Есть заткнуться!

Аспекты
Время чтения:
4 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
Мы не могли проявить враждебность по отношению к нашим родителям.
Наши родители запрещали Нам проявлять им враждебность.
Мы подавляли Наш гнев и даже стеснялись его.
Мы понимали что не имели права выражать Наш гнев Нашим родителям.
Мы должны были жить с Нашими родителями и должны были блокировать и прятать в Нас Наш гнев на несправедливость и гадкое обращение с Нами.
Наши родители не считались с Нами, обижали Нас, не считали Нас чем то важным, достойным внимания и уважения.
Наша справедливая злость и злоба заливала Нас, но Мы тут же блокировали ее так как понимали что не смели использовать против Наших родителей.
Мы выражали злобу и вражду Нашим родителям и они отворачивались от Нас, бросали Нас, угрожали отдать Нас другому, прогнать Нас.
Наши родители запретили Нам выражать любую злость и гнев по отношению к ним.
Мы ощущали дискомфорт когда общались с Нашими родителями.
Наш скрытый и заблокированный гнев проявлялся в виде дискомфорта и боли.
Мы не смели проявлять никакие негативные эмоции по отношению к Нашим родителям.
Наши родители манипулировали Нами, Нашим чувством вины для того что бы навсегда истребить Наш гнев, ярость и вражду.
Мы понимали что проявив гнев или вражду по отношению к Нашим родителям Мы сделаем Нам хуже.
Наши родители отвечали на Наш гнев огромной силой и страшной реакцией, которую Мы будучи маленьким ребенком не могли перенести.
Мы осознали что выражение Нашего гнева всегда будет вызывать такие страшные реакции Наших родителей, Нас били, кричали на Нас, кусали, щипали, прогоняли, выгоняли из дома.
Наши родители не позволяли Нам выражать гнев и злобу.
Мы смотрели на ситуацию в которой Мы находились и решали можем ли Мы позволить себе выразить / показать злость и гнев или это опасно и Мы должны его подавить.
Мы подавляли Наш гнев, прятали его в себе.
Мы глотали Наш гнев из за страха наказания.
Мы блокировали Наш гнев и Нашу злобу по отношению к Нашим родителям, потому что они могли Нас прогнать, Мы без них не могли жить, Нам должно быть стыдно сердиться на Наших родителей.
Наши родители не считались с Нашими базовыми потребностями, игнорировали Нас как личность, обижали Нас, а Мы в свою очередь должны были показывать им Нашу любовь, а иначе они Нам угрожали.
Мы не умели проявлять Наш гнев и злость против Наших родителей.
Мы блокировали и подавляли в Нас это природное чувство защиты так как опасались последствий от его выражения.
Наши родители обзывали и ругали нас последними словами, а Мы все молча принимали и боялись что бы не было хуже.
Мы верили что у Нас не было злости, вражды и гнева против Наших родителей.
Мы верили что все претензии к Нам Наших родителей были справедливы.
Мы молча терпели унижения и издевательства, Мы чувствовали безысходность, но у Нас не было другого выхода, Мы зависели от Наших родителей.
Наши родители заставляли Нас показывать им как Мы их любили, им нравились такие демонстрации.
Наши родители угрожали Нам лишить Нас еды, дома, любых необходимых вещей.
Мы выражали Наш гнев без условий, когда ощущали.
Наше внимание направлялось не на причину Нашего гнева, а на само выражение гнева, Нас стыдили за любое выражение гнева.
Наши родители не хотели ничего менять в их отношении к Нам, они хотели заткнуть нас раз и навсегда.
Наш отец проявлял животную ярость в избивании Нас, стараясь побольше унизить Нас при этом.
Наш отец бил Нас очень изощренно, что бы ничего не сломать, но так что бы было очень больно.
Мы от боли не могли сделать вдох, Мы корчились на земле и заходились в хрипах, Нас выкручивало, Мы не понимали где Мы находились, а он довольный уходил.
Мы вытесняли Нашу враждебность к Нашим родителям под воздействием страха пережить боль, пережить расправу, увидеть его зверское, озверелое лицо.
Мы были беспомощны что либо противопоставить Нашим родителям.
Мы были маленький и беспомощный ребенок, Нас унижали и не позволяли защищаться.
Мы испытывали полную обреченность.
Нас не было кому защитить, Мы жаловались бабушке но очень быстро поняли что это бесило Нашего отца еще больше.
он бил Нас и говорил, ну что помогла тебе бабушка.
Наша враждебность по отношению к Нашим родителям была Нами скрыта даже от Нас, но она оставалась внутри Нас и приобретала неожиданные формы.
Будучи добрым ( хуй вам ) ребенком Мы утопили в туалете голубку, утопили собаку, ходили с ножом и хотели зарезать птицу или другое животное.
Мы вытесняли враждебность автоматически, не осознавая этого, Мы запрещали себе выражать враждебность.
Наше любое несогласие с родителями провоцировало их на унижение и оскорбление Нас.
Мы автоматически блокировали Нашу вражду к любому человеку на таком низком уровне Нашего сознания что сами не понимали что делали это.
Наше тело было скрюченно и зажато, Наша грудная клетка впалой, Мы непрерывно болели.
Наши родители добивались Нашей покорности.
Мы видели Наших родителей и испытывали дискомфорт, неприятные ощущения, телесное напряжение, боль, страх, неуверенность.
Мы понимали что не имели права выражать Нашу враждебность и злость Нашим родителям, с Нами расправлялись с особой жестокостью и вызывая колоссальную боль.
Мы понимали что Нам лучше молчать и заглушить гнев и злость в Нас, а иначе Нам придется пережить это дикое нападение на Нас и избиение.
Мы понимали что были полностью сломанным человеком.
Ради Нашего выживания Наш организм вытеснял Нашу враждебность по отношению к Нашим родителям и Мы стали испытывать беспомощность, тревогу и беспокойство, страх, чувство постоянной опасности.
Мы чувствовали что Нам угрожала опасность, но не могли определить причину этого чувства и самого источника опасности.
Наши родители вели себя с Нами словно Мы были их собственность.
Нам запрещалось иметь Наше мнение, говорить что то, не соглашаться с ними.
Наши родители не считали что Мы могли иметь свое мнение и называли это - делать им на зло.
Для того что бы выжить Мы уменьшили Нас, ушли из материального мира в мир фантазий, Мы ничего не хотели, Мы запретили себе что то желать и ли хотеть.
Наша мать была помешана на спасении Нас от болезней и вызывала Наши колосальные страдания постоянными операциями и процедурами.
Мы ненавидели Наших родителей - садистов лютой ненавистью, но скрывали это сами от себя и даже боялись таких мыслей.
Мы боялись когда чувствовали со стороны Наших родителей холод и безразличие, Мы чувствовали что они не любили Нас, но Мы вытесняли эти мысли так как чувствовали страх смерти.
Наша мать запретила Нам любое проявление самостоятельности, она кричала что Мы сделали ей больше работы если Мы старались помочь ей до ее прихода с работы.
Наши родители всегда были Нами недовольны и всегда находясь рядом с Нами делали злые и недовольные лица ( это сейчас Я стал для них вдруг сынок - ненавижу бляди горите в аду )
Мы понимали что скорее всего в этой жизни не сможем простить их даже понимая что этим самым навредим себе тоже.
Мы не понимали причины такого чудовищного, жестокого, бесчеловечного отношения к Нам в детстве, что Мы не так делали, как Мы это заслужили.
Мы и сейчас продолжали бояться Наших родителей и ощущали дискомфорт и тревогу когда видели их.
Мы не верили что могли быть враждебны другому.
Мы всем улыбались, угождали, нравились.
Мы опасались других и делали все что бы показать что Мы им не конкурент, Мы все отдадим, Нам ничего не надо Мы же добряк, душа человек.
Мы общались с людьми постоянно вытесняя Нашу враждебность и злость к ним и заменяли ее на доброту и хорошее отношение, причем делали это неосознано на автомате.
чем больше Мы притворялись что Мы хороший и чем больше Мы вытесняли Нашу вражду, тем хуже себя чувствовали, Мы чувствовали Нас как недочеловек, человек второго сорта.
Мы не могли увидеть Наш гнев.
Мы не могли открыто выразить Наш гнев и вражду.
Мы боялись выразить Наш гнев, вражду, ярость.
Мы смотрели на человека и решали насколько Нам безопасно не согласиться с Ним, выразить ему Наш гнев / злость / вражду.
Мы оправдывали других людей и делали Нас виноватым.
Наш невыраженный гнев и злость разрушали Наше тело. 
 
Мы боялись разозлить другого человека.
Мы боялись когда с Нами были по хорошему и потом могло стать по плохому.
Мы боялись когда по хорошему становилось по плохому.
Мы боялись сказать что то такое что расердит другого.
Мы боялись расердить другого.
Мы боялись разочаровать другого.
Мы боялись раздражать другого.
Мы боялись когда слышали что другой был раздражен, сердит на Нас.
Мы боялись подходить к другому когда заранее знали что он расердится на Нас и будет кричать.
Нам было больно и страшно когда на Нас кричали и обзывали плохими словами.
Нам было больно обижаться.
Нам было страшно и больно когда другие смеялись над Нашими глупостями.
Мы понимали что то что Мы говорили был глупо.
Мы говорили глупые вещи и другие смеялись над Нами и делали из Нас идиота.
Нам было стыдно казаться идиотом.
Нам было стыдно быть козлом отпущения.
Нам было стыдно быть предметом всеобщего смеха и унижения.
Нам было больно когда другие смеялись над Нами.
Нам было больно и стыдно когда другие делились со всеми тем что Мы сказали и другие тоже начинали над Нами смеяться.
Мы чувствовали Нас одиноким, одним против всех, затравленным всеми.
Мы боялись задавать вопрос если знали что на Нас сейчас будут кричать из за этого вопроса.
Мы боялись нервных взрослых.
Мы боялись сердитых взрослых.
Мы боялись сердитого не одобряющего взгляда.
Мы боялись сердитого тона голоса.
Мы боялись когда Нами были недовольны.
Мы боялись когда Нам выражали раздражение, неодобрение, злость, ярость, гнев.
Мы боялись когда на Нас сердито смотрели.
Мы боялись испортить впечатление другого о Нас.
Мы хотели что бы другие всегда о Нас были хорошего мнения.
Мы боялись сказать что то что испортит о Нас хорошее мнение.
Мы молчали что бы не портить о Нас мнение другого.
Нам было важно видеть что другой имеет о Нас хорошее мнение.
Мы хотели быть как другие.
Мы боялись отличаться от другого.
Мы верили что любое Наше отличие от другого постыдно.
Мы стеснялись в чем то отличаться от других.
Мы стеснялись говорить что бы не выдать Наше отличие от других.
Мы знали что Мы отличались от других, но скрывали это.
Нам было стыдно выдать Наше отличие от других.
Другие смеялись когда видели как Мы отличались от них.
Мы притворялись что Мы такие же как другие.
Нам говорили не быть как другие и в то же время Нам говорили не отличаться от других.
Мы слышали как Наши родители говорили о других плохие вещи.
Мы слышали что Наши родители боялись других.
Мы решили что тоже должны бояться других раз Наши родители боялись других.
Мы боялись злить другого.
Мы боялись подходить к другому с вопросом если видели что другой был сердитый.
Мы боялись подходить к другому с вопросом если видели что он уже обругал другого за этот вопрос.
Мы обреченно подходили к другому с вопросом хотя и знали что он обругает Нас за этот вопрос.
Мы чувствовали обреченность когда не знали что делать и боялись задать вопрос.
Мы боялись задавать вопросы, Мы боялись взрыва гнева на Нас, криков, несдержанности взрослого.
Мы боялись взрослых, Мы считали их сильными и могучими.
Мы верили что взрослые были очень умные и всегда делали правильные действия и говорили правильные вещи.
Мы боялись сердитых взрослых.
Мы боялись вывести взрослого из себя своими дурацкими вопросами.
Мы выводили взрослого из себя и он обзывал нас последними словами, кричал на Нас, гнался за Нами для того что бы ударить.
Нам было больно когда Нас ругали и унижали.
Нам было больно когда на Нас кричали и обзывали некрасивыми словами.
Мы были бессильны против агрессии против Нас.
Мы разрешили агрессию против Нас другого.
Мы не умели защищаться против агрессии другого.
Мы не знали как защищаться против агрессии другого /родителей.
Мы чувствовали Нас открытым и беззащитным перед злостью другого, унижениям, агрессии.
Мы не имели права быть агрессивным.
Мы не умели быть агрессивным.
Мы боялись быть агрессивным и защищать Нас.
Мы пострадали когда защищали Нас.
Мы испугались огромной силы агресивного взрослого и приняли постулат что Нам нельзя защищаться.
Мы испугались что если Мы будем защищаться то агрессивный взрослый убьет Нас со злости.
Мы видели что Нашей защитой Мы сердили взрослого, доводили его до дикого состояния и Мы опасались что он убьет Нас в порыве бешенства.
Мы видели угрозу Нашей жизни.
Мы испугались зрелища бешенства и ярости психически больного взрослого.
Мы боялись проявлять любую злость или даже просто высказывать Наше мнение из за страха увидеть это ужасное, мерзкое, отвратительное зрелище дикого / атакующего Нас взрослого.
Мы чувствовали как от страха за Нашу жизнь кровь стыла в Наших жилах.
Мы чувствовали как от страха Наше тело становилось ватным, Мы не могли двигаться, Мы не понимали что происходило.
Мы воспринимали агрессию, ярость, взрыв бешенства, крики взрослого.
Мы не могли справиться с такой эмоциональной нагрузкой будучи маленьким ребенком.
Мы были поражены, потеряны, лишены чувства защищенности и свободы,  переживая такие дикие, беспрецендентные, колоссальной заряженности злостью атаки на Нас.
Мы помнили эти приступы ярости взрослого человека.
Мы боялись еще раз пережить такие атаки ярости против Нас.
Мы чувствовали Нас раздавленным, лишенным воли, силы, смысла жизни.
Наша жизнь проходила словно в кошмаре.
Любое выражения Нащего мнения встречалось Нашими родителями в штыки, унижением и яростными выпадами на Нас, оскорблениями и побоями.
Нам запрещалось любое выражение Нашего мнения.
Нам запрещались любые высказывания чего бы то ни было.
Нам запрещалось любое несогласие с мнением родителей.
Мы почувствовали что Нам нельзя жить.
Мы не смели жить.
Мы понимали что Нам было запрещено жить и у Нас не было выхода.
Мы чувствовали полную безысходность Нашей жизни.
Мы боялись Нашими словами или действиями спровоцировать атаку бешенства и ярости против Нас.
Мы контролировали каждое Наше слово и движение.
Мы вытесняли желание сказать или сделать что то.
Мы испугались говорить или делать что то, Мы опасались ужасной сцены ярости и нападения на Нас.
Мы вытесняли вражду и несогласие с Нашими родителями из за страха быть побитым.
Мы вытесняли справедливые требования и разоблачения Наших родителей из за страха унижения, избиения и от страха конфликта.
Мы боялись пережить такой конфликт еще раз.
Мы были беспомощны защитить Нас в таком конфликте.
Мы чувствовали / видели несправедливость по отношению к Нам, но если смели возразить то оказывались обвиненными, униженными и наказанными.
Наши родители чувствуя свою безнаказаность издевались над Нами.
Мы чувствовали полную безнаказанность Наших родителей причинить Нам любой вред.
Мы боялись чувства полной обреченности и бесправия.
Мы должны были быть покорным, тихим и незаметным.
Мы не могли отстаивать Наши права или пытаться достучаться до родительского здравого смысла.
Мы старались логически обяснять Нашим родителям почему Мы не могли быть виноваты, но они затыкали Нас обзывая и угрожая.
Мы указывали Нашим родителям на их ошибки и они реагировали на это истерично, яростью, бешенством, уничтожая Нас, проявляя по отношению к Нам лютую ненависть.
Наши родители не умели вести себя с Нами как с ребенком.
Наши родители применяли против Нас всю свою силу и злость, которая тогда казалась Нам чем то гигантским, колоссально угрожающим, смертельным.
Мы явно ощущали угрозу Нашей жизни.
Мы очень глубоко чувствовали возможность погибнуть и это пугало Нас.
Мы боялись подходить с вопросами и просьбами к Нашим родителям, Мы не знали когда ждать атаки.
Мы присматривались к Нашим родителям, к их настроение и только тогда решали можно ли с ними заговорить.
Мы чувствовали что где то в глубине Мы были тем маленьким запуганным ребенком.
Мы не знали как Нам освободить того ребенка в Нас от страха атаки и нападения.
Мы чувствовали в Нас ребенка, который все время боялся недовольства им.
Мы продолжали бояться недовольства Нашими вопросами, раздражение в голосе другого, нападения на Нас.
Мы боялись спровоцировать обвинения Нас.
Мы испытывали сильную вину если чувствовали что наехали на другого, а он не был виновен.
Мы чувствовали стыд и вину выражать злость, несогласие, ярость.
Мы не смели показывать другому Наши негативные реакции.
Мы скрывали от других Наше мнение и всегда делали вид что согласны с мнением другого.
Мы обманывали, для того что бы скрыть неудобную кому то правду.
Мы боялись сказать правду, если заранее знали что она не понравиться другому.
Мы боялись сказать другому то, что ему не понравиться, может обидеть его или разозлить.
+17
03:01
1486
NDA
15:56
спасибо, экономит кучу времени и сил
Гость
10:08
Сильный протокол. Благодарю.
18:39
Автор-чудо, спасибо за прото
Загрузка...