Бурбо 4

Ригид - он и в Африке ригид. Травма несправедливости и маска ригида по Пяти травмам Л. Бурбо с легким акцентом на недоверии собственным чувствам, силам, интеллектуальным способностям и пр., а также причинах этого недоверия

Время чтения:
10 мин.
• МЫ переживали сильное травмирующее чувство несправедливости, допущенной НАШИМ отцом или любым другим человеком или существом по отношению к НАМ.
• Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях) а также будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), когда МЫ болезненно и остро переживали несправедливость, допущенную по отношению к НАМ какими-либо людьми, существами, группами людей или существ, любым богом, миром и реальностью вообще.
• Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях) а также будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), когда МЫ не видели признания НАШИХ достоинств, не чувствовали уважения к НАМ со стороны любых людей или существ, думали, будто не получаем того, что заслуживаем.
• Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях) и будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), когда НАМ казалось, что у НАС больше или меньше материальных благ, чем у других людей, наиболее тщательно обрабатывая эпизоды, когда НАШИ мысли об избытке или недостатке материальных благ были любым образом связаны с НАШИМ отцом.
• Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях) и будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), когда МЫ имели любые фантазии, мысли, эмоции, картинки и ощущения в теле, усваивали любые уроки, наставления, внушения, принимали любые решения, постулаты и верования, имеющие любое отношение к разводу НАШИХ родителей и уходу НАШЕГО отца из НАШЕЙ семьи.
• Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях) и будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), наиболее тщательно обрабатывая эпизоды НАШЕГО детства (в этой жизни) от 3 до 5 лет, когда МЫ ощущали как несправедливость НАШУ невозможность быть целостными, неприкосновенными, самовыражаться и быть самими собой.
• Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях) и будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), когда МЫ:
• Скрывали от самих себя или других людей и существ проявление любых НАШИХ чувств;
• Сдерживали НАШИ чувства;
• Пытались оградить себя от испытываемых переживаний;
• Были чувствительны, но развивали в себе способность блокировать, не ощущать свою чувствительность;
• Боялись показать НАШУ чувствительность другим
• Пытались, но не могли убедить самих себя, будто НАС не касается происходящее в НАШЕЙ семье;
• Убеждали себя, что НАС ничто не касается;
• Пытались быть холодными и бесчувственными;
• Боялись НАШЕЙ холодности и бесчувственности;
• Проклинали себя за холодность и бесчувственность;
• Страдали от своей холодности и бесчувственности;
• Скрещивали руки на груди, блокируя область солнечного сплетения, чтобы не чувствовать;
• Носили черную или темную одежду;
• Добивались, или мечтали добиться справедливости любой ценой;
• Пытались быть справедливыми, стремясь к совершенству во всем, что МЫ делали;
• Избегали каких-либо действий, в которых, как МЫ точно знали, МЫ не смогли бы добиться совершенства – например, избегали рисовать людей, зная, что МЫ не умеем их рисовать;
• Говорили: МЫ так много для нее сделали, почему она покинула НАС? Это несправедливо!;
• НАШИ представления о справедливости/несправедливости отличались от представлений других людей или существ;
• Думали, что дорогой НАМ человек не может пренебречь НАМИ, если МЫ что-то делали для него;
• Если он покинет НАС, не пытаясь, хоть как-то возместить НАМ затраченные на него усилия/средства, это будет несправедливо;
• Остро и болезненно переживали, когда так случалось;
• Не могли понять, почему дорогой НАМ человек покинул НАС, если до этого сам говорил, что очень многим НАМ обязан;
• МЫ делали что-либо для дорогого НАМ человека, рассчитывая на его одобрение, поддержку, похвалу, на секс с ним, на то, что он останется с НАМИ, полагая, что так будет справедливо;
• МЫ думали, что достигнув совершенства, сможем вернуть потерянное расположение дорогого НАМ человека;
• МЫ ненавидели и презирали себя за НАШЕ несовершенство;
• МЫ находили признаки несовершенства и противоречия в делах, словах и поступках людей, которые, по НАШЕМУ мнению, обладали большим совершенством, чем МЫ сами;
• МЫ думали, что, только достигнув совершенства, сможем стать по-настоящему совершенными;
• МЫ считали, что быть совершенным и справедливым – это одно и то же;
• МЫ не замечали, что часто допускаем несправедливость по отношению к другим людям или существам, не осознавая этого;
• МЫ были склонны завидовать тем, кто, по НАШЕМУ мнению, получает больше, чем заслуживает;
• МЫ думали, что и другие завидуют НАМ, если НАМ везет;
• Думали, что имеем склонность к полноте и боялись растолстеть;
• Боялись, что НАШ живот больше, чем следует;
• Носили обтягивающую в талии одежду или тесный пояс;
• В НАШЕЙ мимике, жестикуляции, манере держаться было недостаточно гибкости;
• НАША манера держать себя свидетельствовала о замкнутости, закрытости;
• Общаясь с другими людьми или наедине с собой, МЫ часто неосознанно принимали закрытые позы;
• МЫ прижимали локти к туловищу и неохотно отводили руки от корпуса;
• Некоторые части НАШЕГО тела были менее гибкими, чем другие, например, НАША правая нога была менее гибкой, чем левая;
• НАША шея была жесткой, на ней напрягались сухожилия;
• МЫ думали, что НАС больше ценят за то, что МЫ делаем, а не за то, что МЫ собой представляем;
• Были трудолюбивы, исполнительны;
• Предпочитали выбираться из затруднительных ситуаций самостоятельно, избегая чьей-либо помощи;
• Если предполагалось, что какая-либо проблема будет решаться НАМИ совместно с кем-либо, МЫ думали только о том, как будем решать ее сами, не рассчитывая на кого-либо еще;
• НАМ не приходило в голову, что такую НАШУ позицию другие люди или существа могут счесть несправедливой;
• МЫ старались выглядеть оптимистичными и часто говорили, что у НАС нет никаких проблем
• МЫ скрывали от других людей и самих себя то, что МЫ чувствуем на самом деле;
• НАМ часто не хватало времени на какое-либо дело, так как МЫ пытались сделать его безупречно;
• МЫ опаздывали, так как у НАС уходило много времени на подготовку;
• МЫ оправдывались и защищались перед обвинениями других людей или существ, если были уверены в своей правоте;
• МЫ боялись начальников и авторитетов, полагая, что они всегда правы;
• МЫ переживали глубокое чувство несправедливости, когда кто-либо сомневался в НАШЕЙ правоте;
• Для НАС было важно убедиться, что МЫ получаем вознаграждение за НАШИ усилия заслуженно;
• МЫ не любили, испытывали неловкость, когда кто-либо хвалил НАС, так как полагали, что эта похвала не заслужена;
• Если МЫ получали больше, чем по НАШЕМУ мнению заслуживали, то находили способ потерять полученное, избавиться от него;
• Злясь на кого-либо, МЫ думали, что хорошо отомстим ему, если он незаслуженно получит то, что причитается по заслугам НАМ самим;
• Получая какие-либо объяснения, МЫ добивались, чтобы все подробности были точными, правильными;
• МЫ не принимали абстрактных, аллегорических объяснений, полагая, что точным и правильным может быть только буквальное;
• МЫ считали, что в состоянии понять и усвоить только конкретный, буквальный, последовательный алгоритм;
• МЫ не доверяли НАШЕМУ интеллекту или интуиции, отказываясь от логически верного решения из страха, что оно может оказаться неправильным;
• НАМ требовалось подтверждение, что то, что мы делаем, то, как МЫ думаем – правильно;
• МЫ часто сомневались в НАШИХ интеллектуальных способностях;
• МЫ сомневались, что правильно решили задачу, способ решения которой уже поняли;
• МЫ были склонны к преувеличениям
• МЫ часто неосознанно употребляли слова: «никогда», «всегда», «очень»: я НИКОГДА не смогу измениться, я ВСЕГДА буду таким, я ОЧЕНЬ хочу измениться;
• МЫ не любили, когда эти слова употребляли другие люди и обвиняли их в преувеличении;
• МЫ были подвержены религиозному влиянию;
• Категории «добро-зло», «правда-неправда», «правильный-неправильный», «истинный-ложный», были для НАС очень важны;
• МЫ начинали фразу словом «хорошо», пытаясь уверить самих себя, что все, сказанное нами, - хорошо и правильно;
• МЫ нуждались в согласии собеседника с НАШИМИ суждениями;
• МЫ употребляли выражение «не ясно», имея необходимость в точных и ясных формулировках;
• Когда МЫ бывали взволнованы, НАШ голос становился сухим и напряженным;
• МЫ смеялись (часто неестественно и невпопад), чтобы скрыть свою чувствительность и эмоциональность;
• МЫ часто смеялись над тем, что никто кроме НАС не находил смешным;
• На вопрос «как дела?» МЫ часто отвечали «Прекрасно!»;
• МЫ испытывали сильный страх ошибиться, сделать что-либо неправильно;
• МЫ видели в себе много недостатков;
• МЫ расценивали НАШИ модели поведения и своеобразие НАШИХ психотипов как недостатки;
• МЫ не принимали себя такими, какие МЫ есть, мечтая полностью изменить себя;
• Осознавая себя несовершенными, МЫ прибегали к тотальному контролю над собой, чтобы другие люди или существа не заметили НАШИХ недостатков;
• МЫ не понимали, что несправедливы к самим себе, требуя от себя слишком многого;
• МЫ хотели немедленно уладить любой конфликт, разрешить любое противоречие;
• МЫ не давали себе права быть человеком и иметь недостатки;
• МЫ считали, что НАС, небезупречных, имеющих недостатки, никто не захочет полюбить;
• МЫ легко краснели, рассказывая что-либо другим людям, или существам, чувствуя при этом свою некорректность;
• МЫ стыдились сами себя;
• МЫ стыдились тог, что сделали или не сделали;
• У НАС возникали любые проблемы с кожей;
• Страх ошибиться, часто принуждал НАС к ситуациям, в которых НАМ приходилось делать выбор;
• МЫ всегда сомневались в правильности сделанного НАМИ выбора;
• МЫ испытывали страх принять неудачное решение, и, в итоге, принимали именно его;
• МЫ часто сомневались и жалели даже после того, как выбор уже сделан;
• МЫ были очень требовательны к себе во всех сферах жизни;
• МЫ постоянно контролировали себя и принуждали себя к работе;
• МЫ считали, что у НАС нет никаких прав, а есть только обязанности;
• МЫ не могли расслабиться;
• МЫ постоянно чувствовали себя виноватыми;
• МЫ считали, что, позволяя себе развлечение, отдых, поступаем несправедливо;
• МЫ чувствовали себя виноватыми, если ничего не делали, когда другие у НАС на глазах занимались каким-либо делом;
• НАШЕ тело было напряжено даже во время отдыха;
• МЫ никогда не умели и не могли сбросить напряжение и контроль, чтобы полностью расслабиться;
• МЫ не осознавали и не понимали НАШИХ реальных потребностей;
• МЫ часто работали через силу;
• МЫ редко и неохотно обращались за помощью;
• МЫ испытывали самую мучительную несправедливость от самих себя;
• Чтобы позволить себе что-либо, НАМ необходимо было сначала убедиться, что МЫ это заслужили;
• МЫ любили, чтобы окружающие были в курсе всего, что МЫ делаем или собираемся сделать;
• Нам не нравилось, когда другие говорили, будто НАМ повезло, т.к. быть счастливчиком, по нашему мнению, несправедливо;
• МЫ считали свои привилегии перед другими еще большей несправедливостью, чем привилегии других перед НАМИ;
• МЫ ныли и жаловались, чтобы скрыть от других людей НАШИ прибыли;
• МЫ считали себя обязанными отблагодарить кого-либо;
• МЫ пытались следовать режиму, но часто теряли контроль и выбивались из режима;
• МЫ навязывали себе то, что было НАМ ненужно и/или вредно;
• За НАШИМ контролем самих себя МЫ скрывали страх;
• МЫ считали ригидность синонимом тупости, умственной отсталости;
• МЫ восхищались людьми с невротическими или психотическими расстройствами, считая такие расстройства признаком недоступной НАМ тонкой душевной организации и богатого внутреннего мира;
• МЫ завидовали людям, склонным к шизофрении или истерии по тем же причинам;
• МЫ считали себя психически нормальными и видели в этом НАШУ неполноценность, отделенность;
• МЫ считали, что невротические или психотические отклонения позволили бы НАМ лучше чувствовать себя, других людей и мир вообще;
• НАМ не нравилось, когда МЫ слышали, или получали информацию из любых источников о том, что МЫ мыслим стандартно;
• МЫ считали стандартное мышление синонимом умственной неполноценности, наличие которой приписывали себе;
• НАС сильно задевало, когда кто-либо плохо отзывался о НАШИХ умственных способностях;
• МЫ исправляли сказанное кем-либо, если считали его информацию неточной;
• МЫ критиковали других людей и существ, полагая, что с их задатками, навыками, талантами, они способны на большее;
• МЫ говорили, что они просто ленятся что-либо делать, что их все устраивает, даже если они отрицают это и пр.;
• НАМ не нравилось, когда НАМ приходилось что-то искать, например, если кто-либо разложил НАШИ вещи не так, как они лежали у НАС;
• Много думая о способах достижения, какой либо цели, МЫ часто теряли из виду саму цель;
• Принимая решение выполнять какие-либо регулярные действия или процедуры, мы принуждали себя к их неукоснительному выполнению;
• При этом мы боялись, что если дадим себе, хоть небольшое послабление, все достигнутые НАМИ результаты немедленно сведутся на нет;
• МЫ не выдерживали собственного принуждения и полностью прекращали выполнять данные действия или процедуры;
• МЫ переживали стресс из-за того, что во всем пытались навязать себе совершенство;
• Заболевая, МЫ чувствовали недомогание только тогда, когда НАШЕ состояние резко ухудшалось;
• МЫ не видели необходимости в помощи врача, даже если понимали, что такая необходимость есть;
• МЫ были безжалостны к своему телу;
• МЫ не чувствовали боли;
• МЫ предпочитали лучше перетерпеть боль, чем обратиться за помощью;
• МЫ часто подозревали у себя наличие каких-либо заболеваний или патологий, но никому не говорили о них, или говорили, когда у НАС уже не оставалось психологических, либо физических сил терпеть;
• МЫ гордились тем, что не употребляем лекарств и не обращаемся за врачебной помощью;
• МЫ иронизировали над теми, кто принимал лекарства и обращался к врачу, считая их помешанными на здоровье и/или лечении;
• МЫ просили помощи, только почувствовав, что дошли до предела;
• МЫ запрещали себе чувствовать;
• МЫ испытывали гнев на самих себя, или других людей/существ;
• НАМ было трудно показать кому-либо НАШУ любовь, или позволить кому-либо любить себя;
• МЫ считали себя сухим и бесчувственным;
• Другие люди или существа считали НАС сухим и бесчувственным;
• МЫ считали, что не разбираемся в любви, комплиментах, знаках внимания;
• МЫ видели в женщине друга и собеседника, но не были способны проявлять по отношению к ней какие-либо чувства, восхищаться ею и пр.
• МЫ намекали любимому человеку о НАШИХ чувствах так, что эти намеки могли понять только МЫ сами;
• МЫ понимали, что нужно было сказать, или какие знаки внимания оказать любимому человеку только постфактум;
• МЫ давали слово, что откроем свои чувства при следующей встрече, но этого не происходило;
• МЫ заранее готовили свой монолог, но НАМ было либо невыносимо трудно его произнести, либо, все заготовленные слова вылетали у НАС из головы;
• МЫ имели репутацию холодного и бесчувственного человека, не считая себя таковым;
• МЫ избегали прикосновений других людей или существ;
• МЫ сравнивали себя с людьми или существами, которых считали лучше НАС самих;
• МЫ обесценивали и отвергали себя;
• МЫ боялись своей и чужой холодности;
• МЫ не могли понять, какие чувства испытывают к НАМ другие люди или существа, так как отрицали собственные чувства;
• МЫ не замечали, что другие люди были к НАМ холодны;
• МЫ считали себя теплым и приветливым
• МЫ видели НАШУ холодность и изо всех сил старались ее скрыть;
• МЫ не могли принять НАШУ холодность, так как НАМ не хотелось считать себя бессердечным;
• МЫ избегали контакта с собственной чувствительностью, чтобы не раскрывать НАШУ ранимость;
• НАМ было важно, чтобы о НАС говорили, будто МЫ добрый и хороший;
• Если кто-либо проявлял явную холодность по отношению к НАМ, МЫ спрашивали себя: что МЫ сделали не так, в чем допустили некорректность?;
• НАС привлекало все благородное;
• НАС влекла романтика прошедших веков с рыцарями, мушкетерами, благородными дамами, плащами, шпагами и пр.;
• МЫ мечтали иметь титул;
• МЫ были скованы в сексе;
• МЫ не позволяли себе почувствовать удовольствие, выразить НАШУ нежность;
• МЫ чувствовали в себе большой сексуальный темперамент, но не давали себе возможности его раскрыть;
• МЫ испытывали мучительную нерешительность прежде, чем завязать отношения;
• МЫ боялись ошибиться в выборе партнера, разочароваться в нем;
• МЫ создавали себе множество сексуальных табу;
• В НАШЕЙ сексуальной жизни большую роль играли понятия «хорошо» и «плохо»;
• МЫ страдали от преждевременной эякуляции или полового бессилия;
• МЫ хотели стать вегетарианцем, сыроедом;
• МЫ теряли контроль над собой в какой-либо важной для НАС ситуации;
• МЫ чувствовали негибкость, напряженность, боль в верхней части спины, шее, лодыжках, коленях, бедрах, локтях, запястьях;
• Страдали от запора или геморроя;
• Испытывали спазмы и судороги;
• Проблемы с кровообращением (в т.ч. мозговым);
• Страдали от сухости кожи;
• Прыщей;
• Псориаза;
• Нервозности;
• Бессонницы;
• Ухудшения зрения;
• МЫ испытывали интеллектуальный ступор, когда НАМ пытались объяснить что-либо, что МЫ не могли, или не хотели понять;
• МЫ считали, будто вообще неспособны понимать других людей;
• МЫ считали, что другим очень просто понять то, что НАШЕМУ пониманию вообще недоступно;
• МЫ думали, что не способны к абстрактному мышлению и понимаем все только буквально;
• МЫ считали неспособность к абстрактному мышлению признаком умственной отсталости;
• МЫ считали, что способны понять только самое поверхностное, конкретное рассуждение, а его глубинный смысл останется НАМ недоступен;
• МЫ стыдились, испытывали унижение от осознания невозможности осмыслить какое-либо сложное, абстрактное понятие;
• Считая себя умственно-отсталым, МЫ до того искусно научились притворяться нормальным, что когда другие видели НАШ ступор, они думали, что МЫ притворяемся;
• МЫ верили, что не чувствуем людей из-за того, что все понимаем буквально;
• МЫ верили, что НАШЕМУ пониманию недоступны эмоции и мотивы других людей, так как МЫ все понимаем только буквально;
• МЫ верили, что во всем, что делают, или говорят другие люди, есть какой-то еще, недоступный НАМ смысл;
• НАМ было стыдно и мучительно, когда МЫ не могли постичь отвлеченные понятия других людей;
• НАМ казалось, что другие люди, в общении с НАМИ часто переходят на какой-то другой, непостижимый язык;
• У НАС отключалась способность думать;
• МЫ говорили невпопад, заведомо неправильно;
• Другие люди бились, пытаясь донести до НАС свою мысль, а МЫ ее не понимали;
• МЫ не доверяли НАШЕМУ интеллекту, полагая, что отвлеченные понятия, доступные большинству нормальных людей, для нас – китайская грамота;
• МЫ мыслили об области чувств конкретными категориями: «ты мне – я тебе»;
• НАМ казалось, что другие люди лучше знают, что МЫ из себя представляем, т.к. со стороны виднее.
• МЫ чувствовали острое противоречие между данными НАШЕГО опыта и словами человека, которому доверяли;
• МЫ находились в ситуации, когда не могли разрешить это противоречие;
• НАМ необходимо было признать, что, либо, МЫ не можем верить своим глазам, памяти и пр., либо, человек, которому МЫ доверяем, говорит НАМ неправду;
• МЫ не могли принять ни того, ни другого, полностью отказавшись от решения проблемы и объявив себя умственно неполноценным;
• Отказавшись от решения проблемы, МЫ запретили себе чувствовать;
• МЫ приняли идею, что другие люди чувствуют тоньше и мыслят глубже, чем МЫ сами;
• Если МЫ не могли «схватить» сложную проблему с первого раза, у НАС включался ступор;
• Ступор защищал НАС от противоречия;
• МЫ воспринимали НАШ ступор как неспособность абстрагироваться от конкретной ситуации;
• В состоянии ступора МЫ цеплялись за любые конкретные данные, никак не связанные между собой, и в итоге запутывались еще больше;
• Не доверяя НАШЕМУ интеллекту, мы испытывали сильный страх ошибиться;
• Верно решив ту, или иную задачу, МЫ из-за страха ошибиться, отвергали верное решение и выбирали заведомо неверное;
• НАМ требовалось подтверждение того, что мы все сделали правильно;
• Сомневаясь в адекватности НАШЕГО мышления, МЫ отказывали себе в способности мыслить логически;
• МЫ бунтовали против придуманной НАМИ умственной отсталости и тем самым декларировали ее;
• МЫ не понимали самих себя и хода НАШИХ мыслей;
• НАМ казалось, что объясняющие НАМ трудный материал делают это лишь для того, чтобы продемонстрировать НАМ какой МЫ кретин; 
+5
14:10
942
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...