Мучительный путь Нарцисса

Вопросы

Материал по статье Ирина Млодик "Дно бесконечного колодца, или мучительный путь нарцисса" + мои добавления. 

Время чтения:
24 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
Почему/когда/как Нам хотелось стать кем-то значительным, важным, запоминающимся?
Почему/когда/как Другим хотелось стать кем-то значительным, важным, запоминающимся?

Кем Мы хотели стать, на кого похожими? Почему?
Кому/ чему Мы подражали? Почему?

Почему/когда/как Мы думали: если уж не прославиться на весь мир и войти в анналы, то хотя бы иметь пусть небольшую, но уникальную черту?
Почему/когда/как Другие думали: если уж не прославиться на весь мир и войти в анналы, то хотя бы иметь пусть небольшую, но уникальную черту?

Какие Мы по Нашему мнению имели уникальные черты?

Почему/когда/как Мы не признавали своего желания самовозвеличиться?
Почему/когда/как Другие не признавали своего желания самовозвеличиться?

Почему Мы боялись открыто возвеличиваться?

Почему/когда/как Мы считали, что ощущать себя неповторимым – это правильно?
Почему/когда/как Другие считали, что ощущать себя неповторимым – это правильно?

Кто/ что/ зачем внушал Нам это?

Почему/когда/как Мы имели предрасположенность к тому, чтобы считать себя не просто неповторимым, а уникальным в своем величии или своем ничтожестве?
Почему/когда/как Другие имели предрасположенность к тому, чтобы считать себя не просто неповторимым, а уникальным в своем величии или своем ничтожестве?

Почему/когда/как Внутри Нас жил Нарцисс?
Почему/когда/как Внутри Других жил Нарцисс?

Кто/ что/ зачем формировал в Нас Нарцисса?

Почему/когда/как Система воспитания, особенности менталитета, ценности общества – буквально все способствовало тому, чтобы нарциссизм как психологическая особенность или даже как патологический характер расцветал в Нас и все глубже пускал корни?
Почему/когда/как Система воспитания, особенности менталитета, ценности общества – буквально все способствовало тому, чтобы нарциссизм как психологическая особенность или даже как патологический характер расцветал в Других и все глубже пускал корни?

Почему Мы имели предрасположенность к такому влиянию?

Почему/когда/как Наш нарциссический родитель «транслировал»/ передавал по наследству Нам соответствующую модель поведения?
Почему/когда/как Других нарциссический родитель «транслировал»/ передавал по наследству Другим соответствующую модель поведения?

Из чего складывалась такая модель? Что в ней Нас привлекало? Почему?

Почему/когда/как Мы имели черты самовлюбленного, эгоистичного, зацикленного на себе человека?
Почему/когда/как Другие имели черты самовлюбленного, эгоистичного, зацикленного на себе человека?

Чем Нам это было выгодно?

Почему/когда/как Мы ощущали отсутствие дна: все достижения, какими бы великими они ни были, быстро «уходили в песок», проваливались в черную дыру?
Почему/когда/как Другие ощущали отсутствие дна: все достижения, какими бы великими они ни были, быстро «уходили в песок», проваливались в черную дыру?

Какие свои достижения Мы обесценивали? Почему?

Почему/когда/как Ощущение пустоты было для Нас невыносимым и требовало немедленного заполнения чем угодно: впечатлениями, едой, алкоголем, приключениями, упорной работой?
Почему/когда/как Ощущение пустоты было для Других невыносимым и требовало немедленного заполнения чем угодно: впечатлениями, едой, алкоголем, приключениями, упорной работой?

Почему Мы боялись ощущения пустоты? Почему оно невыносимо?

Почему/когда/как Пустота создавала у Нас ощущение «сквозняка» внутри, сильной неустойчивости, отсутствия опоры, неуверенности?
Почему/когда/как Пустота создавала у Других ощущение «сквозняка» внутри, сильной неустойчивости, отсутствия опоры, неуверенности?

Кто/ что давало Нам опору и уверенность? Почему?

Почему/когда/как У Нас наступала «невыносимая легкость бытия», которую очень хотелось хоть чем-то утяжелить, желательно победами, но если нет сил на достижения, то хотя бы депрессией и тоской, которая не замедлит появиться?
Почему/когда/как У Других наступала «невыносимая легкость бытия», которую очень хотелось хоть чем-то утяжелить, желательно победами, но если нет сил на достижения, то хотя бы депрессией и тоской, которая не замедлит появиться?

Почему/когда/как В детстве Нас любили за Наши достижения, Нашу функциональность?
Почему/когда/как В детстве Других любили за их достижения, их функциональность?

За какие достижения Мы были ценными?
Что в Нас любили/ воспитывали/ поощряли родители/ взрослые? Почему?

Почему/когда/как Когда Мы вырастали, у Нас оставалось ощущение, будто Нас будут любить только при условии, что Мы станем «совершенной функцией»?
Почему/когда/как Когда Другие вырастали, у них оставалось ощущение, будто их будут любить только при условии, что они станут «совершенной функцией»?

Из чего складывалось это ощущение?
Какие действия следовали за этим ощущением? Почему?

Почему/когда/как В функцию «ребенок» или «мой сын», «моя дочь» Наши родители/ взрослые вкладывали выполнение совершенно определенных задач: делать уроки, получать «пятерки», убирать квартиру, поступать в соответствии с родительскими ожиданиями (часто противоречивыми)?
Почему/когда/как В функцию «ребенок» или «мой сын», «моя дочь» Других родители/ взрослые вкладывали выполнение совершенно определенных задач: делать уроки, получать «пятерки», убирать квартиру, поступать в соответствии с родительскими ожиданиями (часто противоречивыми)?

Какие ярлыки и образы навешивали на Нас родители/ взрослые?
Какие представления родителей о Нас подменяли Нас самих? Почему?

Почему/когда/как Наших родителей мало интересовало, чем Мы жили, что чувствовали, что думали; для них было главным, чтобы Наша «функциональность» не давала сбоев?
Почему/когда/как Других родителей мало интересовало, чем они жили, что чувствовали, что думали; для них было главным, чтобы Других «функциональность» не давала сбоев?

Почему за Нашей функциональностью родители не видели Нас?
Что Мы ощущали в эти моменты? Какие мысли создавали?

Почему/когда/как В результате такого воспитания Наше «Я» было недоразвитым?
Почему/когда/как В результате такого воспитания Других «Я» было недоразвитым?

Чего не хватало Нашему Я? Почему?
Как Мы восполняли этот дефицит?

Почему/когда/как Вечное недовольство Наших родителей, которые боялись по-настоящему интересоваться Нами или хотя бы просто радоваться тому, что Мы есть и тому, что Мы такие формировали в Нас зачатки будущей бездонной нарциссической дыры?
Почему/когда/как Вечное недовольство Других родителей, которые боялись по-настоящему интересоваться ими или хотя бы просто радоваться тому, что они есть и тому, что они такие формировали в них зачатки будущей бездонной нарциссической дыры?

Почему Нам было так важно получать любовь и одобрение от родителей/ взрослых?
Чем отличается Я людей, которых любили и одобряли родители от Нашего Я?

Почему/когда/как Нас не покидало ощущение, что Мы все еще недостаточно хороши, а значит, Наши достижения и успехи ничего не значат?
Почему/когда/как Других не покидало ощущение, что они все еще недостаточно хороши, а значит, их достижения и успехи ничего не значат?

Какие Мы имели успехи и достижения, которые были обесценены родителями/ взрослыми?
Какие выводы Мы сделали после этого?

Почему/когда/как Нам было свойственно постоянно оценивать всех вокруг, сравнивать себя с другими?
Почему/когда/как Другим было свойственно постоянно оценивать всех вокруг, сравнивать себя с другими?

По каким критериям Мы сравнивали Нас и людей?

Почему/когда/как Наши родители без конца оценивали Наши поступки и действия?
Почему/когда/как Других родители без конца оценивали их поступки и действия?

По каким критериям Наши родители сравнивали людей?

Почему/когда/как Наши родители сравнивали Нас с другими детьми, ставили Нам в пример кого-то в надежде, что Мы исправимся и будем равняться на положительные примеры?
Почему/когда/как Других родители сравнивали их с другими детьми, ставили им в пример кого-то в надежде, что они исправятся и будут равняться на положительные примеры?

По каким критериям Наши родители сравнивали Нас и людей?

Почему/когда/как Наши родители добились того, что сделали Нас вечно зависящим от внешней оценки, постоянно готовым выдать критическое замечание как в свой адрес, так и по отношению ко всему миру?
Почему/когда/как Других родители добились того, что сделали их вечно зависящих от внешней оценки, постоянно готовым выдать критическое замечание как в свой адрес, так и по отношению ко всему миру?

Какие оценки Нам давали другие?
Как Мы реагировали на них?

Почему/когда/как Мы были постоянно недовольны собой и окружающим миром?
Почему/когда/как Другие были постоянно недовольны собой и окружающим миром?

Что Нам не нравилось в себе?
Чем Нас не устраивал мир и люди?

Почему/когда/как Мы не умели искать себя, осознавать собственные особенности, и в соответствии с этим выбирать свою нишу для самореализации?
Почему/когда/как Другие не умели искать себя, осознавать собственные особенности, и в соответствии с этим выбирать свою нишу для самореализации?

Почему/когда/как Наши родители учили Нас бесконечному сравниванию себя с кем-то, а поскольку критерии высоки, то сравнение, как правило, было не в Нашу пользу?
Почему/когда/как Других родители учили их бесконечному сравниванию себя с кем-то, а поскольку критерии высоки, то сравнение, как правило, было не в их пользу?

Кто был лучше Нас? Чем? Почему?

Почему/когда/как Это зарождало в Нас скрытый конфликт: с одной стороны, Нам хотелось ощущать себя уникальным и неповторимым, с другой, Мы быстро привыкали к сравнению, а значит, Мы – всего лишь «одни из», и к тому же, как правило, не самые лучшие?
Почему/когда/как Это зарождало в Других скрытый конфликт: с одной стороны, им хотелось ощущать себя уникальным и неповторимым, с другой, они быстро привыкали к сравнению, а значит, они – всего лишь «одни из», и к тому же, как правило, не самые лучшие?

Какие физические, эмоциональные, ментальные состояния сопровождали этот конфликт? Почему?

Почему/когда/как Наши родители делали акцент главным образом на Наших достижениях, а не на Нас самих?
Почему/когда/как Других родители делали акцент главным образом на их достижениях, а не на них самих?

Какие Наши достижения имели большую ценность для родителей, чем для Нас самих? Почему?

Почему/когда/как родители боялись Нас перехвалить?
Почему/когда/как Других родители боялись их перехвалить?

Почему/когда/как Мы получали послание, что Мы всегда недостаточно хороши и успешны, и поэтому у Нас формировался такой механизм, как обесценивание?
Почему/когда/как Другие получали послание, что они всегда недостаточно хороши и успешны, и поэтому у них формировался такой механизм, как обесценивание?

Что/ кого/ зачем Мы обесценивали?

Почему/когда/как Все, что было достигнуто тяжелым трудом или часто невероятными усилиями (т.к. всегда стремились к совершенству), все это признавалось Нами только сегодня, а завтра уже ничего не значило?
Почему/когда/как Все, что было достигнуто тяжелым трудом или часто невероятными усилиями (т.к. всегда стремились к совершенству), все это признавалось Другими только сегодня, а завтра уже ничего не значило?

Почему/когда/как Мы часто считали себя совершенно бездарными, ничего не умеющими, все начинающими с «белого листа»?
Почему/когда/как Другие часто считали себя совершенно бездарными, ничего не умеющими, все начинающими с «белого листа»?

Почему/когда/как Перед Нами вставала трудно осознаваемая необходимость доказывать всему миру, что Мы – гении и чего-то стоим?
Почему/когда/как Перед Другими вставала трудно осознаваемая необходимость доказывать всему миру, что они – гении и чего-то стоят?

Кто/ что поддерживало эту необходимость?

Почему/когда/как В детстве Нас за полученную «пятерку» хвалили сегодня, а завтра уже разносили в пух и прах за случайно совершенную оплошность или недочет?
Почему/когда/как В детстве Других за полученную «пятерку» хвалили сегодня, а завтра уже разносили в пух и прах за случайно совершенную оплошность или недочет?

Что Мы испытывали в эти моменты? Почему?
Какие выводы сделали?

Почему/когда/как Мы считали, что «хорошими Мы можем быть только временно, условно, за выполнение определенных функций и задач, а назавтра есть риск и даже неизбежность снова стать «плохими»?
Почему/когда/как Другие считали, что «хорошими они могут быть только временно, условно, за выполнение определенных функций и задач, а назавтра есть риск и даже неизбежность снова стать «плохими»?

Почему/когда/как Мы обесценивали не только свои достижения, но и свои качества, и самого себя?
Почему/когда/как Другие обесценивали не только свои достижения, но и свои качества, и самого себя?

Почему/когда/как Мы были не уверены в себе, компенсаторное ощущение собственной силы и непобедимости возникало у Нас лишь в периоды признания?
Почему/когда/как Другие были не уверены в себе, компенсаторное ощущение собственной силы и непобедимости возникало у них лишь в периоды признания?

Почему/когда/как По большей части Мы были обессилены, депрессивны, тревожны?
Почему/когда/как По большей части Другие были обессилены, депрессивны, тревожны?

Почему/когда/как У Нас постоянно присутствовало ощущение, что может случиться что-то, с чем Мы не справимся; ощущение становилось фоновым, поэтому Мы не любили перемен, не часто отваживались на что-то новое?
Почему/когда/как У Других постоянно присутствовало ощущение, что может случиться что-то, с чем они не справятся; ощущение становилось фоновым, поэтому они не любили перемен, не часто отваживались на что-то новое?

Какие перемены Мы блокировали?
От чего отказывались? Чему сопротивлялись?

Почему/когда/как Рисковали Мы лишь потому, что новое – это возможность заполнить внутреннюю пустоту?
Почему/когда/как Рисковали Другие лишь потому, что новое – это возможность заполнить внутреннюю пустоту?

Почему/когда/как Ощущение тревоги превышало порог переносимости и приводило Нас к бессонице, двигательной расторможенности, появлению психосоматических симптомов или попыткам компенсировать тревогу через какие-либо зависимости (алкоголь, наркотики, трудоголия, шопоголия, переедание, активное участие в жизни других людей и т.д.)?
Почему/когда/как Ощущение тревоги превышало порог переносимости и приводило Других к бессонице, двигательной расторможенности, появлению психосоматических симптомов или попыткам компенсировать тревогу через какие-либо зависимости (алкоголь, наркотики, трудоголия, шопоголия, переедание, активное участие в жизни других людей и т.д.)?

Почему/когда/как Мы пытались спастись от вездесущего обесценивания и всепроникающей пустоты тем, что стремились заполнить внутреннюю дыру машинами, квартирами, карьерами, статусом, деньгами, властью?
Почему/когда/как Другие пытались спастись от вездесущего обесценивания и всепроникающей пустоты тем, что стремились заполнить внутреннюю дыру машинами, квартирами, карьерами, статусом, деньгами, властью?

Почему/когда/как Наша личная трагедия была в том, что Нам всегда было мало, и чем больше способов и средств Мы уже перепробовали для затыкания дыры, тем меньше шансов у Нас оставалось?
Почему/когда/как Других личная трагедия была в том, что им всегда было мало, и чем больше способов и средств они уже перепробовали для затыкания дыры, тем меньше шансов у них оставалось?

Почему/когда/как Мы страдали от пресыщения?
Почему/когда/как Другие страдали от пресыщения?

Чем Мы пресыщались?

Почему/когда/как Мы раскачивались на маятнике: то божественно прекрасны и всемогущи (в периоды признания Наших достижений), то Мы – полные неудачники и ничтожество (в периоды ошибок или непризнания)?
Почему/когда/как Другие раскачивались на маятнике: то божественно прекрасны и всемогущи (в периоды признания их достижений), то они – полные неудачники и ничтожество (в периоды ошибок или непризнания)?

В каких областях Мы были божеством?
В каких областях – полным ничтожеством?

Почему/когда/как Нашей базовой парой полярностей было «божественно крут – полное ничтожество»?
Почему/когда/как Других базовой парой полярностей было «божественно крут – полное ничтожество»?

Почему/когда/как «Тумблером» для перехода Нас из одной полярности в другую служила внешняя или внутренняя оценка, так или иначе связанная с внешним признанием или самопризнанием?
Почему/когда/как «Тумблером» для перехода Других из одной полярности в другую служила внешняя или внутренняя оценка, так или иначе связанная с внешним признанием или самопризнанием?

Почему/когда/как Из-за таких «переключений» Наша жизнь казалась эмоционально яркой, насыщенной?
Почему/когда/как Из-за таких «переключений» Других жизнь казалась эмоционально яркой, насыщенной?

Почему/когда/как Мы испытывали истощение и обессиливающую депрессию, поскольку в периоды редких эйфорий Мы были чрезмерно активны и тратили много душевных и физических сил?
Почему/когда/как Другие испытывали истощение и обессиливающую депрессию, поскольку в периоды редких эйфорий они были чрезмерно активны и тратили много душевных и физических сил?

Почему/когда/как Для Нас депрессия была единственным способом «заземлиться», накопить силы, оправдать собственное бездействие?
Почему/когда/как Для Других депрессия была единственным способом «заземлиться», накопить силы, оправдать собственное бездействие?

Почему/когда/как Мы ощущали страх еще раз испытать разочарование от собственной неудачи?
Почему/когда/как Другие ощущали страх еще раз испытать разочарование от собственной неудачи?

Какие неудачи Мы испытывали?
Что ощущали в эти моменты? Почему?

Почему/когда/как Нам было очень трудно решиться на что-то, настолько был велик риск возможного тяжелого переживания собственной ничтожности?
Почему/когда/как Другим было очень трудно решиться на что-то, настолько был велик риск возможного тяжелого переживания собственной ничтожности?

На что Мы так и не решились?

Почему/когда/как Чем старше Мы становились, тем труднее давалось Нам любое начинание, любая новая деятельность?
Почему/когда/как Чем старше Другие становились, тем труднее давалось им любое начинание, любая новая деятельность?

Почему/когда/как Мы верили, что должны непременно справляться со всем, причем сразу и не просто на «пять», а недостижимо-безупречно?
Почему/когда/как Другие верили, что должны непременно справляться со всем, причем сразу и не просто на «пять», а недостижимо-безупречно?

Почему/когда/как Мы хотели быть «божественными» и уникальными, но страшно боялись совершить ошибку?
Почему/когда/как Другие хотели быть «божественными» и уникальными, но страшно боялись совершить ошибку?

Что Мы ощущали в этих эпизодах?

Почему/когда/как Поскольку Мы сами себя видели через две узкие трубы - «божественно» и «ничтожно», то и окружающий мир Мы воспринимали точно таким же?
Почему/когда/как Поскольку Другие сами себя видели через две узкие трубы - «божественно» и «ничтожно», то и окружающий мир они воспринимали точно таким же?

Почему/когда/как Нам были свойственны полярные суждения и оценки людей, явлений, событий: Мы либо идеализировали, либо «опускали»?
Почему/когда/как Другим были свойственны полярные суждения и оценки людей, явлений, событий: они либо идеализировали, либо «опускали»?

Кого/ что Мы превозносили? Кого/ что – презирали?

Почему/когда/как В неблизких отношениях с людьми Наша идеализация сменялась обесцениванием последовательно: сначала человек возводился Нами на пьедестал, а потом с него сбрасывался с оглушительным грохотом?
Почему/когда/как В неблизких отношениях с людьми Других идеализация сменялась обесцениванием последовательно: сначала человек возводился ими на пьедестал, а потом с него сбрасывался с оглушительным грохотом?

Почему/когда/как Мы неожиданно и точно попадали в болевую точку вполне обожаемого партнера своим обесценивающим уколом, от чего обычно партнер впадал в легкое или сильное замешательство и не знал, как быть с тем, что ему досталось?
Почему/когда/как Другие неожиданно и точно попадали в болевую точку вполне обожаемого партнера своим обесценивающим уколом, от чего обычно партнер впадал в легкое или сильное замешательство и не знал, как быть с тем, что ему досталось?

Почему/когда/как Наш партнер, устав от бесконечных ранений, покидал Нас?
Почему/когда/как Других партнер, устав от бесконечных ранений, покидал Других?

Почему/когда/как Расставание или даже смерть партнера Мы воспринимали как отвержение, что только укрепляло Наше и без того взрощенное недоверие к любым эмоциональным контактам, и к близким отношениям особенно?
Почему/когда/как Расставание или даже смерть партнера Другие воспринимали как отвержение, что только укрепляло их и без того взрощенное недоверие к любым эмоциональным контактам, и к близким отношениям особенно?

Что Мы ощущали при этом? Почему?

Почему/когда/как Мы страстно нуждались в близких, принимающих отношениях, тех, что Нам так и не удалось выстроить с Нашими собственными родителями?
Почему/когда/как Другие страстно нуждались в близких, принимающих отношениях, тех, что им так и не удалось выстроить с их собственными родителями?

Зачем Нам хорошие отношения с родителями?

Почему/когда/как Мы неудержимо стремились к слиянию в тайной и безуспешной надежде заиметь собственное «Я» через слияние с другим?
Почему/когда/как Другие неудержимо стремились к слиянию в тайной и безуспешной надежде заиметь собственное «Я» через слияние с другим?

Чье Я Нам было нужно для слияния? Почему именно этот человек?

Почему/когда/как У Нас присутствовал страх того, что Наше «Я» при слиянии будет поглощено другим и исчезнет?
Почему/когда/как У Других присутствовал страх того, что их «Я» при слиянии будет поглощено другим и исчезнет?

Почему/когда/как В детстве, когда Мы были открыты и незащищены, Нас ранили осуждения и критика Наших родителей и поэтому Мы стали не способны открыться до конца?
Почему/когда/как В детстве, когда Другие были открыты и незащищены, их ранили осуждения и критика их родителей и поэтому они стали не способны открыться до конца?

Что Мы испытывали, когда Нас ранили?
Чем Нас критиковали и за что осуждали родители?
Какие выводы Мы сделали после этого?

Почему/когда/как В детстве Наше «Я» было субъективно уничтожено невниманием, игнорированием, унижением?
Почему/когда/как В детстве Других «Я» было субъективно уничтожено невниманием, игнорированием, унижением?
Почему Наше Я было так уязвимо и хрупко?
Почему на него может кто-то/ что-то влиять?
Какие повреждения получало Наше Я?

Почему/когда/как Для Нас довериться – значит подвергнуть себя колоссальному риску, и потому Мы искали тех, кто может слиться с Нами; Мы же всегда на страже собственных границ, и слияние с Нами всегда иллюзорно?
Почему/когда/как Для Других довериться – значит подвергнуть себя колоссальному риску, и потому они искали тех, кто может слиться с ними; Другие же всегда на страже собственных границ, и слияние с ними всегда иллюзорно?

Какие границы Мы создавали?
Что/ кого/ как Мы защищали?

Почему/когда/как Наше «Я» было отчужденно от Нас самих и вместо него Мы ощущали лишь пустоту?
Почему/когда/как Других «Я» было отчужденно от них самих и вместо него они ощущали лишь пустоту?

Чем так плоха пустота для Нас?
Чем пустота отличается от Нашего Я?

Почему/когда/как Встреча двух глубоких и подлинных «Я» была для Нас невозможна и поэтому была невозможна истинная близость в отношениях?
Почему/когда/как Встреча двух глубоких и подлинных «Я» была для Других невозможна и поэтому была невозможна истинная близость в отношениях?

Что было бы с Нами, если бы Наше Я вообще перестало существовать?
Что бы Мы испытывали при этом?

Почему/когда/как Наши партнеры были «заинтригованы» невидимым, но где-то присутствующим Нашим «Я», и они старательно «отогревали» Наше замерзшее сердце?
Почему/когда/как Других партнеры были «заинтригованы» невидимым, но где-то присутствующим их «Я», и они старательно «отогревали» Других замерзшее сердце?

Зачем другим Наше Я7
Зачем Нам чужое Я?

Почему/когда/как Наш партнер, годами отдавая тонны любви, заботы, принятия, взамен получал от Нас редкие вспышки благодарности, нежности и признания вперемешку с постоянным обесцениванием и недовольством?
Почему/когда/как Других партнер, годами отдавая тонны любви, заботы, принятия, взамен получал от них редкие вспышки благодарности, нежности и признания вперемешку с постоянным обесцениванием и недовольством?

Что Мы думали/ испытывали по этому поводу?

Почему/когда/как От постоянной шрапнели несправедливых оценок и комментариев Наш партнер начинал терять силы, угасать, болеть, стареть, устав от родительской роли по обеспечению Нас безусловной любовью и принятием?
Почему/когда/как От постоянной шрапнели несправедливых оценок и комментариев Других партнер начинал терять силы, угасать, болеть, стареть, устав от родительской роли по обеспечению их безусловной любовью и принятием?

Почему/когда/как Партнер никогда не мог заменить Нам «хорошего» родителя?
Почему/когда/как Партнер никогда не мог заменить Другим «хорошего» родителя?

Из чего состоят проекции Наших родителей?
Зачем Мы примеряли эти проекции на других людей?
Чего Мы по-нашему мнению недополучили от родителей?
На что Мы обижены в отношении родителей?
Какие Наши детские потребности были неудовлетворены?

Почему/когда/как Отчаявшись получить всеобъемлющую любовь, которая так и не способна отогреть обледенелое сердце, ибо она не есть любовь материнская, Мы начинали искать хотя бы признания?
Почему/когда/как Отчаявшись получить всеобъемлющую любовь, которая так и не способна отогреть обледенелое сердце, ибо она не есть любовь материнская, Другие начинали искать хотя бы признания?

Почему/когда/как Для этого Нам были нужны поклонники?
Почему/когда/как Для этого Другим были нужны поклонники?

В каких сферах Мы искали их?

Почему/когда/как Мы были готовы поменять любовь на восхищение, Нам становилось «достаточно» поклонения?
Почему/когда/как Другие были готовы поменять любовь на восхищение, им становилось «достаточно» поклонения?

Почему/когда/как Наше подлинное «Я» уже никого не интересовало, до Нас никто не «докапывался», никто не «отогревал», просто восхищались и все?
Почему/когда/как Других подлинное «Я» уже никого не интересовало, до них никто не «докапывался», никто не «отогревал», просто восхищались и все?

Почему/когда/как Если число поклонников уменьшалось, то Мы были готовы быть с любым, кто восхищался Нами, вне зависимости от того, чем за это приходилось платить?
Почему/когда/как Если число поклонников уменьшалось, то Другие были готовы быть с любым, кто восхищался ими, вне зависимости от того, чем за это приходилось платить?

Почему/когда/как Мы хотели быть вожделенными и страстно обожаемыми?
Почему/когда/как Другие хотели быть вожделенными и страстно обожаемыми?

Почему/когда/как Мы хотели чтобы по Нам сохли и страдали от безответной любви?
Почему/когда/как Другие хотели чтобы по ним сохли и страдали от безответной любви?

Почему/когда/как Мы хотели, чтобы о Нас бесконечно думали и мечтали?
Почему/когда/как Другие хотели, чтобы о них бесконечно думали и мечтали?

Почему/когда/как Нам нравилось мучить душевно и заставлять страдать?
Почему/когда/как Другим нравилось мучить душевно и заставлять страдать?

Почему/когда/как Наша трагедия заключалась в невозможности узнать и присвоить свое подлинное «Я»?
Почему/когда/как Других трагедия заключалась в невозможности узнать и присвоить свое подлинное «Я»?

Кто/ что Нам мешало? Почему?

Почему/когда/как Отсоединенное «Я» от Нас самих создавало ощущение пустоты и отсутствия опоры, что рождало в Нас базовую неуверенность и тревогу?
Почему/когда/как Отсоединенное «Я» от Других самих создавало ощущение пустоты и отсутствия опоры, что рождало в них базовую неуверенность и тревогу?

Как/ чем/ почему связаны пустота и тревога?

Почему/когда/как Мы страдали от вечного желания соединиться с собственным «Я», вобрать его, стать одним целым, стать собой?
Почему/когда/как Другие страдали от вечного желания соединиться с собственным «Я», вобрать его, стать одним целым, стать собой?

Кто/ что Нам мешало соединиться? Почему?
Из чего/ кого состоит Наше Я? Почему?

Почему/когда/как Оценки внешнего мира, на которые Мы всегда полагались, были противоречивы и постоянно сменяли друг друга?
Почему/когда/как Оценки внешнего мира, на которые Другие всегда полагались, были противоречивы и постоянно сменяли друг друга?

Почему/когда/как Из этих оценок Мы стремились слепить свой образ, но он распадался из-за Нашей непоследовательности и тотальной субъективности?
Почему/когда/как Из этих оценок Другие стремились слепить свой образ, но он распадался из-за их непоследовательности и тотальной субъективности?

Из чего состоит образ Нашего идеального Я?
Кто/ что его формировало?

Почему/когда/как Мы никогда до конца не были уверены в себе, не знали, что могли, что представляли собой и имели ли «право жить с гордо поднятой головой»?
Почему/когда/как Другие никогда до конца не были уверены в себе, не знали, что могли, что представляли собой и имели ли «право жить с гордо поднятой головой»?

Почему/когда/как Мы испытывали редкие недолговечные моменты, когда понимали, что не просто имели «право жить», а всесильны, особенно умны, прекрасны, проницательны, что сотворили нечто, что теперь позволит Нам до конца жизни ощущать себя не просто хорошим, а великим?
Почему/когда/как Другие испытывали редкие недолговечные моменты, когда понимали, что не просто имели «право жить», а всесильны, особенно умны, прекрасны, проницательны, что сотворили нечто, что теперь позволит им до конца жизни ощущать себя не просто хорошим, а великим?

Почему/когда/как Нашей основной болью было: сильное, постоянное и глубокое страдание от несовершенства мира — от неточностей, изъянов, оплошности, воинствующей глупости, неэстетичности, вульгарности, пошлости, той простоты, что хуже воровства?
Почему/когда/как Других основной болью было: сильное, постоянное и глубокое страдание от несовершенства мира — от неточностей, изъянов, оплошности, воинствующей глупости, неэстетичности, вульгарности, пошлости, той простоты, что хуже воровства?

Что по-нашему мнению несовершенно в мире? Почему?
Как Мы хотели исправлять несовершенство мира?

Почему/когда/как Мы страдали от гнетущего ощущения бессилия от невозможности создать собственный «правильный и справедливый» мир?
Почему/когда/как Другие страдали от гнетущего ощущения бессилия от невозможности создать собственный «правильный и справедливый» мир?

Каким по-нашему мнению должен быть мир? Почему?

Почему/когда/как Мы ощущали: ускользание окончательности, трудность в завершении чего-либо, невероятные усилия по начинанию чего-либо, страх перемен?
Почему/когда/как Другие ощущали: ускользание окончательности, трудность в завершении чего-либо, невероятные усилия по начинанию чего-либо, страх перемен?

Что Мы боялись начать/ сделать? Почему?
Что не могли завершить? Почему?

Почему/когда/как Мы постоянно страдали от стыда – как тотального ощущения собственной плохости, ненужности, никчемности, неценности?
Почему/когда/как Другие постоянно страдали от стыда – как тотального ощущения собственной плохости, ненужности, никчемности, неценности?

Когда Мы впервые испытали стыд?
Какие выводы Мы сделали после этого?
Каких выгод/ целей хотел достичь Наш стыд? Почему?
Каких страхов он хотел избежать? Почему?

Почему/когда/как Наш «внутренний критик» был всегда на страже, от его критикующего взора не могло скрыться ни одно Наше движение души, ни одно дело, действие, поступок?
Почему/когда/как Других «внутренний критик» был всегда на страже, от его критикующего взора не могло скрыться ни одно их движение души, ни одно дело, действие, поступок?

Когда Мы впервые услышали внутреннего критика?
Какие выводы Мы сделали после этого?
Каких выгод/ целей хотел достичь Наш внутренний критик? Почему?
Каких страхов он хотел избежать? Почему?

Почему/когда/как За Наше бездействие также следовало строгое осуждение?
Почему/когда/как За Других бездействие также следовало строгое осуждение?

Почему/когда/как «Обвинитель» внутри Нас давно завладел практически всем внутренним пространством и вершил свой строгий суд в нарушение всех юридических норм (то есть в обход внутреннего судьи и адвоката)?
Почему/когда/как «Обвинитель» внутри Других давно завладел практически всем внутренним пространством и вершил свой строгий суд в нарушение всех юридических норм (то есть в обход внутреннего судьи и адвоката)?

В чем Нас обвинял Наш внутренний критик? Почему?
Какие физические, эмоциональные, ментальные состояния Мы при этом испытывали?

Почему/когда/как Таким же обвинителем был кто-то из Наших родителей?
Почему/когда/как Таким же обвинителем был кто-то из Других родителей?

В чем Нас обвиняли/ критиковали Наши родители? Почему?
Какие физические, эмоциональные, ментальные состояния Мы при этом испытывали?

Почему/когда/как Теперь в деле вечного осуждения Мы отлично справлялись и без посторонней помощи?
Почему/когда/как Теперь в деле вечного осуждения Другие отлично справлялись и без посторонней помощи?

В чем Мы обвиняли Нас? Почему?
Какие физические, эмоциональные, ментальные состояния Мы при этом испытывали?

Почему/когда/как Наш «внутренний критик» формировался в качестве надежного и вечного генератора стыда?
Почему/когда/как Других «внутренний критик» формировался в качестве надежного и вечного генератора стыда?

Какие ситуации, явления, процессы, события прошлого, объекты, Наши мысли, чувства и т.п. вызывали в Нас стыд? Почему?
Какие физические, эмоциональные, ментальные состояния Мы при этом испытывали? Почему?
От чего/ кого Мы пытались защититься с помощью стыда?

Почему/когда/как Мы привыкали вытеснять стыд на задворки своего сознания, ибо он был непереносим, поскольку присутствовал постоянно?
Почему/когда/как Другие привыкали вытеснять стыд на задворки своего сознания, ибо он был непереносим, поскольку присутствовал постоянно?

Почему/когда/как Стыд был даже не фоном, а призмой, через которую Мы смотрели на мир?
Почему/когда/как Стыд был даже не фоном, а призмой, через которую Другие смотрели на мир?

Что/ кого Мы считали стыдным/ постыдным? Почему?

Почему/когда/как Мы волокли перед собой грандиозный щит из своего стыда и злости, защищающих Нас от ужаса «разоблачения»?
Почему/когда/как Другие волокли перед собой грандиозный щит из своего стыда и злости, защищающих их от ужаса «разоблачения»?

Что/ кого Мы пытались скрыть/ утаить? Зачем?

Почему/когда/как Вина реальная преследовала Нас после того, как Наши критикующие оценки сталкивались с не принимающей эти оценки реакцией?
Почему/когда/как Вина реальная преследовала Других после того, как их критикующие оценки сталкивались с не принимающей эти оценки реакцией?

Кто не принимал Нашу критику?
Как он на это реагировал?

Почему/когда/как Вина невротическая у Нас присутствовала всегда по жизни, поскольку Мы так и не стали полностью соответствовать ожиданиям своих родителей, да и своим собственным?
Почему/когда/как Вина невротическая у Других присутствовала всегда по жизни, поскольку они так и не стали полностью соответствовать ожиданиям своих родителей, да и своим собственным?

Какие ожидания имели родители в отношении Нас? Почему?
Какие ожидания имели Мы в отношении Нас? Почему?

Почему/когда/как Вина онтологическая также всегда была в фоне, поскольку, от невозможности соединиться со своим подлинным «Я», Мы не смогли стать тем, кем Мы могли бы стать, а значит (как Мы считали), никогда не сможем «довоплотиться»?
Почему/когда/как Вина онтологическая также всегда была в фоне, поскольку, от невозможности соединиться со своим подлинным «Я», Другие не смогли стать тем, кем они могли бы стать, а значит (как Другие считали), никогда не смогут «довоплотиться»?

Кем Мы могли бы быть/ стать?
Почему не стали?

Почему/когда/как Наши родители видели в Нас лишь функцию приложения своих родительских ожиданий, видений, потребностей?
Почему/когда/как Других родители видели в них лишь функцию приложения своих родительских ожиданий, видений, потребностей?

Почему/когда/как За всю свою жизнь Мы не узнали, кто Мы такой и кем Нам следует быть по своей природе, чем заниматься?
Почему/когда/как За всю свою жизнь Другие не узнали, кто они такие и кем им следует быть по своей природе, чем заниматься?

Почему/когда/как Мы, уставая от постоянного самообвинения, постоянно сваливались в обвинение других людей?
Почему/когда/как Другие, уставая от постоянного самообвинения, постоянно сваливались в обвинение других людей?

В чем Мы обвиняли других людей?
Как они на это реагировали?

Почему/когда/как Мы принуждали своего внутреннего критика отвлечься от нападок на себя самого и заняться окружающим миром?
Почему/когда/как Другие принуждали своего внутреннего критика отвлечься от нападок на себя самого и заняться окружающим миром?

Почему Мы выделяли ресурсы на существование Нашего внутреннего критика?
Кто/ что Нам мешало избавиться от него?

Почему/когда/как Так как Наш окружающий мир был чудовищно несовершенным, то в нем всегда было то, что можно было обвинять и критиковать?
Почему/когда/как Так как Других окружающий мир был чудовищно несовершенным, то в нем всегда было то, что можно было обвинять и критиковать?

Почему/когда/как Отсутствие опоры внутри, сравнение себя с другими, постоянная готовность к критике, невозможность окончательно присвоить себе свои достоинства, ресурсы, прежние достижения, опыт, делали Нас неуверенными и тревожными?
Почему/когда/как Отсутствие опоры внутри, сравнение себя с другими, постоянная готовность к критике, невозможность окончательно присвоить себе свои достоинства, ресурсы, прежние достижения, опыт, делали Других неуверенными и тревожными?

Какие физические, эмоциональные, ментальные состояния Мы испытывали в моменты тревожности и неуверенности? Почему?

Почему/когда/как Мы всегда находились в ожидании провала, в предчувствии ситуации, с которой Мы якобы не сможем справиться?
Почему/когда/как Другие всегда находились в ожидании провала, в предчувствии ситуации, с которой Другие якобы не смогут справиться?

Чем Нам грозил провал?

Почему/когда/как Страх и бездействие — каждое утро ждали Нас у изголовья кровати и «пожирали Нас заживо»?
Почему/когда/как Страх и бездействие — каждое утро ждали Других у изголовья кровати и «пожирали их заживо»?

Чем бездействие лучше действия?
Чем бездействие отличается от действия?

Почему/когда/как Страх встречи с непредсказуемым и неидеальным парализовывал Нас на месяцы и даже годы, заставляя оставаться в том, в чем Мы были: на плохой работе, в неудобной квартире, с «неподходящей» женой?
Почему/когда/как Страх встречи с непредсказуемым и неидеальным парализовывал Других на месяцы и даже годы, заставляя оставаться в том, в чем они были: на плохой работе, в неудобной квартире, с «неподходящей» женой?

Чего/ кого Мы боялись в непредсказуемом и неизвестном? Почему?
Почему Мы хотим идеальности, совершенства и цельности?

Почему/когда/как Страх ошибиться делал Наш выбор невозможным, а страх оказаться некомпетентным удерживал от развития и перемен?
Почему/когда/как Страх ошибиться делал Других выбор невозможным, а страх оказаться некомпетентным удерживал от развития и перемен?

На какие кнопки давил Наш страх, чтобы управлять Нами? Почему?
Какие выгоды/ цели у всех Наших страхов?

Почему/когда/как Наши родители давали Нам понять, что прежние заслуги всегда не в счет, а за каждый промах нужно расплачиваться стыдом и раскаянием?
Почему/когда/как Других родители давали им понять, что прежние заслуги всегда не в счет, а за каждый промах нужно расплачиваться стыдом и раскаянием?

Какие цели преследовали родители в этих эпизодах?
Какую болезненность они в Нас формировали? Почему?

Почему/когда/как У Нас внутри была создана странная конструкция: все, что касалось достижений и заслуг, легко и быстро проваливалось в дыру, а любые промахи, неудачи, ошибки прочно застревали и удерживались внутри: долго помнились, мучали, заставляли стыдиться и виноватиться?
Почему/когда/как У Других внутри была создана странная конструкция: все, что касалось достижений и заслуг, легко и быстро проваливалось в дыру, а любые промахи, неудачи, ошибки прочно застревали и удерживались внутри: долго помнились, мучали, заставляли стыдиться и виноватиться?

Какие постулаты, убеждения, цели, идеи, решения и соглашения создавали и поддерживали эту конструкцию?

Почему/когда/как Невозможность опираться на свои ресурсы и достижения приводила к тому, что Мы все время находились в тревожном поиске внешнего носителя незыблемых достижений: кумиров, идолов, самых крупных и признанных специалистов, учителей, вождей, гуру и т.д.
Почему/когда/как Невозможность опираться на свои ресурсы и достижения приводила к тому, что Другие все время находились в тревожном поиске внешнего носителя незыблемых достижений: кумиров, идолов, самых крупных и признанных специалистов, учителей, вождей, гуру и т.д.

Чьи ценности, идеи, убеждения, постулаты Мы копировали/ воспринимали? Почему?
Кто был Нашим гуру/ кумиром? Почему?

Почему/когда/как Для Нас стать великим гуру был одним из способов гиперкомпенсации по преодолению страха разоблачения собственной «ничтожности»?
Почему/когда/как Для Других стать великим гуру был одним из способов гиперкомпенсации по преодолению страха разоблачения собственной «ничтожности»?

Из чего состояла Наша «ничтожность»?
Кто/ что ее формировало? Почему?

Почему/когда/как Основным Нашим страхом было столкнуться со своей незначительностью, ненужностью?
Почему/когда/как Основным Других страхом было столкнуться со своей незначительностью, ненужностью?

Почему/когда/как Страх быть незамеченным или ничтожным у Нас был даже сильнее, чем страх отвержения?
Почему/когда/как Страх быть незамеченным или ничтожным у Других был даже сильнее, чем страх отвержения?

Почему/когда/как В детстве Мы считали, что ругающая мама – это больно, обидно, но привычно, а вот игнорирование, послание о собственной незначительности – это по-настоящему страшно?
Почему/когда/как В детстве Другие считали, что ругающая мама – это больно, обидно, но привычно, а вот игнорирование, послание о собственной незначительности – это по-настоящему страшно?

Почему/когда/как Мы были согласны быть виноватым, но нужно было сделать так, чтобы Мы почувствовали себя ничтожными — прилюдно Нас разоблачить, раздеть и выставить напоказ?
Почему/когда/как Другие были согласны быть виноватым, но нужно было сделать так, чтобы Другие почувствовали себя ничтожными — прилюдно их разоблачить, раздеть и выставить напоказ?

Почему/когда/как Все Наши защиты работали на то, чтобы Мы могли избегать ощущения внутренней дыры и собственного, якобы, ничтожества?
Почему/когда/как Все Других защиты работали на то, чтобы они могли избегать ощущения внутренней дыры и собственного, якобы, ничтожества?

Какие защиты Мы использовали?

Почему/когда/как Страх Мы переживали двумя способами: либо осуществляли нападение на обидчика, обвиняя его во всех мыслимых и немыслимых грехах, либо уходили в депрессию, часто сопровождаемую какой-нибудь психосоматической болезнью, поскольку уход и забота во время болезни помогали заодно залечить душевные раны?
Почему/когда/как Страх Другие переживали двумя способами: либо осуществляли нападение на обидчика, обвиняя его во всех мыслимых и немыслимых грехах, либо уходили в депрессию, часто сопровождаемую какой-нибудь психосоматической болезнью, поскольку уход и забота во время болезни помогали заодно залечить душевные раны?

Почему/когда/как Мы испытывали сильное желание все обесценить и бросить?
Почему/когда/как Другие испытывали сильное желание все обесценить и бросить?

Что/ кого Мы обесценивали?

Почему/когда/как Мы/Другие испытывали/ думали:
«Ощущение собственного ничтожества – невыносимо, оно разъедает остатки самоуважения, оно подъедает крупицы смысла, оно грозит мне великим Отвержением, и тогда хочется только одного – самому отвергнуть всех на свете, вообще отвергнуть этот мир, отказаться от него, выбросить в форточку и задернуть шторы? Остаться в темноте и тишине и услышать стук собственного сердца, и понять, что жив? Жив без них всех? Понять, что сердцу не важно – плохой я или хороший, оно продолжает биться, оно меня не покидает, я для него всегда есть»?

Почему/когда/как Мы вступали в «автоматическую» конкуренцию и гнобили своей властью?
Почему/когда/как Другие вступали в «автоматическую» конкуренцию и гнобили своей властью?

Что/ кого Мы подавляли?

Почему/когда/как Мы не обладали устойчивостью, уверенностью и способностью переносить агрессию и обесценивание?
Почему/когда/как Другие не обладали устойчивостью, уверенностью и способностью переносить агрессию и обесценивание?
Какие физические, эмоциональные, ментальные состояния Мы испытывали в этих эпизодах?

Почему/когда/как Мы торопили и торопились?
Почему/когда/как Другие торопили и торопились?

Куда Мы боялись опоздать? Почему?

Почему/когда/как Мы замуровали и спрятали глубоко внутри себя реального, подлинного, независящего от внешних оценок, суждений, обвинений или признаний?
Почему/когда/как Другие замуровали и спрятали глубоко внутри себя реального, подлинного, независящего от внешних оценок, суждений, обвинений или признаний?

Почему/когда/как Мы подвергали все и всех навязчивому контролю?
Почему/когда/как Другие подвергали все и всех/ Нас навязчивому контролю?

Что /кого Мы контролировали?

Почему/когда/как Мы отказывались создавать свой собственный мир?
Почему/когда/как Другие отказывались создавать свой собственный мир?

Почему/когда/как Мы имели непонятого, неуслышанного и раскритикованного внутреннего ребенка?
Почему/когда/как Другие имели непонятого, неуслышанного и раскритикованного внутреннего ребенка?

Какие потребности этого ребенка не были удовлетворены? Почему?

Почему/когда/как Мы находились в конфликте с Нашим невыраженным «Я»?
Почему/когда/как Другие находились в конфликте с их невыраженным «Я»?

Какие физические, эмоциональные, ментальные состояния Мы испытывали при этом конфликте?

Почему/когда/как Мы обесценивали предстоящую деятельность и те возможности развития, которые предоставляла Нам жизнь?
Почему/когда/как Другие обесценивали предстоящую деятельность и те возможности развития, которые предоставляла им жизнь?

Почему/когда/как Мы не убегали от своей пустоты и не заполняли ее, чем придется, а мужественно пребывали в ней в попытках услышать и понять себя?
Почему/когда/как Другие не убегали от своей пустоты и не заполняли ее, чем придется, а мужественно пребывали в ней в попытках услышать и понять себя?

Почему/когда/как Наши ошибки принимались Нами с сожалением или раскаянием, сопровождались попыткой разобраться с участием не только внутреннего «обвинителя», но и «адвоката»?
Почему/когда/как Других ошибки принимались ими с сожалением или раскаянием, сопровождались попыткой разобраться с участием не только внутреннего «обвинителя», но и «адвоката»?

Почему/когда/как Мы могли расстроиться или обрадоваться чьей-то оценке, но она не влияла на Нашу деятельность, не останавливала и не определяла ее?
Почему/когда/как Другие могли расстроиться или обрадоваться чьей-то оценке, но она не влияла на их деятельность, не останавливала и не определяла ее?

Почему/когда/как Мы стремились к признанию, но это было не единственной целью Нашей жизни?
Почему/когда/как Другие стремились к признанию, но это было не единственной целью их жизни?

Почему/когда/как Нам был важен не столько результат, сколько процесс; Мы были способны получать от него удовольствие?
Почему/когда/как Другим был важен не столько результат, сколько процесс; они были способны получать от него удовольствие?

Почему/когда/как Наша самооценка и самоуважение колебались в определенных пределах, но был уровень, ниже которого они не падали и выше которого не «взлетали»?
Почему/когда/как Других самооценка и самоуважение колебались в определенных пределах, но был уровень, ниже которого они не падали и выше которого не «взлетали»?

Почему/когда/как Мы соревновались с другими, но не для того, чтобы победить, а для того чтобы лучше понять себя, выделить свою индивидуальность, неповторимость, нишу?
Почему/когда/как Другие соревновались с другими, но не для того, чтобы победить, а для того чтобы лучше понять себя, выделить свою индивидуальность, неповторимость, нишу?

Почему/когда/как Мы очаровывались и разочаровывались, но не идеализировали и не обесценивали?
Почему/когда/как Другие очаровывались и разочаровывались, но не идеализировали и не обесценивали?

Почему/когда/как Мы присваивали себе не только свои промахи и ошибки, но и свои достижения, успехи, самые разные по оттенку качества Нашей личности, опыт?
Почему/когда/как Другие присваивали себе не только свои промахи и ошибки, но и свои достижения, успехи, самые разные по оттенку качества их личности, опыт?

Почему/когда/как В отношениях Мы выстраивали и удерживали свои границы, не отвергая, поддерживали свое самоуважение, не унижая, любили, не идеализируя?
Почему/когда/как В отношениях Другие выстраивали и удерживали свои границы, не отвергая, поддерживали свое самоуважение, не унижая, любили, не идеализируя?

Почему/когда/как Мы не отворачивались от существующего, неугодного Нам мира, Мы создавали свой мир, творя?
Почему/когда/как Другие не отворачивались от существующего, неугодного им мира, они создавали свой мир, творя? 
+3
02:13
804
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...