КПРЛ 11. Пассивно – агрессивное расстройство личности

Аспекты
Время чтения:
8 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
Нашей характерной особенностью являлось сопротивление внешним требованиям, которое обычно проявлялось в оппозиционном и обструкционном поведении.
Других характерной особенностью являлось сопротивление внешним требованиям, которое обычно проявлялось в оппозиционном и обструкционном поведении.

Мы демонстрировали такие формы поведения как: промедление, плохое качество работы и «забывание» обязательств.
Другие демонстрировали такие формы поведения как: промедление, плохое качество работы и «забывание» обязательств.

Наше поведение в профессиональной и социальной сферах не соответствовало общепринятым стандартам.
Других поведение в профессиональной и социальной сферах не соответствовало общепринятым стандартам.

Мы были недовольны необходимостью соответствовать стандартам, установленным другими людьми.
Другие были недовольны необходимостью соответствовать стандартам, установленным другими людьми.

Мы избегали проявлять напористость, полагая, что прямая конфронтация может быть опасна.
Другие избегали проявлять напористость, полагая, что прямая конфронтация может быть опасна.

Мы рассматривали конфронтацию как способ, с помощью которого посторонние могут вмешиваться в Наши дела и контролировать Нас.
Другие рассматривали конфронтацию как способ, с помощью которого посторонние могут вмешиваться в их дела и контролировать их.

Когда люди обращались к Нам с просьбами, которые Мы не хотели выполнять, сочетание возмущения внешними требованиями и недостатка уверенности в себе приводило к тому, что Мы реагировали в пассивно-провокационной манере.
Когда люди обращались к Другим с просьбами, которые они не хотели выполнять, сочетание возмущения внешними требованиями и недостатка уверенности в себе приводило к тому, что они реагировали в пассивно-провокационной манере.

Мы не создавали возможности своего отказа в чьей-либо просьбе.
Другие не создавали возможности своего отказа в чьей-либо просьбе.

По отношению к обязательствам на работе или в школе Мы проявляли недовольство и возмущение.
По отношению к обязательствам на работе или в школе Другие проявляли недовольство и возмущение.

Наши родители/ взрослые чрезмерно контролировали Нас и вторгались в личное пространство.
Других родители/ взрослые чрезмерно контролировали их и вторгались в личное пространство.

Наши родители/ взрослые всячески ущемляли Нашу свободу и блокировали Нашу самостоятельность.
Других родители/ взрослые всячески ущемляли их свободу и блокировали их самостоятельность.

Наши родители/ взрослые смотрели на мир в негативном цвете.
Других родители/ взрослые смотрели на мир в негативном цвете.

У Нас формировалась навязчивая потребность в свободе, автономии и независимости.
У Других формировалась навязчивая потребность в свободе, автономии и независимости.

Мы лишались свободы.
Другие лишались свободы.

Люди, наделенные властью, рассматривались Нами как склонные к произволу и несправедливости.
Люди, наделенные властью, рассматривались Другими как склонные к произволу и несправедливости.

Мы обвиняли людей в своих проблемах и были неспособны понять, что собственным поведением создавали себе трудности.
Другие обвиняли людей в своих проблемах и были неспособны понять, что собственным поведением создавали себе трудности.

Мы легко поддавались переменам настроения и были склонны к пессимизму.
Другие легко поддавались переменам настроения и были склонны к пессимизму.

Мы были сосредоточены на негативных сторонах всего того, что с Нами происходило.
Другие были сосредоточены на негативных сторонах всего того, что с ними происходило.

Мы/ Другие:
• откладывали работу, то есть не делали того, что нужно для выполнения работы в срок;
• становились мрачными, раздражительными и начинали спорить, когда другие просили сделать то, чего не хотелось делать;
• очевидно намеренно работали медленно или плохо при выполнении заданий, которые не хотели делать;
• голословно утверждали, что другие предъявляли необоснованные требования;
• не выполняли обязательств, ссылаясь на «забывчивость»;
• полагали, что работали намного лучше, чем это оценивали другие;
• обижались на полезные советы окружающих, направленных на повышение продуктивности работы;
• блокировали усилия других, не выполняя своей части работы;
• необоснованно критиковали и презирали людей, наделенных властью.

Мы проявляли агрессию пассивными способами, например недовольной гримасой, упрямством, промедлением, неэффективной работой и обструкционизмом.
Другие проявляли агрессию пассивными способами, например недовольной гримасой, упрямством, промедлением, неэффективной работой и обструкционизмом.

Мы демонстрировали пассивно-агрессивное поведение в качестве защиты в положении, воспринимаемом как безвыходное.
Другие демонстрировали пассивно-агрессивное поведение в качестве защиты в положении, воспринимаемом как безвыходное.

Мы имели такие качества как: раздражительность, низкая устойчивость к фрустрации, неудовлетворенность образом себя, пессимизм, а также непредсказуемое и мрачное поведение, вызывающее чувство дискомфорта у других людей.
Другие имели такие качества как: раздражительность, низкая устойчивость к фрустрации, неудовлетворенность образом себя, пессимизм, а также непредсказуемое и мрачное поведение, вызывающее чувство дискомфорта у других людей.

Мы постоянно жаловались и имели тенденцию проявлять пассивную агрессию к другим.
Другие постоянно жаловались и имели тенденцию проявлять пассивную агрессию к другим.

Мы не могли выносить неприятных чувств и возбуждения автономной нервной системы.
Другие не могли выносить неприятных чувств и возбуждения автономной нервной системы.

Мы проявляли нерешительность.
Другие проявляли нерешительность.

Мы получали удовлетворение как от своей деструктивности, так и оттого, что Нас прощали.
Другие получали удовлетворение как от своей деструктивности, так и оттого, что их прощали.

Мы имели трудности в межличностных отношениях и социальном поведении.
Другие имели трудности в межличностных отношениях и социальном поведении.

Алкоголь и депрессии были Нашими спутниками по жизни.
Алкоголь и депрессии были Других спутниками по жизни.

Наши автоматические мысли отражали негативизм, автономию и желание идти по пути наименьшего сопротивления.
Других автоматические мысли отражали негативизм, автономию и желание идти по пути наименьшего сопротивления.

Мы рассматривали любые просьбы как проявление назойливости и требовательности.
Другие рассматривали любые просьбы как проявление назойливости и требовательности.

Наша реакция заключалась в том, что Мы автоматически сопротивлялись просьбе, вместо того, чтобы оценить ее выполнимость.
Других реакция заключалась в том, что они автоматически сопротивлялись просьбе, вместо того, чтобы оценить ее выполнимость.

Мы имели следующее убеждение: «Все пытаются меня использовать, и если я это позволяю, я – никчемен».
Другие имели следующее убеждение: «Все пытаются меня использовать, и если я это позволяю, я – никчемен».

Негативизм охватывал все Наше мышление.
Негативизм охватывал все Других мышление.

Мы искали негативную интерпретацию большинства событий.
Другие искали негативную интерпретацию большинства событий.

Мы отыскивали негативные аспекты и сосредоточивались только на них.
Другие отыскивали негативные аспекты и сосредоточивались только на них.

Мы считали, что люди не оценивали Нас по достоинству и пытались Нас контролировать.
Другие считали, что люди не оценивали их по достоинству и пытались их контролировать.

Когда Мы получали от кого-нибудь негативную обратную связь, Мы предполагали, что Нас снова неправильно поняли.
Когда Другие получали от кого-нибудь негативную обратную связь, они предполагали, что их снова неправильно поняли.

Негативные автоматические мысли также указывали на раздражение, которое Мы чувствовали.
Негативные автоматические мысли также указывали на раздражение, которое Другие чувствовали.

Мы настаивали на том, что все должно было происходить определенным образом, и эти необоснованные требования приводили к Нашей низкой устойчивости к фрустрации/ неудовлетворению.
Другие настаивали на том, что все должно было происходить определенным образом, и эти необоснованные требования приводили к их низкой устойчивости к фрустрации/ неудовлетворению.

Мы/ Другие создавали, воспринимали, имели мысли/ постулаты:
• Как они смеют указывать мне, что делать!
• Я буду делать то, что хочу
• Никто не похвалит меня за сделанную работу
• Люди пользуются мной
• Ничто никогда не приносит мне успеха
• Люди должны относиться ко мне с бОльшим уважением
• Люди не понимают меня
• Люди должны быть наказаны
• Жизнь полна несчастий, и с этим ничего не поделаешь
• Люди стремятся меня использовать
• Я не позволю людям помыкать мной
• У меня все равно никогда ничего не получится
• Быть откровенным опасно
• Проще ничего не делать, и пусть все уладится само собой
• Эти глупые правила ограничивают мою личность.

Мы полагали, что открытый конфликт ужасен и приведет к неодобрению или даже отвержению.
Другие полагали, что открытый конфликт ужасен и приведет к неодобрению или даже отвержению.

Мы были не в состоянии отстаивать свои права.
Другие были не в состоянии отстаивать свои права.

Мы не хотели выполнять скрытые или явные инструкции, а лишь пассивно пытались сопротивляться, не желая вступать в открытый конфликт, но не желая и подчиняться.
Другие не хотели выполнять скрытые или явные инструкции, а лишь пассивно пытались сопротивляться, не желая вступать в открытый конфликт, но не желая и подчиняться.

Правила рассматривались Нами как способы, которыми другие пытались мешать Нам.
Правила рассматривались Другими как способы, которыми люди пытались мешать им.

Мы воспринимали ситуацию только со своей точки зрения, которая предполагала, что с Нами обращались несправедливо.
Другие воспринимали ситуацию только со своей точки зрения, которая предполагала, что с ними обращались несправедливо.

В результате Нашей низкой эффективности в профессиональной и социальной сферах, Мы пессимистически смотрели в будущее.
В результате Других низкой эффективности в профессиональной и социальной сферах, они пессимистически смотрели в будущее.

Мы полагали, что «жизнь полна несчастий», и были сосредоточены на негативных аспектах своего опыта.
Другие полагали, что «жизнь полна несчастий», и были сосредоточены на негативных аспектах своего опыта.

Мы не надеялись, что Наш напряженный труд будет вознагражден в этой жизни, так как видели, что трудились упорно, но безрезультатно.
Другие не надеялись, что их напряженный труд будет вознагражден в этой жизни, так как видели, что трудились упорно, но безрезультатно.

Мы считали, что достижение цели — дело случая.
Другие считали, что достижение цели — дело случая.

Мы полагали, что являлись жертвами злой судьбы, и не понимали, что многое зависит от Нас самих.
Другие полагали, что являлись жертвами злой судьбы, и не понимали, что многое зависит от них самих.

Когда все шло хорошо, Мы обязательно ждали чего-то негативного.
Когда все шло хорошо, Другие обязательно ждали чего-то негативного.

Наше пассивно-оппозиционное поведение, такое как промедление и плохая работа, было связано с когнитивными структурами, которые возникали на основе возмущения необходимостью выполнять обязательства («Мне придется сделать это»).
Других пассивно-оппозиционное поведение, такое как промедление и плохая работа, было связано с когнитивными структурами, которые возникали на основе возмущения необходимостью выполнять обязательства («Мне придется сделать это»).

Наша установка, связанная с промедлением, заключалась в следовании по пути наименьшего сопротивления (например: «Нет необходимости делать это сейчас»).
Других установка, связанная с промедлением, заключалась в следовании по пути наименьшего сопротивления (например: «Нет необходимости делать это сейчас»).

Мы не имели навыков эффективной уверенности в себе.
Другие не имели навыков эффективной уверенности в себе.

Мы опасались неприятных последствий.
Другие опасались неприятных последствий.

Мы реагировали на требования скрытой местью, например саботажем.
Другие реагировали на требования скрытой местью, например саботажем.

Мы отказывались платить, опаздывали, не сотрудничали.
Другие отказывались платить, опаздывали, не сотрудничали.

Для Нас обычными негативными эмоциональными состояниями являлись гнев и раздражение.
Для Других обычными негативными эмоциональными состояниями являлись гнев и раздражение.

Мы считали, что Нас неправильно понимают и недооценивают.
Другие считали, что их неправильно понимают и недооценивают.

Нам не удавалось достичь собственных целей и в профессиональной сфере, и в личной жизни.
Другим не удавалось достичь собственных целей и в профессиональной сфере, и в личной жизни.

Неспособность понять, как Наше поведение и установки влияли на возникновение Наших проблем, приводила к дальнейшему недовольству, поскольку Мы думали, что Нам снова мешают обстоятельства.
Неспособность понять, как Других поведение и установки влияли на возникновение их проблем, приводила к дальнейшему недовольству, поскольку они думали, что им снова мешают обстоятельства.

Наши гнев и раздражение были обусловлены Нашей уязвимостью к внешнему контролю и интерпретацией просьб других как стремления ограничить свободу.
Других гнев и раздражение были обусловлены их уязвимостью к внешнему контролю и интерпретацией просьб людей как стремления ограничить свободу.

Взаимодействуя с окружающими, Мы постоянно ждали, что Нас будут контролировать, и отвечали сопротивлением.
Взаимодействуя с окружающими, Другие постоянно ждали, что их будут контролировать, и отвечали сопротивлением.

Мы не оправдывали чужих ожиданий.
Другие не оправдывали чужих ожиданий.

Мы динамили, кидали, подставляли, подводили людей.
Другие динамили, кидали, подставляли, подводили Нас/ людей.

Развитию Нашей депрессии способствовал хронический недостаток поощрения как в межличностных отношениях, так и в профессиональной сфере.
Развитию Других депрессии способствовал хронический недостаток поощрения как в межличностных отношениях, так и в профессиональной сфере.

Наше следование по пути наименьшего сопротивления и недовольство внешними требованиями приводило к убеждению, что у Нас ничего не получается.
Других следование по пути наименьшего сопротивления и недовольство внешними требованиями приводило к убеждению, что у них ничего не получается.

Мы испытывали желание все делать по-своему.
Другие испытывали желание все делать по-своему.

Мы испытывали недостаток навыков адекватного социального реагирования.
Другие испытывали недостаток навыков адекватного социального реагирования.

Мы отвечали на вопрос о доказательствах обоснованности Наших убеждений следующим образом: «Потому что я это чувствую».
Другие отвечали на вопрос о доказательствах обоснованности их убеждений следующим образом: «Потому что я это чувствую». 
+7
03:17
1074
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...