Корни реализма

Новый:
Да
Автор:
Время чтения:
14 мин.

Материал про хреновое воспитание реализма. Больше женский материал и много личного про мать. Внутри есть цитатник про реализм. Немного про бесчувственность.


НАША / других мать вымещала на НАС / Других свои обиды и недовольство жизнью
НАШЕЙ / чьей-то матери хотелось, нравилось делать НАМ / Другим больно, разрушать НАШЕ детское восприятие мира
МЫ / Другие спрашивали зачем НАМ / Другим что-то, а НАМ / Другим говорили, потому что надо
НАША / других мать не могла не замечать НАШЕ неприятие отторжение на любое «надо», принуждение, но вместо того, чтобы расписать удовольствие от чего-то, заинтересовать, она говорила что просто надо, придется, все так делают
НАША / других мать жила, потому что надо, делала что-то, потому что надо, часть ее протестовала и поэтому она вымещала накопившуюся злость и обиду на НАС / Других
НАШЕЙ / чьей-то матери хотелось обломать НАС / Других, показать НАМ / Другим, что реальность жестока, все не так, как НАМ / Другим хочется

НАМ / Другим говорили, НАША / других мать говорила:
*приходится терпеть
*все не так как хочется
*не надо верить в сказки
*все делают и ты будешь делать
*куда ты денешься
*думаешь особенная? Таких как ты полно и все они ничего не добиваются
*будешь работать на заводе, мытебе поможем устроится
*смотри на вещи реально
*у тебя нет никаких талантов

НАША / других мать жила в невыносимых, неудобных условиях для жизни
НАША / других мать жила с родителями мужа, которые ее угнетали, недооценивали, не любили, придирались
НАША / других мать была постоянно угнетена, раздражена
В процессе проработок МЫ / Другие вспоминали все более отчетливо НАШУ мать, какой она была в НАШЕМ раннем детстве
НАША / других мать была похожа на обиженную злобную девченку, молодую женщину
НАША / других мать воевала с НАМИ / Другими, воспринимала НАС / Других не как ребенка, а как соперницу, мелкую помеху
НАША / других мать жаловалась на НАС / Других отцу в НАШЕМ присутствии как ребенок жалуется родителю на своего брата / сестру

НАША / других мать говорила отцу про НАС / Других:
*убери ее
*заткни ее
*тупая дура
*она совсем тупая
*уебище / убоище
*мозга вообще нет
*все дети как дети, а эта — чмо

НАША / других мать била НАС / Других, давала НАМ / Другим подзатыльники, тычки
НАША / других мать тягала НАС / Других за волосы, рвала и ломала НАШИ / другие вещи
НАША / других мать была неадекватная, истеричная
НАША / других мать была истеричка
НАША / других мать была не уравновешена
МЫ / Другие не чувствовали любви НАШЕЙ / чьей-то матери
МЫ / Другие чувствовали холодное отношение со стороны матери
НАША / других мать была НАМИ / Другими недовольна
у НАШЕЙ / чьей-то матери не было родительской мудрости или хотя бы банальной уравновешенности
НАШЕЙ / чьей-то матери хотелось другую жизнь и другую семью
НАМ / Другим не нравилось проводить время со своей матерью
НАМ / Другим больше нравилось быть с бабушкой
МЫ / Другие считали, что НАША / других бабушка мудрая, добрая, уравновешенная, спокойная
НАША / других бабушка была большим манипулятором
НАША / других бабушка пыталась воспитывать НАС / Других
НАША / других бабушка говорила НАМ / Другим, что она НАШ союзник, а МЫ / Другие верили, так как она хорошо относилась к НАМ / Другим
НАША / других бабушка говорила противоположные вещи, чем НАША / других мать
НАША / других бабушка говорила, что МЫ / Другие умный ребенок, чтобы МЫ / Другие не слушали маму
НАША / других бабушка заливала НАМ / Другим про многие вещи
МЫ / Другие были маленькие, но неглупые и сразу понимали, что бабушка пиздит дальше, чем видит
Бабушкина ложь была слишком очевидная и гиперболизированная
МЫ / Другие наблюдали, слушали разговоры родственников вокруг и могли уже сопоставлять информацию
МЫ / Другие понимали, что то, что говорит НАМ / Другим бабушка все ложь
НАША / других бабушка понимала, что где-то они все проебались с воспитанием, что МЫ / Другие возненавидели институт брака и общепринятые ценности в раннем возрасте и пыталась их НАМ / Другим привить ложью и сказками
МЫ / Другие видели на примере ее и мамы, что все нихуя не сходится с реальностью
НАША / других бабушка пыталась давить и манипулировать нашими ценностями
НАША / других бабушка рассказывала НАМ / Другим про то, как поженились НАША / других мама и папа, что у них была большая любовь
Но МЫ / Другие слышали и воспринимали совсем-совсем другое, разную семейную грязь. И самое главное, что бабушка сама не верила в это, сама гнобила мать
У НАШЕЙ / чьей-то бабушки и матери была холодная война, взаимная ненависть
бабушка наговаривала про мать, а мать про бабушку
МЫ / Другие слышали, воспринимали разные мнения о бабушки и о матери
МЫ / Другие складывали свое мнение о бабушке и о матери
какие-то характеристики, которые давала НАША / других бабушка про нашу мать совпадали с нашими собственными
какие-то характеристики, которые давала НАША / других мать про нашу бабушку совпадали с нашими собственными
НАШ отец был аморфным, нейтральным, неконфликтным — амеба
НАШ отец был «что есть, что нет»
МЫ / Другие никогда не любили ни нашу мать ни нашу бабушку
НАША / других мать и НАША / других бабушка любили НАС / Других по-своему
НАША / других бабушка говорила НАМ / Другим, что любит НАС / Других
НАША / других мать не говорила / говорила, что любит НАС / Других
НАША / других мать была / есть не тот человек, что говорит о любви
НАША / других мать осуждала НАС / Других за любые «сопли» истерики, проявления чувств
НАША / других мать осуждала НАС / Других за эмоции «вот не надо этого»
НАША / других мать не проявляла к НАМ / Другим теплоты и любви, МЫ / Другие не знали что это и не стремились к этому, потому что не привыкли к этому
НАША / других бабушка проявляла к НАМ / Другим любовь, но МЫ / Другие в это не верили, потому что бабушка вся насквозь была лицемерная
В каждом диалоге бабушка пыталась НАС / Других воспитывать, влиять, вливать НАМ / Другим в мозг какую-то дичь, а не быть человеком
НАША / других мать была человеком только в нашем раннем детстве, а потом стала как все матери — мать-поучало-осуждало
МЫ / Другие не видели адекватного человека в матери
образ НАШЕЙ / чьей-то матери стал для НАС / Других образом реальности
когда МЫ / Другие думали реалистично, МЫ / Другие думали как НАША / других мать
МЫ / Другие не хотели становиться как мать, но уже насквозь стали как она и повторяли ее привычки, модели поведения, судьбу
МЫ / Другие становились экономными, прижимистыми, бесчувственными
МЫ / Другие относились к мужчине как к большому ребенку, о котором надо заботиться
МЫ / Другие выбирали себе доброго «покладистого» мужчину
НАШ парень был чем-то похож на нашего отца
МЫ / Другие не хотели быть как НАША / других мать, становиться ею
но МЫ / Другие не могли ничего поделать с шаблонами, которые она НАМ / Другим передала
МЫ / Другие не имели понятия о любви, сильных чувствах
У НАС / Других был какой-то внутренний дискомфорт с представлениями о сильных чувствах, соплях, страстях
у НАС / Других было избегающее расстройство поведения
МЫ / Другие чувствовали вину в связи с тем, что не можем испытывать сильных чувств, любви
МЫ / Другие не могли сказать кому-то «я тебя люблю» с одной стороны потому что МЫ / Другие этого не чувствовали, с Другой потому что у НАС / Других был внутренний дискомфорт в связи с этим
МЫ / Другие прорабатывали свою безэмоциональность, запускали всякие протоколы пробуждения Анахаты-чакры, прорабатывали блоки, но только допрарабатывались до того, что посчитали, что МЫ / Другие такие, какие есть, нельзя вырастить себе какие-то чувства вот так с потолка
МЫ / Другие старались не надеяться, не питать надежд на что-то
если ситуация была да или нет, МЫ / Другие предпочитали склоняться к «нет»
МЫ / Другие воспринимали, считали, думали, согласились, что «надейся на лучшее, готовься к худшему»
МЫ / Другие видели квартиру своей мечты, хоть она была и дороговата для НАС / Других, МЫ / Другие не могли решиться и на авось потратить все деньги, а там будь что будет, еще заработаем
НАШ парень сначала был мечтатель, но МЫ / Другие считали его наивным, не реалистом
МЫ / Другие делали из НАШЕГО парня реалиста, учили его не надеяться, влияли так, что он принимал НАШУ картину мира
МЫ / Другие всегда думали о худшем варианте развития событий, НАШЕ внимание было направлено на него
МЫ / Другие боялись риска, предпочитали перестраховаться
МЫ / Другие думали, что МЫ / Другие нифига не особенные, не только потому что мама так говорила, но и просто такова реальность
МЫ / Другие делили мир и все вокруг на реальное и нереальное, правдоподобное и неправдоподобное
МЫ / Другие не верили, что с НАМИ / Другими может что-то случиться, хотя бы не то, чтобы лучшее из возможных исходов, но хотя бы лучше среднего
МЫ / Другие считали, что стоит рассчитывать на среднее или худшее
чаще всего у НАС / Других получался худших исход или средний исход
в критических ситуациях МЫ / Другие могли получить благоприятный исход, но никогда не лучший
НАМ / Другим везло не более, чем всем
МЫ / Другие были не готовы поставить все на успех
МЫ / Другие были готовы поставить все на поражение
МЫ / Другие замечали, что люди в большинство живут надеясь на средний и худший исход неспроста, а потому что так происходит
МЫ / Другие не верили / сомневались, допускали / не допускали, что они негативным мышлением притягивают такой результат
МЫ / Другие склонялись, что это правила мира, а те, кто хочет выйти из этих правил, хотят быть особенными, но жизнь их попустит
МЫ / Другие воспринимали, считали, думали, согласились, что как не мечтай, есть объективная реальность и состоит она из того, как у большинства
МЫ / Другие воспринимали, считали, думали, согласились, что МЫ / Другие — большинство, как все, ничем не лучше
НАМ / Другим когда-либо говорили прямо или намекали НАМ / Другим, что МЫ / Другие как все, большинство
МЫ / Другие воспринимали, считали, думали, согласились, что не стоит строить материал в протоколе в надежде проработать негативную сторону и стать охуенным и особенным, которому везет
МЫ / Другие видели в представлениях какую-то определенную реальность и она сбывалась
МЫ / Другие видели в представлениях какую-то определенную реальность и она не сбывалась
МЫ / Другие никогда не получали больше, чем на что надеялись
НАС / Других учили никогда не надеяться на многое
МЫ / Другие годами учились иметь средние притязания
МЫ / Другие надеялись на что-то среднее и то обламывались и не получали вообще ничего
НАШИ / другие родственники не верили даже в то относительно НАС / Других, что для НАС / Других было вполне реально — очередная ступенька
НАМ / Другим приходилось скрывать от родственников НАШИ / другие реальные притязания, потому что они сразу начинали НАМ / Другим рассказывать, убеждать НАС / Других во всех возможных неудачах, которые МЫ / Другие и сами знали (так как их голоса уже прочно закрепились у НАС / Других в голове)
МЫ / Другие проецировали, что если МЫ / Другие расскажем нашим родственникам НАШИ / другие притязания, цели, желания, то они начнут НАС / Других отговаривать и запугивать, убеждать в нереальности этого (потому что они так уже делали раньше)
МЫ / Другие проецировали, что вокруг в НАС / Других никто не верит
В НАС / Других реально никто не верил
МЫ / Другие надеялись на лучшее
МЫ / Другие не надеялись на лучшее
МЫ / Другие опасались худшего
У НАС / Других формировались какие-либо субличности, голоса в голове (мамины, бабушкины и т.д)
МЫ / Другие были запрограммированы теми, кого не любили и с кем не соглашались
На НАС / Других влияли люди независимо от нашего согласия
МЫ / Другие приняли чьи-то постулаты, хотя не хотели
МЫ / Другие неохотно согласились с родительскими постулатами
МЫ / Другие видели подтверждения родительских постулатов в жизни
МЫ / Другие не видели явных подтверждений родительских постулатов, но они так часто их повторяли, что МЫ / Другие их все равно приняли, поверили в них
МЫ / Другие видели смысл повторять себе в мозг обратные убеждения (аффирмации), но НАМ / Другим всегда было лень этим заниматься, МЫ / Другие не верили в эффективность этого, не хватало воли, не верили в эти аффирмации
МЫ / Другие воспринимали, считали, думали, согласились, что сейчас уже поздно депрограммироваться, слишком много в НАС / Других хлама, который в НАС / Других закладывался с самого детства, а сейчас МЫ / Другие уже не так восприимчивы
МЫ / Другие не знали как и с какой стороны НАМ / Другим проработать нашу «реалистичную» картину мира
МЫ / Другие запускали материал, прорабатывали, делили материал на тот, который под властью жертвы и остальной
МЫ / Другие считали, что проработки должны помочь действовать не под властью жертвы, перестать себя жалеть и принимать реальность какая она есть (подразумевая хуевую)
МЫ / Другие не верили, не думали, что прорабатывать надо само восприятие реальности и что это чем-то поможет, а не просто магические фантазии «реальность такая потому что я верю в плохое, буду верить в хорошее — реальность будет красивая и чудесная»
МЫ / Другие копали далеко, в сам корень иллюзий, представлений, привязки в хорошему, механизмы зависимостей и позитивных представлений, лицо жертвы, эго с целью попуститься, принять хуевую реальность, оставить иллюзии, стать сильнее, крепиться, нарастить броню и перестать уже витать в облаках
МЫ / Другие не давали позволить себе надеяться, что после проработки МЫ / Другие будем жить лучше, НАС / Других будет что-то больше радовать, реальность станет казаться другой. МЫ / Другие считали, что это наивно и нагло, самонадеянно верить / надеяться на такое
в НАС / Других было 2 субличности — мечтатель и каратель мечтателя
МЫ / Другие не давали себе развить мечтательную мысль, позволить надежде быть
НАШ каратель взялся из воспитания НАШЕЙ / чьей-то матери, это был голос НАШЕЙ / чьей-то матери
МЫ / Другие считали этот свой материал наглым, наивным, постыдным, НАША / других мать бы точно это не одобрила, сказала НАМ / Другим, что МЫ / Другие занимаемся хуйней
НАША / других мать бы стыдила НАС / Других, опустила, унизила, растоптала НАШИ / другие такие мысли, что она убила НАШИ / другие мечты и стали несчастными, бесчувственными
НАША / других мать всегда во всем винила НАС / Других
НАША / других бабушка во всем винила нашу мать
НАША / других мать винила всех, кроме себя
у НАС / Других было какое-то искаженное восприятие НАШЕЙ / чьей-то матери
НАША / других мать видела в НАС / Других бездарность, смотрела на НАС / Других свысока, считала, что видит НАС / Других насквозь, считала себя умнее и осознаннее НАС / Других
исходя из фраз и реплик НАШЕЙ / чьей-то матери, МЫ / Другие понимали, что она ничего о НАС / Других не знает и жестко недооценивает НАШ /другого ребенка ум, НАШИ / другихпроблемы, НАШ / другого ребенка уровень мышления
МЫ / Другие недооценивали ум, осознанность, уровень мышления НАШЕЙ / другой матери
МЫ / Другие не знали нашу мать, а она не знала НАС / Других
МЫ / Другие с матерью были чужие люди
НАС / Других пугала мысль, что НАША / других мать узнает НАС / Других лучше, лезет в НАШИ / другие мысли, файлы, в нашу душу и голову, потому что она точно осудит, высмеет НАС / Других
НАША / других мать скажет, подумает, что МЫ / Другие на голову больные и у НАС / Других проблемы, НАМ / Другим нужно лечение психолога-психиатра
НАША / других мать с детства говорила НАМ / Другим, что все дети как дети, а МЫ / Другие какое-то уебище и тварь либо просто странные ненормальные
НАША / других мать постоянно называла НАС / Других ненормальными
НАША / других мать не думала, что она сама сделала НАС / Других ненормальной
НАША / других мать обвиняла НАС / Других, что «все дети как дети а это не улыбнется не обнимет, никаких чувств, какая-то она больная»
МЫ / Другие воспринимали, считали, думали, согласились, что "Скажи человеку сто раз "свинья" и он захрюкает"
НАША / других мать не видела причину прежде всего в себе
НАША / других мать порицала бы НАС / Других за этот материал «ищь че вспомнила, какие-то глпые обиды столетней давности, ничего такого не было»
МЫ / Другие всегда представляли реакцию, ответ НАШЕЙ / чьей-то матери на какое-то наше поведение
когда МЫ / Другие припоминали что-то НАШЕЙ / чьей-то матери, она говорила что МЫ / Другие давим на жалость и прикидываемся жертвой, такого не было и нет, МЫ / Другие сами что-то себе навыдумывали и просто жалобщица
этот протокол был похож на жалобу на нашу мать, какая она плохая
но МЫ / Другие не могли даже чувствовать обиду, горечь, какие-то эмоции в связи с этим, все эти эмоции остались далеко в детстве, сейчас МЫ / Другие как обычно излагали только холодные факты из ума
МЫ / Другие писали протоколы, думали всегда умом: что и как надо проработать, что не мешало бы проработать, МЫ / Другие редко могли открыть в себе какие-то негативные эмоции
МЫ / Другие пытались открыть в себе чувства, эмоции, какие-то, пусть негативные, но везде было глухо
МЫ / Другие были блокированы на сердечной чакре и не могли это проработать
спокойствие и скука, ровность и рационализированная адекватность въелась глубоко в НАС / Других
МЫ / Другие мало общались с бабушкой, так как она каждое общение сводила к промывке мозгов
МЫ / Другие не чувствовали вину, что забили на родственников, избегаем общение с ними
НАС / Других обвиняли, что МЫ / Другие забили на родственников как только смогли
МЫ / Другие воспринимали, считали, думали, согласились, что многие забивают на общение с родственниками когда вырастают и кто-то это даже поощряет
в поощрении забивания на родственников других сквозила какая-то детская обидка
МЫ / Другие не видели смысла общаться с родственниками больше, чем МЫ / Другие общались
МЫ / Другие не чувствовали эмоций по поводу представлений будущей смерти родственников
МЫ / Другие видели материальные выгоды от смерти родственников (квартиры можно сдавать)
МЫ / Другие думали, представляли, что могли бы спокойно отнестись к смерти родственников
в детстве МЫ / Другие очень боялись, что мама умрет или умрет кто-то из семьи
МЫ / Другие воспринимали, считали, думали, согласились, что ребенок переживает за родителей из-за инстинкта, боится остаться одному, попасть в приют, что его уютный привычный мир рухнет, из страха неизвестности, а не из-за любви
МЫ / Другие не чувствовали любви к кому-то и вообще любовь как чувство
МЫ / Другие читали практики прощения, практики раскрытия анахаты и не могли понять как это «излучать любовь», если бы МЫ / Другие могли излучать любовь, нахуй НАМ / Другим тогда бы были практики раскрытия анахаты?
МЫ / Другие считали, что вспомнить и выписать весь тот бред, что НАМ / Другим лили в уши — нереально
МЫ / Другие воспринимали чужие протоколы не относительно НАС / Других
МЫ / Другие видели в чужом протоколе Я читающего и пропускали мимо ушей
МЫ / Другие считали все протоколы шаблонными, имеющими основные идеи, которые МЫ / Другие воспринимали не относительно себя, считали, что у НАС / Других все по-другому, МЫ / Другие уже это проработали и «выросли»из этих бредней и надежд

МЫ / Другие воспринимали, считали, думали, согласились / не согласились, действовали под влиянием, у НАС / Других была какая-то важность, чувства, эмоции, выводы, решения, представления, постулаты (все эти мысли, убеждения, важность, согласия, чувства, эмоции, выводы, решения,постулаты) в связи со следующим материалом:
*Я реалист, народ. Я не люблю приукрашивать действительность ради романтики. Например, когда жизнь дает тебе лимоны — скорее всего, ты просто-напросто нашел лимоны.
*Пессимист смотрит вниз и бьётся головой, оптимист смотрит вверх и спотыкается. А реалист смотрит вперёд и выбирает свою дорогу сам.
*— Не понимаешь ты своего счастья, — мрачно пробубнила Лана. — Я бы такому интересу только рада была, чем бы он ни был вызван.
— Ты просто влюблена.
— А ты?
— А я реалистка. И жить хочу.
*То, что они называют абстрактным, — самый настоящий реализм, потому что реален не внешний вид, но идея, суть вещей.
* «Слово «кризис» написанное по-китайски, состоит из 2 иероглифов: опасность и благоприятная возможность»
*Надо быть оптимистом. Как бы плохо ни написали вы свою повесть, у нее обязательно найдутся многие тысячи читателей, которые сочтут эту повесть без малого шедевром.
В тоже время надо быть скептиком. Как бы хорошо вы ни написали свою повесть, обязательно найдутся читатели, многие тысячи читателей, которые будут искренне полагать, что у вас получилось сущее барахло.
И, наконец, надо быть просто реалистом. Как бы хорошо, как бы плохо ни написали вы вашу повесть, всегда обнаружатся миллионы людей, которые останутся к ней совершенно равнодушны, им будет попросту безразлично — написали вы ее или даже не начинали вовсе.
*А я не признаю реализма. Я — за магию. Да, да, за магию! Я хочу нести ее людям. Заставлю их видеть факты не такими, как они есть. Да, я говорю не правду, не то, как есть, а как должно быть в жизни. И если тем погрешила, то будь я проклята именно за этот грех — ничего не имею против…
*Нужна хоть одна недоступная красотка, чтобы оставаться реалистом.
*– МЫ такие, какие МЫ есть, – сказал граф, наливая себе вина. – И это никому не под силу изменить. Я не верю в свободу выбора.
– А я верю, – сказал я. – Если не верить в свободу выбора, во что же тогда вообще верить?
– В судьбу.
– Вы фаталист, – сказал я.
– Я реалист, – сказал он. – Хотя вполне допускаю мысль, что это одно и то же. Я слишком долго живу на этом свете и хорошо понял, что так называемая «свобода выбора» всего лишь иллюзия. МЫ становимся такими, какими НАМ суждено было стать от самого рождения.
*... чудеса реалиста никогда не смутят.
*Как я уже сказала — мечтать никто не запрещал. Но нужно смотреть на вещи реалистично.
*Окружающая жизнь воспринимается НАМИ настолько искажённо, что её можно смело приравнять к выдумке, а реализм — к одному из направлений фантастики. Нельзя доверять даже увиденному своими глазами. Чем безогляднее убеждён человек в достоверности собственного восприятия, тем сильнее он ошибается. Сверяя НАШИ заблуждения с заблуждениями ближних, МЫ пускаем процесс по нарастающей: произошедшее оформляется сначала в ряд легенд, противоречащих друг другу, потом, как правило, в единую легенду. Наиболее фантастичны исторические события, поскольку в дело вступает ещё и фактор времени.
*Для реалиста существенно передать, как этот мир выглядит. Фантасту же важно понять, как этот мир устроен.
*Разум, наука и реализм могут создать лишь муравейник, а не социальную гармонию, в которой бы можно было ужиться человеку.
*Романтики перекраивают мир, а реалисты думают только о своей утробе.
*Аристократическая иллюзия о неограниченной проницательности чистого мышления имеет своего двойника — значительно более плебейскую иллюзию наивного реализма, согласно которому все вещи «существуют» в том виде, в каком их воспринимают НАШИ чувства. В обыденной жизни человека и животных господствует именно эта иллюзия. Она же служит отправным пунктом всех наук, в особенности естественных.
*Память никогда не воспроизводит реальности. Всякая реконструкция изменяет оригинал, становится вечным каркасом взаимоотсылок, которые неизбежно оказываются недостаточными.
*Этот практицизм мешает вам видеть красоту, вы ее губите, словно дети, которые ловят бабочек и при этом стирают яркую пыльцу с чудесных крылышек.
*Пессимист жалуется на ветер. Оптимист надеется на перемену погоды. Реалист ставит паруса.
*Разговор с Мирандой вернул меня к реальности, а точнее к людям, которые хотят, чтобы МЫ / Другие жили в этой реальности. Да, мир так устроен, что МЫ каждый день сталкиваемся с ней, но что делать, если реальность означает жизнь в боли, страхе или в Бруклине? Защитный механизм помогает НАМ пережить трудные времена — хорошо ли это? Или в этой реальности МЫ должны быть реалистами? Реализм: друг... или враг?
*Некоторые... да что некоторые? — большинство не верят в то, что видят, особенно если это мешает им жрать, пить, думать или верить, понял? Я вот, к примеру, в Бога не верю. Но если увижу его, поверю, как пить дать. И не буду ходить и говорить, что, дескать, Иисус — это особые эффекты. Определение полного мудака, я считаю, это когда кто-то не верит в то, что видит.
*В конце концов, скука — наиболее распространенная черта существования, и можно только удивляться, почему она столь мало попаслась в прозе 19-го века, столь склонной к реализму.
*Не чудеса склоняют реалиста к вере. Истинный реалист, если он не верующий, всегда найдет в себе силу и способность не поверить и чуду, а если чудо станет пред ним неотразимым фактом, то он скорее не поверит своим чувствам, чем допустит факт. Если же и допустит его, то допустит как факт естественный, но доселе лишь бывший ему неизвестным. В реалисте вера не от чуда рождается, а чудо от веры.
*В вопросе, полон стакан наполовину или пуст, я предпочитаю вариант ответа «в стакане есть вода». Главное, что вода ещё есть.
*Больше уже не надеюсь, но хочется верить
В то, что я буду свободной, но не одинокой.
То, что разбилось, сегодня не хочется клеить.
Я – реалистка, но, всё же, романтик немного…
*Я стал реалистом. Нынче все реалисты. А когда кругом одни реалисты — нет ничего легче предательства.
*Реалисты со взглядом романтиков — вот кто МЫ такие.
*Люблю театр — он реальнее жизни.
*Я прикидывающийся циником реалист, который на самом деле оптимист.
*Когда у вас есть BMW — ездит неплохо, но не отличная машина, — вы пытаетесь ехать наперегонки и обогнать всех, кто попадается на пути, только чтобы доказать, что ваша машина быстроходная. Но когда вы имеете «Феррари» или «Ламборджини» — машины очень дорогие и очень мощные, — тогда вы знаете, что можете обогнать кого угодно на дороге и больше уже ни с кем не соревнуетесь. Вы едете со скоростью 55 миль в час даже на шоссе без ограничения скорости. Каждый может вас обогнать, но вы знаете, что достаточно только чуть надавить на педаль газа, и он останется далеко позади. Вы знаете, насколько реальны ваши возможности, и поэтому доказывать все это нет нужды.
*Будьте реалистами — требуйте невозможного!
*Реализм без берегов.
*Будь реалистом: не говори правды.
*Записывать ли отсутствие иллюзий в графу «имеет»?
*Обожаю мелодраму. Потому что я реалист.
*Копия, которая только верна, клевещет на свой образец; в этом-то и состоит большая ошибка реализма, который претендует на правду, потому что он говорит всё.
*Реализм есть ум толпы, большинства, не видящей дальше носу, но хитрый и проницательный, совершенно достаточный для настоящей минуты. Оттого он всех увлекает и всем по плечу.
*Реализм - изображение окружающего таким, каким оно является в действительности, т.е. таким, как оно представляется каждому первому встречному в его обычном состоянии души.
*Искусству, чтобы стать реалистическим, пришлось деформировать человека.
*Жизнь движется быстрее Реализма, однако Романтизм всегда остаётся впереди Жизни.
*Никто не лжёт в искусстве больше, чем реалисты.
*Истинный реализм основывается на том, что само художественное произведение - реальность.
*Духовный опыт человека сводится к тому, чтобы превратить жизнь в искусство; социалистический реализм превращает искусство в жизнь, насилуя жизнь и искусство.
*Не странно ли, что реалистической именуется проза, основанная на откровенном вымысле?
*Реализм - это то, как НАМ приказано видеть реальность.
*Я не признаю реализма. Я - за магию.
*Все имеет свою цену: не заплатив ее ничего не получишь.
*Если вы хотите знать, что Бог думает о деньгах, вам достаточно лишь взглянуть на тех, кому Он их дает.
*Пессимист жалуется на ветер. Оптимист надеется на перемену погоды. Реалист ставит паруса.
*Реалисту не важно, насколько пуст или полон стакан, важно, сколько осталось бутылок.
*На фоне общей серости ярче других выглядят тёмные личности.
*Каждый выход — это вход еще куда-нибудь.
*Жить надо так, чтоб депрессия была у других.
*Пока жизнь вам не нравится, она проходит.
*Не тряси зеленую яблоню — когда яблоко созреет, оно упадет само.
*Конец чего-то одного — это просто начало чего-то другого
*Жизнь большинства людей тратится на то, чтобы на нее зарабатывать.
*Когда это гениев находили респектабельными?
*Чем герой идеальнее, тем меньше он похож на реального человека…
*Не суди по людям по тому, что о них говорят.
*Те кто рассказывает вам обо мне, рассказывают мне о вас, никогда не забывайте об этом…
*Как Вы знаете, Бог обычно на стороне больших батальонов против маленьких
*Пессимист изучает китайский язык, оптимист — английский, а реалист — автомат Калашникова.
*Если хотите остаться при своем мнении, держите его при себе
*Не трогай проблему, пока проблема не трогает тебя.
*У оптимистов сбываются мечты, у пессимистов — кошмары
*Независимость — это возможность послать того, кого считаешь нужным, тогда, когда считаешь нужным, туда, куда считаешь нужным.
*Привычка настойчивости — это привычка побеждать!
*Чем больше окружающие знают, что из себя вы представляете и что от вас следует ожидать, тем сильнее это ограничивает вашу свободу.
*В разные моменты жизни МЫ бываем то оптимистами, то пессимистами, то реалистами. Меняемся МЫ, меняется жизнь, а мудрецы подмечают уроки жизни красивыми фразами — афоризмами.
0
552
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...