Адвайта

Итак, немного о том в связи с чем все это.. насмотрелся я разных фильмов - типа "Матрицы", "Начало", сатсангов разных просветленных и сам немного просветлел.. )))) и стало мучить меня сомнение - насколько оно все это реально и т.п... ну я взял и написал все это словами на экране..
за результат - не отвечаю, у каждого свои якоря и паруса.. аллах акбар!!!!!!


Время чтения:
5 мин.
Доступ ограничен. Требуется регистрация
+7
11:44
739
12:40
Зачитала с наслаждением. спасибо. rose Экзистенциальная тоска...)))
17:12
+1
Пожалуйста!!! Да, уж такова се ля ви)))
Всё, что ты мог — бумажные города, хрупкие башни, спичечные мосты. Всё, что ты создал, было не навсегда. В этом, наверно, и был настоящий ты.
В тряпочном небе мультяшный летал дракон, тявкал на люстру пальчиковый вервольф, феи цветами усыпали твой балкон. Может, другого и не было ничего? Добрые ангелы тёплых весенних крыш, шлейф королевы Белтайна несли пажи. Что изменилось? Ты повзрослел, малыш? Или, забыв мечты, научился жить, жить осторожно, пораньше ложиться спать, тратить сердечко не сразу, а по чуть-чуть. Письма помечены галочкой «это спам», чувства зачеркнуты крестиком «это чушь». Всё, что ты мог — научить меня видеть сны, изобретать приметы, кормить собак. Знаешь, как сильно друг другу с тобой нужны, чтобы кошмары и чёлки сдувать со лба. Всё, что ты мог — рождественский муми-шар, осень в веснушках карликовых опят. Чтобы на зиму связать обережный шарф, я отмотала по ниточкам от себя пол-равноденствия, напополам душа. Солнце на блюдце, луна из папье-маше. Кто теперь пьёт из серебряного ковша, кто теперь ленточки вяжет на майский шест?

Всё, что могла — девять бусинок из стекла,
вечно терять очки, вызывать грозу, вещи и мысли раскидывать по углам, желуди для ожерелья искать в лесу. Всё, что могла — это плохо писать стихи, красть у фонарщиков-магов последний час, думать, что где-то скитается синий кит, и он смарагдом проглотит мою печаль. Милые монстры, мыльные пузыри, загнанный пульс на границе магнитных бурь. Я загадала — мы завтра откроем Рим, тайную крепость, пасмурный Эдинбург, танец ушельского племени на косе, музыка внутрь и наружу, тугой там-там. Всё, что я делала — было не насовсем. Плачь о несбывшемся-нужном, сестра-сиам. Пой да колдуй на изнанке, сестра-близнец, что там внутри, в отзеркаленной пустоте? Имя — кристаллами инея по стене, сажей по старости, вилами по воде.
Видишь, какая здесь чёрная тишина.
Спи, моё счастье, под белым крылом руки.
Думают звезды, когда они видят нас:
«Вот дураки. Всемогущие дураки».
Загрузка...