Вина и справедливость 2

Аспекты

Часть 2. собственно «колесо»

ЗЫ.: материал не мой
но вроде здесь такого не нашел.
Время чтения:
14 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
  • Наша ответственность проявлялась как осознание того, ЧТО Мы делаем и готовность принимать результат Наших действий, а чувство вины возникало из неприятия этого результата, нежелания видеть его 
  • Ответственность другого проявлялась как осознание того, ЧТО он делает и готовность принимать результат своих действий, а чувство вины возникало из неприятия этого результата, нежелания видеть его 
  • Отказываясь от сделанного Нами, Мы переставали чувствовать также и вину, но созданное теперь уже «не Нами» продолжало донимать Нас в виде «внешних обстоятельств» 
  • Отказываясь от сделанного им, другой переставал чувствовать также и вину, но созданное теперь уже «не им» продолжало донимать его в виде «внешних обстоятельств» 
  • Мы ощущали чувство омерзения по отношению к тому, что сделали 
  • Другой ощущал чувство омерзения по отношению к тому, что сделал 
  • Мы не понимали, откуда в Нас взялось это чувство, что то, что Мы сделали - отвратительно 
  • Другой не понимал, откуда в нем появилось это чувство, что то, что он сделал - отвратительно 
  • Мы не понимали, как и на основании чего Мы принимаем или не принимаем что-то, отчего что-то Нам нравится, а что-то вызывает отвращение 
  • Другой не понимал, как и на основании чего он принимает или не принимает что-то, отчего что-то ему нравится, а что-то вызывает отвращение 
  • Разделяя все явления на «хорошие» и «плохие», «добро» и «зло», «то, что может существовать» и «то, что не должно существовать» Мы видели эту своеобразную «карту», как нечто объективно существующее 
  • Разделяя все явления на «хорошие» и «плохие», «добро» и «зло», «то, что может существовать» и «то, что не должно существовать» другой видел эту своеобразную «карту», как нечто объективно существующее 
  • Мы думали, считали, что что-то УЖЕ существующее не должно существовать 
  • Другой думал, считал, что что-то УЖЕ существующее не должно существовать 
  • Мы сопротивлялись какому-либо объективно существующему процессу, явлению 
  • Другой сопротивлялся какому-либо объективно существующему процессу, явлению 
  • Мы не могли признать что-л. частью мира, в котором Мы живем 
  • Другой не мог признать что-л. частью мира, в котором он живет 
  • Будучи не в силах отменить или уничтожить существующее, Мы отворачивались от него или прятали его от себя 
  • Будучи не в силах отменить или уничтожить существующее, другой отворачивался от него или прятал его от себя 
  • Мы столько от себя попрятали, что мир казался Нам пустым и неинтересным, Мы жили словно в коконе 
  • Другой столько от себя попрятал, что мир казался ему пустым и неинтересным, он жил словно в коконе 
  • Наше прошлое давило на Нас грузом воспоминаний о совершенных Нами деяниях, тех деяниях, которые Мы бы не хотели, чтоб совершили по отношению к Нам 
  • Прошлое другого давило на него грузом воспоминаний о совершенных им деяниях, тех деяниях, которые он бы не хотел, чтоб совершили по отношению к нему 
  • Мы заставляли или пытались заставить другого чувствовать себя виноватым 
  • Другой заставлял или пытался заставить Нас чувствовать себя виноватыми 
  • Другой заставлял или пытался заставить другого чувствовать себя виноватым 
  • Мы заставляли другого чувствовать себя виноватым, но не позволяли ему искупить свою вину 
  • Другой заставлял Нас чувствовать себя виноватыми, но не позволял Нам искупить свою вину 
  • Другой заставлял другого чувствовать себя виноватым, но не позволял ему искупить свою вину 
  • Мы заставляли другого чувствовать себя виноватым и навязывали ему искупление этой вины 
  • Другой заставлял Нас чувствовать себя виноватыми и навязывал Нам искупление этой вины 
  • Другой заставлял чувствовать себя виноватым другого и навязывал ему искупление этой вины 
  • Мы равно не умели прощать ни себя, ни своих обидчиков 
  • Другой равно не умел прощать ни себя, ни своих обидчиков 
  • Мы не понимали прощения, его сути, смысла и значения 
  • Другой не понимал прощения, его сути, смысла и значения 
  • По Нашему закону справедливости совершившему злодеяние полагалось испытать на собственной шкуре то, что он сделал с другими 
  • Другой считал, что по закону справедливости совершившему злодеяние полагалось испытать на собственной шкуре то, что он сделал с другими 
  • И Мы следовали этому закону с одной стороны, а с другой пытались закрыться и убежать от него, что Нам впрочем не удавалось 
  • Другой следовал этому закону с одной стороны, а с другой пытался закрыться и убежать от него, что ему удавалось/или не удавалось 
  • Мы пытались бороться с законом кармы/искупления вины, отменить, убрать, уничтожить его, наложить на него неважность, незаметность, несущественность, несуществование 
  • Другой пытался бороться с законом кармы/искупления вины, отменить, убрать, уничтожить его, наложить на него неважность, незаметность, несущественность, несуществование 
  • Не признать этот закон, перестать осознавать и видеть его проявления для Нас означало обречь себя на хаос случайных, непредсказуемых и неподчиняющихся Нам событий, провалиться в состояние, где с Нами творилось бы черт знает что, а Мы даже не знали что это, откуда и почему 
  • Не признать этот закон, перестать осознавать и видеть его проявления для другого означало обречь себя на хаос случайных, непредсказуемых и неподчиняющихся ему событий, провалиться в состояние, где с ним творилось бы черт знает что, а он даже не знал что это, откуда и почему 
  • Мы могли по разному относиться к происходящему с Нами, но от этого оно не меняло своей сути, Мы могли углядеть в этом Закон кармы, а могли объявить происходящее с Нами всего лишь чередой случайных событий, или найти виновное в этих событиях «высшее существо» 
  • Наше понимание происходящего влияло не на происходящее, а на Наши реакции и поступки, образуя парадигму, которую Мы использовали в жизни и фильтр, который Мы применяли к реальности 
  • Другой мог как угодно относиться к происходящему с ним, но от этого оно не меняло своей сути, другой мог углядеть в этом Закон кармы, а мог объявить происходящее с ним всего лишь чередой случайных событий, или найти виновное в этих событиях «высшее существо» 
  • Понимание другим происходящего влияло не на происходящее, а на его реакции и поступки, образуя парадигму, которую он использовал в жизни и фильтр, который он применял к реальности 
  • Мы верили, что все Наши страдания происходят от совершенного Нами когда-то зла по отношению к другим 
  • Другой верил, что все его страдания происходят от совершенного им когда-то зла по отношению к другим 
  • Мы чувствовали вину за то, что следовали своим желаниям, не считаясь с интересами других 
  • Другой чувствовал вину за то, что следовал своим желаниям, не считаясь с интересами других 
  • Мы чувствовали вину за то, что использовали других в своих личных интересах, жили за счет других 
  • Другой чувствовал вину за то, что использовал других в своих личных интересах, жил за счет других 
  • Мы чувствовали вину за то, что причинили кому-то неприятность или боль 
  • Другой чувствовал вину за то, что причинил кому-то неприятность или боль 
  • Мы чувствовали вину за то, что сознательно унизили кого-то 
  • Другой чувствовал вину за то, что сознательно унизил кого-то 
  • Мы чувствовали вину за то, что сознательно воспользовались чьим-то доверием и предали, обманули кого-то 
  • Другой чувствовал вину за то, что сознательно воспользовался чьим-то доверием и предал, обманул кого-то 
  • Мы чувствовали вину за то, что использовали чью-то открытость и искренность против него самого 
  • Другой чувствовал вину за то, что использовал чью-то открытость и искренность против него самого 
  • Наше переживание вины говорило Нам о том, что где-то нарушена справедливость, и что где-то и в чем-то Мы отказались принять результаты Наших поступков или испытать их на себе 
  • Переживание вины говорило другому о том, что где-то нарушена справедливость, и что где-то и в чем-то он отказался принять результаты своих поступков или испытать их на себе 
  • Таким образом, Мы пытались избавиться от вины, позволяя другим шпынять, подавлять и притеснять Нас, желая этого и провоцируя их на это 
  • Другой пытался загладить вину, позволяя другим шпынять, подавлять и притеснять его, желая этого и провоцируя их на это 
  • Мы пытались загладить вину, позволяя другим плевать на Нашу искренность и доверие, обманывать и предавать Нас, желая этого и провоцируя их на это 
  • Другой пытался загладить вину, позволяя другим плевать на его искренность и доверие, обманывать и предавать его, желая этого и провоцируя их на это 
  • Мы на самом деле знали все о себе и о том, что Нам требуется пережить, вне зависимости от того, было это осознано Нами или Мы предпочли спрятать это подальше 
  • Другой на самом деле знал все о себе и о том, что ему требуется пережить, вне зависимости от того, было это им осознано или он предпочел спрятать это подальше 
  • Мы знали, что заслуживаем быть бедными, не иметь много денег, и чувствовать унижение от этого, поскольку Мы сами так унижали других 
  • Иногда для Нас это выглядело как обстоятельства, заставляющие Нас терять деньги, заставляющие Нас быть обманутыми, переплачивать и т.п., или оставаться в бедственном положении, в отсутствии возможностей его исправить 
  • Другой знал, что заслуживает быть бедным, не иметь много денег, и чувствовать унижение от этого, поскольку он сам так унижал других 
  • Другой сталкивался с обстоятельствами, заставляющими его терять деньги, быть обманутым, переплачивать и т.п., или оставаться в бедственном положении, в отсутствии возможностей его исправить 
  • Мы знали, что заслуживаем быть обманутыми, кинутыми, обворованными, использованными, и более того, чувствовать только себя повинными в этом, поскольку сами обманывали, кидали, обворовывали, использовали других, а после утверждали, что они сами виноваты, потому что лохи и слишком доверчивы 
  • Мы ждали от окружающих, что они Нас обманут, кинут, обворуют, используют, а Мы при этом будем сами виноваты, оттого что были слишком доверчивы и глупы – Мы воспринимали это как нормальную картину мира, или даже единственно возможную, Нас удивляла честность  (прим. В моем случае я признавала это полностью, поэтому не пишу, что это случайность, я на самом деле этого ждала, как того что так, и не может быть иначе) 
  • Другой знал, что заслуживает быть обманутым, кинутым, обворованным, использованным, и более того, чувствовать только себя повинным в этом, поскольку сам обманывал, кидал, обворовывал, использовал других, а после утверждал, что они сами виноваты, потому что лохи и слишком доверчивы 
  • Другой ждал от окружающих, что они его обманут, кинут, обворуют, используют, а он при этом будет сам виноват, оттого что был слишком доверчив и глуп – другой воспринимал это как нормальную картину мира, или даже единственно возможную, он не верил в чью-то честность 
  • Мы знали, что заслуживаем неискренности, закрытости и манипуляций со стороны другого, поскольку сами были неискренни, закрыты и манипулировали другими 
  • Мы жаловались на чью-то закрытость и неискренность, фальшивость и притворство, манипуляции, обман в отношениях с Нами 
  • Другой знал, что заслуживает неискренности, закрытости и манипуляций со стороны другого, поскольку сам были неискренен, закрыт и манипулировал другими 
  • Другой жаловался на чью-то закрытость и неискренность, фальшивость и притворство, манипуляции и обман 
  • Мы знали, что заслуживаем придирок к Нашему внешнему виду, осуждения, насмешек и, более того, оценки Нас исключительно как тела, поскольку сами придирались к внешности других, осуждали, высмеивали их и воспринимали и оценивали как тела, как внешности 
  • Другой знал, что заслуживает придирок к его внешнему виду, осуждения и, более того, оценки его исключительно как тела, поскольку сам придирался к внешности других, осуждал их и воспринимал и оценивал как тела, как внешности 
  • Мы ожидали, что другие будут оценивать, сравнивать и обсуждать Нас, как тело 
  • Другой ожидал, что кто-то/Мы будем оценивать, сравнивать и обсуждать его, как тело 
  • Мы знали, что заслуживаем быть мучимыми, унижаемыми и презираемыми как женщина, поскольку сами унижали и презирали других женщин 
  • Другая знала, что заслуживает быть мучимой, унижаемой и презираемой как женщина, поскольку сама унижала и презирала других женщин 
  • Мы знали, что заслуживаем безразличия и равнодушия, поскольку сами были равнодушны и отвергали других 
  • Мы страдали от чьего-то безразличия, равнодушия к Нам 
  • Другой знал, что заслуживает безразличия и равнодушия, поскольку сам был равнодушен и отвергал других 
  • Другой страдал от чьего-то безразличия, равнодушия 
  • Мы знали, что заслуживаем, чтобы Наши дети относились к Нам потребительски, только как к источнику ресурсов для собственного роста, поскольку Мы сами так относились к Нашим родителям 
  • Другой знал (в т.ч. кто-то из Наших родителей), что заслуживает, чтобы его дети относились к нему потребительски, только как к источнику ресурсов для собственного роста, поскольку сам так относились к своим родителям 
  • Мы знали, что заслуживаем, чтобы Наши дети высасывали, выжимали из Нас все соки, опустошая Нас и выбрасывая Нас потом за ненадобностью из своей жизни, потому что Мы поступали с родителями так же 
  • Другой знал (в т.ч. кто-то из Наших родителей), что заслуживает, чтобы его дети высасывали, выжимали из него все соки, опустошая его и выбрасывая потом за ненадобностью из своей жизни, потому что он поступал/поступил со своими родителями именно так 
  • Мы знали, что заслуживаем, чтобы Наши дети занимали собой все Наше время и ограничивали Нас, поскольку Мы занимали собой все время Нашей матери и ограничивали ее 
  • Другой знал, что заслуживает, чтобы его дети занимали собой все его свободное время время и ограничивали его, поскольку он занимали собой все время его матери и ограничивал ее 
  • Претерпевая унижения и притеснения, Мы «отрабатывали» совершенное Нами в прошлом и надеялись вновь получить возможность делать что угодно, не считаясь ни с чем и ни с кем 
  • Претерпевая унижения и притеснения, другой «отрабатывал» совершенное им в прошлом и надеялся вновь получить возможность делать что угодно, не считаясь ни с чем и ни с кем 
  • Мы пытались поскорее все отработать, в надежде снять с себя этот груз и вздохнуть наконец с облегчением 
  • Другой пытался поскорее все отработать, в надежде снять с себя этот груз и вздохнуть наконец с облегчением 
  • Мы желали получить от других даже больше зла, чем совершили сами, и таким образом, получить право на некоторые «запрещенные» действия в будущем 
  • Другой желал получить от других даже больше зла, чем совершил сам, и таким образом, получить право на некоторые «запрещенные» действия в будущем 
  • Были страшные вещи, которые Мы не могли позволить себе «отработать», Мы блокировали это и оно висело на Нас мертвым грузом, заставляя Нас содрогаться от возможности, что это произойдет с Нами 
  • У другого были страшные вещи, которые он не мог позволить себе «отработать», другой блокировал это и оно висело на нем мертвым грузом, заставляя его содрогаться от возможности, что это произойдет с ним 
  • В страхе пережить то, что Мы сами делали другим, Мы пытались отодвинуть это от себя, забыть, закрыть чем-нибудь, как будто этого не было 
  • Другой в страхе пережить то, что сам делал другим, пытался отодвинуть это от себя, забыть, закрыть чем-нибудь, как будто этого не было 
  • Чем больше хорошего и приятного с Нами случалось, тем больше Нас мучило чувство вины, несправедливости и страха – Нам даже начинало казаться, что в этом Наше наказание 
  • Чем больше хорошего и приятного случалось с другим, тем больше его мучило чувство вины, несправедливости и страха – ему даже начинало казаться, что в этом его наказание 
  • С Нами происходил ад, прямо сейчас, на Земле – ничего плохого и ничего хорошего, и ни единой возможности восстановить ощущение справедливости, все словно замерло, и Мы мучились в ожидании того, что произойдет 
  • С другим происходил ад, прямо сейчас, на Земле – ничего плохого и ничего хорошего, и ни единой возможности восстановить ощущение справедливости, все словно замерло, и другой мучился в ожидании того, что произойдет 
  • То же самое стремление к справедливости не позволяло Нам действовать самоопределенно, Мы поступали с другими так, как когда-то поступали с Нами и не могли/не желали отступиться от этого 
  • То же самое стремление к справедливости не позволяло другому действовать самоопределенно, он поступал с другими так, как когда-то поступали с ним и не мог/не желал отступиться от этого 
  • Мы, стараясь восстановить справедливость прошлого, искупить, загладить свою прошлую вину, совершенно не замечали того, что творили сейчас, в настоящем. 
  • Другой, стараясь восстановить справедливость прошлого, искупить, загладить свою прошлую вину, совершенно не замечал того, что творил сейчас, в настоящем. 
  • Наше внимание было поглощено прошлым, пусть и недавним прошлым, но сам момент, в котором Мы могли действовать или что-то менять, находился в Сейчас 
  • Внимание другого было поглощено прошлым, пусть и недавним прошлым, но сам момент, в котором он мог действовать или что-то менять, находился в Сейчас 
  • И в этом моменте Сейчас Мы продолжали делать что-то, за что потом (когда оно становилось для Нас прошлым) опять чувствовали себя виноватыми 
  • Другой продолжал делать что-то, за что потом чувствовал себя виноватым 
  • Наше желание поступать по-другому вызывало в Нас возмущение: как это так? Они меня били, унижали, а я значит должна по-хорошему? Хуй там! Это несправедливо! 
  • Желание другого поступать иначе вызывало в нем возмущение: как это так? Они меня били, унижали, а я значит должен по-хорошему? Хуй там! Это несправедливо! 
  • Мы имели право на месть и считали единственно справедливым воспользоваться этим правом 
  • Другой имел право на месть и считал единственно справедливым воспользоваться этим правом 
  • Мы попадали в этот круг обусловленностей, где давали другим в точности то зло, что получали когда-то сами, и получали опять то, что давали, все это продолжалось и продолжалось 
  • Другой попадал в этот круг обусловленностей, где давал другим в точности то зло, что получал когда-то сам, и получал опять то, что давал, все это продолжалось и продолжалось 
  • Мы считали, что можем/имеем право/должны отвергать кого-то, потому что кто-то когда-то отвергал Нас 
  • Нам кто-то навязывался, раздражал Нас настолько, что Мы не могли его не отвергнуть 
  • Другой считал, что может/имеет право/должен отвергать кого-то, потому что кто-то когда-то отвергал его 
  • Другому кто-то навязывался, раздражал его настолько, что он не мог его не отвергнуть 
  • Мы считали, что можем/имеем право/должны унижать кого-то, потому что кто-то когда-то унижал Нас 
  • Кто-то казался Нам таким напыщенно-гордым, эгоистичным, искусственным и высокомерным, что Мы считали правильным/необходимым/испытывали желание задеть, унизить, опустить, его 
  • Другой считал, что может/имеет право/должен унижать кого-то, потому что кто-то когда-то унижал его 
  • Кто-то казался другому таким напыщенно-гордым, эгоистичным, искусственным и высокомерным, что он считал правильным/необходимым/испытывал желание задеть, унизить, опустить, его 
  • Мы считали, что можем/имеем право/должны осуждать либо презирать кого-то, поскольку кто-то когда-то осуждал либо презирал Нас 
  • Другой считал, что может/имеет право/должен осуждать либо презирать кого-то, поскольку кто-то когда-то осуждал либо презирал его 
  • Мы видели вокруг себя людей, которые вызывали в Нас негодование и желание высказать им в лицо, какие они ничтожества 
  • Другой видел вокруг себя людей, которые вызывали в нем негодование и желание высказать им в лицо, какие они ничтожества 
  • Мы считали, что можем/имеем право/должны откровенно наплевать на чьи-то нужды, потребности или желания, потому что кто-то когда-то наплевал на Наши нужды, потребности и желания 
  • Другой считал, что может/имеет право/должен откровенно наплевать на чьи-то нужды, потребности или желания, потому что кто-то когда-то наплевал на его нужды, потребности и желания 
  • Мы чувствовали себя вынужденными отстаивать границы «своего», иначе на него посягали другие 
  • Другой чувствовал себя вынужденным отстаивать границы «своего», иначе на него посягали другие 
  • Мы пытались позволить другим делать что они хотят, но тогда они притесняли и подавляли Нас и Мы снова вынуждены были обороняться 
  • Другой пытался позволить другим делать что они хотят, но тогда они притесняли и подавляли его и он снова вынужден были обороняться 
  • Мы считали, что можем/имеем право/должны обесценивать чьи-то мечты, желания, цели да и вообще ценности потому что кто-то когда-то обесценивал Наши мечты, желания или цели 
  • Другой считал, что может/имеет право/должен обесценивать чьи-то мечты, желания, цели да и вообще ценности потому что кто-то когда-то обесценивал его мечты, желания или цели 
  • Мы считали, что имеем право/должны подавлять и притеснять своих детей, «воспитывать их», «выбивать дурь», потому что Наши родители подавляли, притесняли и «воспитывали» Нас 
  • Наши дети баловались и безобразничали, раздражали Нас, ломали Наши вещи, так что Мы были просто вынуждены надавить на них, наказать и притеснить их 
  • Другой считал, что имеет право/должен подавлять и притеснять своих детей, «воспитывать их», «выбивать дурь», потому что его родители подавляли, притесняли и «воспитывали» его 
  • Дети другого баловались и безобразничали, раздражали его, ломали его вещи, так что он был просто вынужден надавить на них, наказать и притеснить их 
  • Получив что-то нежелательное от другого, Мы тут же ощущали себя вполне вправе творить то же самое, но когда Нам делали приятное или хорошее для Нас, мы чувствовали себя не в своей тарелке, как будто это Нас к чему-то обязывало, требовало чего-то от Нас 
  • Получив что-то нежелательное от Нас, другой тут же ощущал себя вправе творить то же самое, но когда ему делали приятное или хорошее для него, он чувствовал себя не в своей тарелке, как будто это его к чему-то обязывало, требовало чего-то от него 
  • Справедливость не позволяла Нам вырваться из замкнутого круга одних и тех же действий, событий, явлений 
  • Справедливость не позволяла другому вырваться из замкнутого круга одних и тех же действий, событий, явлений 
  • Мы привыкли, приспособились существовать в этом кругу мести, отыгрывания и искупления и уже не помнили, не видели, не воспринимали ничего другого 
  • Другой привык, приспособился существовать в этом кругу мести, отыгрывания и искупления и уже не помнил, не видел, не воспринимал ничего другого 
  • Наше состояние противоборства, накопления обид/раздачи по заслугам, или наоборот накопления вины/искупления стало настолько естественным, привычным и само собой разумеющимся, что Мы перестали замечать, воспринимать его, и Нам даже не приходило в голову посмотреть, что же с Нами происходит на самом деле 
  • Для другого состояние противоборства, накопления обид/раздачи по заслугам, или наоборот накопления вины/искупления стало настолько естественным, привычным и само собой разумеющимся, что другой перестал замечать, воспринимать его, и ему даже не приходило в голову посмотреть, что же с ним происходит на самом деле 
  • Обособив себя от окружающего мира, Мы вступили в схватку с «другими», с некими «противостоящими силами» и неизбежно накапливали это чувство вины вкупе с необходимостью искупления 
  • Обособив себя от окружающего мира, другой вступил в схватку с «другими», с некими «противостоящими силами» и неизбежно накапливал это чувство вины вкупе с необходимостью искупления 
  • Мы слышали, читали, думали или говорили, что именно ощущение, идея Нашей отделенности, обособленности, или Эго, является причиной замкнутого круга преступлений и искуплений, в котором Мы оказались 
  • Другой говорил, что именно ощущение, идея Нашей отделенности, обособленности, или Эго, является причиной замкнутого круга преступлений и искуплений, в котором Мы оказались 
  • Мы согласились/не согласились, что именно ощущение, идея Нашей отделенности, обособленности, или Эго, является причиной замкнутого круга преступлений и искуплений, в котором Мы оказались 
  • Мы слышали, читали, думали или говорили, что само наличие у Нас осознания как отдельного существа гарантирует Нам продолжение сего «спектакля», где нет и не может быть ничего другого – ни радости, ни счастья, ни искренней дружбы, ни любви 
  • Другой говорил, что само наличие у Нас осознания как отдельного существа гарантирует Нам продолжение сего «спектакля», где нет и не может быть ничего другого – ни радости, ни счастья, ни искренней дружбы, ни любви 
  • Мы согласились/не согласились, что само наличие у Нас осознания как отдельного существа гарантирует Нам продолжение сего «спектакля», где нет и не может быть ничего другого – ни радости, ни счастья, ни искренней дружбы, ни любви 
  • Мы слышали, читали, думали или говорили, что разрушение Нашего «я» - способ вырваться из замкнутого круга и избавиться наконец от ощущения тяжести и вины 
  • Другой говорил, что разрушение Нашего «я» - способ вырваться из замкнутого круга и избавиться наконец от ощущения тяжести и вины 
  • Мы согласились/не согласились, что разрушение Нашего «я» - способ вырваться из замкнутого круга и избавиться наконец от ощущения тяжести и вины 
  • Мы не знали, как еще Нам избавиться от давящего чувства вины 
  • Другой не знал, как ему избавиться от давящего чувства вины 
  • Мы не знали, что делать с теми поступками, что Мы совершили 
  • Другой не знал, что делать с теми поступками, что он совершил 
  • Мы не знали, что делать с тем, что причинили Нам 
  • Другой не знал, что делать с тем, что причинили ему 
  • Накопив достаточно вины, Мы уже не могли позволить себе радоваться жизни, вина давила Нас вниз и Нам хотелось одного - искупления 
  • Накопив достаточно вины, другой уже не мог позволить себе радоваться жизни, вина давила его вниз и ему хотелось одного – искупления 
  • Даже когда Мы делали это чувство вины неважным и переставали осознавать его, оно вылезало в виде «плохой жизни», «плохого, несправедливого мира и людей», и так или иначе, Мы страдали 
  • Когда другой делал это чувство вины неважным и переставал осознавать его, оно вылезало в виде «плохой жизни», «плохого, несправедливого мира и людей», и так или иначе, другой страдал 
  • Мы накапливали чувство вины до момента, когда объявляли себя «плохими» и нуждающимися в «исправительных работах» 
  • Другой накапливал чувство вины до момента, когда объявлял себя «плохим» и нуждающимся в «исправительных работах» 
  • Мы понимали прощение как еще одну неважность, как неосознание, которое можно/нужно наложить на свою злость или желание мести 
  • Другой понимал прощение как еще одну неважность, как неосознание, которое можно/нужно наложить на свою злость или желание мести 

  • Мы не понимали разницы между тем чтобы принять и тем, чтобы заставлять себя переживать то, что Мы не принимали 
  • Другой не понимал разницы между тем чтобы принять и тем, чтобы заставлять себя переживать то, что он не принимал 
  • Нам казалось, что чем больше Мы будем заставлять себя переживать какое-то явление, тем скорее Мы примем его, но это явление продолжало оставаться для Нас чем-то отвратительным, чего не должно здесь быть/существовать 
  • Другому казалось, что чем больше он будет заставлять себя переживать какое-то явление, тем скорее он примет его, но это явление продолжало оставаться для другого чем-то отвратительным, чего не должно здесь быть/существовать 
  • Мы старались принять что-то изо-всех сил, не понимая, что принятие через усилие не достижимо впринципе 
  • Другой старался принять что-то изо-всех сил, не понимая, что принятие через усилие не достижимо впринципе 
  • Мы старались принять что-то изо-всех сил, давя на свое неприятие этого, в результате Мы получали заблокированное неприятие и еще больше напряжения 
  • Другой старался принять что-то изо-всех сил, давя на свое неприятие этого, в результате получал заблокированное неприятие и еще больше напряжения 
  • Идея «позволить всему быть» мало Нам помогала, поскольку само слово «позволить» опять являлось действием, когда как принятие лежало вне сферы усилий и действий вообще 
  • Идея «позволить всему быть» мало помогала другому, поскольку само слово «позволить» опять являлось действием, когда как принятие лежало вне сферы усилий и действий вообще 
  • Мы понимали/не понимали, что принятие – это не что-то, что Мы делаем с чем-то, а скорее ДО-действие, изначальное отсутствие какого-либо действия вообще 
  • Другой понимал/не понимал, что принятие – это не что-то, что он делает с чем-то, а скорее ДО-действие, изначальное отсутствие какого-либо действия вообще 
  • Мы настолько привыкли к лихорадочному созданию «чего-то поверх чего-то другого», что это стало Нашим автоматизмом, первой реакцией на всё 
  • Другой настолько привык к лихорадочному созданию «чего-то поверх чего-то другого», что это стало его автоматизмом, первой реакцией на всё 
  • Мы привыкли реагировать на все усилием, срослись с этим образом действий, стали им 
  • Другой привык реагировать на все усилием, сросся с этим образом действий, стал им 
  • Мы не могли/не умели/не хотели просто быть, в этом кругу усилий и противоусилий, Наших собственных, не чьих-то 
+9
15:46
795
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...