Бурбо 1

Травма отвергнутого и маска беглеца по книге Л. Бурбо о пяти травмах. В основном протокол написан по книге, но сильно разбавлен своим материалом.

Время чтения:
9 мин.
• НАС отвергали НАШ отец, мать, или кто-либо еще из НАШИХ близких.
• Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях) а также будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), когда, в раннем детстве МЫ чувствовали, что НАС оттолкнули, отстранили, от НАС отказались, не захотели НАС терпеть, не допустили до чего-либо, выставили откуда-либо НАШ отец, мать, или любые другие НАШИ близкие.
• Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях) а также будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), когда в НАШЕМ раннем детстве НАС не захотели полюбить и принять.
• Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях) а также будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), в которых МЫ испытывали любые последствия вышеописанных эпизодов.
• Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях) а также будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), когда МЫ, осознавая и чувствуя себя отвергнутыми:
• Стремились отказаться от НАШЕЙ сущности;
• Отказывали самим себе в праве на существование;
• Были нежеланным ребенком;
• Слышали от НАШИХ родных и близких обращенные к НАМ высказывания типа «зачем нищету плодить», и любые другие, подчеркивающие то, что МЫ не нужны, не любимы, не желанны, являемся обременительной обузой;
• Чувствовали себя отвергнутыми, даже если НАШИ родители и родственники не имели намерения НАС отвергать;
• Ощущали себя очень маленьким и беззащитным;
• Старались занимать как можно меньше места;
• Испытывали ощущение темноты, мрака;
• Хотели исчезнуть;
• Наше желание ускользнуть, убежать, исчезнуть, влияло на строение НАШЕГО тела;
• Желание убежать, исчезнуть, занимать меньше места, стать невидимым, делало НАШЕ тело (или какие-то отдельные его части) узким, сжатым, бесплотным, не полностью воплотившимся, недоукомплектованным, состоящим из плохо прилаженных друг к другу фрагментов;
• Левая сторона НАШЕГО тела отличалась от правой: например, строение носа, контур щек, гибкость левой ноги и негибкость правой;
• НАШЕ тело было скрюченным – руки прижаты к корпусу, плечи сдвинуты вперед;
• Одни части НАШЕГО тела были более развиты, чем другие;
• МЫ выглядели взрослыми в детском теле;
• НАШИ глаза казались маленькими, пустыми и отсутствующими;
• МЫ были склонны убегать от реальности в НАШ собственный мир;
• МЫ считали змей, скелетов и любых других, выдуманных НАМИ существ не менее, а-то и более реальными, чем окружающие НАС люди;
• У НАС часто бывали люцидные и осознанные сновидения, уводившие НАС от реального мира наиболее далеко;
• НАМ казалось, будто МЫ смотрим на мир сквозь маску;
• МЫ стремились не присутствовать в реальном мире, событиях, ситуациях, отношениях, чтобы не страдать;
• МЫ жили в воображаемом мире;
• В детстве МЫ отличались спокойным, уравновешенным характером, не создавали проблем, были незаметны на фоне НАШИХ сверстников;
• МЫ считали, что НАШИ родители ненастоящие;
• В школе МЫ были замкнуты, необщительны, стеснялись и боялись людей;
• МЫ хотели, чтобы НАС все оставили в покое;
• МЫ писались и какались на уроках, боясь попроситься в туалет;
• Мы отказывали себе в праве на существование, но хотели, чтобы НАС заметили;
• МЫ испытывали мучительную потребность обратить на себя внимание, но боялись хоть что-то сделать для этого;
• МЫ травились таблетками, чтобы НАША мама обратила на НАС внимание, показала, как сильно она НАС любит;
• У НАС была потребность доказать себе и другим, что МЫ существуем;
• Бабушка или мама говорили НАМ или о НАС, что МЫ слишком малы, слишком слабы, как умственно, так и физически для чего-либо;
• НАШИ близкие относились к НАМ снисходительно, и МЫ этим пользовались, чтобы избегать ответственности;
• МЫ не умели любить себя и/или других;
• МЫ стеснялись, стыдились и боялись проявлений любви, воспринимая их как нечто удушливое;
• МЫ считали, что любовь – это удел девчонок и НАМ, мальчику, мужчине, она совершенно не нужна;
• МЫ отвергали тех, кто любил НАС, стремились убежать от них из-за неосознаваемого страха удушья;
• МЫ чувствовали, что НАС не понимают и не принимают НАС такими, какие МЫ есть;
• Чувство отвергнутости, непонимания и неприятия НАС нашими близкими вызвало у НАС проблемы с аденоидами;
• МЫ чувствовали себя отвергнутыми в НАШИХ способностях, так как НАШИ близкие старались все делать, и даже думать за НАС;
• МЫ не привязывались к материальным вещам, были чужды материальных благ;
• МЫ спрашивали себя, что делаем в этом мире, зачем МЫ здесь?
• МЫ чувствовали себя инопланетянином и не верили, что можем быть счастливы в мире людей;
• МЫ предпочитали материальному духовное;
• НАС не интересовала современная действительность: мы были очарованы романтикой прошедших веков – старой орфографией, модой, старинными вещами, парусниками, и пр.
• МЫ признавали необходимость денег, но не верили, что деньги способны принести НАМ радость;
• Деньги были для НАС только средством выживания, неизбежным злом;
• НАША отстраненность от материальной жизни, вызывала у НАС затруднения в сексуальной сфере;
• МЫ считали секс бездуховным явлением;
• МЫ не могли понять, что имеем такие же сексуальные потребности, как и другие люди и имеем право их удовлетворять;
• МЫ оказывались отвергнутыми в сексуальном плане;
• МЫ сами отказывали себе в сексуальной жизни;
• МЫ ненавидели и не принимали НАШЕГО отца;
• МЫ не ставили себя ни во что;
• МЫ стремились стать совершенными, чтобы обрести ценность как в собственных глазах, так и в глазах окружающих;
• МЫ часто употребляли слова: «никто», «ничто», «ничего», «вроде ничего», «никакой», «не существует», «исчезнуть», «пропАсть»;
• МЫ испытывали раздавленность, умственный ступор, невозможность сказать, сделать что-либо в трудной ситуации, и думали только о том, как бы исчезнуть;
• НАМ хотелось, чтобы люди перестали что-либо требовать от НАС и оставили НАС в покое;
• МЫ искали одиночества, боясь внимания окружающих;
• МЫ не знали, как вести себя на людях;
• МЫ думали, что все смотрят только на НАС, что НАШЕ существование слишком заметно;
• МЫ сразу тушевались, смущались среди людей: не знали, куда себя деть, совершали лишние рефлекторные движения;
• МЫ считали, что у НАС нет права на отпор, на активные действия, поэтому МЫ должны терпеть до конца самые неприятные ситуации;
• Испытав неудачу в одном из возможных вариантов, МЫ тут же отказывались решать ту или иную проблему до конца;
• Израсходовав всю волю на первый шаг, мы уже не чувствовали в себе сил сделать второй;
• Попроситься в туалет во время урока для НАС было страшнее, чем испытывать унижение, разгуливая в обмоченных и/или обосранных штанах;
• МЫ ненавидели себя за то, что проявили в вышеописанных, и любых аналогичных ситуациях нерешительность, стеснительность, стыд, поддались каким-то тупым младенческим страхам, которые не соответствуют НАШЕМУ возрасту;
• МЫ ненавидели себя за то, что вели себя как ребенок;
• МЫ считали себя не достойными того, чтобы контактировать с другими людьми, так как они выше и лучше НАС, а МЫ можем их ненароком чем-либо обидеть;
• МЫ считали себя не достаточно учтивыми по отношению к другим людям;
• У НАС было очень мало друзей;
• НАС считали замкнутыми и оставляли в покое;
• МЫ могли чувствовать себя непринужденно только с очень хорошо знакомыми людьми, да и то, не во всех ситуациях;
• Чувствуя себя отвергнутыми, МЫ избегали людей, чтобы не страдать: в результате МЫ становились одиноки и чувствовали себя еще более отвергнутыми;
• Другие люди или существа не замечали НАС;
• В малознакомой компании, МЫ никогда ничего не говорили, пока НАС не спрашивали, но даже тогда НАШИ ответы были односложными;
• МЫ считали, что НАМ нечего сказать, что другие люди сочтут НАШИ мысли либо неуместными, либо глупыми;
• МЫ боялись своего молчания, которое НАШ собеседник мог расценить как бестактность и, не зная, что сказать, вымучивали какую-нибудь глупость;
• Всякий раз, когда у НАС возникала потребность говорить, оказывалось, что МЫ перебиваем своего собеседника, проявляем высокомерие и гордыню;
• МЫ считали себя немногословным человеком, но НАС упрекали в эгоизме и говорили, что МЫ не даем другим даже рта раскрыть;
• МЫ произносили длинные монологи, пытаясь утвердить НАШУ значимость;
• У НАС были проблемы с кожей из-за нежелания, чтобы к НАМ прикасались;
• При встречах с НАШЕЙ половой партнершей у НАС на губах появлялся герпес; когда она уходила, герпес исчезал;
• Когда к НАМ прикасались другие люди, у НАС возникало ощущение, будто НАС вытаскивают из НАШЕГО кокона;
• МЫ боялись НАШИХ осознанных и люцидных снов, считая себя из-за них не такими, как все;
• МЫ были разбросаны в мыслях и идеях;
• МЫ принимались за дело, но не доводили его до конца;
• МЫ начинали писать рассказ или повесть, но бросали писать, увлекшись другой, более свежей идеей;
• МЫ думали или говорили, что НАМ нужно собрать себя в кучу, собраться с силами, мыслями и пр.
• МЫ ощущали себя отрезанными от других людей;
• МЫ жили так, как будто НАС здесь нет;
• МЫ чувствовали, что НАШЕ тело как будто разделено пополам: левая и правая половины НАШЕГО тела функционируют по-разному;
• МЫ садились, машинально подложив под себя левую ногу: пытаясь проделать то же самое с правой ногой, МЫ чувствовали ее негибкость и боль;
• МЫ занимались техниками медитации, релаксации, созерцания, аутогипноза, как «по всем правилам», так и упрощенно, только чтобы отвлечься от реальности;
• Наши страхи не давали НАМ полностью расслабиться и отключить восприятие физического мира;
• МЫ чувствовали, что еще немного, и МЫ достигнем глубокой релаксации, фокуса 10, остановки внутреннего диалога, но в этот момент реальность «включалась» обратно;
• МЫ никогда не могли полностью убежать от реальности;
• МЫ боялись, что перестав воспринимать физическую реальность, сразу умрем;
• МЫ боялись смерти;
• МЫ никогда не могли достичь полной вовлеченности ни в собственный внутренний, ни во внешний мир;
• Нам хотелось убежать как из того, так и из другого мира, так как оба они вызывали у НАС страх;
• МЫ искали любви и симпатии НАШЕГО отца и любых других мужчин, но каждый из них отвергал НАС;
• МЫ не доверяли мужчинам и боялись их;
• Нас отверг НАШ отчим;
• МЫ ненавидели НАШЕГО отца и любых других людей и существ, включая любого бога;
• МЫ боялись отвергнуть НАШУ мать, ведя себя крайне сдержанно в действиях и чувствах по отношению к ней;
• МЫ не хотели признавать, что сами отвергали кого-либо;
• МЫ отвергали самих себя;
• МЫ боялись отвергнуть человека противоположного пола, в результате чего долго терпели мучительные для НАС отношения;
• МЫ унижали и недооценивали самих себя;
• МЫ постоянно сравнивали себя с теми, кто по НАШЕМУ мнению был сильнее, успешнее, решительнее и лучше НАС;
• МЫ культивировали в себе веру в собственную второсортность, неполноценность;
• МЫ не хотели замечать, что в некоторых сферах превосходим других людей;
• МЫ не верили, что кто-либо по-настоящему способен подружиться с НАМИ;
• МЫ не верили, что кто-либо способен по-настоящему любить НАС, видеть в НАС возлюбленного, супруга и пр;
• Даже когда МЫ видели, что это так, МЫ не хотели принимать этого;
• МЫ испытывали сильную страсть к женщинам, которые заведомо не могли принять НАС по тем или иным причинам, или принять в том качестве, в каком нам этого хотелось бы;
• МЫ отвергали тех, кто НАС действительно любит, не веря в их искренность;
• МЫ не понимали, за что НАС можно любить;
• МЫ часто говорили, что НАШИ дела и мысли ничего не стоят;
• МЫ говорили: «не стоит благодарности», «не за что», «это такой пустяк», и пр.
• МЫ терялись, когда другие люди обращали на НАС внимание;
• НАМ казалось, что МЫ занимаем слишком много места, а значит, кому-либо мешаем и будем ими отвергнуты за причиненное им беспокойство;
• Когда в разговоре НАС перебивали другие люди, мы приходили к выводу, что НАС не стоит слушать, и немедленно умолкали;
• МЫ боялись высказать НАШЕ мнение, когда нас ни о чем не спрашивали, думая, что НАШИ собеседники усмотрят в этом протест, пренебрежение ими, и отвергнут НАС;
• МЫ не решались побеспокоить других людей, видя, что они заняты, и считая, что их дела гораздо важнее, чем НАШИ;
• МЫ считали, что быть понятым – значит, быть любимым;
• В разговоре МЫ всегда проявляли уклончивость, избегали говорить прямо то, что думаем из боязни обидеть НАШЕГО собеседника и быть им отвергнутым;
• МЫ старались уйти от предмета разговора, но боялись перевести его на другую тему;
• МЫ стремились к совершенству во всем, что делали;
• МЫ думали, что если МЫ допустим ошибку, нас осудят, а значит, отвергнут;
• МЫ не верили в НАШЕ совершенство, пытаясь компенсировать это совершенством того, что МЫ делаем;
• Любая работа отнимала у НАС неоправданно много времени, так как МЫ старались сделать ее безупречно;
• Страх быть отвернутым переходил у НАС в панику;
• МЫ боялись самой мысли о панике и сразу же искали куда сбежать, спрятаться;
• МЫ были убеждены, что в состоянии паники не сможем даже сдвинуться с места и никак не избежим беды;
• МЫ были настолько убеждены в собственной неспособности, справиться с паникой, что легко поддавались ей, даже без особых на то причин;
• НАМ хотелось спрятаться в животе у матери;
• МЫ притягивали к себе ситуации, в которых у НАС возникала паника;
• МЫ были склонны сгущать краски, придавать происходящему больше драматизма, чем есть на самом деле;
• МЫ цепенели от страха в присутствии НАШЕГО отца или любых других мужчин;
• МЫ замечали, что с женщинами НАМ общаться легче, чем с мужчинами;
• МЫ часто употребляли слова «паника», «панический», и любые их синонимы – ужасный, чудовищный и пр.
• Страх перед собственной паникой приводил НАС к потере памяти;
• У НАС была прекрасная память на отвлеченные данные, факты, любую информацию, но МЫ очень плохо помнили собственное прошлое, независмио от того, приятными, или неприятными были эти воспоминания;
• МЫ были уверены, что у НАС проблемы с памятью;
• МЫ не понимали, что помнить НАМ мешает страх перед паникой;
• У НАС часто отсутствовал аппетит;
• МЫ старались есть маленькими порциями;
• МЫ были склонны к анорексии;
• МЫ казались себе слишком упитанными;
• С помощью снижения веса ниже нормы мы пытались исчезнуть;
• МЫ ели помногу, стремясь раствориться в пище;
• НАС привлекал алкоголь и наркотики;
• МЫ питали слабость к сладкому;
• МЫ пытались заесть сладким свой страх и восполнить энергию;
• МЫ страдали диареей, отвергая питательные элементы до их усвоения так же, как отвергали ту или иную ситуацию;
• МЫ страдали от аритмии, испытывали одышку, удушье;
• МЫ не давали себе права быть ребенком, форсируя половое созревание;
• МЫ испытывали нарушение дыхательной функции;
• Аллергии;
• Рвоту или рвотные спазмы;
• Стремились «вытошнить» ситуацию или неприятного человека
• Часто употребляли слова «тошнить», «тошнота», «тошнотворный», «меня от этого тошнит»;
• Страдали от головокружения или обморока;
• Агорафобии;
• МЫ панически боялись остаться одни, и, в то же время, панически боялись тесного общения с людьми;
• У НАС случались депрессивные или маниакально-депрессивные состояния;
• МЫ стремились убежать от собственных сознания и памяти, так как боялись боли, связанной с любыми воспоминаниями;
• Страх впасть в панику и полностью потерять над собой контроль был у НАС так велик, что МЫ старались избегать любых, даже самых простых проблем, убеждали себя, что проблем не имеем;
• МЫ забывали о проблемах, или переставали чувствовать намерение их решать, без которого не могли даже взяться за проблему;
• МЫ замышляли самоубийство и/или пытались покончить с собой;
• МЫ творили себе кумира: избирали образец для подражания и растворялись в нем, так как не могли признать себя полноценным человеческим существом;
• Тот, кому МЫ подражали, как бы восполнял НАШУ неполноценность;
• МЫ были на грани психоза;
• МЫ испытывали сильные необоснованные тревожные состояния;
• МЫ отвергали НАШЕГО отца;
• МЫ стыдились НАШЕЙ замкнутости, отстраненности от людей, шизоидного поведения;
• МЫ считали себя не такими, как все.
• МЫ считали себя кем-то, или чем-то далеким от человека;
• У НАС были периоды великой любви, сменявшиеся периодами великой ненависти;
• МЫ считали себя ничтожеством, никому не нужными;
• Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях), а так же будущего (как в этой так и в будущих жизнях), когда МЫ слышали, выдумывали, воспринимали, принимали, отвергали, осмысливали любые из нижеследующих мыслей идей и метафор:
• От себя не убежишь;
• Человек – животное социальное;
• Человеку нужен человек;
• Я никого не люблю, мне никто не нужен;
• Люди навязчивы, они постоянно чего-то от меня хотят;
• Я не делаю практически ничего для себя – я делаю только то, что от меня хотят люди;
• Я учусь в школе для удовлетворения капризов учителей и родителей: для себя я не вижу смысла учиться в школе;
• Лучшее средство от перхоти – гильотина;
• Он – настоящий человек, а он – ненастоящий человек;
• Нужно все делать правильно, так как иначе люди придут, увидят и осудят;
• Люди вторгнутся в мое личное пространство, чтобы осудить меня за незаправленную кровать;
• Каждому нужно иногда побыть одному;
• Воин должен быть один;
• Нет человека – нет проблемы;
• Без бумажки ты какашка, а с бумажкой человек;
• Зачем любить? Зачем страдать?
• Я давно уже мертв, и только существую, а не живу;
• Не жить, а существовать;
• Люди меня раздражают;
• Я хотел бы, чтобы людей не было вообще;
• Я не люблю людей;
• Я мизантроп;
• Я не достоин общаться с людьми;
• Я не человек;
• Я не понимаю и боюсь людей;
• Я социофоб;
• Я не понимаю, чего людям от меня надо;
• Я не могу без людей;
• Я зависим от людей;
• Если я не делаю свою работу безукоризненно, она никому не нужна;
• Если моя работа несовершенна – мне стыдно;
• Я хочу написать такой роман, чтобы все сказали: шапки долой;
• Меня не устраивают обыкновенные посредственные отношения: повезло же Мастеру – значит, и мне повезет;
• Мне душно среди людей;
• Я задыхаюсь от тоски;
• Я не выношу людей;
• Меня тошнит от людей;
• Меня тошнит от себя;
• К сожалению, я тоже человек;
• Я ненавижу свою тошноту: люди не заслужили того, чтобы я испытывал по отношению к ним тошноту, но я не могу ее не испытывать;
• Меня не могут не бесить и не раздражать люди, так как это неотъемлемо от тошноты;

• Все физиологические, физические, телесные, психические, психологические, ментальные, энергетические ощущения и изменения, возникшие у НАС в связи с вышеописанными эпизодами. 
+5
1145
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...