Любовь и зависимость 1

Аспекты

По книге С.Пил, А.Бродски "Любовь и зависимость" и мои ассоциации на тему. Без потоков.

Время чтения:
40 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
Зависимость — нестабильное состояние бытия, отмеченное навязчивым побуждением отрицать то, кто МЫ есть и кем были, ради некоего нового и экстатического переживания.
  • МЫ испытывали зависимость в любви, в отношениях 
  • НАС тяготило ощущение зависимости в любви, в отношениях 
  • МЫ считали это неправильным, извращённым – быть, чувствовать себя зависимыми в любви, в отношениях 
  • МЫ выдавали зависимость за любовь 
  • МЫ пытались построить на НАШЕЙ зависимости отношения 
  • МЫ пытались сменить, заменить объект НАШЕЙ зависимости 
  • МЫ пытались построить отношения с кем-то другим, не-объектом НАШЕЙ зависимости 
  • МЫ пытались выкинуть из головы, из жизни объект НАШЕЙ зависимости 
  • МЫ выдавали, принимали сильное влечение, тягу – за любовь, потенциальную возможность отношений 
  • МЫ придумывали себе зависимость 
  • МЫ искали, к кому бы безопаснее привязаться, от кого впасть в зависимость 
  • МЫ выбирали, от кого НАМ впасть в зависимость, к кому привязаться, тяготеть 
  • МЫ хотели испытывать состояние зависимости, тяготения к другому, к чему-то 
  • МЫ хотели быть вознаграждены, получить вознаграждение за свою зависимость, тяготение, привязанность к кому-то, к чему-то 
  • Разрешение зависимости — в принятии и подтверждении сильных сторон отношений с одновременным рассмотрением и исправлением слабых 
  • Любовь, помимо непосредственной эмоции, требует также времени, разделенных переживаний и чувств, а также продолжительной умеренной связи между двумя людьми 
  • МЫ усваивали, перенимали, принимали за свои принятые в обществе представления о любви, любовных/дружеских/партнёрских/деловых/детско-родительских/родственных/каких-либо других отношениях 
  • НАШИ отношения с другим человеком основывались большей частью на безопасности и комфорте проводить столько времени, сколько возможно, с тем, кто полностью/в высокой, большей чем другие степени приспособленным к НАШИМ потребностям 
  • МЫ строили НАШИ отношения, искали таких отношений, в которых МЫ могли бы не меняться, не развиваться, оставаться в успокоенности, комфорте, в стабильном, упорядоченном состоянии 
  • МЫ искали в отношениях, любви стабильности, комфорта, упорядоченности, неизменности, уверенности 
  • "любить другого" для НАС означало "сократить сферу своей жизни" 
  • «любить другого» для НАС означало найти, придти к окончательному, вернуться, придти домой, успокоиться, прекратить, прервать поиски, отдохнуть, удовлетвориться 
  • НАМ обеспечивали комфортные и безопасные условия существования 
  • МЫ связывали с другими людьми, родителями, отцом, матерью, мужским авторитетом, мужчиной получение НАМИ комфортных, безопасных условий жизни 
  • МЫ ждали, были настроены на получение извне, от кого-то другого безопасной, комфортной жизни 
  • МЫ хотели, чтобы мужчина/в любых отношениях НАС опекали, оберегали и защищали 
  • МЫ привыкли, что НАМ обеспечивают кто-то, извне безопасные, комфортные условия жизни 
  • МЫ стремились, ставили себе, осознанно или бессознательно, целью преодолеть барьеры на пути объединения НАС с другим 
  • МЫ воспринимали, интерпретировали что-то, пытались избавиться от того, что воспринимали как барьер, препятствие к объединению НАС с другим 
  • Чтобы понять себя МЫ хотели, видели способ в объединении с другим человеком 
  • МЫ пытались объединиться, стать одним целым, едиными, заместить себя другим с помощью поцелуев, сплетений рук, ног, частей тела, тел//секса//разговоров//выведать, получить от другого интимную, личную информацию о нём и/или о его отношении к НАМ, восприятии НАС//проведение большого кол-ва времени вместе//совместных действий – готовки, покупок и т.д.//много слов друг другу 
  • МЫ пытались сохранять безопасность привычных, старых отношений 
  • МЫ боялись разорвать, прекратить, ухода, разрыва НАШИХ безопасных, привычных, старых отношений 
  • МЫ боялись в отношениях с другим разочаровать друг друга/себя/его 
  • МЫ считали, что никого, ничего лучше для себя, лучших отношений не найдём, не появится 
  • В любви, в отношениях МЫ стремились найти, поддерживать постоянную уверенность в компании друг друга 
  • МЫ заключали негласные, иногда неосознаваемые соглашения в отношениях: я обеспечиваю тебе постоянное, стабильное место, куда ты можешь вернуться, даю тебе уверенность в своей компании навсегда – ты можешь вернуться, а ты даёшь, обеспечиваешь то же самое – мне 
  • МЫ жертвовали чем-то, чтобы просто быть вместе с кем-то, чтобы работать на будущее - обеспечить себе уверенность в компании, обществе другого в будущем, навсегда 
  • МЫ что-то позволяли/не позволяли себе ради создания уверенности в компании другого в будущем, навсегда 
  • МЫ упускали/избегали возможности новых отношений, пожить вне дома, оставить на время/навсегда старые отношения 
  • МЫ пытались вырваться, насильно порвать отношения 
  • МЫ пытались вырваться, насильно порвать комфортные, безопасные условия существования 
  • МЫ пытались вырваться из безопасного, комфортного дома, от родителей, из-под их крыла 
  • НАМ не хватало смелости, решимости, решительности вырваться, порвать с комфортными, безопасными условиями дома, отношений, жизни с родителями/с кем-то привычным 
  • МЫ считали, чувствовали, что отношения много НАМ должны 
  • МЫ считали, чувствовали, что НАШ партнёр, отношения НАМ чего-то недодают, зажимают, не удовлетворяют НАС, НАМ нужно/хочется чего-то ещё, нового, другого, кроме 
  • МЫ утешали, убеждали, уверяли себя, что в будущем отношения, партнёр НАМ обязательно додадут, компенсируют НАШИ затраты, жертвы 
  • МЫ раздували искусственно, сами ценность для НАС отношений, партнёра 
  • МЫ слишком много ждали, хотели получить в отношениях, в другом 
  • НАМ хотелось готовить, создавать, творить, делать что-то творчески, необычно для другого 
  • Энергия другого вдохновляла, стимулировала, влияла на НАС преобразующим, нравящимся НАМ способом 
  • МЫ не хотели никаких независимых интересов ни у себя ни у другого в отношениях, любви 
  • НАС тяготило/НАМ казалось, что МЫ другого тяготим тем, что у НАС/у него нет независимых интересов 
  • МЫ разрушали, обрывали свои независимые интересы 
  • МЫ вынуждали, призывали другого оборвать, разрушить его независимые интересы 
  • МЫ развивали, стремились развить, отшлифовать своё эго в отношениях, через другого 
  • МЫ недоразвивали своё эго 
  • МЫ стремились променять, подчинить, пожертвовать своё эго ради получения эго другого 
  • В отношениях, любви МЫ, осознанно или неосознанно, реализовывали «эгоизм на двоих»: два человека связываются вместе не по причине любви или возрастающего понимания друг друга, а скорее из-за своих чрезмерных затруднений и общей для обоих партнеров потери Я 
  • НАША взаимная зависимость с другим в отношениях возрастала/спадала/упрочивалась/ослаблялась/кристаллизовывалась 
  • МЫ обрывали все другие связи с людьми, вещами, занятиями, интересами 
  • МЫ подпитывали свою взаимную зависимость 
  • НАС пугала, МЫ стремились сбежать от своей взаимной зависимости 
  • МЫ не видели, отрицали взаимную зависимость – МЫ видели, ощущали, были полностью поглощены своей зависимостью 
  • МЫ были поглощены, увлечены борьбой со своей зависимостью 
  • МЫ впадали, осознавая или не осознавая в детскую беспомощность, зависимость от родителей 
  • МЫ не изжили, не прошли через свою детскую беспомощность, зависимость от родителей 
  • МЫ подходили к любому опыту за пределами семьи как к чему-то внешнему по отношению к себе 
  • МЫ не были способны сформировать какие-либо отношения за пределами семьи 
  • НАС не тянуло/тянуло узнать других людей 
  • МЫ не осознавали, насколько МЫ ограниченны своим детским опытом 
  • МЫ уговаривали себя, пытались вынудить себя, хотели, чтобы НАС вынудили, вынудило осознать, насколько МЫ ограниченны своим детским опытом 
  • То, что было доступно и легко, МЫ бросали 
  • Отношения, человек, в которых/с которым НАМ было легко, комфортно, доступно, МЫ бросали, пренебрегали, избегали 
  • За НАС всё время кто-то решал/что-то (время, сроки, границы, рамки, невозможность, упущенная, прошедшая возможность) решало 
  • МЫ привыкли, что за НАС всё время кто-то/что-то решает 
  • МЫ не знали, не умели сами принять решение и последовать ему 
  • МЫ, если принимали решение, то делали всё, чтобы ему не следовать 
  • МЫ считали своё, НАМИ самими принятое решение, априори, безусловно неправильным 
  • МЫ надеялись, хотели перейти напрямую из родительского дома в дом мужа 
  • НАС готовили, воспитывали, обусловливали, что идеал, нужно, НАМ нужно сделать всё для того, чтобы перейти напрямую из родительского дома в дом мужа 
  • НАС пугала перспектива, возможность жить/пожить в одиночестве, одним, без определённых людей, вообще без кого бы то ни было 
  • МЫ думали, что жизнь с кем-то – это всегда возможность развиваться, узнать, понять, почувствовать что-то новое 
  • МЫ протестовали, сопротивлялись своей идее, желанию, возможности, препятствовали возможности перейти напрямую из родительского дома в дом мужа 
  • МЫ протестовали, сопротивлялись своей идее, желанию, возможности, препятствовали возможности пожить в одиночестве, одним, без определённых людей, вообще без кого бы то ни было 
  • МЫ не имели опыта, хотели избежать/получить опыт жизни в одиночестве, на своих собственных эмоциональных ресурсах 
  • МЫ привыкли получать эмо подпитку, жизнь с помощью/от других заряда наших эмо ресурсов 
  • МЫ невысоко ценили свои эмо ресурсы 
  • Эмо ресурсы другого МЫ безусловно ценили выше, чем свои эмо ресурсы 
  • НАШИ родители, те, с кем МЫ жили, к кому испытывали привязанность, любовь обеспечили все НАШИ стадии развития, за исключением последней — независимости: не только здорового отделения от отчего/их дома, но и подлинной психологической независимости 
  • НАШИ родители, те, с кем МЫ жили, к кому испытывали привязанность, любовь препятствовали НАШЕМУ отделению, обособлению от них, их дома, НАШЕЙ независимости 
  • Психологическая зависимость влекла за собой физическую, материальную зависимость 
  • МЫ начинали думать, что объективно зависим от другого, так сложились обстоятельства, НАМ пока не выбраться 
  • Физическая, материальная зависимость от другого казалась НАМ первичной, причиной психологической зависимости, более важной, объективной, непоколебимой, чем психологическая 
  • МЫ забыли состояние независимости, свободы 
  • МЫ не хотели искать, вспоминать состояние независимости, свободы 
  • Целостность является условием любого настоящего объединения двух или более людей 
  • МЫ не хотели ждать, как-то сами организовывать свою целостность, МЫ думали, что как раз для НАШЕЙ завершённости, целостности НАМ и нужен другой, нужны отношения 
  • МЫ думали, что только/преимущественно через отношения, связи с другими людьми МЫ и можем получить целостность, завершённость, развитие НАС 
  • Аддикт — это человек, не научившийся целеустремленности в отношениях с миром, который поэтому ищет стабильности и уверенности в некоторой повторяющейся, ритуализированной деятельности 
  • Эта деятельность развивается по двум направлениям: во-первых, это комфортное ощущение благополучия, порождаемое наркотиком или другим аддиктивным объектом; 
  • во-вторых — это атрофия других интересов и способностей аддикта, общее ухудшение его жизненной ситуации вследствие аддикции 
  • Поскольку альтернативы сокращаются, аддикция усиливается, пока не вытеснит всё остальное 
  • Настоящий аддикт движется по направлению к мономании, будь объект аддикции наркотиком или любовником 
  • МЫ были аддиктом, впадали в аддикцию от чего/кого-либо 
  • МЫ страдали мономанией, осознавая или не осознавая этого 
  • МЫ стремились к мономании 
  • МЫ считали добродетелью, благом, правильным мономанию – привязанность к одному объекту, зависимость от одного объекта 
  • Для НАС безопаснее, успокоительнее была мономания, при мономании у НАС создавалась иллюзия контроля, управления, власти над одним объектом 
  • Один объект легче удержать подле себя 
  • Одним объектом легче, увереннее можно управлять, контролировать, подчинить себе, завладеть 
  • МЫ неприятно удивлялись, расстраивались, огорчались, сковывались, подавляли, вытесняли эти ощущения, чувства, когда обнаруживали, что НАМ недостаточно того количества внимания, любви, вообще того, что даёт НАМ объект НАШЕЙ привязанности – НАМ нужно от него больше, увеличить дозу пребывания с ним, больше времени проводить с ним 
  • МЫ теряли, обнаруживали, что больше не испытываем то комфортное состояние, которое было раньше/ожидали испытать, находясь с объектом НАШЕЙ привязанности 
  • МЫ считали выходом, надеялись, что поможет, вернёт прежнее комфортное состояние увеличение количества проводимого вместе времени 
  • МЫ сомневались, были неуверенны, боялись, что увеличение количества проводимого вместе времени не поможет, не вернёт прежнее комфортное состояние 
  • МЫ сделали, осознанно или неосознанно, сосредоточенность друг на друге (НАШУ и объекта НАШЕЙ привязанности/или только НАШУ на объекте привязанности) своей повседневной привычкой, смыслом существования 
  • МЫ обманывали, убеждали себя, что это промежуточная, временная цель, смысл НАШЕГО существования, способ занять время до лучших времён, - привязанность, впадение в зависимость, желание получить, обладать объектом НАШЕЙ привязанности 
  • МЫ загонялись, увлекались и забывали о промежуточности этой цели, о тех самых «лучших временах», впадали в порочный круг - и уже не видели возможностей выхода в «лучшие времена», движения вперёд, других целей, занятий, способов провести время 
  • Недостаток у аддикта/НАС внутренней направленности или целеустремленности создаёт потребность в ритуализированном бегстве, а она, в свою очередь, осложняется исключительной вовлеченностью в аддикцию и уходом от содержания нормальной жизни. Воздействуя на болезнь личности, наркотик, как ощущает аддикт/МЫ, даёт ему/НАМ искусственное чувство самодостаточности, которое уничтожает и ту небольшую мотивацию к сложным или трудоемким занятиям, которая у него/у НАС была. 
  • МЫ стремились, хотели всё/что-то делать, всего/чего-то достигать сами, трудно 
  • Привязанность к, зависимость от объекта позволяла НАМ легко скинуть всю ответственность за то, что у НАС не получилось достичь какой-то цели, что-то сделать на объект 
  • МЫ заявляли кому-то/себе, что объект – самое важное для НАС, всё остальное должно быть подчинено этой более/самой высокой цели, идти после в НАШЕМ списке важного 
  • Привязанность к, зависимость от объекта (особенно нереализованная в реальности, безответная, основанная на НАШИХ фантазиях и только) позволяли НАМ оправдывать НАШУ неуверенность в себе, страх неудачи, провала, ошибки, взяться за что-то реальное, чем-то заняться, сосредоточиться на чём-то, собственно провалы, ошибки, неудачи в попытках добиться чего-то, получить что-то, сосредоточиться на чём-то, заняться чем-то в реальности, бездействие, лень 
  • Привязанность к, зависимость от объекта (особенно нереализованная в реальности, безответная, основанная на НАШИХ фантазиях и только) позволяли НАМ оправдывать НАШЕ подавленное настроение, всё из рук валится, ничего не хочется, никакой мотивации, жалость к себе, ничего не пытаться изменить, плыть по течению, самолюбование себя несчастными 
  • Привязанность к, зависимость от объекта (особенно нереализованная в реальности, безответная, основанная на НАШИХ фантазиях и только) позволяли НАМ оправдывать НАШУ жизненную/внутреннюю, психологическую неустроенность, отсутствие внутреннего стержня, направления, самодостаточности, самостоятельности, независимости, страх ответственности, брать её на себя, отвечать за свои поступки, видеть и принимать последствия НАШИХ поступков, действий 
  • Привязанность к, зависимость от объекта (особенно нереализованная в реальности, безответная, основанная на НАШИХ фантазиях и только) позволяли НАМ не воспринимать всерьёз, отвергать, отрицать реальность, не видеть её, не принимать, оставаться, жить в мире своих представлений, фантазий о реальности или просто признать более ценными фантазии, воображение, чем реальность, и остаться в них, жить в них без чувства вины, недовольства собой, стыда и чувства того, что это неправильно, как-то всё не так 
  • МЫ обесценивали реальность, как всё есть 
  • МЫ превозносили, переоценивали силу, возможности, важность воображения, фантазийного мира 
  • МЫ боялись заблудиться, запутаться в мире фантазий, воображения и совсем потерять представление о реальности, способность возвращаться в реальность 
  • МЫ боялись, что когда-нибудь НАМ просто не захочется возвращаться в реальность и МЫ останемся навсегда в фантазиях, воображении, а потом просто об этом забудем и уже не вернёмся, не сможем вернуться 
  • МЫ с объектом НАШЕЙ привязанности пришли друг к другу скучающими, без интересов, которые были бы достаточно глубокими, чтобы НАС обоих занимать 
  • Найдя друг друга, МЫ стали еще менее мотивированы к обзаведению друзьями или к тому, чтобы посвятить себя работе или к тому, чтобы развиваться, искать, заполнять себя, к чему-то ещё 
  • НАША обоюдная/только НАША зависимость возрастала с отпадением всех других занятий 
  • МЫ испытывали угрозу перерыва в отношениях 
  • МЫ боялись даже лёгкого, непродолжительного перерыва в отношениях 
  • МЫ скидывали всю ответственность за НАШ страх, боль, негативные переживания по поводу угрозы или реальности перерыва в отношениях на другого, объект привязанности 
  • МЫ испытывали синдром отнятия, мучительную реакцию аддикта на прерывание его аддиктивной реализации 
  • МЫ сопротивлялись временным перерывам в отношениях 
  • МЫ боялись, что НАШИ чувства сменятся на противоположные, на какие-то другие, вообще исчезнут, станут безразличием во время/после перерыва в отношениях 
  • МЫ боялись обнаружить после окончания перерыва в отношениях, насколько, в каком направлении МЫ/другой изменились 
  • МЫ боялись охладеть и что МЫ никак не сможем на это повлиять, изменить это, вернуть прежнее в результате перерыва в отношениях 
  • МЫ боялись потерять прежнее отношение к НАМ со стороны другого в результате/после перерыва в отношениях 
  • МЫ пытались гарантировать себе, что никогда не будем страдать от ломки 
  • МЫ хотели, чтобы другой НАМ гарантировал, что МЫ никогда не будем страдать от ломки 
  • МЫ боялись, что НАМ придётся страдать от ломки – и МЫ никак не сможем это изменить, это неподконтрольно НАМ, не в НАШЕЙ власти, зависит от другого, не от НАС 
  • МЫ не вступали в реальные отношения, чтобы избежать ломки при разрыве отношений, расставании, временном перерыве в отношениях 
  • Зависимость от личности — только продолжение социального проявления всех аддикций 
  • Люди, подверженные аддикции, формируют для себя приватный мирок. Например, группа употребляющих один и тот же наркотик склонна давать своим переживаниям коллективные интерпретации, которые непонятны для тех, кто в группу не входит. Их не беспокоит такое непонимание, поскольку для них имеет значение только одобрение других членов группы. 
  • МЫ формировали/защищали/воспринимали как нападки, угрозу что-либо на НАШ приватный, в рамках, границах мирок 
  • МЫ формировали определённый словарный, ассоциативный мир внутри своих отношений с человеком, группой 
  • НАМ льстило, НАС радовало, создавало у НАС иллюзию, ощущение стойкости, стабильности, уверенности, спокойствия то, что у НАС с кем-то особый мир, который другим непонятен/кто-то НАС понимает точно/с кем-то МЫ на одной волне 
  • МЫ вступали в, вели аддиктивные романтические отношения в реальности или в фантазиях/замечая, осознавая это или не замечая, не осознавая этого 
  • МЫ искали, стремились к, хотели, жаждали, привыкли к аддиктивным романтическим/дружеским/родительско-детским/деловым/рабочим/каким-то ещё социальным отношениям 
  • МЫ считали, что любовь и аддикция не имеют ничего общего 
  • МЫ отыгрывали с кем-либо/искали претендента на отыгрыш с ним аддикции – бесплодных, застывших, зависимых отношений с другим человеком, выполняющим роль объекта НАШЕЙ потребности в безопасности 
  • НАШИ отношения с кем-либо/ожидания от него застывали, затвердевали на каком-то уровне, точке 
  • Аддикция – склонность к чему-либо, пагубная привычка, пристрастие 
  • НАША семья вела изолированный образ жизни 
  • МЫ усвоили аддиктивные отношения НАШИХ родителей, братьев-сестёр с кем-то, других родственников 
  • НАС ориентировали на маниакальный поиск друзей, партнёров, других людей 
  • НАМ внушали, НАС воспитывали, учили, что одни, сами по себе МЫ не сможем выжить, не должны жить, хорошо себя чувствовать, быть удовлетворёнными, самодостаточными 
  • МЫ усвоили родительскую зависимость друг от друга, от НАС, от других людей 
  • МЫ думали, что если НАШИ родители непривязаны к НАМ, независимы от НАС, то они безразличны к НАМ, то НАМ небезопасно в этом мире 
  • МЫ думали, считали, что непривязанность, независимость, самодостаточность, самостоятельность – это безразличие 
  • МЫ думали, считали, что непривязанность, независимость, мне тебя не надо – это активное отвержение, НАС отгоняют от себя, отталкивают 
  • НАС огорчало, НАМ задевало тщеславие, что МЫ хотим, у НАС есть потребность, желание, нужда побыть рядом с человеком, пообщаться с ним, а МЫ ему не нужны, у него нет в НАС потребности, нужды, желания, он самодостаточен, он сам по себе, он может без НАС, без кого бы то ни было 
  • МЫ думали, были убеждены, что у всех/любого человека есть потребность, нужда, желание в каком-то определённом человеке, никто не может на самом деле ни по кому не скучать, ни к кому не быть привязанным, ни от кого не быть зависимым 
  • Эта мысль НАС успокаивала, утешала, примиряла с собой, с действительностью, с другими людьми 
  • МЫ искали, жаждали, хотели найти, как НАМ стать этим человеком, по которому другой скучает, в ком он нуждается, испытывает потребность, к кому он привязан, от кого он зависим 
  • НАС огорчало, расстраивало, МЫ завидовали, ревновали, ненавидели, хотели причинить деструкцию, насилие тому человеку, к которому был привязан, от которого был зависим, в ком испытывал потребность, нужду, желание тот, кто нравился НАМ 
  • Ценность для НАС, интерес НАШ к объекту НАШЕЙ привязанности снижались в НАШИХ глазах, если он сам был к кому-то/к НАМ привязан, зависим, испытывал потребность, нужду, желание 
  • МЫ хотели, пытались научиться, перенять, скопировать у другого самодостаточность, независимость, самостоятельность, отсутствие потребности, нужды, желания в другом 
  • НАШЕ взросление было отсрочено долгими годами учёбы/отсутствием потребности зарабатывать деньги, выходить из привычной, комфортной, поддерживающей среды/чрезмерно поддерживающей средой 
  • МЫ идентифицировались со своим состоянием, ощущением, идеей привязанности, зависимости, нецельности, недостатка, нехватки, несамодостаточности, несамостоятельности, аддикцией от другого 
  • МЫ идентифицировались с переживаниями бесцельности, бессмысленности своего существования, неуверенности в себе, страха и бегства от жизни 
  • Аддикция - это пагубное разрастание, крайность, нездоровое проявление нормальных человеческих склонностей 
  • МЫ видели в себе/не видели в себе/отрицали/осуждали/отвергали/не принимали/хотели, пытались избавиться, подавить, не замечать, не осознавать, не видеть, сдержать, управлять, контролировать/контролировали/не контролировали/пускали на самотёк/наступали на горло/принимали/смирялись со своими аддиктивными тенденциями/чьими-то аддиктивными тенденциями 
  • МЫ считали своей победой – вызвать у кого-то по отношению к НАМ аддикцию 
  • МЫ боялись/хотели вызвать у кого-то, сформировать у кого-то по отношению к НАМ аддикцию, болезненную привязанность 
  • МЫ осуждали, не принимали себя, отвергали, ненавидели себя, не хотели в себе этого видеть, замечать, признавать, испытывали вину, стыд, недовольство собой за своё желание/попытки/стремления/мысли вызвать, сформировать у кого-то по отношению к НАМ аддикцию, болезненную привязанность 
  • МЫ себя оправдывали, рационализировали, уговаривали, утешали, убеждали, что не пытаемся, не можем, это невозможно, у НАС всё равно не получится сформировать, вызвать у кого-то по отношению к НАМ аддикцию, болезненную привязанность 
  • МЫ испытывали страх, беспокойство от возможности/невозможности жить, воспринимать, мыслить, видеть вне традиционного, принятого в обществе идеала, образа, схемы любви, отношений 
  • МЫ думали, что аддикция сильнее НАС, идёт извне, НАМ её не победить, не побороть 
  • МЫ считали ответственным за НАШУ аддикцию другого, он виноват, что МЫ впали в зависимость от него, привязались к нему – он сильнее НАС 
  • МЫ считали себя/не считали себя предрасположенными к аддикции к чему-то определённому, какому-то определённому типажу 
  • Антитеза аддикции – реальная связанность с миром 
  • МЫ бывали склонны подсаживаться на людей, на один и тот же типаж 
  • НАС учили беспомощности, зависимости 
  • МЫ пытались доказать успешно/неуспешно/провально себе или кому-то, что МЫ независимы, сильны, самодостаточны, самостоятельны 
  • МЫ были озабочены, тревожились, в каких терминах воспримут, интерпретируют другие НАШЕ поведение, поступки: независимость-зависимость, сила-слабость, ограниченность-свобода, конформизм-мятежность, самодостаточность-зависимость, привязанность-эгоизм, самодостаточность, самостоятельность 
  • МЫ только через других, через преломление себя, своего нежелания, неохоты, сопротивления, решения, в отношениях могли уверить себя, доказать себе, что МЫ независимы, сильны, самодостаточны, самостоятельны 
  • МЫ боялись, что если МЫ привяжем к себе кого-то/по отношению к НАМ будут проявлять симптомы, признаки привязанности, то тем самым и МЫ привяжемся к этому человеку, существу, чему-либо, это автоматически привяжет и НАС 
  • МЫ всё время были готовы привязаться, стать зависимыми от кого-/чего-либо, страдать и чувствовать себя несчастными, если этого с НАМИ, у НАС нет, бояться постоянно, что это уйдёт, исчезнет, закончится 
  • МЫ безоговорочно/сомневаясь верили в схему обоюдной привязанности: если к НАМ привяжутся, то и МЫ привяжемся, и наоборот 
  • МЫ безоговорочно/сомневаясь верили, что НАС могут помимо НАШЕЙ воли, желания к себе привязать 
  • НАМ навязывали привязанность/или МЫ так думали - извне, это были не НАШИ привязанности 
  • МЫ боялись нести ответственность/считали, что должны, обязаны нести ответственность, соответствовать требованиям, ожиданиям, желаниям человека/существа, которое к НАМ привязано, привязалось 
  • НАС тяготила, раздражала, но МЫ считали, что ничего не можем с этим поделать, необходимость, обязанность нести ответственность, соответствовать требованиям, ожиданиям, желаниям человека/существа, которое к НАМ привязано, привязалось 
  • МЫ не могли сказать «нет», отказать, оставить (на самом деле, чтобы не думать, не переживать, не беспокоиться, не бояться последствий, наказания) человека/существо, которое к НАМ привязалось, привязано 
  • НАС обманывали, что привязаны к НАМ 
  • МЫ обманывали себя/кого-то, что привязались, привязаны к кому-то 
  • НАМИ манипулировали, вынуждали НАС делать то, что МЫ не хотели, считали неправильным, ненужным, ставя НАМ в вину, стыдя НАС своей зависимостью от НАС, привязанностью к НАМ, что у него нет других вариантов, никого кроме НАС, МЫ его последняя надежда, без НАС он пропадёт, умрёт, не справится 
  • НАМ кто-то/что-то напоминали о НАШЕЙ слабости, бессилии, беспомощности, привязанности, зависимости, ограничениях, несвободе, несамостоятельности, нехватке, отсутствии, несамодостаточности, недостаточности, потребности, нужде, желании в другом 
  • МЫ ненавидели, избегали, боялись, испытывали отвращение, обязательство, чувство долга, ответственности за того/то, кто/что напоминали НАМ о НАШЕЙ слабости, бессилии, беспомощности, привязанности, зависимости, ограничениях, несвободе, несамостоятельности, нехватке, отсутствии, несамодостаточности, недостаточности, потребности, нужде, желании в другом 
  • У НАС были сомнения в НАШЕЙ способности управлять собственной жизнью 
  • У НАС были сомнения в НАШЕЙ способности взаимодействовать с другими людьми, существами на равных, без привязанности, без позиции слабее-сильнее в отношениях, во взаимодействии, без борьбы, желания встать на место «сильнее» 
  • Аддикция – это опыт, основанный на шаблонной субъективной реакции человека/НАС на то, что имеет для него/НАС особое значение, - что-то, что он/МЫ воспринимает как настолько успокаивающее и безопасное, что он/МЫ не в силах без этого обойтись 
  • МЫ выросли в культуре (и усвоили воззрения, установки культуры), приучающей НАС к ощущению личной неадекватности, недостаточности, опоре на внешние защиты (искать вовне) и озабоченности скорее негативным или болезненным, чем позитивным и радостным 
  • В НАШЕМ обществе аддикция – норма, единственно возможная/предпочтительная/идеальная/нормальная/естественная форма отношений, их построения 
  • Аддикт/МЫ ищет поверхностного, внешнего контакта с жизнью 
  • Внешнего, поверхностного скольжения по личности другого человека, во взаимодействии, соприкосновении с ним НАМ хватало, было достаточно, чтобы верить, утешать, убеждать себя, что у НАС есть отношения, МЫ имеем отношения, связь, понимание с другим человеком 
  • Непосредственный ежедневный опыт проходил мимо НАС, не открывал, не давал НАМ ничего нового 
  • МЫ боялись расхождений НАШЕГО непосредственного ежедневного опыта и того, как НАС учили, воспитывали, говорили НАМ, что должно быть, есть 
  • МЫ закрывали глаза, отказывались видеть, признавать, исследовать, задаваться вопросами, сомневаться, принять расхождения НАШЕГО непосредственного ежедневного опыта и того, как НАС учили, воспитывали, говорили НАМ, что должно быть, есть 
  • МЫ отказывались от, избегали непосредственного ежедневного опыта, делать выводы из него, видеть его, воспринимать, чувствовать, переживать его как он есть 
  • МЫ скорее были готовы быстрее признать, что МЫ, НАШ опыт неправ, ошибается, неадекватен реальности и найти/или даже не задаваться вопросом этому подтверждения, рационализации, чем усомниться, признать неправильным, несоответствующим реальности в том, что то, чему НАС учили, воспитывали, говорили, как что должно быть, есть 
  • МЫ черпали свои интерпретации, мнение о том, что происходит, как что есть из уже готовых, данных НАМ кем-то, взятых, усвоенных НАМИ где-то, от кого-то шаблонов, установок 
  • МЫ говорили себе/кому-то: ну да, это аддикция, и надеялись, что сказав, якобы признав это, она сама исчезнет, пройдёт, сменится 
  • МЫ не принимали, не признавали, а только интеллектуально, не включаясь, не переживая, эмоционально сдержанно твердили, повторяли себе, что это у НАС аддикция 
  • МЫ заменяли объект аддикции на другой 
  • МЫ возвращались к старому объекту аддикции 
  • МЫ заменяли одну аддикцию на другой её вид 
  • У НАС не было, МЫ не видели для себя возможные основы в жизни 
  • МЫ пытались, хотели примкнуть к человеку, у которого есть/который НАМ даст основы в жизни, стойкость, ощущение стабильности, что МЫ действительно куда-то двигаемся, в каком-то направлении, к какой-то цели 
  • МЫ пытались, хотели примкнуть к тому/тем, кто хотя бы сам верит или просто демонстрирует наличие у него направления движения в жизни, цели 

  • У НАС были нелюбящие руки 
  • В НАШИХ руках, прикосновениях отсутствовала любовь 
  • МЫ боялись, что позволение НАМИ себе/НАШЕ кому-то по отношению к НАМ любви, проявлений любви, любящих прикосновений приведёт, повлечёт за собой неподконтрольный НАМ, несдерживаемый поток страсти, похоти, сексуального желания, насилия 
  • НАШИ проявления любви НАС же и пугали 
  • МЫ считали, что впадаем в сентиментальность, неискренность, сюсюканье, детскость, инфантильность, когда проявляли любовь, НАС тянуло выплеснуть, проявить любовь 
  • МЫ считали, что сами себя обманываем, путаем, называем чем-то другим проявления любви (свои или кого-либо по отношению к НАМ или к кому-то другому) 
  • МЫ завидовали тем женщинам, по отношению к которым мужчины не стеснялись, естественно проявляли любовь, заботу, нежность, опеку, ласково дотрагивались, прикасались с любовью, нежностью 
  • МЫ ненавидели, презирали, проецировали себя на место этих женщин (осознанно или бессознательно), чувствовали ущербность, что с НАМИ что-то не так, собственную неполноценность, закрывались, уходили в свой мир, в себя, подальше от этой ситуации, её эмо переживания, проживания – когда видели, наблюдали, любым образом получали информацию о женщинах, свободно, естественно, легко принимающих/проявляющих/дающих любовь, с ласковыми, любящими руками, прикосновениями//о женщинах, по отношению к которым мужчины не стеснялись, естественно проявляли любовь, заботу, нежность, опеку, ласково дотрагивались, прикасались с любовью, нежностью 
  • МЫ видели, наблюдали, представляли себе, получали любым образом информацию о женщинах/мужчинах, свободно, естественно, легко, радостно принимающих/проявляющих/дающих любовь, с ласковыми, любящими руками, прикосновениями 
  • Максимум, что НАМ давали – это любовь, нежность глазами, взглядами 
  • НАМ этого не хватало, недоставало, было недостаточно 
  • МЫ считали неискренними, обманчивыми собственные проявления любви 
  • МЫ считали себя неспособными, несклонными на проявления любви 
  • МЫ могли только в себе, внутри, для себя, на личном плане чувствовать, проживать, переживать любовь 
  • МЫ не умели, не могли естественно, легко, свободно, радостно проявлять любовь, выносить её вовне, позволять ей выливаться вовне 
  • МЫ слишком интровертированны для проявлений любви вовне 
  • Все похожие на НАС люди, которых МЫ знаем, такие – неспособны чувствовать любовь в связи с вовне, проявлять её, выражать, выпускать вовне 
  • Только противоположный НАМ типаж может хорошо, красиво выражать, проявлять любовь, выпускать её вовне, у них любящие, нежные, ласковые руки, и ты это чувствуешь 
  • МЫ пристрастились к другому человеку, существу, к кому-то 
  • аддикция возникает автоматически в том случае, когда некто достаточно часто принимает достаточно большие дозы определенных наркотиков/воздействий/стимуляторов/стимулов/переживаний 
  • аддикция возникает, когда естественно, так сложилось в поле человека возникают регулярные встречи, столкновения, взаимодействия, воздействия какого-то стимула 
  • Люди по-разному воспринимают сильные наркотики, даже при регулярном приеме 
  • Реакция на принятый наркотик определяется личностью, культуральным фоном, а также ожиданиями и чувствами по поводу данного вещества 
  • источники аддикции находятся в личности, а не в наркотике 
  • МЫ хотели избавления и успокоения 
  • МЫ искали того, что/кто НАМ даст избавление, успокоение – вовне/внутри 
  • МЫ связывали надежды, ожидания, уверенность, что НАМ даст избавление, успокоение – любовь, получение/испытывание/проявление любви к другому человеку, существу, вообще//с другим человеком, взаимоотношениями, общением, отношениями с кем-то 
  • Любовные отношения провоцировали НАС на повторное употребление и в конце концов захватывали НАС целиком 
  • Уязвимость приближает нас к сути очень реального и очень большого значения аддикции 
  • МЫ уязвимы, доступны для аддикции, особенно для любовной аддикции 
  • По сути, любая НАША аддикция – это замена, проекция любовной аддикции/следствие отсутствия в НАШЕЙ жизни, нехватки любви, любовных отношений 
  • НАША аддикция берёт начало/связана с НАШЕЙ слабостью, безволием, недостатком силы, воли, с недостатком личностной целостности 
  • Аддикция отражает и усиливает все остальные НАШИ зависимости, даже если МЫ пользуемся ей для того, чтобы забыть о них 
  • МЫ прячемся в аддикции от реальности, реальной жизни, реальных переживаний, проживания 
  • МЫ обращались к аддикции, формировали у себя аддикцию по причине стресса или неполноты существования 
  • Выбор объекта аддикции определялся НАШИМ кругом знакомств, общения/прошлым опытом/установками, данными НАМ обществом, родителями, родственниками, друзьями, кем-либо ещё 
  • МЫ впадали в зависимость, становились зависимыми не от объекта аддикции, а от ощущения, от подпорки, от переживания, которое структурировало НАШУ жизнь 
  • Наличие аддикции, непреходящей зависимости, потребности, нужды в одном и том же давало НАМ ощущение, переживание идеи упорядоченности, устойчивости, безопасности, опоры, защиты, организованности, надёжности НАШЕЙ жизни 
  • МЫ думали, что МЫ всегда будем нуждаться в этом – и эта мысль НАС успокаивала, убаюкивала 
  • МЫ хотели нуждаться всегда в одном и том же/или очень сходном, подобном 
  • МЫ возвращались к старым привязанностям, зависимостям 
  • МЫ никак не могли пережить, прожить какую-либо привязанность, зависимость 
  • МЫ возвращались к непрожитой, непережитой, старой привязанности, зависимости тысячи раз, с новых и новых ходов, подходов 
  • МЫ теряли ощущение своих реальных потребностей 
  • Какое-то переживание превращается в аддикцию потому, что для человека/НАС становится всё более и более сложно иметь дело со своими реальными потребностями, и в результате этого его/НАШЕ ощущение благополучия во всё возрастающей степени зависит от единственного внешнего источника поддержки 
  • НАШЕ ощущение, переживание, проживание жизни, присутствие в жизни, эмо, мент, физ включённость в жизнь была связана/становилась связана с одним/ограниченным числом источников 
  • МЫ соглашались, могли в высокой степени/полностью включаться в протекающую прямо сейчас жизнь, эмо, мент включаться в неё, проживать, переживать её только при организации, наличии опр условий, обстоятельств, в присутствии конкретных людей, типажей 
  • Всё остальное время жизни МЫ проводили в ожидании наступления этих благоприятных возможностей, обстоятельств, людей, типажей 
  • У НАС возникала физическая зависимость/потребность от другого человека, существа/ритуального времяпрепровождения/какого-то действия/чего-либо ещё 
  • У НАС возникала эмо зависимость/потребность от другого человека, существа/ритуального времяпрепровождения/какого-то действия/чего-либо ещё 
  • У НАС возникала ментальная зависимость/потребность от другого человека, существа/ритуального времяпрепровождения/какого-то действия/чего-либо ещё 
  • У НАС возникала энергетическая зависимость/потребность от другого человека, существа/ритуального времяпрепровождения/какого-то действия/чего-либо ещё 
  • У НАС возникала непонятная НАМ, пугающая, страшащая НАС зависимость/потребность от другого человека, существа/ритуального времяпрепровождения/какого-то действия/чего-либо ещё 
  • У НАС возникала необъяснимая, эфемерная, странная зависимость/потребность от другого человека, существа/ритуального времяпрепровождения/какого-то действия/чего-либо ещё 
  • У НАС возникала денежная, материальная, дай-мне, ты-всегда-мне-даёшь, только-ты-мне-и-даёшь/можешь дать, никто-кроме-тебя-мне-не-даст зависимость/потребность от другого человека, существа/ритуального времяпрепровождения/какого-то действия/чего-либо ещё 
  • аддикция является/не является неизбежным последствием употребления каких-то переживаний/воздействия каких-то стимулов, переживаний 
  • эффекты наркотиков/аддикции зависят от людей, которые их употребляют, и от условий, в которых это происходит 
  • МЫ переживали/наблюдали последствия отнятия объекта аддикции/ограничения доступа к объекту аддикции: учащенное дыхание, отсутствие аппетита, лихорадка, потливость, озноб, ринит, тошнота, рвота, понос, спазмы в животе и неугомонность вместе с летаргией 
  • МЫ ощущали/наблюдали при отнятии объекта аддикции/ограничения доступа к объекту аддикции телесный дискомфорт и дезориентацию 
  • МЫ впадали в состояние хаоса, неопределённости, все НАШИ ориентиры в жизни рушились, менялись, требовали пересмотра, создания, укрепления, выстраивания заново, когда объект аддикции утрачивался, уходил, НАШ доступ к нему ограничивался/терялся 
  • Между созданием нового и укреплением старого МЫ выбирали создание нового/укрепление старого 
  • Между создать новое и чинить, латать старое МЫ выбирали создать новое/чинить, латать старое 
  • Между создать новое и отрицать, не видеть, не осознавать потерю, ломку старого МЫ выбирали создать новое/ отрицать, не видеть, не осознавать потерю, ломку старого 
  • Наиболее ощутимый симптом отмены - мучительное чувство неблагополучия, ощущение некоей ужасной внутренней недостаточности 
  • МЫ испытывали/наблюдали ощутимый симптом отмены 
  • В результате отнятия у НАС объекта аддикции/ограничения НАШЕГО доступа к объекту аддикции МЫ переживали, проживали через, осознавая или не осознавая этого/наблюдали НАШ личностный сдвиг 
  • С отнятием объекта аддикции/ограничением НАШЕГО доступа к объекту аддикции МЫ теряли удобный буфер против реальности 
  • Толерантность, другой главный отличительный признак аддикции — это тенденция человека адаптироваться к наркотику, так что для достижения эффекта, который давала сначала небольшая доза, теперь требуется большая 
  • МЫ адаптировались к аддикции 
  • Старый объект аддикции переставал НАС устраивать, удовлетворять, оправдывать ожидания на соответствующее переживание 
  • МЫ искали, жаждали нового объекта аддикции с получением того же, из прошлого опыта переживания 
  • процесс толерантности небезграничен: аддикты/МЫ вскоре достигают верхней точки, в которой их/НАШ уровень употребления стабилизируется 
  • аддикция возникала у НАС в ответ на, под влиянием непереносимых, несоответствующих НАШИМ желаниям, фантазиям условий жизни 
  • аддикция у НАС проходила/возвращалась к НАМ 
  • МЫ хотели, были озабочены выяснением причин ухода/возвращения аддикции 
  • МЫ оказывались случайно, временно в ситуации, обстоятельствах, наиболее благоприятных для возникновения у НАС аддикции 
  • МЫ считали какие-то условия, ситуацию благоприятными для возникновения у НАС аддикции/неизбежно ведущими к возникновению у НАС аддикции 
  • МЫ считали, осознанно или бессознательно, каких-то людей, существ, объекты неизбежно ведущими к возникновению у НАС аддикции/тем, к чему МЫ непременно, без вариантов привяжемся/что НАМ наверняка, безусловно понравится, вызовёт приятные впечатления, переживания, эмоции 
  • Аддикция тонизировала НАС, придавала НАМ сил, энергии 
  • МЫ принимали, осознанно или неосознанно, регулярные дозы сильных наркотиков/испытывали влияния объектов аддикции в качестве части своей нормальной повседневной жизни 
  • МЫ впадали в зависимость не от аддикции, а от ритуала его приобретения, получения, приёма; от предварительного привыканию, подсаживанию этапа 
  • МЫ болезненно/незаметно вызревали из аддикции 
  • МЫ ждали, торопили, подгоняли время, события, НАШЕ переживание их, когда же МЫ вызреем из аддикции 
  • МЫ переживали аддикцию по эффекту плацебо 
  • МЫ переживали, испытывали аддикцию, её симптомы, только представляя себе, что имеем аддикцию 
  • Способ, которым люди реагируют на наркотик, зависит от того, что они в нем видят — каковы их ожидания — это называется их "направленностью" 
  • реакция людей на вещество определяется в той же мере тем, что они думают о веществе, как и тем, что это в действительности 
  • Когда МЫ не были уверены, что МЫ испытываем, как это назвать, Мы пытались увидеть, как действуют в подобных ситуациях другие, чтобы узнать, что НАМ следует почувствовать, как это определить, назвать 
  • Люди моделируют свою реакцию на принятое вещество по образцу реакций других людей, как в своей социальной группе, так и в обществе в целом 
  • МЫ научались переживать, осознанно или бессознательно, то, что НАМ говорили/демонстрировали, что нужно пережить, должно переживаться в подобной, такой ситуации 
  • МЫ были одержимы идеей, всё время хотели, старались улучшить, видоизменить, что-то сделать со своими отношениями с кем-то 
  • МЫ видоизменяли, улучшали, корректировали свои отношения с кем-то в фантазиях, воображении 
  • МЫ надеялись силой намерения, желания, неудовлетворения наличной ситуацией, тем, что есть видоизменить, улучшить, скорректировать НАШИ отношения с кем-то 
  • МЫ всегда, хронически были неудовлетворенны состоянием НАШИХ отношений с кем-либо 
  • МЫ привыкли к тому, что у другого хорошее настроение, принятие НАС, излучение позитива, внимания, любви, приятности на НАС, только когда МЫ что-то говорим о нём, внимаем ему, даём ему, делаем для него, обращаем внимание других на него, т.е. когда обеспечиваем ему обращённость НАШЕГО/чьего-то ещё внимания на него 
  • МЫ думали, с горечью, обидой, опустошением, неприятием, непринятием констатировали, что видимо, так всегда и со всеми, по-другому не бывает 
  • МЫ надеялись, что по-другому бывает и всё время, беспрестанно надеялись на, ожидали этого другого в этих же отношениях/или искали других отношений, в которых НАМ дадут это другое 
  • Другое в отношениях – это для НАС, когда другой делает то же самое, что МЫ для него, но уже для НАС и только для НАС, МЫ не хотим никакого взаимного обмена, МЫ хотим исключительной обращённости внимания другим и другими на НАС 
  • МЫ осуждали, не принимали себя, ненавидели себя, МЫ были себе противны, неприятны, что МЫ лицемерим, прыгаем вокруг другого, обеспечиваем ему условия, в которых он привычно НАМ даёт своё внимание, позитив, любовь, приятность 
  • Другому нужны были другие, чтобы изливать на НАС свой позитив, внимание, любовь, приятность 
  • НАШИ отношения с другим легче, приятнее, проще строились в присутствии других людей, когда был кто-то ещё 
  • МЫ думали, привыкли считать, ориентироваться, что чтобы получить внимание, любовь, позитив, приятность от другого, НАМ нужно что-то сделать, организовать, построить, сформировать события, условия 
  • МЫ старались попасть в подходящее состояние другого (оказаться под рукой), чтобы получить от него внимание, любовь, позитив, приятность 
  • МЫ привыкли организовывать условия получения НАМИ от другого/изливания его на НАС внимания, любви, позитива, приятности 
  • МЫ привыкли что-то делать, чтобы получить от другого/обеспечить его изливание на НАС внимания, любви, позитива, приятности 
  • МЫ считали, что незаслуженно получаем внимание, любовь, позитив, приятность от другого 
  • МЫ мыслили, интерпретировали, воспринимали в схеме сделать – получить за это; сделать – получить как следствие этого 
  • МЫ не могли принять, согласиться получать, подставиться под изливающиеся внимание, любовь, позитив, приятность от другого/просто в реальности просто так, без учёта НАШИХ действий, усилий, без упоминания НАС вообще 
  • НАС учили, воспитывали, обусловливали, что иметь определенные ощущения означает быть на высоте/что эти ощущения приятны 
  • Симптомы переживания имеют тенденцию к унификации внутри одного подразделения, но очень сильно различаются в разных подразделениях 
  • социальная атмосфера/атмосфера жизни не позволяла у НАС появляться/проявляться суровым симптомам отмены, поскольку их нельзя было использовать в качестве оправдания неисполнения своей работы 
  • НАША аддикция, привязанность, кто-либо, что-либо вызывали у НАС следующее: «Страдалец дрожит и перестает владеть собой; он подвержен припадкам ажитации и депрессии. У него измученный вид... Как и в случае других подобных веществ, новая доза яда приносит временное облегчение, но ценой дальнейшего страдания в будущем» 
  • Что-либо вызывало у НАС ажитацию 
  • То, что кажется опасным и неконтролируемым в одно время или в одном месте, становится естественным и удобным в других рамках 
  • НАШЕ ощущение психологической безопасности, связанное с чем-либо, кем-либо одним/конкретным не воспринималось НАМИ как аддикция, болезненная зависимость, от чего нужно бы, лучше бы отказаться 
  • НАША аддикция, привязанность к кому-либо, чему-либо совпадали с, соответствовали духу культуры, в которой МЫ жили, которая была в приоритете, фаворе 
  • НАША аддикция возникала как дань моде/у всех так/чтобы не выпадать из окружения, из общества/чтобы быть как все/усвоить общий для всех, большинства людей опыт/усвоить по умолчанию благоприятный, ценный опыт 
  • Реакция культуры на наркотик обусловлена имеющимся в ней образом этого наркотика. Если он видится таинственным и неконтролируемым, или если он символизирует уход и забвение, им будут широко злоупотреблять 
  • Там, где люди могут запросто принять наркотик, там за его применением не последует драматического личностного разложения и социального разрушения. Так же происходит и в случае, когда наркотик хорошо интегрирован в культурную жизнь 
  • У НАС был долгий устоявшийся опыт аддикции/получения опр переживания в опр условиях, с опр человеком, в опр ситуации 
  • Вера в аддикцию поощряет восприимчивость к аддикции 
  • МЫ «знали», чего ожидать от аддикции, любовной зависимости, привязанности 
  • МЫ старались предотвратить следствия, ожидаемые НАМИ, аддикции, любовной зависимости, привязанности 
  • Убедив людей, что существует такая вещь, как физиологическая зависимость, что есть наркотики, которые могут захватить контроль над разумом и телом, общество сделало для них более легким делом отдать себя во власть наркотика 
  • МЫ были уверены, обусловлены думать, верить, что любовь захватывает разум, срывает крышу, с катушек, неподконтрольна, неконтролируема, неуправляема, захватывает человека целиком и полностью, подчиняет себе, ломает, доставляет боль, невыразимые, ужасные страдания 
  • Лучше избежать любви, отношений, привязанности, чем увязнуть в них 
  • МЫ сомневались, не были уверены, не хотели, избегали занять какую-то опр позицию, иметь мнение по поводу НАШЕЙ личной компетентности вообще и способности контролировать свою судьбу в запутанном, технологически и организационно сложном мире 
  • Наркотики/любая аддикция, болезненная зависимость, привязанность были возвышены до положения силы, предположительно способной искушать, овладевать, развращать и разрушать личность без учета предшествующего поведения или состояния этой личности -- силы, имеющей эффект "всё-или-ничего" 
  • МЫ идеализировали цельность и самостоятельность индивида 
  • МЫ были особенно тяжело поражены развивающимися условиями современной жизни, которые оскорбляли НАШИ идеалы цельности, автономности, самодостаточности, индивидуальности, самостоятельности 
  • МЫ были/оказывались неспособными контролировать свою судьбу, течение жизни, происходящие в НАШЕЙ жизни события в той мере, в которой, в соответствии с НАШИМИ верованиями, идеями, МЫ должны/в состоянии это делать 
  • наркотики начали вызывать магический благоговейный страх в человеческих умах, и предполагать более далеко простирающуюся власть, чем они когда-либо имели 
  • аддикция - просто дурная привычка 
  • аддикция управляет НАМИ 
  • НАМ надо бороться с аддикцией 
  • НАМ надо победить аддикцию 
  • Как еще одна форма контроля, которая находится вне индивида, аддикция/любовь/привязанность к другому возбуждали у НАС страх и вызывали оборонительную позицию 
  • Аддикция — это комплексная и широко варьирующая реакция общества на ограничение и подчинение индивидуальной души 
  • МЫ защищали, оправдывали свой страх разрушения эго, своего «Я» рационализациями, что объективно плохо, есть что-то лучшее, чем аддикция, зависимость, привязанность к другому 
  • От погружения, всплеска, выплеска любви МЫ спасались, защищали своё эго, своё Я предостережением себя, запугиванием последствиями, рационализациями 
  • МЫ искали и находили подтверждения, что аддикция – это плохо 
  • аддикция ещё присуща нам как обществу: аддикция в смысле неуверенности в нашей собственной силе и власти, вместе с потребностью найти козлов отпущения в случае сомнений 
  • МЫ думали об аддикции с точки зрения пользы, которую она НАМ приносит, даёт 
  • наркотик порождает психическую зависимость — всё равно что сказать, что некоторые люди имеют причины регулярно делать что-то, что ты осуждаешь 
  • зависимость, привязанность, привязчивость, аддикция – свойство людей/человеческого ума 
  • аддикция у НАС тормозила рефлексы и чувствительность к внешней стимуляции 
  • аддикция отделяла НАС от болезненных чувств, уменьшая осознание физического и эмоционального дискомфорта 
  • МЫ переживали "ситуацию тотального влечения" - НАШ аппетит и сексуальность подавлены, и НАША мотивация к достижению - или чувство вины за недостижение — также исчезает 
  • Аддикция стирала НАШИ воспоминания и беспокойство по поводу неразрешённых вопросов, редуцируя жизнь до единственного стремления 
  • Не само по себе получение объекта аддикции, переживания, с ним связанного порождало у НАС экстаз, удовольствие, удовлетворение, а объект, переживание были желанны потому, что приносили долгожданное облегчение от других ощущений и чувств, которые аддикт/МЫ находили неприятными 
  • Аддикция заменяла НАМ, замещала у НАС неприятные переживания, ощущения, чувства, мысли, эмоции, состояния 
  • Аддикция давала НАМ притупление чувствительности, успокаивающее чувство, что всё хорошо 
  • Аддикты же тотально зависят от такого переживания потому, что оно придает их жизни структуру и безопасность, по меньшей мере субъективную, защищая их от давления нового и требований жизни. Вот к чему они имеют аддикцию 
  • Крайняя степень синдрома отнятия: Другими словами, когда аддикт находится под действием наркотика и чувствует облегчение от своих проблем, он менее способен иметь с ними дело, и, таким образом, становится менее подготовленным для конфронтации с ними, чем он был до этого. И конечно, когда он лишен ощущений, даваемых ему наркотиком, он чувствует себя напуганным и дезориентированным, что осложняет его реакцию на физические симптомы, которые неизменно вызывает прекращение приема наркотика 
  • образ себя у НАС базировался на представлениях, полученных в условиях особого восприятия и интенсивного переживания, обеспечиваемого регулярным приёмом «объекта аддикции» 
  • МЫ строили своё восприятие НАС, НАШЕГО «Я», где Я, кто Я – в состоянии аддикции 
  • Состоянии аддикции улетучивалось – и МЫ теряли себя, своё место во времени-пространстве, определение, чувствование себя 
  • возбуждение нервной системы наркотиком-стимулятором служит привычному потребителю защитой от эмоционального воздействия внешних событий. Таким образом он скрывает напряжение, причиной которого является взаимодействие с окружением, и воспроизводит неизменное постоянство каждого ощущения на своем месте 
  • в то время как курильщики вообще более тревожны, чем некурящие, они чувствуют себя более спокойными, когда курят 
  • Первичное действие стимулятора — дать человеку иллюзию энергизации посредством освобождения накопленной энергии для ее немедленного использования. Поскольку ее затраты не возмещаются, хронический потребитель стимуляторов живет на заимствованной энергии 
  • Так же, как и потребитель героина, он ничего не делает для того, чтобы создать или восполнить свои основные ресурсы. Его истинное физическое или эмоциональное состояние спрятано от него самого за искусственной приподнятостью, получаемой от наркотика. Если наркотик отнять, он переживает полностью и сразу свое актуальное положение — теперь уже это истощение - и чувствует себя совершенно разваленным. 
  • Человек/МЫ снова и снова ищет искусственного ощущения, будь то сонливость или оживление, которое не обеспечено органическим балансом всей его жизни как целого. Возможность его достижения скрывает от него тот факт, что мир его психологического восприятия становится все более удаленным от реального состояния его тела или его жизни. Когда прием прекращается, аддикт начинает болезненно осознавать противоречие, с которым он теперь должен как-то обходиться без защиты. Это - аддикция, будь то общественно приемлемая или та, последствия которой осложняются еще и социальным неодобрением 
  • и стимуляторы, и депрессанты имеют последействие, которое разрушает те непосредственные ощущения, которые вызывают вещества 
  • большинство ощущений сопровождаются последействием противоположного характера. Если изначальное ощущение неприятно, последействие приятно, как чувство облегчения, когда проходит боль. При повторяющемся действии интенсивность последействия растет, пока не станет доминантой почти с самого начала, нейтрализуя даже непосредственный эффект собственно стимула 
  • позитивное последействие одолевает изначально негативную стимуляцию 
  • негативное последействие одолевает изначально позитивную стимуляцию 
  • человек повторно ищет тот вид стимуляции, который является интенсивно приятным. Но с течением времени он обнаруживает, что ему нужно этого больше, поскольку наслаждается он меньше. Любовника больше не возбуждает так сильно его партнер, но он становится все более зависимым от комфорта продолжающегося присутствия партнера рядом, и все менее способен выносить сепарацию. В этом случае негативное последействие побеждает изначально позитивную стимуляцию 
  • МЫ увязали в однажды случившемся позитивном опыте 
  • Мы надеялись, что негативного последействия не наступит, что для НАС будет сделано исключение и позитивная стимуляция будет длиться и длиться и продолжать оцениваться НАМИ как позитивная, МЫ не будем чувствовать негатива 
  • МЫ чувствовали, подавляли осознание, чувствование, боялись подступающей скуки в отношениях 

  • МЫ ограничивали свой опыт утешительными, но неестественными и приводящими к истощению отношениями 
  • МЫ не замечали/запутывались/увязали/думали, что не бывает лучше, что нужно принимать всё так, как есть, что какая разница как оно всё идёт, есть, что будь как будет/искали-находили плюсы, положительные стороны, -- что МЫ ограничиваем свой опыт утешительными, но неестественными и приводящими к истощению отношениями 
  • МЫ не считали/считали свои отношениями с кем-то неестественными, ограничивающими, стопорящими НАС, НАШЕ развитие 
  • МЫ думали, клеймили себя как слишком придирчивых в отношениях, к партнёру по отношениям 
  • МЫ думали, что МЫ слишком многого хотим в отношениях, поэтому, конечно, ничего этого/вообще ничего не получим 
  • НАШИ отношения были чем-то внешним по отношению к НАМ 
  • МЫ были очень разными, совсем на себя не похожими в отношениях 
  • НАС пугало, огорчало, что МЫ какие-то неестественные, не такие, непривычные самим себе в отношениях с кем-то 
  • НАС пугало, огорчало, что МЫ не можем быть самими собой в отношениях 
  • МЫ всё время во что-то играли в отношениях 
  • МЫ проигрывали в отношениях свой идеальный образ себя, ситуации отношений, партнёра по отношениям 
  • Отношения для НАС – это картинка из фильмов, книг, увиденного, как-то воспринятого НАМИ в жизни 
  • Чужие отношения занимали НАС больше, чем НАШИ собственные 
  • В отношениях для НАС было важно сохранить, всегда иметь поле для воображения, фантазии, чтобы была некоторая отстранённость, отделённость НАШИХ отношений от жизни, реальности 
  • МЫ проецировали на НАШИ отношения свои фантазии как на экран в кино 
  • НАШИ отношения – это продолжения НАШИХ любимых, произвёдших на НАС впечатление фильмов, книг, чьих-то историй отношений 
  • МЫ не видели, НАС не интересовало, НАМ не хотелось видеть, знать, понимать реальность НАШИХ отношений, как всё обстоит на самом деле 
  • МЫ говорили себе, убеждали себя, что нет никаких «на самом деле», «объективно», «в реальности» 
  • МЫ говорили себе, убеждали себя, что всё субъективно, зависит от НАШЕЙ точки зрения, НАШЕГО взгляда, состояния НАШЕГО восприятия 
  • МЫ проецировали на чужие отношения свои фантазии как на экран в кино 
  • Чужие отношения были для НАС продолжением НАШИХ любимых, понравившихся НАМ фильмов, книг, как бы НАМ хотелось, чтобы было 
  • Копание в чужих отношениях, фантазии на этот счёт давали НАМ необходимое количество эмоций, впечатлений, иллюзию НАШЕГО присутствия, участия в жизни, в отношениях, взаимодействиях с другими людьми 
  • Всё, что люди используют для уменьшения сознательности, может быть объектом аддиктивного злоупотребления 
  • МЫ принимали аддикцию за чью-то чужую проблему 
  • МЫ считали, что аддикция с НАМИ невозможна, не может случиться, произойти, МЫ сможем быстро от неё избавиться, подавить её, освободиться от неё 
  • МЫ замечали, констатировали аддиктивные отношения у кого-то 
  • НАС пугало, что МЫ можем и не заметить, не обращать внимания, не понять, что МЫ в аддиктивных отношениях, впали в аддикцию 
  • НАС пугало, что МЫ ничего не сможем поделать, вырваться, освободиться от аддикиции 
  • МЫ пытались, стремились подстраховать себя от опасности возникновения у НАС аддикции 
  • Мы любые отношения трактовали как аддикцию, видели в них элемент аддикции и боялись её возрастания, расширения, поглощения НАС, НАШЕГО здравого смысла 
  • Психологические проблемы аддиктов существуют до начала аддикции 
  • НАШ инстинкт саморазрушения, деструкции, самоуничтожения, саморазрушения способствовал формированию у НАС аддикиции, её укреплению, росту в НАС 
  • МЫ не могли себе даже вообразить, представить, как это – жизнь без аддикции, без болезненной привязанности, зависимости от кого-то/чего-то 
  • Аддикция была для Нас привычна 
  • У Нас создавалась иллюзия, убеждение, надежда, что МЫ примирились, адаптировались к НАШЕЙ аддикции, теперь сможем с ней нормально жить 
  • МЫ считали жизнь без аддикции невозможной, вопреки природе вещей 
  • МЫ считали, что главное – найти созависимый, в такой же степени или больше/меньше зависимый объект 
  • Аддикция НАС разрушала, а МЫ трактовали, считали, что она уничтожает НАШЕ эго и хороша, полезна для НАС 
  • МЫ были открыты, расположены, доступны, внушаемы для аддикции 
  • МЫ были настроены на аддикцию, только и ждали, как бы к чему-то\кому-то болезненно, сильно привязаться. Впасть в зависимость от этого 
  • МЫ плохо контролировали выражение НАШИХ инстинктивных потребностей 
  • В НАШЕМ идеальном образе себя, как должно быть – НАМ всё нравилось, всё было хорошо, везде, во всём сплошные плюсы, всё НАС устраивало, МЫ не могли негодовать, быть недовольными, злиться, протестовать 
  • МЫ думали, относились так, что «не принимать» и «не нравится, не устраивает» - это одно и то же 
  • МЫ думали, что если МЫ признаем, что НАМ не нравится, НАС не устраивает – это МЫ признаем, что не принимаем, отвергаем, отталкиваем, отрицаем 
  • МЫ считали, что это неправильно, плохо, нельзя не признавать, не принимать, отвергать, отталкивать, отрицать 
  • МЫ больше/меньше зависели от внешней стимуляции, чем от собственных ментальных/эмоциональных/энергетических/физических процессов 
  • В НАШЕМ образе себя МЫ больше/меньше зависели от внешней стимуляции, чем от собственных ментальных/эмоциональных/энергетических/физических процессов 
  • МЫ верили, ориентировались на то, что то, что НАМ дадут, - непременно НАМ поможет, должно помочь 
  • МЫ были податливы, доверчивы, неуверенны в себе 
  • МЫ пытались справиться с вызовами и проблемами взросления, взрослости с помощью аддикиции, привязанности, зависимости 
  • Аддикция давала НАМ возможность избежать, замаскировать, отложить выражение потребностей и принятие решений, касающихся секса, агрессии, призвания, финансовой независимости, поддержки других 
  • МЫ не хотели определяться, что НАМ нужно, чего МЫ хотим, куда МЫ идём, как и что НАМ сделать, чтобы получить, добиться, взять, не хотели принимать одностороннюю, определённую позицию по какому-то вопросу, особенно своего движения, направления, - и МЫ придумывали себе, создавали себе, укрепляли в себе, подкармливали в себе, взращивали в себе, делали сильнее, вживались в болезненную аддикцию 
  • МЫ предпочитали решать, псевдорешать привычные, давнишние проблемы, чем смотреть, признавать, видеть, что-то делать с реально существующими, наличными 
  • Аддикция казалась НАМ самой важной из НАШИХ проблем 
  • Статус аддикта в собственных/чьих-то глазах позволял НАМ избежать принятия многих решений, решения многих проблем, снять с себя/избежать ответственности 
  • МЫ предвидели, предчувствовали, от чего/кого впадём в аддикцию 
  • Недостаток уверенности в себе и связанная с этим потребность в зависимости определяет паттерн аддикции 
  • МЫ считали, что разрешили свою проблему аддикции 
  • МЫ решали проблему своей аддикции, отказывая/отказав себе в доступе к объекту аддикции 
  • МЫ решали проблему аддикции, заменив объект аддикции/вид аддикции/переназвав ту же аддикцию/симптомы аддикции 
  • МЫ решали проблему аддикции, отвлекаясь на приобретение, завладение, гонку за чем-либо, накопление чего-либо 
  • МЫ решали проблему аддикции, находясь/стремясь находиться всё время в действии, в деятельности, в активности, в движении, в получении, в новизне впечатлений, стимулов 
  • МЫ боялись не успеть то, то и то – и отвлекались от проблемы аддикции 
  • МЫ говорили себе, что страдать от аддикции нелогично, МЫ же этого не хотим – и считали, что так, из головы, решили проблему своей аддикции 
  • МЫ считали, что достаточно НАМ сказать, что нет у НАС никакой аддикции/она прошла – и её не будет, как не бывало 
  • МЫ убеждали себя, думали, что обманываем себя, что у НАС есть аддикция 
  • МЫ решали проблему аддикции, фантазируя, представляя себе какую-то свою жизнь, в которой проблема аддикции не встаёт, даже не поднимается 
  • МЫ решали проблему аддикции в воображении, в фантазиях 
  • МЫ решали проблему аддикции, находя эмо ресурсы, силы для взросления, вырастания из аддикции 
  • МЫ прикладывали много усилий, насилия над собой, напряжения, чтобы решить проблему аддикции 
  • НАШЕ решение проблемы аддикции сводилось к подавлению, вытеснению, сдерживанию осознавания у себя аддикции 
  • МЫ никак не решали свою проблему аддикции 
  • Аддикция возвращалась к НАМ – и НАМ было жаль потраченного времени, ресурсов, сил на решение этой проблемы 
  • Проблема аддикция никак у НАС не решалась 
  • МЫ неискренне были заинтересованы, ориентированы, сосредоточены на решении проблемы своей аддикции 
  • МЫ имитировали для себя/других, что решаем, пытаемся, заинтересованы. Стремимся решить проблему своей аддикции 
  • МЫ подавляли, не выпускали, не допускали, блокировали, сдерживали любые явные проявления НАШЕЙ аддикции, особенно по отношению непосредственно к объекту аддикции 
  • МЫ считали всё (все/любые свои мысли, идеи, возникающие образы, желания, решения, планы, фантазии, слова, поведение, эмоции), связанное с объектом аддикции, – подтверждениями/проявлениями/явными признаками НАШЕЙ аддикции 
  • МЫ были обеспокоены, боялись выдать, что аддиктивно привязаны к объекту 
  • МЫ и хотели/и не хотели, чтобы объект НАШЕЙ аддикции знал об этом 
  • МЫ надеялись, хотели, чтобы сам объект аддикции решил НАШУ проблему аддикции 
  • МЫ считали, что только сам объект аддикции может, в состоянии, способен решить НАШУ проблему аддикции от него 
  • МЫ считали, ощущали объект НАШЕЙ аддикции виноватым/ответственным за НАШУ аддикцию 
  • МЫ считали, что только непосредственное взаимодействие, отношения, пересечения в реальности с объектом НАШЕЙ аддикции помогут НАМ/могут решить проблему НАШЕЙ аддикции 
  • МЫ старались решить (считая, что это невозможно, не веря в успех, возможность этого таким путём) проблему НАШЕЙ аддикции в голове, «не выходя из дому», обязательное условие – не сталкиваясь, не взаимодействуя, не пересекаясь с объектом НАШЕЙ аддикции в реальности 
  • МЫ считали, что просто не имеем права общаться, встречаться, взаимодействовать с объектом НАШЕЙ аддикции пока не избавимся от неё, не решим эту проблему сами, одни, без него 
  • МЫ избегали контактирования в действительности любым образом (и в то же время считали, что без этого реального контактирования не справимся, НАМ ничего не решить) с объектом НАШЕЙ аддикции до разрешения проблемы НАШЕЙ аддикции к нему 
  • МЫ компенсировали отсутствие реального контактирования с объектом НАШЕЙ аддикции контактированием с ним в фантазиях, воображении, воспоминаниях, приукрашенных, видоизменённых воспоминаниях, «как могло бы быть» 
  • МЫ считали, что не можем/не сможем эффективно, нормально, естественно, адекватно, сообразно реальности общаться, взаимодействовать с объектом НАШЕЙ аддикции/с похожим на него типажом/вообще с людьми до тех пор, пока не избавимся от НАШЕЙ аддикции, не решим проблему НАШЕЙ аддикции 
  • МЫ воспринимали, считали, что «решить проблему НАШЕЙ аддикции» - это «избавиться от проблемы, чтобы она исчезла, насильственно её уничтожить» 
  • Аддикция занимала важное/определённое место в НАШЕЙ жизни 
  • Аддикция входила как часть в ритуализированное НАШЕ проведение дня, времени 
  • У НАС была потребность компенсировать недостаток более существенных способов реализации 
  • МЫ обучались, тренировались в некомпетентности 
  • МЫ пытались найти/ждали, надеялись, хотели, чтобы сама нашлась – осмысленная, устойчивая активность/деятельность, вокруг которой МЫ могли бы, надеялись, что сама собой выстроится НАША жизнь 
  • Жизнь аддикта представляет собой занятие, которое может стать основой/иллюзией полного существования: суета, поиск денег/возможностей/средств/сил/ресурсов, обеспечение связи и поддержание запаса, уход от наказания/неприятных последствий, исполнение ритуалов приготовления и приёма объекта аддикции 
  • МЫ неосознанно/осознанно сформировали круг эмоций относительно объекта аддикции: надежда получить, завладеть, интерес, любопытство, жажда, стремление, обострение органов чувств, восприятия, внимательность, приподнятость настроения, ожидание награды, идеального, совершенного, лучшего будущего, ориентация в такое будущее, разочарование, обида, гнев, негодование, горькие чувства, ощущение несправедливости по отношению к НАМ и др. 
  • МЫ постоянно варились в этом круге эмоций относительно объекта аддикции 
  • НАМ нравилась, НАС привлекала, затягивала сила эмоций, которые МЫ испытывали относительно объекта аддикции 
  • МЫ считали свою аддикцию никак не связанной с реальностью, действительностью 
  • МЫ давали себе волю, отпускали себя более-менее в силе проявлений, чувствования эмоций относительно объекта аддикции 
  • МЫ считали свою аддикцию только игрой, ничем серьёзным, уж точно не связанной, не влияющей на настоящего, реального объекта аддикции 
  • МЫ думали, что МЫ играемся с образом, прототипом реального человека – объектом НАШЕЙ аддикции 
  • МЫ вели заместительный образ жизни, т.е. замещали-забивали чем угодно само пространство жизни 
  • МЫ занимали, реализовывали защитную позицию по отношению к миру 
  • Аддикты пессимистично смотрят на жизнь и озабочены ее негативными и опасными аспектами 
  • Аддикты/МЫ эмоционально отстранены от людей и способны смотреть на других только как на объекты эксплуатации. 
  • Аддиктам/НАМ не хватает уверенности в себе и мотивации к позитивной активности, за исключением той, которая навязывается кем-то с позиции авторитета. 
  • Аддикты/МЫ пассивны, даже несмотря на свою манипулятивность 
  • потребность, которую они/МЫ ощущали наиболее сильно - это потребность в предсказуемом удовлетворении 
  • НАС вела, определяла НАШЕ восприятие, видение, отношение, мнение, поведение, интерпретацию, эмо реакцию – потребность в предсказуемом удовлетворении 
  • МЫ воображали, представляли, как из НАШЕЙ жизни исчезают объекты, стимулы, которые вызывают у НАС беспокойство, неуверенность, сомнения, неопределённость, тревогу, страх – правильно МЫ живём или нет, правильный образ жизни МЫ ведём или нет, Мы застряли на ошибочном пути, образе жизни 
  • МЫ боялись, избегали непредсказуемости 
  • НАС оберегали, опекали, защищали, охраняли от непредсказуемости 
  • МЫ привыкли, что НАС оберегают, опекают, защищают, охраняют от непредсказуемости 
  • МЫ сами рвались к непредсказуемости 
  • МЫ стремились к тому, чего боялись 
  • МЫ хотели быстрее, поскорее пережить то, чего боимся 
  • лица, предрасположенные к наркотической аддикции, не разрешили свои детские конфликты, касающиеся автономии и зависимости, чтобы развиться в зрелую личность 
  • если МЫ имели, получали лёгкий доступ к объекту аддикции, то НАШЕ употребление, аддикция оставались, удерживались НАМИ под контролем 
  • Большинству врачей, употреблявших наркотик, возможность противостоять его доминированию давал тот простой факт, что они должны регулировать потребление с учетом действия, которое наркотик оказывает на исполнение ими своих обязанностей 
  • МЫ были вынуждены регулировать потребление аддикционного объекта, учитывать его свободную волю, желание быть с НАМИ, его образ жизни, его возможности уделить НАМ время, внимание 
  • МЫ были вынуждены регулировать потребление аддикционного объекта, учитывать, иметь в виду свои какие-то другие обязанности, договорённости, дела, потребности 
  • обширность и разнообразие социальных связей человека являются критическим моментом при определении того, станет он контролируемым или компульсивным потребителем наркотиков 
  • МЫ контролируемо/компульсивно потребляли аддикционный объект 
  • Если человек знаком с другими, которые наркотик не употребляют, он вряд ли будет захвачен им полностью 
  • МЫ были полностью захвачены ритуалом, процессом НАШЕЙ аддикции, аддикционным объектом 
  • контролируемое потребление зависит от того, имеется ли у потребителя особый обычай, который диктует, когда он получит наркотик, с тем чтобы существовали только некоторые особые ситуации, в которых он считает это уместным, а другие такие, как работа или школа — исключали бы употребление. 
  • контролируемый потребитель отличается от аддикта способом, которым наркотики вписаны в целостный контекст его жизни 
  • в целостном контексте НАШЕЙ жизни аддикция/аддикционный объект занимали периферийное/центральное место/положение 
  • аддикция - это паттерн употребления наркотика, встречающийся у людей, которых мало что привязывает к жизни 
  • Испытывая недостаток глубинной направленности, находя мало вещей, которые могут занять или мотивировать НАС, МЫ не имели ничего, что могло бы конкурировать с эффектом наркотика для получения власти над НАМИ, НАШЕЙ жизнью 
  • Аддикция вносила ошеломляющей, значительный, определяющий вклад в НАШУ жизнь 
  • МЫ испытывали/не испытывали вовлеченность и удовлетворение в других областях, кроме аддикции 
  • Случайный потребитель может нуждаться в облегчении или просто использовать наркотик для специфического позитивного эффекта 
  • Аддикция – это ограничения и повторения 
  • МЫ стремились к ограничениям и повторениям 
  • оценка людьми власти наркотика над собой отражает их оценку своих собственных сил и слабостей. 
  • МЫ верили, что можем быть затоплены и подавлены переживанием, и в то же время стремились к нему 
  • Аддикту недостает желания или уверенности в своей способности — независимо вступить в схватку с жизнью 
  • МЫ страстно желали положиться на что-то/на кого-то 
  • МЫ вручали себя, хотели, старались, намеревались вручить себя большим силам, чем МЫ сами, чем есть у НАС, вблизи НАС 
  • МЫ приучены дома в детстве к принятию и использованию роли больного 
  • готовность к подчинению — лейтмотив аддикции 
  • Не веря в собственную адекватность, испытывая ужас перед жизненными вызовами, аддикт приветствует внешний контроль как идеальное состояние дел 
  • аддикция существует, когда привязанность человека к ощущению, объекту или другому человеку такова, что уменьшает его оценку других вещей в его окружении или в нем самом (и способность обращаться с ними), так что он становится во все возрастающей степени зависимым от этого переживания, как от своего единственного источника удовлетворения 
  • Субъект будет предрасположен к аддикции в той степени, в какой не сможет установить осмысленные отношения со своим окружением в целом, и, таким образом, не сможет вести полностью развитую жизнь. В этом случае он будет склонен к бездумному погружению во что-то внешнее по отношению к себе, и эта склонность растет с каждой новой встречей с аддиктивным объектом 
  • Человек, ставший аддиктом, не научился совершать того, что сам мог бы счесть стоящим, или просто наслаждаться жизнью. Ощущая свою неспособность совершить действие, которое он находил бы осмысленным, он, естественно, отворачивается от любых возможностей сделать это. Отсутствие самоуважения является причиной этого пессимизма. Результатом низкой самооценки аддикта является также его вера в то, что он не может остаться один, что ему нужно иметь внешнюю поддержку, чтобы выжить. Таким образом, его жизнь становится серией зависимостей, как одобряемых (таких, как семья, школа или работа), так и неодобряемых (как наркотики, тюрьмы или психлечебницы) 
  • Аддикт встревожен перед лицом мира, которого боится, и чувствует себя несчастным. Стараясь избежать ужасного осознавания своей жизни и не имея постоянной цели, ради которой стоило бы сдерживать свое стремление к бессознательности, аддикт приветствует забвение. Он находит его в любом переживании, которое может на время отдалить его от болезненного осознания себя и своей ситуации 
  • Отворачиваясь от своего мира к аддиктивному объекту, который аддикт оценивает всё выше за его безопасный, предсказуемый эффект, аддикт перестает справляться с миром. Становясь все более увлеченным наркотическим или другим аддиктивным переживанием, он становится все менее и менее способен иметь дело с тревогами и неопределенностью, которые в первую очередь довели его до этого. Он это понимает, а то, что было призвано служить для спасения - интоксикация - только усугубляет его сомнения в себе. Когда человек, реагируя на свою тревогу, делает что-то, к чему сам не чувствует уважения (напивается или переедает), то его отвращение к себе приводит к новому возрастанию тревоги. В результате, и теперь уже имея дело с более мрачной ситуацией, он даже больше нуждается в утешении, которое предлагает ему аддиктивное переживание. Таков аддиктивный цикл. 
  • В конце концов, аддикт становится тотально зависимым от аддикции в своем удовлетворении жизнью, и ничто другое не может его заинтересовать. Он оставил надежду управлять своим существованием; забвение - единственная цель, которую он способен от всего сердца преследовать 
  • Симптомы отнятия возникают потому; что человек не может быть лишен своего единственного источника удовлетворения в мире — мире, от которого он все больше отчуждается - без соответствующей травмы. Проблемы, с которыми он изначально столкнулся, теперь увеличились, и он привык постоянно убаюкивать свое осознавание. В этой точке ужасающего нового столкновения с миром, худшего, чем все предыдущие, он сделает все возможное, чтобы сохранить свою защищенность. Это — осложнение аддиктивного процесса 
  • Опять в игру вступает низкая самооценка аддикта. Она породила его чувство беспомощности не только против остального мира, но также и против аддиктивного объекта, так что он теперь верит, что не может ни жить без него, ни освободиться от его хватки. Это естественный конец для того, кто тренировался в беспомощности всю свою жизнь 
  • существуют аддиктивные и неаддиктивные способы делать что-либо вообще 
  • Когда человек сильно предрасположен к аддикции, всё, что бы он ни делал, может соответствовать аддиктивному психологическому паттерну. Пока он не будет иметь дела со своими слабостями, его величайшие эмоциональные увлечения будут аддиктивными, и его жизнь будет состоять из ряда аддикции 
  • Мерой здоровья является гибкость, свобода учиться на опыте, свобода изменяться вместе с изменением внутренних и внешних обстоятельств... свобода отвечать соответствующим образом на стимулы в виде наград и наказаний, и особенно свобода остановиться, когда сыт 
  • Если человек не может остановиться после того, как насытился, если он не может насытиться, то он — аддикт. 
  • Страх и чувство неадекватности заставляют аддикта искать скорее постоянства стимуляции и окружения, чем риска и опасностей нового или непредсказуемого опыта. 
  • Психологическая безопасность — это то, чего он хочет больше всего. Он ищет ее вне себя, пока не обнаружит, что аддиктивное переживание - полностью предсказуемое. В этом пункте насыщение невозможно — потому что это подобие ощущения, к которому он стремится. По мере развития аддикции всё, новое и любое изменение становятся тем, что он ещё менее способен выносить 
  • Мотив чего-то достичь связан с позитивным желанием выполнить задание и с удовлетворением, которое человек получает от того, что успешно завершил его. 
  • Противоположность мотивации достижения - то, что называется "страхом неудачи". 
  • Это подход, который заставляет человека реагировать на вызов скорее тревогой, чем позитивным ожиданием. Это случается из-за того, что человек не рассматривает новую ситуацию как возможность для исследования, удовлетворения или достижения. Для него она только содержит угрозу позора неудачи, которая, как он верит, очень вероятна. 
  • Человек с сильным страхом провала избегает любых новых вещей, консервативен и склонен сводить жизнь к безопасной рутине и ритуалам 
  • Фундаментальное отличие здесь — и в аддикции тоже — это разница между желанием роста и нового опыта и желанием застоя и незатронутости 
  • Где жизнь кажется бременем, полным неприятной и бесполезной борьбы, там аддикция — способ капитуляции. 
  • Разница между аддиктом и неаддиктом — это разница между восприятием мира как своей сцены или как своей тюрьмы 
  • занятие необязательно аддиктивно, если оно сильно поглощает субъекта 
  • Аддикция отмечена интенсивностью потребности, которая одна мотивирует человека подвергать себя повторно примитивнейшим ощущениям, прежде всего эффектам интоксикации 
  • Аддикт хочет только сохранить ясную и определенную рутину 
  • Когда мужчина или женщина работает исключительно для того, чтобы скорее увериться в том, что работает, чем имея позитивное желание сделать что-то, тогда занятие работой для такого человека компульсивно, это так называемый синдром работоголика 
  • Такого человека не заботит то, что продукты его усилий, все другие сопутствующие обстоятельства и результаты того, что он делает, могут быть бессмысленными или вредными 
  • Аддикту трудно почувствовать, что он сделал что-то ценное, хотя он лихорадочно работает для достижения своей цели 
  • попытка отделить одно занятие от остальной жизни ведет к аддикции 
  • Способность извлекать позитивное чувство наслаждения из чего-то, делать нечто, потому что оно приносит радость — это, фактически, принципиальный критерий неаддиктивности 
  • МЫ были настроены на «извлекать», «что-то делать, воздействовать, вмешиваться, влиять» для получения, испытывания наслаждения, удовольствия, удовлетворения 
  • аддикт приходит к принятию аддиктивного объекта в качестве чего-то, необходимого для своего психологического выживания – процесс толерантности 
  • исключительная тяга к чему-то сопровождается потерей разборчивости по отношению к объекту, который эту тягу удовлетворяет 
  • На ранних стадиях отношений аддикта с веществом/существом он мог желать особого качества приносимого им переживания. Он надеется на определенную реакцию и, если она не наступает, не удовлетворен. Но после определенной точки аддикт уже не может отличить хорошую от плохой версии такого переживания. Все, о чем он заботится — это что он хочет чего-то и добивается этого. 
  • Поскольку ощущения аддикта — лишь подражание базисному переживанию, к которому стремится аддикт, он не осознает вариаций в своем окружении (и даже в самом аддиктивном ощущении), пока определенный ключевой стимул гарантированно присутствует 
  • Аддикция, будучи избеганием реальности, равносильна подмене личной системы смыслов и ценностей публично принятыми стандартами 
  • МЫ поддерживали отчуждённый взгляд на мир 
  • Существует разрыв между обычной реальностью и реальностью аддикта, этот разрыв делает каждую из них отрицанием другой 
  • Участвовать в одной значит отвергать другую 
  • Чтобы понять, оценить, объяснить себе, оправдать своё поведение, действия, эмоции, чувства, слова, поступки в состоянии аддикции, аддикт хочет, стремится, считает нужным, единственно возможным путём – снова войти в состояние аддикции 
  • Аддикт не понимает, что, как, почему он чувствовал, вёл себя, думал, говорил в состоянии аддикции, когда это состояние сменяется на другую реальность 

  • МЫ нуждались в поддержке, в разделении НАШЕГО искажённого, одностороннего, однобокого взгляда на мир другими, созависимыми, с той же, такой же аддикцией 
  • МЫ объединялись, стремились примкнуть к разделяющим НАШИ взгляды, с той же, схожей аддикцией 
  • группирование аддиктов не основывается на истинных человеческих чувствах, на признании и понимании; другие члены группы сами по себе не являются объектом интереса аддикта. Скорее, его интересует его собственная аддикция, и те из других людей, которые могут выносить ее и даже помогать ему в чем-то, просто являются дополнением к его единственному занятию в жизни. 
  • Любовники радостно не замечают того, каким отличным от других и своеобразным становится их поведение при создании ими своего отдельного мира, пока не наступает время, когда они могут быть вынуждены вернуться в реальность 
  • приватное сообщество межличностного аддикта организовано вокруг отношений как единственной ценности 
  • аддиктивные любовные отношения — самая тесная группа из всех возможных. Ты "свой" сейчас только для одного человека — или навеки для одного человека 
+7
11:49
1468
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...