Любовь и зависимость 2

Аспекты
Время чтения:
48 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
  • МЫ росли/были невнимательными к другим 
  • Общая невежливость как истинная сущность любви 
  • МЫ считали, убеждали себя, что другие не должны НАС заботить, другие сами о себе позаботятся, если им что-то нужно вообще/от НАС – они так и скажут 
  • МЫ считали, убеждали себя, что НАМ незачем быть внимательными, настороженными, пытаться предупредить просьбу, потребность, желание другого 
  • МЫ хотели, чтобы другие были повышенно, преувеличенно внимательны к НАМ, настороженны, пытались предупредить НАШУ просьбу, потребность, желание 
  • МЫ хотели, надеялись, ждали что другой угадает НАШЕ даже НАМИ неосознаваемое желание, потребность, что НАМ нужно, порадует НАС, вернёт в хорошее, даст хорошее эмо, физическое, ментальное, энергетическое, общее наличное состояние 
  • МЫ с восторгом залипли на/ НАМ понравилась, привлекла НАС, позволила многое объяснить, занять оборонительную, агрессивную, пораженческую, нападающую, противоборческую позицию/ сопротивлялись идее, что человеческие отношения могут быть психологическим эквивалентом наркотической аддикции 
  • НАШИ семейные отношения препятствовали НАШЕМУ росту, взрослению, изменению, становлению НАС, НАШЕЙ реализации, НАШЕЙ зрелости, зрелости НАШЕГО «Я», эго, НАШЕЙ самостоятельности, вырастанию 
  • МЫ заменяли романтические отношения другими видами бегства, зависимости, по крайней мере до тех пор, пока не возникали другие отношения 
  • МЫ жили периодами от отношений с другим до отношений 
  • МЫ находились в ожидании новых отношений 
  • МЫ находились в ожидании первых отношений 
  • МЫ блокировали, сдерживали, загоняли в дальние пласты психики, в бессознательное, подсознание свою потребность в отношениях 
  • Непосредственно после или непосредственно перед любовным приключением МЫ глубоко/поверхностно погружались в психологию, религию, алкоголь, наркотики или что-то подобное 
  • МЫ чередовали любовную зависимость со всеобъемлющими системами верований или социальными увлечениями 
  • МЫ чувствовали себя так ужасно, настолько не владели собой, как будто НАС реальных больше не было 
  • МЫ потеряли себя 
  • МЫ связали потерю себя с уходом другого, привычных НАМ, комфортных НАМ людей 
  • МЫ связали потерю себя с чем-то, объяснили себе как-то потерю себя, что МЫ больше не чувствуем себя «Я» 
  • Уход любви, другого, привычных, комфортных НАМ людей опустошал НАС 
  • любовь к себе может быть перенесена с собственного эго на любимый объект 
  • МЫ переносили любовь к себе, к своему «Я», Эго, созданному НАМИ образу на любимый объект 
  • Крайнее развитие этого сорта любви — это состояние, в котором эго любовника "истощено, сдалось объекту, замещено объектом как собственной самой важной составляющей" 
  • Любовь, влюблённость – отношение согласия двоих 
  • В любви МЫ искали/находили/становились/протестовали против уступчивости, скромного подчинения, отсутствия критики по отношению к другому, истощения собственной инициативы 
  • Сексуальные/любовные отношения утешали и пожирали НАС одновременно 
  • МЫ стремились ускользнуть, выскользнуть, проскочить, избежать, не заметить, не почувствовать пожирающей НАС, НАШЕ «Я» составляющей любви, отношений 
  • МЫ не соглашались на пожирающую НАС, НАШЕ «Я» составляющую любви, отношений 
  • Пожирающая, поглощающая составляющая любви, отношений отпугивала НАС, заставляла держаться подальше, выскальзывать из, прерывать, останавливаться, застревать на каком-то безопасном, подвешенном этапе/стадии любви, отношений, вообще не начинать, не участвовать, не соглашаться на них, не входить в них, не включаться, не вовлекаться, имитировать вовлечённость, НАШЕ участие 
  • МЫ были не удовлетворены собой/своей жизненной ситуацией 
  • МЫ находили/надеялись найти в аддиктивных/любовных отношениях содержательную замену довольства собой и тех усилий, которые требуются для его достижения 
  • МЫ находили, получали, ориентировали себя на найти, получить удовольствие от усилий, препятствий, трудностей на пути завязывания, построения, развития любовных отношений 
  • МЫ приходили к другому/другой приходил к НАМ, чтобы заполнить пустоту в себе/не ощущать, не зацикливаться на ощущении пустоты в себе 
  • Отношения быстро становились центром НАШЕЙ жизни, интереса 
  • Отношения предлагали НАМ утешение, которое резко контрастировало с тем, что МЫ находили в других местах 
  • МЫ обращались к отношениям всё больше и больше 
  • МЫ нуждались в отношениях, воображаемых или реальных, чтобы прожить каждый день своего наполненного стрессами и неприятностями существования 
  • МЫ считали нечестным, откровенной ложью воображать, представлять себе отношения с людьми, которые никогда не существовали в НАШЕЙ жизни 
  • МЫ предпочитали, привыкли придумывать, представлять, воображать себе отношения со знакомыми людьми, которые как бы существовали в реальности 
  • МЫ считали большой ошибкой, через внутреннее сопротивление, несогласие с самими собой, с тем, что МЫ делаем, со своей позицией – МЫ воображали, проигрывали в голове отношения с человеком, с которым у НАС на самом деле не было никаких/таких отношений в реальности//МЫ представляли себе ситуации отношений с человеком, когда его не было рядом, поблизости 
  • Когда постоянный прием чего-то настолько необходим, чтобы жизнь была переносимой, то речь идет об аддикции, как бы романтично она ни была украшена 
  • Всегда имеющаяся опасность отнятия порождала у НАС постоянную тягу 
  • МЫ приукрашивали свою аддиктивную любовь, аддиктивные отношения 
  • МЫ боялись укреплять, шлифовать своё эго 
  • МЫ предпочитали впасть в болезненное, дискомфортное состояние, чем шлифовать, укреплять своё эго 
  • МЫ считали, что если МЫ не сдаёмся в дискомфорт, переживание неприятных, болезненных эмоций, признаний, то так МЫ шлифуем, укрепляем, делаем сильнее своё эго, своё Я 
  • МЫ считали безопаснее, лучше для НАС уйти, соскользнуть в фантазии, выдуманный мир отношений, проигрывать в голове отношения постоянно, как только возникнет опасность переживания неприятной, дискомфортной, болезненной реальности 
  • МЫ соглашались, соскальзывали в фантазии, выдуманный мир отношений, чтобы не потакать, не усиливать, не укреплять, не шлифовать своё эго, своё Я 
  • Как правило, другие человеческие существа играют гораздо большую роль в стиле жизни представителя среднего класса, чем для низшего 
  • сексуальные отношения низшего класса имеют тенденцию не доходить до такой степени общности жизни 
  • МЫ чувствовали/не чувствовали/думали/не думали, что МЫ можем положиться на другого человека, существо 
  • МЫ были отчуждены от других людей, существ 
  • МЫ привыкли к своей отчуждённости от других людей, существ 
  • МЫ считали нормальным, естественным, единственно возможным вообще/для НАС – быть, чувствовать себя отчуждёнными от других людей, существ 
  • МЫ поддерживали, культивировали, взращивали в себе, считали достоинством, правильным, идеальным, совершенным образом – быть отчуждёнными, отъединёнными, отделёнными от других людей, существ 
  • НАС расстраивало, МЫ злились, раздражались, негодовали, протестовали, МЫ подавляли своё неприятие, расстройство, огорчение, раздражение, злость, негодование, протест, считали, убеждали себя, что не имеем прав высказывать претензии, негодовать, не имеем права чувствовать это, осуждать, не принимать, протестовать против того, что другой человек, существо отчуждён, отделён, отъединён от НАС, от кого-то ещё 
  • МЫ стремились, хотели, фантазировали о синтезе, интеграции, соединении, взаимопроникновении с другим 
  • Разрушительная природа НАШИХ жизненных привычек приводила лишь к фрагментарным и временным отношениям 
  • У НАС были, получались, случались только/преимущественно фрагментарные, временные, поверхностные, неглубокие, однотипные отношения 
  • МЫ были/считали себя неспособными сформировать прочные межличностные связи, отношения 
  • МЫ считали ограничением, злом, вредным, ступорением, застреванием, торможением в развитии, поиске, движении – прочные межличностные связи, отношения, их построение, поддерживание 
  • У НАС была, МЫ стремились к, организовывали, поддерживали, ограничивали себя ослабленной, нестабильной социальной сетью 
  • Обладание людьми для НАС – цель 
  • Чтобы НАМ демонстрировали, соглашались играть в НАШИ игры, поддерживали у НАС иллюзию, что МЫ обладаем ими (людьми) – НАША цель 
  • МЫ были неуверенны в собственной идентичности 
  • МЫ видели в других людях объекты для удовлетворения своих потребностей 
  • МЫ были ориентированы на те виды удовлетворения, которых можно достичь без осложняющей кооперации с другими людьми, существами 
  • МЫ были ориентированы на те виды удовлетворения, которых можно достичь только во взаимодействии, кооперации с другими людьми, существами 
  • МЫ не умели, не могли получать удовольствия, удовлетворения от того, в чём, где не были задействованы другие люди, существа, отношения, общение, взаимодействие, кооперация с ними 
  • МЫ считали, НАМ казалось чем-то нереальным, несуществующим, самообманом, иллюзией удовольствие, удовлетворение от того, в чём, где не были задействованы другие люди, существа, отношения, общение, взаимодействие, кооперация с ними 
  • В НАС воспитывали, взращивали социальную зависимость 
  • В нас воспитывали, взращивали «ты не сумеешь, не можешь, у тебя не получится, нет смысла, удовлетворения, удовольствия, даже если у тебя получится, выйдёт – без другого, без связи, кооперации, взаимодействия с другими людьми, существами» 
  • Социальная зависимость - потребность цепляться за один человеческий объект для получения любви и поддержки. Причем этот объект может даже быть не реальной личностью, а лишь концепцией личности 
  • Когда люди экономически обеспечены, но все еще ощущают большой недостаток в своей жизни, их стремления вынуждены быть более экзистенциальными, чем материальными. Именно такие стремления связываются в их базовую концепцию себя и определяют чувства относительно себя 
  • НАШИ отношения начинались, поддерживались, вертелись вокруг, держались на отчаянии, бегстве, негативном отрицании, нежелании, страхе что-то видеть, признавать, переживать, принимать, чувствовать, ощущать, воспринимать 
  • МЫ не чувствовали, что живём свою собственную жизнь, что НАША личность находится в НАШЕЙ собственной коже 
  • МЫ были отделены от своего переживания 
  • МЫ не могли извлечь из своего переживания ощущения себя как интегрированного существа 
  • МЫ не могли пережить, прочувствовать того, что происходило с НАМИ, вокруг НАС 
  • То, что происходило с НАМИ, на самом деле проходило вокруг, около НАС, но не с НАМИ 
  • Что-то заставляло, тянуло, влекло НАС компульсивно искать отношений 
  • "Онтологическая тревога" — неуверенность в самом НАШЕМ существовании 
  • У НАС отсутствовало/МЫ не ощущали, не чувствовали, не задумывались о наличии/отсутствии у НАС хорошо развитого бытийного ядра, надежного ощущения себя 
  • В отношениях МЫ пытались включить чьё-то чужое бытие внутрь себя/позволяли кому-то другому включить НАС, НАШЕ бытие. Результат этого — полностью оформившаяся аддикция, где каждый партнер тянет другого назад при любом признаке ослабления тех сил, которые держат их (НАС и партнёра) вместе 
  • МЫ чувствовали/думали, что то, что обещала НАМ жизнь, по большой части не осуществилось, и что МЫ истощили свою духовную и эмоциональную энергию 
  • МЫ пытались и не могли достичь прочного чувства своего места в мире 
  • Во время/перед/после периодов безответственности, «всё бросить и сбежать, уехать, переменить», «да катись оно всё, они все» МЫ мучались раскаянием, чувством вины, стыда, самоосуждением, самоотвержением, самонеприятием 
  • МЫ оставляли, но не покидали что-то/кого-то 
  • МЫ надеялись, убеждали себя, что НАС оставили, но не покинули/что НАС кто-то, это оставило, покинуло навсегда, никогда больше не вернётся 
  • МЫ требовали/ждали от другого самопожертвования 
  • У НАС была потребность постоянно напоминать другому о НАШЕМ присутствии 
  • МЫ считали, что любой опыт был ценным, или вообще допустимым, только если он был опосредован другим 
  • Если появляется потребность участвовать во всех аспектах жизни другого, то ее заключительной формой является полный контроль над другим, или уверенность в другом, так что один человек не существует без того, чтобы и другой также не был здесь 
  • МЫ чувствовали, ощущали себя живыми, живущими полной жизнью, думали о себе как о живых, живущих полной жизнью, только находясь под действием аддикции, любовного опьянения, отношений, объекта НАШЕЙ привязанности 
  • МЫ ощущали желание быть поглощёнными, пожранными любовью – состоянием, эмоцией; другим, объектом НАШЕЙ любви 
  • МЫ с другим ощущали, испытывали взаимную потребность при неравных отношениях 
  • Слияние без целостности 
  • В отношениях МЫ испытывали сами/на себе крайние эмоциональные реакции 
  • действия любовников (НАС и другого) по отношению друг к другу были продиктованы их (НАШИМИ и другого) собственными потребностями 
  • если один любовник не удовлетворял потребности другого, значит, он перестал существовать 
  • после прекращения отношений НАШЕ предшествующее странное поведение становилось/казалось НАМ гротескным 
  • Когда аддикт прекращает прием, он должен прекратить его совершенно. Поскольку аддикцию выбирают ради продуцируемого ею тотального переживания, она может быть приемлема эмоционально только в этой форме. Бывший аддикт не может даже представить себе меньшей, чем тотальная, связи с тем, что было его аддиктивным объектом 
  • Любовь — это противоположность межличностной аддикции 
  • Отношения любви основаны на желании расти и развиваться через их проживание, и на желании того, чтобы то же самое делал партнер. 
  • То, что положительно влияет на переживания любимого, приветствуется — частично потому, что оно обогащает любимого ради него самого, а частично потому, что это делает его более стимулирующим компаньоном по жизни. 
  • Если человек самодостаточен, он может даже принять те переживания, в связи с которыми любовник "вырастает" из него, если это то направление, которое должно принять самоосуществление любимого. 
  • Если два человека надеются полностью реализовать свой потенциал как человеческих существ — одновременно и вместе, и порознь — тогда они создают такую близость, которая включает, вместе с доверием и участием, надежду, независимость, открытость, смелость, способность рисковать и любовь 
  • МЫ уважали/НАС пугала, раздражала целостность, самодостаточность партнёра, другого в отношениях 
  • МЫ считали, что если людей двое, больше двух, есть в замкнутом помещении кто-то ещё, то непременно, по правилам хорошего тона, как должно быть, - должен начаться, состояться разговор, диалог, звучать слова, не должно быть тишины, молчания, должен быть шум, должно звучать 
  • мужчина или женщина может достичь любви только в том случае, если разовьет себя до того уровня, на котором может существовать как целостная и уверенная личность 
  • если МЫ можем существовать без другого, то МЫ можем существовать и с другим 
  • если МЫ не можем существовать без другого, то Мы не можем существовать и с другим 
  • Зрелая любовь есть единство при условии сохранения целостности, индивидуальности 
  • Зрелая любовь требует состояния напряжения, пробуждения, повышенной жизненности, которая может быть только результатом продуктивной и активной ориентации во многих других сферах жизни 
  • МЫ проявляли/не проявляли/проявляли ложную, демонстрационную, ориентированную на «привязать к НАМ, сделать зависимыми от НАС» - активную заинтересованность в жизни и росте того, кого МЫ любили 
  • пока МЫ не имеем веры в постоянство своего Я, наше чувство идентичности находится под угрозой, и МЫ становимся зависимыми от других людей, чье одобрение затем становится базисом НАШЕГО чувства идентичности 
  • МЫ переживали, осознавая или не осознавая, единство без целостности с кем-то/чем-то 
  • МЫ переживали единство с кем-то/чем-то без учёта остального мира 
  • Если человек любит только одного другого человека и безразличен к остальным, его любовь — не любовь, а симбиотическая привязанность, или расширенный эгоизм 
  • МЫ, осознавая или не осознавая, вступали в, вели, поддерживали, шли, соглашались на следующие отношения с другим человеком, существом, предметом, объектом, любым аспектом реальности, подозревали, считали, что другой ведёт с НАМИ или с кем-либо ещё следующие отношения: 
  • Симбиоз – совместная жизнь, близкое сообщество 
  • Мутуализм – отношения, полезные для обоих 
  • Комменсализм – отношения полезны для одной стороны и безразличны для второй 
  • Паразитизм - отношения, вредные для одной стороны и полезные для другой 
  • Антагонизм – один подавляет развитие второго или приводит его к гибели 
  • Антибиоз – невозможность существования одного в присутствии второго 
  • Конкуренция - антагонистические отношения, определяемые стремлением лучше и скорее достигнуть какой-либо цели по сравнению с другими членами сообщества 
  • Нейтрализм – отсутствие явного, очевидного взаимного влияния 
  • Протокооперация - форма симбиоза, при которой совместное существование выгодно, но не обязательно для сожителей 
  • Аменсализм – один претерпевает угнетение роста и развития, а второй таким испытаниям не подвержен 

  • МЫ считали лучше/хуже/допустимым/недопустимым/хорошим/плохим/правильным/неправильным/ осуждали/одобряли/отвергали/принимали/искали/хотели/избегали/находили/упускали/ испытывали вину, стыд, неприятие, осуждение себя/зарекались вступать в, начинать какой-то из следующих типов отношений: симбиоз, мутуализм, комменсализм, паразитизм, антагонизм, антибиоз, конкуренция, нейтрализм, протокооперация, аменсализм 
  • МЫ ощущали, испытывали, внушали себе наличие, отсутствие мощного, могучего стремления к межличностному слиянию 
  • МЫ считали, воспринимали любым образом информацию, что понять можно, только слившись с понимаемым 
  • два человека, страстно влекомых друг к другу, "принимают интенсивность влюбленности, это состояние "безумия" друг от друга, за доказательство интенсивности своей любви, в то время как это может доказывать только степень их предшествующего одиночества" 
  • НАШЕ предшествующее одиночество, ожидание, желание отношений накладывали зримо/незримо отпечаток, определяли особенности НАШИХ реальных отношений/их наличия/отсутствия 
  • МЫ были готовы, согласны что-то отдавать в отношениях только в обмен на получение; давать, не получая, для НАС означало быть обжуленными 
  • МЫ боялись, что если другой, партнёр узнает о НАШИХ увлечениях, интересах, делах помимо него, за рамками, за границами его, то МЫ увидим всю глупость, ненужность НАМ этого, бросим это, перестанем этим заниматься, интересоваться, увлекаться 
  • МЫ боялись, что другой, в близких, вовлечённых отношениях НАМ покажет ненужность, бессмысленность НАШЕГО существования, проведения жизни До, всего того, что МЫ делали/делаем, увлекались/увлекаемся, покажет НАМ другой взгляд, сдвинет фокус НАШЕГО видения, восприятия на обесценивание 
  • МЫ обесценивали/переоценивали то, что есть 
  • МЫ переоценивали/обесценивали то, чего не было 
  • МЫ переоценивали/обесценивали то, что было 
  • То, что могло бы быть, заменяло НАМ то, что есть, вот оно 
  • МЫ соглашались, чтобы другой рос, развивался в отношениях с НАМИ, но только чтобы лучше обслуживать НАС, НАШИ потребности 
  • МЫ всё время подсчитывали, что, сколько, как много МЫ дали/даём другому в отношениях 
  • МЫ всё время подсчитывали, что, сколько, как много/мало другой НАМ даёт/дал в отношениях 
  • НАШИ отношения – это деловые рыночные отношения, взаимообмен, кто больше приобретёт 
  • МЫ оценивали другого, принимали, допускали/отвергали, не принимали его в НАШУ жизнь по критерию, что он может НАМ дать, как в лучшую сторону изменить НАШУ жизнь, что он может внести, привлечь в НАШУ жизнь 
  • МЫ смотрели, с чем же, с каким багажом другой приходит к НАМ, в отношения с НАМИ: его карьера, семья, круг общения (чем больше новых людей он приведёт к НАМ, в НАШ круг общения, тем лучше, тем он выгоднее для НАС, нужнее НАМ) 
  • НАМ нужно было, МЫ отслеживали, чтобы другой пришёл к НАМ, в отношения с НАМИ с чем-то ещё, не только он сам 
  • НАМ было важно, чтобы другой чем-то владел до НАС, для НАС, у него было, что НАМ дать, чем с НАМИ поделиться 
  • МЫ представляли себе любовь с точки зрения отношения любовников друг к другу, в отрыве от контекста их индивидуальной жизни 
  • МЫ считали, что с наступлением, приходом, возникновением, появлением отношений, любви – индивидуальная, частная жизнь заканчивается, перестаёт существовать, теперь МЫ ни на секунду не останемся одни, в одиночестве, всё, что было и как было до этого – вычёркивается из памяти, этого как будто и не было, МЫ не сможем, не имеем права, это дурной тон и как-то неприлично, неправильно продолжать вести тот прошлый, комфортный образ жизни, МЫ должны, обязаны всё перечеркнуть и обесценить 
  • МЫ считали, что не сможем, это никому не удаётся, это противоречит самому определению, понятию, явлению любви, отношений – совместить то, что НАМ нравилось, тот образ жизни, который НАМ нравился, устраивал НАС, был для НАС комфортным до встречи, отношений с другим и после 
  • МЫ как бы теряли индивидуальную жизнь после вхождения в отношения с другим, иметь индивидуальную жизнь, её отголоски из прошлого становилось дурным тоном, неправильным, противоречащим тому, что МЫ другого любим 
  • Другой чего-то стоит (и стоимость, цена его тем выше) – если он обслуживает, удовлетворяет НАС, НАШИ потребности 
  • НАМ это казалось/не казалось чудовищным, эгоистичным 
  • Другого МЫ рассматривали как приложение, дополнение к НАМ, часть НАС, продолжение НАС 
  • НАС МЫ рассматривали/думали, были уверены, что другой НАС рассматривает, как приложение, дополнение к нему, часть его, продолжение его 
  • МЫ показывали/доказывали свою ценность другим, выбирая успешного и представительного партнёра 
  • МЫ оправдывали своё существование, подтверждали своё право на существование, осмысленность своего существования, свой рост, развитие, что они есть, идут – тем, что выбирали, стремились к зрелому, взрослому партнёру, цельному, самодостаточному, у которого было, чему МЫ хотели научиться, что Мы хотели перенять, забрать, поглотить, интегрировать в себя, скопировать для себя 
  • МЫ имели/не имели твердую уверенность в своей собственной ценности/в собственной ценности партнёра/ в убеждении партнёра в собственной/НАШЕЙ самой по себе ценности 
  • НАШИ отношения улучшали/ухудшали НАС 
  • МЫ сохраняли/теряли серьезные интересы вне отношений, включая другие значимые личные отношения 
  • НАШИ отношения были интегрированы/исключены в НАШУ жизнь в целом 
  • МЫ опускались/не опускались до собственнических чувств и ревности к росту другого и к расширению его интересов 
  • НАШ партнёр был для НАС и другом и любовником/только другом/только любовником 
  • МЫ соглашались/не соглашались/принимали/не принимали/примирялись /отвергали/протестовали, что каждые отношения вынужденно содержат некоторые элементы аддикции 
  • единственное переполняющее увлечение чем-то или кем-то одним служит для отсечения человека от жизни, закрывания его для опыта, для того, чтобы сделать его менее открытым, сильным, свободным и позитивным в его взаимодействии с миром 
  • Межличностная аддикция не обязательно должна быть чем-то, происходящим один-на-один 
  • Аддикт может сформировать последовательные или одновременные отношения: или потому, что никогда не допускает себя до серьезной вовлеченности, или потому, что не может найти партнера, который бы полностью его принимал. 
  • Во всех случаях, однако, в сердцевине аддикции находится ослабленное чувство самости. 
  • Аддикт использует отношения для того, чтобы изолировать себя от пугающего окружения. 
  • В результате этого уже изначально ослабленная самость перестает развиваться, и жизнь аддикта сжимается все больше 
  • МЫ не могли найти, не позволяли себе, не допускали себе найти кого-то, остановиться на ком-то, в отношениях с кем-то, кто бы полностью/максимально НАС принимал 
  • МЫ не достигли самозавершённости 
  • У НАС не было переживания целостности в себе самих 
  • НАШИ переживания своей целостности были связаны/МЫ связывали с другим, с чем-то/кем-то извне, внешним 
  • НАШИ переживания целостности в себе самих пугали, отпугивали НАС 
  • разделить с кем-то ощущение, переживание целостности казалось НАМ более безопасным, менее разрушительным для НАС 
  • НАШИ переживания целостности себя самих были шаткими, непредсказуемыми, быстро проходили, недолговечными, неопределёнными 
  • МЫ надеялись, что другой углубит, упорядочит, сделает более управляемыми, подконтрольными, предсказуемыми, определёнными, ясными, яркими НАШИ переживания целостности НАС самих 
  • МЫ считали, что другой, объект НАШЕЙ любви, привязанности может укрепить и обезопасить НАШУ неглубокую или фрагментированную часть 
  • выполняя стабилизирующую функцию, партнёр удерживал НАС от распространения вовне, где можно встретить других людей или столкнуться с новыми событиями 
  • По мере усиления своей неадекватности и ригидности, каждый (МЫ и партнёр) вынужден еще больше повисать на другом 
  • МЫ с партнёром тянули друг друга во все более закрытые, изолированные и взаимно покровительственные отношения 
  • то, чего МЫ с партнёром хотели друг от друга больше всего - это убежденность в постоянстве 
  • МЫ требовали от партнера/партнёр от НАС требовал безусловно принимать себя такими, какие МЫ/он есть, включая пороки и странности 
  • МЫ сносили выкрутасы в натуре другого 
  • МЫ оправдывали свою тотальную вовлечённость в отношения, партнёра 
  • МЫ с партнёром объявляли особенности друг друга стандартом привлекательности 
  • МЫ с партнёром требовали друг от друга определенных изменений 
  • такое приспособление осуществлялось исключительно друг к другу, не приводя к возрастанию способности иметь дело с другими людьми или средой 
  • Снижение способности/сниженная способность справляться с кем-то или чем-то другим приветствовалась, расценивалась НАМИ в партнере как более сильная гарантия его преданности 
  • МЫ надеялись, что НАШ любовник не будет встречать новых людей и наслаждаться миром, поскольку это принесло бы конкурирующие связи и интересы, которые бы сделали его менее зависимым от НАС и НАС – от него 
  • МЫ старались быть необходимыми, незаменимыми для НАШЕГО партнёра 
  • МЫ поддерживали/культивировали/взращивали/одобряли/НАС радовала, успокаивала, тешила НАМ тщеславие уязвимость НАШЕГО партнёра 
  • МЫ пытались добиться, чтобы НАМ говорили, подчёркивали НАШУ незаменимость для них 
  • МЫ строили, стремились к симбиозу взаимной зависимости 
  • Присутствие партнёра НАМ нужно было как совершенно необходимая точка уверенности в запутанном и опасном мире 
  • МЫ недостаточно чувствовали себя, своё Я 
  • МЫ хотели впитать, вобрать другого как замену своей самости, своего Я 
  • МЫ не могли выразить для самих себя/вовне/кому-то - свою индивидуальность 
  • Другой прятался в НАС 
  • МЫ прятались в другом 
  • МЫ считали, что МЫ должны, обязаны пресечь попытки другого прятаться в НАС, в отношениях с НАМИ/НАШИ попытки прятаться в другом, в отношениях с другим 
  • НАМ было страшно, МЫ не могли решиться, сделать что-то реальное, чтобы пресечь попытки другого/свои попытки прятаться друг в друге, в отношениях друг с другом 
  • НАМ было больно, горько, грустно, тяжело наблюдать, видеть, как другой прячется в НАС, отношениях с НАМИ/за своими постоянными, вышедшими из-под контроля попытками прятаться в другом, в отношениях с другим 
  • МЫ решали, определяли для себя, что МЫ не уверены, что можем, должны, имеем право вмешиваться и пресекать попытки другого/свои попытки прятаться друг в друге, в отношениях друг с другом//что другой лучше НАС знает, что он делает, он пусть и решает – пресекать-не пресекать 
  • МЫ отдавали право определять, решать продолжать-прерывать-разрывать-заканчивать отношения или нет – другому 
  • В аддикции очевидна не интенсивность страсти, а её мелкость. В таком сорте отношений нет эмоционального риска или, по крайней мере, аддикт старается исключить этот риск настолько, насколько возможно. Из-за того, что он так уязвим, аддикт стремится в своем воображениии к безупречной неуязвимости. Он отдает себя только в обмен на гарантии безопасности. 
  • МЫ чувствовали, что всегда хотели чувствовать себя именно так, как тогда/сейчас 
  • МЫ находились в смятении своего внутреннего мира 
  • МЫ буквально поселялись с партнёром друг в друге 
  • НАС пытались затянуть в аддиктивные отношения, НАМ было некомфортно от этого, но и казалось безжалостным, жестоким, было стрёмно, неловко отказываться, выскальзывать: к НАМ всё чаще приходили, буквально поселялись у НАС (а НАМ было неловко, стрёмно отказаться от встречи, сократить встречу, сказать «нет», «а не пора ли тебе уйти») 
  • В НАС откровенно, очевидно прятались от жизни, от каких-то их проблем, неразрешённых, неслучившихся, несостоявшихся отношений 
  • НАШ контакт, пребывание с другим перерастали в постоянный конфликт, взаимно (или только с одной стороны) дискомфортное состояние, неудовлетворяющие, бессмысленные, бесполезные отношения 
  • МЫ вели с кем-то, состояли с кем-то в бесполезных, бессмысленных отношениях 
  • МЫ не могли разорвать, вырваться из ставших бесполезными, бессмысленными отношений с другим 
  • МЫ убеждали себя, что это недовольство пройдёт, смысл, польза вернутся, вообще не надо, нельзя искать в отношениях пользу и смысл 
  • МЫ с ужасом наблюдали как всё больше замыкаемся с другим друг на друге, больше никого не остаётся 
  • МЫ пытались вмешаться, остановить это людское опустение НАШЕГО/другого круга общения, отношений – у НАС ничего не получалось 
  • МЫ продолжали вести бесполезные, бессмысленные отношения в память о прошлом, как в прошлом всё было хорошо 
  • МЫ не могли поверить, увидеть, принять, признать, что смысл, польза, что-то из отношений ушло 
  • что-то, изначально призванное приносить удовольствие, держится более прочно после того, как перестало выполнять эту задачу 
  • МЫ продолжали вести бесполезные, бессмысленные отношения, не могли разорвать, уйти из каких-то отношений, потому что НАМ было жаль партнёра, МЫ не хотели, стремились избежать выглядеть, быть плохими в его глазах 
  • МЫ не могли общаться, видеться с кем-то в его режиме/в частом режиме/в режиме каждый день, постоянно 
  • НАМ нужно было, у НАС была потребность не видеть другого какое-то время, быть в неопределённости – когда МЫ увидимся с другим 
  • МЫ хотели сами определять режим своего взаимодействия, контактирования с другим 
  • МЫ хотели не принимать никакого участия в определении, организации, поддержании режима общения, контактирования с другим, комфортного для НАС, но МЫ не хотели и чтобы это определял другой – МЫ хотели, чтобы всё как-то само собой сложилось наилучшим для НАС образом 
  • МЫ убеждали себя, что, может быть, НАМ только кажется, что какие-то отношения стали бессмысленными, бесполезными, МЫ ошибаемся, увидим смысл чуть позже, нужно подождать, не разрывать и не бросать 
  • МЫ продолжали вести бесполезные, бессмысленные отношения, не могли разорвать, уйти из каких-то отношений, потому что у НАС не было лучшего/вообще другого варианта, МЫ не хотели неизвестности, неопределённости, разрушения привычных ритуалов проведения времени, жизни 
  • Для НАС было крайне травматично вновь входить в широкий мир, связь с которым МЫ потеряли, из любовных отношений 
  • Аддиктивная природа отношений становится очевидной, когда они заканчиваются внезапным, полным и мстительным разрывом 
  • отношения были для НАС единственным существенным контактом с жизнью 
  • удаление отношений ввергало НАС в состояние мучительной дезориентации 
  • у НАС было мало/много/меньше чем НАМ нужно/больше чем НАМ нужно отношений с людьми 
  • внешнее событие разрушало НАШИ чувства к кому-либо/чьи-либо чувства к НАМ 
  • МЫ боялись, старались предотвратить наступление какого-то внешнего события, которое бы изменило, разрушило НАШИ чувства к кому-либо/чьи-либо чувства к НАМ 
  • МЫ испытующе, с сомнением, недоверием относились к своим отношениям/к чьим-то отношениям 
  • МЫ занимались самоподавлением/подавлением других в, ради, из-за, во имя отношений/любви 
  • Любовные отношения утверждаются на основе психологической цельности и чувства безопасности вступающих в них индивидов 
  • Исходя из своей собственной целостности, любовники ищут возможности продолжающегося, непрерывного роста друг для друга и для своих отношений. 
  • Уважая людей такими, какие они есть и какими были, и ту жизнь, которую каждый из них построил, любовники стараются поддерживать свои прежние интересы и привязанности. 
  • Там, где возможно, любовники хотят включить их в отношения, чтобы расширить свой общий мир. 
  • Но также любовники отводят время (и чувства) для тех занятий или дружб, которые было бы невозможно или неуместно предлагать друг другу. 
  • МЫ ожидали, надеялись, что в отношениях, вступив в отношения МЫ изменимся в лучшую сторону, обязательно изменимся, станем более уравновешенные, любящие, взрослые, зрелые 
  • МЫ принимали, не принимали, убеждали, заставляли себя принять, признать, увидеть потребность другого в уединении 
  • НАШУ потребность в уединении не принимали, не уважали, МЫ испытывали вину, стыд за неё, НАМ казалось, что МЫ доставляем дискомфорт, неудобство другому этой НАШЕЙ потребностью, МЫ осуждали себя за неё 
  • МЫ сомневались, не верили, не видели, что НАШИ с кем-то чувства друг к другу истинны, прочны и долговременны 
  • Интенсивный контакт с кем-либо изнурял, изматывал, утомлял НАС 
  • МЫ не хотели этого видеть, признавать, принимать, что-то с этим делать, как-то это менять 
  • МЫ знали один способ избавиться от этого, прекратить это – надеяться и ждать, что другой перестанет с НАМИ контактировать, изменится, что-то в его жизни случится и он оставит НАС в покое, перейдёт в другой режим отношений с НАМИ, сами же МЫ в это время раздражались, злились, закрывались, пребывали в глухой недовольной обороне 

  • Аддикция не всегда подразумевает установку "всё или ничего" 
  • Хотя существуют индивидуальные различия в сохранении равновесия индивида между аддиктивной и неаддиктивной ориентацией, все мы в большей или меньшей степени восприимчивы к аддикции 
  • Привычка и подражание — необходимые части любой жизни 
  • серьезное личностное недовольство и паралич могут быть присущи людям, которые соответствуют общественному определению нормальности 
  • общество принимает и даже санкционирует «духовную инвалидность» 
  • аддиктивные отношения стремятся быть в идеале чем-то независимым от времени и места 
  • МЫ верили, полагали, убеждали, уверяли себя, что нездоровые отношения могут/не могут продолжать существовать бесконечно, вечно 
  • НАС утешала, примиряла с действительностью, как всё есть - мысль, идея, убеждение, самозаверение, что нездоровые отношения могут/не могут продолжать существовать бесконечно, вечно 
  • НАША аддикиция, аддиктивные отношения требовали для своего существования, чтобы устраивать НАС, примирять НАС с действительностью, с ними, их наличием, как они идут – выполнения ряда условий, ритуалов организации отношений, постоянства, стабильности, повторений ситуации 
  • НАШИ аддиктивные потребности находились в конфликте с другими НАШИМИ /чьими-то личными побуждениями и с культурными воздействиями 
  • Что-либо извне/внутри НАС, кто-либо подвергали опасности стабильность НАШИХ отношений 
  • характер аддиктивных отношений наиболее ясно обнаруживается в моменты, когда они испытывают давление 
  • взаимно дополняющие потребности, в комбинации с определенными социальными давлениями, могут временно объединять дисгармоничные пары 
  • нет такой вещи, как односторонняя аддикция 
  • МЫ/объект НАШЕЙ привязанности были мотивированы созданием эгоизма на двоих 
  • К НАМ были добры и внимательны по аналогии с каким-то другим значимым лицом в их жизни 
  • МЫ принимали доброту и внимательность со стороны кого-то на свой и только на свой счёт, связанными непосредственно и только с НАМИ, принадлежащими НАМ по праву, так как МЫ их у другого вызвали, без НАС он бы не испытывал доброту и внимательность 
  • МЫ удивлялись, недоумевали, НАС больно, неприятно задевало, ранило, уязвляло, когда/если другой проявлял по отношению не к НАМ, к кому-то другому доброту, внимательность, интерес 
  • МЫ считали, что другой не имеет права проявлять к кому-то доброту, интерес, внимательность, по праву принадлежащие НАМ 
  • МЫ считали со стороны другого предательством, кражей НАШЕЙ собственности, обманом НАС, что он проявляет к кому-то, не к НАМ, не только к НАМ доброту, внимательность, интерес, которым МЫ его научили, которые МЫ у него впервые вызвали, с которыми МЫ его познакомили 
  • МЫ считали, были убеждены, верили, что все добрые чувства другого принадлежат НАМ, МЫ его им научили, вызвали их у него, он не имеет права, не должен их растрачивать, проявлять к кому-то другому, не к НАМ, без согласования с НАМИ, без НАШЕГО одобрения, разрешения 
  • МЫ считали себя плотно замешанными, связанными с, имеющими непосредственное отношение ко всем отношениям кого-либо с другими людьми, занятиями, сферами деятельности, со всеми его испытываемыми/проявляемыми чувствами, эмоциями, особенно к кому-либо, не к НАМ 
  • МЫ верили в идеал близких отношений с женщиной/мужчиной — единственное, что оправдывает отказ от многих других вещей в жизни 
  • МЫ усвоили, впитали, НАС учили, воспитывали, МЫ видели везде среди людей веру в идеал близких отношений с женщиной/мужчиной — единственное, что оправдывает отказ от многих других вещей в жизни 
  • МЫ хотели более глубоких реакций на жизнь, чем НАМ предлагало НАШЕ привычное окружение, наличная ситуация жизни 
  • МЫ усвоили, думали, верили, что всё, что НАМ давали/могли дать, у НАС и отбирали/могли отобрать 
  • МЫ ощущали неустойчивость, неукоренённость в отношениях из-за «дают, могут дать – отбирают, могут отобрать» 
  • В отношении обустраивания, организации своей жизни МЫ были инертны 
  • НАМ было больно, неприятно признавать, что в отношении обустраивания, организации своей жизни МЫ были инертны 
  • МЫ убеждали себя, что МЫ чрезмерно строги, неадекватно придирчивы и критичны к себе, заявляя, что в отношении обустраивания, организации своей жизни МЫ были инертны 
  • МЫ считали, что это плохо, недопустимо – быть инертными в отношении обустраивания, организации своей жизни 
  • МЫ ничего не могли поделать/не хотели, НАС не тянуло что-то делать, чтобы изменить свою установку на инертность в отношении обустраивания, организации своей жизни 
  • МЫ желали, жгуче хотели, стремились замкнуться на одном человеке 
  • МЫ были пессимистично настроены относительно своей способности направлять собственную жизнь или осуществлять какое-либо воздействие на свой мир /не верили, сомневались в свою такую способность, возможность/что так вообще у кого-то бывает, может быть 
  • МЫ хотели, чтобы НАМ были слепо преданы 
  • Мы сами хотели быть слепо преданы кому-то/чему-то 
  • Мужчина, который может защитить свою женщину, и женщина, принимающая сторону своего мужчины в любом споре, — идеал НАШЕЙ культуры 
  • МЫ создавали с кем-либо связь, отношения, искали связь, отношения, соглашались, шли на сближение, отношения, связь почти исключительно ради преодоления собственной неуверенности 
  • НАМ нужна была надёжная привязанность к НАМ другого человека/существа 
  • МЫ не понимали для чего НАМ, как с НАМИ самими по себе связана потребность в надёжной привязанности к НАМ другого человека/существа 
  • НАША потребность в надёжной привязанности к НАМ другого человека/существа была как-то связана с НАШИМ самоопределением, самооценкой, самовосприятием, НАШЕЙ, НАМ казалось, объективной ценностью, правом жить в этом мире, проживать эту жизнь таким способом, путём 
  • В НАШЕМ обществе одобряется постоянство отношений и моногамия 
  • МЫ усвоили, НАС учили, воспитывали, МЫ приняли, что постоянство отношений, моногамия – это хорошо, единственно допустимое, идеал отношений, только если это есть, то отношения можно считать отношениями, состоявшимися 
  • Если в отношениях нет постоянства и моногамии, то этих отношений не существует, это что-то другое, но не отношения, нужно оставить такие отношения (они должны вызывать мучения и страдания, неприятие, непримиримость с ними, с таким положением вещей), искать других, настоящих отношений, а эти отношения фальшивые, ненастоящие 
  • НАС учили, воспитывали, МЫ считали, усвоили, думали, что выходить замуж можно/стоит/возможно/разумно только тогда, когда есть возможность выбрать из многих мужчин, не на примере одного мужчины 
  • МЫ усвоили, восприняли, думали, что чтобы НАШИ отношения казались другим серьёзными, достойными, настоящими, существующими, зрелыми, непоспешными, МЫ должны упорствовать, настаивать, что хотим их иметь, продолжать, развивать 
  • МЫ думали, что НАМ надо постоянно доказывать, демонстрировать другим, что у НАС есть отношения, что у НАС серьёзные, значимые для НАС, важные, настоящие, с руганью и ссорами отношения 
  • МЫ хотели выглядеть в глазах других и в своих собственных глазах повзрослевшими/зрелыми/взрослыми 
  • МЫ думали, что НАС примут, будут относиться к НАМ, воспринимать НАС серьёзно, с уважением, считаться с НАМИ, НАШИМ мнением, желаниями, потребностями, поймут, примут, согласятся с тем, что МЫ повзрослели, стали совсем взрослыми, зрелыми, если МЫ всем будем демонстрировать/у НАС будут отношения, МЫ сможем женить на себе кого-либо/определённого человека 
  • МЫ считали, полагали, верили, что действительно повзрослеем, вырастем, станем старше, мудрее, практичнее, адекватнее, приземлённее к реальности, более зрелыми, опытными, более достойны, чтобы НАС уважали, с НАМИ считались, к НАМ прислушивались, достойны получить, добиться, исполнить какие-либо НАШИ желания, цели, если/когда у НАС будут отношения/замужество с кем-либо/определённым человеком 
  • МЫ считали, что у НАС наконец появятся те права, возможности, МЫ станем достойны, вправе получит что-либо (что хотели), когда/если у НАС будут отношения/замужество с кем-либо/определённым человеком 
  • МЫ считали, что в отсутствии отношений/замужества с кем-либо/определённым человеком МЫ не имеем права, недостойны, никто НАМ не даст, МЫ не заслужили чего-либо (того, что МЫ хотели) 
  • МЫ считали, уверяли себя, что НАМ, несомненно, нечего и рассчитывать на что-либо, пока у НАС нет, не состоялись отношения/замужество с кем-либо/определённым человеком 
  • МЫ считали, что чего-либо/вот этого в НАШЕЙ жизни/структуре личности не будет до тех пор, пока у НАС не появятся отношения/замужество с кем-либо/определённым человеком 
  • МЫ считали что-либо невозможным для себя/в своей жизни в отсутствии отношений/замужества с кем-либо/определённым человеком 
  • МЫ не получали/получали, в НАШЕЙ жизни происходило/не происходило то, чего МЫ хотели/что МЫ ожидали, когда у НАС появлялись, возникали отношения/замужество с кем-либо/определённым человеком 
  • Превращение в семью – это утверждение близости, подтверждённое, узаконенное, принятое государством, обществом, другими людьми, утверждение НАШЕЙ близости с кем-то 
  • НАШИ отношения становятся явными, существующими, очевидными, осязаемыми, ощутимыми для других людей, если они превращаются в брак/семью, если МЫ их как-то демонстрируем окружающим, твердим, даём о них знать окружающим 
  • НАШИ отношения становятся для НАС более реальными, осязаемыми, действительно существующими, укореняющими НАС в действительность, успокаивающими НАС насчёт своей стабильности, постоянства (и стабильности, постоянства НАШЕГО будущего), ощутимыми, как будто их можно потрогать, имеющими реальный вес, тяжесть, если МЫ имеем подтверждения об их существовании, наличии от других людей, если МЫ говорим о них, утверждаем их, демонстрируем их перед другими людьми 
  • Если другие люди не напоминают НАМ, не интересуются НАШИМИ отношениями, то у НАС как бы и нет отношений, для НАС не существует НАШИХ отношений, МЫ о них забываем 
  • НАМ было приятно вспоминать, что у НАС есть отношения/брак 
  • НАМ было неприятно, болезненно вспоминать, что у НАС нет отношений/брака 
  • НАМ было неприятно, болезненно, досадно, раздражающе вспоминать, что у НАС есть отношения/брак 
  • МЫ пытались забыть, отмахивались от, отгоняли от себя воспоминания, мысль, что у НАС есть отношения/брак 
  • МЫ связывали наличие отношений/брака с обязательствами 
  • МЫ не хотели помнить, думать, рассуждать о своих обязательствах в отношениях/браке 
  • НАМ было приятно, доставляло НАМ удовольствие, удовлетворение вспоминать, что у НАС нет отношений/брака 
  • МЫ не могли до конца додумать, прочувствовать мысль, что у НАС нет отношений/брака 
  • МЫ тут же оговаривались, что это только временно, на время, пока, ненадолго, такой период, что у НАС нет отношений/брака 
  • МЫ себя успокаивали, утешали, что у НАС нет отношений/брака 
  • НАС тянуло тут же уточнить, что у НАС «сейчас» нет отношений/брака, в противовес тому, что будет потом, МЫ стремились, хотели тут же разделить сейчас и в будущем, потом 
  • МЫ в отношениях с кем-либо отчаянно искали утешения друг у друга перед лицом внешних угроз 
  • НАС утомляла, изматывала, удручала, ослабляла, забирала у НАС энергию интенсивность НАШИХ отношений с кем-либо 
  • НАС радовала, доставляла удовлетворение, удовольствие, наслаждение, удовлетворяла тщеславие интенсивность НАШИХ отношений с кем-либо 
  • МЫ считали интенсивность отношений показателем их силы и глубины, критерием их нужности, полезности НАМ 
  • МЫ искали интенсивных, взаимно изматывающих, быстро перегорающих отношений 
  • МЫ интенсивно в короткий промежуток проживали отношения с кем-либо, жутко уставали и на время вообще избегали, оставляли эти отношения, даже думать, вспоминать о них не могли, они вызывали у НАС ужас, отвращение, страх их повторения, возвращения, продолжения, МЫ хотели забыть о них – так они НАС измотали 
  • МЫ стремились получить, впитать, вобрать в себя как можно больше и быстрее впечатлений, эмоций, переживаний, получить опыта в интенсивности отношений 
  • МЫ стремились, хотели как можно быстрее прожить отношения и быстрее закончить их 
  • МЫ стремились набраться как можно больше впечатлений от отношений для себя, чтобы в периоды, когда НАМ будет грустно, тоскливо, скучно, всё будет казаться бессмысленным и ненужным, на горизонте не будет маячить никаких отношений, у НАС не будет отношений, - МЫ могли бы довольствоваться, удовлетворяться воспоминаниями об этих отношениях 
  • Интенсивность отношений, их переживания, проживания, течения была для НАС важна/неважна 
  • Скорость, быстрота, длительность, затянутость отношений были для НАС важны/неважны/мучительны 
  • Всякий раз, когда НАШЕ мнение не разделялось, не поддерживалось, оспаривалось, МЫ чувствовали себя на грани завершения отношений 
  • Всякий раз когда НАМ отказывали, НАС не поддерживали, отказывались совместно с НАМИ что-то сделать, МЫ чувствовали себя на грани завершения отношений 
  • НАШ потенциал к независимой жизни подавлялся кем-либо 
  • МЫ вдруг обнаруживали, что НАМ не нравится, МЫ отвергаем, не можем принять того, каким НАШ партнёр стал в отношениях, а он возмущался тем, какими стали МЫ 
  • МЫ случайно выбирали партнёра по отношениям 
  • МЫ задним числом надумывали, объясняли себе/кому-то, почему для отношений выбрали/согласились на отношения именно с этим человеком 
  • МЫ объясняли себе, придумывали, почему МЫ хотим отношений, стремимся к отношениям именно с этим человеком 
  • Кто-либо/МЫ сами были потрясены тотальностью и внезапностью разрыва отношений кого-либо с кем-либо/НАС с кем-либо/кого-либо с НАМИ 
  • МЫ боялись внезапности и бесповоротности разрыва отношений 
  • МЫ убеждали, утешали, уверяли себя, что в жизни так не бывает – всегда есть какие-то предпосылки, весь вопрос – во внимательности, умении разглядеть эти предпосылки 
  • МЫ судили о чьих-то отношениях в рамках НАШИХ собственных понятий, представлений 
  • НАМ доставляло удовольствие, удовлетворение размышлять, думать, приходить к каким-то выводам насчёт чьих-то отношений 
  • НАМ нравилось думать, переосмыслять, приходить к каким-то выводам насчёт НАШИХ отношений 
  • Близость пары (НАС с кем-либо) была искусственной, основанной на полезности друг другу в то время, когда они имели определенные потребности 
  • Как только их потребности изменились, или нашлись лучшие способы удовлетворить их, они поняли, что им не обязательно и дальше использовать друг друга 
  • НАМ казалось, что НАШ партнёр хочет несообразно ситуации, реальности, в одностороннем порядке, неожиданно, непредсказуемо отъединиться от НАС 
  • МЫ датировали, считали начало НАШЕГО роста в "реальную" жизнь моментом раскола, разрыва, прекращения НАШИХ отношений и независимого выхода в мир 
  • МЫ считали, пришли к выводу, что лучше начать, иметь отношения, потому что их разрыв, окончание – толчок вперёд, развитие 
  • МЫ усвоили, пришли к выводу, что разрыв отношений – это неотъемлемая, позитивная, даже желаемая их черта 
  • МЫ начинали, вступали в отношения ради, для, с целью через их скорейший разрыв получить толчок в развитии, движении вперёд 
  • МЫ искали условий, ситуаций, обстановки жизни, которые бы слабо воздействовали/не затрагивали НАШУ чувственную, эмо сферу, чтобы поменьше, реже испытывать эмоции, чувства, тем более глубокие, захватывающие НАС 
  • МЫ жалели свою чувственную, эмо сферу, что МЫ её так изнашиваем, совсем не бережём себя, всё время с оголённым сердцем 
  • МЫ были благодарны/неблагодарны/недовольны тем вкладом, который внесли НАШИ отношения/брак в НАШУ жизнь, становление НАШЕЙ личности 
  • МЫ считали, что МЫ сейчас такие как есть благодаря/из-за своих прошлых отношений/брака 
  • МЫ считали, что НАШИ отношения были неизбежны, НАМ надо было, для НАС полезно было через них пройти 
  • МЫ, сознательно или неосознанно, уклонялись от серьезных, долгосрочных увлечений 
  • НАШИ отношения заканчивались потерей интереса или разочарованием в себе или в партнере 
  • МЫ думали, что хотим постоянного возлюбленного, постоянных отношений с ним, а на заднем фоне маячила неосознаваемая, отгоняемая НАМИ от уровня осознания, принятия установка, мысль, что сначала НАМ надо, МЫ хотим, лучше для НАС, НАМ нужна личная удовлетворённость в других областях, сферах жизни 
  • МЫ были неспособны действовать вне структур семьи и школы/обучения, образования (вечное студенчество) 
  • МЫ брали на себя псевдовзрослые роли женатой пары в виде замены личностного роста 
  • Родители/близкие руководили НАМИ в построении, развитии НАШИХ отношений с кем-либо, осознавали МЫ это или нет 
  • Родительское/близких вИдение, интерпретация, мнение о НАШИХ отношениях, их целесообразности/нецелесообразности откладывали зримо/незримо отпечаток на НАШЕ мнение, вИдение, отношение, интерпретацию 
  • два контрастирующих и конфликтных личностных стиля, взаимодействуя, могут породить удивительно стойкую взаимную зависимость 
  • взаимная зависимость казалась, виделась НАМ односторонней 
  • МЫ ни за что не хотели, не могли признаться в т.ч. себе в своей зависимости, если считали её, видели её односторонней, только с НАШЕЙ стороны 
  • МЫ рассчитывали, хотели, чтобы партнёр всегда был рад НАС видеть 
  • МЫ тяжело переживали, расстраивались, если так не происходило 
  • МЫ думали, что это невозможно – что другой всегда/часто будет рад НАС видеть 
  • МЫ думали, что обманываем себя, если НАМ кажется, что другой НАС рад видеть, тем более часто 
  • МЫ не верили проявлениям, признакам того, что другой рад НАС видеть, тем более часто 
  • МЫ думали, что другой хочет от НАС постоянных проявлений, что МЫ рады его видеть 
  • МЫ сердились, ощущали как давление, принуждение НАС, ограничение НАС, НАШЕЙ свободы предполагаемое, видимое НАМИ желание другого, чтобы МЫ всегда были рады его видеть 
  • МЫ специально не проявляли радость, если были на самом деле рады видеть другого – чтобы не приучать его к этому, не создавать надежду, иллюзию, что так будет всегда, чтобы не признавать, что он выиграл, получает от НАС то, что хотел, что МЫ проиграли, сдались, пошли на поводу 
  • НАС подготавливали, специально планировали уменьшение с НАМИ контактов 
  • МЫ планировали, обдумывали уменьшение контактов с кем-либо 
  • МЫ думали, что слишком много времени уделяем, проводим с кем-либо 
  • МЫ думали, что не должны столько/так много времени проводить, уделять кому-либо 
  • МЫ думали, что количество проводимого, уделяемого НАМИ времени кому-либо о многом говорит, показывает НАШЕ отношение к человеку, позволяет судить о степени НАШЕГО интереса, привязанности к человеку, может отпугнуть от НАС человека 
  • МЫ старательно следили, чтобы не уделять человеку слишком много/больше какого-то времени 
  • МЫ боялись, что для другого человека станет очевидным, явным НАШЕ отношение к нему, не будет вызывать сомнения НАША привязанность к нему, если МЫ не регламентируем проводимое с ним, уделяемое ему время, будем проводить с ним времени больше, чем с кем-либо другим, много времени 
  • МЫ думали, что количество проводимого, уделяемого НАМИ времени кому-либо обязывает НАС к чему-либо, к какому-либо типу, развитию отношений, вгоняет НАС в рамки, как МЫ дальше должны себя вести с этим человеком, что МЫ можем себе и чего не можем позволить в отношениях с ним 
  • Чем больше времени МЫ проводим с человеком, тем больше увязаем в отношениях с ним, тем более глубокими становятся отношения, появляются какие-то обязательства по отношению друг к другу 
  • МЫ боялись, а что если человек так не думает, у НАС появляется какое-то новое вИдение отношений с ним из-за количества проводимого вместе, уделяемого друг другу времени, а у него ничего этого нет 
  • НАМ пытались дать понять, что не заинтересованы в НАС, что у них с НАМИ нет никаких отношений, а МЫ не верили, твердили, что они не могут чувствовать того, что говорят, они сами не знают, заблуждаются относительно чувств к НАМ, НАШЕЙ роли в их жизни 
  • МЫ убеждали кого-то/себя, что его отстраненная поза по отношению к НАМ - это просто поза 
  • МЫ утверждали, верили, что лучше другого человека знаем, как он к НАМ относится, что чувствует по отношению к НАМ 
  • Отношения которые были в НАШЕМ представлении с человеком, отличались/не соответствовали тем, которые представлял он 
  • Оба (МЫ и партнёр) заявили о своих пожеланиях в отношениях недвусмысленно, и оба разрешили себе поверить, что уступки другого подразумевали принятие этих условий или, по крайней мере, надежду на принятие их со временем. 
  • Ни один (ни МЫ ни партнёр) не проявлял большого интереса к тому, что другой на самом деле чувствовал; они (МЫ и партнёр) существовали друг для друга главным образом как объекты, которые нужно манипуляциями вынудить исполнять желанную роль (или хотя бы представить себе это). 
  • Частые споры между НАМИ и партнёром не были подчинены никакой цели, никаких изменений в поведении ни одного из нас не происходило 
  • «Если ты оставишь меня теперь, тогда для чего всё это было нужно?» 
  • время, проведенное НАМИ вместе с другим человеком, МЫ оценивали не с точки зрения удовольствия, которое оно принесло НАМ, не как некий неосязаемый вклад, который обогатил НАШ опыт, но только как гарантию продолжения присутствия НАШЕГО возлюбленного 
  • МЫ не были в отношениях, включены в отношения, когда они у НАС непосредственно были, происходили 
  • В отношениях МЫ ждали какого-то лучшего будущего, значимого события там, впереди 
  • МЫ вступали, организовывали отношения ради чего-то 
  • В НАС незримо, неощутимо присутствовала нацеленность, направленность, идея того, что существующие у НАС сейчас отношения/в которых МЫ существуем отношения – не самоценны, не значимы сами по себе, они – этап для получения, развития чего-то в будущем 
  • МЫ не замечали того, что сейчас находимся, ввязались в какие-то отношения 
  • МЫ ждали отношений извне 
  • МЫ пытались формировать отношения изнутри себя – настроиться на отношения, как-то перестроить свою ориентировку на интерес, стремление к отношениям 
  • МЫ вбили себе в голову, что НАШ партнёр всегда будет в НАШЕМ распоряжении, когда МЫ захотим 
  • МЫ не наслаждались/наслаждались/ожидали от себя, что получим удовольствие/ожидали от себя, что не получим удовольствия от многолюдных компаний//от кого-то нового в НАШЕЙ жизни//вот от этого конкретного человека 
  • НАШ ранний брак/НАШИ первые отношения продолжали НАМ служить образцом жизни, идеалом, к чему надо стремиться, чего стоит искать 
  • Кто-либо выполнял для НАС, осознавали МЫ это или нет, функцию символа уверенности, связывая для НАС всё воедино 
  • МЫ жертвовали/получали удовольствие от жертвования всеми/любыми другими возможными связями и обязательствами ради сохранения — или создания — определённых, конкретных отношений/определённого типа отношений 
  • МЫ демонстрировали нерешительность 
  • МЫ хотели, стремились, ждали, что НАС пожалеют за НАШУ нерешительность 
  • Когда в НАШУ картину мира включились некоторые сложные личные эмоции, требующие установить основные предпочтения, МЫ понятия не имели, как на это реагировать 
  • МЫ выбрали/вели, осознавая или не осознавая, отстранённый подход к своей жизни и другим людям 
  • НАШ отстранённый подход к своей жизни и другим людям субъективно защищал НАС, вселял в НАС уверенность, спокойствие, даже если МЫ не знали, не понимали «защищал от чего» 
  • МЫ разрывали, прекращали с кем-то отношения, чтобы проверить, убедиться, сможет ли другой человек поплыть без НАС или он неминуемо утонет 
  • МЫ были одержимы идеей того, что должны развивать партнёра в отношениях, ставить ему какие-то проверки, постоянно отбирая у него уверенность в НАС, в его представлениях, фантазиях, ожиданиях о НАС 
  • В отношениях другой человек выполнял НАШИ поверхностные желания, давая НАМ тем самым чувство, как будто понимает НАС до самой глубины 
  • МЫ были вне контакта с реальными эмоциями в себе или других по собственному выбору или неосознанно, автоматически 
  • МЫ одаривали кого-либо привязанностью вне зависимости от того, взаимна она или нет 
  • Всякий раз, когда желание эмоциональной безопасности становится первичным по отношению ко всему остальному — какова бы ни была причина - здесь присутствует аддикция 
  • НАШЕ мнение о том, можем ли МЫ с этим человеком или нет, нужен он НАМ или нет, зависимы МЫ от него или нет, может ли он без НАС или нет, нужны ли МЫ ему или нет, зависит ли он от НАС или нет – противоречило/соответствовало действительности 
  • НАШЕ мнение превращалось в убеждённость, в веру 
  • МЫ были главной движущей силой в создании отношений при пассивном попустительстве партнёра 
  • НАШ партнёр был главной движущей силой в создании отношений при НАШЕМ пассивном попустительстве 
  • МЫ не могли решить, продолжать НАМ или разорвать отношения, уговаривать другого продолжать отношения или нет, пытаться спасти отношения или нет, что НАМ нужно предпринять, изменить в отношениях, как вывести их на другой, новый уровень 
  • МЫ ждали, надеялись, что эти проблемы решатся как-нибудь сами 
  • МЫ ждали, надеялись, что решение этих проблем придёт извне 
  • МЫ сердились, злились, раздражались, почему это только МЫ озабочены этими проблемами, а другому и дела до них нет 
  • МЫ пытались привлечь к решению этих проблем, заставить их решить НАШЕГО партнёра 
  • Аддикт настолько многого требует от партнера, что только человек, который в глубине души ищет такого же утешения, как и аддикт, сможет соответствовать этим требованиям 
  • Партнер должен иметь некоторую сильную причину для того, чтобы удовлетворять или выносить аддикта, и эта причина должна идти дальше простого принятия чувства вины, которое аддикт распространяет вокруг себя 
  • МЫ не замечали, не осознавали, не задумывались, что требуем, ждём от партнёра в отношениях слишком многого/невозможного/несуществующего/невыполнимого 
  • НАШ партнёр – Бог, а для Бога нет ничего невозможного и несуществующего 
  • Если НАШ партнёр не Бог, то МЫ ошиблись и надо отказаться от него, переключиться на, найти кого-нибудь другого 
  • Если НАШ партнёр не Бог, то он просто лукавит, притворяется, пытается от НАС отделаться 
  • Если НАШ партнёр отрицает, что он Бог, то МЫ ему не верим 
  • МЫ распространяли вокруг себя чувство вины 
  • МЫ подсаживали другого на чувство вины/на то, что он НАМ должен, обещал 
  • МЫ неуёмно пользовались механизмом «ты же обещал! Я тебе поверила» 
  • все межличностные аддикции включают в себя заблуждения 
  • на основе короткого знакомства и нескольких неправильно истолкованных сигналов МЫ влюблялись в другого и воображали, что его чувство взаимно. 
  • Безумно влюбленные, МЫ перестраивали свой внутренний мир, готовя ведущую роль этому новому человеку, который в действительности являлся не в большей степени частью НАШЕЙ жизни, чем фигура из мечты 
  • МЫ считали неизбежным, что НАМ придётся перестроить свой внутренний мир, чтобы принять в него кого-то, чтобы в нём было почётное/хоть какое-то место для другого 
  • МЫ занимались, увлекались перестройками своего внутреннего мира для кого-то, дать там место/главное, центральное, почётное место кому-то задолго до его появления на горизонте, в НАШЕЙ жизни 
  • Объект НАШЕГО внимания, моментальной увлечённости был смущен и испытывал неловкость, узнавая о месте, которое занимает в НАШЕЙ эмоциональной жизни 
  • МЫ думали, он лукавит – как же этого можно было не видеть, не заметить 
  • МЫ не верили, что он не знал и не видел НАШУ увлечённость им 
  • МЫ наполнялись негативными эмоциями, чувствами, отношением к нему, думая, что он врёт, кокетничает, лукавит, что не знал и не видел, даже представить себе не мог/думая, насколько ему, оказывается, МЫ были безразличны 
  • НАШИ фантазии разрушались, когда МЫ просили объект любви разыграть роль, назначенную ему влюбленными НАМИ 
  • МЫ стремительно разочаровывались в объекте НАШЕЙ привязанности, интереса 
  • НАШИ фантазийные отношения продолжались некоторое время в действительности 
  • В НАШИХ отношениях один партнер был аддиктивен и серьезно переоценивал обязательства другого 
  • У неаддиктивного партнера могут иметь место мотивы, которые временно заставляют его соглашаться на те вещи, которых он, в конечном счете, не хочет. Возможно, этот человек попал в напряженную или недружественную обстановку — работая в неприятных условиях или переехав жить в чужой город. Человек может почувствовать потребность в "залипающем" романе, который в действительности не отражает того, как он или она относятся к жизни в более спокойных или благоприятных условиях. Но это, по определению, не может быть постоянным. 
  • МЫ испытывали потребность в "залипающем" романе 
  • Попав в напряжённую, неожиданную, дискомфортную, недружественную обстановку, МЫ испытывали потребность в отношениях, другом человеке, поддержке, заботе, опеке, защите от другого человека 
  • неаддиктивный партнер сознательно управлял аддиктивным влюбленным (НАМИ), чтобы получить что-либо определенное 
  • МЫ сознательно управляли аддиктивным влюблённым, чтобы получить что-то определённое 
  • МЫ получали, добивались того, что хотели от другого, действуя жестко, или надуваясь, или делая что-нибудь для него 
  • НАШ отец был неспособен показать свою привязанность к НАМ 
  • НАШ отец докучал/раздражал/пугал НАС своей привязанностью к НАМ 
  • НАШ отец проявлял, МЫ подозревали в нём какую-то другую привязанность (не к НАМ) – и это НАС пугало, заставляло нервничать, беспокоиться, волноваться, что МЫ потеряем его привязанность, любовь к НАМ, он уйдёт из НАШЕЙ жизни физически или эмоционально 
  • МЫ сомневались/не находили подтверждений/не верили, что можем пробудить эмоциональный отклик в мужчине 
  • МЫ только проводили с другим время, не вмешиваясь и не жалуясь 
  • Чья-то долгосрочная нетребовательная привязанность убеждала НАС, что МЫ достойны любви 
  • Забота, поддержка, отношение к НАМ другого создавало психологическое основание НАШЕЙ способности, решительности его оставить 
  • МЫ чувствовали, ощущали себя двойственно по отношению к кому-либо из-за того, как вели себя с ним в прошлом 
  • Аддикция основывается не на целесообразном расчете 
  • зависимость, основанная на объективно плохих обстоятельствах, может незаметно переходить в аддикцию 
  • МЫ рассчитывали, что отношения, брак дадут НАМ определенную степень комфорта и свободу проводить время так, как МЫ хотим 
  • Отношения, партнёра в отношения МЫ выбирали по принципу «лучшее из ограниченного набора» 
  • к аддиктивным отношениям НАС приводила семья, родители, усвоенные у кого-либо, у близких, родственников модели организации отношений 

  • Всегда в паре, и никакой другой жизни, никакой непосредственности, никаких допустимых бескорыстных отношений: калейдоскоп пар — разобщенных, расколотых, бессмысленных женатых пар 
  • МЫ чувствовали себя неуютно, даже представляя, воображая, как МЫ что-то делаем, где-то находимся, куда-то идём – одни, без партнёра 
  • МЫ потратили несколько/много лет жизни на отношения, которые соединяли только наши с партнёром внешние Я 
  • НАМ было жаль потраченных, вложенных в отношения лет, времени 
  • МЫ не могли допустить, что потратили, вложили зря, убыточно, без дохода столько лет, времени жизни в отношения 
  • МЫ продолжали ждать, надеяться, когда же МЫ что-то полезное, нужное, реальное получим от отношений 
  • МЫ считали, были убеждены, что получить, заметить пользу от отношений можно только находясь, постоянно поддерживая, будучи в отношениях 
  • То, что МЫ осмысляли задним числом, уже не будучи в отношениях, о пользе для НАС, о том, что НАМ дали, принесли эти отношения, - казалось НАМ ненастоящим, фальшивым, самоутешением, нежеланием признать, что это всё было бесполезно, зря, напрасно, ничего НАМ не дало 
  • МЫ размышляли, интересовались, задавались вопросом, а почему вообще НАШИ/чьи-то отношения случились, были, произошли, начались 
  • МЫ приходили к неутешительным выводам, что ввязались в отношения, хотели, просили, искали отношений, потому что НАМ не хватало чего-то, от потребности, нужды, отношения у НАС не случились, не сложились естественно, сами собой 
  • МЫ чувствовали принуждение, непреодолимое стремление связать себя отношениями, обязательствами по отношению к другому человеку 
  • МЫ не знали, что НАМ делать с абсолютной свободой и непривязанностью – и МЫ пугались, НАС это страшило, беспокоило, волновало, МЫ решали привязать себя, связать себя отношениями 
  • МЫ формировали в своих отношениях те позиции, играли те роли, в которых НАМ было отказано в собственной семье 
  • МЫ с партнёром в отношениях сформировали отношения отец-дочь так, чтобы в браке играть роли ассертивного (уверенного в себе) мужчины и обожаемой женщины, в чем нам обоим было отказано в собственных семьях 
  • МЫ не смогли сформировать никакого внутреннего направления в переменчивой социальной атмосфере, в которую попали, покинув дом 
  • МЫ были крайне непостоянны 
  • МЫ сами уставали от собственного непостоянства, переменчивости 
  • МЫ искали постоянно, неистово безопасности, уверенности 
  • НАШЕ крайнее непостоянство было связано с поиском безопасности 
  • травмы детства, подобные смерти и разводу — не единственная и не основная причина аддикции 
  • Дети из разбитых семей не обязательно становятся аддиктами 
  • МЫ столкнулись со значительным эмоциональным давлением, вызванным ожиданием от НАС в семье соответствия стандартам отца/матери и достижениям сестры/брата 
  • МЫ мало/много выиграли/проиграли от положения любимицы в семье 
  • Положение любимицы в семье повлияло на НАС любым образом 
  • МЫ считали что-либо – следствием НАШЕГО положения любимицы в семье 
  • НАМ было стыдно, виновато, неловко перед сестрой/братом за НАШЕ положение любимицы в семье 
  • МЫ ощущали, чувствовали, что МЫ всё время должны НАШИМ сестре/брату за НАШЕ положение любимицы в семье 
  • МЫ пытались компенсировать, сгладить, отдать что-то, пожертвовать чем-то, отказаться от чего-то в пользу, запретить себе, недодать, не дать себе что-то в пользу, символически – НАШИМ брату/сестре за НАШЕ положение любимицы в семье 
  • МЫ думали, что это несправедливо, что НАМ – самое лучшее, что МЫ любимица в семье, а НАША сестра/брат – нет, им – ничего, им – хуже чем НАМ, им – после НАС 
  • МЫ боялись, не хотели потерять своё положение любимицы в семье 
  • МЫ укрепляли, делали что-то для укрепления, закрепления своего положения любимицы в семье 
  • МЫ на что-то не решались (сказать, сделать, проявить себя) перед, в присутствии, в какой-либо связи, ассоциации (существующей в реальности, в снах или в НАШЕМ воображении) с НАШИМИ сестрой/братом из-за НАШЕГО положения любимицы в семье 
  • МЫ вынуждены были всё время быть при родителях, при семье, надолго не отлучаться, не оставлять их, чтобы укрепить, удержать своё положение любимицы в семье 
  • МЫ были озабочены проблемой сохранения, не потерять положение любимицы в семье 
  • МЫ подавляли любое желание «для себя», свои интересы, желания, неохоту, кода НАШИ брат/сестра о чём-то просили НАС (сделать для них, купить им, дать им) 
  • МЫ считали бесчестным, несправедливым отказать, не дать НАШИМ брату/сестре 
  • МЫ считали, убеждали себя, что НАШИ брат/сестра и так многое не получили, недополучили, лишены из-за НАС, что МЫ любимица в семье 
  • МЫ считали, что МЫ-то защищены, НАМ-то родители в любое время дадут, не откажут, потому что МЫ любимица в семье, а что делать НАШИМ сестре/брату – им никто кроме НАС не поможет, родители им не помогут, откажут 
  • МЫ считали, видели, что имеем, получаем какие-то привилегии, особое положение, особое отношение из-за того, что МЫ любимица в семье 
  • МЫ считали, что положение любимицы в семье даёт НАМ/вообще какие-то привилегии, особое положение, отношение/накладывает особые определённые обязательства, долженствования 
  • МЫ считали, что НАШИ брат/сестра без НАС не справятся, без НАС они – никуда, пропадут, им будет тяжело справиться без НАС 
  • МЫ чувствовали, внушили себе ответственность за НАШИХ брата/сестру/родителей/членов семьи/родственников/партнёров 
  • МЫ считали несправедливым/справедливым/извращённым, неправильным положением дел/естественным, что в семье любимец – младший/старший 
  • МЫ считали, что старшему легче справиться, приспособиться в жизни, поэтому это нормально, что младшему – больше внимания, опеки, обеспокоенности им, заботы 
  • МЫ ждали, считали должным, само собой разумеющимся, естественным, что другие люди, люди возраста НАШИХ родителей/старше НАС будут к НАМ относиться как к любимице 
  • МЫ автоматически, не осознавая, проигрывали, становились в позицию, роль, которую МЫ играли в семье, общаясь, взаимодействуя с любыми другими людьми 
  • Под «семьёй» МЫ понимали отношения, позиции относительно друг друга исключительно в НАШЕЙ семье 
  • МЫ удивлялись, изумлялись, считали неправильным, отказывались видеть, признавать, принимать, включаться в ситуацию, переживание, если что-то в отношениях НАС с другими людьми шло не так, как МЫ ожидали – не так, как в НАШЕЙ семье 
  • НАС обижало, оскорбляло, уязвляло, МЫ негодовали, сердились, злились, считали несправедливым, когда другие люди относились к НАС не как к любимице, не как МЫ привыкли в НАШЕЙ семье 
  • НАМ было тяжело и непривычно, если к НАМ относились непохоже, не так как в НАШЕЙ семье, не как к любимице 
  • В общении с НАМИ кто-либо подчёркивал, мельком обронял, что МЫ любимица в семье 
  • НАМ выказывали какое-либо отношение, предубеждение в связи с тем, что МЫ любимица в НАШЕЙ семье 
  • МЫ не могли потерпеть, что для кого-то МЫ не любимица 
  • НАС упрекали, к НАМ были негативно, плохо настроены, считали НАС избалованными, капризными, выносили какие-то нелицеприятные следствия для НАС из того, что МЫ любимица в семье 
  • МЫ воспринимали, чувствовали, что что-то неправильно, плохо, МЫ виноваты, что МЫ любимица в семье 
  • МЫ брали ответственность на себя/только на себя, что МЫ любимица в семье 
  • МЫ признавали/отрицали какие-либо нелицеприятные для НАС следствия того, что МЫ любимица в семье 
  • МЫ думали, что МЫ должны что-то сделать, чтобы перестать быть любимицей в семье, МЫ должны быть холодны, отчуждённы, отстранённы, отвадить от себя, не принимать, не просить, не искать родительского внимания и любви, заботы и опеки 
  • МЫ чувствовали себя должными НАШИМ родителям/брату-сестре/родственникам за НАШЕ положение любимицы в семье 
  • МЫ считали, чувствовали себя обязанными, должными платить, окупать, соответствовать, не разочаровывать, отвечать надеждам, желаниям, идеям, накладываемым на НАС образам – за НАШЕ положение любимицы в семье 
  • МЫ считали, что должны быть весёлыми, отзывчивыми, добрыми, щедрыми, инфантильными, зависимыми, несамостоятельными, со стремлением что-то сделать для другого, но никогда не получается, всё из рук валится, внимательными, заинтересованными, ещё какими-либо – как плата, соответствие НАШЕМУ положению любимицы в семье 
  • МЫ воспринимали, что НАМ дали положение любимицы в семье 
  • МЫ считали, что заслужили/не заслужили/заслуживаем/не заслуживаем положения, отношения к НАМ как к любимице в семье 
  • МЫ считали, что преувеличиваем, выдаём возможное за действительное – что МЫ любимица в семье, к НАМ относятся в семье по-особенному, лучше чем к НАШИМ брату/сестре 
  • установки, создающие аддикцию, обычно не столь специфичны для отдельных семей, но возникают в значительной степени из более широких культурных настроений и склонностей 
  • МЫ испытали на себе насильственное сужение многочисленных стремлений и талантов 
  • НАС преследовало покровительство 
  • МЫ избегали/пытались выскользнуть, убежать от преследовавшего НАС покровительства 
  • МЫ нуждались/испытывали повышенную тревогу, страх без/испытывали потребность, нужду в преследующем покровительстве 
  • МЫ не ощущали себя в жизни, воспринимали, думали о реальности как о сне, что МЫ спим, этой, такой реальности не существует, если НАС не преследовало покровительство 
  • МЫ не могли без преследующего покровительства ощущать реальность как реальность 
  • Без преследующего покровительства МЫ не ощущали себя как Я 
  • МЫ находились в ожидании, тяготящем стремлении, когда же появится, вернётся преследующее покровительство 
  • НАША независимость не поощрялась/поощрялась/не поддерживалась/поддерживалась/наказывалась/осмеивалась НАШИМИ родителями, родственниками, партнёрами 
  • В глазах своих родителей МЫ никогда не переставали быть детьми 
  • НАС тяготило, угнетало, МЫ сомневались в себе, что МЫ действительно выросли, имеем право голоса, самим, одним решать из-за того, что в глазах своих родителей МЫ никогда не переставали быть детьми 
  • МЫ путали, смешивали, подменяли потребность в любви беспомощностью и недостатком уверенности в себе 
  • МЫ ощущали, думали о потребности в любви как о любой другой потребности, что это нехватка, недостаток, просьба, умоление дать НАМ что-то (как в любой другой потребности) 
  • МЫ не видели никакой разницы между потребностью в любви и потребностью в чём угодно другом 
  • МЫ думали: попроси – и тебе дадут 
  • МЫ думали: попроси – и тебе всё равно не дадут 
  • МЫ думали: попроси – и тебе не дадут как раз из-за того, что ты просишь 
  • МЫ думали: не проси – и получишь 
  • МЫ думали: не проси – и тебе дадут 
  • МЫ думали: не проси – и ничего не получишь, люди не настолько эмпатийны, чтобы самим угадать, что тебе надо 
  • МЫ удивлялись, не доверяли своей картинке мира, восприятию, когда другие люди находили НАС привлекательными и добивались НАС 
  • Дома НАС систематически учили недооценивать свои собственные способности 
  • НАС учили, воспитывали не видеть ценности, не признавать ценным, достаточным – НАС самих, что МЫ есть, где МЫ есть, как всё есть 
  • НАС учили, воспитывали, что одни МЫ ничего не стоим 
  • НАС учили, воспитывали, что в паре, тандеме, браке, отношениях с кем-то – вот тогда МЫ чего-то стоим, тогда МЫ высокоценны, тогда МЫ существуем 
  • НАС учили, воспитывали, что МЫ существуем, только когда/если рядом с НАМИ, в отношениях, тандеме, паре с НАМИ существует кто-то ещё/если МЫ рядом с кем-то, в отношениях, паре, тандеме с кем-то 
  • НАС учили, воспитывали, обуславливали, что пара, тандем, отношения – высшая ценность, залог существования НАС как Я 
  • Под уверенностью, которую МЫ демонстрировали, находилась глубокая яма замешательства и неустойчивости 
  • МЫ отрицали/признавали/соглашались с этим 
  • НАША неуверенность, приближающаяся к истерии, постоянно угрожала прорваться 
  • МЫ не знали, что Нам делать, как НАМ избавиться, отказаться, пересмотреть, подступиться к, заняться НАШЕЙ грозящей прорваться неуверенностью 
  • МЫ убеждали себя, что это абсолютно нелогично – быть неуверенной, испытывать неуверенность 
  • МЫ думали, верили, что если МЫ заявили, сказали вслух/про себя, что «это нелогично – неуверенность», то она сразу исчезнет, должна исчезнуть, ей нелогично остаться 
  • НАШИ родители/кто-либо называл НАС и НАШЕГО партнёра «дети» 
  • МЫ считали, что дети сами по себе не существуют, за ними, за их спиной, незримо всегда присутствуют родители 
  • По сути, когда к НАМ обращались «дети» - обращались не к НАМ, а к НАШИМ родителям, тем, кто ответственен за НАС 
  • В НАШЕМ представлении только брак был надлежащим состоянием взрослого 
  • МЫ пытались занять, войти, утвердиться в глазах других людей в положении, состоянии взрослого 
  • В НАШЕМ представлении брак был единственной альтернативой невыносимым условиям личной изоляции или родительского доминирования, наиболее убедительным способом поддержать своё эго и завершить идентичность 
  • МЫ считали, что естественное, логичное для развития НАШЕГО эго, завершения НАШЕЙ идентичности - это отношения в паре 
  • НАС толкало к браку/отношениям отчуждение, которое искажало НАШИ отношения с другими женщинами 
  • НАМ не хватало общения только с женщинами 
  • МЫ решали, убеждали себя, что НАМ больше нравится/полезнее общаться с мужчинами, чем с женщинами/с женщинами, чем с мужчинами/с теми, кто старше/моложе, младше НАС/с НАШИМИ ровесниками 
  • МЫ тосковали по какой-либо форме человеческой близости (определённой/неопределённой) 
  • МЫ, не имея открытых для себя направлений независимой деятельности, должны были присоединиться к кому-то другому для достижения того интеллектуального состояния, которого искали 
  • МЫ присоединялись к кому-то, чтобы получить, достичь, иметь под рукой то, чего НАМ не хватало 
  • МЫ думали, что если у НАС нет, а есть у другого, то стоит НАМ присоединиться, объединиться с другим, стать «парой», завязать близкие с ним отношения – то это как бы есть и у НАС, и НАМ тоже принадлежит, такое же НАШЕ, как и его 
  • В отношениях с кем-то МЫ смогли/хотели/не хотели/избегали примерить на себя традиционные модели женского поведения — подчеркивание своей беспомощности, взывание к милосердию мужчины и апелляции к его лучшим качествам 
  • Предлагая мужчине такую доминирующую, маскулинную роль в своей жизни, МЫ бессознательно попали/не попали/думали, что попали/думали, что не попали именно в то, чего ему не хватало 
  • Межличностная аддикция не была бы настолько "нормальной", если бы не подкреплялась самОй природой семейной и общественной жизни 
  • НАШЕ воспитание привело НАС к недостатку интеграции Я и способности обращаться с окружающей средой 
  • НАШЕ воспитание не давало НАМ шанса черпать силы в дружеских и любовных отношениях с другими людьми 
  • МЫ не могли, не видели для себя возможности черпать силы, вдохновение в отношениях с другим человеком, МЫ хотели, собирались просто повиснуть на нём мёртвым грузом или НАМ он не нужен, не нужны отношения с ним 
  • Для НАС потребность в отношениях должна быть оправдана чем-то внешним, видимым, какой-то причиной: что этот человек может НАМ помочь вот в этом, с чем МЫ сами не можем, НАМ сложно справиться, этот человек может НАМ дать вот это, что МЫ сами себе не можем дать 
  • Если МЫ не могли сделать, найти, достать для себя что-то сами, то вступали в, искали отношений 
  • Оглядываясь вокруг в поисках облегчения от тягостного одиночества и неуверенности, МЫ видели, что общество предлагает НАМ только одно спасение, верность и уместность которого всячески и всеми подтверждалась — единственный любовный роман, ведущий к браку. На то, чтобы МЫ научились обращаться со сложившейся ситуацией более совершенными способами, потребовались годы самообмана и еще годы боли 
  • НАМ было неуютно, дискомфортно, болезненно, чуждо в этой реальности, жизни – и МЫ надеялись, все и всё вокруг НАМ обещали, что отношения, другой человек НАМ помогут, только они и помогут НАМ, с их приходом всё в НАШЕЙ жизни изменится, улучшится 
  • Вырастая без ощущения уверенности в себе и самостоятельности, МЫ становимся склонны к аддикции в какой-либо форме 
  • Излишний акцент на тесных узах с несколькими индивидами, вкупе с неразвитостью других путей и способов установления контактов с людьми и вещами, приводят к тому, что любовь, брак и семья становятся наиболее вероятными объектами НАШЕЙ аддикции 
  • МЫ / в НАШЕЙ семье проповедовали прямо или косвенно философию личной независимости/индивидуальности/обособленности от других 
  • МЫ привыкли смотреть сами/что так заведено в НАШЕЙ семье – смотреть на мир из окна собственного дома и автомобиля 
  • МЫ в детстве сталкивались/не сталкивались/НАШИ родители, семья знакомили/не знакомили НАС с тем, как, где проводить время в окружении/среди других людей – с социальными формами для объединения людей, типа кафе, стадионов, концертов на открытом пространстве 
  • В детстве МЫ, обзаведясь друзьями в школе и во дворе, внезапно, неожиданно их теряли, лишались их в связи с переездом/переходом в другую школу 
  • расширенное семейство не занимало своего места в НАШЕЙ жизни 
  • Единственными людьми, которых МЫ-ребёнок не лишались, знали - были НАШИ родители, братья и сестры, бабушки-дедушки 
  • НАМ не к кому было обратиться в детстве кроме НАШИХ родителей, братьев-сестёр 
  • МЫ в детстве не имели возможности узнать, увидеть, воспринять, что человеческое поведение не исчерпывается особенностями НАШИХ родителей 
  • МЫ росли в ограниченном узком кругу одних и тех же людей/типажей 
  • У НАС в детстве не было особенного выбора, с кем обсуждать свои проблемы, заботы, радости, к кому обращаться, с кем поговорить, пообщаться 
  • НАШЕ детство, взросление было замкнуто на определённом круге одних и тех же людей 
  • МЫ даже не замечали, не задумывались, воспринимали как должное, естественное, единственно возможное, правильное, не искали, НАМ и в голову не приходило искать, хотеть, пробовать жить как-то по-другому, иначе, чем в НАШЕМ детстве – не в замкнутом кругу одних и тех же людей 
  • Если в НАШЕЙ жизни вдруг происходило резкое/постепенное расширение круга общения, людей, которых МЫ знаем, то МЫ осознанно или неосознанно стремились свести их к ограниченному кругу, чтобы было как в детстве/МЫ воспринимали этот широкий диапазон людей, которых МЫ знали, с которыми общались, как узкий круг, например, нескольких людей воспринимали как одного человека, как один типаж 
  • У НАС были определённые, осознаваемые или неосознаваемые НАМИ, пределы НАШЕЙ потребности в общении, в людях в течение дня\какого-то промежутка времени 
  • МЫ постоянно пребывали под непрерывным наблюдением своих родителей 
  • Мы редко оставались/совсем никогда не оставались без присмотра своих родителей 
  • Родители боялись оставить НАС без присмотра 
  • НАС тяготило, что МЫ постоянно находились под присмотром своих родителей, они совсем НАС не оставляли без присмотра 
  • МЫ воспринимали как должное, естественное, уже не замечали, не осознавали последствий для НАС, влияния, воздействия на НАС того, что МЫ находимся постоянно под присмотром своих родителей, НАС совсем не оставляют без надзора 
  • навязчивое внимание родителей удерживало НАС от того, чтобы учиться решать проблемы и действовать самостоятельно 
  • Вместо этих способностей, навязчивое внимание родителей давало НАМ ощущение, что МЫ находимся в центре чьего-то другого мира постоянно — это переживание, которого МЫ искали/ищем снова, вновь, уже взрослыми 
  • родители были почти единственными фигурами, важными для НАС-ребёнка 
  • МЫ приносили много своих нерешенных и неосознаваемых эмоциональных проблем в брак и в воспитание детей 
  • НАШИ родители приносили много своих нерешенных и неосознаваемых эмоциональных проблем в брак и в воспитание детей-НАС 
  • МЫ запихивали себя и партнёра в шаблон гармоничной команды 
  • МЫ позаимствовали шаблон гармоничной команды у НАШИХ родителей, у идеального образа НАШИХ родителей, из книг-СМИ-фильмов, откуда-либо ещё 
  • НАШИ занятия были ограничены окружением 
  • НАША домашняя жизнь в детстве/в юности/молодости/зрелости трансформировалась механической эпохой, темп развития которой был быстрее, чем МЫ могли выдержать 
  • МЫ давали своим родителям единственный шанс распространить свой контроль на этот хаотичный мир 
  • Ребёнок, семья, брак - единственный человек и единственное место, где, как думают родители, они должны быть в ответе за всё, всё под их контролем 
  • разочарования, которые они испытывали в других местах, усиливали их иррациональность дома. Здесь они могли выражать свои страхи и требования без ограничений, что было непозволительно где-то ещё 
  • МЫ выросли в, впитали атмосферу такой семьи: Раз большинство других людей готово обмануть вас, жизненно важно поддерживать членов семьи в любом потенциальном конфликте. Семейные тайны должны быть сохранены, поскольку, если любое свидетельство слабости или неустойчивости просочится вовне, эта информация может быть использована против вас. И материальные, и духовные ресурсы должны накапливаться втайне. 
  • МЫ выросли в, впитали атмосферу такой семьи: комфорт и безопасность семьи, резко контрастирующие с суматохой, бушующей снаружи 
  • МЫ должны были считать то, что говорили и делали НАШИ родители, разумным, потому что это было тем единственным, что МЫ видели, слышали и знали 
  • Частично это было следствием нежелания родителей позволить НАМ расширить НАШЕ поле зрения, чтобы исследовать мир самостоятельно. Ведь тогда МЫ не всегда могли бы быть в безопасности, или могли бы расти и меняться непредсказуемо. Другими словами, неуверенность, которая так смущала родителей, могла исходить от НАС, и это было бы невыносимо для них. 
  • Хотя НАША мать искренне хотела лучшего для НАС, то, что она транслировала НАМ, было главным образом её неуверенностью в себе и тревожностью 
  • она формировала НАШУ жизнь в соответствии со своими тревогами. Ее чрезмерная опека, самопожертвование и негодование были реакциями на несостоятельность и фрустрации, которые чувствовала она, и не имели никакого отношения к тому, в чем МЫ нуждались. Наша жизнь вместе организовывалась ничем иным, как ее неврозом 
  • такой системе были присущи иррациональность и саморазрушение 
  • Даже заявляя на словах, что не хотела бы НАС беспокоить, НАША мать немедленно подпадала под влияние своих материнских импульсов, как только сталкивалась с НАШИМИ жизненными проявлениями 
  • НАШИ родители учили НАС зависимости 
  • МЫ служили НАШИМ родителям рационализацией, оправданием того, почему они не делали вещей, которые были вполне достижимы, и того, что они хотели делать 
  • МЫ испытывали вину, что мешаем, не позволяем родителям делать/иметь то, что они хотят 
  • Так же, как родители создают для ребенка образ мира, соответствующий тому, как они его видят, ребенок тоже может поддерживать этот образ живым в своём представлении. Вопрос — до какой степени туда способно проникнуть другое вИдение 
  • Для НАС жизнь — это действия по удержанию беспорядка в неких рамках 
  • НАШИ родители призывали НАС развиваться энергично, но осмотрительно, по установленным каналам продвижения в жизни. Успех должен был быть завоеван последовательным и продуманным способом, продвижением в школе и в других организациях, обзаведением связями, и без оскорбления тех, кто выносит суждения об этом прогрессе. Деньги были ценны, но не как средства для влияния на общество или для личных приключений. Нет, денег искали прежде всего для безопасности — в качестве наиболее прочного буфера против опасного мира. 
  • самым большим уроком, который МЫ усвоили от своих родителей, - это избегание риска везде, где это возможно 
  • МЫ были привязаны к гарантированным вещам 
  • МЫ пытались совершить невозможный подвиг, чтобы "выдернуть жало" у предчувствуемого НАМИ провала 
  • МЫ реагировали на новый опыт в новой обстановке с осторожностью, которой научились дома 
  • МЫ были проинструктированы родителями расценивать своих одноклассников как конкурентов, тех, кому нельзя оказывать слишком большую помощь, чтобы они не получили преимущества 
  • Родители внушали НАМ преувеличенное уважение к авторитету, который символизировал преподаватель. Собственное суждение почти ничего не значило по сравнению с тем, что "сказал учитель" 
  • НАШИ родители одобряли, в т.ч. в НАС, подчинение и самоподавление 
  • Родители говорили НАМ, что МЫ слишком дерзки, потому что еще не были побиты жизнью и обрезаны до нужного размера, что уже испытали на себе сами родители 
  • НАМ было стыдно, виновато, что МЫ дерзки, не побиты жизнью, жизнь НАС пока щадит 
  • МЫ ждали, когда же жизнь НАС побьёт 
  • МЫ стремились, хотели испытать и избавиться от чувства вины, стыда, самонеприятия, чтобы родители были довольны НАМИ – чтобы жизнь НАС побила, укротила, окоротила 
  • НАШИ родители разрушали НАШУ целостность уверенность в себе, вмешиваясь в НАШИ договорённости/обязательства по отношению к другим людям и мешая НАМ в НАШЕМ естественном плане выполнения работы 
  • НАМ говорили, НАС учили, воспитывали, внушали НАМ, что нельзя убедиться в качестве того, что сделано, пока это не удостоверит кто-то авторитетный 
  • НАС учили не доверять самим себе/в первую очередь себе/только себе/преимущественно себе 
  • Все хотели сделать НАС зависимыми 
  • За НАШ счёт пытались/хотели самоутвердиться и МЫ считали это НАШИМИ проблемами 
  • МЫ не могли здраво оценивать требования задачи с точки зрения своих собственных способностей и темпа 
  • МЫ искали чьего-то руководства 
  • МЫ считали, выучили, усвоили, что только НАШЕ ощущение, мнение о, чувствование ситуации – этого никогда недостаточно, нужно, чтобы по этому поводу высказался кто-то ещё 
  • Подрастая и получая возможность развивать свои интересы и предпринимать действия вне дома, МЫ получали строгое предостережение — не совершить чего-либо, что могло бы опозорить НАС или НАШУ семью, родителей 
  • Если МЫ пробовали что-нибудь слишком нетривиальное, то получали наказание от своих родителей вместе с насмешками друзей и одноклассников, воспитанных так же, как МЫ 
  • Родители обращались с НАМИ как с детьми много дольше того времени, когда это было приемлемо 
  • МЫ испытывали неудобство, неловкость, противостоя даже мысленно авторитетам, тем, кто выше НАС номинально, по рангу, должности, положению 
  • Когда МЫ больше не слышали тревожных увещеваний своих родителей, МЫ оживляли их в собственной памяти 
  • что-то всегда может пойти не так, если не будет предупреждения 
  • МЫ становились физически автономными от родителей, но не духовно 
  • НАС это злило 
  • НАС злило, что МЫ не можем по своему желанию, решению, сказав себе, что хотим так – освободиться от довления родителей над НАМИ; став физически автономными, освободиться и в голове от родителей 
  • С мучительной мыслью о взволнованных родителях на заднем плане сознания, МЫ не могли и думать о том, чтобы пропасть на целый вечер, завести роман или предпринять безумную поездку, сорваться с места 
  • МЫ подходили к жизни с мрачной сосредоточенностью, не зная ни сокращенных, ни обходных путей 
  • МЫ постоянно были бдительны – как бы никому/НАШИМ родителям не навредить, не доставить неприятных мгновений НАШИМ поведением 
  • МЫ думали: это же очевидно не НАШИ проблемы, это проблемы родители, наглюченные их идеи, не НАШИ, насчёт НАС, что и как МЫ должны-не должны, но МЫ ничего не могли поделать и всё равно подчинялись этим идеям, учитывали их 
  • НАШЕ поведение во многом состоит из ритуализированных забот или действий, направленных на предотвращение некоего пугающего исхода, который никогда не материализуется 
  • МЫ пытались, прикладывали усилия, чтобы уменьшить тревогу хотя бы на мгновение 
  • МЫ считали тревогу – нормой 
  • Мы неуютно, дискомфортно, непривычно себя чувствовали без тревоги, не тревожась на заднем фоне 
  • независимо от того, что НАШИ опасения фактически не оправдывались, МЫ чувствовали, что навязчивые реакции помогли НАМ 
  • Таким образом, МЫ сохраняли их, подкрепляя свою иррациональность 
  • МЫ рассматривали только отрицательные последствия предложенного способа действий, например, смены работы или поиска нового знакомства 
  • в области инициативы и риска слишком обычным для НАС являлось рассматривать только потенциальные опасности, независимо от того, сколь мало они вероятны или существенны. "Зачем рисковать?" — это усвоенное НАМИ кредо 
  • МЫ проживали жизнь, упуская тот опыт, который легко могли получить 
  • МЫ были довольны, когда этот опыт оказывался НАМ навязан 
  • Чего НАШИ родители действительно всегда хотели для НАС, так это чтобы МЫ поторопились и побыстрей закончили школу, институт, получили/нашли работу, вышли замуж, родили детей — и умерли 
  • МЫ находили свои возможности недостаточными для своих увлечений 
  • МЫ считали свои увлечения смешными, нечистыми и бессмысленными, уже занятой, перенасыщенной способными людьми сферой 
  • МЫ делали несмелые, обречённые, готовые к провалу попытки утвердиться вдали от дома, родителей 
  • МЫ сами не верили, были хронически, постоянно не готовы отделиться от родителей, быть сами по себе, сами за себя, утвердиться вдали от дома, родителей, самостоятельно 
  • НАШЕ нежелание заниматься чем-либо, с определенными людьми или определенной работой, возвращало НАС домой, к родителям 
  • НАМ было некуда отступать, кроме версии существования НАШИХ родителей — ограниченной и полной страхов, осмеянной НАМИ, отвергаемой, отрицаемой, непринимаемой НАМИ, неприятной, отвратительной НАМ 
  • Вступая в жизнь, взаимодействуя с жизнью, МЫ психологически оставались в ослабленной позиции, не очень отличающейся от аддиктивной 
  • Опыт детства научил НАС, что только семья может позволить иметь комфорт и некоторый авторитет в своей среде 
  • Когда родители вмешивались в НАШИ планы, связанные с друзьями, настаивая на исполнении семейного долга (иногда воображаемого), МЫ научились тому, что дружба вторична по отношению к более базовым обязательствам. 
  • Возможности для развития крепкой дружбы уменьшались еще больше, когда родители обучали НАС тому, что нельзя полагаться на людей вне дома 
  • МЫ видели, что женатые пары проводили всё свободное время вместе и ходили везде, как единое целое 
  • МЫ считали, усвоили, что отношения с кем-то – это всегда выше, лучше всего/любого/чего угодно, что у НАС есть сейчас 
  • Дружба или независимые от мужа или жены занятия вне дома заставляли НАС заподозрить, что в браке большие нелады 
  • МЫ ощущали границы, ясным образом очерченные вокруг НАШЕЙ семьи: экономически, эмоционально и сексуально всем полагалось быть здесь 
  • МЫ перенимали преобладающую установку о первичности социального опыта по отношению к личному 
  • МЫ усваивали, видели, что люди редко чувствуют себя уверенно сами с собой, но всегда ищут кого-то еще, чтобы делать что-нибудь вместе 
  • МЫ были озабочены социальными соображениями: с кем пойти, кого МЫ встретим там, как другие отреагируют 
  • МЫ усвоили/согласились/протестовали/смирились/сопротивлялись, что поиск новых контактов — потенциальной дружбы — исключен, а отношения, которые сохраняются, чаще всего несерьезны и взаимозаменяемы. Глубокие потребности в человеческой близости могут быть направлены только по одному-единственному каналу. 
  • С раннего возраста НАС приучили к поиску одного особенного человека, чтобы разделить с ним жизнь 
  • МЫ направляли огромную часть своей эмоциональной энергии на поиск такого партнера 
  • Жизнь в старшей школе и институте только укрепляла для НАС эту цель и утверждала искусственные категории, которые определяют реакции людей друг на друга, отношения между полами 
  • С однополыми друзьями, также как с друзьями противоположного пола, которые не расцениваются как приемлемые партнеры (часто потому, что они уже связаны с кем-то еще), отношения идут не дальше определенной глубины 
  • Противоположный НАМ пол для НАС был ценнее, важнее, МЫ были более настроены на него, чем на НАШ пол 
  • НАС тяготило, НАМ не нравилось, МЫ считали неправильным, но естественным, как должно быть, заложенным природой, что МЫ внимательнее, настроеннее, заинтересованнее по отношению к противоположному НАМ полу, а не своему, что МЫ можем поменять свои планы ради, в пользу противоположного НАМ пола в ущерб своему полу 
  • Дружбы, заведенные по пути к браку, служат временной мерой, предпринимаемой для удобства или из-за крайней необходимости. 
  • Мальчик или девочка могут всегда поменять планы, построенные заранее с однополым другом, чтобы принять полученное в последнюю минуту приглашение лица противоположного пола 
  • МЫ настроены на противоположный пол 
  • МЫ видим вокруг, как все настроены больше на противоположный пол 
  • МЫ видели, испытывали на себе, старались относиться с пониманием, как к должному, неизбежному, нормальному, не обижаться, не протестовать, не качать права, когда НАШ пол променивал НАС на противоположный пол, предпочитал противоположный пол НАМ, бросал НАС ради, в пользу противоположного пола 
  • МЫ думали, что в подобных случаях сделали бы также, просто НАМ не представилась возможность, просто МЫ завидуем, это правильно, так нормально, естественно 
  • И после того, как партнер находится, дружба или исчезает, или становится еще более поверхностной и ограниченной, чем была. Остепенившись, человек никогда снова не сможет быть наедине с кем-то, кого он (или она) прежде считал близким другом. Таким образом, в обществе, чрезмерно обеспокоенном социальными отношениями, подлинная дружба труднодостижима. 
  • Но в то время как люди недостаточно серьезны по отношению к тем индивидам, которые не доступны для "стыковки", они крайне озабочены теми, кто для этого подходит. 
  • Когда мальчик смотрит на девочку, или девочка на мальчика, он или она видит не уникальную человеческую индивидуальность, но кого-то, кто исполнит определенную роль — потенциального мужа или жену 
  • Неспособный глубоко вовлекаться в отношения с людьми того же пола, человек не может узнать и противоположный пол. Он представляется в виде абстрактной вещи — как что-то, необходимое для полноты нашего существования. В этом овеществлении других человеческих существ и лежат корни аддикции 
  • МЫ были неспособны, пытались/не пытались/НАМ было интересно/неинтересно вовлекаться в отношения со своим полом 
  • МЫ тянулись к общению со своим полом, а они НАМ отвечали тем, что тянулись к общению с противоположным полом 
  • МЫ ощущали, что со своим полом МЫ просто коротаем время до возникновения на горизонте, в НАШЕЙ жизни интересного противоположного 
  • НАМ было стыдно, виновато, что МЫ не включены, не хотим, даже не пытаемся как-то включиться в отношения, общение со своим полом 
  • МЫ априори считали свой пол такими же как мы, то есть ничего интересного, ничего нового, всё то же самое 
  • Противоположный пол, какой угодно, НАМ был интереснее, чем свой 
  • МЫ классифицировали людей на потенциальных возлюбленных и "других" 
  • НАМ было стыдно, виновато, МЫ были недовольны собой, осуждали себя за повышенный интерес, настроенность, направленность, внимание к противоположному полу и сниженный интерес, внимание к своему полу 
  • МЫ считали это естественным, но неправильным 
  • люди, женившиеся рано, имеют тенденцию не достигать полного "развития эго" 
  • бремя удовлетворения двух полных диапазонов эмоциональных потребностей слишком огромно, чтобы многие браки смогли это перенести 
  • Брак, как способ жизни, необычайно популярен и его популярность растёт 
  • Брак настолько принят в качестве нормального и одобряемого положения зрелого и взрослого человека, что кажется правдоподобным следующее: значительное число индивидов, которым брак не подходит по их темпераменту, или которые несовместимы со своими предполагаемыми брачными партнерами, будут, тем не менее, жениться, потому что это — "вещь, которую надо сделать" 
  • Секс обычно моногамен и часто связывается с идеалом последующего брака 
  • МЫ воспринимали, что НАШЕ проживание с кем-то, в т.ч. в чьих-то/НАШИХ родителей глазах, предшествует официальному браку 
  • В атмосфере, где люди чувствуют, что должны иметь секс, существует постоянная опасность того, что случайная интрижка может обернуться чем-то гораздо большим, чем то, что подразумевалось участниками 
  • Это может понадобиться для того, чтобы они могли оправдать свое поведение — главным образом, перед самими собой. 
  • Сексуальный катализатор может превратить первое свидание в исключительные и постоянные отношения. 
  • МЫ устремлялись к серьёзным обязательствам на незрелой стадии своей жизни 
  • МЫ хотели получить от кого-то серьёзных обязательств, не считаясь, что он находится на незрелой стадии своей жизни, сейчас не может НАМ этого дать 
  • МЫ были подвержены нажиму в сторону образования пары со стороны родителей/кого-либо ещё 
  • Слова "У меня уже есть подруга" служат для извинения человека, избегающего серьезного взаимодействия с кем-либо еще 
  • НАС удивляло, МЫ подавляли своё удивление, что у НАС не вызывает никаких/каких-то должных эмоций, чувств, что НАМ говорили «у меня есть подруга»; МЫ не понимали, и что с того? Можно же просто общаться 
  • МЫ думали, что должны считаться с другим, не ставить его в неловкое положение, не доставлять ему мук совести, чувства вины – значит не надо настаивать на общении, раз у него «есть подруга», значит он не хочет 
  • НАМ казалось, было ощущение, что от НАС как раз хотят настаивания, соблазнения, говоря «у меня есть подруга» 
  • людей влечет друг к другу аддиктивная потребность в безопасности 
+7
11:51
918
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...