Эмоциональный Ребенок

Аспекты

 

ЗА ПРЕДЕЛЫ СТРАХА Томас Троуб

То, что нашей жизнью управляет Эмоциональный Ребенок, может проявляться во множестве форм. Одна из них состоит в том, что мы снова и снова повторяем одни и те же болезненные образы в отношениях и не понимаем, почему. Вторая проявляется в той или другой форме зависимого поведения. Третья — с нами случаются повторяющиеся несчастные случаи или болезни, которые без конца саботируют нашу жизнь. И еще одна — мы отстраняемся от жизни, чувствуем безнадежность и цинизм. 

 

Время чтения:
9 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
МЫ чувствовали угрозу — ощущение нападения, вторжения, вмешательства, критики, осуждения.
Другой чувствовал угрозу — ощущение нападения, вторжения, вмешательства, критики, осуждения.

МЫ чувствовали обиду — чувство, что НАС не оценили, не приняли во внимание или отвергли.
Другой чувствовал обиду — чувство, что его не оценили, не приняли во внимание или отвергли.

МЫ чувствовали ожидания — ощущение чьих-то требований или ожиданий.
Другой чувствовали ожидания — ощущение чьих-то требований или ожиданий.

МЫ чувствовали отражения — видение в другом какого-то качества, которое неприемлемо в себе.
Другой чувствовал отражения — видение в другом какого-то качества, которое неприемлемо в нем.

МЫ чувствовали сравнение — невыгодное сравнение НАС с другими.
Другой чувствовал сравнение — невыгодное сравнение себя с другими.

МЫ чувствовали страх кого-то или что-то потерять.
Другой чувствовал страх кого-то или что-то потерять.

МЫ чувствовали неудобство или дискомфорт.
Другой чувствовал неудобство или дискомфорт.

У НАС были/не были реакции «противоборства» — требование, обвинение, нападение, бунт, месть, гнев и раздражительность, критика или суждение и жалобы.
У другого были/не были реакции «противоборства» — требование, обвинение, нападение, бунт, месть, гнев и раздражительность, критика или суждение и жалобы.

У НАС были/не были реакции «приближения» — гармонизация, упрашивание, угождение.
У другого были/не были реакции «приближения» — гармонизация, упрашивание, угождение.

У НАС были/не были реакции «отступления» — уход в себя, обида и мрачные размышления, энергетическая «подавленность», впадение в депрессию и безнадежность или отчуждение.
У другого были/не были реакции «отступления» — уход в себя, обида и мрачные размышления, энергетическая «подавленность», впадение в депрессию и безнадежность или отчуждение.

МЫ рассматривали разные стороны своей жизни денег, выживания, отношений, работы, секса, еды.
Другой рассматривал разные стороны своей жизни денег, выживания, отношений, работы, секса, еды.

МЫ смотрели, как другой контролирует в этих областях себя.
Другой смотрел, как МЫ контролируем в этих областях себя.
Другой смотрел, как кто-то контролирует в этих областях себя.
МЫ смотрели, как МЫ контролирует в этих областях себя.

МЫ замечали, какого рода страхи другой скрывает за этими стратегиями.
Другой замечал, какого рода страхи МЫ скрываем за этими стратегиями.
Другой замечал, какого рода страхи кто-то скрывает за этими стратегиями.
МЫ замечали, какого рода страхи МЫ скрываем за этими стратегиями.

МЫ отмечаем каждый момент, когда другой теряет спокойствие.
Другой отмечает каждый момент, когда МЫ теряем спокойствие.
Другой отмечает каждый момент, когда кто-то теряет спокойствие.
МЫ отмечаем каждый момент, когда МЫ теряем спокойствие.

МЫ спрашивали себя, что заставляет другого беспокоиться.
Другой спрашивал себя, что заставляет НАС беспокоиться.
Другой спрашивал себя, что заставляет другого беспокоиться.
МЫ спрашивали себя, что заставляет НАС беспокоиться.

МЫ спрашивали себя, что особенного кто-то сказал или не сказал, сделал или не сделал, что создало это беспокойство.
Другой спрашивал себя, что особенного МЫ сказали или не сказали, сделали или не сделали, что создало это беспокойство.
Другой спрашивал себя, что особенного кто-то сказал или не сказал, сделал или не сделал, что создало это беспокойство.
МЫ спрашивали себя, что особенного МЫ сказали или не сказали, сделали или не сделали, что создало это беспокойство.

МЫ спрашивали себя, какая ситуация и что именно в этой ситуации вызвало в другом беспокойство.
Другой спрашивал себя, какая ситуация и что именно в этой ситуации вызвало во НАС беспокойство.
Другой спрашивал себя, какая ситуация и что именно в этой ситуации вызвало в ком-то беспокойство.
МЫ спрашивали себя, какая ситуация и что именно в этой ситуации вызвало в НАС беспокойство.

МЫ замечали, как другой реагировал на беспокойство.
Другой замечал, как МЫ реагировали на беспокойство.
Другой замечал, как кто-то реагировал на беспокойство.
МЫ замечали, как МЫ реагировали на беспокойство.

МЫ замечали, что другой сделал или не сделал.
Другой замечал, что МЫ сделали или не сделали.
Другой замечал, что другой сделал или не сделал.
МЫ замечали, что МЫ сделали или не сделали.

МЫ замечали, как другой пытается изменить ситуацию или человека.
Другой замечал, как МЫ пытаемся изменить ситуацию или человека.
Другой замечал, как другой пытается изменить ситуацию или человека..
МЫ замечали, как МЫ пытаемся изменить ситуацию или человека..

МЫ замечали, как другой пытается изменить себя.
Другой замечал, как МЫ пытаемся изменить НАС.
Другой замечал, как другой пытается изменить себя.
МЫ замечали, как МЫ пытаемся изменить себя.

МЫ замечаем отклик, который реакция создает в другом.
Другой замечает отклик, который реакция создает в НАС.
Другой замечает отклик, который реакция создает в ком-либо.
МЫ замечаем отклик, который реакция создает в НАС.

МЫ замечаем гнев, расстояние, борьбу, шок или угождение в другом.
Другой замечает гнев, расстояние, борьбу, шок или угождение в НАС.
Другой замечает гнев, расстояние, борьбу, шок или угождение в ком-то.
МЫ замечаем гнев, расстояние, борьбу, шок или угождение в НАС.

МЫ замечаем, как этот отклик чувствует другой.
Другой замечает, как этот отклик чувствуем МЫ.
Другой замечает, как этот отклик чувствует кто-то.
МЫ замечаем, как этот отклик чувствуем МЫ.

МЫ получаем/не получаем при этом от другого то, что хотели
Другой получает/не получает при этом от НАС то, что хотел
Другой получает/не получает при этом от кого-то то, что хотел
МЫ получаем/не получаем при этом от НАС то, что хотели

МЫ замечаем, какие раны другого стоят за его реакцией.
Другой замечает, какие НАШИ раны стоят за НАШЕЙ реакцией.
Другой замечает, какие раны кого-то стоят за его реакцией.
МЫ замечаем, какие НАШИ раны стоят за НАШЕЙ реакцией.

МЫ замечаем, каким образом раны заставляют другого чувствовать себя отвергнутым.
Другой замечает, каким образом раны заставляют НАС чувствовать себя отвергнутым.
Другой замечает, каким образом раны заставляют кого-то чувствовать себя отвергнутым.
МЫ замечаем, каким образом раны заставляют НАС чувствовать себя отвергнутым.

МЫ замечаем, каким образом раны заставляют другого чувствовать себя стыдящимся.
Другой замечает, каким образом раны заставляют НАС чувствовать себя стыдящимся.
Другой замечает, каким образом раны заставляют кого-то чувствовать себя стыдящимся.
МЫ замечаем, каким образом раны заставляют НАС чувствовать себя стыдящимся.

МЫ замечаем, каким образом раны заставляют другого чувствовать себя испуганным.
Другой замечает, каким образом раны заставляют НАС чувствовать себя испуганным.
Другой замечает, каким образом раны заставляют кого-то чувствовать себя испуганным.
МЫ замечаем, каким образом раны заставляют НАС чувствовать себя испуганным.

МЫ замечаем, каким образом раны заставляют другого чувствовать себя ошеломленным.
Другой замечает, каким образом раны заставляют НАС чувствовать себя ошеломленным.
Другой замечает, каким образом раны заставляют кого-то чувствовать себя ошеломленным.
МЫ замечаем, каким образом раны заставляют НАС чувствовать себя ошеломленным.

МЫ замечаем, каким образом раны заставляют другого чувствовать себя недоверчивым.
Другой замечает, каким образом раны заставляют НАС чувствовать себя недоверчивым.
Другой замечает, каким образом раны заставляют кого-то чувствовать себя недоверчивым.
МЫ замечаем, каким образом раны заставляют НАС чувствовать себя недоверчивым.

МЫ замечали, насколько знакомы для другого эти реакции.
Другой замечает, насколько знакомы для НАС эти реакции.
Другой замечает, насколько знакомы для другого эти реакции.
МЫ замечаем, насколько знакомы для НАС эти реакции.

МЫ замечали, что эти реакции, повторялись другим в его прошлом.
Другой замечает, что эти реакции, повторялись НАМИ в НАШЕМ прошлом.
Другой замечает, что эти реакции, повторялись кем-то в их прошлом.
МЫ замечаем, что эти реакции, повторялись НАМИ в НАШЕМ прошлом.

МЫ отслеживаем механизм этих реакций до самого детства другого.
Другой отслеживаем механизм этих реакций до самого НАШЕГО детства.
Другой отслеживаем механизм этих реакций до самого детства кого-то.
МЫ отслеживаем механизм этих реакций до самого НАШЕГО детства.

Наши реакции и контроль — это НАШИ способы добиться некоторого владения ситуацией в НАШЕЙ среде.
Реакции и контроль другого — это другого способы добиться некоторого владения ситуацией в его среде.

МЫ сталкиваясь с таким НАШИМ поведением, судим НАС за инфантильность и реактивность.
Другой сталкиваясь с таким своим поведением, судим себя за инфантильность и реактивность.

НАША реактивность и контроль не приносят НАМ желаемого результата.
Реактивность и контроль другого не приносят ему желаемого результата.
НАША реактивность и контроль приходят из сознания НАШЕГО детства.
Реактивность и контроль другого приходят из сознания его детства.

НАШИ реакции заставляют реагировать других.
Реакции другого заставляют реагировать других.
НАШИ реакции не приносят НАМ владение ситуацией.
Реакции другого не приносят ему владение ситуацией.

Отсутствие НАШЕГО владения ситуацией снижает НАШУ самооценку
Отсутствие другого владением ситуацией снижает его самооценку
Из-за отсутствия НАШЕГО владения ситуацией МЫ оказываемся в изоляции.
Из-за отсутствия другого владением ситуацией он оказываемся в изоляции.

Между НАШИМИ раздражителем и реакцией лежат раны нашего детства.
Между раздражителем и реакцией другого лежат раны его детства.

МЫ не замечаем происходящие реакции и не связываем их с раздражителем, это не дает НАМ возможность исследовать более глубокие раны, стоящие за поведением.
Другой не замечает происходящие реакции и не связывает их с раздражителем, это не дает ему возможность исследовать более глубокие раны, стоящие за поведением.

МЫ замечаем происходящие реакции и связываем их с раздражителем, это дает НАМ возможность исследовать более глубокие раны, стоящие за поведением.
Другой замечает происходящие реакции и связывает их с раздражителем, это дает ему возможность исследовать более глубокие раны, стоящие за поведением.

МЫ не становимся более чувствительными к раздражителю и реакции, МЫ не можем замедлить их процесс и идти в соприкосновение с раной в глубине.
Другой не становится более чувствительными к раздражителю и реакции, он не может замедлить их процесс и идти в соприкосновение с раной в глубине.

МЫ становимся более чувствительными к раздражителю и реакции, МЫ можем замедлить их процесс и идти в соприкосновение с раной в глубине.
Другой становится более чувствительными к раздражителю и реакции, он может замедлить их процесс и идти в соприкосновение с раной в глубине.

МЫ замечаем моменты, когда МЫ делаем или говорим что-то, что по внутреннему НАШЕМУ ощущению неправильно.
Другой замечает моменты, когда он делает или говорит что-то, что по внутреннему его ощущению неправильно.

В эти моменты МЫ обращаем внимание на ощущения в теле, НАШЕ отношение к НАМ и мысли о НАС.

МЫ чувствуем внутри НАС компромисс.
Другой чувствует внутри себя компромисс.

МЫ верим, что должны пойти на компромисс, чтобы получить необходимое (осознано либо не осознано).
Другой верит, что должен пойти на компромисс, чтобы получить необходимое (осознано либо не осознано).

МЫ не знаем, что такое быть в гармонии со своим существом и жить без компромисса.
Другой не знает, что такое быть в гармонии со своим существом и жить без компромисса.

МЫ знаем, что такое быть в гармонии со своим существом и жить без компромисса.
Другой знает, что такое быть в гармонии со своим существом и жить без компромисса.

МЫ замечали, как другой ведет себя с важными в его жизни людьми — любимым человеком, начальником, ближайшими друзьями.
Другой замечал, как МЫ ведем себя с важными в НАШЕЙ жизни людьми — любимым человеком, начальником, ближайшими друзьями.
Дрогой замечал, как кто-то ведет себя с важными в его жизни людьми — любимым человеком, начальником, ближайшими друзьями.
МЫ замечали, как МЫ ведем себя с важными в вашей жизни людьми — любимым человеком, начальником, ближайшими друзьями.

МЫ не замечали, как другой ведет себя с важными в его жизни людьми — любимым человеком, начальником, ближайшими друзьями.
Другой не замечал, как МЫ ведем себя с важными в НАШЕЙ жизни людьми — любимым человеком, начальником, ближайшими друзьями.
Другой не замечал, как дрогой ведет себя с важными в его жизни людьми — любимым человеком, начальником, ближайшими друзьями.
МЫ не замечали, как МЫ ведем себя с важными в НАШЕЙ жизни людьми — любимым человеком, начальником, ближайшими друзьями.

МЫ видели, в чем у другого власть над НАМИ.
Другой видел, в чем у НАС власть над ним.
Другой видел, в чем у другого власть над ним.
МЫ видели, в чем у НАС власть над НАМИ.

МЫ не видели, в чем у другого власть над НАМИ.
Другой не видел, в чем у НАС власть над ним.
Другой не видел, в чем у другого власть над ним.
МЫ не видели, в чем у НАС власть над НАМИ.

МЫ осознавали, что МЫ говорим или делаем, чтобы другой не применил к НАМ эту власть.
Другой осознавали, что он говорит или делает, чтобы МЫ не применили к нему эту власть.
Другой осознавал, что он говорит или делает, чтобы другой не применили к нему эту власть.
МЫ осознавали, что МЫ говорим или делаем, чтобы МЫ не применили к НАМ эту власть.

МЫ не осознавали, что МЫ говорим или делаем, чтобы другой не применил к НАМ эту власть.
Другой не осознавали, что он говорит или делает, чтобы МЫ не применили к нему эту власть.
Другой не осознавал, что он говорит или делает, чтобы другой не применили к нему эту власть.
МЫ не осознавали, что МЫ говорим или делаем, чтобы МЫ не применили к НАМ эту власть.

МЫ осознаем, в чем и какими именно способами другой идете на компромисс.
Другой осознает, в чем и какими именно способами МЫ идем на компромисс.
Другой осознает, в чем и какими именно способами другой идете на компромисс.
МЫ осознаем, в чем и какими именно способами МЫ идем на компромисс.

МЫ не осознаем, в чем и какими именно способами другой идете на компромисс.
Другой не осознает, в чем и какими именно способами МЫ идем на компромисс.
Другой не осознает, в чем и какими именно способами другой идете на компромисс.
МЫ не осознаем, в чем и какими именно способами МЫ идем на компромисс.

МЫ говорим то, что не чувствуем.
Другой говорит то, что не чувствуете.
МЫ не говорим то, что чувствуем.
Другой не говорит то, что чувствуете.

МЫ видим, когда и как включается НАШЕ привычное и автоматическое поведения.
Другой видит, когда и как включается его привычное и автоматическое поведения.
МЫ не видим, когда и как включается НАШЕ привычное и автоматическое поведения.
Другой не видит, когда и как включается его привычное и автоматическое поведения.

МЫ осознаем фальшь в поведении другого.
Другой осознает фальшь в НАШЕМ поведении.
Другой осознает фальшь в поведении кого-то.
МЫ осознаем фальшь в НАШЕМ поведении.

МЫ не осознаем фальшь в поведении другого.
Другой не осознает фальшь в НАШЕМ поведении.
Другой не осознает фальшь в поведении кого-то.
МЫ не осознаем фальшь в НАШЕМ поведении.

МЫ идем на компромисс, потому что НАМИ бессознательно движет внутренний страх и стыд (осознано либо не осознано).
Другой идет на компромисс, потому что им бессознательно движет внутренний страх и стыд (осознано либо не осознано).

МЫ ограничиваем деятельность в НАШЕЙ жизни из страха, что скажет или сделает другой.
Другой ограничивает деятельность в своей жизни из страха, что скажем или сделаем МЫ.
Другой ограничивает деятельность в своей жизни из страха, что скажет или сделает кто-то.
МЫ ограничиваем деятельность в НАШЕЙ жизни из страха, что скажет или сделает МЫ.

МЫ заключили с другим соглашение, приносящее НАМ любовь и одобрение.
Другой заключил с НАМИ соглашение, приносящее ему любовь и одобрение.
Другой заключил с кем-то соглашение, приносящее ему любовь и одобрение.
МЫ заключили с НАМИ соглашение, приносящее НАМ любовь и одобрение.

НАШ компромисс укоренен в негативных соглашениях с другим в раннем детстве.
Компромисс другого укоренен в негативных соглашениях с НАМИ в раннем детстве.
Компромисс другого укоренен в негативных соглашениях с кем-то в раннем детстве.
НАШ компромисс укоренен в негативных соглашениях с НАМИ в раннем детстве.

МЫ заключили с другим соглашение, ставшее компромиссом для НАШЕЙ жизненной энергии.
Другой заключили с НАМИ соглашение, ставшее компромиссом для его жизненной энергии.
Другой заключили с кем-то соглашение, ставшее компромиссом для его жизненной энергии.
МЫ заключили с НАМИ соглашение, ставшее компромиссом для НАШЕЙ жизненной энергии.

МЫ согласились и стали вести себя так, как от НАС ожидал другой, в обмен на любовь и одобрение.
Другой согласился и стал вести себя так, как от него ожидали МЫ, в обмен на любовь и одобрение.
Другой согласился и стал вести себя так, как от него ожидал кто-то, в обмен на любовь и одобрение.
МЫ согласились и стали вести себя так, как от НАС ожидали МЫ, в обмен на любовь и одобрение.

МЫ отказались от того, что от НАС ожидали.
Другой отказался от того, что от него ожидали.

МЫ не отказались от того, что от НАС ожидали.
Другой не отказался от того, что от него ожидали.

МЫ учимся тому, какие чувства приносит НАША жизнь в компромиссе, и какие чувства приносит НАША жизнь в достоинстве (осознано либо не осознано).
Другой учится тому, какие чувства приносит его жизнь в компромиссе, и какие чувства приносит его жизнь в достоинстве (осознано либо не осознано).

МЫ не учимся тому, какие чувства приносит НАША жизнь в компромиссе, и какие чувства приносит НАША жизнь в достоинстве (осознано либо не осознано).
Другой не учится тому, какие чувства приносит его жизнь в компромиссе, и какие чувства приносит его жизнь в достоинстве (осознано либо не осознано). 
+8
15:11
969
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...