Неприсутствие, бегство от реальности

Аспекты

5 минут кошмара(

Время чтения:
5 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
Мы находились в стороне от жизни, от жизненных событий.
Мы боялись почувствовать жизнь, вникать в происходящее, понимать ситуацию, участвовать.
Мы решили / согласились ничего не понимать, удалиться от жизни, другие не хотели что бы Мы участвовали.
Мы имели серьезные трудности понимания ситуаций, разговоров, Мы словно специально тупели, уводили Наше внимание и Мысли в сторону, уходили в Наш ум.
Мы ощущали страх и дискомфорт присутствовать, участвовать, прислушиваться, быть в курсе всех дел.
Мы ощущали дискомфорт присутствия здесь и сейчас, который основывался на старой травме отверженного, кто то запретил Нам лезть, присутствовать, быть, требовать.
Мы боялись нарушить запрет не лезть, не участвовать, не мешать, не дергать, не требовать, не хотеть, не шуметь.
Мы боялись помешать кому-то, влезть перед кем-то, взять чужое, быть помехой, преградой, обузой, нежеланным, обременительным.
Мы боялись участвовать в жизни.
Нам было спокойнее находится где-то между реальностью и умом, ограничивать Наше понимание и присутствие.
Наше подсознание ограничивало Наше понимание происходящего, так как Мы боялись услышать страшные для Нас вещи - Нас не любят, не хотят, не ждут, не рады Нам, Мы мешаем, на Нас злятся, Нас ненавидят.
Мы наложили запрет на Наше внимание и осознанное присутствие.
Мы не понимали что же происходило, Нам казалось что ничего не было сказано, но все знали что делать кроме Нас, Мы не могли уловить того что происходили, Мы жили в полу-сне.
Мы боялись присутствовать, понимать что говорили другие, они могли говорить о болезненных и страшных для Нас вещах.
В раннем детстве Нам запретили участвовать, присоединиться к другим, быть на равных с другими, получать необходимое, чувствовать защиту и заботу.
Мы поняли что для Нас нет места, все уже чье-то, все схвачено кем-то, другие сердились и кричали на Нас если Мы тоже хотели что-то взять себе, поиграться чем-то, подержать что-то.
Мы опасались подходить близко к другим, участвовать вместе с другими, кушать за общим столом в походах и пикниках, брать когда давали бесплатно - Мы боялись крика злости, это не для тебя, уходи отсюда, не для тебя старались, ты свинья и не думаешь о других.
Мы боялись быть в общей реальности, быть с другими, быть частью группы, быть как все.
Мы не могли сосредоточиться на документе, Мы боялись что не сможем сделать то что там требовалось, а помощи Нам ждать не откуда.
Мы знали / чувствовали / Нам говорили, что нельзя надоедать другим своими просьбами, другие могут выйти из себя, сорваться на Нас.
Мы открывали полученное письмо и смотрели на него словно это был Наш смертельный приговор, Мы боялись что от Нас что то потребуют, на Нас что то взвалят, Нас обрекут на страдания и боль.
Мы ощущали тревогу и дискомфорт, если Наше имя становилось публично заметно, Мы чувствовали опасность, на Нас могли напасть, причинить Нам боль и страдание.
Послав письмо многим людям Мы ощущали страх и тревогу, Мы боялись перечитать написанное, а вдруг там ошибка, не то написали, Мы были в ужасе что все это видели и читали, Мы чувствовали Нас открытым для агрессии.
Мы читали инструкцию и не понимали смысла сказанного.
Мы читали документ и пропускали важную информацию.
Если письмо адресовывалось Нам, Мы так нервничали что не могли прочесть это письмо, Мы смотрели на него словно на бомбу, ежа, бритву обоюдоострую, словно на гремучую в двадцать жал змею.
Мы читали и не понимали прочитанное, Мы уходили из реальности в какое то туманное пространство непонятия и тупости.
Мы смотрели в книгу и видели фигу, полная потеря внимания, полное рассеивание внимания.
Мы теряли концентрацию, Мы становились аутистом, Мы не воспринимали реальность из за колоссального, глубинного страха страданий и боли.
Мы постоянно находились в ожидании трагедии, боли, страшного события и смерти Наших детей, увольнении с работы, смерти родителей, проверки налоговой инспекции, депортации из страны, потери имущества, пожара, угона автомобиля.
Мы опасались за Наше здоровье, Мы боялись трогать Наше тело чтобы не нащупать шишку, затвердение, не найти у Нас опухоль, не узнать что у Нас рак.
Мы задыхались и верили что у Нас лейкемия и Нам не долго осталось жить.
Мы были не от мира сего.
Другие говорили Нам что-то и Мы кивали головой, делая вид что понимали, хотя на самом деле ничего не понимали, Нам нужно было остаться одному и самому разобраться.
Мы не задавали вопросов так как все равно не сможем ничего понять - в присутствии другого Мы уезжали, Наше внимание убегало / рассеивалось, Мы не осознавали Нас, Мы словно спали с открытыми глазами.
Мы испытывали потерянность, тревогу, беспомощность если Нам нужно было спросить что то у другого, Мы говорили извиняющимся тоном, пытались уловить недовольство и злость другого, ощущали стыд и вину что лезли и отвлекали другого от дела.
Мы испытывали боль и тревогу от постоянного ожидания трагедии, горя, плохой новости, и Мы замутили Наше сознание, отупели, рассеяли Наше внимание с тем чтобы недопонимать что происходит, уменьшить боль понимания.
Мы читали и не понимали прочтенное.
Мы не понимали задание, Нам нужно было брать себя в руки с тем чтобы зайти в реальность и все-таки понять что от Нас требовалось.
Нахождение в реальности было для Нас очень болезненным опытом.
Мы боялись пережить реальность не находя ничего конкретного чего бы Мы боялись.
Мы имели постоянный фон тревоги и страха, который сопутствовал Нам всегда и везде.
Мы избегали видеть вещи такими какими они были, Мы избегали разговоров о болезнях, конфликтах, возможных проблемах у Нас, проблемах у детей, возможной потере работы.
Мы чувствовали что Нам нет места среди других, в этом мире.
В этом мире все равны кроме Нас.
Мы не обращали внимание, не замечали важные детали и в конце, когда сдавали работу Мы вдруг оказывались перед фактом неправильно сделанной работы.
Мы были невнимательны и поверхностны.
Мы быстро пробегали глазами по документу заранее боясь трудных / невыполнимых для Нас мест.
Мы согласились что у Нас не будет помощи и если Мы что то не знаем, то будем страдать делая это и в конце будем наказаны за невыполнение работы.
Мы жили в очень ограниченной реальности.
Мы сознательно понизили Наше понимание, внимание, остроту ума для того что бы уменьшить боль от других людей, событий, мира.
Мы запретили себе безгранично присутствовать, общаться с другими, лезть, узнавать, искать себе выгоду, создавать себе комфорт, отстаивать свои права, требовать для себя.
Мы верили в возможность боли и страданий.
В Нашем понимании другие были причиной Нашей боли и страданий.
Мы боялись быть слишком заметным, громко говорить, не соглашаться с другим, говорить свое мнение.
Мы были живым, но не участвовали в этой жизни.
Мы боялись почувствовать себя живым.
Мы не могли пережить не переживаемое Нами - пережить внимание других, несогласие с другим, спор / конфликт с другим, идти против других, быть обсуждаемым другими, получить письменное предупреждение, быть агрессивным с другими.
Мы чувствовали что Нам было проще пережить смерть чем пережить непереживаемое Нами.
Мы создали себе самый настоящий АД и Наш инстинкт выживания не давал Нам отключить себя от этого мира.
Мы не планировали убивать себя так как понимали что от себя не убежишь - в это жизни Мы по крайней мере узнали свои проблемы, а что будет в следующей Мы не знали.
Мы понимали что Наши внутреннее чувство безысходности и страха не имело ничего общего с реальностью и другими людьми, а жило в Нас независимо и посасывало Нашу кровь через трубочку.
Мы боялись, не могли вникать в разговоры других.
Мы предпочитали оставаться в стороне, не участвовать, это могло быть опасно.
В разборках Мы стояли в стороне и ждали на какую сторону Нам перейти, кто победит.
Мы оказывались в проигравшей группе, нашего вожака пиздили и опускали, Мы сжимались до размеров клопа и готовы были лизать другим жопу и сосать хуй, лишь бы Нас не толкнули или не дай бог не разбили Нам нос.
Мы были мерзки сами себе.
В приступах бешенства Мы сильно били себя кулаками по лицу и голове, но потом Нам становилось жалко это многострадальное тело, оно то ни причем что Я идиот.

Мы смотрели на Нашу голову.
Мы смотрели на Наше лицо.
В детстве у парикмахера Мы сидели на доске которую ставили на подлокотники, Мы были маленький.
Нас стригли и волосы падали на Наше личико, падали на плечи и на пол.
Мы видели Нас в зеркале, Наши выразительные глаза, детское доброе лицо.
Мы смотрели на Наши разбитые губы.
Мы видели как шатались Наши зубы, они менялись и выпадали.
Нам рвали аденоиды и у Нас со рта текла кровь.
Мы видели Наше бледное лицо с кровью на губах.
Мы видели Наши испуганные глаза.
Мы видели Нашу нежную детскую шейку.
Мы смотрели на Наше бледное у худое тельце, видны были все ребра, тщедушное тельце.
Мы показывали маме синяки, следы побоев, царапины, красную пятерню которые оставались после побоев 
Мы видели Наше красное, вспухшее от слез лицо.
Мы видели Наше красное от папиных побоев лицо.
Мы смотрели на Наши детские ручонки, можно было видеть каждую вену, сосуд.
Мы видели синяки и следы побоев на Наших детских ручках.
Мы смотрели на Наши детские ноги, покрытые сеткой сосудов, словно паутиной, вечно разбитые колени.
Мы забыли Нас, какими Мы были и как Мы себя чувствовали.
Нас обманули, и в этом обмане Мы забыли Нас, как Мы Нас чувствовали, как Мы Нас жалели и любили.
Мы стали безразличны к Нашему лицу, глазам, волосам, губам, носу.
Мы стали безразличны к Нашим рукам, плечам, телу, грудной клетке, к Нашим органам.
Мы жертвовали Нами из-за Нашего страха к другим, к жизни, Нас научили жертвовать Нами.
Мы не следили за собой, не ухаживали за Нашим телом.
Мы нервно разрывали Наше тело, рвали ногтями кожу головы, рвали губы, расшатывали зубы языком, расчесывали до крови раны, не жалели и не берегли Наше тело.
Мы верили что все остальное было важнее, а Наше тело это ничто, ерунда, такое же дерьмо как Мы, оно может и мучиться.
Мы отдавали Наше тело на суд других - они то уже не упустят своего шанса оторвать от Нас кусок Нашей плоти - Мы все вытерпим - Мы же их боимся и они Нам нужны. 
+14
19:34
2928
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...