Инфант 2

Аспекты
Время чтения:
27 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
Мы вспоминали с тоской, грустью о своем детстве, когда нас любили просто так, помогали, заботились безусловно 
Другой вспоминал с тоской, грустью о своем детстве, когда его любили просто так, помогали, заботились безусловно 
Нам вспоминалось наше детство, как ощущение защищенности, уверенности, спокойствия 
Другому вспоминалось его детство, как ощущение защищенности, уверенности, спокойствия 
Мы противопоставляли реальность своим воспоминаниям о детстве и сожалели о том, что детство прошло 
Другой противопоставлял реальность своим воспоминаниям о детстве и сожалел о том, что детство прошло 
Нам хотелось снова стать ребенком, чтобы о нас заботились, думали и решали наши проблемы 
Другому хотелось снова стать ребенком, чтобы о нем заботились, думали и решали его проблемы 
Нам хотелось вернуться в детский сад, школу, на свою старую улицу, в свой старый дом 
Другому хотелось вернуться в детский сад, школу, на свою старую улицу, в свой старый дом 
Нам хотелось снова вкусить детства, когда тебя любят просто так и ни за что, когда в мире нет боли, страха  и страданий 
Другому хотелось снова вкусить детства, когда тебя любят просто так и ни за что, когда в мире нет боли, страха и страданий 
Нас контролировала мама 
Другого контролировала мама 
Нас контролировал папа 
Другого контролировал папа 
Нас контролировала жена 
Другого контролировала жена 
Нас контролировало начальство 
Другого контролировало начальство 
Нам было страшно кАк-либо выйти из под контроля 
Другому было страшно кАк-либо выйти из под контроля 
Мы считали, что нам не под силу контролировать себя, какие-то сферы своей жизни, какую-то ситацию или какие-то обстоятельства 
Другой считал, что ему не под силу контролировать себя, какие-то сферы своей жизни, какую-то ситацию или какие-то обстоятельства 
Мы привыкли жить контролируемым – это избавляло нас от сомнений в правильности своих действий, ответственности и страха наказания за них 
Другой привык жить контролируемым – это избавляло от сомнений в правильности своих действий, ответственности и страха наказания за них 
Мы не могли жить вне контроля – нам казалось тогда, что мы никому не нужны 
Другой не мог жить вне контроля – ему казалось тогда, что он никому не нужен 
Мы воспринимали родительскую любовь и заботу, как форму контроля – нас заставляли кушать, гулять, учиться, говорили что делать и каким быть 
Другой воспринимал родительскую любовь и заботу, как форму контроля – его заставляли кушать, гулять, учиться, говорили что делать и каким быть 
Для нас любовь и забота родителей проявлялась, как необходимость поддержки нас слабого, обучение незнающего, обогащение убого 
Для кого-то любовь и забота родителей проявлялась, как необходимость поддержки его слабого, обучение незнающего, обогащение убого 
Нам было понято, что пока мы слабы, ничего не знаем, ничего не имеем – о нас будут заботиться, будут нас поддерживать, помогать нам 
Другому было понято, что пока он слаб, ничего не знает, ничего не имеет – о нем будут заботиться, будут его поддерживать, помогать 
Мы специально впадали в состояние жертвы, демонстрировали бессилие и беспомощность в любых вопросах, чтобы получать заботу, внимание, помощь и контроль со стороны значимых лиц 
Другой специально впадал в состояние жертвы, демонстрировал бессилие и беспомощность в любых вопросах, чтобы получать заботу, внимание, помощь и контроль со стороны значимых лиц 
Нам казалось, что как только мы станем самостоятельны, достаточно повзрослеем для жизни в обществе – нас оставят 
Другому казалось, что как только он станет самостоятельным, достаточно повзрослеет для жизни в обществе – его оставят 
Нас считали взрослыми и давали нам свободу действий – в результате чего мы делали то, что потом было признано ошибками в связи с чем – были наказаны 
Другого считали взрослыми и давали ему свободу действий – в результате чего он делал то, что потом было признано ошибками в связи с чем – был наказан 
Нам было страшно признать, принять себя – взрослыми 
Другому было страшно признать, принять себя – взрослыми 
Мы избегали любых атрибутов взрослого – денег, машины, самостоятельности, отдельного проживания, детей, ответственности 
Другой избегал любых атрибутов взрослого – денег, машины, самостоятельности, отдельного проживания, детей, ответственности 
Мы предпочитали оставаться в детстве своими убеждениями, стилем жизни, поведением 
Другой предпочитал оставаться в детстве своими убеждениями, стилем жизни, поведением 
Мы считали себя пацаном и не желали признавать, что мы уже давно не пацан 
Другой считал себя пацаном и не желали признавать, что уже давно не пацан 
У нас контролирование было связано с детством и допуская над собой контроль кого-то – мы создавали иллюзию детства 
У другого контролирование было связано с детством и допуская над собой контроль кого-то – он создавал иллюзию детства 
Мы не могли, не желали жить взрослой жизнью 
Другой не мог, не желал жить взрослой жизнью 
Для нас взрослая жизнь была страшна, опасна, тяжелая 
Для кого-то взрослая жизнь была страшна, опасна, тяжелая 
Мы не понимали, как кто-то живет взрослой жизнью и считали, что такая жизнь не для нас 
Другой не понимал, как кто-то живет взрослой жизнью и считал, что такая жизнь не для него 
Мы вообще не понимали, что значит жить своей жизнью, на свой вкус и вид 
Другой вообще не понимал, что значит жить своей жизнью, на свой вкус и вид 
Мы копировали, подражали кому-то/всем 
Другой копировал, подражал кому-то/всем 
Мы искали, наблюдали, сравнивали и принимали для себя на исполнение чужое поведение, отношение, действия, реакции 
Другой искал, наблюдал, сравнивал и принимал для себя на исполнение чужое поведение, отношение, действия, реакции 
Мы считали чью-то жизнь идеальной и уникальной и стремились ее повторить полностью или хоть в чем-то 
Другой считал чью-то жизнь идеальной и уникальной и стремился ее повторить полностью или хоть в чем-то 
Мы считали необходимым походить на кого-то 
Другой считал необходимым походить на кого-то 
Мы находили образы для подражания в жизни, в кино, литературе, в любых иных сферах 
Другой находил образы для подражания в жизни, в кино, литературе, в любых иных сферах 
У нас были идеалы и совершенные модели – на которые нам казалось, что необходимо быть похожим, чтобы быть счастливым 
У кого-то были идеалы и совершенные модели – на которые ему казалось, что необходимо быть похожим, чтобы быть счастливым 
Нам чья-та жизнь казалась счастливой, успешной, интересной и мы считали, что если будем подражать ему в этом, то будем испытывать те же ощущения, чувства, эмоции 
Другому чья-та жизнь казалась счастливой, успешной, интересной и он считал, что если будет подражать ему в этом, то будет испытывать те же ощущения, чувства, эмоции 
Нам чья-та жизнь казалась безрадостной, убогой, скучной и мы считали, что если не будем делать, как кто-то – то не будем испытывать те же ощущения, чувства, эмоции 
Другому чья-та жизнь казалась безрадостной, убогой, скучной и он считал, что если не будет делать, как кто-то – то не будет испытывать те же ощущения, чувства, эмоции 
Нам говорили, что мы похожи на отца 
Другому говорили, что он похож на отца 
Нам говорили, что мы похожи на мать 
Другому говорили, что он похож на мать 
Нам говорили, что мы похожи на кого-то 
Другому говорили, что он похож на кого-то 
Мы перенимали из жизни родителей/кого-то - модель семьи и их отношений внутри семьи, отношение к детям, деньгам, работе, родителям, родственникам, стремления, убеждения, вкусы и привычки 
Другой перенимал из жизни родителей/кого-то - модель семьи и их отношений внутри семьи, отношение к детям, деньгам, работе, родителям, родственникам, стремления, убеждения, вкусы и привычки 
Мы создавали себе авторитетов, идолов и кумиров 
Другой создавал себе авторитетов, идолов и кумиров 
Мы верили в то, что именно чьи-то поступки, действия, слова, вид являются достойными подражания и обязательными к копированию 
Другой верил в то, что именно чьи-то поступки, действия, слова, вид являются достойными подражания и обязательными к копированию 
Мы создавали себе антиавторитетов, антиидолов и антикумиров 
Другой создавал себе антиавторитетов, антиидолов и антикумиров 
Мы верили в то, что не стоит, лучше не делать так, как делает, говорит, поступает кто-то, создавали из него отрицательный образ на которого нельзя было походить ни в коем случае 
Другой верил в то, что не стоит, лучше не делать так, как делает, говорит, поступает кто-то, создавал из него отрицательный образ на которого нельзя было походить ни в коем случае 
Мы преклонялись перед родителями, учителями, начальством, другими авторитетными и значительными для нас лицами 
Другой преклонялся перед родителями, учителями, начальством, другими авторитетными и значительными для него лицами 
Для нас родители, учителя, начальство было богами, перед которыми мы испытывали – священный трепет и благовение 
Для кого-то родители, учителя, начальство было богами, перед которыми он испытывал – священный трепет и благовение 
Мы принимали безраздельно и неоспоримо убеждения, мнения, точки зрения родителей, начальства, учителей за истину в последней инстанции 
Другой принимал безраздельно и неоспоримо убеждения, мнения, точки зрения родителей, начальства, учителей за истину в последней инстанции 
Мы опирались на их ожидания, представления о нас и стремились им соответствовать, следовать 
Другой опирался на их ожидания, представления о нем и стремился им соответствовать, следовать 
Мы копировали походку, движения, манеру разговора, цели, увлечения, интересы родителей, начальства, учителей, кого-то иного значимого 
Другой копировал походку, движения, манеру разговора, цели, увлечения, интересы родителей, начальства, учителей, кого-то иного значимого 
Мы становились тенью, отражением значимого для нас лица 
Другой становился тенью, отражением значимого для него лица 
Мы копировали и переносили в свою семью модель отношений в семье родителей, их отношение к детям, воспитание 
Другой копировал и переносил в свою семью модель отношений в семье родителей, их отношение к детям, воспитание 
Мы стремились походить на отца, следовать его примеру во всем 
Другой стремился походить на отца, следовать его примеру во всем 
Мы ожидали, что наша жена будет походить на нашу мать и заменит нам ее во всех отношениях 
Другой ожидал, что его жена будет походить на его мать и заменит ее во всех отношениях 
Мы хотели воспроизвести семью родителей на свой лад 
Другой хотел воспроизвести семью родителей на свой лад 
Мы хотели, чтобы дети повторили нас, были похожи на нас 
Другой хотел, чтобы дети повторили его, были похожи на него 
Мы были связаны с родителями, начальством, учителями, другими значимыми для нас людьми, что не могли оторваться от них и жить своей жизнью, а были полностью сориентированы на них, жил оправдывая их ожидая и пытаясь повторить их жизнь 
Другой был связан с родителями, начальством, учителями, другими значимыми для него людьми, что не мог оторваться от них и жить своей жизнью, а был полностью сориентирован на них, жил оправдывая их ожидая и пытаясь повторить их жизнь 
Мы играли на противоречиях и не имели близких отношений с родителями, считали их модель семьи, отношения внутри и к детям, воспитание детей – неправильными и не достойными подражания 
Другой играл на противоречиях и не имел близких отношений с родителями, считал их модель семьи, отношения внутри и к детям, воспитание детей – неправильными и не достойными подражания 
Мы отказывались от близкого общения с родственниками, учителями, начальством, детьми – предпочитали держаться от них подальше 
Другой отказывался от близкого общения с родственниками, учителями, начальством, детьми – предпочитал держаться от них подальше 
Мы находили себе негативные примеры – алкоголиков, наркоманов, бомжей, ранее судимых и иной антисоциальный элемент, создавали себе клише их семей, образа жизни, поведения, вида, общения, целей и стремлений 
Другой находил себе негативные примеры – алкоголиков, наркоманов, бомжей, ранее судимых и иной антисоциальный элемент, создавал себе клише их семей, образа жизни, поведения, вида, общения, целей и стремлений 
Мы осуждали, презирали, обвиняли как – либо антисоциальный элемент, считали их виновным в том, что они не соответствуют социальным стандартам, живут ниже человеческого уровня, не заботятся о своих детях, не ценят свою жизнь 
Другой осуждал, презирал, обвинял как – либо антисоциальный элемент, считал их виновным в том, что они не соответствуют социальным стандартам, живут ниже человеческого уровня, не заботятся о своих детях, не ценят свою жизнь 
Мы верили в то, что нельзя, страшно и стыдно – опускаться до такого уровня жизни 
Другой верил в то, что нельзя, страшно и стыдно – опускаться до такого уровня жизни 
Мы боялись иметь какие-то привычки, как-то поступать, действовать, чтобы не походить на этих людей 
Другой бояляь иметь какие-то привычки, как-то поступать, действовать, чтобы не походить на этих людей 
Мы отказывались учиться на чьих-либо примерах, познавать историю их жизни 
Другой отказывался учиться на чьих-либо примерах, познавать историю их жизни 
Мы не могли учиться на чьем-то примере, а просто брали и копировали что-либо или полностью всю жизнь кого-то 
Другой не мог учиться на чьем-то примере, а просто брал и копировал что-либо или полностью всю жизнь кого-то 
Мы верили в то, что на нас никак не повлияет факт нашей связи и мы свободны от этого 
Другой верил в то, что на него никак не повлияет факт его связи и он свободен от этого 
Мы испытывали страх близких связей, близости и понимания 
Другой испытывал страх близких связей, близости и понимания 
Мы старались к максимальной отдаленности вообще от всех, были закрыты для любого общения, отношений 
Другой старался к максимальной отдаленности вообще от всех, был закрыт для любого общения, отношений 
Мы считали, что нас никому не понять и не оценить 
Другой считал, что его никому не понять и не оценить 
Мы верили в свою уникальность и неповторимость, старательно отказываясь видеть и признавать наличие тех же проблем и забот у кого-то 
Другой верил в свою уникальность и неповторимость, старательно отказываясь видеть и признавать наличие тех же проблем и забот у кого-то 
Мы ожидали громких успехов, неимоверных побед, удач, как подверждения своей исключительности и уникальности, но ничего этого не было 
Другой ожидал громких успехов, неимоверных побед, удач, как подверждения своей исключительности и уникальности, но ничего этого не было 
Мы испытывали постоянное недовольство, негодование, подавленный гнев и раздражение на кого-то конкретно, группу, работу, общество, мир и жизнь вообще 
Другой испытывал постоянное недовольство, негодование, подавленный гнев и раздражение на кого-то конкретно, группу, работу, общество, мир и жизнь вообще 
Нам все время казалось, что нас наебали, продинамили, кинули 
Другому все время казалось, что его наебали, продинамили, кинули 
Нам всего было мало, недостаточно, неидеально, несовершенно или не так, как мы ожидали 
Другому всего было мало, недостаточно, неидеально, несовершенно или не так, как он ожидал 
Нам везде мерещились разводки, кидалово, наебалово 
Другому везде мерещились разводки, кидалово, наебалово 
Мы уверяли себя и других в иллюзорности, матрице, в том, что от нас ничего не зависит 
Другой уверял себя и других в иллюзорности, матрице, в том, что от него ничего не зависит 
Мы выливали свое негативное отношение к миру и людям на своих собеседников, родных, знакомых, сотрудников 
Другой выливал свое негативное отношение к миру и людям на своих собеседников, родных, знакомых, сотрудников 
Мы привыкли говорить о том, как все плохо и неправильно, что все должно быть по другому, что жизнь несправедлива и тяжела 
Другой привык говорить о том, как все плохо и неправильно, что все должно быть по другому, что жизнь несправедлива и тяжела 
Мы рассказывали всем подряд о своих проблемах, неудачах и трудностях – искренне считая их особенными и уникальными во всем 
Другой рассказывал всем подряд о своих проблемах, неудачах и трудностях – искренне считая их особенными и уникальными во всем 
Мы верили в то, что лишь у нас есть проблемы и заботы, а все остальные живут и наслаждаются 
Другой верил в то, что лишь у него есть проблемы и заботы, а все остальные живут и наслаждаются 
Мы верили в то, что наша жизнь - бесконечная неудача и ждали, требовали, искали этому подтверждения 
Другой верил в то, что его жизнь - бесконечная неудача и ждал, требовал, искал этому подтверждения 
Нам хотелось, чтобы жизнь состояла из сплошных успехов, удач, выиграшей и одних приятных моментов 
Другому хотелось, чтобы жизнь состояла из сплошных успехов, удач, выиграшей и одних приятных моментов 
Мы так показывали, говорили, демонстрировали свои страдания и печали, что кто-то ощущал себя ответственным за это и испытывал необходимость помочь 
Другой так показывал, говорил, демонстрировал свои страдания и печали, что кто-то ощущал себя ответственным за это и испытывал необходимость помочь 
Мы имели бесконечную потребность, чтобы нас «пожалели» и помогли нам, приласкали, посочувствовали 
Другой имел бесконечную потребность, чтобы его «пожалели» и помогли, приласкали, посочувствовали 
Мы из мухи раздували слона и незначительное событие могли превратить в проблему вселенского масштаба 
Другой из мухи раздувал слона и незначительное событие мог превратить в проблему вселенского масштаба 
Для нас было обычным о каком-то споре, мелкой неприятности рассказать все подряд и ожидать поддержки, одобрения 
Для кого-то было обычным о каком-то споре, мелкой неприятности рассказать все подряд и ожидать поддержки, одобрения 
Мы так щедро раздавали свои тревоги, страхи, огорчения, что с нами избегали общаться, было легче уйти от близости с нами 
Другой так щедро раздавал свои тревоги, страхи, огорчения, что с ним избегали общаться, было легче уйти от близости с ним 
С нами было тяжело морально общаться, так как мы изливали свои страдания, тревогу и страх на кого-то совершенно не беспокоясь о том, как он это воспримет 
С кем-то было тяжело морально общаться, так как он изливал свои страдания, тревогу и страх на кого-то совершенно не беспокоясь о том, как он это воспримет 
Мы сами искренне верили в то, что жизнь неудачна, что мы бессильны что-то изменить и нам обязательно нужен кто-то, кто спасет нас и поможет нам 
Другой сам искренне верил в то, что жизнь неудачна, что он бессилен что-то изменить и ему обязательно нужен кто-то, кто спасет его и поможет 
Мы сами искренне верили и воспринимали себя молодым, юнцом, говорили и думали о том, что у нас еще все впереди и мы еще все успеем 
Другой сам искренне верил и воспринимал себя молодым, юнцом, говорил и думал о том, что у него еще все впереди и он еще все успеет 
Мы не верили в то, что мы можем умереть в любую минуту, как и любой другой человек или может случиться что-либо иное непредсказуемое 
Другой не верил в то, что может умереть в любую минуту, как и любой другой человек или может случиться что-либо иное непредсказуемое 
Для нас было привычно и обычно избегать любых адекватных оценок в отношении себя и своих возможностей, способностей 
Для кого-то было привычно и обычно избегать любых адекватных оценок в отношении себя и своих возможностей, способностей 
У нас была низкая самооценка, которая диктовала стиль жизни в полной зависимости от кого-то 
У другого была низкая самооценка, которая диктовала стиль жизни в полной зависимости от кого-то 
Для нас признать и принять себя означало отказаться от сосуществования с кем-то 
Для другого признать и принять себя означало отказаться от сосуществования с кем-то 
Для нас единственной формой сосуществования была зависимость и мы верили в то, что как только мы откажемся быть зависимым от кого-то, как мы станем одиноки 
Для другого единственной формой сосуществования была зависимость и он верил в то, что как только откажется быть зависимым от кого-то, как станет одиноким 
Мы до такой степени были пассивны и безынициативны, что и в сексуальном плане были дохлой рыбой – однообразны, скучны, предсказуемы 
Другой до такой степени были пассивным и безынициативным, что и в сексуальном плане был дохлой рыбой – однообразным, скучным, предсказуемым 
Наши ласки були пассивны, жеманны с долей капризности 
Другого ласки були пассивны, жеманны с долей капризности 
В половой жизни мы ожидали больше активности от женщины 
В половой жизни кто-то ожидал больше активности от женщины 
Нас привлекало доминирование женщин и возбуждало садо-мазо в котором женщина играла верхнего 
Другого привлекало доминирование женщин и возбуждало садо-мазо в котором женщина играла верхнего 
Нам нравилось когда женщина нас домагается, просит нас о сексе или даже откровенно насилует 
Другому нравилось когда женщина его домагается, просит о сексе или даже откровенно насилует 
Нас возбуждали сцены, где женщина контролировала в сексе путем связывания, ограничения подвижности или даже садилась на лицо 
Другого возбуждали сцены, где женщина контролировала в сексе путем связывания, ограничения подвижности или даже садилась на лицо 
Нас возбуждали сцены, где женщина унижала мужчину – насилуя его анально, испражняясь на него, изменяя ему в его присутствии, унижая его словесно или физически 
Другого возбуждали сцены, где женщина унижала мужчину – насилуя его анально, испражняясь на него, изменяя ему в его присутствии, унижая его словесно или физически 
Нас возбуждали сцены, где женщина наказывает мужчину словесно, физически или ситуационно 
Другого возбуждали сцены, где женщина наказывает мужчину словесно, физически или ситуационно 
Мы отыгрывали в сексе свое отношение с матерью – желая быть к ней ближе и в тоже время не видя другого способа, кроме как через подчинение – доминирование 
Другой отыгрывал в сексе свое отношение с матерью – желая быть к ней ближе и в тоже время не видя другого способа, кроме как через подчинение – доминирование 
Мы сами провоцировали свою жену, мать, создавали такие ситуации, чтобы быть наказанным 
Другой сам провоцировал свою жену, мать, создавал такие ситуации, чтобы быть наказанным 
Мы сами создавали такие ситуации, где жена, мать, женщина вела себя так, что мы испытывали унижение от этого поведения – были зависимы от нее, позволяли себя контролировать, учить нас, меньше зарабатывали, делали по дому, вели себя так, чтобы вызвать на себя оправданно ее гнев 
Другой сам создавал такие ситуации, где жена, мать, женщина вела себя так, что он испытывал унижение от этого поведения – был зависим от нее, позволял себя контролировать, учить, меньше зарабатывал, делал по дому, вел себя так, чтобы вызвать на себя оправданно ее гнев 
Мы в каких-то ситуациях, поступках женщин, матери, жены находили какие-то черты, качества, которые были унизительны и оскорбительны для нас 
Другой в каких-то ситуациях, поступках женщин, матери, жены находил какие-то черты, качества, которые были унизительны и оскорбительны для него 
Для нас жена, мать, женщина всегда являлась соперником, врагом в чем-то/ко всем 
Для кого-то жена, мать, женщина всегда являлась соперником, врагом в чем-то/ко всем 
Нам необходимо было подтверждение от матери, жены, что она главная в семье и заботится о нас 
Другому необходимо было подтверждение от матери, жены, что она главная в семье и заботится о нем 
Мы ожидали «опекунства» от женщины – будь то жена, любовница или мать 
Другой ожидал «опекунства» от женщины – будь то жена, любовница или мать 
Для нас главным препятствием к тому, чтобы стать взрослым, самостоятельным, свободным – была женщина, жена, мать и ее забота, опека, контролирование нас 
Для кого-то главным препятствием к тому, чтобы стать взрослым, самостоятельным, свободным – была женщина, жена, мать и ее забота, опека, контролирование его 
Мы ожидали, что о нас будут заботиться, переживать, лелеять нас и холить 
Другой ожидал, что о нем будут заботиться, переживать, лелеять его и холить 
Мы считали нормальным и правильным – заботу женщины о мужчине 
Другой считал нормальным и правильным – заботу женщины о мужчине 
Мы были «маменькиным сынком» и именно в этой модели отношений привыкли жить 
Другой был «маменькиным сынком» и именно в этой модели отношений привык жить 
Мы не могли выступать в отношениях с женщиной с позиции равного, а считали необходимым быть слабым, ущербным, бессильным, чтобы обеспечить стабильность и постоянство заботы и помощи от нее 
Другой не мог выступать в отношениях с женщиной с позиции равного, а считал необходимым быть слабым, ущербным, бессильным, чтобы обеспечить стабильность и постоянство заботы и помощи от нее 
Мы привязывали к себе женщину своей слабостью, немощностью, возбуждали в ней материнский инстинкт 
Другой привязывал к себе женщину своей слабостью, немощностью, возбуждал в ней материнский инстинкт 
Мы относились к мужчинам, как к соперникам, конкурентам за внимание женщины 
Другой относился к мужчинам, как к соперникам, конкурентам за внимание женщины 
Нам были страшны мужчины, так как мы привыкли отождествлять себя с ребенком и просто не представляли себе, что мы можем составить им конкуренцию 
Другому были страшны мужчины, так как он привык отождествлять себя с ребенком и просто не представлял себе, что может составить им конкуренцию 
Мы боялись враждовать, соперничать с мужчинами и предпочитали отступать даже не вступая в противостояние 
Другой боялся враждовать, соперничать с мужчинами и предпочитал отступать даже не вступая в противостояние 
Для нас мужчина в первую очередь напоминал отца, который нас подавлял и которому мы проиграли мать, в связи с чем для нас конфликт с мужчиной был напоминанием о проигравшем конфликте с отцом 
Для кого-то мужчина в первую очередь напоминал отца, который его подавлял и которому он проиграл мать, в связи с чем для него конфликт с мужчиной был напоминанием о проигравшем конфликте с отцом 
Для нас вообще противостояние, конфликт был невыносим, так как мы этого боялись и не переносили 
Для кого-то вообще противостояние, конфликт был невыносим, так как он этого боялся и не переносил 
Мы привыкли получать все легко и просто, без борьбы и усилий 
Другой привык получать все легко и просто, без борьбы и усилий 
Мы привыкли выпрашивать, разжалобить или очаровывать 
Другой привык выпрашивать, разжалобить или очаровывать 
Для нас было обычным получать все без каких-то особых трат, что мы не ценили этого особенно и как получали, так же легко с этим и прощались 
Для кого-то было обычным получать все без каких-то особых трат, что он не ценил этого особенно и как получал, так же легко с этим и прощался 
В отношениях мы проявляли эгоистичность, безответственность и не принятие своей вины 
В отношениях кто-то проявлял эгоистичность, безответственность и не принятие своей вины 
Нас интересовал только наш интерес в каком-то деле, то как это отразится на нас 
Другого интересовал только его интерес в каком-то деле, то как это отразится на нем 
Мы боялись получить меньше, чем отдали 
Другой боялся получить меньше, чем отдал 
Мы отказывались выкладываться на полную ради общего дела, а всегда стремились зашариться или перекинуть свои проблемы на кого-то иного 
Другой отказывался выкладываться на полную ради общего дела, а всегда стремился зашариться или перекинуть свои проблемы на кого-то иного 
Нам всегда хотелось удовлетворения своих желаний, требований, нужд до такой степени, что нам было наплевать, как все это отразится на ком-то ином, в том числе и близких 
Другому всегда хотелось удовлетворения своих желаний, требований, нужд до такой степени, что ему было наплевать, как все это отразится на ком-то ином, в том числе и близких 
В случае неполучения желаемого – мы обижались, как вслух, с криками и оскорблениями, так и молча 
В случае неполучения желаемого – кто-то обижался, как вслух, с криками и оскорблениями, так и молча 
Мы высказывали претензии и обвинения как в адрес других, так в том числе и в адрес наших близких 
Кто-то высказывал претензии и обвинения как в адрес других, так в том числе и в адрес своих близких 
Мы отказывались от общения, уходили от бесед до тех пор, пока наши желания не будут удовлетворены 
Другой отказывался от общения, уходил от бесед до тех пор, пока его желания не будут удовлетворены 
Мы создавали целые теории заговоров и предательства наших родных, близких, друзей в связи с какими-то их словами, поступками 
Другой создавал целые теории заговоров и предательства его родных, близких, друзей в связи с какими-то их словами, поступками 
Мы обязательно искали злой умысел в том, как кто-то к нам относится, как с нами общается, что делает/не делает в отношении нас 
Другой обязательно искал злой умысел в том, как кто-то к нему относится, как с ним общается, что делает/не делает в отношении него 
На любое неудовлетворение наших нужд и потребностей мы реагировали одинаково – обидой, недовольством, возмущением и ожидали пока ситуация, люди сами исправятся и сделают так, как нам необходимо 
На любое неудовлетворение своих нужд и потребностей кто-то реагировал одинаково – обидой, недовольством, возмущением и ожидал пока ситуация, люди сами исправятся и сделают так, как ему необходимо 
Мы зачастую были излишне эмоциональны, теряли голову в пылу реагирования на что-то 
Другой зачастую был излишне эмоциональным, терял голову в пылу реагирования на что-то 
Мы теряли контроль над собой, своими действиями выражая свое отношение к чему-то/кому-то 
Другой терял контроль над собой, своими действиями выражая свое отношение к чему-то/кому-то 
Мы причиняли боль кому-то, оскорбляли, обижали, задевали - делая его ответственным за происходящее с нами 
Другой причинял боль кому-то, оскорблял, обижал, задевал - делая его ответственным за происходящее с ним 
Когда нас задевали за живое или мы чувствовали свои эмоции, то мы забывали о том кто мы и где мы 
Когда кого-то задевали за живое или он чувствовал свои эмоции, то забывал о том кто он и где 
Как нам было не по душе то, что складывалось не по нашему, в нарушение наших ожиданий, так мы наслаждались, были довольны и горды, когда все шло так, как нам бы этого хотелось 
Как кому-то было не по душе то, что складывалось не по его, в нарушение его ожиданий, так он наслаждался, был довольным и гордым, когда все шло так, как ему бы этого хотелось 
Как мы испытывали вину и стыд от того, что что-то не складывалось так, как нам бы этого хотелось, также и испытывали гордость, удовлетворение от того, что все шло так, как мы рассчитывали 
Как кто-то испытывал вину и стыд от того, что что-то не складывалось так, как ему бы этого хотелось, также и испытывал гордость, удовлетворение от того, что все шло так, как он рассчитывал 
Нам всегда хотелось быть «в центре внимания» 
Другому всегда хотелось быть «в центре внимания» 
Нам была приятна лесть, милые и ласковые словечки 
Другому была приятна лесть, милые и ласковые словечки 
Хоть мы умом и понимали, что возможно все это – ложь и неправда, но нам было это приятно и мы наслаждались этим 
Хоть другой умом и понимал, что возможно все это – ложь и неправда, но ему было это приятно и он наслаждался этим 
Нам было страшно находиться «в центре внимания» и вообще любое внимание нас пугало тем, что обнаружат все наши грехи, недостатки, слабости и накажут нас презрением, осуждением, критикой или физически 
Кому-то было страшно находиться «в центре внимания» и вообще любое внимание его пугало тем, что обнаружат все его грехи, недостатки, слабости и накажут презрением, осуждением, критикой или физически 
Мы стремились спрятаться в тень, скрыться с глаз, уйти за чью-то спину 
Другой стремился спрятаться в тень, скрыться с глаз, уйти за чью-то спину 
Мы были излишне скромны, вежливы, неприхотливы, только чтобы не вызывать на себя лишнего внимания, не афишировать себя 
Другой был излишне скромен, вежлив, неприхотлив, только чтобы не вызывать на себя лишнего внимания, не афишировать себя 
Мы были готовы отказаться от многих вещей, чтобы максимально ограничить свой контакт с миром, обществом, людьми 
Другой был готов отказаться от многих вещей, чтобы максимально ограничить свой контакт с миром, обществом, людьми 
Мы отказывались от общения, денег, удобств, положения в обществе, чтобы не добиваться своего, не идти на конфликт, не прилагать усилий 
Другой отказывался от общения, денег, удобств, положения в обществе, чтобы не добиваться своего, не идти на конфликт, не прилагать усилий 
Мы вообще были против приложения усилий, против труда в любом его проявлении 
Другой вообще были против приложения усилий, против труда в любом его проявлении 
Нам хотелось легкой жизни, легких заработков, легких побед 
Другому хотелось легкой жизни, легких заработков, легких побед 
Мы проповедовали культ развлечений и желали всю жизнь отдыхать, развлекаться 
Другой проповедовал культ развлечений и желал всю жизнь отдыхать, развлекаться 
Мы не желали идти путем проб и ошибок, а хотели все получать легко и просто 
Другой не желал идти путем проб и ошибок, а хотел все получать легко и просто 
Мы верили в магию, эзотерику, удачу, судьбу, как способ обойти тяжелый путь постижения опыта через труд 
Другой верил в магию, эзотерику, удачу, судьбу, как способ обойти тяжелый путь постижения опыта через труд 
Мы были бездельником, просто тупо не желали ничего делать 
Другой был бездельником, просто тупо не желал ничего делать 
У нас постоянно появлялись какие-то неотложные дела 
У кого-то постоянно появлялись какие-то неотложные дела 
Мы занимались перекладыванием дела на завтра, послезавтра 
Другой занимался перекладыванием дела на завтра, послезавтра 
Мы находили сотню причин, чтобы отказаться от того, чтобы сделать что-то 
Другой находил сотню причин, чтобы отказаться от того, чтобы сделать что-то 
Мы все время оттягивали и оттягивали делание чего-либо до тех пор, пока не становилось бессмысленным это делать 
Другой все время оттягивал и оттягивал делание чего-либо до тех пор, пока не становилось бессмысленным это делать 
Мы ждали пока кто-то сделает что-то за нас 
Другой ждал пока кто-то сделает что-то за него 
Мы устраивались кому-то на шею, прищеплялись к кому-то, кто тянул воз за нас и был для нас мамой, папой, женой и всем остальным 
Другой устраивался кому-то на шею, прищеплялся к кому-то, кто тянул воз за него и был для него мамой, папой, женой и всем остальным 
Мы были безруки, безинициативны, пассивны и ленивы 
Другой был безруким, безинициативным, пассивным и ленивым 
Для нас было проблемой проявить твердость, упорство, напор 
Для кого-то было проблемой проявить твердость, упорство, напор 
Для нас было проблемой решить проблемы конструктивно, творчески, самостоятельно 
Для кого-то было проблемой решить проблемы конструктивно, творчески, самостоятельно 
Мы привыкли при решении проблем обращаться к более сильным, зрелым людям 
Другой привык при решении проблем обращаться к более сильным, зрелым людям 
Мы привыкли заинтересовывать кого-то помочь нам с помощью кнута или пряника - через лесть и комплименты, или обиды на их «несправедливость» 
Другой привык заинтересовывать кого-то помочь ему с помощью кнута или пряника - через лесть и комплименты, или обиды на их «несправедливость» 
Мы упорно не желали решать проблему до тех пор, пока она нас не начинала бить по голове и у нас просто не оставалось выбора, чтобы ее решать 
Другой упорно не желал решать проблему до тех пор, пока она его не начинала бить по голове и у него просто не оставалось выбора, чтобы ее решать 
Мы сознательно копили, собирали, создавали себе проблемы, неприятности, трудности, чтобы оставаться постоянно в «центре внимания» - родителей, начальства, жены или других значимых лиц 
Другой сознательно копил, собирал, создавал себе проблемы, неприятности, трудности, чтобы оставаться постоянно в «центре внимания» - родителей, начальства, жены или других значимых лиц 
Мы боялись, что нас признают неинтересным, скучным или что мы можем обходиться сами без них – в результате оставят нас 
Другой боялся, что его признают неинтересным, скучным или что он может обходиться сам без них – в результате оставят его 
Мы не могли быть одиноки, это нас угнетало, подавляло, парализовало, но и наша гордость не позволяла нам признать, что нам кто-то необходим, нужен 
Другой не мог быть одиноким, это его угнетало, подавляло, парализовало, но и его гордость не позволяла признать, что ему кто-то необходим, нужен 
Мы имели двоякое отношение к тем, от кого мы зависели (родители, учителя, начальство, жена) – с одной стороны мы не могли без них, обожествляли их, преклонялись перед ними, а с другой ненавидели их и желали избавиться от них любыми путями 
Другой имел двоякое отношение к тем, от кого зависел (родители, учителя, начальство, жена) – с одной стороны не мог без них, обожествлял их, преклонялся перед ними, а с другой ненавидел их и желал избавиться от них любыми путями 
Мы остро реагировали на внимание родителей, учителей, начальства, жены к кому-то другому 
Другой остро реагировал на внимание родителей, учителей, начальства, жены к кому-то другому 
Мы желали оставаться «единственным, неповторимым» во всём и считали, что любовь может быть только единственная и если она направлена на кого-то иного, значит мы ее потеряли 
Другой желал оставаться «единственным, неповторимым» во всём и считал, что любовь может быть только единственная и если она направлена на кого-то иного, значит он ее потерял 
Мы каждого друга, родственника, ученика, ребенка – родителей, учителей, начальства, жены воспринимали, как соперника, конкурента 
Другой каждого друга, родственника, ученика, ребенка – родителей, учителей, начальства, жены воспринимал, как соперника, конкурента 
Наша ревность воспламенялась от малейшего повода, причины – любой взгляд, слово, интерес в чью-то сторону заставлял нас терзаться и страдать от ощущения, что наше отдают кому-то иному 
Другого ревность воспламенялась от малейшего повода, причины – любой взгляд, слово, интерес в чью-то сторону заставлял его терзаться и страдать от ощущения, что то, что его отдают кому-то иному 
Нам было страшно не знать куда пошел наш обьект поклонения, что он делает, с кем говорит, что думает 
Другому было страшно не знать куда пошел его обьект поклонения, что он делает, с кем говорит, что думает 
Нам хотелось, чтобы даже в мыслях кто-то был с нами 
Другому хотелось, чтобы даже в мыслях кто-то был с ним 
Мы ощущали проблему жить, быть в отделении от кого-то/чего-то 
Другой ощущал проблему жить, быть в отделении от кого-то/чего-то 
Нам было пусто без кого-то, нечем дышать 
Другому было пусто без кого-то, нечем дышать 
Мы очень быстро проростали, приростали к кому-то/чему-то и не ощущали себя отдельной личностью 
Другой очень быстро проростал, приростал к кому-то/чему-то и не ощущал себя отдельной личностью 
Мы верили в то, что семья – одно целое и воспринимали себя как часть кого-то, а кого-то, как часть себя 
Другой верил в то, что семья – одно целое и воспринимал себя как часть кого-то, а кого-то, как часть себя 
Мы перенимали и жили чужими заботами, интересами, целями 
Другой перенимал и жил чужими заботами, интересами, целями 
Мы были эмоционально и морально не зрелы 
Другой был эмоционально и морально не зрел 
Мы не могли отделится от мамы или всю жизнь искали того, кто будет нам ее заменять 
Другой не мог отделится от мамы или всю жизнь искал того, кто будет ее заменять 
У нас была проблема «психологического обрезания пуповины» 
У Другого была проблема «психологического обрезания пуповины» 
Мы не могли отделить свои чувства от материнских, учительских, начальника, жены или кого-то, кто был для нас значим и важен 
Другой не мог отделить свои чувства от материнских, учительских, начальника, жены или кого-то, кто был для него значим и важен 
Мы не могли отказаться от постоянного поиска мамы, родителя, наставника и не видели в себе авторитета, Бога, а постоянно искали его вовне 
Другой не мог отказаться от постоянного поиска мамы, родителя, наставника и не видел в себе авторитета, Бога, а постоянно искали его вовне 
Мы ощущали комфорт, покой и стабильность в своём положении зависимого, подчиненного следуя в фарватере за кем-то по жизни 
Другой ощущал комфорт, покой и стабильность в своём положении зависимого, подчиненного следуя в фарватере за кем-то по жизни 
Мы привыкали жить и довольствоваться тем, что получали в качестве крошек со стола у кого-то 
Другой привыкал жить и довольствоваться тем, что получал в качестве крошек со стола у кого-то 
Последствия нашей безответственности расхлёбывали другие 
Последствия чьей-то безответственности расхлёбывали другие 
Мы умудрялись находить для себя комфортные условия, пока они не исчерпаются 
Другой умудрялся находить для себя комфортные условия, пока они не исчерпаются 
У нас отсутствовали перспективы роста, перемен, изменений, но это нас мало беспокоило - ведь так даже меньше сложностей 
У кого-то отсутствовали перспективы роста, перемен, изменений, но это его мало беспокоило - ведь так даже меньше сложностей 
Мы грезили, хотели перемен, изменений, но как только они приближались – мы все делали, чтобы этого не произошло 
Другой грезил, хотел перемен, изменений, но как только они приближались – все делал, чтобы этого не произошло 
Нам было удобно и выгодно изображать как – бы стремление к высшим целям и в тоже время не пускать их достичь, сидеть в своем болоте 
Другому было удобно и выгодно изображать как – бы стремление к высшим целям и в тоже время не пускать их достичь, сидеть в своем болоте 

Нам хотелось поскорее стать взрослым, перестать быть контролируемым кем-то 
Другому хотелось поскорее стать взрослым, перестать быть контролируемым кем-то 
Нам было плохо ощущать себя ребенком 
Другому было плохо ощущать себя ребенком 
Нас угнетало отношение взрослых к нам, как к ребенку 
Другого угнетало отношение взрослых к нему, как к ребенку 
Мы не могли заговорить в присутствии взрослых, не могли высказать свое мнение 
Другой не мог заговорить в присутствии взрослых, не могли высказать свое мнение 
Нам запрещали играть или что-либо делать взрослые 
Другому запрещали играть или что-либо делать взрослые 
Нам было неудобно, стыдно, запрещено как-то себя вести, быть каким-то 
Другому было неудобно, стыдно, запрещено как-то себя вести, быть каким-то 
Нам навязывали обязанности, ограничения – в отношении учебы, труда, отдыха, поведения 
Другому навязывали обязанности, ограничения – в отношении учебы, труда, отдыха, поведения 
Мы ничем не обладали и не владели в детстве – постоянно просили денег у родителей, наши игрушки отдавали брату 
Другой ничем не обладал и не владел в детстве – постоянно просил денег у родителей, его игрушки отдавали брату 
Для нас детство было полно несправедливости и униженности 
Для кого-то детство было полно несправедливости и униженности 
Мы ощущали себя так словно детство не оканчивается 
Другой ощущал себя так словно детство не оканчивается 
Мы видели, что у нас по прежнему ничего нет – ни денег, ни игрушек, ни свободы 
Другой видел, что у него по прежнему ничего нет – ни денег, ни игрушек, ни свободы 
Мы видели, что по прежнему – мы ничего не решаем и зависим во многих вопросах от других людей 
Другой видел, что по прежнему – он ничего не решает и зависим во многих вопросах от других людей 
Мы ощущали себя, как и прежде ограниченными – правилами, законами, нормами общества, государства, а также соглашениями, договорами с другими людьми 
Другой ощущал себя, как и прежде ограниченным – правилами, законами, нормами общества, государства, а также соглашениями, договорами с другими людьми 
Мы видели, как продолжается наш квест и сами себя спрашивали – когда же он окончиться 
Другой видел, как продолжается его квест и сам себя спрашивал – когда же он окончиться 
Мы не знали, как нам перестать быть ребенком и стать наконец взрослым в смысле получения прав и льгот взрослого 
Другой не знал, как ему перестать быть ребенком и стать наконец взрослым в смысле получения прав и льгот взрослого 
Мы не желали принимать на себя обязанности и обязательства взрослого, но желали иметь все права 
Другой не желал принимать на себя обязанности и обязательства взрослого, но желал иметь все права 
Мы не понимали, что возможность удовлетворения прав логически исходит из выполнения своих обязанностей, как взрослого 
Другой не понимал, что возможность удовлетворения прав логически исходит из выполнения своих обязанностей, как взрослого 
Для нас было непонятно из-за чего кто-то, гораздо меньше чем мы – выглядит, ведет себя намного взрослее 
Для кого-то было непонятно из-за чего кто-то, гораздо меньше чем он – выглядит, ведет себя намного взрослее 
У нас существовали какие-то признаки, характеристики взрослого человека в виде его внешних проявлений и внутренних 
У кого-то существовали какие-то признаки, характеристики взрослого человека в виде его внешних проявлений и внутренних 
Мы сравнивали своих знакомых, одноклассников, одногодок с собой и видели, что они по оценкам взрослости намного выше – имеют дома, машины, детей, бизнес, деньги и прочее а мы боялись сесть за руль автомобиля и взять ответственность за ту ситуацию, которая может сложиться на дороге 
Другой сравнивал своих знакомых, одноклассников, одногодок с собой и видел, что они по оценкам взрослости намного выше – имеют дома, машины, детей, бизнес, деньги и прочее а он боится сесть за руль автомобиля и взять ответственность за ту ситуацию, которая может сложиться на дороге 
Мы страдали и негодовали за то, что у нас нет денег, малая зарплата, хотя не желали брать ответственность за свою работу и делать все возможное для ее успешного выполнения 
Другой страдал и негодовал за то, что у него нет денег, малая зарплата, хотя не желал брать ответственность за свою работу и делать все возможное для ее успешного выполнения 
Мы не желали брать ответственность за свои отношения с кем-то или отношение к кому-то, но предпочитали ныть и страдать, что нас угнетают, обижают, контролируют и недооценивают 
Другой не желал брать ответственность за свои отношения с кем-то или отношение к кому-то, но предпочитал ныть и страдать, что его угнетают, обижают, контролируют и недооценивают 
Мы сами плыли по течению, были инертны и безынициативны до такой степени, что вынуждали кого-то брать нас под свое крыло 
Другой сам плыл по течению, был инертным и безынициативным до такой степени, что вынуждал кого-то брать его под свое крыло 
Мы сами демонстрировали абсолютную беспомощность и бессилие, но были недовольны тем, что нас опекают и чуть ли не с ложечки кормят 
Другой сам демонстрировал абсолютную беспомощность и бессилие, но был недоволен тем, что его опекают и чуть ли не с ложечки кормят 
Нас угнетало то, что мы такие беспомощные и слабые в каком-то отношении – семейном, сексуальном, финансовом, профессиональном 
Другого угнетало то, что он такой беспомощный и слабый в каком-то отношении – семейном, сексуальном, финансовом, профессиональном 
Мы грезили о том, как мы станем самостоятельны и независимы во всех смыслах 
Другой грезил о том, как станет самостоятельным и независимым во всех смыслах 
Мы грезили о том, как мы достигнем каких-то высот в спорте, жизни, бизнесе, политике 
Другой грезил о том, как достигнет каких-то высот в спорте, жизни, бизнесе, политике 
Мы грезили о том, как мы станем благодетелем и защитником всех униженных и оскорбленных 
Другой грезил о том, как станет благодетелем и защитником всех униженных и оскорбленных 
Нам хотелось достичь каких-то нереальных результатов самостоятельно, чтобы мы могли этим гордиться 
Другому хотелось достичь каких-то нереальных результатов самостоятельно, чтобы он мог этим гордиться 
Нам хотелось совершить что-то настолько великое или быть кем-то таким, чтобы все поняли однозначно, что мы уже выросли и мы не мальчик 
Другому хотелось совершить что-то настолько великое или быть кем-то таким, чтобы все поняли однозначно, что он уже вырос и не мальчик 
Мы стремились компенсировать свое ощущение детскости в отношении мира, ситуации, события жизни через какие-то положения, статусы, состояния, ощущения 
Другой стремился компенсировать свое ощущение детскости в отношении мира, ситуации, события жизни через какие-то положения, статусы, состояния, ощущения 
Нам хотелось за счет потерь чувства управления и контроля над чем-то в одной сфере получить контроль и управление другой 
Другому хотелось за счет потерь чувства управления и контроля над чем-то в одной сфере получить контроль и управление другой 
Мы получали контроль и управление в какой-то сфере за счет потери контроля и управления в другой 
Другой получал контроль и управление в какой-то сфере за счет потери контроля и управления в другой 
Мы будучи начальником на работе – были тряпкой в семье 
Другой будучи начальником на работе – был тряпкой в семье 
Мы будучи никем на работе – становились тираном в семье 
Другой будучи никем на работе – становился тираном в семье 
Мы ощущая свою неполноценность, униженность – копили деньги, покупали вещи 
Другой ощущая свою неполноценность, униженность – копил деньги, покупал вещи 
Мы ощущая страх общества, людей – старались стать большим начальником, иметь много денег, чтобы как можно лучше все контролировать 
Другой ощущая страх общества, людей – старался стать большим начальником, иметь много денег, чтобы как можно лучше все контролировать 
Для нас взрослость была прежде всего связана с умением эффективно взаимодействовать в обществе, семье, на работе 
Для кого-то взрослость была прежде всего связана с умением эффективно взаимодействовать в обществе, семье, на работе 
Нам казалось, что человек реализовавшийся лишь тогда, когда он эффективно взаимодействует в обществе, семье, на работе 
Другому казалось, что человек реализовавшийся лишь тогда, когда он эффективно взаимодействует в обществе, семье, на работе 
Мы сравнивали человека, который беспомощен в какой-либо сфере с ребенком 
Другой сравнивал человека, который беспомощен в какой-либо сфере с ребенком 
Мы сами ощущали себя ребенком в отношении чего-то/кого-то 
Другой сам ощущали себя ребенком в отношении чего-то/кого-то 
Нам казалось плохим, что мы чего-то/ничего вообще не знаем, не умеем, не понимаем 
Другому казалось плохим, что он чего-то/ничего вообще не знает, не умеет, не понимает 
Нам была неприятна собственная слабость, беспомощность, неумелость, несамостоятельность 
Другому была неприятна собственная слабость, беспомощность, неумелость, несамостоятельность 
Мы презирали себя за то, что нам приходится подстраиваться под кого-то, быть зависимым от кого-то – пусть даже и любимого человека 
Другой презирал себя за то, что ему приходится подстраиваться под кого-то, быть зависимым от кого-то – пусть даже и любимого человека 
Для нас было стыдно, позорно не уметь обеспечивать себя, сидеть на шее у кого-то, родителей, жены и принимали это как унижение 
Для другого было стыдно, позорно не уметь обеспечивать себя, сидеть на шее у кого-то, родителей, жены и принимал это как унижение 
Мы были уверены в том, что это позор и стыд – каждый должен обеспечивать себя в своей жизни и не быть тяжестью для кого-то 
Другой был уверен в том, что это позор и стыд – каждый должен обеспечивать себя в своей жизни и не быть тяжестью для кого-то 
Мы ненавидели тех, кто был бессилен, беспомощен в силу физических, психических причин, а также детей,  стариков – которым была нужна помощь и от которых мы не могли отказаться 
Другой ненавидел тех, кто был бессилен, беспомощен в силу физических, психических причин, а также детей, стариков – которым была нужна помощь и от которых он не мог отказаться 
Нам казалось, что все, что ограничивает человека – должно быть отброшено 
Другому казалось, что все, что ограничивает человека – должно быть отброшено 
Нам казалось, что у нас на все должна быть своя точка зрения, свой путь 
Другому казалось, что у него на все должна быть своя точка зрения, свой путь 
Мы верили в то, что человек должен быть абсолютно свободен и любое состояние, событие, поведение, которое не вписывалось в эту парадигму – раздражало нас 
Другой верил в то, что человек должен быть абсолютно свободен и любое состояние, событие, поведение, которое не вписывалось в эту парадигму – раздражало его 
Мы верили в то, что только наша вина в том, что мы – как ребенок зависим от других, не можем сами о себе позаботиться в этом мире, так боимся его и нуждаемся постоянно в поддержке 
Другой верил в то, что только его вина в том, что он – как ребенок зависит от других, не может сам о себе позаботиться в этом мире, так боится его и нуждается постоянно в поддержке 
Мы считали, что наши родители виновны в том, что они гиперопекали нас в детстве, не давали нам самостоятельности, что мы настольно привыкли к материнской юбке, что до сих пор за нее держимся 
Другой считал, что его родители виновны в том, что они гиперопекали его в детстве, не давали самостоятельности, что он настолько привык к материнской юбке, что до сих пор за нее держатся 
Мы хотели бросить всех и убежать, уйти от родителей, жены, начальства – всех тех, с кем мы ощущали себя ребенком и не могли жить, действовать совершенно свободно 
Другой хотел бросить всех и убежать, уйти от родителей, жены, начальства – всех тех, с кем ощущал себя ребенком и не мог жить, действовать совершенно свободно 
Мы хотели бросить все и уехать в другой город, начать жить заново и может быть перевоспитать себя 
Другой хотел бросить все и уехать в другой город, начать жить заново и может быть перевоспитать себя 
Нам было страшно оторваться от своих корней, своих родных, своей зоны комфорта 
Другому было страшно оторваться от своих корней, своих родных, своей зоны комфорта 
Мы бросали все и уезжали в чужой город, начинали жизнь с нуля 
Другой бросал все и уезжал в чужой город, начинал жизнь с нуля 
Мы страдали, боялись, плакали, но упорно шли вперед 
Другой страдал, боялся, плакал, но упорно шел вперед 
Мы не могли жить в чужом городе вдалеке от родителей, родственников, близких и спустя время возвращались назад в свое болото, чтобы опять продолжать играть ребенка 
Другой не мог жить в чужом городе вдалеке от родителей, родственников, близких и спустя время возвращались назад в свое болото, чтобы опять продолжать играть ребенка 
Мы предпочитали смотреть по телевизору, как кто-то сражается, действует, живет и вздыхать о том, что вот у кого-то такая жизнь – полный экшен, а у нас полное говно 
Другой предпочитал смотреть по телевизору, как кто-то сражается, действует, живет и вздыхать о том, что вот у кого-то такая жизнь – полный экшен, а у него полное говно 
Мы сами ощущали, как нас ограничили кроваткой, барьером, за который мы не могли выйти 
Другой сам ощущал, как его ограничили кроваткой, барьером, за который он не мог выйти 
Для нас было ясно и понятно одно, что нам не вырваться из этого круга, не повзрослеть за один миг, а взрослеть постепенно у нас не хватит времени и сил 
Для кого-то было ясно и понятно одно, что ему не вырваться из этого круга, не повзрослеть за один миг, а взрослеть постепенно у него не хватит времени и сил 
Мы понимали, что следует просто плюнуть на всю эту хрень и жить, как придется – пусть даже и за счет кого-то 
Другой понимал, что следует просто плюнуть на всю эту хрень и жить, как придется – пусть даже и за счет кого-то 
+12
14:15
1594
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...