Любовь и зависимость 4

Аспекты
Время чтения:
25 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
  • МЫ объявляли здравым смыслом и Божьей волей какой-то заведенный порядок, который безнадежно ограничивал НАС, и поверх которого у НАС не было сил взглянуть 
  • Аддикция — индивидуальный паттерн, сформированный социальными и культурными силами 
  • Аддиктивный дрейф общества имеет тенденцию увлекать за собой любого, кто не предпринимает усилий к тому, чтобы понимать свою судьбу и управлять ею 
  • Вырасти из аддикции — значит, произвести изменения и в себе, и в своем отношении к обществу 
  • МЫ чувствовали, ощущали, думали, что НАША психологическая стабильность – сомнительна 
  • МЫ входили, вдруг оказывались в более-менее стабильном психологическом состоянии, НАМ казалось, что вот сейчас, вот при таком состоянии другие над НАМИ наконец-то не властны, МЫ наконец-то более-менее независимы от других в своих эмо состояниях 
  • МЫ беспокоились, тревожились, боялись при одной мысли о возможности, что МЫ столкнёмся с кем-то/чем-то, что/кто опять НАС выведет из состояния эмо/психологической стабильности/из состояния как сейчас 
  • МЫ избегали, сбегали от любых контактов, общения, которые, по НАШЕМУ мнению, могли бы привести к выпадению НАС из эмо/психологического равновесия/впадения в эмо/пси зависимость НАШЕГО состояния от других 
  • беспокоясь о НАШЕМ внешнем впечатлении, МЫ пробовали моделировать себя в соответствии с социально заданным образцом 
  • МЫ подавляли любые несоответствующие данной концепции (моделировать/представлять себя в соответствии с социально заданным образцом) импульсы, которые чувствовали, и которые затем находили выражение в виде неуместных или разрушительных действиях 
  • МЫ комфортно/дискомфортно/некомфортно чувствовали себя на поверхностных уровнях социального взаимодействия 
  • на некоторой глубине социального взаимодействия НАМ становилось неуютно с самими собой 
  • МЫ уклонялись от эмоциональной близости с другими 
  • МЫ твердили, создавали себе/другим образ, верили, что это МЫ хотим близких, более глубоких отношений с людьми, а они всё время уклоняются, не хотят, и НАМ приходится учитывать, принимать, следовать их такому желанию 
  • МЫ не видели, не хотели замечать, не признавали, не принимали, что уворачиваемся при любой возможности, опасности глубины социального контакта 
  • МЫ были взбалмошны 
  • НАМ казалось, что, в глазах других, МЫ делаем странные вещи 
  • что-либо вырастало в НАС до таких нездоровых размеров, чтобы вылиться в виде вредного для жизни прорыва потребностей 
  • жизнь НАМ представлялась шумом, в котором МЫ участвовали внешне, а внутри этой пустой скорлупы — темнота и пугающее пространство смерти 
  • МЫ хотели, стремились, осознавая или не осознавая, запечатать свою жизнь, защитно укупоривая свои желания, пока они не взорвутся 
  • МЫ стремились оставаться открытыми жизненному опыту 
  • МЫ считали, что у НАС получается/не получается оставаться открытыми жизненному опыту 
  • МЫ отталкивали чью-либо изменчивость, жизненность, энергию 
  • МЫ пытались никогда не быть ограничены, никогда не быть под властью того, что снаружи, никогда не быть вмещены во что-то 
  • МЫ пытались поддержать себя, подчиняя другого своей воле 
  • МЫ обижались на любой признак независимости в другом 
  • МЫ сопротивлялись своим соц ролям чрезвычайно экстремально и негативно 
  • МЫ чувствовали тайное желание отпустить, отшвырнуть всё, и впасть в явную несдержанность, в зверство и распущенность 
  • свобода не означает отказа от всех социальных условностей. Просто, когда хочешь свободы, нужно достичь чего-то более реального, чем то, что традиционно предлагается обществом 
  • мы имеем более или менее аддиктивные тенденции в своем характере, наряду с позитивными тенденциями поиска жизни 
  • некоторая степень аддикции неизбежна — и некоторые аддикции более разрушительны, чем другие — мы должны признать, что она всегда приводит к потере чего-то 
  • какая-то аддикция казалась НАМ неизбежной/разумной/в разумных пределах/необходимой/полезной НАМ 
  • НАМ привили мало самоуважения, препятствовали обнаружению способностей в себе и интересов в своём мире, и не давали увидеть, каким мог бы быть человеческий контакт 
  • Обнаружение другой души, составляющей НАМ компанию, было облегчением/стремлением/целью для НАС 
  • МЫ парадоксально хотели получить, испытывать постоянное и возрастающее удовольствие 
  • НАША аддикция была сосредоточена на другом человеческом существе, чтобы всегда был шанс поделиться эмоциями, совместно расти и помогать друг другу в затруднениях 
  • НАША близость с другим стимулировалась острой нуждой 
  • НАША близость с другим, потребность в нём, чувство общности, единения с ним пропадало через мгновение, неожиданно испарялось 
  • НАША близость с другим, потребность в нём, в чувстве общности, единения с ним были слишком отчаянны, чтобы допускать подлинное понимание или признание 
  • НАШ совместный рост с другим был искусственным, основываясь на непосредственном присутствии другого человека и не имея никакого значения вне этого контекста 
  • МЫ не понимали, что вне привычного, обжитого НАМИ контекста с конкретным человеком НАМ не хочется, не нравится, неинтересно заниматься чем-л, в каком-л направлении 
  • НАШЕ желание помогать было окрашено более сильным желанием обладать/утвердить власть/что МЫ важнее, лучше знаем, умеем, МЫ сильнее, лучше 
  • люди, вовлеченные в аддиктивные отношения, зачастую поздравляют себя с романтическими победами и сопротивляются самоисследованию, тем более не отвечая на чужие расспросы. Они считают, что люди, думающие и задающие вопросы о любви, не могут знать, что это такое. Их поддерживает в этом убеждении вся наша культура и исполненные лучших намерений наблюдатели, не видящие, что название "любовь" может быть присвоено разрушительной эксплуатации себя и других 
  • МЫ хотели/не хотели/пытались/стремились/что-то делали для/сопротивлялись тому, чтобы заменить аддикцию более осмысленным отношением к жизни 
  • МЫ испытывали сильнейшее побуждение оправдать свой опыт перед самими собой 
  • МЫ оправдывали свой опыт перед самими собой 
  • МЫ предпочитали/сами выбирали, осознавая или не осознавая, признавая или не признавая это – аддиктивные отношения/аддкицию по отношению к чему/кому-л 
  • МЫ хотели, чтобы у НАС сформировалась/от НАС не ушла/у НАС сохранилась/МЫ питали свою аддикцию по отношению к чему/кому-л 
  • МЫ жестоко сопротивлялись, не могли признать, принять, что предпочитаем, хотим находиться, не хотим отпускать своё аддиктивное отношение к чему/кому-л 
  • МЫ не уважали, осуждали, насмехались над, не принимали, не признавали, высмеивали, НАС пугал, МЫ считали неприемлемым, ужасным, страшным, пугающим, слабым применительно к НАМ – аддиктивный образ жизни 
  • МЫ боялись обнаружить себя в аддиктивных отношениях, в аддикции к кому/чему-л 
  • МЫ не хотели быть аддиктами 
  • МЫ не хотели думать о себе как об аддиктах 
  • МЫ не могли признать, принять свою аддикцию 
  • НАС пугало, что надо что-то делать, менять, если МЫ признаем, увидим, что да, МЫ аддикты 
  • НАС пугало, ужасало, что МЫ не знаем, что НАМ делать и никто НАМ не подскажет, МЫ никому не можем доверять в этом вопросе – другие сами не выбрались из своих аддиктивных отношений – если МЫ признаем, увидим, что МЫ аддикты 
  • НАША культура абстрактно придаёт независимости, деятельности и росту определяющее, доминирующее, важное, переоценённое значение/роль в жизни человека 
  • Люди не хотят быть вынужденными говорить о том, что не могут жить полной жизнью. Они формально восхищаются теми, кто предприимчив и реализует себя. Они ищут эти качества в героях кино, художниках, спортсменах и политических лидерах. И постоянно удивляются неиспользованным возможностям, не прожитыми полностью жизнями 
  • Большинство людей не возражало бы против расширения своих горизонтов, небольшого или существенного, если бы только они знали, как это сделать, и могли почувствовать достаточную уверенность в себе, чтобы начать. Для этих людей преодоление аддикции походило бы на разрушение стен, которые сдерживают их и их судьбы 
  • МЫ были связаны каким-либо прошлым описанием себя 
  • МЫ держали себя открытыми жизни 
  • МЫ закрывались от жизни 
  • у НАС в голове звучало как идеал, как МЫ должны себя вести, к чему стремиться – МЫ должны держать себя, быть открытыми жизни, а НАМ не хотелось, МЫ предпочитали быть полумёртвыми 
  • МЫ не могли принять, признать, что МЫ не хотим держать себя, быть открытыми жизни, что МЫ хотим, предпочитаем быть, пребывать в полумёртвом состоянии и НАМ это нравится 
  • МЫ говорили себе «нельзя» 
  • МЫ говорили себе «надо» 
  • в НАС говорили родительские голоса, голоса учителей, воспитателей, авторитетов для НАС - «нельзя»/ «надо» 
  • МЫ выбирали разные варианты смерти в течение своей жизни: проводили много времени во сне, в слабом, малоэнергичном, неподвижном состоянии 
  • аддикция базируется на чувстве беспомощности 
  • МЫ находили/не находили/искали/хотели искать, найти/не хотели искать, найти - способы контакта со своими родителями, партнерами и детьми 
  • у своих родителей МЫ выучили, позаимствовали один набор реакций на жизнь 
  • МЫ имели/не имели возможности сформировать прочные отношения на основе продолжительных ежедневных контактов с другими людьми 
  • МЫ имитировали модель бездумного самоутверждения 
  • НАШУ жизнь строго/формально регулировали 
  • НАШИ ограничения в семье, что МЫ можем себе позволить, а чего не можем, - подчёркивали 
  • к НАШЕМУ статусу ребёнка в семье относились пренебрежительно/как к преувеличенно слабым 
  • родители избегали с НАМИ конфликтовать, спорить 
  • родители боялись потерять НАС, НАШУ привязанность к ним, что МЫ уйдём от них, оставим их, НАШЕ отношение к ним ухудшится, изменится, не будет уже точно таким, как они хотели бы, ждали 
  • НАШИ родители делали в отношении НАС ставку на будущее – что в будущем МЫ реализуем, исполним наконец-то их мечты, ожидания, станем такими, какими они хотят НАС видеть, сделаем всё для них, станем относиться к ним так, как они хотят, изменим к ним своё отношение 
  • НАС тяготили довлеющие над НАМИ установки родителей на будущее в отношении НАС 
  • МЫ не приобретали/приобретали отчетливого ощущения ценности своих усилий, слов и мыслей 
  • МЫ обесценивали/переоценивали/недооценивали слова и действия других 
  • Когда родители вовлечены в содержательную деятельность и имеют некие смыслы в своей жизни, кроме наличия детей, они с большей вероятностью будут лелеять независимость, радость и компетентность своих детей, вместо того, чтобы ограничивать их рост страхом, виной или чрезмерным контролем 
  • Когда у родителей нет надобности завидовать ребенку и его идентичности, ребенок может приобрести уважение к своей автономии и к автономии других, вместо побуждения к их эксплуатации, которое представляет собой часть аддикции 
  • МЫ думали/беспокоились/были уверены, что не можем/можем влиять на человеческие отношения и на практические дела 
  • МЫ не могли/думали, что не можем/думали, что это неправильно – влиять так, как НАМ того хотелось, в том направлении, как НАМ хотелось, на человеческие отношения и практические дела 
  • НАС научили нуждаться в других для собственной завершенности 
  • МЫ живём в обществе, которое отказывает НАМ в возможности ощущать самодостаточность, отвлекая неудовлетворительными заменами 
  • МЫ видели/не видели/признавали/не могли признать/принимали/не принимали, что фундаментально не уверены в себе 
  • МЫ соглашались, привыкли к цепи взаимной зависимости 
  • МЫ соглашались, осознавая или не осознавая, на зависимость от другого, привязанность к нему, если это взаимная зависимость 
  • МЫ навязчиво искали, находили подтверждений, что МЫ с другим взаимно зависимы/что другой точно так же зависим от НАС, как и МЫ от него 
  • МЫ измеряли, рассуждали, искали фактов, на основе чего можно сделать вывод, кто сильнее зависим от кого – МЫ от другого или другой от НАС 
  • МЫ искали, находили подтверждения/опровержения, что другой сильнее/слабее зависим от НАС, чем МЫ от него 
  • НАМ было больно, невыносимо, что другой меньше, слабее к НАМ привязан, от НАС зависим, чем МЫ от него/что МЫ сильнее, болезненнее привязаны к другому, зависимы от него, чем он к НАМ, от НАС 
  • МЫ боялись найти, увидеть, не смочь отворачиваться, отрицать, что другой сильнее привязан к кому-то другому, чем к НАМ/был когда-то к кому-то сильнее привязан, чем к НАМ сейчас 
  • МЫ сравнивали, к кому МЫ сильнее привязаны, от кого МЫ сильнее зависимы из НАШЕГО прошлого, настоящего 
  • Постоянная озабоченность слабостями, которые мы приобрели, когда были слишком молоды для того, чтобы защищаться, сама является бегством, препятствующим НАМ в том, чтобы управлять своей жизнью 
  • МЫ думали, пытались убедить себя, поверить, что НАША зависимость, привязанность к кому-то/чему-то объективно обусловлена, определена извне, силами, превосходящими НАШЕ желание отсутствия такой привязанности 
  • МЫ убеждали себя, верили, что МЫ привязаны к кому-то/чему-то, зависимы, потому что… 
  • МЫ убеждали себя, что НАША привязанность, зависимость сильнее НАС, МЫ ничего не можем с ней поделать, если МЫ что-то поделаем, попытаемся с ней поделать – будет, станет только хуже 
  • МЫ убеждали себя, что не можем не быть привязаны, зависимы от чего-то/кого-то 
  • МЫ говорили себе, убеждали себя, что какой смысл сопротивляться, отбрасывать, отказываться от какой-то уже существующей зависимости, привязанности, всё равно МЫ не можем/невозможно жить без привязанностей/МЫ не сможем жить без привязанностей/на её место придёт другая, по сути такая же, к такому же типажу 
  • родители возложили на НАС тяжелое бремя, и МЫ продолжали жить с этим бременем даже после того, как стали взрослыми 
  • МЫ считали что-л неизбежным/неподдающимся исправлению, корректировке, изменениям, уничтожению, исчезновению 
  • МЫ не могли действовать автономно, по собственному разумению/порывам, всегда принимая родителей за точку отсчета в своих действиях — в качестве оправдывающих, препятствующих или провоцирующих фигур 
  • Жить кем-то еще — это аддикция 
  • Обвинять родителей или общество в своих неудачах — значит, возвращаться к той же самой пассивной позиции и к вере во внешний контроль, которые и порождают аддикцию. Принятие личной ответственности — первый шаг на пути освобождения от нее. 
  • МЫ должны/вынуждены были реагировать на обстоятельства, не НАМИ созданные 
  • НАМ не нравилось/нравилось реагировать на не НАМИ созданные обстоятельства 
  • МЫ сваливали вину за свои проблемы на старшее поколение 
  • НАС поощряли/ругали/критиковали/НАМ было важно, будут ли НАС критиковать, ругать, осуждать или поддержат, поощрят, похвалят за то, что МЫ сваливали вину за свои проблемы на старшее поколение 
  • МЫ обвиняли себя в неспособности решить все/какие-л проблемы раз и навсегда 
  • МЫ были недовольны собой, разочарованы собой, что МЫ не можем решить все/какие-л проблемы раз и навсегда/одним махом 
  • МЫ стремились к идеалу независимости/самореализации/самодостаточности/самостоятельности 
  • МЫ явно/неявно обвиняли/осуждали прошлые поколения в том, что они оказались не в состоянии сделать более лучшее общество, в котором НАМ бы жилось легче 
  • МЫ хотели/мечтали/пытались/надеялись убежать от прошлого и от современного аддиктивного общества 
  • МЫ пытались/стремились/хотели/мечтали обособиться/уединиться/отъединиться/утверждать своё Я как отдельное, только НАШЕ, ни с кем не связанное 
  • МЫ считали, что вылечить аддикцию полностью – невозможно/не очень-то и нужно/всё равно не получится, сколько не старайся 
  • МЫ пытались/хотели/не хотели/отрицали, не признавали, что хотим//не хотим /считали невозможным, невероятным для себя//вообще получить власть над своими компульсивными, спонтанными реакциями/взять их под свой контроль 
  • МЫ пассивно управлялись внешними стимулами и неизвестными эмоциями 
  • МЫ научились нездоровым реакциям в одной из областей своей жизни 
  • Когда МЫ смотрим на себя без притворства, МЫ можем начать спрашивать, кто МЫ есть и чем МЫ недовольны 
  • МЫ притворялись, какие МЫ 

  • аддикция — общая предрасположенность, она не может быть преодолена без существенного личностного обновления 
  • МЫ боялись/сопротивлялись/не хотели реальных изменений в себе, в событиях в своей жизни, в своих целеустремлениях, решениях, желаниях, направленностях, что МЫ хотим получить, к чему МЫ стремимся/ изменений в своих взглядах, решениях, что НАМ нужно, не нужно, чего МЫ хотим, не хотим – если вдруг какая-то аддикция оставит, покинет НАС 
  • Любовь возможна, только если МЫ тянемся к другому человеку от своей силы, а не от слабости 
  • Если МЫ оказываемся в отношениях, основанных на слабости, их невозможно поправить без предварительного (или параллельного) восстановления НАШЕГО собственного духа 
  • МЫ росли/стопорились внутри каких-то отношений 
  • какие-то отношения, их получение, их наличие МЫ связывали, прочно ассоциировали для себя (осознанно или неосознанно) с ростом/стопорением в своём развитии 
  • МЫ избегали/стремились к каким-то отношениям, исходя из своих, осознаваемых или неосознаваемых НАМИ, идей, что эти отношения могут НАМ дать, дадут НАМ/могут у НАС отобрать, отберут у НАС 
  • МЫ избегали/стремились к каким-то отношениям, исходя из своих, осознаваемых или неосознаваемых НАМИ, идей, смутных воспоминаний, что так/что-то похожее уже было/эти отношения похожи на какие-то отношения из НАШЕГО прошлого/МЫ такие отношения уже где-то у кого-то видели 
  • МЫ избегали/стремились к каким-то отношениям, исходя из своих, осознаваемых или неосознаваемых НАМИ, идей, что эти отношения дадут НАМ откат в НАШЕМ развитии, МЫ регрессируем на какие-то уже пройденные, проходимые НАМИ стадии, на стадии, которые МЫ считали нижними 
  • МЫ понимали/не понимали/принимали/не принимали/утверждали/оспаривали/признавали/не признавали, что обладаем аддикцией к людям 
  • МЫ пытались избавляться от своей аддикции, уничтожить её воздержанием от аддиктивного объекта 
  • МЫ верили, надеялись, убеждали себя, что можем полностью вылечиться, хотя бы на время отпустить/можно полностью вылечиться/единственный способ излечения, освобождения от аддикции – это воздержание от аддиктивного объекта 
  • МЫ не верили, что можем полностью освободиться, воздерживаться от аддиктивного объекта / что воздержание излечивает от аддикции 
  • МЫ отчаивались освободиться, излечиться от аддикции вообще/с помощью методов, которые МЫ для этого использовали, в т.ч. с помощью воздержания от любого контактирования с объектом аддикции 
  • МЫ думали, что стать подлинно неаддиктивными – это как раз больше никогда не встречаться, не контактировать с объектом аддикции/когда бывший объект аддикции и похожее на него не вызывают никакой эмо реакции, никакого импульса к действию, желания обладать, получить это, оставляют равнодушными, безразличными 
  • МЫ осознавали/не осознавали/думали/полагали/верили/сомневались/соглашались/оспаривали, что проблема аддикции состоит не в ее объекте, а в НАШЕЙ ориентации по отношению к нему 
  • МЫ думали, что проблема аддикции – в объекте/объект виноват, несёт ответственность за то, что МЫ к нему так неадекватно привязались 
  • МЫ думали, что привязались к кому-то/чему-то, стали зависимы от кого-то/чего-то из-за каких-то уникальных, неповторимых, особых качеств объекта аддикции 
  • МЫ, осознавая или не осознавая, признаваясь или не признаваясь себе, считали объект НАШЕЙ аддикции виноватым, несущим ответственность за то, что МЫ к нему привязались – и он НАМ теперь должен/и теперь только он может избавить, освободить НАС от этой аддикции, только он обладает такой, намного, несравнимо большей, чем у НАС, силой – освободить НАС от зависимости от него 
  • МЫ наделяли объект зависимости и только его силой, возможностью, властью, НАШИМ единственным вариантом, спасением – чтобы освободить НАС от зависимости от него, привязанности к нему 
  • МЫ просили кого-то явно/неявно/осознаваемо для себя/неосознаваемо для себя - освободить НАС от зависимости от него/кого-то/чего-то 
  • МЫ думали, что у другого есть сила, какая-то власть над НАМИ, сознаёт он это или нет, раз МЫ так сильно, так неадекватно, почти вопреки своей воле, своему желанию привязались к нему 
  • МЫ думали, что НАС приворожили, хотели этого или нет 
  • МЫ думали, что аддикция сильнее НАС, это что-то больше НАС, что на НАС воздействует, привязывает НАС, делает НАС зависимыми, хотим МЫ этого или нет, аддикция – она от чего-то потустороннего 
  • МЫ думали, что на самом деле МЫ ничего не можем поделать со своей аддикцией 
  • МЫ думали, что если над НАМИ сжалятся /другой, вселенная/, то НАС освободят от аддикции, она просто уйдёт 
  • МЫ думали, что аддикция должна/только и может, что уйти неожиданно, непредсказуемо для НАС, как и пришла – тогда она уйдёт на самом деле, навсегда, а все НАШИ действия, специальные усилия, чтобы она ушла – этим МЫ ничего не добьёмся, максимум она оставит НАС на время 
  • МЫ думали, что в случае аддикции МЫ не властны, она не под НАШИМ контролем, она автономна, делает что хочет 
  • МЫ считали аддикцию автономно, абсолютно несвязанно с НАМИ, отдельно от НАС работающей 
  • МЫ думали, что аддиктивно привязались к кому-то, потому что спроецировали какие-то черты, которые НАМ нравятся, но которых, МЫ считаем, в НАС нет или они в НАС выражены в слабой форме 
  • МЫ думали, что сами наделили объект аддикции идеальными чертами, непререкаемыми, совершенными достоинствами – конечно, теперь МЫ просто не сможем отказаться от такого идеального образа, оставить его 
  • МЫ думали, что не можем отказаться от идеала 
  • МЫ отказывались, всячески избегали, убегали от того, чтобы повторно изучить свою ориентацию по отношению к тому, что стало зависимостью 
  • МЫ думали, что если будем часто, много думать об объекте своей аддикции, то она только усилится 
  • МЫ всячески старались подавлять, выгонять из головы мысли, переживания относительно объекта аддикции 
  • МЫ думали, что аддикция зачахнет, умрёт, если МЫ не будем думать/будем запрещать себе, подавлять, отгонять от себя мысли об объекте аддикции 
  • МЫ оценивали свою жизнь, исходя из некоторого понятия идеализированной любви и, неизбежно находя свой опыт несовершенным, МЫ с сожалением, горечью, разочарованием, огорчением заключали, что МЫ жили не на полную катушку 
  • Как раз эта вера в идеализированную романтическую любовь и порождает НАШЕ отчаянное поведение, делая НАС предрасположенными к аддикции 
  • МЫ думали, верили, что идеал, цель где-то там, впереди, всегда маячащая, существующая на заднем плане – идеализированная романтическая любовь – это очень хорошо, нужно иметь этот идеал, чтобы он присутствовал, иметь эталон, ориентир, с которым можно сравнить существующие отношения, решить, стоит или нет идти, соглашаться на какие-л отношения, иметь эталон, к которому всегда можно стремиться – то есть всегда есть направление движения, движение к чему-то лучшему, более достойному, совершенному всегда присутствует, остаётся в НАШЕЙ жизни 
  • МЫ цеплялись, хотели оставить, сохранить для себя, в голове идеал романтической любви, какой должна быть идеальная любовь, идеальные любовные отношения – чтобы всегда иметь иллюзию движения вперёд, что МЫ куда-то идём, к чему-то стремимся, НАМ что-то надо совершенное, идеальное, МЫ хотим чего-то достичь, МЫ живём не зря, не просто так, а для достижения, для создания идеала – любви и любовных отношений 
  • МЫ паниковали, беспокоились, нервничали, думали, что с НАМИ что-то не так, МЫ что-то делаем / сделали не так, где-то, в чём-то ошиблись, раз любовь, любовные отношения не доступны НАМ прямо сейчас//раз МЫ вынуждены, должны искать любовных отношений, любви, а их НАМ не вот прямо сейчас предлагают 
  • То, от чего аддикт желает убежать, — это осознание невозможности быть "полностью вместе" всё время 
  • МЫ думали, что с НАМИ что-то не так, не в порядке, раз/если НАМ вовсе не хочется ни с кем быть вместе всё время – значит, НАМ на самом деле вовсе не хочется любовных отношений, МЫ себя обманываем 
  • МЫ волновались, что не сможем другому это объяснить – что МЫ вовсе не хотим/не можем быть с ним/вообще с кем-то всё время, НАС это утомляет и совсем не вдохновляет 
  • МЫ думали, что, наверное, раз кругом это говорят и пишут, то люди, которые правда хотят отношений, готовы к ним – хотят, только и думают, как бы быть с партнёром вместе круглые сутки, совсем не расставаться 
  • раз МЫ этого не хотим – МЫ не готовы к отношениям 
  • когда МЫ осознаем, что будем иметь некоторые неисполнившиеся стремления к любви, и что это нормально — время от времени чувствовать неудовлетворенность, МЫ сможем прийти к кому-то другому с реалистичными желаниями и ожиданиями, из которых в действительности и складываются устойчивые отношения 
  • МЫ думали, что устойчивые любовные отношения складываются на основе плотно, тесно проведённого друг с другом времени/что всё началось с сильной страсти, вспыхнувшей, всепоглощающей 
  • эмоциональный баланс позволял НАМ действовать в гармонии со своими важнейшими интересами и потребностями, наряду с таковыми других людей 
  • два человека не могут всегда давать друг другу то, в чем они больше всего нуждаются в определенный момент. Вместо этого, их личная уверенность в себе позволяет им поддерживать доверие и привязанность друг к другу 
  • МЫ думали, что в отношениях, настоящей любви нет места личному 
  • если есть что-то личное в отношениях, то это не настоящая любовь 
  • Сосредоточение внимания прежде всего на любви — не лучший способ её достичь 
  • Глубинное понимание состояния своей души не должно исходить исключительно из того, насколько хорошо МЫ ладим со своими возлюбленными, мужьями или женами 
  • МЫ определяли, формировали какие-то убеждения относительно себя, всё ли у НАС в жизни идёт хорошо/плохо, какие МЫ – хорошие/плохие, исходя из своих отношений с кем-л 
  • у НАС были/МЫ хотели иметь неистовые//исключительные, особенные отношения с кем-л 
  • отсутствие эмоциональной вовлеченности и контакта с другими людьми может быть таким же признаком недостаточной целостности и страхов, которые составляют аддикцию, каковым могут быть цепляющиеся отношения 
  • МЫ пытались отвлечь своё внимание от себя/кого-л/чего-л/НАШИХ отношений с кем-л 
  • когда МЫ пытаемся отвлечь внимание от себя, то вряд ли будем полезны для других 
  • МЫ видели, замечали в себе признаки аддикции и торопливо решали, что в НАС всё должно быть изменено 
  • МЫ думали, что НАМ слишком много надо изменить в себе, своей жизни, чтобы преодолеть аддикцию, перестать быть аддиктивно привязанными к чему-то/кому-то – МЫ не справимся 
  • МЫ паниковали, сколько всего в НАС должно быть изменено, чтобы МЫ перестали быть аддиктивными 
  • Ключ к неаддиктивности — зрелость 
  • аддикция зачастую является искусственным продлением юности и уклонением от взрослой ответственности 
  • Аддиктивные отношения также могут быть временными прибежищами на дороге к ясности мысли и целеустремленности действий 
  • МЫ не хотели становиться, чувствовать, ощущать себя старше 
  • НАС пугали, вызывали у НАС страх стать такими же, похожими, отторжение, неприятие, избегание таких моделей поведения, так выглядеть, нежелание, избегание видеть это в себе – примеры взрослости, зрелости, старших 
  • Аддикция прекращается, когда человек приобретает неуловимое ощущение свободы и самообладания — ощущение, что в его власти моделировать условия своей жизни вместо того, чтобы быть их заложником 
  • Существенный признак зрелости — способность справляться с неизбежным конфликтом между нашим желанием связи с другими и НАШЕЙ собственной индивидуальной обособленностью 
  • МЫ не могли примирить своё желание связи с другими, стремление к ним с НАШЕЙ собственной индивидуальной обособленностью, потребностью в ней, желанием в ней оказаться, побыть 
  • МЫ искали/надеялись найти в других полноту жизни 
  • МЫ обнаруживали/не хотели признавать, принимать, что в НАС есть что-то, что не исчезает, даже если МЫ терпим неудачу в отношениях 
  • МЫ исходили, искусственно пытались, надеялись, мечтали, хотели применить на практике, в своей жизни идею: Когда есть больше, чем одна вещь, о которой МЫ заботимся, больше, чем один человек, который НАС удовлетворяет и оживляет, то МЫ не можем быть разрушены — независимо от того, насколько МЫ травмированы — потерей одного человека 
  • МЫ распылялись, пытались распыляться на сотни и тысячи вещей и людей 
  • МЫ пытались быть одновременно с несколькими людьми 
  • МЫ считали высшим проявлением того, что НАМ удалось выработать адекватные отношения с людьми, когда МЫ говорим с кем-то одним, с кем-то другим в его присутствии по телефону, а где-то ещё НАС ждут другие люди, у НАС встреча 
  • НАМ казалось, чем больше МЫ знаем людей, чем больше у НАС разных, пусть и поверхностных, контактов, тем лучше, адекватнее МЫ приспособились к отношениям с людьми, чем больше шансов, вероятности, что МЫ не впадём в зависимость, не будем цепляться, надоедать, досаждать кому-то одному 
  • МЫ боялись надоесть кому-то 
  • МЫ боялись, что если слишком часто будем видеться с кем-то /даже по его инициативе, желанию/, то очень, слишком быстро надоедим ему, начнём досаждать, докучать 
  • Проверкой НАШЕГО безопасного существования, или связности, является способность наслаждаться одиночеством 
  • Человек, отношения которого не компульсивны, — это тот, кто ценит свою собственную компанию 
  • Легче быть самодостаточным с таким Я, которое способно создавать удовлетворяющие связи с жизнью 
  • МЫ приветствовали/избегали/боялись/старались, хотели, пытались избежать, не допустить в свою жизнь периоды одиночества, когда могли развивать и выражать своё Я и в реальном мире, и в воображении 
  • МЫ гордились собственной самоподдержкой, которая, хотя и не совсем тотальна, позволяла НАМ противостоять множеству давлений 
  • НАША самоподдержка, осознавали МЫ это или нет, служила защитой для НАШИХ отношений 
  • МЫ пытались/были одержимы идеей, убеждённостью, что МЫ должны, что НАМ надо выбрать – или самоподдержка и МЫ всё решаем сами, во всём себя поддерживаем исключительно сами, или отношения, и тогда власть поддержки НАС или угнетения НАШЕГО настроения, придать или отнять у НАС силы, веру в себя МЫ отдаём кому-то другому 
  • МЫ пытались найти, строить отношения с кем-то, похожим на НАС, чтобы отдать кому-то, похожему на НАС, власть над собой, власть поднимать и угнетать НАМ дух, уверенность в себе 
  • МЫ считали, что самодостаточность и отношения не могут сосуществовать, им нет никакой необходимости сосуществовать, одно исключает другое 
  • МЫ боялись становиться, обнаруживать в себе самодостаточность 
  • МЫ боялись становиться, обнаруживать в себе мягкость, зависимость, мягкотелость, подчинённость 
  • МЫ находили ободряющими отношения с теми, кто уже уверен в собственной ценности 
  • НАМ очень нравилась, привлекала НАС, вызывала у НАС зависть уверенность другого в собственной ценности 
  • МЫ не понимали, почему же МЫ так не чувствуем – у НАС нет уверенности в собственной ценности вне отношений и в отношениях её тоже нет 
  • МЫ считали, были убеждены, что всем нравится, всех восхищает, привлекает тот, кто уверен в собственной ценности ещё до отношений, сам по себе 
  • МЫ имитировали, что уверены в собственной ценности ещё до отношений 
  • МЫ не понимали, задавались вопросом, почему же у НАС не получается быть такими на самом деле, а только имитировать, почему имитация этого образа не создала, не укоренила его в НАС на самом деле 
  • МЫ не понимали, почему же тогда человеком, принятие и поддержка которого настолько жизненно важны для подобного чувства самоценности, не можем быть МЫ сами 
  • МЫ, чтобы чувствовать себя в безопасности от отношений, залипании, привязанности, зацикленности на людях, просто избегали отношений/создавали, имитировали повышенную заинтересованность, открытость, расположение НАС к новым контактам, к общению 
  • МЫ хотели, для НАС было важно, значительно держаться подальше от отношений с людьми, быть на некотором расстоянии от отношений, оставаться в безопасности, на месте наблюдателя, не вовлечённого участника отношений 
  • НАШИ отношения с собой и НАШИМ окружением были самым безопасным якорем против бесконечной неуверенности и бегства от действительности 
  • НАШИ отношения были повторением, продолжением игры – из фильмов, книг, рассказов НАМ об отношениях других людей 
  • Направляемые изнутри люди определяют свой курс посредством следования внутренним указаниям, в то время как люди, направляемые другими, полагаются на внешние сигналы — особенно на те, которые подают другие люди — чтобы решить, каким путем следовать 
  • МЫ боялись своей индивидуальности 
  • Люди, уверенные в своей ценности, скорее приветствуют обратную связь от внешнего мира, даже когда она является критикой, чем вытесняют ее из сознания или блокируют 
  • Любые взаимодействия с людьми МЫ, осознавая или не осознавая, оценивали с точки зрения вероятности удара по НАШЕЙ самооценке, НАШЕМУ образу себя, НАШЕМУ идеальному Я 
  • МЫ боялись разочароваться в себе, узнать, увидеть что-то нелестное о себе, противоречащее, вступающее в конфликт с НАШИМ идеальным Я, в своих взаимодействиях с другими 
  • МЫ думали, что в своих взаимодействиях с другими, видя свои нелестные черты, ошибки взаимодействия, несоответствия своему идеальному Я, к которому надо стремиться, МЫ отдаляемся от достижения, возможности достижения этого идеального Я 
  • МЫ делали вид, что МЫ слушаем, воспринимаем критику НАС другого, чтобы вернуть его расположение, отношения с ним 
  • расслабленная непринужденность в человека была, являлась для НАС сигналом, показателем, что человек полностью контролирует себя и ситуацию 
  • МЫ повышенное осознавали компоненты фона 
  • МЫ в неожиданной ситуации либо паниковали либо оставались безэмоциональными 
  • Мы не могли/сомневались отличить аддикцию от привычки 
  • МЫ подменяли, путали понятия аддикции и привычки 
  • НАША жизнь содержала структурность, повторяемость, упорядоченность 
  • структурность, повторяемость, упорядоченность НАШЕЙ/чьей-либо жизни огорчали НАС 
  • МЫ считали себя физически/психологически самодостаточными/несамодостаточными 
  • у НАС был для самих себя/для других идеал самодостаточности 
  • МЫ сравнивали чьё-то/своё реальное поведение, испытываемые чувства (повод для их испытывания) со своим идеалом самодостаточности 
  • МЫ позволяли, не позволяли, допускали, запрещали себе вести себя как-либо, что-либо, из-за чего-либо испытывать определённые чувства, эмоции в связи/на основе своего идеала самодостаточности 
  • НАМ нужно было чувствовать себя частью чего-то большего, чем МЫ сами 
  • МЫ стремились к привязанности 
  • МЫ видели призрак аддикции в любых знаках интенсивности переживания 
  • Аддиктивные страсти не ярки и не интенсивны; они пассивны, отрицательны, неразборчивы, банальны. Поскольку аддикт удовлетворяется самыми поверхностными качествами объекта или человека — его способностью заполнить его время и занять его внимание — его страсти никогда не обретают более глубокое значение и чувство 
  • МЫ судили о полезности/бесполезности/нужности/ненужности НАМ чего-либо, кого-либо с точки зрения времени и энергии, которые в это/в него вложили 
  • НАШ интерес к чему-либо/кому-либо заставлял НАС чувствовать себя и относиться к себе лучше/хуже, хорошо/плохо, отвергающе/принимающе 
  • МЫ впадали в аддикцию, возвращались к своей аддикции в ситуациях: 
  • когда НАМ было плохо, грустно, нерадостно, скучно, нечего было делать, беспросветно, МЫ не хотели видеть/испытывать/чтобы НАШЕ внимание обернулось, было привлечено чем-либо, НАМ было больно, у НАС что-то болело, у НАС не было энергии, активности, НАМ ничего не хотелось делать, НАМ нужно было что-то делать, МЫ заранее решили, что должны, надо будет что-то делать, чем-то заняться - а у НАС вдруг не оказывалось энергии, мотивации, желания это делать 
  • когда что-то/кто-то вызывали у НАС наплыв воспоминаний, как НАМ было хорошо, здорово, приятно, когда МЫ проводили время в своей аддикции, с объектом своей аддикции 
  • когда МЫ видели, чувствовали, испытывали, что кому-то радостно, хорошо, а НАМ нет/по сравнению с ним – НАМ плохо и всё в НАШЕЙ жизни беспросветно 
  • когда объект аддикции сам падал НАМ в руки, шёл с НАМИ на контакт 
  • когда МЫ избегали чего-либо, испытать что-либо, почувствовать что-либо 
  • когда МЫ не хотели видеть, почувствовать, что ошиблись, были неправы, МЫ не идеальны, МЫ не соответствуем своему идеальному образу, МЫ безответственны, у НАС плохой самоконтроль, самодисциплина, МЫ не выполнили обещание, МЫ обманули, МЫ поступили так же, как другой, которого МЫ за это же осуждали, МЫ опаздываем, опоздаем, МЫ поступили зло, жестоко, несправедливо, из своего интереса, МЫ эгоистичны, МЫ хотим отстранить кого-то, занять чьё-то место, НАС не волнует реакция, чувства другого 
  • когда МЫ не хотели, боялись, избегали оставаться наедине с самими собой / оценивать, просматривать своё прошлое, настоящее, сравнивать реальное своё прошлое и настоящее со своими амбициями, с тем, чего МЫ хотели добиться, достичь, получить, чего МЫ достигали, добивались, получали в своих фантазиях, мечтах, идеальных образах 
  • когда МЫ не хотели, боялись, избегали оставаться со своими мыслями, чувствами, вновь переживать что-то из прошлого / оставаться с кем-то наедине, в интимно-личностном общении 
  • когда МЫ не хотели, боялись, избегали оставаться наедине с самими собой и планировать что-то реальное на будущее 
  • когда МЫ не хотели, боялись, избегали оставаться наедине с самими собой и принимать какие-то решения, делать выбор, предпринимать какие-то реальные действия 

  • МЫ не могли отказаться, оставить шанс встретиться, взаимодействовать с объектом аддикции 
  • МЫ не могли отказать объекту аддикции в предложении контактирования с ним 
  • МЫ боялись, что отказав объекту аддикции в контакте, МЫ тем самым сами отказываемся от приятных переживаний, долгосрочного счастья 
  • МЫ проводили время в своей собственной компании конструктивно / в тревоге, в страхе, неуверенности, что МЫ как-то не так провели день, что-то делаем не так, неправильно, что-то в НАШЕЙ жизни пошло не так, раз МЫ остались одни / досадуя на то, что так сложилось, никак не складывается провести время с кем-то, с другими / обещая себе, воображая, представляя, как завтра проводим время в компании, с другими людьми / в поисках других, общения, контактов / не удовлетворяясь одними НАМИ / в непреклонном убеждении-сожалении, что с другими, в компании, если бы МЫ согласились на/назначили встречу/сходили куда-нибудь, то МЫ провели бы время лучше, несравнимо лучше 
  • МЫ жалели, считали бессмысленно потраченным, проведённым временем то, которое провели одни/без других/без дела, деятельности, занятий 
  • МЫ решали тогда заменить реальное общение, реальных людей людьми из фильмов/передач/книг 
  • НАС изматывали взаимодействия, общение с другими 
  • МЫ слишком много/мало времени проводили с другими людьми/кем-либо конкретным 
  • С помощью уединения МЫ обнаруживали, что МЫ действительно предпочитаем, и каков НАШ естественный темп жизни 
  • МЫ, осознавая или не осознавая, тянулись к / выбирали / искали / втягивались в деятельностью, имеющую тенденцию исключать посторонних и уменьшать в НАС желание встречать других людей на собственной территории 
  • компетентность в определенной области и общее чувство компетентности являются лучшим противоядием против нерешительности и сомнений, характеризующих аддикцию 
  • Когда мы знаем или делаем что-то хорошо, мы получаем представление о себе как о человеке, способном войти в контакт со своим миром. Элементы такого образа себя — уверенность, отсутствие тревоги, предприимчивость 
  • МЫ застревали, останавливались на некотором удобном для себя уровне опытности 
  • МЫ признавали/не признавали/отрицали/принимали/не принимали, что есть некоторая существенная часть НАС, которую МЫ хотели бы изменить 
  • Мы надеялись просто улучшить то, что имело по меньшей мере частично жизнеспособный вид, то есть стать лучшими людьми 
  • когда МЫ убеждались в своей базовой ценности, МЫ больше всего желали измениться 
  • МЫ испытывали потребность в изменении в условиях стабильного существования 
  • Быть аддиктивным — значит, пробовать получить что-то важное, но бояться действовать ради этого 
  • По мере того, как мы становимся все более решительно преданы курсу действий, наши сомнения тонут в поглощенности нашими усилиями, пока мы не достигаем точки, в которой эти усилия явно вознаграждаются. 
  • Не все люди, с которыми мы регулярно имеем дело, могут или хотят помогать нам в наших стремлениях к самосовершенствованию. Некоторым из них, фактически, может быть комфортно с нашими слабостями и поэтому они не хотят видеть их устраненными 
  • Мы ожесточались, озлоблялись / подавляли злость, недовольство такими, мешающими, препятствующими НАМ людьми 
  • МЫ хотели, пытались, фантазировали о сбежать от таких людей 
  • МЫ находили, видели, искали подтверждения, что другой НАМ мешает, препятствует развиваться, потворствует НАШИМ слабостям 
  • Когда наши друзья, возлюбленные или семьи привыкают видеть нас в предсказуемом свете, они могут не хотеть, чтобы мы достигли чего-нибудь слишком важного 
  • В таком случае они могут подкреплять пусковые моменты и внутренние настроения, которые сдерживают нас 
  • Наши друзья с большей готовностью спешат помочь нам, когда мы больны или обеспокоены, чем тогда, когда мы пробуем выйти за пределы старых границ 
  • сомнения, отрицательная оценка были в фокусе НАШЕГО внимания 
  • МЫ определяли, что важно в работе/НАС/ситуации/чём-либо на основании мнения, слов, отношения других людей  
  • МЫ не могли/избегали/боялись определить собственный уровень значимости, степень важности чего-либо, игнорируя, не принимая во внимание, в расчёт мнение, слова, отношение кого-либо/вступая в конфронтация с мнением, словами, определением, отношением кого-либо 
  • Как только человек уверился, что может сделать то, что намеревается сделать, и удовлетворить ожидания других, он не будет бояться взяться за работу. Он также захочет предъявить эквивалентные требования другим и ожидать, что они будут выполнены. 
  • МЫ преувеличивали любую задачу из неуместного стремления к совершенству 
  • МЫ пытались контролировать результат через слишком короткие периоды времени 
  • НАМ рекомендовали путь подчинения и самоотречения 
  • МЫ старались умилостивить контролирующие НАС, авторитетные для НАС силы, устанавливая свои собственные личные порядки, но сдаваясь, когда возникал любой конфликт с авторитетом 
  • только в пределах личного пространства МЫ могли быть уверены в своей власти над вещами 
  • МЫ возмущались, эмоционально вспыхивали из-за каких-либо требований, ограничений, порядков 
  • МЫ ходили за кем-либо по пятам 
  • МЫ, осознавая или не осознавая, в мыслях, отношении, интересе к чему-то ходили по пятам за другим 
  • МЫ использовали свою юность для оправдания отсутствия реальной вовлеченности в жизнь 
  • Страх перед движением вперед вынуждал НАС вести безопасное, привычное, устоявшееся существование 
  • МЫ наслаждались новизной и приключением, когда/только если они были организованы для НАС другими людьми 
  • НАШ страх спровоцировать конфликт или быть непринятыми другими заставил НАС очертить круг вокруг себя и своего удобного образа жизни, и полагаться на других в получении основных удовольствий, которые МЫ не могли получить сами 

  • МЫ хотели в отношениях - встречи, растворения, забыть о себе, не чувствовать себя отделено, отдельно, своё «Я», равновесия, уравновешенности, баланса, что никуда больше не хочется, не тянет бежать, идти, что-то искать, достигать; покоя, завершённости; того, что МЫ в правильно месте, всё идёт правильно, как надо, как должно быть, ничего другого, большего НАМ не надо, ничего другого НАМ не хочется; успокоенности, отсутствия волнения, беспокойств, что МЫ вот сейчас здесь сидим, а НАМ на самом деле нужно двигаться, идти, стремиться, быть в другом месте 
  • МЫ не хотели, боялись, не решались, не позволяли себе анализировать свои отношения с кем-либо, боялись, что это их разрушает, подтачивает 
  • МЫ считали неромантичным, холодным, аморальным анализ своих отношений с кем-либо 
  • МЫ считали, что всё равно не узнаем, не поймём до конца, не угадаем, не узнаем наверняка, истинно мотивацию свою и другого в отношениях, что НАШИ отношения на самом деле представляют из себя, это всё НАШИ домыслы, выдавание желаемого за действительное 
  • МЫ были счастливы в отношениях, сохраняя блаженное неведение об их механике, или некритически её принимая 
  • МЫ были счастливы в отношениях, удовлетворены ими до той поры, пока не начинали задаваться вопросами об их внутренней составляющей, почему, зачем МЫ в этих отношениях, почему, зачем другой в них 
  • МЫ предпочитали счастливое неведение относительно НАШИХ отношений с кем-либо, осознавали МЫ это или нет, был НАШ выбор сознательным или нет 
  • МЫ не хотели копаться в своих отношениях, МЫ думали, что всё равно объективное знание о них не получим 
  • Аддикция — нестабильное состояние бытия, отмеченное навязчивым побуждением отрицать то, кто вы есть и кем вы были, в пользу некоего нового экстатического переживания. 
  • То, чего требует любовь, кроме непосредственной эмоции — это время, разделенные переживания и чувства, и длительные, выдержанные узы между двумя людьми 
  • МЫ сбрасывали со счетов близость, которая установилась в НАШИХ отношениях с кем-либо, ради обманчивой надежды на что-то лучшее 
  • МЫ не могли, НАМ в голову не приходило отказаться от своих желаний, ожиданий относительно отношений, партнёра; признать эти желания, ожидания нереалистичными – МЫ выбирали, считали в таком случае естественным сменить партнёра, отношения, искать, стремиться к чему-то другому, новому 
  • МЫ из какого-либо страха цеплялись за отношения/вступали в отношения/искали отношений/разрывали, заканчивали отношения 
  • МЫ возвращались к тому, кто изначально не был для НАС чрезмерно привлекателен, но с кем МЫ любили/могли проводить время, кого МЫ могли узнавать неторопливо и постепенно 
  • МЫ считали, что возвращаемся к тому, кто изначально НАМ не понравился, НАС не привлёк - от безысходности, чувствовали себя не на коне, ущербно и старались об этом не думать 
  • МЫ презирали, не принимали, отвергали себя за то, что возвращаемся, в итоге соглашаемся на отношения с тем, с кем уже отказывались/не раз отказывались/ кто изначально НАМ не понравился, НАС не привлёк 
  • МЫ могли/не могли/нехотя соглашались/принимали/отвергали/протестовали против/выговаривали другому, что НАМ приходится, он ответственен, а НАМ вовсе не хочется проводить некоторое время без него, когда ему необходимо или желательно быть в другом месте 
  • МЫ поддерживали/резко обрывали/отбрасывали/уходили от интересов и связей, которые имели до того, как встретили другого 
  • НАМ казалось неинтересным, неактуальным, смешным, несерьёзным, лишним, неважным то, что МЫ делали, чем занимались, интересовались до встречи с другим, до появления в НАШЕЙ жизни другого 
  • МЫ со страхом думали/боялись додумать, представить, что НАМ придётся вернуться ко всему тому, что для НАС обесценилось и чем МЫ прежде занимались, до встречи с другим, появления его в НАШЕЙ жизни 
  • НАМ казалось, что всё/что-то, чем интересуется, занимается другой – намного, несравнимо важнее, серьёзнее, полезнее, чем то, чем интересуемся, занимаемся МЫ 
  • МЫ не могли себе представить, что всё ещё дружим с человеком, если мы с ним больше не увлечены друг другом тотально 
  • МЫ тревожились, беспокоились, если НАШ партнёр отсутствовал, личностно рос, если МЫ не тревожились, забыли побеспокоиться об его отсутствии, облегчённо вздохнули, что он ушёл 
  • МЫ определяли для партнёра какие-либо границы, пределы дозволенного в отношении НАС 
  • МЫ скучали в отношениях, когда другой вёл себя с НАМИ, проявлял себя по отношению к НАМ в рамках стандартного набора фраз, реакций, проявлений, просьб, предложений 
  • МЫ страшились проводить время в одиночестве, потому что у НАС было мало интересов, ограниченный круг интересов, того, что, МЫ думали, МЫ умеем, можем сделать, заняться 
  • МЫ жаловались/подавляли недовольство, возражения, что НАШ партнёр хочет делать то, что МЫ не хотим 
  • МЫ считали себя обязанными, должными, верным способом укрепить отношения, привязать к себе другого – участвовать во всех его предприятиях, соглашаться на все его предложения совместной деятельности 
  • МЫ боялись, что другой найдёт кого-то посговорчивее для совместного проведения времени, а НАС оставит 
  • МЫ уступали слабости и иррациональности партнера, обеспечивая себе то же самое с его или её стороны 
  • Предсказуемое действие с НАШЕЙ стороны обеспечивало такой же предопределенный ответ НАШЕГО партнера 
  • МЫ не могли преодолеть инерцию отношений 
  • МЫ говорили с другим серьёзно, честно о том, чем МЫ недовольны в отношениях с ним, только когда оба были сердиты, взвинчены 
  • МЫ с партнёром повторяли негативный сценарий отношений снова и снова, не могли из него выбраться, не осознавали, не видели его 
  • МЫ жили/встречались с другим до того момента, пока не почувствуем раздражения или подавленности отношениями. Тогда МЫ прекращали их, обнаруживая через некоторое время, что хотим вернуться в эти отношения. МЫ возвращались, НАС принимали, и МЫ продолжали то же самое до следующего разрыва 
  • МЫ отказывались требовать от себя или от другого любых знаков того, что наши отношения целостны 
  • МЫ ждали, принимали решение, выбирали ждать, положиться, пока конфликт не будет решён внешними обстоятельствами 
  • МЫ охотнее подчинялись внешним обстоятельствам, чем собственным решениям 
  • Отношения навязывали НАМ роль, в которую МЫ не вписывались/не хотели вписаться 
  • Когда тех, кто воспринимал человека установленным образом, больше нет рядом, чтобы подавать сигналы, напоминающие ему, чего они ожидают, и заставляя сохранять их представление о нем даже в его собственных мыслях, индивид имеет лучший шанс опробовать новую, желанную идентичность 
  • МЫ верили в позитивный смысл, ценность и пользу отношений вообще/НАШИХ отношений с кем-либо 
  • МЫ с партнёром/кто-то из нас стремились, осознавая или не осознавая, найти нейтральную территорию, где бы мы могли продолжать отношения на пониженном уровне близости 
  • МЫ пытались выработать для себя подходящий НАМ уровень, градус близости с другим 
  • другой не мог этого принять, допустить, позволить НАМ, у нас с ним возникали из-за этого конфликты 
  • МЫ не могли принять, позволить другому, допустить, чтобы другой выработал в отношениях с НАМИ свой, комфортный для него уровень, градус близости с НАМИ 
  • стоило НАМ почувствовать увеличение дистанции в отношениях с другим, что НАС не пускают дальше какого-то расстояния, как МЫ, против собственного желания, изо всех сил пытались попасть дальше обозначенных другим для НАС границ 
  • МЫ считали большой победой, убеждали себя, что это полезно для отношений – что НАМ удалось пробиться через установленные для НАС другим границы, уровень близости в отношениях 
  • Если взаимодействие сдерживает каждого из партнеров, ограничивая его с помощью привычных, повторяющихся механизмов, и если любовники принимают эти ограничения, руководствуясь потребностью в подтверждении гарантированного постоянства отношений — это аддикция 
  • МЫ считали, что если МЫ знаем, чего НАМ хочется, что НАМ не нравится, как МЫ хотели бы жить, то МЫ должны заставить себя действовать в соответствии с этим знанием 
  • МЫ уходили от устоявшихся подавляющих паттернов отношения друг к другу 
  • МЫ верили, полагали, что можем здоровым образом относиться к одному человеку, обращаясь со всеми остальными поверхностно 
  • МЫ переходили от состояния сверхзависимости к изоляции в отношениях с другим 
  • МЫ считали, что полное воздержание может вылечить аддикцию 
  • МЫ не знали, терялись в догадках, на чём основывается НАШЕ поведение и что МЫ последовательно делаем не так – почему НАС не удовлетворяют отношения с другими 
  • МЫ выбирали, хватались за любой ответ, первый пришедший в голову, поверхностный вариант, почему так могло бы быть 
  • МЫ испытывали искушение к иррациональности и сверхзаинтересованности своим возлюбленным 
  • МЫ считали, что так правильно, полнее ощущается жизнь, сами отношения 
  • МЫ были неспособны, незаинтересованны, НАМ было скучно, не хотелось иметь дело с теми, в кого МЫ не влюблены, в ком МЫ не видим для себя потенциального партнёра, возможность отношений 
  • МЫ влюблялись в любого, соглашались ввязаться в отношения с любым, кто показывал хотя бы малейшие признаки стремления к долговечности в отношениях 
  • МЫ отчаянно искали кого-то, к кому можно привязать свою жизнь 
  • МЫ хотели привязать свою жизнь к тому, кто больше НАС знает, умеет, живёт той жизнью, которой хотели бы жить МЫ, 
  • но МЫ были уверены, в НАШЕМ идеальном образе такого человека, образе НАС на его месте – он не может в НАС нуждаться, МЫ не можем быть ему нужны, в противном случае – он уже не соответствует тому, как и что МЫ хотели в жизни, поэтому он НАМ ни к чему 
  • Когда некто, с кем МЫ хотели установить отношения, казался, проявлял себя как недоступный, закрытый для НАС или не желал отвечать НАМ взаимностью, то МЫ считали, что это крах, МЫ становимся резко ограниченными в выборе, МЫ проецировали на этого человека какой-то типаж людей и считали, что для построения отношений с людьми этого типа НАМ путь закрыт, 
  • тогда МЫ переоценивали, навешивали на закрытое, недоступное НАМ ярлык сверхценного, самого лучшего, у НАС резко падала самооценка, МЫ думали, что всё, что доступно НАМ, рядом с НАМИ – самое худшее, абсолютно не то, что НАМ надо, а то, что НАМ надо, МЫ никогда не получим 
  • НАМ отказали, НАС отвергли – и МЫ считали, что теперь МЫ ограничены в выборе, должны быть осторожнее в выборе, какие-то направления для НАС закрыты, надо сильнее держаться, уцепиться за то, что есть 
  • НАШЕ увлечение другим, воодушевление от отношений с ним, предвкушения отношений с ним было нестабильным, быстро, резко, неожиданно проходящим 
  • МЫ немедленно, мгновенно решали, что этот человек – как раз то/совсем не то, что НАМ нужно 
  • МЫ воспринимали другие увлечения своего партнера как противопоставление НАМ или как угрозу отношениям 
  • МЫ боялись, что упустим что-нибудь хорошее в отношениях 
+5
11:53
880
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...