Инфант 3

Вопросы
ГН в продолжение темы инфантильности
Время чтения:
18 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
Кто родители для нас ?
Кто родители для другого ?
Как мы относимся к родителям?
Как другой относится к родителям?
Как наши дети относятся к нам?
Как родители относятся к нам?
Как родители относятся к другому?
Как мы относимся к нашим детям?
Когда авторитет родителей был для нас неоспорим?
Когда авторитет родителей был для другого неоспорим?
Когда наш авторитет был для детей неоспорим?
Когда мы опровергали для себя авторитет родителей?
Когда другой опровергал для себя авторитет родителей?
Когда дети опровергали наш авторитет для себя?
Почему мы считали необходимым опровергать авторитет родителей?
Почему другой считал необходимым опровергать авторитет родителей?
Как авторитет родителей не согласовывался с нашим опытом?
Как авторитет родителей не согласовывался с опытом кого-то?
Почему для нас поведение родителей было примером, образцом?
Почему для другого поведение родителей было примером, образцом?
В чем мы подражали родителям?
В чем другой подражал родителям?
Как мы подражали родителям?
Как другой подражал родителям?
Что мы старательно копировали у родителей?
Что другой старательно копировал у родителей?
Что мы считали идеальным, правильным в поведении родителей?
Что другой считал идеальным, правильным в поведении родителей?
Какие модели поведения, шаблоны были приняты нами от родителей?
Какие модели поведения, шаблоны были приняты другим от родителей?
Когда мы считали поведение родителей анти – примером?
Когда другой считал поведение родителей анти – примером?
Почему, в чем нам не хотелось быть похожим на родителей?
Почему, в чем другому не хотелось быть похожим на родителей?
Из-за чего нам казалось, что родители неправильно живут, поступают, относятся к чему-то/кому-то/нам?
Из-за чего другому казалось, что родители неправильно живут, поступают, относятся к чему-то/кому-то/нему?
Какие модели поведения, шаблоны родителей мы переделали на свой лад, изменили или наоборот сделали противоположными родительским?
Какие модели поведения, шаблоны родителей другой переделал на свой лад, изменил или наоборот сделал противоположными родительским?
Когда для нас семья родителей была первым обьектом наблюдения и обучения жизни?
Когда для другого семья родителей была первым обьектом наблюдения и обучения жизни?
Почему для нас отношения между родителями были первыми отношениями среди людей, которые мы воспринимали и которым подражали?
Почему для другого отношения между родителями были первыми отношениями среди людей, которые он воспринимал и которым подражал?
Почему отношение родителей к нам было первым отношением, которое мы испытали на себе?
Почему отношение родителей к другому было первым отношением, которое он испытал на себе?
Наши родители были первыми, кто удовлетворял наши потребности, нужды, желания и как это у нас прошито в памяти?
Другого родители были первыми, кто удовлетворял его потребности, нужды, желания и как это у него прошито в памяти?
Почему наши родители были единственными, кто мог удовлетворить в какой-то мере наши потребности, нужды – в еде, тепле, безопасности, близости и т.п.?
Почему другого родители были единственными, кто мог удовлетворить в какой-то мере его потребности, нужды – в еде, тепле, безопасности, близости и т.п.?
Кто еще мог бы удовлетворить наши потребности, нужды?
Кто еще мог бы удовлетворить другого потребности, нужды?
В связи с чем у нас возник страх потерять родителей?
В связи с чем у другого возник страх потерять родителей?
В связи с чем у нас возникла связь между потерей родителей и потерей возможности удовлетворения наших потребностей?
В связи с чем у другого возникла связь между потерей родителей и потерей возможности удовлетворения его потребностей?
Как мы связывали отсутствие родителей и невозможность удовлетворить свои потребности?
Как другой связывал отсутствие родителей и невозможность удовлетворить свои потребности?
Из-за чего мы связывали присутствие родителей и возможность удовлетворения потребностей?
Из-за чего другой связывал присутствие родителей и возможность удовлетворения потребностей?
Как мы возложили на родителей – ответственность за удовлетворение наших нужд, потребностей?
Как другой возложил на родителей – ответственность за удовлетворение своих нужд, потребностей?
Почему мы отрицали собственную возможность удовлетворять свои потребности, нужды?
Почему другой отрицал собственную возможность удовлетворять свои потребности, нужды?
Из-за чего нам было неинтересно удовлетворять свои интересы, нужды самостоятельно?
Из-за чего другому было неинтересно удовлетворять свои интересы, нужды самостоятельно?
В связи с чем мы были уверены в том, что у нас не получиться надлежащим образом что-либо сделать, выполнить?
В связи с чем другой был уверен в том, что у него не получится надлежащим образом что-либо сделать, выполнить?
Как у нас появилось убеждение, уверенность в том, что все должно быть идеально сделано, выполнено?
Как у другого появилось убеждение, уверенность в том, что все должно быть идеально сделано, выполнено?
Почему нас пугало осуждение, критика, пристыживание?
Почему другого пугало осуждение, критика, пристыживание?
Почему нам было страшно оказаться недостойным, неполноценным, ненормальным?
Почему другому было страшно оказаться недостойным, неполноценным, ненормальным?
Как наш страх оказаться недостойным перекликался со страхом быть брошенным, покинутым, оставленным?
Как другого страх оказаться недостойным перекликался со страхом быть брошенным, покинутым, оставленным?
Почему мы верили в то, что если мы будем соответствовать какому-то образу, стандарту – то мы будем нужны для кого-то?
Почему другой верил в то, что если будет соответствовать какому-то образу, стандарту – то будет нужным для кого-то?
Когда мы совершали выбор, соглашались – подстраиваться, приспосабливаться, приноравливаться под кого-то/что-то?
Когда другой совершал выбор, соглашался – подстраиваться, приспосабливаться, приноравливаться под кого-то/что-то?
Почему страх конфликта, противостояния, напряжения у нас способствовал нашему послушанию, подчинению чему-то/кому-то?
Почему страх конфликта, противостояния, напряжения у другого способствовал его послушанию, подчинению чему-то/кому-то?
Когда мы считали, что лучше сделать вид, что согласен, чем возмущаться, протестовать?
Когда другой считал, что лучше сделать вид, что согласен, чем возмущаться, протестовать?
Когда мы обесценивали сам вопрос для того, чтобы горечь от поражения была не так заметна?
Когда другой обесценивал сам вопрос для того, чтобы горечь от поражения была не так заметна?
Из-за чего/кого мы забывали о своих интересах, потребностях, нуждах, желаниях или откровенно предавали их?
Из-за чего/кого другой забывал о своих интересах, потребностях, нуждах, желаниях или откровенно предавал их?
Когда для нас чужие интересы, потребности, нужды, желания, игры становились важнее, нужнее, значимее наших?
Когда для другого чужие интересы, потребности, нужды, желания, игры становились важнее, нужнее, значимее своих?
Почему мы постоянно прислушивались к тому, что скажут мама и папа, начальник, жена или кто-либо иной значительный для нас?
Почему другой постоянно прислушивался к тому, что скажут мама и папа, начальник, жена или кто-либо иной значительный для него?
Чьи голоса у нас звучали перед принятием решения?
Чьи голоса у кого-то звучали перед принятием решения?
Какие образы, идеалы у нас были когда мы делали что-либо?
Какие образы, идеалы у другого были когда он делал что-либо?
На чье мнение, стандарты, модели мы равнялись в процессе жизни?
На чье мнение, стандарты, модели другой равнялся в процессе жизни?
Как мы пытались соответствовать тому, каким нас видят родители, начальство, жена или кто-либо иной?
Как другой пытался соответствовать тому, каким его видят родители, начальство, жена или кто-либо иной?
В связи с чем нам было страшно, невозможно отказаться жить не угождая чьи-то требованиям, ожиданиям?
В связи с чем другому было страшно, невозможно отказаться жить не угождая чьи-то требованиям, ожиданиям?
Как нас наказывали за то, что мы вышли за пределы правил, норм установленных нам кем-то?
Как другого наказывали за то, что он вышел за пределы правил, норм установленных ему кем-то?
Что мы воспринимали в качестве наказания за свой выход из соглашения, нарушения его?
Что другой воспринимал в качестве наказания за свой выход из соглашения, нарушения его?
Что нам было страшно потерять или получить в качестве наказания за нарушение соглашения «будь таким-то»??
Что другому было страшно потерять или получить в качестве наказания за нарушение соглашения «будь таким-то»??
Почему у нас присутствовал детский страх перед материнским или отцовским неодобрением, критикой, осуждением ?
Почему у другого присутствовал детский страх перед материнским или отцовским неодобрением, критикой, осуждением ?
Как у нас этот страх развился в проблему мирового масштаба, когда мы вообще боялись осуждения, критики, неодобрения, обиды любых лиц независимо от степени близости к нам?
Как у другого этот страх развился в проблему мирового масштаба, когда он вообще боялся осуждения, критики, неодобрения, обиды любых лиц независимо от степени близости к нему?
Почему нам было страшно отказать продавцу, ответить грубостью на грубость случайному прохожему?
Почему другому было страшно отказать продавцу, ответить грубостью на грубость случайному прохожему?
Из-за чего наш страх осуждения, критики, неодобрения превратил нас в молчаливых, послушных, терпеливых рабов?
Из-за чего другого страх осуждения, критики, неодобрения превратил его в молчаливых, послушных, терпеливых рабов?
Почему нам было проще подавлять себя, унижать послушанием, чем открыто протестовать, сопротивляться манипулированию нами, контролированию нас?
Почему другому было проще подавлять себя, унижать послушанием, чем открыто протестовать, сопротивляться манипулированию, контролированию ?
Почему для нас синонимом любить и уважать родителей стало - подчиняться им и зависеть от их мнения?
Почему для другого синонимом любить и уважать родителей стало - подчиняться им и зависеть от их мнения?
Из-за чего мы сами перестали доверять себе, привыкли в себе сомневаться, относится как к слабому, беспомощному и бессильному существу?
Из-за чего другой сам перестал доверять себе, привык в себе сомневаться, относится как к слабому, беспомощному и бессильному существу?
Почему мы перестали доверять собственной точке зрения, перестали ее отделять от чужой?
Почему другой перестал доверять собственной точке зрения, перестал ее отделять от чужой?
Из-за чего нам было проще, легче, удобней принимать и признавать чужую точку зрения, чем вырабатывать, искать свою?
Из-за чего другому было проще, легче, удобней принимать и признавать чужую точку зрения, чем вырабатывать, искать свою?
Когда мы тащили в свою жизнь – чужие убеждения, мнения, образ и стиль жизни, поведения, цепляли на себя маски и примеряли роли – лишь бы не видеть и не осознавать своей сущности?
Когда другой тащил в свою жизнь – чужие убеждения, мнения, образ и стиль жизни, поведения, цеплял на себя маски и примерял роли – лишь бы не видеть и не осознавать своей сущности?
Чем для нас наша сущность была плоха, невыгодна, неудобна?
Чем для другого его сущность была плоха, невыгодна, неудобна?
Как мы отодвигали свою сущность подальше, за ширму, прятали ее под диван?
Как другой отодвигал свою сущность подальше, за ширму, прятал ее под диван?
Когда мы специально создавали себе авторитетов, значимых людей, чтобы не ощущать собственной важности, нужности, ценности?
Когда другой специально создавал себе авторитетов, значимых людей, чтобы не ощущать собственной важности, нужности, ценности?
Как мы избавлялись от ответственности за себя и свою жизнь с помощью авторитетов, кумиров?
Как другой избавлялся от ответственности за себя и свою жизнь с помощью авторитетов, кумиров?
Почему нам было легче жить равняясь на авторитетов, кумиров?
Почему другому было легче жить равняясь на авторитетов, кумиров?
Почему мы боялись испортить свою жизнь, были уверены в том, что нам с ней не справится без руководства и контроля кого-то более сильного, мудрого?
Почему другой боялся испортить свою жизнь, был уверен в том, что ему с ней не справится без руководства и контроля кого-то более сильного, мудрого?
Какие образы, модели, шаблоны правильной, нормальной, хорошей, успешной жизни у нас присутствовали?
Какие образы, модели, шаблоны правильной, нормальной, хорошей, успешной жизни у другого присутствовали?
Какие образы, модели, шаблоны неправильной, ненормальной, нехорошей, неуспешной жизни у нас присутствовали?
Какие образы, модели, шаблоны неправильной, ненормальной, нехорошей, неуспешной жизни у другого присутствовали?
Что мы делали чтобы жить правильно, нормально, хорошо, успешно?
Что другой делал чтобы жить правильно, нормально, хорошо, успешно?
Что мы делали чтобы не жить плохо, не нормально, убого, безуспешно?
Что другой делал чтобы не жить плохо, не нормально, убого, безуспешно?
С кем мы советовались обо всем, поверяли все свои тайны, обиды, секреты?
С кем другой советовался обо всем, поверял все свои тайны, обиды, секреты?
Почему нам было необходимо рассказать, поведать кому-то о том, что мы делали, думали, знали?
Почему другому было необходимо рассказать, поведать кому-то о том, что он делал, думал, знал ?
Когда мы нуждались в мудром наставнике, чутком товарище, друге?
Когда другой нуждался в мудром наставнике, чутком товарище, друге?
Из-за чего мы не могли сами понять свое отношение к чему-то/кому-то без помощи авторитетного мнения?
Из-за чего другой не мог сам понять свое отношение к чему-то/кому-то без помощи авторитетного мнения?
Из-за чего мы были не в состоянии оценить что-то/кого-то?
Из-за чего другой был не в состоянии оценить что-то/кого-то?
Почему нам было так важно одобрение не только в важных вопросах, но и в простейших?
Почему другому было так важно одобрение не только в важных вопросах, но и в простейших?
Когда мы сомневались, мучались тем – правильно ли мы поступили, был ли у нас другой путь, вариант?
Когда другой сомневался, мучался тем – правильно ли он поступил, был ли у него другой путь, вариант?
Почему мы думали о том, как бы поступил кто-то на нашем месте, особенно значимый для нас?
Почему другой думал о том, как бы поступил кто-то на его месте, особенно значимый для него?
Почему нам хотелось сделать, сказать, поступить так, чтобы это было идеально, совершенно с любой точки зрения?
Почему другому хотелось сделать, сказать, поступить так, чтобы это было идеально, совершенно с любой точки зрения?
Когда мы не понимали, что мы и есть идеальны, совершенны в любом моменте безотносительно других?
Когда другой не понимал, что он и есть идеальным, совершенным в любом моменте безотносительно других?
Из-за чего у нас существовала, поддерживалась относительность, как стандарт оценивания, развития, контролирования?
Из-за чего у другого существовала, поддерживалась относительность, как стандарт оценивания, развития, контролирования?
Кто кроме родителей был для нас еще авторитетом, кумиром, идолом?
Кто кроме родителей был для другого еще авторитетом, кумиром, идолом?
Каков процесс становления, создания авторитетов, кумиров?
Что мы видели в авторитетах, кумирах такого, чего не видели, не принимали в нас?
Что другой видел в авторитетах, кумирах такого, чего не видел, не принимал в себе?
Что в авторитетах, кумирах не было такого, как в нас?
Что в авторитетах, кумирах не было такого, как в другом?
Как мы оценивали чью-то жизнь, как жизнь авторитета, кумира и считали ее достойной подражания?
Как другой оценивал чью-то жизнь, как жизнь авторитета, кумира и считал ее достойной подражания?
Как мы ретушировали чью-то жизнь, делали из нее конфетку, чтобы обожествлять кого-то за нее?
Как другой ретушировал чью-то жизнь, делал из нее конфетку, чтобы обожествлять кого-то за нее?
Что мы находили в ком-то, как в авторитете для нас - привлекательного, уникального, совершенного, в том числе:
Что мы находили в ком-то, как в авторитете для нас - отталкивающего, заурядного, несовершенного, в том числе:
Что другой находил в ком-то, как в авторитете для него - привлекательного, уникального, совершенного, в том числе:
Что другой находил в ком-то, как в авторитете для него - отталкивающего, заурядного, несовершенного, в том числе:
- в поступках,
- в выражениях, словах, общении,
- в решениях, действиях,
- во внешнем выражении – виде, походке, одежде,
- во внутреннем содержании,
- материальном, денежном плане,
- в моральном, психологическом плане,
- в семейном, общественном отношении,
- в профессиональном плане?
Как нами оценивался кто-то и признавался авторитетом?
Как другим оценивался кто-то и признавался авторитетом?
Когда в какое время, какие обстоятельства, действия влияли на нас при выборе авторитета?
Когда в какое время, какие обстоятельства, действия влияли на другого при выборе авторитета?
Что мы доверяли авторитету и почему?
Что другой доверял авторитету и почему?
Из-за чего мы были готовы доверять, верить, поклоняться авторитету?
Из-за чего другой был готов доверять, верить, поклоняться авторитету?
В связи с чем авторитет, кумир был для нас мини – Богом?
В связи с чем авторитет, кумир был для другого мини – Богом?
Как авторитет, кумир облегчал нашу жизнь, снимал с нас ответственность, избавлял от необходимости искать свое решение ?
Как авторитет, кумир облегчал жизнь другого, снимал ответственность, избавлял от необходимости искать свое решение ?

Что означает ответственность?
Как выражается ответственность?
С чего начинается ответственность?
Из-за чего начинается ответственность?
За что мы ответственны и перед кем?
За что другой ответственен и перед кем?
Что значит быть ответственным перед собой?
Что значит быть ответственным перед другими, обществом, миром, Богом?
Как определяется ответственность?
Как измеряется ответственность?
Что значит легкая, средняя, тяжелая ответственность?
Что значит наличие ответственности?
Что значит отсутствие ответственности?
Как ощутить – есть ответственность или нет?
Как понять – есть ответственность или нет?
Кто определяет – есть ответственность или нет?
Кто понимает – есть ответственность или нет?
Кто наделяет ответственностью?
Кто обрекает на ответственность?
Зачем нужна ответственность?
Как рождается ответственность?
Когда нам не давали взять ответственность?
Когда другому не давали взять ответственность?
Когда с нас снимали ответственность?
Когда с другого снимали ответственность?
Когда мы поняли, что лучше не иметь ответственности вообще?
Когда другой понял, что лучше не иметь ответственности вообще?
Из-за чего мы стали считать, что лучше избегать вообще ответственности?
Из-за чего другой стал считать, что лучше избегать вообще ответственности?
Почему мы стали убегать от ответственности?
Почему другой стал убегать от ответственности?
Чем страшна ответственность?
Что следует за ответственностью?
Как ответственность связанна с наказанием?
Почему ответственность связана с наказанием?
Как ответственность связана с наградой?
Почему ответственность связана с наградой?
Чем награда лучше наказания?
Чем наказание хуже награды?
Из-за чего мы стремились к награде и стремились взять ответственность на себя?
Из-за чего другой стремился к награде и стремился взять ответственность на себя?
Из-за чего мы убегали от наказания и стремились избежать ответственности?
Из-за чего другой убегал от наказания и стремился избежать ответственности?
Какой мы желали награды в связи с принятой на себя ответственностью?
Какой другой желал награды в связи с принятой на себя ответственностью?
Какого мы боялись наказания в связи с принятой на себя ответственностью?
Какого другой боялся наказания в связи с принятой на себя ответственностью?
Когда у нас страх наказания пересиливал желание награды и мы решали, что лучше избегать ответственности, чем рисковать для получения награды?
Когда у другого страх наказания пересиливал желание награды и он решал, что лучше избегать ответственности, чем рисковать для получения награды?
Когда мы решили, что будем приниматься только за 100% выиграшные дела, чтобы избежать ненужного риска?
Когда другой решил, что будем приниматься только за 100% выиграшные дела, чтобы избежать ненужного риска?
Когда мы предпочитали ограничиваться легкими, пустяшными делами с минимальной ответственностью, но желали при этом огромной награды?
Когда другой предпочитал ограничиваться легкими, пустяшными делами с минимальной ответственностью, но желал при этом огромной награды?
В связи с чем мы боялись тяжелых, невыполнимых, сомнительных, рискованных дел?
В связи с чем другой боялся тяжелых, невыполнимых, сомнительных, рискованных дел?
Почему мы хотели действовать на верняк, когда будем 100% уверенны в положительном результате?
Почему другой хотел действовать на верняк, когда будет 100% уверен в положительном результате?
Почему у нас был страх будущего, страх неопределенности и неизвестности?
Почему у другого был страх будущего, страх неопределенности и неизвестности?
Как мы пытались побороть свой страх неопределенности и неизвестности?
Как другой пытался побороть свой страх неопределенности и неизвестности?
Почему мы старались определить, узнать свое будущее?
Почему другой старался определить, узнать свое будущее?
Почему мы стремились к гаданиям, предсказаниям, гороскопам, вещим снам и приметам?
Почему другой стремился к гаданиям, предсказаниям, гороскопам, вещим снам и приметам?
Как мы боролись с неуверенностью с помощью какой-то информации о будущем?
Как другой боролся с неуверенностью с помощью какой-то информации о будущем?
Почему мы трактовали смутные данные о своем будущем в зависимости от своего желания – или в хорошую сторону, или в плохую?
Почему другой трактовал смутные данные о своем будущем в зависимости от своего желания – или в хорошую сторону, или в плохую?
Почему мы не видели ясных перспектив своего дела, поступка, решения?
Почему другой не видел ясных перспектив своего дела, поступка, решения?
Из-за чего само дело, поступок, решение было для нас не так значительно, как результат?
Из-за чего другой ощущал ответственность только тогда, когда думал о том, что это ему принесет?
В связи с чем у нас накручивалась ответственность в зависимости от величины выиграша или проиграша, наказания или награды?
В связи с чем у другого накручивалась ответственность в зависимости от величины выиграша или проиграша, наказания или награды?
Почему мы спустя рукава относились к тому, что не влекло на собой награды или наказания?
Почему другой спустя рукава относился к тому, что не влекло на собой награды или наказания?
Когда мы отнеслись спустя рукава к чему-то и были за это наказаны?
Когда другой относился спустя рукава к чему-то и был за это наказан?
Когда мы отнеслись спустя рукава к чему-то и были за это награждены?
Когда другой отнесся спустя рукава к чему-то и был за это награжден?
Почему мы приняли решение относится ко всему – спустя рукава, наплевательски, равнодушно, пофигически?
Почему другой принял решение относится ко всему – спустя рукава, наплевательски, равнодушно, пофигически?
От чего нас спасало равнодушное, наплевательское отношение?
От чего другого спасало равнодушное, наплевательское отношение?
Что мы получали от равнодушного, наплевательского отношения?
Что другой получал от равнодушного, наплевательского отношения?
Как наше равнодушное отношение отражалось на состоянии наших дел?
Как другого равнодушное отношение отражалось на состоянии его дел?
Когда мы сожалели о том, что мы не можем быть равнодушным, пофигистом?
Когда другой сожалел о том, что не может быть равнодушным, пофигистом?
Когда мы все брали слишком близко к сердцу, на разрыв аорты?
Когда другой все брал слишком близко к сердцу, на разрыв аорты?
Когда мы болели, умирали за что-то/кого-то?
Когда другой болел, умирал за что-то/кого-то?
В связи с чем мы были фанатиком, ярым приверженцем чего-то/кого-то, не могли без этого существовать?
В связи с чем другой был фанатиком, ярым приверженцем чего-то/кого-то, не мог без этого существовать?
Почему мы были просто зависимы от какого-то навязчивого поведения, привычки, ритуала, вещества, предмета, чувства, эмоции, общества, состояния, общения, отношения, человека или чего-либо иного?
Почему другой был просто зависим от какого-то навязчивого поведения, привычки, ритуала, вещества, предмета, чувства, эмоции, общества, состояния, общения, отношения, человека или чего-либо иного?
Почему мы вкладывали столько внимания, энергии, чувств, эмоций в какое-то дело, событие, отношение, ситуацию, случай?
Почему другой вкладывал столько внимания, энергии, чувств, эмоций в какое-то дело, событие, отношение, ситуацию, случай?
Чем определялось наше предвзятое отношение к чему-то/кому-то?
Чем определялось другого предвзятое отношение к чему-то/кому-то?
Как определялось наше предвзятое отношение к чему-то/кому-то?
Как определялось другого предвзятое отношение к чему-то/кому-то?
Что влияло на наше отношение, чтобы оно становилось предвзятым?
Что влияло на другого отношение, чтобы оно становилось предвзятым?
Что дополняло в нас то или тот – от чего мы испытывали зависимость, имели к этому крайнюю склонность?
Что дополняло в другом то или тот – от чего он испытывал зависимость, имел к этому крайнюю склонность?
Как мы остывали, отходили, теряли интерес от чего-то/кого-то?
Как другой остывал, отходил, терял интерес от чего-то/кого-то?
Что влияло на потерю нами интереса, внимания, энергии в отношении чего-то/кого-то?
Что влияло на потерю другим интереса, внимания, энергии в отношении чего-то/кого-то?
За что мы считали ответственным себя в своем внутреннем мире – в мыслях, чувствах, эмоциях, ощущениях, движениях, решениях, словах, поступках, действиях?
За что другой считал ответственным себя в своем внутреннем мире – в мыслях, чувствах, эмоциях, ощущениях, движениях, решениях, словах, поступках, действиях?
За что мы считали себя ответственным в своем внешнем проявлении – в общении, работе, деньгах, сексе, обществе, государстве?
За что другой считал себя ответственным в своем внешнем проявлении – в общении, работе, деньгах, сексе, обществе, государстве?
Насколько мы считали себя ответственным и насколько мы считали себя неответственным в процентном соотношении?
Насколько другой считал себя ответственным и насколько он считал себя неответственным в процентном соотношении?
На кого мы перекладывали ответственность за то в чем мы неответственны?
На кого другой перекладывал ответственность за то в чем был неответственен?
Почему нам было удобней на кого-то переложить ответственность, чем принимать ее на себя?
Почему другому было удобней на кого-то переложить ответственность, чем принимать ее на себя?
Что давало нам перекладывание ответственности на кого-то?
Что давало другому перекладывание ответственности на кого-то?
От чего избавляло нас перекладывание ответственности на кого-то?
От чего избавляло другого перекладывание ответственности на кого-то?
Как мы определяли – можно переложить ответственность на кого-то или нет?
Как другой определял – можно переложить ответственность на кого-то или нет?
Когда у нас получалось переложить ответственность на кого-то?
Когда у другого получалось переложить ответственность на кого-то?
Когда у нас не получалось перекладывать ответственность на кого-то?
Когда у другого не получалось перекладывать ответственность на кого-то?
Кто охотно принимал нашу ответственность на себя, в том числе и за нас?
Кто охотно принимал другого ответственность на себя, в том числе и за него?
Кто не принимал, отказывался от нашей ответственности?
Кто не принимал, отказывался от другого ответственности?
Когда мы злоупотребляли ответственностью кого-то до того, что буквально ездили на нем, эксплуатировали его?
Когда другой злоупотреблял ответственностью кого-то до того, что буквально ездил на нем, эксплуатировал его?
В отношении кого мы становились паразитом, прилипалой и жили за его счет, безбедно существовали?
В отношении кого другой становился паразитом, прилипалой и жил за его счет, безбедно существовал?
Почему кто-то считал нормальным – заботится о нас, поддерживать нас, удовлетворять наши потребности, нужды, желания не требуя и не ожидая от нас отдачи, возврата?
Почему кто-то считал нормальным – заботится о другом, поддерживать его, удовлетворять потребности, нужды, желания не требуя и не ожидая от него отдачи, возврата?
Из-за чего мы наглели, лезли на голову, становились «мужчиной – ребенком» и существовали за счет кого-то?
Из-за чего другой наглел, лез на голову, становился «мужчиной – ребенком» и существовал за счет кого-то?
Почему мы были уверены в том, что нас не выгонят, не пошлют, не заставят платить за себя и не оставят одних?
Почему другой был уверен в том, что его не выгонят, не пошлют, не заставят платить за себя и не оставят одних?
На чем базировалась наша уверенность в ком-то, как кормильце, опоре и надеже?
На чем базировалась другого уверенность в ком-то, как кормильце, опоре и надеже?
Почему в ответ на заботу о нас и поддержку нас – мы разрешали кому-то контролировать нас, указывать нам что делать, управлять нашей жизнью?
Почему в ответ на заботу о другом и поддержку его – он разрешал кому-то контролировать его, указывать ему что делать, управлять его жизнью?
Кто выбирал – как, где, с кем и почему нам жить, делать, говорить?
Кто выбирал – как, где, с кем и почему другому жить, делать, говорить?
Когда мы согласились, что цена безопасности и стабильности – свобода?
Когда другой согласился, что цена безопасности и стабильности – свобода?
Почему мы обменяли питание, внимание и безопасность с одной стороны на подчиненность и послушность с другой стороны?
Почему кто-то обменял питание, внимание и безопасность с одной стороны на подчиненность и послушность с другой стороны?
Когда наказанием за неподчинение, протест, сопротивление было лишение нас питания, в том числе и эмоционального, внимания и поддержки?
Когда наказанием за неподчинение, протест, сопротивление было лишение другого питания, в том числе и эмоционального, внимания и поддержки?
Когда наградой за подчинение, послушание мы получали – тепло, внимание, поддержку и заботу?
Когда наградой за подчинение, послушание другой получал – тепло, внимание, поддержку и заботу?
Из-за чего мы соглашались, что «Ласковое теля – двух маток сосет»?
Из-за чего другой соглашался, что «Ласковое теля – двух маток сосет»?
Из-за чего мы верили в то, что «тихой сапой» можно больше получить?
Из-за чего другой верил в то, что «тихой сапой» можно больше получить?
Когда мы подкладывались, подлаживались, подстраивались до такой степени, что сами терялись уже где мы, а где кто-то/что-то?
Когда другой подкладывался, подлаживался, подстраивался до такой степени, что сам терялся уже где он, а где кто-то/что-то?
Почему мы перетягивали на себя все признаки и характеристики того во что мы играли – работы, отдыха, общения, службы?
Почему другой перетягивал на себя все признаки и характеристики того во что он играл – работы, отдыха, общения, службы?
Почему мы принимали на себя все признаки и характеристики того с кем мы играли – родителя, начальника, жены, учителя, иного авторитета ?
Почему другой принимал на себя все признаки и характеристики того с кем он играл – родителя, начальника, жены, учителя, иного авторитета ?
Из-за чего мы считали необходимым создавать, сохранять, поддерживать, наблюдать, отличать - признаки, характеристики в себе/другом рода, семьи, группы, общества, профессии, расы, государства?
Из-за чего другой считал необходимым создавать, сохранять, поддерживать, наблюдать, отличать - признаки, характеристики в себе/другом рода, семьи, группы, общества, профессии, расы, государства?
В связи с чем нам было важно создавать, сохранять, поддерживать, наблюдать, отличать - признаки, характеристики в себе/другом рода, семьи, группы, общества, профессии, расы, государства?
В связи с чем другому было важно создавать, сохранять, поддерживать, наблюдать, отличать - признаки, характеристики в себе/другом рода, семьи, группы, общества, профессии, расы, государства?
Как мы демонстрировали, декларировали – «я подчиняюсь твоей воле, а ты обязан заботится обо мне»?
Как другой демонстрировал, декларировал – «я подчиняюсь твоей воле, а ты обязан заботится обо мне»?
Почему мы перекладывали свои проблемы на кого-то?
Почему другой перекладывал свои проблемы на кого-то?
Как мы игнорировали проблемы, ожидали, что их кто-то иной решит?
Как другой игнорировал проблемы, ожидал, что их кто-то иной решит?
Как мы отвергали наличие у нас проблем с тем, что кто-то другой примет их за свои и решит их?
Как другой отвергал наличие у него проблем с тем, что кто-то другой примет их за свои и решит их?
Какие проблемы мы были готовы решать?
Какие проблемы другой был готов решать?
Какие проблемы мы были не готовы решать?
Какие проблемы другой был не готов решать?
Из-за чего мы сбегали от проблем, как неподходящих нам задач?
Из-за чего другой сбегал от проблем, как неподходящих ему задач?
С чем у нас ассоциировались проблемы и как они на нас действовали?
С чем у другого ассоциировались проблемы и как они на него действовали?
Какие проблемы нас вгоняли в ступор, шок?
Какие проблемы другого вгоняли в ступор, шок?
Почему нашей первоначальной реакцией на проблему был шок?
Почему другого первоначальной реакцией на проблему был шок?
Сколько терялось время пока у нас длился шок при обнаружении проблемы?
Сколько терялось время пока у другого длился шок при обнаружении проблемы?
На что мы надеялись прикидываясь бревном?
На что другой надеялся прикидываясь бревном?
Почему мы молились чтобы нас пронесло, само решилось что-то?
Почему другой молился чтобы его пронесло, само решилось что-то?
Как мы реагировали на требование кого-то решить проблему?
Как другой реагировал на требование кого-то решить проблему?
Почему нас возмущало требование кого-то решить проблему?
Почему другого возмущало требование кого-то решить проблему?
Из-за чего мы пытались любым способом ускользнуть от решения проблемы ?
Из-за чего другой пытался любым способом ускользнуть от решения проблемы ?
Почему мы были уверены в том, что проблему нам не решить ?
Почему другой был уверен в том, что проблему ему не решить ?
Почему мы были уверены в том, что проблема не решаема?
Почему другой был уверен в том, что проблема не решаема?
Почему мы были уверены в том, что если мы и решим проблему, то это будет несовершенно, неидеально?
Почему другой был уверен в том, что если он и решит проблему, то это будет несовершенно, неидеально?
Когда мы убегали из семьи, коллектива или от кого-то, кто требовал решить проблему?
Когда другой убегал из семьи, коллектива или от кого-то, кто требовал решить проблему?
Почему мы ненавидели того, кто указывал нам на проблему, говорил, что что-то есть проблемой, открывал нам глаза?
Почему другой ненавидел того, кто указывал ему на проблему, говорил, что что-то есть проблемой, открывал глаза?
Кого мы обвиняли за предвзятость, косность, несправедливость в связи с навязыванием нам проблем ?
Кого другой обвинял за предвзятость, косность, несправедливость в связи с навязыванием ему проблем ?
Почему мы ударялись в пьянство, наркотики, игры, турбо-суслик, курение – при обнаружении проблемы?
Почему другой ударялся в пьянство, наркотики, игры, турбо-суслик, курение – при обнаружении проблемы?
Когда мы скандалили, обвиняли всех и вся, искали того на кого можно просто повешать проблему?
Когда другой скандалил, обвинял всех и вся, искал того на кого можно просто повешать проблему?
Из-за чего нам было легче признать собственную слабость, бессилие, чем решать проблему?
Из-за чего другому было легче признать собственную слабость, бессилие, чем решать проблему?
Из-за чего нам было проще, легче обвинить кого-то, навязать ему проблему, чем принять ее и попытаться решить?
Из-за чего другому было проще, легче обвинить кого-то, навязать ему проблему, чем принять ее и попытаться решить?
Почему мы даже не пытались, не брались решать проблему, а искали на кого ее переложить?
Почему другой даже не пытался, не брался решать проблему, а искал на кого ее переложить?
Какая ситуация стала прецедентом того, что мы отказались брать на себя ответственность за свою жизнь, за решение каких-либо вопросов в ней?
Какая ситуация стала прецедентом того, что другой отказался брать на себя ответственность за свою жизнь, за решение каких-либо вопросов в ней?
Кто лишал нас своим присутствием самостоятельности, деятельности?
Кто лишал другого своим присутствием самостоятельности, деятельности?
Ради кого мы отказались от свободы действий, решений, доверили ему свою жизнь или что-то в ней?
Ради кого другой отказался от свободы действий, решений, доверил ему свою жизнь или что-то в ней?
В связи с чем нам было проще, удобней паразитировать, жить за счет кого-то, чем действовать, трудиться, работать, решать?
В связи с чем другому было проще, удобней паразитировать, жить за счет кого-то, чем действовать, трудиться, работать, решать? 
+14
14:18
1432
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...