал хорошего, в котором на самом деле не нуждался
Видя, что отец, мать желает хорошего, а другой родитель этого хорошего не желает, МЫ ополчались особенно агрессивно против того, кто не желал хорошего
Видя, что отец, мать желает хорошего, а другой родитель этого хорошего не желает, другой ополчались особенно агрессивно против того, кто не желал хорошего
МЫ были ребёнком-любимцем, НАС называли самым любимым, самым дорогим, самым красивым, самым сообразительным, умным, ловким, одаренным
Другой был ребёнком-любимцем, его называли самым любимым, самым дорогим, самым красивым, самым сообразительным, умным, ловким, одаренным
МЫ были первенцем и НАС считали плохим, потому что, желая оставаться самим собой, МЫ протестовали против чрезмерной положительности родителей
Другой был первенцем и его считали плохим, потому что, желая оставаться самим собой, он протестовал против чрезмерной положительности родителей
НАШИХ братьев, сестёр хвалили, а НАС осуждали
Братьев, сестёр другого хвалили, а его осуждали
МЫ с детства знали, что «я в чем-то лучше других либо хоть раз превзошел всех в прошлом», это было для НАС роковым камнем преткновения, влияющим на всю НАШУ дальнейшую жизнь. Всякая очередная неудача вызывала в НАС все более яростное отчаяние
Другой с детства знал, что «он в чем-то лучше других либо хоть раз превзошел всех в прошлом», это было для него роковым камнем преткновения, влияющим на всю его дальнейшую жизнь. Всякая очередная неудача вызывала в НАС все более яростное отчаяние
МЫ не выносили, когда НАМ не верили. МЫ желали заставить людей поверить себе
Другой не выносил, когда ему не верили. он желал заставить людей поверить себе
Безмерная гордость за свою красоту либо богатство рождала в НАС истерию
Безмерная гордость за свою красоту либо богатство рождала в другом истерию
Безмерная гордость за свои духовные способности вела НАС к умопомешательству
Безмерная гордость за свои духовные способности вела другого к умопомешательству
Родители наказывали НАС тем, что расхваливали хороших братьев и сестер либо чужих детей, отчего у НАС развивался комплекс неполноценности
Родители другого наказывали его тем, что расхваливали хороших братьев и сестер либо чужих детей, отчего у него развивался комплекс неполноценности
Родители НАМ заявляли: «Ты— самый плохой ребенок на свете. Зачем только мы произвели тебя на свет! Из тебя человека не получится! Как тебе не стыдно быть таким! Кому ты нужен такой! Вот возьму и всем расскажу»
Родители заявляли другому: «Ты— самый плохой ребенок на свете. Зачем только мы произвели тебя на свет! Из тебя человека не получится! Как тебе не стыдно быть таким! Кому ты нужен такой! Вот возьму и всем расскажу»
НАШИ родители устраивали НАМ разнос при посторонних
Родители другого устраивали ему разнос при посторонних
МЫ стремились к лучшему, чтобы самому стать лучше
Другой стремился к лучшему, чтобы самому стать лучше
МЫ стремились все выше и выше
Другой стремился все выше и выше
МЫ прикладывали огромные усилия, чтобы вознестись на свое облачко, а там уже встать в полный рост и ощутить свое превосходство. К сожалению, именно в этот момент всегда находился некто, оказывающийся еще лучше НАС. МЫ шлепались с небес обратно на землю
Другой прикладывал огромные усилия, чтобы вознестись на свое облачко, а там уже встать в полный рост и ощутить свое превосходство. К сожалению, именно в этот момент всегда находился некто, оказывающийся еще лучше него
МЫ молча проглатывали отчаяние, печаль, обиду, горечь и тому подобное и предпринимали новую попытку. Но и она завершалась падением
Другой молча проглатывал отчаяние, печаль, обиду, горечь и тому подобное и предпринимали новую попытку. Но и она завершалась падением
Каждая очередная попытка вела к очередной порции стрессов, и так до тех пор, пока не лопалось НАШЕ терпение
Каждая очередная попытка вела к очередной порции стрессов, и так до тех пор, пока не лопалось терпение другого
МЫ уставали, пресыщались. НАМ уже ничего не надо было
Другой уставал, пресыщался. Ему уже ничего не надо было
МЫ желали лучшего, но ничего, кроме позора, не добивались
Другой желал лучшего, но ничего, кроме позора, не добивался
Скрывая свой позор от ближних, стараясь не ощущать свой стыд, МЫ добивались лишь того, что НАШ стыд начинал прятаться от самого себя. Подавленный до нечувствительности стыд перерастал в бесстыдство
Скрывая свой позор от ближних, стараясь не ощущать свой стыд, другой добивался лишь того, что его стыд начинал прятаться от самого себя. Подавленный до нечувствительности стыд перерастал в бесстыдство
МЫ считали себя никчёмным человеком и искали возможность доказать, что МЫ вовсе не такие, что МЫ лучше, МЫ хорошие, лучше других, а может быть, и лучше всех. Неважно в чем
Другой считал себя никчёмным человеком и искал возможность доказать, что он вовсе не такой, что он лучше, он хороший, лучше других, а может быть, и лучше всех. Неважно в чем
МЫ с трагической последовательностью стремились проявить себя с лучшей стороны
Другой с трагической последовательностью стремился проявить себя с лучшей стороны
МЫ боялись темноты, потому что испытывали страх опозориться
Другой боялся темноты, потому что испытывал страх опозориться
МЫ боялись темноты, а НАС заставляли находиться в темном помещении
Другой боялся темноты, а его заставляли находиться в темном помещении
НАШИ страхи высмеивали, чтобы МЫ перестали бояться
Страхи другого высмеивали, чтобы он перестал бояться
МЫ высмеивали страхи кого-то, чтобы он перестал бояться
МЫ пересиливали свои страхи
Другой пересиливал свои страхи
МЫ становились одним из тех, кто по трупам идет к цели
Другой становился одним из тех, кто по трупам идет к цели
МЫ гордились своим достижением
Другой гордился своими достижениями
МЫ были настолько восхищены собой, настолько ослеплены и одурманены, что слепли духовно
Другой был настолько восхищен собой, настолько ослеплен и одурманен, что слеп духовно
НАША духовная слепота влекла за собой физическую
Духовная слепота другого влекла за собой физическую
МЫ считали полнолуние особенно трудным временем. Уверовав в это, МЫ действительно ощущали сильный дискомфорт в пору полнолуния
Другой считал полнолуние особенно трудным временем. Уверовав в это, он действительно ощущал сильный дискомфорт в пору полнолуния
МЫ удлиняли свой день за счёт ночи
Другой удлинял свой день за счёт ночи
МЫ стыдили тех, кто довольствуется нормированным рабочим днем
Другой стыдил тех, кто довольствуется нормированным рабочим днем
МЫ подыскивали ночную работу
Другой подыскивал ночную работу
МЫ проявляли бодрость и работоспособность лишь в ночное время, так как для НАС понятия стыда и бесстыдства были поставлены с ног на голову
Другой проявлял бодрость и работоспособность лишь в ночное время, так как для НАС понятия стыда и бесстыдства были поставлены с ног на голову
МЫ испытывали душевные муки из-за беспросветного прозябания и потому обращались к духовному свету, однако при этом НАШИ дела шли наперекосяк
Другой испытывал душевные муки из-за беспросветного прозябания и потому обращался к духовному свету, однако при этом его дела шли наперекосяк
МЫ не верили свету, который выявлял НАШ позор. МЫ верили темноте, она помогала НАМ скрывать стыд
Другой не верил свету, который выявлял его позор. Он верил темноте, она помогала ему скрывать стыд
МЫ не ощущали стыд, потому думали что его нет
Другой не ощущал стыд, потому думал что его нет
У НАС было бесстыдство низкого пошиба – МЫ похвалялись своими пороками, которые расценивались другими как постыдные
У другого было бесстыдство низкого пошиба – он похвалялся своими пороками, которые расценивались другими как постыдные
У НАС было бесстыдство высокого полета – МЫ похвалялись своими недостатками, которые не расценивались как постыдные
У другого было бесстыдство высокого полета – он похвалялся своими недостатками, которые не расценивались как постыдные
МЫ похвалялись тем, чего окружающие стыдились
Другой похвалялся тем, чего окружающие стыдились
НАШЕ бесстыдство вело НАС к осознанной, а потому умышленной грубости, нецензурной брани, спеси, хулиганству, вандализму, всевозможным злодеяниям, торговле своим телом
Бесстыдство другого вело его к осознанной, а потому умышленной грубости, нецензурной брани, спеси, хулиганству, вандализму, всевозможным злодеяниям, торговле своим телом
МЫ понимали, что род НАШИХ занятий оценивается хорошими людьми как предосудительный, низкий, непристойный, постыдный, однако не могли не вести себя вызывающе демонстративно
Другой понимал, что род его занятий оценивается хорошими людьми как предосудительный, низкий, непристойный, постыдный, однако не мог не вести себя вызывающе демонстративно
МЫ взрывались, когда НАС кто-либо пристыживал
Другой взрывался, когда его кто-либо пристыживал
Стараясь сохранить чувство собственного достоинства, МЫ проявляли повышенную чувствительность к малейшему порицанию, распознавая его даже в том случае, если оно не произносилось вслух
Другой проявлял повышенную чувствительность к малейшему порицанию, распознавая его даже в том случае, если оно не произносилось вслух
МЫ обвиняли оппонента во всех смертных грехах, прежде чем тот успевал раскрыть рот, и гордились этим
Другой обвинял НАС во всех смертных грехах, прежде чем МЫ успевали раскрыть рот, и гордился этим
Другой обвинял оппонента во всех смертных грехах, прежде чем тот успевал раскрыть рот, и гордился этим
НАМ хотелось «порисоваться», поэтому у НАС было своё общество, компания, свой мирок, где МЫ и похвалялись
Другому хотелось «порисоваться», поэтому у него было своё общество, компания, свой мирок, где он и похвалялся
МЫ похвалялись страданиями
Другой похвалялся страданиями
МЫ обвиняли жизнь в том, что она к НАМ несправедлива
Другой обвинял жизнь в том, что она к нему несправедлива
МЫ обвиняли и срамили других
Другой обвинял и срамил других
МЫ хотели доказать, что МЫ страдаем больше всех
Другой хотел доказать, что страдает больше всех
МЫ не смели выразить в мыслях, словах, поступках свой накопленный стыд
Другой не смел выразить в мыслях, словах, поступках свой накопленный стыд
МЫ желали быть идеальным, доказывали это самому себе, поскольку публичная демонстрация достижения-полуфабриката привела бы к осмеянию, посрамлению, досрочному крушению НАШЕЙ цели
Другой желал быть идеальным, доказывал это самому себе, поскольку публичная демонстрация достижения-полуфабриката привела бы к осмеянию, посрамлению, досрочному крушению его цели
МЫ жили во имя идеалов, готовы были за них умереть и умирали
Другой жил во имя идеалов, готов был за них умереть и умирал
У НАС было бесстыдство наивысшего уровня — духовного — МЫ занимались черной магией
Другой занимался черной магией
МЫ сознательно и умышленно манипулировали человеческим духом, тогда как сам человек не в состоянии был себя защитить
Другой сознательно и умышленно манипулировал человеческим духом, тогда как сам человек не в состоянии был себя защитить
Другой сознательно и умышленно манипулировал НАШИМ духом, тогда как МЫ сами не в состоянии были себя защитить
НАМ и НАШИМ потомкам приходилось искупать НАШ кармический долг
Другому и его потомкам приходилось искупать его кармический долг
НАШИМ духом манипулировали при помощи черной магии
МЫ манипулировали чьим-то духом при помощи черной магии
Духом другого манипулировали с помощью черной магии
МЫ были сознательно и умышленно злонамерены
Другой был сознательно и умышленно злонамерен
МЫ имели нереализованную жажду мести высшего уровня, скопившуюся как из духовного, так и физического прошлого, при которой МЫ были способны наброситься на первого встречного, не задаваясь вопросом, виноват ли тот в чем-либо вообще
Другой имел нереализованную жажду мести высшего уровня, скопившуюся как из духовного, так и физического прошлого, при которой он был способен наброситься на первого встречного, не задаваясь вопросом, виноват ли тот в чем-либо вообще
МЫ присматривали в жертву человека слабого, беззащитного, на которого можно безнаказанно излить всю свою злобу
Другой присматривал в жертву человека слабого, беззащитного, на которого можно безнаказанно излить всю свою злобу
МЫ чувствовали, что дошли до точки. В НАШЕЙ голове была неразбериха, в душе отчаяние, МЫ чувствовали, что НАШ организм вот-вот откажет
Другой чувствовал, что дошелдо точки. В его голове была неразбериха, в душе отчаяние, он чувствовал, что его организм вот-вот откажет
МЫ уже не понимали, чего МЫ хотели
Другой уже не понимал, чего он хочет
НАМИ двигала жадность
Другим двигала жадность
НАМ нужно было все больше, все быстрее и все более высокого качества. МЫ не задавались вопросом, нужно ли НАМ это?
Другому нужно было все больше, все быстрее и все более высокого качества.
МЫ сами ничего не желали, но вынуждены были блистать, ибо этого от НАС требовало окружение
Другой сам ничего не желал, но вынужден были блистать, ибо этого от него требовало окружение
Желание выжить велело НАМ делать то, что угодно окружающим
Желание выжить велело другому делать то, что угодно окружающим
НАША жадность незаметно перерастала в скупердяйство
Жадность другого незаметно перерастала в скупердяйство
МЫ были жадны до любви публики
Другой был жаден до любви публики
МЫ были жадиной
Другой был жадиной
МЫ были скупердяем
Другой был скупердяем
МЫ не желали делиться
Другой не желал делиться
МЫ постоянно что-то доказывали
Другой постоянно что-то доказывал
НАМ удавалось доказать возможное, МЫ испытывали торжество победителя и приходили в такое упоение, что принимается доказывать также и невозможное
Другому удавалось доказать возможное, он испытывал торжество победителя и приходил в такое упоение, что принимался доказывать также и невозможное
Чтобы доказать, что МЫ — человек, МЫ должны были отдать от себя нечто совершенное
Чтобы доказать, что он — человек, другой должен был отдать от себя нечто совершенное
НАША растущая требовательность к самим себе превращала НАШУ жадность в скупердяйство — нежелание отдавать что-либо, что недотягивает до совершенства
Растущая требовательность другого к самому себе превращала его жадность в скупердяйство — нежелание отдавать что-либо, что недотягивает до совершенства
Достигнув на своем пути некой важной вехи, МЫ ощущали, что времени у НАС в обрез. Чтобы не сгинуть бесследно, МЫ желали оставить о себе память в виде чего-то поистине совершенного
Достигнув на своем пути некой важной вехи, другой ощущал, что времени у него в обрез. Чтобы не сгинуть бесследно, он желал оставить о себе память в виде чего-то поистине совершенного
МЫ стремились к совершенству, для НАС ничто не было достаточно хорошим
Другой стремился к совершенству, для него ничто не было достаточно хорошим
Стыд за свою неудовлетворенность настолько подавлял НАШУ неудовлетворенность, что МЫ казались себе и другим абсолютно толерантным
Стыд за свою неудовлетворенность настолько подавлял неудовлетворенность другого, что он казался себе и другим абсолютно толерантным
Вся НАША скрытая неудовлетворенность концентрировалась в аппетите, с каким МЫ поглощали пищу, поскольку отражающийся в физическом теле образ мышления был вынужден подавать сигнал о том, что до достижения совершенства еще многого не хватает. Чтобы достичь совершенства, нужно было добрать недостающее. Так возникало НАШЕ желание поесть чего-нибудь вкусненького
Вся скрытая неудовлетворенность другого концентрировалась в аппетите, с каким он поглощал пищу, поскольку отражающийся в физическом теле образ мышления был вынужден подавать сигнал о том, что до достижения совершенства еще многого не хватает. Чтобы достичь совершенства, нужно было добрать недостающее. Так возникало его желание поесть чего-нибудь вкусненького
После еды у НАС возникало чувство, что все это не то. В итоге МЫ набивали до отказа желудок, однако жажда совершенства была столь велика, что не давала НАМ спать по ночам
После еды у другого возникало чувство, что все это не то. В итоге он набивал до отказа желудок, однако жажда совершенства была столь велика, что не давала ему спать по ночам
НАШ страх отдавать несовершенное блокировал раздачу, в том числе расходование калорий
Страх другого отдавать несовершенное блокировал раздачу, в том числе расходование калорий
В НАС жило трагическое знание, будто сил для достижения цели все равно у НАС не хватит, и прием пищи оказывался сопряженным с такой затратой сил, что после еды МЫ ощущали себя, словно выжатый лимон
В другом жило трагическое знание, будто сил для достижения цели все равно у него не хватит, и прием пищи оказывался сопряженным с такой затратой сил, что после еды он ощущал себя, словно выжатый лимон
Желая сберечь калории, МЫ двигались все меньше, и калории превращались в килограммы
Желая сберечь калории, другой двигался все меньше, и калории превращались в килограммы
Стыд отдавать недоброкачественное, никудышное, несовершенное умерщвлял движение всех тех веществ, которые соответствовали представлению НАС о совершенстве. в НАШЕМ теле скапливалось все больше несовершенного — физических шлаков
Стыд отдавать недоброкачественное, никудышное, несовершенное умерщвлял движение всех тех веществ, которые соответствовали представлению другого о совершенстве. в его теле скапливалось все больше несовершенного — физических шлаков
Неотвязное желание что-то поесть указывало на то, что у НАС наблюдалась постоянная нехватка витаминов и минералов, необходимых для нормального обмена веществ
Неотвязное желание что-то поесть указывало на то, что у другого наблюдалась постоянная нехватка витаминов и минералов, необходимых для нормального обмена веществ
Испытываемое НАМИ чувство стыда из-за того, что дела у НАС застопорились, не идут, подавляло до состояния летаргического сна гормоны, призванные стимулировать движение всех веществ в организме
Испытываемое другим чувство стыда из-за того, что дела у него застопорились, не идут, подавляло до состояния летаргического сна гормоны, призванные стимулировать движение всех веществ в организме
МЫ стеснялись принимать что-либо хорошее, если сами не давали взамен чего-то лучшего, и от этого в пищеварительном тракте нарушается процесс усвоения. От желания иметь силы для достижения своих целей МЫ усваивали одни лишь калории. В результате налицо было все более усугубляющееся несовершенство, а им НАМ было делиться стыдно
Другой стеснялся принимать что-либо хорошее, если сам не давал взамен чего-то лучшего, и от этого в пищеварительном тракте нарушается процесс усвоения. От желания иметь силы для достижения своих целей он усваивал одни лишь калории. В результате налицо было все более усугубляющееся несовершенство, а им ему было делиться стыдно
НАША желание быть идеальным имело следствием скупердяйство
Желание другого быть идеальным имело следствием скупердяйство
Для утаивания скупердяйства МЫ старались доказать свою непритязательность
Для утаивания скупердяйства другой старался доказать свою непритязательность
МЫ запрещали себе любого рода расточительность, в том числе и в еде
Другой запрещал себе любого рода расточительность, в том числе и в еде
МЫ отрицательно относились к потребляемой НАМИ пище, поэтому она была вредна для НАС
Другой отрицательно относился к потребляемой им пище, поэтому она была вредна для него
Стесняясь своей неполноценности, МЫ превращались в скупердяя, и, стесняясь своего скупердяйства, МЫ становились жадиной с тем, чтобы когда-нибудь выдать нечто совершенное, что удовлетворило бы всех
Стесняясь своей неполноценности, другой превращался в скупердяя, и, стесняясь своего скупердяйства, становился жадиной с тем, чтобы когда-нибудь выдать нечто совершенное, что удовлетворило бы всех
МЫ начинали стесняться и своей жадности, НАША жизнь оказывалась в опасности, ибо вытеснение накопившихся в теле шлаков лишь уплотняло эти шлаки
Другой начинал стесняться и своей жадности, его жизнь оказывалась в опасности, ибо вытеснение накопившихся в теле шлаков лишь уплотняло эти шлаки
МЫ жили в плену у своих страхов, по мере их роста делались все беспомощнее
Другой жил в плену у своих страхов, по мере их роста делался все беспомощнее
НАША беспомощность перерастала в печаль, которая давала о себе знать чувством тяжести на душе
Беспомощность другого перерастала в печаль, давая о себе знать чувством тяжести на душе
Борясь с трудностями с помощью силы, МЫ терпели поражение
Борясь с трудностями с помощью силы, другой терпел поражение
У НАС возникала жалость к себе, которая истребляла НАШИ жизненные силы
У другого возникала жалость к себе, которая истребляла его жизненные силы
НАША жалость к себе (жалость к себе другого) представляла собой:
Движение в замкнутом, мертвом круге.
Перематывание и наращивание простой стрессовой энергии в большой запутанный клубок.
Изнурение духовных и физических сил до ощущения бессилия.
Снижение функций клеток, тканей, органов вплоть до прекращения функций.
Транспортер для переброски негативной энергии по организму и от НАС(другого) к НАШЕМУ жалельщику (его жалельщику).
Средство обнищания НАС(другого) как духовно, так и материально.
НАША жалость к себе двигалась в малом круге - МЫ рассказывали близким про свою тяжкую жизнь, обсуждали ее, на нее сетовали либо плакались по ее поводу ближним
Жалость к себе другого двигалась в малом круге - он рассказывал близким про свою тяжкую жизнь, обсуждал ее, на нее сетовал либо плакался по ее поводу ближним
МЫ были человеком с заниженной самокритичностью, поэтому выплакивались в чужую манишку и бывали довольны собой в течение длительного времени
Другой был человеком с заниженной самокритичностью, поэтому выплакивался в чужую манишку и бывал доволен собой в течение длительного времени
МЫ были человеком с завышенной самокритичностью и после ухода слушателей начинали сокрушаться и раскаиваться: «Что я натворил! Что теперь они обо мне подумают? Это конец!»
Другой был человеком с завышенной самокритичностью и после ухода слушателей начинали сокрушаться и раскаиваться: «Что я натворил! Что теперь они обо мне подумают? Это конец!»
МЫ впадали в депрессию и давали зарок, что подобное не повторится никогда
Другой впадал в депрессию и давал зарок, что подобное не повторится никогда
МЫ испытывали растущую потребность в публике, чтобы посетовать на тяжкую жизнь. Все для того лишь, чтобы отлегло от души
Другой испытывал растущую потребность в публике, чтобы посетовать на тяжкую жизнь. Все для того лишь, чтобы отлегло от души
НАША жалость к себе двигалась в большом круге - У НАС становилось легко на душе когда МЫ могли поплакаться по телефону или в интернете
Жалость к себе другого двигалась в большом круге - У него становилось легко на душе когда он мог поплакаться по телефону или в интернете
НАША жалость к себе двигалась в минимальном круге – МЫ никому не жаловались
Жалость к себе двигалась в минимальном круге – он никому не жаловался
МЫ стеснялись слёз, стеснялись обнаружить свою беспомощность и житейские невзгоды
Другой стеснялся слёз, стеснялся обнаружить свою беспомощность и житейские невзгоды
МЫ желали быть сильным, тогда как на деле МЫ были слабы
Другой желал быть сильным, тогда как на деле был слаб
МЫ желали сами справляться со своими проблемами, но не справлялись
Другой желал сам справляться со своими проблемами, но не справлялся
МЫ так стыдились собственной слабости, что просто были не способны заплакать, даже если сердце у НАС разрывалось
Другой так стыдился собственной слабости, что просто был не способен заплакать, даже если его сердце разрывалось
МЫ стыдились беспомощности своих родителей, которую те сами усугубляли своими слезами, поэтому начинали стыдиться слабости вообще
Другой стыдился беспомощности своих родителей, которую те сами усугубляли своими слезами, поэтому начинал стыдиться слабости вообще
МЫ запрещали себе плакать, чтобы не испытывать чувство стыда
Другой запрещал себе плакать, чтобы не испытывать чувство стыда
МЫ загоняли замкнутый круг жалости к себе в границы тела
Другой загонял замкнутый круг жалости к себе в границы тела
МЫ могли открыться лишь перед абсолютно незнакомым человеком, от которого можно не опасаться обратной связи
Другой мог открыться лишь перед абсолютно незнакомым человеком, от которого можно не опасаться обратной связи
МЫ жили жалостью к себе
Другой жил жалостью к себе
МЫ хотели заставить людей поверить в то, что никто не способен страдать больше, чем МЫ
Другой хотел заставить людей поверить в то, что никто не способен страдать больше, чем он
МЫ хотели отомстить тем, кто довел НАС до такого постыдного положения
Другой хотел отомстить тем, кто довел его до такого постыдного положения
МЫ хотели отомстить своему посрамителю собственной смертью
Другой хотел отомстить своему посрамителю собственной смертью
МЫ были злорадны
Другой был злораден
МЫ придумывали себе врага и целенаправленно его уничтожали
Другой придумывал себе врага и целенаправленно его уничтожал
Думая о стыде, МЫ переставали соображать, у НАС возникало ощущение, будто МЫ сходим с ума МЫ боялись осрамиться, одна лишь мысль о возможном позоре отбивала у НАС охоту за что-либо браться. У НАС возникала апатия, ощущение бессмысленности любого дела, равнодушие ко всякому начинанию
Думая о стыде, другой переставал соображать, у него возникало ощущение, будто он сходит с ума Другой боялся осрамиться, одна лишь мысль о возможном позоре отбивала у него охоту за что-либо браться. У него возникала апатия, ощущение бессмысленности любого дела, равнодушие ко всякому начинанию
МЫ стеснялись какой-либо своей проблемы или стресса, из-за которого проблема возникла
Другой стеснялся какой-либо своей проблемы или стресса, из-за которого проблема возникла
МЫ стеснялись своей болезни либо причины, ее породившей, поэтому НАША болезнь приобретала хронический характер, лечение не помогало
Другой стеснялся своей болезни либо причины, ее породившей, поэтому его болезнь приобретала хронический характер, лечение не помогало
Желание быть сильным, быть превыше всего и демонстрировать это оборачивалось для НАС особенно великим стыдом
Желание быть сильным, быть превыше всего и демонстрировать это оборачивалось для другого особенно великим стыдом
Другой сталкивался с реальностью и это оборачивалось для него убийственным стыдом, так как он осознавал, что не умеет считаться с реальностью
НАШЕ плохое всплывало наружу, и МЫ из кожи вон лезли, чтобы сделать доброе дело, которое заслонило бы НАШ позор и помогло бы про него забыть
Плохое другого всплывало наружу, и он из кожи вон лез, чтобы сделать доброе дело, которое заслонило бы его позор и помогло бы про него забыть
МЫ не умели сами себе прощать. Не могли забыть про случившееся плохое
Другой не умел сам себе прощать. Он не мог забыть про случившееся плохое
Испытывая стыд, пристыживая себя, МЫ считали, что и окружающие о НАС того же мнения
Испытывая стыд, пристыживая себя, другой считал, что и окружающие о нем того же мнения
НАША жизнерадостность улетучивалась, уступая место меланхолии
Жизнерадостность другого улетучивалась, уступая место меланхолии
МЫ давили на окружающих, получая все новые и новые ответные удары, вызывающие стыд
Другой давил на окружающих, получая все новые и новые ответные удары, вызывающие стыд
С мрачной серьезностью МЫ культивировали хорошее, что приводило к возрастанию плохого
С мрачной серьезностью другой культивировал хорошее, что приводило к возрастанию плохого
Стыдясь своих стрессов, житейских неурядиц, недуга, физического дефекта, мы старались их затушевать. Но от этого они лишь усиливались
Стыдясь своих стрессов, житейских неурядиц, недуга, физического дефекта, другой старался их затушевать. Но от этого они лишь усиливались
МЫ старались любой ценой казаться лучше, чем мы есть
Другой старался любой ценой казаться лучше, чем он есть
МЫ жили в прошлом – жили в стыде
Другой жил в прошлом – жили в стыде
Пытаясь добиться от НАС послушания, взрослые прибегали к пристыживанию либо запугиванию НАС позором, МЫ бурно протестовали против этого
Пытаясь добиться от другого послушания, взрослые прибегали к пристыживанию либо запугиванию его позором, он бурно протестовал против этого
МЫ говорили людям: «Постыдились бы!»
Другой говорил людям: «Постыдились бы!»
НАМ говорили: «Постыдились бы!»
НАМ сызмальства внушали, что, если МЫ совершим нечто постыдное, от НАС отвернутся родители и друзья. НАС перестанут любить и изгонят из общества. У НАС не будет работы, и МЫ станем неудачником
Другому сызмальства внушали, что, если он совершит нечто постыдное, от него отвернутся родители и друзья, его перестанут любить и изгонят из общества, к него не будет работы, и он станет неудачником
МЫ росли в страхе стыда, а на первый взгляд казались искренними и жизнерадостными
Другой рос в страхе стыда, а на первый взгляд казался искренним и жизнерадостным
НАС ставили в пример за умение общаться, задушевность и терпимость
Другого ставили в пример за умение общаться, задушевность и терпимость
МЫ заявляли, что любим правду
Другой заявлял, что любит правду
МЫ любили выслушивать правду о других, ибо на фоне чужих недостатков упивались собственной положительностью
Другой любил выслушивать правду о других, ибо на фоне чужих недостатков упивался собственной положительностью
МЫ не желали знать правды
Другой не желал знать правды
МЫ были терзаемы духовно и физически
Другой был терзаем духовно и физически
ПРИСТЫЖИВАНИЯ НАС другими людьми и суммировались В ЖАЖДУ МЕСТИ
ПРИСТЫЖИВАНИЯ другого другими людьми и суммировались В ЖАЖДУ МЕСТИ
НАШ стыд за свой позор взывал к отмщению, и МЫ были не в силах этому противостоять
Стыд другого за свой позор взывал к отмщению, и он был не в силах этому противостоять
МЫ мстили и успокаивались, поскольку реализовывали соответствующую энергию
Другой мстил и успокаивался, поскольку реализовывал соответствующую энергию
МЫ желали доказать, что МЫ лучше обидчика, умнее, интеллигентнее, поэтому вели интеллигентные словесные баталии, уничтожая собеседника ядом своей рафинированности
Другой желал доказать, что он лучше обидчика, умнее, интеллигентнее, поэтому вел интеллигентные словесные баталии, уничтожая собеседника ядом своей рафинированности
МЫ были тактичными
Другой был тактичным
МЫ гордились своей тактичностью
Другой гордился своей тактичностью
МЫ знали, что кому говорить или показывать, когда говорить и сколько, чтобы не причинить зла
Другой знал, что кому говорить или показывать, когда говорить и сколько, чтобы не причинить зла
МЫ считали навязчивую доброту уместной в любой ситуации
Другой считал навязчивую доброту уместной в любой ситуации
МЫ не понимали, что забота о ближнем из приличия на самом деле является безразличием
МЫ стыдились за свои мысли, желания и потребности
Другой стыдился за свои мысли, желания и потребности
Чем сильнее мы заглушали в себе стыд, тем острее была душевная боль, не дающая НАМ покоя
Чем сильнее другой заглушал в себе стыд, тем острее была душевная боль, не дающая ему покоя
НАША душевная боль заставляла НАС действовать и работать без передышки
Душевная боль другого заставляла его действовать и работать без передышки
МЫ видели, как НАШИ родители гробят себя непосильным трудом, и начинали протестовать против работы
Другой видел, как его родители гробят себя непосильным трудом, и начинал протестовать против работы
Лень была формой НАШЕГО протеста
Лень была формой протеста другого
МЫ выбирали работу, где за ничегонеделание платят большие деньги (банкир и т.д.)
Другой выбирал работу, где за ничегонеделание платят большие деньги (банкир и т.д.)
Будучи труженником, МЫ мучались, если не могли трудиться
Будучи труженником, другой мучался, если не мог трудиться
Будучи человеком, делающим деньги, МЫ мучались, если не могли делать деньги
Будучи человеком, делающим деньги, другой мучался, если не мог делать деньги
Будучи творческой личностью МЫ мучались, если не могли творить
Будучи творческой личностью другой мучался, если не мог творить
Будучи человеком, перевоспитывающим других, МЫ мучались, если не могли других переделать
Будучи человеком, перевоспитывающим других, другой мучался, если не мог других переделать
Бесстыдство разрушало НАШУ душу
Бесстыдство разрушало душу другого
Стыд разрушал НАШЕ тело
Стыд разрушал тело другого
МЫ теряли надежду, когда в НАШЕЙ жизни происходил кризис
Другой терял надежду, когда в его жизни происходил кризис
МЫ стремились улучшить жизнь только при помощи разума, поэтому у НАС возникало ощущение безнадежности, безысходности
Другой стремился улучшить жизнь только при помощи разума, поэтому у него возникало ощущение безнадежности, безысходности
Всякое очередное препятствие, которое оказывалось непреодолимым, усугубляло НАШЕ ожесточение и безысходность
Всякое очередное препятствие, которое оказывалось непреодолимым, усугубляло ожесточение и безысходность другого
МЫ были образованы и интеллигентены, однако не могли распознавать чувства и не были способны обдумывать мысли, которые реализуются силой, исходящей из сердца
Другой был образован и интеллигентены, однако не мог распознавать чувства и не был способен обдумывать мысли, которые реализуются силой, исходящей из сердца
МЫ были отщепенцем, алкоголиком, наркоманом и подбирали себе окружение из числа подобных себе, с которыми не нужно ощущать стыд
Другой был отщепенцем, алкоголиком, наркоманом и подбирал себе окружение из числа подобных себе, с которыми не нужно ощущать стыд
МЫ были грязны снаружи и не стыдились этого
Другой был грязен снаружи и не стыдился этого
МЫ были грязны изнутри, и не стыдились этого
Другой был грязен изнутри, и не стыдился этого
У НАС не было столько денег, сколько бы НАМ хотелось, и МЫ всем своим обликом протестовали против общества, которое не давало НАМ денег
У другого не было столько денег, сколько бы ему хотелось, и он всем своим обликом протестовал против общества, которое не давало ему денег
У другого не было столько денег, сколько бы ему хотелось, и он всем своим нутром протестовал против общества, которое не давало ему денег
МЫ были одурманены алкоголем, чтобы ни о чем не думать
Другой был одурманен алкоголем, чтобы ни о чем не думать
МЫ боялись думать
Другой боялся думать
МЫ губили себя разумом
Другой губил себя разумом
МЫ губили себя отсутствием разума
Другой губил себя отсутствием разума
Мы ощущали себя несчастными, так как не умели разобраться в жизни
Другой ощущал себя несчастным, так как не умел разобраться в жизни
Из-за страхов мы становились беспомощными
Из-за страхов другой становился беспомощными
НАША беспомощность рождала печаль, НАША печаль велелаНАМ жалеть себя
Беспомощность другого рождала печаль, печаль велелал ему жалеть себя
МЫ были неспособны наладить свою жизнь, от этого НАМ было стыдно
Другой был неспособен наладить свою жизнь, от этого ему было стыдно
Чем больше МЫ старались наладить свою жизнь, тем больше возникало преград, и НАШИ надежды рушились
Чем больше другой старался наладить свою жизнь, тем больше возникало преград, и его надежды рушились
МЫ совершали ошибки, и НАМ становилось за себя стыдно
Другой совершал ошибки, и ему становилось за себя стыдно
МЫ повторяли одну и ту же ошибку, и НАШ стыд усиливался
Другой повторял одну и ту же ошибку, и его стыд усиливался
МЫ ощущали себя беспомощным и несчастным, пытались обрести спасение в алкоголе и наркотиках
Другой ощущал себя беспомощным и несчастным, пытались обрести спасение в алкоголе и наркотиках
Видя в себе только постыдное, МЫ ощущали бессмысленность бытия и совершали самоубийство
Видя в себе только постыдное, другой ощущал бессмысленность бытия и совершал самоубийство
НАША неспособность относиться к любой ситуации как к житейскому уроку, подлежащему усвоению, рождает ощущение кромешной тьмы, из которой нет выхода
Неспособность относиться к любой ситуации как к житейскому уроку, подлежащему усвоению, рождало у другого ощущение кромешной тьмы, из которой нет выхода
Родители стыдили НАС
Родители другого стыдили его
НАШИ родители хотели, чтобы МЫ стыдились того же, чего ОНИ стыдились сами, чтобы им не было за НАС стыдно
Родители другого хотели, чтобы он стыдился того же, чего они стыдились сами, чтобы им не было за него стыдно
Родители стыдились НАС
Родители другого стыдились его
МЫ стыдились родителей
Другой стыдился родителей
МЫ стеснялись любить
Другой стеснялся любить
МЫ стыдились любить из-за собственной неполноценности
Другой стыдился любить из-за собственной неполноценности
МЫ яростно боролись со своим стыдом
Другой яростно боролся со своим стыдом
МЫ испытывали стыд из-за беременности
Другая испытывала стыд из-за беременности
МЫ стыдились того, что переспали с кем-то
Другой стыдился того, что переспал с кем-то
МЫ боялись своих родителей и общественного мнения
Другой боялся своих родителей и общественного мнения
Из-за стыда МЫ желали быть лучше
Из-за стыда другой желал быть лучше
Чтобы стать лучше, МЫ искали хорошего мужа, жену
Чтобы стать лучше, другой искал хорошего мужа, жену
Пристыживанием МЫ мстили за собственную беспомощность
Пристыживанием другой мстил за собственную беспомощность
МЫ хотели, чтобы с НАМИ считались
Другой хотел, чтобы с ним считались
МЫ пристыживали людей, чтобы они считались с НАМИ
Другой пристыживал людей, чтобы они считались с ним
Другой пристыживал НАС, чтобы МЫ считались с ним
МЫ чувствовали себя пристыженными из-за общественного мнения
Другой чувствовал себя пристыженными из-за общественного мнения
НАША детская беспомощность перед теми, кто сильнее НАС, рождала в НАС отчаяние, и МЫ начинали протестовать
Детская беспомощность другого перед теми, кто сильнее его, рождала в нем отчаяние, и он начинал протестовать
Испуганный протест оставался у НАС внутри и приводил к аллергии
Испуганный протест оставался у другого внутри и приводил к аллергии
Будучи сильным, МЫ не умели общаться с тем, кто слабее
Будучи сильным, другой не умел общаться с тем, кто слабее
МЫ не могли забыть, как это было больно, когда в детстве НАС стыдили из-за любого пустяка, поэтому МЫ с большим рвением принимались пристыживать своего ребенка либо ученика
Другой не мог забыть, как это было больно, когда его в детстве его стыдили из-за любого пустяка, поэтому он с большим рвением принимался пристыживать своего ребенка либо ученика
МЫ считали, что, если уж МЫ выросли благодаря пристыжению толковым человеком, почему бы и другому не вырасти таким же
Другой считал, что, если уж он вырос благодаря пристыжению толковым человеком, почему бы и другому не вырасти таким же
МЫ испытывали удовлетворение, одержав победу над более слабым
Другой испытывал удовлетворение, одержав победу над более слабым
НАС вынуждали стыдиться
МЫ вынуждали стыдиться кого-либо
Другой вынуждал стыдиться кого-либо
В НАШЕМ окружении стыдливость почитали за добродетель
В окружении другого стыдливость почитали за добродетель
Мы стыдились своих желаний и своего нежелания
Другой стыдился своих желаний и своего нежелания
МЫ стыдились своих потребностей и того, что нам не потребно
Другой стыдился своих потребностей и того, что ему не потребно
МЫ стыдились своего тела, его органов, тканей, их функций
Другой стыдился своего тела, его органов, тканей, их функций
МЫ стыдились тех выделений, что образуются в результате жизнедеятельности тела
Другой стыдился тех выделений, что образуются в результате жизнедеятельности тела
МЫ стыдились своего потоотделения
Другой стыдился своего потоотделения
МЫ подавляли выделение пота, перепоручая данную функцию почкам
МЫ стыдились своей мочи, поэтому У НАС уменьшалось мочевыделение
Другой стыдился своей мочи
Мы стыдились своих фекалий - МЫ стыдились результатов своего труда
Другой стыдился своих фекалий – он стыдился результатов своего труда
МЫ стыдились выделений из половых органов
Другой стыдился выделений из половых органов
МЫ относились к половым органам как к чему-то постыдному
Другой относился к половым органам как к чему-то постыдному
Чем больше человек МЫ желали изменить все в жизни, тем больше стыдились, когда терпели неудачу
Чем больше другой желал изменить все в жизни, тем больше стыдился, когда терпел неудачу
МЫ неустанно стремились доказать, что МЫ очень работящие, не в пример остальным
Другой неустанно стремился доказать, что он очень работящий, не в пример остальным
МЫ старались угодить окружающим и перенимали чужие суждения
Другой старался угодить окружающим и перенимал чужие суждения
МЫ жертвовали своими потребностями ради чужих желаний
Другой жертвовал своими потребностями ради чужих желаний
МЫ стыдились того, что не осмелились жить собственной жизнью
Другой стыдился того, что не осмелился жить собственной жизнью
МЫ жертвовали своими материальными потребностями в угоду чужим желаниям или капризам
Другой жертвовал своими материальными потребностями в угоду чужим желаниям или капризам
МЫ становились рабом чужих желаний либо капризов, делались все более невосприимчивым, вплоть до того, что у НАС пропадали всякие потребности
Другой становился рабом чужих желаний либо капризов, делался все более невосприимчивым, вплоть до того, что у него пропадали всякие потребности.
Собственные потребности были НАМ безразличны
Собственные потребности были безразличны другому
МЫ осознавали, что все, что МЫ считали хорошим, на самом деле плохо
Другой осознал, что все, что он считал хорошим, на самом деле плохо
МЫ пренебрегали своими духовными потребностями в угоду чужим желаниям и капризам
Другой пренебрегал своими духовными потребностями в угоду чужим желаниям и капризам
МЫ делали всё, чтобы скрыть правду – от других и от себя
Другой делал всё, чтобы скрыть правду – от других и от себя
МЫ скрывали все возрастающее материальное неблагополучие, затем душевное и в конце концов духовное
Другой скрывал все возрастающее материальное неблагополучие, затем душевное и в конце концов духовное
МЫ утрачивали всякий интерес к правде как таковой
Другой устрачивал всякий интерес к правде как таковой
НАС раздражало, когда люди обнаруживали недостатки в том, что МЫ сами считали положительным, поскольку теперь это хорошее становилось для НАС плохим
Другого раздражало, когда люди обнаруживали недостатки в том, что он сам считал положительным, поскольку теперь это хорошее становилось для него плохим
Хорошее, ставшее плохим, задевало НАС лично, ибо это упущение воспринималось НАМИ как личный стыд, как собственная глупость
Хорошее, ставшее плохим, задевало другого лично, ибо это упущение воспринималось им как личный стыд, как собственная глупость
НАМ было стыдно, что плохое существует
Другому было стыдно, что плохое существует
МЫ были уязвлены, когда выяснялось, что у плохого тоже есть положительная сторона. Речи об изнанке плохого воспринимались НАМИ как приукрашивание плохого
Другой был уязвлен, когда выяснялось, что у плохого тоже есть положительная сторона. Речи об изнанке плохого воспринимались им как приукрашивание плохого
МЫ открыто проявляли свою ненависть к плохому
Другой открыто проявлял свою ненависть к плохому
НАШИ недостатки всплывали наружу и МЫ испытывали стыд
Недостатки другого всплывали наружу и он испытывал стыд
Стыд велел НАМ бороться за жизнь любыми средствами
Стыд велел другому бороться за жизнь любыми средствами
Другой в открытую изобличал НАС в чем-то постыдном
Друой в открытую изобличали другого в чем-то постыдном
МЫ в открытую изобличали другого в чем-то постыдном
МЫ стыдили тех, кто не удосуживается скрывать свои недостатки
Другой стыдился тех, кто не удосуживался скрывать свои недостатки
Особенную злобу вызывали у НАС те, кто откровенно говорит о своих огрехах
Особенную злобу вызывали у другого те, кто откровенно говорит о своих огрехах
Честность ближнего воспринималась НАМИ как показная смелость
Честность ближнего воспринималась другим как показная смелость
МЫ бросались в атаку, чтобы завоевать публичное внимание
Другой бросался в атаку, чтобы завоевать публичное внимание
МЫ боялись публичного внимания
Другой боялся публичного внимания
МЫ испытывали социальную тревогу – повышенную стыдливость
Другой испытывал социальную тревогу – повышенную стыдливость
У НАС было пунцовое от смущения лицо, учащенное сердцебиение, спазмы в горле, холодные дрожащие потные руки, дрожь в коленях и сухость во рту
У другого было пунцовое от смущения лицо, учащенное сердцебиение, спазмы в горле, холодные дрожащие потные руки, дрожь в коленях и сухость во рту
МЫ страшились делать что-либо у всех на виду либо оказаться в центре внимания
Другой страшился делать что-либо у всех на виду либо оказаться в центре внимания
НАС охватывала паника, жизненные силы улетучивались, усиливалось мочеиспускание, желудок приходил в расстройство
Другого охватывала паника, жизненные силы улетучивались, усиливалось мочеиспускание, желудок приходил в расстройство
Другой испытывал постоянное чувство тревоги, которое не проходило даже во сне
МЫ становились психически больным
Другой становился психически больным
В таком состоянии МЫ были вынуждены сохранять внушительный, представительный вид
В таком состоянии другой был вынужден сохранять внушительный, представительный вид
Болезненная стыдливость мешала НАМ общаться с окружающим миром и даже обращаться за врачебной помощью
Болезненная стыдливость мешала другому общаться с окружающим миром и даже обращаться за врачебной помощью
Осознавая свой недостаток и все больше его стыдясь, МЫ впадали в депрессию
Осознавая свой недостаток и все больше его стыдясь, другой впадал в депрессию
МЫ стеснялись самого себя, переставали общаться с самим собой, так как плохо к себе относились
Другой стеснялся самого себя, переставал общаться с самим собой, так как плохо к себе относился
НАМ казалось, что окружающие относятся к НАМ так же, как и МЫ сами
Другому казалось, что окружающие относятся к нему так же, как и он сам
МЫ переживали принудительные ситуации
Другой переживал принудительные ситуации
МЫ произносили вслух все, что могло взбрести НАМ в голову, и делали это безо всякого стыда и безо всякого чувства такта
Другой произносил вслух все, что могло взбрести ему в голову, и делал это безо всякого стыда и безо всякого чувства такта
МЫ игнорировали критику со стороны других, самокритичность у НАС отсутствовала
Другой игнорировал критику со стороны других, самокритичность у него отсутствовала
МЫ жаждали мести
Другой жаждал мести
МЫ оправдывали месть
Другой оправдывал месть
МЫ обожествляли месть
Другой обожествлял месть
МЫ вынашивали планы мести
Другой вынашивал планы мести
МЫ относились к мести с неодобрением
Другой относился к мести с неодобрением
МЫ обуздывали свою жажду мести
Другой обуздывал свою жажду мести
МЫ воспринимали себя спасителем мира и полагали, что окружающие такого же о НАС мнения, потом МЫ с ужасом обнаруживали, что готовы мстить всем за то, что НАС не принимают всерьез
Другой воспринимал себя спасителем мира и полагал, что окружающие такого же о нем мнения, потом он с ужасом обнаруживал, что готов мстить всем за то, что его не принимают всерьез
МЫ мстили спасаемым НАМИ за то, что те не позволяют себя спасать
Другой мстил спасаемым за то, что те не позволяют себя спасать
МЫ желали делать всем добро
Другой желал делать всем добро
Чем сильнее было НАШЕ стремление делать всем хорошее, тем масштабнее была таящаяся в НАС жажда мести
Чем сильнее было стремление другого делать всем хорошее, тем масштабнее была таящаяся в нем жажда мести
НАШЕ желание отомстить оставалось нереализованным
Желание отомстить другого оставалось нереализованным
МЫ узнавали, сколь плохо люди относились к НАШЕЙ помощи, в НАС вспыхивала жажда мести
Другой узнавал, сколь плохо люди относились к его помощи, в нем вспыхивала жажда мести
Не успев понять, что это — жажда мести, МЫ начинали сторониться людей
Не успев понять, что это — жажда мести, другой начинал сторониться людей
НАМ не хотелось появляться на людях
Другому не хотелось появляться на людях
МЫ заболевали, чтобы избежать появления на людях
Другой заболевал, чтобы избежать появления на людях
МЫ стыдились честности
Другой стыдился честности
МЫ стеснялись обнаружить свою скрытую сторону
Другой стеснялся обнаружить свою скрытую сторону
МЫ стыдились, когда другие люди не стеснялись своей негативности
Другой стыдился, когда другие люди не стеснялись своей негативности
МЫ отрицали свой стыд
Другой отрицал свой стыд
МЫ старались показать, что в НАС нет ничего плохого, чего следовало бы стыдиться
Другой старался показать, что в нем нет ничего плохого, чего следовало бы стыдиться.
НАМ было стыдно перед «хорошими» людьми
Другому было стыдно перед «хорошими» людьми
НАМ было стыдно перед матерью
Другому было стыдно перед матерью
Чем больше НАША мама подчёркивала свою положительность, тем сильнее был НАШ стыд
Чем больше мама другого подчёркивала свою положительность, тем сильнее был его стыд
Страшась своего стыда, МЫ были вынуждены стыдить мать
Страшась своего стыда, другой был вынуждены стыдить мать
Будучи ребёнком МЫ испытывали столь жгучий стыд перед родителями за тот срам, который МЫ были способны им доставить, что у НАС все сжималось внутри
Будучи ребёнком другой испытывал столь жгучий стыд перед родителями за тот срам, который он был способен им доставить, что у него все сжималось внутри
МЫ не делали ничего постыдного, но НАС постоянно предупреждали, дескать, только посмей, и случится нечто ужасное
Другой не делал ничего постыдного, но его постоянно предупреждали, дескать, только посмей, и случится нечто ужасное
МЫ так и не осмеивались в течение всей жизни совершить какой-либо поступок, из-за страха стыда
Другой так и не осмеивался в течение всей жизни совершить какой-либо поступок, из-за страха стыда
МЫ плелись тенью 
+9
15:47
1145
11:57
Очень хороший протокол именно про стыд. Жалею, что не нашла его раньше т.к не стоит тег «стыд».
Загрузка...