Одобрение других

Аспекты
Время чтения:
15 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
У Нас был чрезмерная ориентация на мнение других людей.
Мы были неуверенны в Нас.
Мы зависели от чужих слов.
Мы считали, что зависеть от чужих слов - это нормально.
Мы считали, что зависеть от чужих слов - это не нормально.
Мы пытались избавиться от зависимости от мнения окружающих, но не могли, Мы были подсажены на это.
Мы не понимали, что иногда зависеть от чужих слов - это необходимость.
Мы не понимали, что живя среди людей, Мы были вынуждены ориентироваться на чужое мнение.
Чужое мнение включало в себя и мораль и этику, право.
Нам тяжело давались самостоятельные решения.
Мы были уверены, что другие всегда правы, а Мы постоянно ошибаемся.
Мы поступали не так, как хотелось Нам, а по совету авторитетных людей.
Нам казалось, что каждый Наш поступок попадает в поле зрения окружающих и пристально оценивается ими, из за чего Мы находились в постоянном напряжении.
Мы прикрывали Нашу зависимость от авторитетов показной назависимостью.
МЫ говорили - не надо мне ваших советов, не учите меня жить, я сама все знаю.
Мы взрывались от малейшего замечания.
Мы думали, что Мы боремся с навязанным мнением и не понимали, что боремся с Нами самими.
Мы жаждали подчиниться окружающим.
Мы считали, что жить чужим умом проще и спокойнее.
В то же время мы отстаивали Наше право быть самими собой.
Корни привязанности к чужому мнению были у Нас в децтве.
Нам говорили - слушайся старших и Мы слушались.
Нам говорили - мама лучше знает и Мы верили.
Нам говорили - папе виднее и Мы верили.
Нам говорили - ты еще маленькая чтобы решать что то и МЫ верили и не решали.
Нам говорили - будешь делать то, что я скажу и Мы делали.
Нам сто раз на дню безапелляционно говорили/твердили что Нам делать, убеждали в чем то.
Мы были убеждены, что Мы сами не способны принять решения, поступать правильно, понимать чего Нам хочется.
Мы излишне ориентировались на общество в оценках Наших поступков.
Родители хотели воспитать из Нас хорошего человека.
Нам ставили других в пример.
Нас пристыживали за то, что Мы плачем или капризничаем при всех.
Нам говорили - ну что ты делаешь, как тебе не стыдно, на тебя же смотрят, приличные девочки так не делают.
У Нас сформировалось убеждение, что окружающие постоянно на Нас смотрят, не спускают с Нас глаз и постоянно экзаменуют.
У Нас сформировалось убеждение, что нельзя проявлять на людях эмоции: плакать, смеяться, кричать от горя или радости, что это плохо, стыдно, заслуживает осуждения.
У Нас сформировалось убеждение, что главное не Мы сами, а то, что про Нас скажут.
Нам уделяли недостаточно внимания, мало ласкали и много наказывали, контролировали в мелочах, не считались с Нашими желаниями.
Мы росли бунтарем.
Мы росли нерешительной тихоней.
В душе Мы всегда были неразумным ребенком, над которым все время смеются зловредные дети, строгие дяди, критически настроенные старики, образцово-показательные младенцы в колясках, здравомыслящие родители.
Мы болезненно нуждались в одобрении.
Мы ориентировались не на Наши потребности, а на то, как их воспринимают другие.
Мы как бы постоянно сдавали экзамен каждому встречному.
Мы были как будто всегда на вытяжку перед начальством, директором.
Кто то стремился самоутвердиться за Наш счет.
Мы сотворяли Нам кумира.
Зависимость от окружающих мешала Нам жить и дышать.
Мы осознавали Нашу зависимость от мнения окружающих.
Мы не осознавали Нашу зависимость от мнения окружающих.
Мы были ориентированы на чужую оценку.
МЫ были зависимы от одобрения окружающих.
У Нас были трудности с принятием решения.
Мы пытались поднять Нам самооценку.
Мы не знали как поднять Нам самооценку.
У Нас не было чувства, что Мы все делаем правильно и живем не зря.
У Нас было чувство, что Мы все делаем неправильно и живем зря.
Мы боялись негативной реакции окружающих на Наши слова и поступки и поэтому не совершали их.
Мы не понимали, что любая самая критическая ситуация открывает новые перспективы.
Мы смотрели на людей с независимым характером и пытались копировать их, поступать как они.
Мы общались с негативно настроенными недружелюбными к Нам людьми и это влияло на Нашу самооценку и ощущения.
Нас критиковали близкие люди, вроде как из лучших побуждений, но Нам было плохо от этой критики.
Разговаривая с другими людьми, Мы концентрировались не на том, о чем говорит собеседник, а о том как Мы выглядим и что Мы говорим и на реакцию собеседника на Наши слова и Нашу внешность.
Мы не могли осознать, что никто не оценивает Нас каждую секунду.
Мы чувствовали Нас как под прицелом под взглядами других людей, Мы считали, что даже мимолетный взгляд что то значит, что человек к Нам как то негативно относиться.
Мы видели в людях только все негативное.
МЫ не пытались рассмотреть в людях что то хорошее, позитивное.
Мы не могли помогать людям бескорыстно, потому что думали, что Нас используют.
Мы не помогали людям потому что боялись, что Нас используют и в то же время плохо к Нам относились из за того, что не можем просто взять и помочь человеку просто так.
Мы были настроены к Нашим поступкам и действиям более критично, чем к точно таким же действиям других людей.
Мы не могли принять самостоятельные решения.
Мы не анализировали Наши мотивы и поступки, а делали лишь то, что делают все, потому что так делают все.
Мы делали то, что делают все, а не то, что нравиться Нам.
Если Нас критиковали, Мы сразу же начинали оправдываться.
Мы не могли подождать немного и спокойно что то ответить, мы сразу выпаливали что-то, хорошие мысли ответа приходили к Нам позже после обдумывания, но ситуация уже была позади.
Мы слушали чужие советы и следовали им.
Нам было проще послушать чей то совет и последовать ему, чем что то делать самому, думать.
Нам не нравилось, если Наши советы кто-то слушал/не слушал и поступал по своему и поэтому Мы старались следовать советам других, думая, что это им приятно, что так Мы заслужим одобрение.
Мы боялись быть осмеянными и подвергнутыми всеобщему осуждению.
Мы были осмеяны и подвергнуты всеобщему осуждению.
Мы специально красились не броско и не ярко, чтобы о Нас не подумали плохо, что Мы вульгарны или что Мы хотим быть красивее, Мы нарочито небрежно относились к Нашей внешности перед другими людьми, а сами тайком смотрелись в зеркало при любой возможности, пытаясь увидеть в Нашей внешности причины для одобрения и похвалы окружающих.
Если Нам не делали комплименты, то Мы думали, что Мы страшные и расстраивались.
Когда МЫ покупали одежду, Мы думали - вот это должно показаться модным ленке или кому либо еще.
Мы не могли просто так подмигнуть или улыбнуться прохожему, незнакомому человеку, строили из себя важность и занятость, а на самом деле Мы боялись неодобрения и холодности в ответном взгляде.
Мы боялись сказать официанту, что недовольны едой и потребовать заменить еду.
Мы предавали Нам очень большую важность.
Мы не были снисходительны к Нам.
Мы боялись делать что то важное для Нас по Нашему.
Наша чрезмерная зависимость от одобрения и расположения и привязанности со стороны других людей была несоразмерна тому значению, которое другие люди имели в Нашей жизни.
У Нас был неразборчивый голод на блогорасположение или высокую оценку, безотносительно к тому, любили ли Мы сами данного человека или имело ли для Нас какое-либо значение суждение какого либо человека.
Нам было наплевать на самого человека, но Нам нужно было одобрение от человека.
Мы уже давно решили все сами, но без одобрения Мы не могли начать действовать.
Нам было все равно на суждение и авторитет какого либо человека, но Мы все равно пытались добиться его расположения и одобрения.
Мы были слишком чувствительны и ранимы, Нам было плохо когда Мы не получали того внимания, какого хотели.
Мы чувствовали обиду, когда кто то не принимал Наше приглашение куда либо.
Мы чувствовали обиду, если кто то не звонил Нам какое то время.
Мы чувствовали обиду, если кто то расходился с Нами во мнении.
Мы скрывали Нашу обиду и чувствительность под маской безразличия.
У Нас было противоречие между желанием получать любовь и Нашей способностью питать любовь.
Мы требовали, чтобы к Нашим желаниям другие относились заботливо.
Мы сами не заботились о других.
Мы были сверхзаботливыми и помогали каждому.
Мы сверхзаботились под влиянием навязчивых побуждений, вместо того, чтобы непроизвольно излучать теплоту.
Наша забота выглядела неестественно, навязчиво и отталкивающе, потому что была ради того, чтобы заслужить одобрение, а не из настоящего желания помочь.
Наша зависимость от других выражалась во внутренней незащищенности.
У Нас были чувство неполноценности и несоответствия.
Мы были убеждены в Нашей некомпетентности, глупости, непривлекательности.
Наше убеждение о Нашей некомпетентности, глупости, непривлекательности могли существовать без какой либо основы для этого в реальности.
МЫ жаловались.
Мы были тревожны.
Мы приписывали Нам недостатки и воспринимали их как факт, не требующий доказательств.
У Нас была компенсаторная потребность в самовозвеличивании, навязчивая склонность показывать Нас в выгодном свете, желание производить впечатление на других и Нас самих, используя все возможные атрибуты, соответствующие престижу в нашей культуре, такие, как деньги, одежда, расположение мужчин и женщин, знакомство со знаменитостями, путешествия, необычные познания и тд и тп.
Чтобы хорошо Нас чувствовать, Мы нуждались в одобрении людей.
Мы постоянно думали почему тот или иной человек сказал что то.
Мы думали, что Мы ужасный человек.
Мы думали, что другие думают, что Мы ужасный человек.
Наша зависимость от одобрения была сродни наркомании.
Не было конца и края этому, Мы получали одобрения и сразу же хотели еще - Нам никогда не было достаточно.
Если Мы нравились людям - Мы были счастливы, удовлетворены, хорошо Нас чувствовали.
Если Мы не нравились людям - Мы были несчастны, не находили Нам покоя, Нас одолевало чувство вины, Мы ненавидели Нас.
Мы не понимали, что то, что другие люди думают о Нас, не делает Нас ни плохими, ни хорошими.
Мы всегда были готовы обвинить Нас во всех смертных грехах и оправдываться.
Для Нас было важнее мнение окружающих, чем Наше.
Нам было важно, что окружающие думают о Нашей внешности, поведении, положении в обществе, состоянии.
Мы были несамодостаточны.
Мы жили не Нашей жизнью, делали не то, что хотели.
Мы ориентировались на усредненный стереотип, который навязан Нам обществом.
Мы проживали не Нашу жизнь.
Нам хотелось заслужить чью то любовь, внимание, общение, поощрение.
Мы критиковали Нас за то, что Мы не так выглядим, не так говорим и делаем, потому что это могло или может кому то не понравиться.
Мы очень боялись не понравиться, быть отвергнутыми и остаться в одиночестве.
Из за Нашей зависимости Нами было просто управлять, руководить, манипулировать Нашим сознанием, потому что Мы сидели на желании одобрения как на наркотике.
Мы думали - что обо мне подумают.
Мы думали - как отнесутся к моему поступку.
Мы думали - как я выгляжу в глазах окружающих.
Мы сомневались в Наших ценностях, нажитым Нашим опытом и постоянно заглядывались и интересовались ценностями других, сомневаясь в Наших.
Мы считали, что Наши ценности менее важны, чем мнения, жизненная позиция, убеждения других людей.
Нашим руководством по жизни были догмы, навязанные Нам родителями, воспитателями, педагогами, друзьями, знакомыми, руководителями и тд.
Мы были несамостоятельными.
В децтве Нам внушали желание понравиться окружающим, навязывали зависимость от их одобрения и критики в Наш адрес.
Нас учили высказываться, совершать какие то поступки так, чтобы в той или иной форме заслужить, заработать любовь и одобрение родителей и других взрослых.
Нас не учили самостоятельно оценивать Наши действия и высказывания, все делали за Нас взрослые.
Мы не умели самостоятельно оценивать Нас, Нашу внешность, действия, высказывания и тд и тп.
Мы оглядывались вокруг в поисках чьей то похвалы в Наш адрес за совершенный ради одобрения и поощрения поступок.
Мы искали взгляды других людей, ловили их взгляды, чтобы увидеть в них одобрение, приветливость.
Если в пойманных взглядах было неодобрение или равнодушие, Наше настроение портилось.
В децтве Мы были окружены чрезмерной опекой со стороны взрослых и родителей.
Мы привыкли к постоянному контролю и самостоятельно не могли и шагу ступить, не посоветовавшись, не получив одобрения со стороны значимых для Нас людей или просто других людей.
Таким образом Мы как бы перекладывали с Нас ответственность за совершенное, в случае неудачи можно было списать вину на другого, ведь это он дал такой совет, подтолкнул к действиям.
Мы не понимали, что этот путь не приведет Нас к успеху в собственной жизни, пока Мы сами не научимся управлять Нашей жизнью и отвечать за Нас самим.
Мы сами привлекали таким образом неудачи в Нашу жизнь.
Мы сомневались в Нас.
Мы не доверяли Нам.
Мы уходили от ответственности за Нашу жизнь.
Мы боялись наказания, порицания.
У Нас был страх одиночества.
Мы находили Нам кумира, с мнением которого Мы мысленно или реально постоянно соотносили Наши поступки и высказывания.
Наша жизнь была выстроена с оглядкой на пожелания Нашего выбранного авторитета, его оценку.
Мы ненавидели Нашего авторитета, кумира, потому что чувствовали, что и шагу не можем ступить без него, и в то же время, МЫ жаждали его совета и одобрения.
Мы хотели стать успешной взрослой личностью.
Мы в душе были ребенком, который не имел права на собственный поступок, на собственное мнение, не имел свободы выбора и свободы принятия того или иного решения, которое как то может повлиять на Нашу жизнь.
Мы не были хозяевами Нашей жизни.
Мы были на задворках жизни, на вторых ролях.
Нам не доверяли исполнение серьезных дел, не ставили на высокую должность, не давали достичь финансового благополучия выше среднего уровня, не хотели строить с Нами полноценные личные отношения.
Мы не понимали, что должны отвечать за Нашу жизнь.
Мы не знали Нашу зону ответственности.
Мы не умели принимать решения, не брали на Нас ответственность за все последствия этих решений.
Мы повторяли Нам, что независимы от окружающих, но подсознательно тревожились о том, как Нас оценили.
Мы постоянно говорили, что сами приняли решение, но внутри ориентировались на то, как бы поступил на Нашем месте кто то другой, как на это решение отреагируют окружающие Нас люди, прислушивались и корректировали Наши действия в зависимости от критики и одобрения других.
Мы принижали Нас за счет повышения значимости для Нас других людей.
Мы сомневались в Нас, собственной ценности, значимости.
Мы идеализировали, завышали ценность, значимость других людей.
Мы пренебрегали Нами, Нашими интересами, в угоду другим людям.
Мы задвигали Нас, Наши интересы на второй план.
Мы зависели от прихотей, вкусов, настроения других людей в ущерб Нам.
Мы не понимали, что Мы от рождения имеем право на любовь, внимание, уважение, дружбу.
Мы старались/хотели контролировать окружающий мир с помощью манипулирования.
Мы были зависимы от других людей.
Наши манипуляционные механизмы были направлены на удовлетворение потребности в одобрении общества.
Потребность в одобрении общества проявлялась у Нас в виде тенденции к поведению, направленному на получение одобрения и поддержки окружающих (особенно со стороны лиц, считающихся авторитетами), помощи, заботы, любви, и на избегание неудач, особенно в форме отверженности обществом.
У Нас была сильная потребность в одобрении общества, которая возникала в связи с необходимостью поддерживать завышенный уровень самооценки, которая определялась нереальным образом идеального я.
Одобрение было необходимо Нам постоянно.
Без одобрения Мы чахли, у Нас портилось настроение.
У Нас был образ идеального я в голове и мы осознанно/неосознанно стремились ему соответствовать.
Мы не понимали, что идеал - это не Мы, что преследуя какой то идеал, Мы предаем Нас настоящих, что Мы настоящие все дальше и дальше закрываемся все реже проявляемся.
Наше несоответствие идеальному я - держало Нас в постоянном напряжении.
Мы видели свои реальные/нереальные недостатки, видели, что их нельзя исправить и у Нас начинался конфликт внутри Нас между тем, кто Мы есть и тем какими Мы хотим Нас видеть.
У Нас был невроз в связи с этим конфликтом.
У Нас был нервный тик литься и тела.
Мы были склонны к подчинению давления группы.
У Нас был низкий уровень ожидания успеха в ситуациях общественной оценки.
Мы все время ждали, что Нас неодобрят, начнут критиковать, ругать, что Мы обязательно сделаем что то не так.
Мы всегда были готовы защищаться и были в постоянном напряжении потому что все время ждали неодобрения и были заранее готовы к отпору.
При возможной угрозе Нашей самооценке Мы всегда были готовы включить Наши защитные механизмы - агрессию, безразличие и тд и тп.
Мы стремились получить информацию, спрашивали у других о Нас, с целью подтверждения Нашей ценности и приобретения контроля над окружающим.
Мы были агрессивны чтобы завоевать одобрение.
Мы ослабляли Нас, впадая в зависимость от одобрения других людей.
МЫ путали чувство собственного достоинства с одобрением окружающим.
Мы осложняли Нам жизнь зависимостью от одобрения других.
У Нас не было чувства собственного достоинства.
Мы не знали что такое чувство собственного достоинства.
Мы не знали что чувство собственного достоинства не зависит от одобрения других людей.
Мы с готовностью порицали Нас.
Мы упорно отказывались признавать Наши сильные качества.
Мы не понимали, что такой подход лишает Нас шансов на успех.
Мы усердствовали в самобичевании.
Мы становились все более уязвимы.
Люди ощущали Нашу потребность в одобрении и играли на Наших слабостях.
Мы искали одобрения у всех, даже у тех, кого откровенно пугали Наши успехи.
Мы не понимали, что таким образом влечем на Нас неприятности.
Нам редко удавалось сохранить собственное достоинство.
Мы не ограничивали число людей, одобрение которых хотели получить.
Мы хотели одобрение буквально от всех.
Мы требовали от мира больше, чем он мог Нам дать.
Мы ослабляли Нас в тщетной попытке добиться невозможного.
Мы нереально оценивали Наши возможности.
Мы брались за сто дел сразу.
Мы не осознавали как важно быть внутренне свободным человеком.
Мы пытались самоутвердиться с помощью вызывающего поведения и необычных поступков, высказываний.
Мы не отвечали за Нас.
МЫ не понимали/не осознавали, что чувство собственного достоинства это то, что Мы отвечаем за Нас.
Мы не понимали, что Мы находимся именно там, где хотим быть.
Мы думали, что жизнь несправедлива и что Нас сюда посадили в это место и в это время и что мы обделены, не осознавали, что Мы сами все сами делаем в Нашей жизни некого винить.
Мы не понимали, что мнение других людей не может управлять Нашими поступками, что только Мы сами все делаем и решаем.
Мы играли в игры, которые Нам не нравились.
Мы общались с людьми, которые Нам не приятны.
Мы боялись завязывать знакомства и дружить с теми, кто приятен Нам, потому что боялись их неодобрения.
Мы подстраивали Нашу жизнь под чужие требования.
Мы не могли долго валяться утром в постели, потому что где то читали или слышали, что это вредно и что кто то это не одобряет, даже если Нам очень хотелось поваляться - мы вскакивали.
Нам трудно было быть самими Нами без похвалы других людей.
Мы никак не могли обрести Нас потому что больше беспокоились не о Нас а о том, что скажут другие люди о Нас.
Мы не понимали, что никогда не обретем чувство собственного достоинства пока не улучшим Наше представление о Нас.
Мы понимали, что никогда не обретем чувство собственного достоинства пока не улучшим Наше представление о Нас.
У Нас было плохое представление о Нас.
Нам внушали, что Мы не сможем никогда улучшить представление о Нас пока Мы не сможем зарабатывать много денег.
Мы тратили много усилий чтобы нравиться, вызывать восхищение.
Невнимание к Нам вызывало у Нас волну переживаний.
Мы обижались даже в тех ситуациях, где сами сомневались в Нашей правоте.
Мы настойчиво стремились к контактам, старались понравиться, но это вызывало обратную реакцию - отторжение, невнимание.
Наше естественное желание превращалось в невротическую зависимость от одобрения или неодобрения других.
Мы стремились к власти.
Мы стремились к лидерству.
Если Мы не были лидером в ситуации, то чувствовали Нас полностью потерянными, зависимыми, беспомощными, как будто Мы теряли контроль над всем.
Мы были усталыми.
Мы были в унынии.
Мы были подавлены.
У Нас не было энергии ни на что.
МЫ ничего не хотели делать.
Мы были враждебны из за неспособности лидировать.
Наше стремление к власти возникало от страха, чувства неполноценности.
Мы боялись потерять контроль над Нами и другими.
Мы очень боялись, что другие обнаружат Нашу неуверенность в Нас.
Мы стремились быть правыми во всем.
Мы прибегали к сексуальному манипулированию, чтобы показать Нашу власть и контролировать.
Мы стремились к независимости от других.
Мы подчеркнуто показывали Наше безразличие к оценкам, которые давали другие люди Нашим поступкам.
Мы были уступчивы.
Мы были готовы принять чужое мнение.
Мы уступали внешнему давлению.
Мы подчинялись, если другой на этом настаивал.
Мы подчинялись потому что были уверены - если Мы уступим, но другие люди не навредят Нам.
Мы были в постоянном беспокойстве, которое обращалось в невротический страх.
Мы демонстрировали какие то Наши таланты и особенности, только так Мы могли избежать чувства собственной неполноценности.
Мы развивали Наше идеальное я вместо того, чтобы узнать Нас настоящих.
Мы вызывали жалость Нашей зависимостью от одобрения.
Мы унижались лишь бы заслужить одобрение от других людей.
Мы становились шутами, выставляли Нас в смешном свете, лишь бы показать как Мы не опасны и заслужить одобрение.
Нам были невыносимы даже малейшие проявления недоброжелательности со стороны других людей.
Мы всегда стремились быть/выглядеть для других хорошей такой замечательной своей девченкой.
Мы ориентировались на других людей.
Мы думали, говорили о других людях почти все Наше время.
Мы сплетничали, думали о жизни других людей.
Мы не думали о Нас.
Мы все время болтали.
Мы были зависимы даже не от одобрения других, а просто стремились быть ближе к другим, желали контактов, близости с другими людьми.
Мы считали, что МЫ не состоятельны как личность.
Мы были отстранены от Нас самих.
Мы не чувствовали Нас центром Нашего мира.
Мы ощущали Нас как нечто чуждое.
Мы не ощущали Нас движителем собственных действий.
Мы находились во власти Наших поступков и их последствий.
Мы теряли связь с другими людьми и с Нами.
Мы воспринимали и Нас и других как вещи.
Мы отказывались от того, что для Нас естественно в пользу того, что социально приемлемо.
Взрослые заставляли Нас чтото делать или не делать в угоду этике, обществу, социальным нормам.
Когда Мы были ребенком Нас постоянно контролировали, осуждали, заставляли вовремя исполнять требуемое, что порождало в Нас чувство гнева и фантазии.
У Нас развивалась невротическая потребность чувствовать Нас контролируемыми, пунктуальными, чистыми, разумными.
Когда Мы ощущали Нас неподконтрольными, хаотическими, беспорядочными и ограничивали Нас в проявлении таких эмоций как гнев и стыд, то Мы не ощущали самоуважения.
Наши отношения с окружающим миром строились по принципу переноса.
Мы нуждались во внешнем подтверждении Нашего соответствия, которое сформировалось под воздействием родительских требований поведенческим стандартам.
Ни одно Наше отношение не являлось новым.
Любое Наше отношение окрашивалось предыдущим опытом взаимоотношений.
На Наши отношения сильнее всего влияли Наши отношения в раннем детстве.
Мы вели Нас в настоящем с людьми так, как если бы они были кем то из прошлого.
Мы вели Нас как дети с родителями, забывая, что Мы уже взрослые.
Мы постоянно искали в окружающих подтверждение собственных положительных/отрицательных представлений о Нас, стремились получить от них желаемую реакцию.
У Нас было чувство потери самоконтроля и родительского внешнего контроля, что порождало устойчивую склонность к переживанию сомнения и стыда.
У Нас было неправильное соотношение между:
- доброй волей и полным ненависти самоутверждением;
- кооперативностью и своеволием;
- самовыражением и самоограничением/смиренной угодливостью;
Мы бунтовали против родителей.
МЫ отвечали нет на любое родительское требование.
Мы отвергали чужое мнение.
Мы отказывались признавать внешний авторитет.
В Нас закладывали - если хочешь быть хорошим, всегда нужно соглашаться с внешним мнением, особенно с мнением авторитетным.
У Нас были конфликты с родителями из за того, что Мы отвергали любое их участие в Нашей жизни.
Привыкнув быть хорошей девочкой для родителей, МЫ не могли впоследствии и другим людям отказывать.
МЫ не могли никому отказывать.
МЫ назначали кучу встреч, надеясь что успеем на все, с риском устать, быть никакой - потому что боялись отказать другим людям, и в ущерб себе бежали сломя голову ко всем.
Нам становилось не по себе, когда кто то не одобрял Нас и Наши поступки, не важно кто это делал - родные, знакомые или не знакомые люди.
Мы постоянно прокручивали в голове, что Мы не так сделали или сказали, если чувствовали неодобрение к Нам.
Мы старались найти оправдание Нам.
Мы были неуверенны, что Наши поступки хороши.
Мы не могли принять мысль, что Мы совершаем хорошие поступки.
Мы нуждались в любви, приятии, доверии, признании, защищенности, дружеском внимании, радости и свободе самовыражения.
Наши потребности не были удовлетворены в детстве.
В семье Нас обижали, не ставили во внимание Наши насущные нужды и во взрослом возрасте у Нас накопилась огромная боль, природу которой Мы не осознавали.
Мы были озабочены тем, как ведут себя другие по отношению к Нам, Нашим потребностям, стараясь скрыть Наши из за того, что в децтве не удовлетворялись Наши децкие потребности.
Мы были неспособны добиться удовлетворения Наших эмоциональных потребностей самостоятельно.
У Нас внутри была боль, рана, которая проявлялась тогда, когда МЫ испытывали трудности в любви, интимных отношениям, самовыражении, самореализации.
Все наши действия и мысли были связаны/направлены на то, вызовет ли это одобрение у окружающих или нет.
Наша зависимость от одобрения была попыткой заполнить пустоту внутри, избежать внутренней боли, нежелание решать назревшие проблемы.
Когда Нас одобряли - Мы на время успокаивались.
МЫ не могли найти удовольствие внутри Нас.
МЫ ждали прихода удовольствий, волнующих чувств из внешнего мира, от других людей, от внешних событий больше, чем изнутри Нас самих.
Когда Мы получали одобрение, внимание - Мы ощущали Нас привлекательными, достойными, в безопасности.
У Нас были мысли о том, что Мы ответственны за чувства, поведение, настроение другого человека.
У Нас были трудности в определении Наших эмоций, таких как гнев, грусть, щастье и трудности в выражении этих эмоций.
У Нас был страх и озабоченность по отношению к тому, как другие воспримут Наши чувства, если Мы начнем их выражать.
У Нас были трудности в создании близких отношений и их сохранении.
Мы испытывали огромный страх испытать боль, быть отвергнутым.
Мы страдали от стремления к совершенству.
У Нас была привычка возлагать слишком большие ожидания на Нас и других.
У Нас были трудности с принятием решения.
Мы были неспособны попросить о помощи, оказавшись в уязвимом положении.
У Нас была привычка ставить желания других и их потребности выше Наших.
Мы не могли признать Наши хорошие качества и поступки.
Нам казалось, что МЫ не достаточно хороши, плохи.
У Нас была нехватка личных эмоций, от этого развилась эмоциональная зависимость.
Мы были все время в поисках того, что/кто могут возместить Нашу внутреннюю эмоциональную пустоту.
У Нас не было Нашей цели в жизни.
МЫ жили жизнями других людей и получали заряд эмоций, когда были с другими людьми и их жизнями.
Мы искали впечатлений, переживаний во внешнем мире.
Источник вдохновения находился не в Нас, а во внешних событиях.
Мы отказывались брать на Нас ответственность за Наши эмоции, поэтому определение личной ценности и адекватности, надежности полностью зависело от мнения окружающих.
Мы не понимали, что должны взять ответственность на Нас за Наши эмоции.
Мы не понимали, что такое - взять ответственность на Нас за Наши эмоции.
Мы не понимали, что сами можем управлять Нашим внутренним состоянием.
Мы даже не предполагали, что Наши эмоции могут быть под Нашим собственным контролем.
Мы не доверяли Нашей интуиции и личным знаниям.
Мы доверяли лишь мнению других и тому, что одобряют другие.
Мы не принимали решения, исходя из сердца.
Мы не могли признать, что чувства приходят от мыслей, убеждений, поведения больше, чем от других людей или внешних обстоятельств, событий.
Мы не понимали, что Мы сами способны творить Наши чувства.
Любые внешние события легко выводили Нас из равновесия, влияли на Наше настроение.
Мы не могли взять ответственность за Наше эмоциональное состояние, потому что привыкли, что Наше состояние зависит от оценки окружающих, одобрения окружающих, похвалы, поощрений и тд и тп.
Мы чувствовали Нас испуганными, тревожными, пристыженными, сердитыми, когда кто то, кто был рядом - был в гневе.
Мы винили Нас в том, что стали причиной гнева другого человека.
Мы не осознавали, что каждый человек несет сам ответственность за свои чувства, в том числе и МЫ.
Мы обвиняли других в Наших эмоциях и чувствах.
Мы ощущали Нас виноватыми за эмоции и чувства других.
Мы не могли быть отстраненными от злости других людей.
Мы не умели отказываться принимать негативные чувства других людей на Наш счет.
Мы принимали на Наш счет все негативные проявления других людей.
Мы не понимали, что Мы можем иметь контроль только и только над Нашими чувствами, но не над чувствами других людей.
Мы не могли испытать сочувствие и сострадание к тому, кто испытывает злость или ненависть, потому что в этот момент были заняты Нашей ответственностью за злость или ненависть этого человека и переживали от чувства вины.
Мы были закрыты.
Мы не могли помочь Нашему собеседнику в том чтобы понять что с ним происходит, потому что сами не понимали, что происходит с Нами.
Мы не умели проявлять любовь и понимание.
Мы ощущали Нас жертвой поведения других людей.
Мы не могли наслаждаться чувством свободы, хотя у Нас давно не было начальников.
Мы не понимали, что Мы должны сами самостоятельно пройти Нашу жизнь, прожить шаг за шагом, используя весь арсенал эмоций, которым природа Нас наградила.
+9
04:59
1234
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...