Говори, говори...

  • Аспекты

Е.Ваенга "Говори, говори.." На тему общения.

Время чтения:
8 мин.
Мы говорили.
Другой говорил.
Мы соединяли свои мысли, механические движения ртом и звуки, которые слышали.
Другой соединял свои мысли, механические движения ртом и звуки, которые слышал.
Мы верили в то, что это мы самостоятельно и автономно производим звуки.
Другой верил в то, что это он самостоятельно и автономно производит звуки.
Мы говорили то, что думали.
Другой говорил то, что думал.
Мы говорили то, о чем хотели сказать.
Другой говорил то, о чем хотел сказать.
Мы говорили то, что было у нас на уме.
Другой говорил то, что было у него на уме.
Мы говорили то, что видели.
Другой говорил то, что видел.
Мы отвечали на вопрос.
Другой отвечал на вопрос.
Мы описывали свое состояние.
Другой описывал свое состояние.
Мы говорили о том, что нас волновало.
Другой говорил о том, что его волновало.
Мы говорили, чтобы привлечь внимание.
Другой говорил, чтобы привлечь внимание.
Мы говорили, чтобы разбавить тишину.
Другой говорил, чтобы разбавить тишину.
Мы говорили, чтобы прервать паузу.
Другой говорил, чтобы прервать паузу.
Мы говорили потому что считали необходимым сказать что-то.
Другой говорил потому что считали необходимым сказать что-то.
Мы говорили потому как считали, что по иному нельзя.
Другой говорил потому как считал, что по иному нельзя.
Мы верили, что мы говорим то, что мы думаем.
Другой верил, что он говорит то, что думает.
Мы верили в то, что наши слова выражают наши мысли.
Другой верил в то, что его слова выражают его мысли.
Мы верили в то, что мы сами формируем, что сказать и передаем то, что чувствуем, думаем, понимаем.
Другой верил в то, что он сам формирует, что сказать и передает то, что чувствует, думает, понимает.
Наши слова несли ответ на какой-то вопрос, посыл.
Другого слова несли ответ на какой-то вопрос, посыл.
Наши слова были частью разговора, диалога.
Другого слова были частью разговора, диалога.
Наши слова являлись вопросом.
Чьи-то слова являлись вопросом.
Мы говорили и это было актом воли.
Другой говорил и это было актом воли.
Мы считали, что мы как самостоятельное автономное мыслящее существо ведем разговор, а другие самостоятельные автономные мыслящие существа по собственной воле нас слушают.
Другой считали, что он/мы/кто-то как самостоятельное автономное мыслящее существо ведем разговор, а другие самостоятельные автономные мыслящие существа по собственной воле слушают.
Мы верили в то, что у нас есть выбор сказать что-то или промолчать.
Другой верил в то, что у него/нас есть выбор сказать что-то или промолчать.
Мы верили в то, что у кого-то есть выбор сказать или промолчать.
Другой верил в то, что у кого-то есть выбор сказать или промолчать.
Мы верили в то, что у нас есть выбор – слушать или нет кого-то.
Другой верил в то, что у него есть выбор – слушать или нет кого-то.
Мы верили в то, что у кого-то есть выбор – слушать нас/кого-то или нет.
Другой верил в то, что у кого-то есть выбор – слушать нас/кого-то или нет.
Мы собирали вокруг себя толпы слушателей.
Кто-то собирал вокруг себя толпы слушателей.
Мы умели рассказывать.
Кто-то умел рассказывать.
Другим нравилось, как мы рассказываем.
Другим/нам нравилось, как кто-то рассказывает.
Мы были душой компании.
Кто-то был душой компании.
Мы умели завести, заинтриговать публику.
Кто-то умел завести, заинтриговать публику.
Мы знали анекдоты, шутки, прибаутки, тосты, могли говорить долго и красиво.
Кто-то знал анекдоты, шутки, прибаутки, тосты, мог говорить долго и красиво.
Нам нравилось говорить и мы умели это делать.
Кому-то нравилось говорить и он умел это делать.
Мы наслаждались своим талантом рассказчика, любили быть в центре внимания.
Кто-то наслаждался талантом рассказчика, любил быть в центре внимания.
Мы играли на гитаре, красиво пели.
Кто-то играл на гитаре, красиво пел.
Нам нравилось, когда мы рассказывали, а все сидели открыв рты и затаив дыхание.
Кому-то нравилось, когда он рассказывал, а все сидели открыв рты и затаив дыхание.
Нам нравилось, когда мы играли на гитаре и пели, а все сидели и слушали, боясь пошевелиться.
Кому-то нравилось, когда он играл на гитаре и пел, а все сидели и слушали, боясь пошевелиться.
Мы наслаждались человечьим вниманием.
Кто-то наслаждался человечьим вниманием.
Мы ощущали собственную важность и ценность.
Кто-то ощущал собственную важность и ценность.
Мы верили в то, что мы – талант и заслужили такое внимание.
Кто-то верил, что он – талант и заслужил такое внимание.
Мы верили в то, что мы сами достигли своим трудом, своим умом таких результатов.
Кто-то верил в то, что он сам достиг всего своим трудом, умом таких результатов.
Мы верили в то, что вокруг все самостоятельно приняли решение сидеть и слушать нас, и что мы заслужили все это.
Кто-то верил в то, что вокруг все самостоятельно приняли решение сидеть и слушать его, и что он заслужил все это.
Мы ощущали гордость за себя.
Кто-то ощущал гордость за себя.
Мы говорили и нам нравился наш голос.
Кто-то говорил и ему нравился его голос.
Мы наслаждались тем, как звучал наш голос и он нам казался великолепным.
Кто=то наслаждался тем, как звучал его голос и он ему казался великолепным.
Мы говорили, ради удовольствия себя послушать.
Кто-то говорил, ради удовольствия себя послушать.
Мы говорили надеясь поразить кого-то своим голосом.
Кто-то говорил надеясь поразить своим голосом.
Мы говорили и были уверены в том, что это наш голос звучит.
Кто-то говорил и мы были уверены в том, что это он говорит.
Мы говорили и кто-то был уверен, что это мы говорим.
Кто-то говорил и он был уверен, что это он говорит.
Нам хотелось сказать что-то, разорвать тишину, нарушить покой, окликнуть кого-то, прервать молчание.
Кому-то хотелось сказать что-то, разорвать тишину, нарушить покой, окликнуть кого-то, прервать молчание.
Нам хотелось спеть что-то.
Кому-то хотелось спеть что-то.
Нам хотелось выразить свои чувства, эмоции – через слова, песню.
Кому-то хотелось выразить свои чувства, эмоции – через слова, песню.
Нам хотелось передать кому-то, миру – свои ощущения, состояние с помощью голоса.
Кому-то хотелось передать другому, миру – свои ощущения, состояние с помощью голоса.
Мы не могли молчать.
Кто-то не мог молчать.
Нам было просто необходимо что-то говорить.
Кому-то было просто необходимо что-то говорить.
Мы говорили и не могли наговориться.
Кто-то говорил и не мог наговориться.
Мы хотели обо всем кому-то рассказать.
Кто-то хотел обо всем кому-то рассказать.
Мы имели массу тем для разговоров.
Кто-то имел массу тем для разговоров.
Нас зацепляла любая тема, любая фишка.
Кого-то зацепляла любая тема, любая фишка.
Мы были легки на разговор и могли говорить часами.
Кто-то был легок на разговор и мог говорить часами.
Нам было все равно о чем говорить – лишь бы говорить.
Кому-то было все равно о чем говорить – лишь бы говорить.
Мы ощущали в процессе разговора – эмоциональное единение.
Кто-то ощущал в процессе разговора – эмоциональное единение.
Мы чувствовали сродство, братство в процессе общения.
Кто-то чувствовал сродство, братство в процессе общения.
Мы верили в то, что мы/кто-то добровольно обмениваемся информацией, делимся сокровенным с кем-то.
Кто-то верил, что он/кто-то добровольно обмениваются информацией, делятся сокровенным с кем-то.
Мы верили в разговор, как акт воли между двумя особями.
Кто-то верил в разговор, как акт воли между двумя особями.
Мы считали, что мы - хотим разговариваем, а хотим – не разговариваем.
Кто-то считал, что он – хочет разговаривает, а хочет – не разговаривает.
Мы считали, что общаться с кем- то или нет – наш выбор.
Кто-то верил, что общаться с кем-то или нет – его выбор.
Мы верили в то, что общаться с кем-то или нет – это выбор другого.
Кто-то верил в то, что общаться с кем-то или нет – это наш или чей-то выбор.
Мы были рады, благодарны кому-то за то, что он с нами общается.
Кто-то был рад, благодарен кому-то за то, что он с ним общается.
Кто-то был рад, благодарен нам за то, что с ним общаемся.
Мы были обижены, злы на кого-то за то, что он не желает с нами общатбся.
Кто-то был обижен на кого-то/нас за то, что не желают с ним общаться.
Мы считали, что если с нами общаются – это целиком и полностью наша заслуга.
Кто-то считал, что если с ним общаются – это целиком и полностью его заслуга.
Мы считали, что если с кем-то общаются – это целиком и полностью его заслуга.
Кто-то считал, что если с кем-то/нами общаются – это целиком и полностью наша заслуга.
С нами не желали общаться.
С кем-то не желали общаться.
Мы не имели друзей, товарищей, знакомых.
Кто-то не имел друзей, товарищей, знакомых.
Мы были одиночкой.
Кто-то был одиночкой.
Мы не знали о чем разговаривать с людьми.
Кто-то не знал, о чем разговаривать с людьми.
Мы вечно ляпали не то и невпопад.
Кто-то вечно ляпал не то и невпопад.
Нам казалось, что мы мешаем чьему-то разговору.
Кому-то казалось, что он мешает чьему-то разговору.
Мы подходили к группе общающихся, а они расходились после этого.
Кто-то подходил к группе общающихся, а они расходились после этого.
Мы заслужили славу стукача, предателя, долбоеба и с нами не желали общаться.
Кто-то заслужил славу предателя, стукача, долбоеба и с ним не желали общаться.
Нас избегали в общении.
Кого-то избегали в общении.
Нас считали скучным, пустым, неинтересным.
Кого-то считали скучным, пустым, неинтересным.
Мы не знали о чем говорить с людьми, не имели общих тем.
Кто-то не знал о чем говорить с людьми, не имел общих тем.
Когда все говорили – мы стояли и молчали, не знали, что сказать.
Когда все говорили – кто-то стоял и молчал, не знал, что сказать.
Пока кто-то говорил – мы не слушали, а думали, чтобы сказать.
Пока кто-то говорил – другой не слушал, а думал, чтобы сказать.
Мы хотели сказать что-то, но все никак не решались перебить другого.
Кто-то хотел сказать что-то, но все никак не решался перебить кого-то.
Мы хотели сказать что-то, но боялись, что это неправильно поймут.
Кто-то хотел сказать что-то, но боялся, что неправильно поймут.
Мы хотели сказать что-то, но боялись, что обидим кого-то.
Кто-то хотел сказать что-то, но боялся, что обидит кого-то.
Мы предпочитали молчать, слушать и кивать.
Кто-то предпочитал молчать, слушать и кивать.
Мы считали, что нам все равно нечего сказать по большому факту.
Кто-то считал, что ему все равно нечего сказать по большому факту.
Мы боялись ляпнуть ерунду и быть осмеяным кем-то/всеми.
Кто-то боялся ляпнуть ерунду и быть осмеяным кем-то/всеми.
Мы предпочитали молчать и делать многозначительный вид.
Кто-то предпочитал молчать и делать многозначительный вид.
Мы ждали, когда перейдут к той теме, что нам знакома или же к такой, которая будет пространственная.
Кто-то ждал, когда перейдут к той теме, что ему знакома или же к такой, которая будет пространственная.
Мы верили в то, что от нас зависит – что, когда и как сказать.
Другой верил в то, что от него зависит – что, когда и как сказать.
Мы считали, что уж если говорить, то это должно быть безупречно.
Другой считал, что уж если говорить, то это должно быть безупречно.
Мы боялись опростоволоситься своим выступлением.
Другой боялся опростоволоситься своим выступлением.
Мы говорили и с нас смеялись.
Другой говорили и с него смеялись.
Мы говорили и нас упрекали за наши слова.
Другой говорил и его упрекали за его слова.
Мы говорили и на нас обижались за то, что мы сказали.
Другой говорили и на него обижались за то, что он сказал.
Мы говорили и нас били за наши слова.
Другой говорил и его били за его слова.
Мы говорили и нас наказывали как-либо за наши слова.
Другой говорил и его наказывали как-либо за его слова.
Мы говорили и нас прогоняли, отвергали, бросали за наши слова.
Другой говорил и его прогоняли, отвергали, бросали за его слова.
Мы делали больно кому-то своими словами.
Другой делал больно кому-то своими словами.
Мы ставили кого-то в неловкое положение.
Другой ставил кого-то в неловкое положение.
Мы вгоняли кого-то в стыд своими словами.
Другой вгонял кого-то в стыд своими словами.
Мы обижали кого-то своими словами.
Другой обижал кого-то своими словами.
Мы унижали кого-то своими словами.
Другой унижал кого-то своими словами.
Мы ругали кого-то, упрекали, оскорбляли.
Другой ругал кого-то, упрекал, оскорблял.
Мы говорили такое, что не следовало говорить.
Другой говорил такое, что не следовало говорить.
Нам велели заткнуться, замолчать.
Другому велели заткнуться, замолчать.
Нам угрожали «заткнуть рот».
Другому угрожали «заткнуть рот».
Мы говорили о том, о чем не нужно было говорить.
Другой говорил о том, о чем не нужно было говорить.
Мы не контролировали свой разговор.
Другой не контролировал свой разговор.
Мы не думали о том, что говорим.
Другой не думал о том, что говорит.
Мы рассказывали секреты, тайны.
Другой рассказывал секреты, тайны.
Мы рассказывали о себе то, что знать никому не следует.
Другой рассказывал о себе то, что знать никому не следует.
Мы рассказывали о ком-то то, что говорить не нужно.
Кто-то рассказывал о ком-то то, что говорить не нужно.
Мы позорили сами себя.
Другой позорил сами себя.
Мы говорили и не понимали – что мы говорим.
Другой говорил и не понимал – что говорит.
Мы говорили и с ужасом осознавали, что это мы сказали.
Другой говорил и с ужасом осознавал, что это он сказал.
Мы ощущали, что мы потеряли контроль над своей речью.
Другой ощущал, что он потерял контроль над своей речью.
Мы ощущали, что наш мозг потерял управление над языком.
Другой ощущал, что его мозг потерял управление над языком.
Мы не верили в то, что мы что-то сказали.
Другой не верил в то, что он что-то сказал.
Мы были в шоке от того, что мы сказали.
Другой был в шоке от того, что сказал.
Мы хотели забрать свои слова обратно.
Другой хотел забрать свои слова обратно.
Мы хотели извиниться за свои слова.
Другой хотел извиниться за свои слова.
Мы просили прощения за то, что мы сказали.
Другой просил прощения за то, что сказал.
Мы раскаивались о том, что мы сказали.
Другой раскаивался о том, что сказал.
Мы горько сожалели о том, что сказали.
Другой горько сожалел о том, что сказал.
Мы говорили и слышали свой противный голос.
Другой говорил и слышал свой противный голос.
Нам голос казался слабым, тусклым, глухим.
Другому голос казался слабым, тусклым, глухим.
Нам не нравился наш голос.
Другому не нравился его голос.
Мы хотели изменить свой голос.
Другой хотел изменить свой голос.
Нам казалось, что будь у нас голос получше – мы бы лучше пели.
Другому казалось, что будь у него голос получше – он бы лучше пел.
Мы верили в то, что стоит проработать голос и мы будем петь лучше.
Другой верил в то, что стоит проработать голос и мы будем петь лучше.
Мы верили в то, что будь у нас голос получше – у нас было бы больше друзей, знакомых.
Другой верил в то, что будь у него голос получше – у него было бы больше друзей, знакомых.
Мы мечтали о том, чтобы изменить свой голос.
Другой мечтал о том, чтобы изменить свой голос.
Мы мечтали о том, чтобы иметь такой голос, что можно было бы петь.
Другой мечтал о том, чтобы иметь такой голос, что можно было бы петь.
Мы верили в то, что именно из-за голоса – нас никто и не слушает.
Другой верил в то, что именно из-за голоса – его никто и не слушает.
У нас путались мысли в голове.
У кого-то путались мысли в голове.
Мы сбивались с одной темы на другую.
Другой сбивался с одной темы на другую.
Мы не могли четко выразить то, что хотели.
Другой не мог четко выразить то, что хотел.
Мы говорили об одном, а думали о другом.
Другой говорил об одном, а думал о другом.
Мы начинали говорить об одном и перескакивали на другое.
Другой начинал говорить об одном и перескакивал на другое.
Мы понимали, что мы мелем ерунду.
Другой понимал, что мелет ерунду.
Мы видели по слушателям, что то, что мы говорим – никому не интересно.
Другой видел по слушателям, что то, что говорит – никому не интересно.
Мы видели, что то, что мы говорим – никому на фиг не нужно.
Другой видел, что то, что говорит – никому на фиг не нужно.
Мы понимали, что мы ничего не понимаем в том о чем говорим.
Другой понимал, что ничего не понимает в том о чем говорит.
Мы не знали, что сказать по теме и поэтому говорили пространственными фразами.
Другой не знал, что сказать по теме и поэтому говорил пространственными фразами.
Мы пытались сказать красиво и по делу, но у нас никак не получалось.
Другой пытался сказать красиво и по делу, но у него никак не получалось.
Мы переходили с украинского на русский и обратно.
Другой переходил с украинского на русский и обратно.
Мы долго не могли подобрать слова.
Другой долго не мог подобрать слова.
Мы сбивались посредине предложения и долго молчали пытаясь найти продолжение фразы.
Другой сбивался посредине предложения и долго молчал пытаясь найти продолжение фразы.
Мы бекали, мекали и никак не могли окончить мысль.
Другой бекал, мекал и никак не мог окончить мысль.
Мы видели глаза слушателей и нам казалось, что они смотрят на нас с сожалением.
Другой видел глаза слушателей и ему казалось, что они смотрят с сожалением.
Мы видели, что слушатели неприкрыто скучают или пытаются заниматься своими делами.
Другой видел, что слушатели неприкрыто скучают или пытаются заниматься своими делами.
Мы пытались увлечь слушателей.
Другой пытался увлечь слушателей.
Мы хотели заинтриговать слушателей.
Другой хотел заинтриговать слушателей.
Мы хотели добиться максимального внимания от слушателей.
Другой хотел добиться максимального внимания от слушателей.
Мы стремились заинтриговать всех.
Другой стремился заинтриговать всех.
Мы стремились создать максимально атмосферу уюта и тепла.
Другой стремился создать максимально атмосферу уюта и тепла.
Мы не могли говорить или петь, если нас не слушали.
Другой не мог говорить или петь, если его не слушали.
Мы нервничали, терялись, замолкали, если видели, что на нас не обращают внимание.
Другой нервничал, терялся, замолкал, если видел, что на него не обращают внимание.
Нам было нужно полное внимание и восхищение от всех вокруг.
Другому было нужно полное внимание и восхищение от всех вокруг.
Мы хотели, чтобы все слушали только нас и никого больше.
Другой хотел, чтобы все слушали только его и никого больше.
Мы хотели, чтобы нам подпевали хором или задумчиво качали головой.
Другой хотел, чтобы ему подпевали хором или задумчиво качали головой.
Мы хотели, чтобы все охали и ахали от глубины наших слов.
Другой хотел, чтобы все охали и ахали от глубины его слов.
Мы хотели просто сразить всех глубиной своих мыслей и широтой познания.
Другой хотел просто сразить всех глубиной своих мыслей и широтой познания.
+8
01:53
1127
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...