Мужские архетипы

Автор:

Юнг утверждал, что личность состоит из трех отдельных, но взаимодействующих структур: эго, личного бессознательного и коллективного бессознательного. Содержание коллективного бессознательного складывается благодаря наследственности и одинаково для всего человечества. Коллективное бессознательное состоит из мощных первичных психических образов, так называемых архетипов (буквально, «первичных моделей»). Архетипы — врожденные идеи или воспоминания, которые предрасполагают людей воспринимать, переживать и реагировать на события определенным образом.

В архетипах анимы и анимуса находит выражение признания Юнгом врожденной андрогинной природы людей.  Анима представляет внутренний образ женщины в мужчине, его бессознательную женскую сторону, в то время как анимус — внутренний образ мужчины в женщине, ее бессознательная мужская сторона. Эти архетипы частично основаны, на том, что в организме мужчин и женщин вырабатываются и мужские, и женские гормоны. Этот архетип, как считал Юнг, эволюционировал на протяжении многих веков в коллективном бессознательном как результат опыта взаимодействия с противоположным полом.

В протоколе прорабатывается 7 Мужских архетипов: Воин, Раб, Крестьянин, Купец, Философ, Монарх и Монах. За основу была взята книга Т.Зинкевич-Евстигнеевой и Дмитрия Фролова «Мужественные всегда».

Время чтения:
55 мин.

Архетип Воина - основной источник мужской агрессии, злости, ярости - формирует в мужчине желание бороться и побеждать, провоцировать конфликт и активно действовать в нем, захватывать новые территории, а также умение общаться и действовать даже в ситуации крайнего антагонизма. Основная мотивация: агрессивность, соревнование, завоевание. Дисгармонично проявленный Воин проявляет агрессивно-деструктивные способы поведения, стремление к захвату, реализации своих интересов за чужой счет, а также в игнорировании интересов других и навязывании им своей воли Чем более зрелым является реальный мужчина, тем более этичен его внутренний Воин, тем более он способен оберегать интересы своей личности и своей семьи, женщину (внутреннюю и внешнюю) - здесь мужская ответственность превращается из обременительного чувства долга в активную и осознанную защищающую силу, воспринимается мужским началом как верность своим целям.

Ребенком Мы были непоседливы, любили активно двигаться и ломать полезные вещи, к Нам часто приклеивали ярлык "гиперактивный ребенок".
Ребенком Другой был непоседлив, любил активно двигаться и ломать полезные вещи, к Другому часто приклеивали ярлык "гиперактивный ребенок".
Мы заводились с пол-оборота, любили подраться, педагоги и воспитатели нередко называли Нас агрессивным.
Другой заводился с пол-оборота, любил подраться, педагоги и воспитатели нередко называли Другого агрессивным.
Мы имели обостренное чувство территории ("мои игрушки"/ "моя комната"/ "мой друг" и тп.), Мы умели постоять "за свое".
Другой имел обостренное чувство территории ("мои игрушки" / "моя комната" / "мой друг" и тп.), Другой умел постоять "за свое".
Мы при первой же возможности стремились захватить чужую территорию - отобрать чужие игрушки, разбросать вещи в чужой комнате (желательно сильно пахнущие).
Другой, при первой же возможности стремился захватить чужую территорию - отобрать чужие игрушки, разбросать вещи в чужой комнате(желательно сильно пахнущие).
Нам/Другому было очень сложно удерживаться от того, чтобы оставаться хозяином только на своей территории - Сила воина была дана - Нам/Другому - еще и для захвата новых территорий - родительской кровати, общей гостной, отцовской машины, велосипеда старшей сестры - Нашим/Другого родителям приходилось защищать свою территорию в полном смысле этого слова.
Нам были не свойственны аккуратность и педантизм.
Другому были не свойственны аккуратность и педантизм.
Мы не замечали того, что ходим в грязной одежде, у Нас уже давно не чистые руки и уши.
Другой не замечал того, что ходит в грязной одежде, у Другого уже давно не чистые руки и уши.
Мы не очень хорошо успевали в школе по общим предметам, зато были первыми в спортзале/на игровой площадке.
Другой не очень хорошо успевал в школе по общим предметам, зато были первым в спортзале/на игровой площадке.
Мы часто попадали в переплет, Мы разбивали себе колени и лоб буквально на ровном месте.
Другой часто попадал в переплет, Другой разбивал себе колени и лоб буквально на ровном месте.
Мы гордились своими травмами, будто они получены в справедливом бою, любили демонстрировать свои шрамы.
Другой гордился своими травмами, будто они получены в справедливом бою, любили демонстрировать свои шрамы.
Мы были неудобны, ершисты, постоянно демонстрировали свою силу и требовали ее признания; Мы неизменно выводили из себя педагогов со стажем, за Нас постоянно волновалась мать.
Другой был неудобным, ершистым, постоянно демонстрировал свою силу и требовал ее признания; Другой неизменно выводил из себя педагогов со стажем, за Другого постоянно волновалась мать.
Мы систематически обращали на себя внимание самым глупым и часто разрушительным образом/ через "минус"/ отрицательное действие, на Нас не имели никакого воздействия крики, упреки, воспитательные речи.
Другой систематически обращал на себя внимание самым глупым и часто разрушительным образом/ через "минус"/ отрицательное действие, на Другого не имели никакого воздействия крики, упреки, воспитательные речи.
Мы дрались, разбивали полезные вещи, портили имущество, ставили подножки, дергали за косички итд.
Другой дрался, разбивал полезные вещи, портил имущество, ставил подножки, дергал за косички итд.
Способом повлиять на Нас могла стать искренняя просьба помочь в каком-то посильном для Нас деле, роль "защитника-покровителя" помогала Силе Воина функционировать в Нас более гармонично.
Способом повлиять на Другого могла стать искренняя просьба помочь в каком-то посильном для Него деле, роль "защитника-покровителя" помогала Силе Воина функционировать в Другом более гармонично.
В семье/школе, от родителей, учителей, тренеров, педагогов Мы/Другой получали/не получали необходимые для гармоничного развития навыки и условия:
Хорошую физическую нагрузку, как способ сбросить излишек энергии и отрегулировать напряжение, научиться управлять собственной Силой - чтобы не представлять опасность для общества, Нам/Другому было необходимо уставать физически.
Для полноценного развития Нам/Другому были важны танцы, как способ разрядится и лучше управлять своими эмоциями, быть гибче (покровитель и Бог войны Марс являлся также покровителем танцев).
Как Воину Нам/Другому было свойственно быть ориентированным на авторитеты, поэтому фигура, личность тренера/наставника оказывала ключевое воздействие на Наш/Другого характер.
Разочарование в Нашем/Другого наставнике, тренере было очень сильным и важным переживанием/потрясением, которое Мы /Другой проходили благополучно или нет.
Обучение конструктивным способам расслабления, снятия "напряжения боя", релаксации, полноценный сон - в противном случае Мы восстанавливались сомнительными для Нашего/Другого здоровья способами.
Нам/Другому было нужно очень сильное средство для снятия возбуждения боя - Мы предпочитали расслабляться с помощью алкоголя, "забористых"наркотиков, секса, Мы/ Другой/впадали в две крайности, состояние - возбуждение-торможение/ схватка-пир и быстро сгорали.
Дисциплина и четкий распорядок дня - так как Наша/Другого энергия Воина не терпела неопределенности, Нам/Другому необходимо было знать, что и когда делать.
Будучи воином и борцом, поначалу Мы/Другой противились дисциплине, но затем привыкали и в зрелом возрасте оценивали такой подход по-достоинству.
Необходимость в собственной территории, на которой Мы/Другой могли создать и охранять собственный порядок, который часто казался другим беспорядком.
Мы/Другой были начисто лишены педантичности, желания раскладывать все аккуратно и на свои места.
Нам/Другому необходимо было переживать чувство победителя, причем Мы/Другой ожидали от других определенной реакции:
от матери - восторженных слез и объятий,
от отца - сухого признания, "да, сынок, ты постепенно приближаешься к тому, чтобы стать равным мне",
от наставника-тренера - сдержанной положительной оценки с последующим разбором полетов,
от сверстников-соперников - завистливо-уважительных взглядов.
Для Нас было очень важно становиться победителем, лучшим, первым, самым крутым, причем Наше ощущение торжества не бывало полным, если Нашу победу не увидят мама и самые красивые девочки.
Для Другого было очень важно становиться победителем, лучшим, первым, самым крутым, причем ощущение торжества Другого не бывало полным, если его победу не увидят мама и самые красивые девочки.
Победа и борьба были для Нас самой большой радостью, Мы любили преодолевать трудности, были прямолинейным и спонтанным; в наивной или искаженной форме - сорвиголовой, разрушителем, мачо, грубияном, самовлюбленным болваном; всегда шли первым, были энергичны и обидчивы.
Победа и борьба были самой большой радостью для Другого, Другой любил преодолевать трудности, был прямолинеен и спонтанен, в наивной или искаженной форме - сорвиголовой, разрушителем, мачо, грубияном, самовлюбленным болваном; всегда шел первым, был энергичен и обидчив.
Нас не привлекала бессмысленная борьба, для Нас был важен Смысл в борьбе, осознание абсолютнной справедливости/ оправданности собственных действий.
Другого не привлекала бессмысленная борьба, для Другого важен был Смысл в борьбе, осознание абсолютнной справедливости/ оправданности собственных действий.
Мы должны были чувствовать, что Наша борьба защищает, делает сильнее Наши - семью, фирму, страну, народ, что Мы - самый лучший Воин.
Другой должен был чувствовать, что его борьба защищает, делает сильнее его - семью, фирму, страну, народ, что Он - самый лучший Воин.
Положительные ответы на эти вопросы удесятеряли Нашу Силу.
Положительные ответы на эти вопросы удесятеряли Силу Другого.
В противном случае Нас одолевали сомнения, разочарования, Мы теряли веру и начинали деградировать
В противном случае Другого одолевали сомнения, разочарования, Другой терял веру и начинал деградировать.
Сила Воина давала Нам чувствительность, восприимчивость к общечеловеческим ценностям; порождала юношеские мечты о справедливом обществе/идеи сделать мир лучше, но наряду с этим, парадоксально искажала у Нас чувство реальности, блокировала проявления здорового прагатизма и инстинкта самосохранения.
Сила Воина давала Другому чувствительность, восприимчивость к общечеловеческим ценностям; порождала юношеские мечты о справедливом обществе/идеи сделать мир лучше, но наряду с этим, парадоксально искажала у Другого чувство реальности, блокировала проявления здорового прагатизма и инстинкта самомохранения.
Мы могли разочароваться в женщинах, в собственных детях, государственном строе, религиозных догматах, в людях, но все это для Нас было "приходящим и уходящим" - подлинной и самой страшной трагедией для Нас было обнаружить - "в мире людей нет такой справедливой Идеи, за которую стоит бороться, ради которой стоит прожить свою жизнь"
Другой мог разочароваться в женщинах, в собственных детях, государственном строе, религиозных догматах, в людях, но все это для Другого было "приходящим и уходящим" - подлинной и самой страшной трагедией для Другого было обнаружить - "в мире людей нет такой справедливой Идеи, за которую стоит бороться, ради которой стоит прожить свою жизнь"
Справедливая Идея всегда находилась для Нас "где-то рядом", т.е в социальной среде.
Справедливая Идея Другого всегда находилась для него "где-то рядом", т.е в социальной среде.
Слабость Силы Воина уберегала Нас от того, чтобы обременять себя выбором Справедливой Идеи, ради которой стоит бороться и таким образом спасала Нас от главной мужской трагедии, однако не могла уберечь нас от других печалей и разочарований.
Слабость Силы Воина уберегала Другого от того, чтобы обременять себя выбором Справедливой Идеи, ради которой стоит бороться и таким образом спасала Другого от главной мужской трагедии, однако не могла уберечь его от других печалей и разочарований.
Мы сталкивались с другими проблеми и переживаниями, которые не были такими глобальными, однако насыщенность Наших эмоций была не менее интенсивной.
Другой сталкивался с другими проблеми и переживаниями, которые не были такими глобальными, однако насыщенность эмоций Другого была не менее интенсивной.
Ослабленный Воин, его гипофункция в Нас приводила к таким состояниям как неуверенность в себе, безинициативность, излишняя погруженность в себя в ущерб адаптации во внешнем мире.
Ослабленный Воин , его гипофункция в Другом приводила к таким состояниям как неуверенность в себе, безинициативность, излишняя погруженность в себя в ущерб адаптации во внешнем мире.
толкала на воинственные действия в обыденной жизни, постоянно провоцировала в Нас дух соревнования.
Ярко проявленная, Сила Воина порождала конфликтный характер у Другого, требовала практического применения/выхода, толкала на воинственные действия в обыденной жизни, постоянно провоцировала в Другом дух соревнования.
Мы принимали алкоголь, боевые "сто грамм", для возбуждения Нашей Силы Воина, если она была выражена у Нас слабо; для пробуждения Нашей Силы были необходимы определенные ментальные действияия, Нам было нужно усилие, чтобы достаточно разозлиться.
Другой принимал алкоголь, боевые "сто грамм", для возбуждения своей Силы Воина, если она была выражена у Другого слабо; для пробуждения Силы Другому были необходимы определенные ментальные действия, Другому было нужно усилие, чтобы достаточно разозлиться.
На негативном полюсе Наша Сила становлась необузданной и разрушала все вокруг, включая самого носителя, то есть Нас.
На негативном полюсе Сила Другого становилась необузданной и разрушала все вокруг, включая самого носителя, то есть Другого.
Мы имели особое чувство территории, охраняли и стремились во что бы то ни стало расширить ее границы, не задумываясь о том, как будем удерживать завоеванное и организовывать жизнеобеспечение, Нам было недосуг, это была не Наша прерогатива.
Другой имел особое чувство территории, охранял и стремился во что бы то ни стало расширить ее границы, не задумываясь о том, как будет удерживать завоеванное и организовывать жизнеобеспечение, Другому было недосуг, это была не его прерогатива.
Познав экстаз битвы - особое психическое состояние, в котором Мы были способны искривлять траекторию полета пули, Мы "подсаживались" на него, как на наркотик - увлекались экстремальными видами спорта, воевали со стихией - /пожар/ураган/шторм/, становились футбольными фанатами.
Познав экстаз битвы - особое психическое состояние, в котором Другой были способен искривлять траекторию полета пули, Другой "подсаживался" на него, как на наркотик - увлекался экстремальными видами спорта, воевал со стихией - /пожар/ураган/шторм/, становился футбольными фанатом.
Мужчины были для Нас прежде всего, соперниками, которые, в зависимости от обстоятельств и Нашей собственной позиции могли перейти в разряд "друг" или "враг"
Для Другого мужчины были прежде всего, соперниками, которые, в зависимости от обстоятельств и собственной позиции Другого могли перейти в разряд "друг" или "враг"
Мужчина становился Нашим другом и соратником, если разделял Нашу идею и боролся с Нами плечом к плечу.
Мужчина становился другом и соратником Другого, если разделял его идею и боролся с Ним плечом к плечу.
Наша дружба бывала устойчивой, если территориальные интересы Нас и Нашего друга не пересекались - как только между Нами и Нашим другом возникал "территориальный конфликт" (из-за денег/ женщины/ земли/ собственности), друг мог резко получить статус "врага"
Дружба Другого бывала устойчивой, если территориальные интересы и интересы его друга не пересекались - как только между Другим и его другом возникал "территориальный конфликт" (из-за денег/ женщины/ земли/ собственности), друг мог резко получить статус "врага"
Женщина являлась для Нас, с одной стороны - трофеем, который Нам нужно завоевывать, а с другой - становилась частью Нашей территории, хранительницей Нашего очага, тыла.
Измена была для Нас сродни предательству, и Мы были не склонны размышлять о причинах произошедшего - та, которой Мы доверили Наш тыл, привела на Нашу территорию врага - за это положено только одно - смерть обоим.
Измена была для Другого сродни предательству, и Он был не склонен размышлять о причинах произошедшего - та, которой Он доверили свой тыл, привела на его территорию врага - за это положено только одно - смерть обоим.
Поговорка "Ревнует, значит любит" была для Нас/Другого неактуальна, скорее, "Ревнует, значит близится убийство"
Сила Воина не наделяла Нас, как мужчину, качествами и обаянием хорошего любовника, для Нас было свойственно проявлять себя страстно, интенсивно, нередко быстро - как перед боем, и без особой чувствительности к потребностям женщины.
Сила Воина не наделяла Другого, как мужчину, качествами и обаянием хорошего любовника, для Другого было свойственно проявлять себя страстно, интенсивно, нередко быстро - как перед боем, и без особой чувствительности к потребностям женщины.
Мы часто засыпали сразу после близости.
Дргугой часто засыпал сразу после близости.
Хотя Мы и были склонны спрашивать женщину, насколько Мы были хороши, как ей понравилось, но в этом случае Мы совсем не хотели услышать правду.
Хотя Другой и был склонен спрашивать женщину, насколько Он был хорош, как ей понравилось, но в этом случае Другой совсем не хотел услышать правду.
Мы не придавали никакого значения Нашей телесной измене, считали, что это ничего не значит, искренне удивлялись, если Наша избранница уличала нас в измене - какое это имеет для нее значение!? - Мы же были Духовно верны своей возлюбленной, защищали ее, приносили к ее ногам Наши победы, захватывали города и страны, новые рынки сбыта, правда, если она давала Нам это, видела в Нас победителя и восхищалась Нами, хранила Наш тыл.
Другой не придавал никакого значения своей телесной измене, считал, что это ничего не значит, был искренне удивлен, если избранница Другого уличала его в измене - какое это имеет для нее значение!? - Он же был Духовно верен своей возлюбленной, защищал ее, приносил к ее ногам свои победы, захватывал города и страны, новые рынки сбыта, правда, если она давала это Другому, видела в нем победителя и восхищалась им, хранила его тыл.
Мы искренне считали свою возлюбленную предательницей, отвергнувшей Наши самые лучшие чувства, если она из-за"пустяковой" измены расставалась с Нами.
Другой искренне считал свою возлюбленную предательницей, отвергнувшей его самые лучшие чувства, если она из-за "пустяковой" измены расставалась с Ним.
Зрелый Воин позволял Нам давать возможность женщине чувствовать себя в безопасности, удовлетворять женскую архаичную потребность быть защищенной; идеальный облик защитника отражал потребность женщины как в физической, так и в интеллектуальной и духовной мужской силе.
Зрелый Воин позволял Другому давать возможность женщине чувствовать себя в безопасности, удовлетворять женскую архаичную потребность быть защищенной; идеальный облик защитника отражал потребность женщины как в физической, так и в интеллектуальной, и духовной мужской силе.
Как отец Мы не отличались особым чадолюбием и нежностью к младенцу, маленький ребенок был Нам пока неинтересен, воспринимался Нами как "и не друг и не враг", а только как сомнительный соперник, отнимающий у Нас внимание возлюбленной, но Мы знали, что Нам надо защитить и обеспечить свою женщину и ребенка и делали все возможное для этого.
Как отец Другой не отличался особым чадолюбием и нежностью к младенцу, маленький ребенок был пока неинтересен Другому, воспринимался им как "и не друг и не враг", а только как сомнительный соперник, отнимающий у Другого внимание возлюбленной, но Другой знал, что ему надо защитить и обеспечить свою женщину и ребенка и делал все возможное для этого.
Сын был для нас интереснее чем дочь, Мы могли научить его драться, когда подрастет.
Сын был интереснее чем дочь для Другого, Другой мог научить его драться, когда тот подрастет.
К дочери Нам было трудно выработать определенное отношение, дочь становилась для Нас либо "никчемным существом", либо "неземным созданием", ради которого нужно "положить жизнь"
Часто Нас одолевало желание сделать из дочери "мальчика"/сына.
Другому было трудно выработать определенное отношение к дочери, дочь становилась для Другого либо "никчемным существом", либо "неземным созданием", ради которого нужно "положить жизнь"
Часто Другого одолевало желание сделать из дочери "мальчика"/ сына.
Сила Воина менялась в Нас с возрастом, пик ее проявления в социуме приходился на возраст 18-35 лет, уже к тридцати годам Нам было небходимо достичь социального успеха, признания.
Сила Воина менялась с возрастом в Другом, пик ее проявления в социуме приходился на возраст 18-35 лет, уже к тридцати годам Другому было небходимо достичь социального успеха, признания.
Нам было свойственно "завышать планку", игнорировать реальное положение дел, однако "пробивная сила" энергии Воина могла делать невозможное возможным.
Другому было свойственно "завышать планку", игнорировать реальное положение дел, однако "пробивная сила" энергии Воина могла делать невозможное возможным.
Мы были самостоятельны, независимы, смелы, уверены в себе, спонтанны, решительны, открыты, сообразительны, энергичны, обладали личной силой.
Другой был самостоятелен, независим, смел , уверен в себе, спонтанен, решителен, открыт, сообразителен, энергичен, обладал личной силой.
Нашими слабыми сторонами могли быть - неугомонность, эгоцентричность, недальновидность, склонность действовать бездумно; жестокость, невнимательность, бестактность, наглость.
Слабыми сторонами Другого могли быть - неугомонность, эгоцентричность, недальновидность, склонность действовать бездумно; жестокость, невнимательность, бестактность, наглость.
К тридцатити годам Наша сила приумножалась, если в юности Мы выбирали верную социальную дорогу, профессию, сподвижников.
К тридцатити годам сила Другого приумножалась, если в юности Другой выбирал верную социальную дорогу, профессию, сподвижников.
Мы уже не могли выехать на одной только "Силе Воина", если в юности делали неверный выбор и после тридцатилетнего рубежа затевали кардинальные перемены в жизни.
Другой уже не мог выехать на одной только "Силе Воина", если в юности делал неверный выбор и после тридцатилетнего рубежа затевал кардинальные перемены в жизни.
После 30-35 лет Мы теряли ресурс социальной адаптации, становились "негибким"; Мы были уверены, что способны и заслуживаем большего, но социум, люди Нам этого не дают, а сил "взять самому" уже недостаточно; для успешного продвижения Мы должны были задействовать Силы ДРУГИХ НАШИХ АРХЕТИПОВ.
После 30-35 лет Другой терял ресурс социальной адаптации, становился "негибким"; Другой был уверен, что способен и заслуживает большего, но социум, люди ему этого не дают, а сил "взять самому" уже недостаточно, для успешного продвижения Другой должен был задействовать Силы ДРУГИХ АРХЕТИПОВ ДРУГОГО.
В случае, если Мы не получали социальной реализации, редко переживали обоснованное чувство победителя, после 40-50 лет Сила Воина проявлялась у Нас как раздражительность, конфликтность, иногда - ворчание и брюзжание.
В случае, если Другой не получал социальной реализации, редко переживал обоснованное чувство победителя, после 40-50 лет Сила Воина проявлялась у Другого как раздражительность, конфликтность, иногда - ворчание и брюзжание.
Бывало, "на закате лет" жизнь одаривала Нас новой Идеей и соответствующей ситуацией.
Бывало, "на закате лет" жизнь одаривала Другого новой Идеей и соответствующей ситуацией.
Для гармоничного проявления Силы в Нас, было крайне важно обретение естественного природного вектора мужской агрессии, а именно – обретение объекта защиты, тогда Наша агрессия трансформировалась из опасной блуждающей энергии в мощную созидающую силу.
Для гармоничного проявления Силы в Другом было крайне важно обретение естественного природного вектора мужской агрессии, а именно – обретение объекта защиты, тогда агрессия Другого трансормировалась из опасной блуждающей энергии в мощную созидающую силу.
Следование единому вектору исключало разброс и рассеяние энергии; позволяло легко сохранять душевное равновесие при любых стрессах, осуществлять оборону границ личности в режиме спокойной уверенности и безмятежности.
Следование единому вектору исключало разброс и рассеяние энергии; позволяло легко сохранять душевное равновесие при любых стрессах, осуществлять оборону границ личности в режиме спокойной уверенности и безмятежности.
Зрелый Воин позволял Нам реализовать природную мужскую агрессию, направляя ее вовне с целью сохранения всего, что важно и ценно для жизни, позволяя естественному стремлению мужских энергий к более высоким ступеням зрелости, восхождению на следущий уровень.
Зрелый Воин позволял Другому реализовать природную мужскую агрессию, направляя ее вовне с целью сохранения всего, что важно и ценно для жизни, позволяя естественному стремлению мужских энергий к более высоким ступеням зрелости, восхождению на следующий уровень.


Архетип Раба – формирует в Мужчине стремление и способность служить кому или чему-либо, подчиняться правилам, не обсуждая их целесообразность, терпимость к невзгодам и лишениям. Основная мотивация: покорность, служба, кодекс, которому можно следовать. Теневая сторона Раба делает Мужчину завистливым, неуверенным в себе, тревожным, безответственным, недовольным установленными правилами. Гармонично представленный Раб дает способность адаптироваться в системе «пирамиды» жесткой иерархии, стремление четко выполнять приказы, не обсуждая и не критикуя их, силу подчинения необходимости.

Ребенком Мы получили/не получили навыков дисциплины, разумного подчинения приказам и личной ответственности. 
Ребенком Другой получил/не получил навыков дисциплины, разумного подчинения приказам и личной ответственности. 
Мы подвергались наказанию за малейшие попытки обрести свободу и независимость не только в поведении, но и на словах, были ограничены во всех проявлениях Нашей жизни и потребностях. 
Другой подвергался наказанию за малейшие попытки обрести свободу и независимость не только в поведении, но и на словах, был ограничен во всех проявлениях своей жизни и потребностях. 
Мы не понимали смысла огромного количества правил, запретов, ограничений, считали их несправедливыми по отношению к Нам, даже если часть этих требований была вполне разумна. 
Другой не понимал смысла огромного количества правил, запретов, ограничений, считал их несправедливыми по отношению к Нему, даже если часть этих требований была вполне разумна. 
Мы заводились с пол-оборота в ответ на любое замечание, критику, распоряжение, выходили из себя, быстро теряли терпение. 
Другой заводился с пол-оброта в ответ на любое замечание, критику, распоряжение, выходил из себя, быстро терял терпение. 
К Нам часто приклеивали ярлык "бунтарь". 
К Другому часто приклеивали ярлык "бунтарь". 
Глубоко внутри Мы считали, что подчинение в любой форме - унизительно для Нас, отвергали необходимость подчиняться приказам, выполнять правила, соблюдать запреты. 
Глубоко внутри Другой считал, что подчинение в любой форме - унизительно для Него, отвергал необходимость подчиняться приказам, выполнять правила, соблюдать запреты. 
В позитивном аспекте Сила Раба наделяла Нас способностью действовать в обстоятельствах, существенно ограничивающих проявление Нашей собственной воли и активности, способностью "стиснуть зубы", заставить свое тело, мысли, эмоции служить вышестоящему, соблюдать субординацию и дисцилину, выполнять приказ, следовать букве закона. 
В позитивном аспекте Сила Раба наделяла Другого способностью действовать в обстоятельствах, существенно ограничивающих проявление его собственной воли и активности, способностью "стиснуть зубы", заставить свое тело, мысли, эмоции служить вышестоящему, соблюдать субординацию и дисцилину, выполнять приказ, следовать букве закона. 
"Делай, что тебе говорят и не рассуждай, пока не получишь на это право" , "Это не моя воля, я просто выполняю приказ", " Не надо думать - с нами тот, кто думает за нас" - так формировалось Наше кредо гармоничной Силы Раба - освобождая Нас от ответственности за собственные действия. 
"Делай, что тебе говорят и не рассуждай, пока не получишь на это право" , "Это не моя воля, я просто выполняю приказ", " Не надо думать - с нами тот, кто думает за нас" - так формировалось кредо гармоничной Силы Раба Другого - освобождая Другого от ответственности за собственные действия. 
Мы не умели и не могли быть главным, самостоятельно решать, что для Нас зло, а что благо; Мы должны были быть на службе - кодекс, со всей его строгостью, был Нам необходим, без правил Мы теряли голову и загоняли свою жизнь в тупик. 
Другой не умел и не мог быть главным, самостоятельно решать, что для Него зло, а что благо; Другой должен был быть на службе - кодекс, со всей его строгостью, был необходим Другому, без правил Другой терял голову и загонял свою жизнь в тупик. 
Сила Раба могла привести Нас к желаемому результату, только в том случае, если Мы получали четкий приказ - Мы требовали четких инструкций, определенности, технологичности, выверенной последовательности действий - Наша Сила не могли реализоваться в атмосфере малейшей неопределенности, в ней отсутствовала творческая краска. 
Сила Раба могла привести Другого к желаемому результату, только в том случае, если Он получал четкий приказ - Другой требовал четких инструкций, определенности, технологичности, выверенной последовательности действий - Сила Другого не могли реализоваться в атмосфере малейшей неопределенности, в ней отсутствовала творческая краска. 
Обладая ничтожно малой или блокированной Силой Раба, Мы мало чего добивались в жизни - агрессивно относились к любому давлению, не могли найти или теряли работу, потому что не желали подчиняться "глупым правилам", соблюдать кодекс; сделать карьеру в системе социальной пирамиды было для Нас невозможно. 
Обладая ничтожно малой или блокированной Силой Раба, Другой мало чего добивался в жизни - Другой агрессивно относился к любому давлению, не мог найти или терял работу, потому что не желал подчиняться "глупым правилам", соблюдать кодекс; сделать карьеру в системе социальной пирамиды было невозможно для Другого. 
В каком бы месте Мы ни появлялись, везде возникал конфликт, Мы были вечно всем недоволны, хотели "всего и сразу", бунтовали против установленных правил. 
В каком бы месте ни появлялся Другой, везде возникал конфликт, Другой был вечно всем недоволен, хотел"всего и сразу", бунтовал против установленных правил. 
За глаза Нас часто называли нигилистом и циником, но избегали говорить об этом прямо, чтобы не получить в челюсть. 
За глаза Другого часто называли нигилистом и циником, но избегали говорить об этом прямо, чтобы не получить в челюсть. 
Дисгармоничный Раб - "жертва по жизни", проявлялся в Нас в виде покорности, смирения в ущерб личной выгоде при явной несправедливости по отношению к Нам, ощущении себя "маленьким человеком". 
Дисгармоничный Раб - "жертва по жизни", проявлялся в Другом в виде покорности, смирения в ущерб личной выгоде при явной несправедливости по отношению к Нему, Другой ощущал себя "маленьким человеком". 
В дисгармоничном аспекте ключевым понятием для Нас становилась безответственность - Мы считали что Нам "все должны", отказывались выполнять любые приказы, считали Нас самым умным; Нам было наплевать на близких Нам людей - Мы вовсе не собирались меняться. 
В дисгармоничном аспекте ключевым понятием для Другого становилась безответственность - Другой считал что ему "все должны", отказывался выполнять любые приказы, считал себя самым умным; Другому было наплевать на близких ему людей - Другой вовсе не собирался меняться. 
Нас одолевали страхи, чувство собственного бессилия и неполноценности, сомнения, жалость к себе; покорность обстоятельствам, безответственность, безынициативность, Нам было "ничего не надо" - по своей инициативе Мы ничего не хотели делать. 
Другого одолевали страхи, чувство собственного бессилия и неполноценности, сомнения, жалость к себе; покорность обстоятельствам, безответственность, безынициативность, Другому было "ничего не надо" - по своей инициативе Другой ничего не хотел делать. 
Мы испытывали зависть к более успешным, "хозяевам" и ждали момента, чтобы исподтишка сделать им хоть какую - нибудь гадость, или мечтали свернуть шею своим господам. 
Другой испытывал зависть к более успешным, "хозяевам" и ждал момента, чтобы исподтишка сделать им хоть какую-нибудь гадость, или мечтал свернуть шею своим господам. 
В социальной жизни, при позитивном полюсе Раба, Мы искали "сильных начальников" и становились под их флаг, заслуживали репутацию хорошего исполнителя, четко и безотказно выполняли приказы. 
В социальной жизни, при позитивном полюсе Раба, Другой искал "сильных начальников" и становился под их флаг, заслуживал репутацию хорошего исполнителя, четко и безотказно выполнял приказы. 
Мы выбирали в спутницы женщину, которая могла бы взять на себя управление "семейным кораблем" - сильную, уверенную, хорошо приспособленную к жизни, на чьи плечи можно было переложить ответственность и выполнять инструкции. 
Другой выбирал в спутницы женщину, которая могла бы взять на себя управление "семейным кораблем" - сильную, уверенную, хорошо приспособленную к жизни, на чьи плечи можно было переложить ответственность и выполнять инструкции. 
Для женщины Мы становились настоящей опорой - безропотно вставали ночью к орущему младенцу, занимались домашним хозяйством, делали покупки по списку, выполняли текущий ремонт - с Нами женщина всегда могла договориться так, чтобы Мы выполнили ее волю. 
Для женщины Другой становился настоящей опорой - безропотно вставал ночью к орущему младенцу, занимался домашним хозяйством, делал покупки по списку, выполнял текущий ремонт - женщина всегда могла договориться с Другим так, чтобы он выполнил ее волю. 
Мы требовали от женщины/жены самых точных инструкций - что делать в выходные, какие сумки приготовить, какие вещи и куда сложить и т.д, нередко вызывали ее усталость, скуку и раздражение тем, что ей приходилось все решать и планировать самой - Нам было "ничего не нужно", Мы могли удовлетвориться тем, чтобы просиживать целыми днями у телевизора. 
Другой требовал от женщины/жены самых точных инструкций - что делать в выходные, какие сумки приготовить, какие вещи и куда сложить и т.д, нередко вызывал ее усталость, скуку и раздражение тем, что ей приходилось все решать и планировать самой - Другому было "ничего не нужно", Другой мог удовлетвориться тем, чтобы просиживать целыми днями у телевизора. 
При этом Мы могли обладать сильной интуицией, а также способностями медиума, быть духовным человеком; могли быть открыты эмоционально, бывали способны на самоотверженную любовь. 
При этом Мы могли обладать сильной интуицией, а также способностями медиума, могли быть духовным человеком; могли быть открыты эмоционально, бывали способны на самоотверженную любовь. 
В отрицательном полюсе Нам/Другому не хватало силы воли, у Нас/Другого не было стрежня, Мы/Другой были нестабильным, слишком сложным, нерешительным, зависимым от других и не способным устанавливать границы. 
При наивной или искаженной Силе Раба Мы находились в хаосе; были интриганом, приживалом, изгоем, наркоманом или алкоголиком, прохвостом. 
При наивной или искаженной Силе Раба Другой находился в хаосе; был интриганом, приживалом, изгоем, наркоманом или алкоголиком, прохвостом. 
Гармонично проявленная, Сила Раба давала Нам способность подчиняться обстоятельствам, выносить лишения, выполнять чужие приказы, когда это действительно необходимо; действовать по инструкции там, где не нужны творческие решения, выполнять работу, за которую не хочется браться, давала при необходимости возможность действовать в соответствии с тем, что "надо". 
Гармонично проявленная, Сила Раба давала Другому способность подчиняться обстоятельствам, выносить лишения, выполнять чужие приказы, когда это действительно необходимо; действовать по инструкции там, где не нужны творческие решения, выполнять работу, за которую не хочется браться, давала при необходимости возможность действовать в соответствии с тем, что "надо".


Архетип Крестьянина — формирует в мужчине стремление к стабильной, хорошо отлаженной жизни. Мотивация: защищенность, здоровье, удобство, расслабление, консерватизм.  Сила архетипа Крестьянина в мужчине делает его трудолюбивым, точным, аккуратным объективным, разумным, скромным, ценящим стабильность и устойчивость, заставляет сопротивляется переменам, разрушающим его спокойствие. Помогает заботиться о потомстве, быть бережливым, прагматичным, дальновидным. Теневая сторона Крестьянина проявляется в жадности, эгоистичном прагматизме, привязанности к материальным ценностям. Гармоничный Крестьянин помогает мужчине грамотно обращаться с деньгами, планировать доходы и расходы, усиливает природное чутье, добиваться цели шаг за шагом, действовать методично и тщательно. 

Ребенком Мы проявляли спокойный нрав, покладистый характер, основательность подхода к выполнению заданий, а также упрямство, любовь к своему порядку, привязанность к вещам, игрушкам. 
Ребенком Другой проявлял спокойный нрав, покладистый характер, основательность подхода к выполнению заданий, а также упрямство, любовь к своему порядку, привязанность к вещам, игрушкам. 
Мы долго готовились, думали, взвешивали, прежде чем начать выполнять задание, действовать. 
Другой долго готовился, думал, взвешивал, прежде чем начать выполнять задание, действовать. 
Мы по-особому относились к деньгам, аккуратно складывали их, прятали, никогда не оставляли на виду у всех. 
Другой по-особому относился к деньгам, аккуратно складывал их, прятал, никогда не оставлял на виду у всех. 
Мы не любили, когда трогают Наши вещи. 
Другой не любил, когда трогают его вещи. 
Если у Нас просили в долг, Мы давали с большой неохотой, а могли и соврать, что у Нас ничего нет - расставаться с деньгами для Нас было по-настоящему мучительно. 
Если у Другого просили в долг, Он давал с большой неохотой, а мог и соврать, что у Него ничего нет - расставаться с деньгами для Другого было по-настоящему мучительно. 
Про Нас говорили "себе на уме" и так оно и было, однако не мешало Нам внимательно слушать других, изучать их историю жизни, чтобы понять, что Мы делаем правильно, а что нет; хотя Мы и жили своим умом, но предпочитали учиться на ошибках других. 
Про Другого говорили "себе на уме" и так оно и было, однако не мешало Другому внимательно слушать других, изучать их историю жизни, чтобы понять, что Он делает правильно, а что нет; хотя Другой и жил своим умом, но предпочитал учиться на ошибках других. 
Мы очень хорошо запоминали слова матери и отца, рекомендации родителей о том, как жить правильно - эти слова становились для Нас путеводными нитями на протяжении всей жизни. 
Другой очень хорошо запоминал слова матери и отца, рекомендации родителей о том, как жить правильно - эти слова становились для Другого путеводными нитями на протяжении всей жизни. 
Наша Сила Крестьянина практически не нуждалась во внешнем воздействии и воспитательных мерах для того, чтобы развиться - она развивалась сама и корректировать ее течение было чрезвычайно сложно, эта Сила была очень "упертой". 
Сила Крестьянина Другого практически не нуждалась во внешнем воздействии и воспитательных мерах для того, чтобы развиться - она развивалась сама и корректировать ее течение было чрезвычайно сложно, эта Сила была очень "упертой". 
Нам было необходимо обучаться ремеслу, формировать для Нас домашние обязанности, а главное - целенаправленно формировать в Нас мужскую модель семьянина - что мужчина делает в доме, как строятся его отношения женой, с детьми, как правильно и экономно вести хозяйство. 
Другому было необходимо обучаться ремеслу, формировать для себя домашние обязанности, а главное - целенаправленно формировать в Другом мужскую модель семьянина - что мужчина делает в доме, как строятся его отношения женой, с детьми, как правильно и экономно вести хозяйство. 
Наша Сила была нацелена на то, чтобы выживать причем в любых условиях: на необитаемом острове - прокормив себя и еще "двух генералов"; на войне - найдя убежище; в социуме - соглашаясь на любую работу; в семье - делая запасы и заначки. 
Сила Другого была нацелена на то, чтобы выживать, причем в любых условиях: на необитаемом острове - прокормив себя и еще "двух генералов"; на войне - найдя убежище; в социуме - соглашаясь на любую работу; в семье - делая запасы и заначки. 
Наша Сила делала Нас невероятно терпеливым, выносливым, работоспособным, последовательным, предсказуемым, надежным, но вместе с тем "упертым" и упрямым. 
Сила Другого делала его невероятно терпеливым, выносливым, работоспособным, последовательным, предсказуемым, надежным, но вместе с тем "упертым" и упрямым. 
Нам был свойственен прагматизм, любовь к материальным ценностям и определенная зависимость от них, бережливость, жадноватость, экономность, чувствительность к природным циклам, желание следовать традиции, "поднимать детей" и "выводить их в люди". 
Другому был свойственен прагматизм, любовь к материальным ценностям и определенная зависимость от них, бережливость, жадноватость, экономность, чувствительность к природным циклам, желание следовать традиции, "поднимать детей" и "выводить их в люди". 
Гармонично развитая Сила Крестьянина делала Нас невероятно хозяйственным, Нам нравилось строить свой дом , особенно своими "золотыми руками", свою крепость, как достойный памятник своему Роду. 
Гармонично развитая Сила Крестьянина делала Другого невероятно хозяйственным, Нам нравилось строить свой дом, особенно своими "золотыми руками", свою крепость, как достойный памятник своему Роду. 
Нас отличала пунктуальность, педантичность, бережливость, привязанность к своим вещам, любовь к порядку. 
Другого отличала пунктуальность, педантичность, бережливость, привязанность к своим вещам, любовь к порядку. 
Мы не выносили бесполезных вещей, людей и животных - все должно быть понятным, предсказуемым и функциональным. 
Другой не выносил бесполезных вещей, людей и животных - все должно быть понятным, предсказуемым и функциональным. 
Самой большой радостью для Нас было видеть, что Наши дети хорошо накормлены, добротно одеты, у них есть все необходимое, не хуже, чем у других; они хорошо учатся и постепенно становятся "уважаемыми людьми, кое-что мыслящими в жизни" и все это благодаря Нашему труду, заботам, терпению и работоспособности. 
Самой большой радостью для Другого было видеть, что его дети хорошо накормлены, добротно одеты, у них есть все необходимое, не хуже, чем у других; они хорошо учатся и постепенно становятся "уважаемыми людьми, кое-что мыслящими в жизни" и все это благодаря труду, заботам, терпению и работоспособности Другого. 
Дефицит Силы Крестьянина проявлялся у Нас в различных видах зависимостей, включая эмоциональную; «обесточенный» Крестьянин в Нас имел гиперпотребность получать, всасывать, впитывать что-либо извне. 
Наша потребность отдавать была блокирована; незрелый внутренней Крестьянин являлся для Нас символической причиной алкоголизма и наркомании, приводил к синдрому «неудачника», являлся источником Нашего инфантильного поведения. 
Дефицит Силы Крестьянина проявлялся у Другого в различных видах зависимостей, включая эмоциональную; «обесточенный» Крестьянин в Другом имел гиперпотребность получать, всасывать, впитывать что-либо извне. 
Потребность Другого отдавать была блокирована; незрелый внутренней Крестьянин являлся для Другого символической причиной алкоголизма и наркомании, приводил к синдрому «неудачника», являлся источником инфантильного поведения Другого. 
В случае дисгармоничного развития Силы Крестьянина, Мы становились скупыми, мелочными, страдали непомерной жаждой стяжательства,"беличьей болезнью": все в норку, даже то, что не надо, становились обывателем, упрямым, жадным, ненасытным. 
В случае дисгармоничного развития Силы Крестьянина, Другой становился скупым, мелочным, страдал непомерной жаждой стяжательства,"беличьей болезнью": все в норку, даже то, что не надо, становился обывателем, упрямым, жадным, ненасытным. 
В наивной или искаженной форме у Нас отсутствовало чувство меры; Мы проявляли грубость, материалистичность, упрямство, жестокость, праздность, становились деревенщиной, грубияном, бабником, болтуном, сплетником, пустозвоном. 
В наивной или искаженной форме у Другого отсутствовало чувство меры; Другой проявлял грубость, материалистичность, упрямство, жестокость, праздность, становился деревенщиной, грубияном, бабником, болтуном, сплетником, пустозвоном. 
Мы не искали приключений и звезд с неба, Мы стремились обрести нормальный "кусок хлеба", желательно с маслом, свой дом и свое хозяйство, работящую заботливую жену. 
Другой не искали приключений и звезд с неба, Другой стремился обрести нормальный "кусок хлеба", желательно с маслом, свой дом и свое хозяйство, работящую заботливую жену. 
Мы любили порядок и требовали его соблюдения во всем: в вещах, делах, счетах, бумагах - только это могло стать гарантией порядка и стабильности жизни, также Мы содержали в порядке свои любимые вещи - Сами их стирали, чистили, смазывали. 
Другой любил порядок и требовал его соблюдения во всем: в вещах, делах, счетах, бумагах - только это могло стать гарантией порядка и стабильности жизни, также Другой содержал в порядке свои любимые вещи - сами их стирал, чистил, смазывал. 
Мы делали запасы, заначки на "черный день". 
Другой делал запасы, заначки на "черный день". 
Мы считали, что для веселья отводятся определенные дни, часы, когда напиваться, наедаться и веселиться можно, а в остальное время нужно трудиться, терпеть, зарабатывать на "кусок хлеба". 
Другой считал, что для веселья отводятся определенные дни, часы, когда напиваться, наедаться и веселиться можно, а в остальное время нужно трудиться, терпеть, зарабатывать на "кусок хлеба". 
Мы часто казались другим скучным, необаятельным, упертым и упрямым; спонтанность, легкое отношение к жизни, полет фантазии были для Нас несовместимы с Чувством Реальности. 
Другой часто казались другим скучным, необаятельным, упертым и упрямым; спонтанность, легкое отношение к жизни, полет фантазии были для Другого несовместимы с Чувством Реальности. 
Наше Чувство Реальности, недоверие ко всякого рода "чудесам" нередко делало Нас пессимистом: "Стакан наполовину пуст, но это еще цветочки, будет еще хуже...". 
Чувство Реальности, недоверие ко всякого рода "чудесам" нередко делало пессимистом Другого : "Стакан наполовину пуст, но это еще цветочки, будет еще хуже...". 
"Что мне то-то дадут - не верю! Что у меня что-то отнимут - верю сразу и безоговорочно!" - это изречение довольно точно отражало состояние души, которое формировала в Нас Сила Крестьянина; за свое Чувство Реальности Нам приходилось платить определенным настроем в жизни. 
"Что мне то-то дадут - не верю! Что у меня что-то отнимут - верю сразу и безоговорочно!" - это изречение довольно точно отражало состояние души, которое формировала в Другом Сила Крестьянина; за свое Чувство Реальности Другому приходилось платить определенным настроем в жизни. 
Однако, Мы прекрасно справлялись со своим состоянием - Мы могли стонать, жаловаться, но в целом - держались. 
Однако, Другой прекрасно справлялся со своим состоянием - Другой мог стонать, жаловаться, но в целом - держался. 
Как настоящий Крестьянин, Мы очень любили Жизнь, держались за нее, хранили и продолжали. 
Как настоящий Крестьянин, Другой очень любил Жизнь, держался за нее, хранил и продолжал. 
Мы также обладали высокой способностью просчитывать риски, выявлять "подводные камни", предусмотрительностью, которую другие часто принимали за "негативное программирование". 
Другой также обладал высокой способностью просчитывать риски, выявлять "подводные камни", предусмотрительностью, которую другие часто принимали за "негативное программирование". 
Мы смотрели на других мужчин с позиции "чего он достиг в жизни", какой у него дом, сколько квартир, какие связи, счета в банке, как одеты его жена и дети и иногда страшно завидовали, хотя не признавались в этом даже себе, потому что ценили то, что имели. 
Другой смотрел на других мужчин с позиции "чего он достиг в жизни", какой у него дом, сколько квартир, какие связи, счета в банке, как одеты его жена и дети и иногда страшно завидовал, хотя не признавался в этом даже себе, потому что ценил то, что имеет. 
Наше предназначение по отношению к женщине Мы чувствовали в том, чтобы жениться и продолжить свой Род, Для Нас было главным, чтобы женщина стала Нашей женой. 
Свое предназначение по отношению к женщине Другой чувствовал в том, чтобы жениться и продолжить свой Род, Для Другого было главным, чтобы женщина стала его женой. 
Обычно Нас привлекали два типа женщин: "заботливая хозяйка" либо "сногсшибательная красавица". 
Обычно Другого привлекали два типа женщин: "заботливая хозяйка" либо "сногсшибательная красавица". 
Авантюризм Силы Крестьянина проявлялся у Нас в выборе будущей жены; хотя Мы и понимали, что Нам нужна работящая крестьянка, Наша душа требовала "принцессы заморской". 
Авантюризм Силы Крестьянина проявлялся у Другого в выборе будущей жены; хотя Другой и понимал, что ему нужна работящая крестьянка, душа Другого требовала "принцессы заморской". 
Если Нам удавалось сделать из такой заботливую домохозяйку, то это подтверждало, что Мы - настоящий мужчина.
Если Другому удавалось сделать из такой заботливую домохозяйку, то это подтверждало, что Другой - настоящий мужчина (сюжет многих сказок - парень из крестьян женится на царской дочери). 
Сила Крестьянина заставляла Нас искать женщину неординарную, красивую, одухотворенную, другого уровня культуры и образования, нередко - из более высокого социального слоя. 
Сила Крестьянина заставляла Другого искать женщину неординарную, красивую, одухотворенную, другого уровня культуры и образования, нередко - из более высокого социального слоя. 
В этом случае совместная жизнь с ней становилась для Нас особой интригой, приключением Нашей жизни на фоне стабильности и дома "полной чаши"; раз такая женщина принадлежит Нам, то это доказывает что Мы - успешный мужчина. 
В этом случае совместная жизнь с ней становилась для Другого особой интригой, приключением его жизни на фоне стабильности и дома "полной чаши"; раз такая женщина принадлежит Другому, то это доказывает что Другой - успешный мужчина. 
Сила Крестьянина наделяла Нас тем, что женщины называют верностью. 
Сила Крестьянина наделяла Другого тем, что женщины называют верностью. 
Мы стремились сохранить семью во что бы то ни стало, Мы могли простить жене измену, легкомысленное поведение, но глубоко и тяжело переживали это. 
Мы могли простить, но не забыть; уязвленное самолюбие могло сделать из Нас весьма опасного человека. 
Другой стремился сохранить семью во что бы то ни стало, Другой мог простить жене измену, легкомысленное поведение, но глубоко и тяжело переживал это. 
Другой мог простить, но не забыть; уязвленное самолюбие Другого могло сделать из Него весьма опасного человека. 
Наше сексуальное поведение было окрашено идеей продолжения рода, Мы видели в своей избраннице не просто женщину, а потенциальную мать, Природу; в Нас объединялось плотское влечение и возвышенное восприятие. 
Сексуальное поведение Другого было окрашено идеей продолжения рода, Другой видел в своей избраннице не просто женщину, а потенциальную мать, Природу; в Другом объединялось плотское влечение и возвышенное восприятие. 
Мы, как правило становились строгим отцом, так как главным для Нас было вывести детей "в люди". 
Другой, как правило становился строгим отцом, так как главным для Него было вывести детей "в люди". 
Если Наш сын или дочь заявляли, что хотят стать актером/актрисой или писателем/художницей, то Мы их просто не понимали - что за блажь? Разве это тебя прокормит? Что скажут люди о тебе - ты всего лишь легкомысленный и никчемный человек. 
Если сын или дочь Другого заявляли, что хотят стать актером/актрисой или писателем/художницей, то Другой их просто не понимал - что за блажь? Разве это тебя прокормит? Что скажут люди о тебе - ты всего лишь легкомысленный и никчемный человек. 
Мы также заботились о своих родителях, семье жены, чтили традиции и материально поддерживали многочисленных родственников. 
Другой также заботился о своих родителях, семье жены, чтил традиции и материально поддерживал многочисленных родственников. 
С годами Наша Сила могла возрастать, кризисы и трагедии в основном были связаны с отсутствием у Нас достижений в материальной сфере и неудачами в семейной жизни. 
С годами Сила Другого могла возрастать, кризисы и трагедии в основном были связаны с отсутствием достижений в материальной сфере и неудачами в семейной жизни у Другого. 
Особенно остры для Нас были эти переживания около критических возрастных точек 30, 40 и 50 лет .
Особенно остры для Другого были эти переживания около критических возрастных точек 30, 40 и 50 лет. 
Никакие духовные озарения тут не помогали, Нас могли удовлетворить только реальные материальные результаты - от депрессии Нас могли спасти деньги, перспектива собственного дома и обеспеченной жизни, а не женская любовь, как наивно полагали некоторые женщины. 
Никакие духовные озарения тут не помогали, Другого могли удовлетворить только реальные материальные результаты - от депрессии Другого могли спасти деньги, перспектива собственного дома и обеспеченной жизни, а не женская любовь, как наивно полагали некоторые женщины. 
В случае недостаточно гармоничного проявления Силы Мы в неблагоприятной ситуации "съедали себя" завистью, чувством собственной неполноценности и бессилия, пессимистичным переживанием несправедливости этого мира, превращались в циника. 
В случае недостаточно гармоничного проявления Силы Другой в неблагоприятной ситуации "съедал себя" завистью, чувством собственной неполноценности и бессилия, пессимистичным переживанием несправедливости этого мира, превращался в циника. 
При гармонично развитой Силе, Мы в подобной ситуации, переболев, шли работать, работать и работать, причем не гнушались никакой, самой черной работы. 
При гармонично развитой Силе, Другой в подобной ситуации, переболев, шел работать, работать и работать, причем не гнушался никакой, самой черной работы. 
Самыми большими Нашими ценностями были - дом, семья, дети и мнение окружающих - "что подумают о Нас люди", все что Мы делали, Мы делали исключительно ради семьи, продолжения Рода и поддержания Жизни. 
Самыми большими ценностями для Другого были - дом, семья, дети и мнение окружающих - "что подумают о Нем люди", все что Другой делал, Он делал исключительно ради семьи, продолжения Рода и поддержания Жизни.



Архетип Купца - формирует в мужчине превосходного Охотника, дает прекрасные коммуникативные способности, творческое мышление, тягу к риску, авантюрам и приключениям. Основная мотивация: новизна, игра, перспективы, радость жизни, веселье, беззаботность, новые возможности, сексуальная привлекательность, эмоциональность, чувственность. Теневая сторона Купца проявляется в стремлении манипулировать людьми, чрезмерной тяге к риску, экстремальным состояниям. Сильный архетип Купца делает мужчину Великим Комбинатором, кроме того, гармонично развитый, архетип по-настоящему притягивает к мужчине деньги. 

Ребенком Мы были постоянно в движении, интересовались всем подряд, были внимательны и любопытны. 
Ребенком Мы были постоянно в движении, интересовались всем подряд, были внимательны и любопытны. 
Мы были оптимистом, фантазером и выдумщиком, Нам было необходимо общение, у Нас было множество друзей, приятелей и подружек. 
Мы были оптимистом, фантазером и выдумщиком, Нам было необходимо общение, у Нас было множество друзей, приятелей и подружек. 
Нас отличала гибкость и подвижность настроения/психики, Мы легко схватывали суть, были красноречивы, эрудированы, обладали быстрой реакцией, артистизмом, чувством юмора, отличным вкусом. 
Нас отличала гибкость и подвижность настроения/психики , Мы легко схватывали суть, были красноречивы, эрудированы, обладали быстрой реакцией, артистизмом, чувством юмора, отличным вкусом. 
У Нас рано проявилась страсть к деньгам и желание их зарабатывать, Мы хотели иметь их много и сразу. 
У Другого рано проявилась страсть к деньгам и желание их зарабатывать, Другой хотел иметь их много и сразу. 
Ребенком/подростком Мы уже придумывали и осуществляли денежные «комбинации», способность собирать нужную информацию формировалась у Нас еще в раннем детстве. 
Ребенком/подростком Другой уже придумывал и осуществлял денежные «комбинации», способность собирать нужную информацию формировалась у Другого еще в раннем детстве. 
В другом случае у Нас проявлялась тяга к игровым автоматам, к воровству. 
В другом случае у Другого проявлялась тяга к игровым автоматам, к воровству. 
В детстве Мы получили/не получили возможность творчески развить Наши способности и сформировать правильное отношение к деньгам. 
В детстве Другой получил/не получил возможность творческого развития своих способностей и формирования правильного отношения к деньгам. 
Нам была несвойственна жадность, Мы понимали, что деньги - это только инструмент, Мы легко расставались с деньгами, если это приносило Нам удовольствие или помогало выполнять свой долг, держать свое "купеческое слово". 
Другому была несвойственна жадность, Другой понимал, что деньги - это только инструмент, Другой легко расставался с деньгами, если это приносило ему удовольствие или помогало выполнять свой долг, держать свое "купеческое слово". 
Мы не имели привязанности к деньгам, но и не были готовы раздавать их направо и налево, деньги для Нас были инструментом, который делает жизненную игру интересней и открывает новые возможности. 
Другой не имел привязанности к деньгам, но и не был готов раздавать их направо и налево, деньги для Другого были инструментом, который делает жизненную игру интересней и открывает новые возможности. 
Так как Нам был свойственен интерес к самому процессу игры, Сила Купца помогала Нам сделать недоступное доступным не ценой невероятных физических и волевых усилий, а как бы играючи, Мы были открыты всему новому, были готовы постоянно экспериментировать. 
Так как Другому был свойственен интерес к самому процессу игры, Сила Купца помогала Другому сделать недоступное доступным не ценой невероятных физических и волевых усилий, а как бы играючи, Другой был открыт всему новому, был готов постоянно экспериментировать. 
По своей природе Мы были охотником, Нашим оружием был Наш ум, творческое мышление, обаяние, артистизм, чувство юмора, трезвый расчет и здравый смысл. 
Другой по своей природе были охотником, оружием Другого был его ум, творческое мышление, обаяние, артистизм, чувство юмора, трезвый расчет и здравый смысл. 
Ярко проявленная, Сила Купца делала Нас гением общения, Нашей "купеческой харизме" было невозможно противостоять, даже если Мы несли чушь, окружающим все равно нравилось, как Мы это делаем. 
Ярко проявленная, Сила Купца делала Другого гением общения, "купеческой харизме" Другого было невозможно противостоять, даже если Другой нес чушь, окружающим все равно нравилось, как Он это делает. 
Мы были отличным игроком; мыслили творчески, нестандартно, смело; находили множество выходов из одной ситуации, могли комбинировать варианты действий, гибко подстраивая их к изменяющимся внешним условиям, могли формировать стратегию и тактику. 
Другой был отличным игроком; мыслил творчески, нестандартно, смело, находил множество выходов из одной ситуации, мог комбинировать варианты действий, гибко подстраивая их к изменяющимся внешним условиям, могли формировать стратегию и тактику. 
Мы хорошо понимали и чувствовали природу людей, могли тонко влиять и манипулировать людьми, получая от самого процесса игры огромное удовольствие. 
Другой хорошо понимал и чувствовал природу людей, мог тонко влиять и манипулировать людьми, получая от самого процесса игры огромное удовольствие. 
В наивной или искаженной форме Сила Купца делала из Нас хамелеона, интригана, злостного манипулятора, скользкого типа; Мы подавляли выражение гнева, уходили от ответственности, в Нас не было эмоциональной глубины. 
В наивной или искаженной форме Сила купца делала из Другого хамелеона, интригана, злостного манипулятора, скользкого типа; Другой подавлял выражение гнева, уходил от ответственности, в Другом не было эмоциональной глубины. 
Мы отрицали наличие проблем, не умели отдаваться чему-то всем сердцем, были поверхностны, непостоянны, легкомысленны, легковесны, непредсказуемы, нервозны, на Нас нельзя было положиться. 
Другой отрицал наличие проблем,не умел отдаваться чему-то всем сердцем, был поверхностным, непостоянным, легкомысленным, легковесным, непредсказуемым, нервозным, на Другого нельзя было. 
Мы не особо стремились наслаждаться властью, Наш акцент был смещен на сам процесс игры: однако любили быть лидером, обладали уверенностью и харизмой. 
Мы ликовали, когда Нам удавалось провернуть хитроумную комбинацию, когда клиент заглатывал "наживку", когда общение с людьми превращалось в опасную игру, в которой Мы думали на два хода вперед. 
Другой не особо стремился наслаждаться властью, акцент Другого был смещен на сам процесс игры: однако любил быть лидером, обладал уверенностью и харизмой. 
Другой ликовал, когда ему удавалось провернуть хитроумную комбинацию, когда клиент заглатывал "наживку", когда общение с людьми превращалось в опасную игру, в которой Другой думал на два хода вперед. 
Удивительным образом к Нам "притягивались"деньги, не размениваясь на мелочи, Мы рисковали играть по-крупному. 
Удивительным образом Другой "притягивал" к себе деньги, не размениваясь на мелочи, Другой рисковал играть по-крупному. 
Мы верили в Удачу, у Нас было устойчивое ощущение того, что Наша "тарелочка с голубой каемочкой" совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки, и препятствия на пути к цели - виртуальны, их можно обойти, перехитрить, переиграть. 
Другой верил в Удачу, у Другого было устойчивое ощущение того, что его "тарелочка с голубой каемочкой" совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки, и препятствия на пути к цели - виртуальны, их можно обойти, перехитрить, переиграть. 
Мы держали слово перед тем, кого считали достойным и легко брали свое слово назад, если перед Нами "лох". 
Другой держал слово перед тем, кого считал достойным и легко брал свое слово назад, если перед Ним "лох". 
Мы могли врать с "честными глазами", потому что в этот момент Сами искренне верили в то, что говорим и потому были так убедительны. 
Другой мог врать с "честными глазами", потому что в этот момент Сам искренне верил в то, что говорит и потому был так убедителен. 
Отношения с другими мужчинами носили для Нас индивидуальный подход: лоху - лохово, партнеру - партнерово, жертве - фиг с маслом, предателю - предателево и тд. 
Отношения с другими мужчинами носили индивидуальный подход для Другого: лоху - лохово, партнеру -партнерово, жертве - фиг с маслом, предателю - предателево и тд. 
Сила Купца помогала Нам строить самые романичные и непредсказуемые отношения с женщиной, Мы прекрасно умели ухаживать и угадывать ее желания и чувства, отношения с Нами становились для женщины захватывающей игрой, Мы могли быть все время разным, непредсказуемым, держать ее "в тонусе". 
Сила Купца помогала Другому строить самые романичные и непредсказуемые отношения с женщиной, Другой прекрасно умел ухаживать и угадывать ее желания и чувства, отношения с Другим становились для женщины захватывающей игрой, Другой мог быть все время разным, непредсказуемым, держать ее "в тонусе". 
Мы могли невероятно "заводить" женщину тем, что она не могла вычислить, как Мы на самом деле к ней относимся, в полной мере проверить на Нас свою женскую силу, управлять Нами. 
Другой мог невероятно "заводить" женщину тем, что она не могла вычислить, как Другой на самом деле к ней относится, в полной мере проверить на Нем свою женскую силу, управлять Другим. 
Едва заметив ее охлаждение, Мы тут же находили самые изысканные способы доказать ей свою любовь, Мы умели очаровывать, восхищать, заставить верить в перспективу отношений. 
Едва заметив ее охлаждение, Другой тут же находил самые изысканные способы доказать ей свою любовь, Другой умел очаровывать, восхищать, заставить верить в перспективу отношений. 
Мы были прекрасным любовником - чувствительным, изобретательным, умелым, тонко понимающим женскую психологию. 
Другой был прекрасным любовником - чувствительным, изобретательным, умелым, тонко понимающим женскую психологию. 
Любовь к Нам становилась для женщины самым настоящим приключением - никакой стабильности, зато море впечатлений. 
Любовь к Другому становилась для женщины самым настоящим приключением - никакой стабильности, зато море впечатлений. 
В наивной или искаженной форме Силы Купца Мы становились дон Жуаном, теряли возможность познать отношения зрелых мужчины и женщины, становились праздным, гулякой, теряли чувства меры, проявляли грубость, материалистичность, упрямство, жестокость. 
В наивной или искаженной форме Силы Купца Другой становился дон Жуаном, терял возможность познать отношения зрелых мужчины и женщины, становились праздным, гулякой, теряли чувства меры, проявляли грубость, материалистичность, упрямство, жестокость. 
Как Купец, Мы часто становились хорошим мужем, хоть и не всегда были верны своей половине - выпутывались из любой ситуации, Нам был не страшен дефолт, Мы показывали Нашей возлюбленной все грани и краски этого мира, с Нами она могла познать и богатство и бедность. 
Как Купец, Другой часто становился хорошим мужем, хоть и не всегда был верным своей половине - выпутывался из любой ситуации, Другому был не страшен дефолт, Другой показывал своей возлюбленной все грани и краски этого мира, с Другим она могла познать и богатство и бедность. 
Мы становились довольно хорошим отцом; Мы с удовольствием играли с ребенком, секретничали, рассказывали друг другу истории, правда, многое зависело от Нашего настроения, которое часто менялось. 
Другой становился довольно хорошим отцом; Другой с удовольствием играл с ребенком, секретничал, рассказывал и слушал истории, правда, многое зависело от настроения Другого, которое довольно часто менялось. 
Наша Сила Купца не зависела от возраста, с годами к ней просто добавлялся жизненный опыт. 
Сила Купца Другого не зависела от возраста, с годами к ней просто добавлялся жизненный опыт. 
Как важная составляющая Мужского Таланта, Наша Сила Купца никогда не допускала того, чтобы о Нас сказали "С тобой скучно". 
Как важная составляющая Мужского Таланта, Сила Купца Другого никогда не допускала того, чтобы о Нем сказали "С тобой скучно". 
Мы умели легко относиться к жизни, замечать ее смешные стороны, не загружать свое сознание проблемами, могли махнуть на все рукой, чтобы оторваться с друзьями; совершали сумасбродные, глупые, смешные поступки, смеялись над ситуацией и над собой; творчески мыслили. 
Другой умел легко относиться к жизни, замечать ее смешные стороны, не загружать свое сознание проблемами, мог махнуть на все рукой, чтобы оторваться с друзьями; совершал сумасбродные, глупые, смешные поступки, смеялся над ситуацией и над собой; творчески мыслил. 
Слабые стороны Купца делали Нас анархистом, безответственным типом, снобом; выражались как хитрость, обманчивость, неумение воплощать свои идеи на практике, избегать прочных отношений и ответственности, легко поддаваться соблазну. 
Слабые стороны Купца делали Другого анархистом, безответственным типом, снобом; выражались как хитрость, обманчивость, неумение воплощать свои идеи на практике, избегать прочных отношений и ответственности, легко поддаваться соблазну. 
Полноценная реализация Силы Купца побуждала Нас к высокой концентрации физических, душевных и духовных сил, так как побуждала к решению многосложных задач; находить пути совершенствования жизни, наиболее благоприятные условия, открывать "новые земли", налаживать связи не только с внешним миром, но и между частями личности, умение концентрировать и точно распределять силы, достигать целей. 
Полноценная реализация Силы Купца требовала от Другого высокой концентрации физических, душевных и духовных сил, так как побуждала к решению многосложных задач; находить пути совершенствования жизни, наиболее благоприятные условия, открывать "новые земли", налаживать связи не только с внешним миром, но и между частями личности, умение концентрировать и точно распределять силы, достигать целей.


Архетип Философа - формирует в мужчине стремление познать истину и передать это знание другим, наделяет тягой к знаниям, исследованию, образованию. Может проявляться как Исследователь и Учитель. Основная мотивация: логичность, планомерность, педантизм, знание законов, мудрость, раскрытие загадок природы и истории, поиск индивидуальности, интуиция, свобода. Философ старается во всем быть объективным, рассуждает логично, старается все разложить "по полочкам". По натуре чаще всего - "технарь", не склонен к проявлению эмоций. Теневая сторона Архетипа проявляется в ортодоксальности суждений, болезненной привязанности к своим взглядам, негибкости позиции. Гармонично развитый философ делает мужчину терпимым, наделяет даром слова, дает способностью к наблюдению и созерцанию, позволяет быть мудрым отцом. 

Будучи ребенком, Мы напоминали маленького профессора. 
Будучи ребенком, Другой напоминал маленького профессора. 
Мы просили, чтобы Нам много читали и быстро учились чтению сами. 
Другой просили, чтобы ему много читали и быстро учился чтению сам. 
Наша речь напоминала речь взрослого разумного мужчины. 
Речь Другого напоминала речь взрослого разумного мужчины. 
Мы/Другой задавали много детских и недетских вопросов, иногда впадали в задумчивость, а потом изрекали такое, что многое проясняло даже в жизни родителей. 
Мы любили объяснять взрослым что-либо, в Нашей речи часто появлялись обороты типа "а это потому что…". 
Другой любил объяснять взрослым что-либо, в речи Другого часто появлялись обороты "а это потому что..". 
Нам нравилось рассказывать истории и Мы требовали, чтобы Нас внимательно слушали. 
Другому нравилось рассказывать истории и Он требовал, чтобы его внимательно слушали. 
Мы размышляли, строили логические цепочки и пробовали устанавливать связи между явлениями. 
Другой размышлял, строил логические цепочки и пробовал устанавливать связи между явлениями. 
Для развития Наших способностей нам были необходимы игры, развивающие память и мышление, головоломки. 
Для развития способностей Другого ему были необходимы игры, развивающие память и мышление, головоломки. 
Будучи ребенком, в котором проснулась Сила Философа, Мы требовали уважения к себе и своим суждениям, Мы не выносили, когда к Нам относятся "как к маленькому" и недооценивают Наш ум. 
Будучи ребенком, в котором проснулась Сила Философа, Другой требовал уважения к себе и своим суждениям, Другой не выносил, когда к Нему относятся "как к маленькому" и недооценивают его ум. 
Мы очень боялись показаться глупым и быть осмеянным. 
Другой очень боялись показаться глупым и быть осмеянным. 
Мы любили ставить эксперименты, разбирали игрушки, смешивали разные ингредиенты и наблюдали, что из этого получится. 
Другой любил ставить эксперименты, разбирать игрушки, смешивать разные ингредиенты и наблюдать, что из этого получится. 
Мы любили учиться, но у хороших, профессиональных педагогов, в которых ценили ум, знания, чувство юмора, свободу мышления и мудрость. 
Другой любил учиться, но у хороших, профессиональных педагогов, в которых ценил ум, знания, чувство юмора, свободу мышления и мудрость. 
Высоко развитый, Философ позволял Нам не только накапливать и применять, но и распространять знания, а также создавать его новые области, исследуя свойства физической и духовной жизни. 
Высоко развитый, Философ позволял Нам не только накапливать и применять, но и распространять знания, а также создавать его новые области, исследуя свойства физической и духовной жизни. 
Нам было присуще желание обучать других, создать свою Школу, обзавестись последователями, передать свои знания и опыт другим, а главное - оставить свой след в умах современников и потомков. 
Другому было присуще желание обучать других, создать свою Школу, обзавестись последователями, передать свои знания и опыт другим, а главное - оставить свой след в умах современников и потомков. 
Нас привлекала профессия, где требуется научный подход, аккуратность, точность и сосредоточенность: фармацевт, часовых дел мастер, бухгалтер, аналитик, математик, преподаватель, ремесленник, компьютерный гений, следователь, психолог, ученый, исследователь. 
Другого привлекала профессия, где требуется научный подход, аккуратность, точность и сосредоточенность: фармацевт, часовых дел мастер, бухгалтер, аналитик, математик, преподаватель, ремесленник, компьютерный гений, следователь, психолог, ученый, исследователь. 
Мы считали, что если Мы, как мужчина, не создали своей теории, объясняющей жизнь, то это означает, что Мы и не жили вовсе. 
Другой считал, что если Он, как мужчина, не создал своей теории, объясняющей жизнь, то это означает, что Другой и не жил вовсе. 
Наиболее интенсивно этот процесс протекал у Нас в подростковом и юношеском возрасте, когда мы вступали в социум со своей "рабочей теорией" жизнеустройства, которая дополнялась и корректировалась в процессе жизни.
Наиболее интенсивно этот процесс протекал у Другого в подростковом и юношеском возрасте, когда Другой вступал в социум со своей "рабочей теорией" жизнеустройства, которая дополнялась и корректировалась в процессе жизни. 
Мы очень не любили, когда Нам приходилось опровергать собственную теорию, Мы, скорее предпочитали объявить противоречивую информацию как "частный случай" или "исключение". 
Другой очень не любил, когда ему приходилось опровергать собственную теорию, Другой, скорее предпочитал объявить противоречивую информацию как "частный случай" или "исключение". 
Для Нас являлось важным еще одно обстоятельство: на что в познании и объяснении мира Мы делали ставку - на приоритет Разума или приоритет Духа. 
Для Другого являлось важным еще одно обстоятельство: на что в познании и объяснении мира Другой делали ставку - на приоритет Разума или приоритет Духа. 
Мы делали ставку на Разум, все Наши объяснения были рациональными, довольно технологичными, а тонкие явления, не вписывающиеся в Нашу модель мира, отрицались или объявлялись проявлением слабости. 
Другой делал ставку на Разум, все его объяснения были рациональными, довольно технологичными, а тонкие явления, не вписывающиеся в модель мира Другого, отрицались или объявлялись проявлением слабости. 
Мы делали ставку в Нашем объяснении мира и природы человека на приоритет Духа, становились теософом, миссионером. 
Другой делал ставку в своем объяснении мира и природы человека на приоритет Духа, становился теософом, миссионером. 
Когда Нам удавалось объединить в своей концепции мира, человека и отношений Разум и Дух, Мы становились Мудрецом. 
Когда Другому удавалось объединить в своей концепции мира, человека и отношений Разум и Дух, Другой становился Мудрецом. 
Гармонично развитая Сила Философа делала Нас весьма уважаемым человеком, к которому все обращаются за советом. 
Гармонично развитая Сила Философа Другого делала его весьма уважаемым человеком, к которому все обращаются за советом. 
Дисгармонично развитая, Сила выражалась у Нас как ограниченность, дотошность, мелочность, чрезмерная осторожность, недоверие, отсутствие чувства юмора; делала из Нас ментора, назидательно навязывающего свои суждения подвернувшимся под руку "жертвам". 
Дисгармонично развитая, Сила Другого выражалась как ограниченность, дотошность, мелочность, чрезмерная осторожность, недоверие, отсутствие чувства юмора; делала из Другого ментора , назидательно навязывающего свои суждения подвернувшимся под руку "жертвам". 
В этом случае Мы искренне не понимали, почему Нас не хотят слушать, расстраивались, что Нам приходится иметь дело "с тупицами". 
В этом случае Другой искренне не понимал, почему его не хотят слушать, расстраивался, что приходится иметь дело "с тупицами". 
Искаженная Сила Философа делала Нас все время чем-то недовольным; Нашим недовольством Мы часто портили настроение окружающим, стремились к абсолютному совершенству; были ограниченным, недалеким, критичным. 
Искаженная Сила Философа делала Другого все время чем-то недовольным; своим недовольством Другой часто портил настроение окружающим, стремился к абсолютному совершенству; был ограниченным, недалеким, критичным. 
В положительном, зрелом аспекте Мы были трудолюбивым, практичным, знающим "что реально, а что нет", были точны, аккуратны, объективны, разумны, умели держать обещания, радоваться мелочам. 
В положительном, зрелом аспекте Другой был трудолюбивым, практичным, знающим "что реально, а что нет", был точным, аккуратным, объективным, разумным, умел держать обещания, радоваться мелочам. 
Наша Сила давала Нам способность беззаветно и искренне верить в избранный путь и отдавать служению всего себя, особую концентрацию внимания, знание законов мироустройства и гармонии, умение управлять различными духовными процессами. 
Сила Другого давала ему способность беззаветно и искренне верить в избранный путь и отдавать служению всего себя, особую концентрацию внимания, знание законов мироустройства и гармонии, умение управлять различными духовными процессами. 
Мы тонко чувствовали направление, ведущее к гармоничному развитию, помогая ему осуществиться, обретали все больше здоровой автономии, ответственности и мудрости, все выше поднимались по ступеням зрелости. 
Другой тонко чувствовали направление, ведущее к гармоничному развитию, помогая ему осуществиться, обретал все больше здоровой автономии, ответственности и мудрости, все выше поднимался по ступеням зрелости. 
Сила Философа определенным образом окрашивала Наши/Другого отношения с другими мужчинами, женщинами и детьми:
Остальные мужчины делились для Нас/Другого на четыре основные категории:
Учителя: их идеи и имена - Святыни. 
Ученики: это объекты применения Силы Философа, внимательные слушатели. 
Заблуждающиеся (хоть в чем-то) коллеги: с ними можно побеседовать, поспорить, доказав себе собственную правоту или получив новую пищу для размышлений. 
Неспособные к полету мысли: с этими "недоразвитыми" вообще говорить бесполезно, если только они не пожелают стать учениками или хотя бы просто внимательными слушателями. 
В отношениях с женщинами для Нас была справедлива восточная поговорка "Главное, чтобы женщина видела в мужчине Учителя". 
В отношениях с женщинами для Другого была справедлива восточная поговорка "Главное, чтобы женщина видела в мужчине Учителя". 
Так же Мы были настроены в отношении детей - им отводилась роль Наших учеников. 
Так же Другой был настроен в отношении детей - им отводилась роль учеников Другого. 
Если у женщины что-то не получалось, то этим она преподносила Нам подарок - возможность научить ее, как делать и жить правильно. 
Если у женщины что-то не получалось, то этим она преподносила подарок Другому - возможность научить ее, как делать и жить правильно. 
Когда неопытная женщина чувствовала себя под Нашим интеллектуальным напором "полной дурой" и "неудачницей", то, не понимая того, доставляла Нам огромное удовольствие. 
Когда неопытная женщина чувствовала себя под напором Другого "полной дурой" и "неудачницей", то, не понимая того, доставляла Другому огромное удовольствие. 
Мы искали /выбирали женщину, которой можно сказать "Присядь и послушай меня внимательно" и она с радостью выполнит это. 
Другой искал /выбирал женщину, которой можно сказать "Присядь и послушай меня внимательно" и она с радостью выполнит это. 
Мы предпочитали, чтобы женщина смотрела на Нас удивленными и широко раскрытыми глазами, слушала "затаив дыхание и открыв рот", видела в Нас отца и учителя, восхищалась нашими знаниями и умом, логичностью суждений, даром рассказчика. 
Другой предпочитал, чтобы женщина смотрела на Него удивленными и широко раскрытыми глазами, слушала "затаив дыхание и открыв рот", видела в Нем отца и учителя, восхищалась знаниями и умом Другого, логичностью его суждений, даром рассказчика. 
В противном случае, Наше уязвленное самолюбие, непринятого и непризнанного Философа было пострашнее уязвленного самолюбия Воина. 
В противном случае, уязвленное самолюбие Другого, непринятого и непризнанного Философа было пострашнее уязвленного самолюбия Воина. 
Сила Философа заставляла Нас исследовать сферу сексуальных отношений, с этой целью Мы шли на различные сексуальные эксперименты - чтобы набрать опыт и сформировать теорию /изучали горы литературы по сексологии и тантрической любви/ могли научить другого как стать искусным любовником, однако в реальных сексуальных отношениях Нам могла "мешать голова". 
Сила Философа заставляла Другого исследовать сферу сексуальных отношений, с этой целью Другой шел на различные сексуальные эксперименты - чтобы набрать опыт и сформировать теорию /изучал горы литературы по сексологии и тантрической любви/ мог научить другого как стать искусным любовником, однако в реальных сексуальных отношениях Другому могла "мешать голова". 
Верность и неверность для Нас обязательно подкреплялась теорией и системой аргументации, Мы подробно объясняли женщине, почему ей изменили, что хотели этим сказать, каковы глубинные причины Нашего поступка
Верность и неверность для Другого обязательно подкреплялась теорией и системой аргументации, Другой подробно объяснял женщине, почему ей изменил, что хотел этим сказать, каковы глубинные причины его поступка. 
В основном, Мы/Другой изменяли нашей возлюбленной/жене, когда: 
Она переставала заинтересованно и внимательно Нас слушать/слушать Другого; 
Мы чувствовали, что она игнорирует Нас/Другого как Учителя; 
Мы/Другой понимали, что ее уже нечему научить, она "слишком умна"; 
Мы/Другой были огорчены тем, что "эту дуру уже ничему не научишь". 
Мы оставляли женщине мало пространства для эксперимента; были эмоционально закрытым типом. 
Другой оставлял женщине мало пространства для эксперимента; был эмоционально закрытым типом. 
В преклонном возрасте Мы влюблялись в молоденькую девушку, которая восхищалась Нами. 
В преклонном возрасте Другой влюблялся в молоденькую девушку, которая восхищалась Другим. 
Сила Философа нарастала в Нас с годами. 
Сила Философа нарастала с годами в Другом. 
Нам было важно, чтобы после 40-50 лет в Нашей профессиональной деятельности, социальной жизни была возможность преподавания, обучения других. 
Другому было важно, чтобы после 40-50 лет в его профессиональной деятельности, социальной жизни была возможность преподавания, обучения других. 
После 50-ти Мы садились за мемуары, независимо от того, кто их будет издавать и кто читать, главное для Нас было – писать или наговаривать на диктофон: «если не потомки, то Вселенная оценит», «ничто на Земле не проходит бесследно», «рукописи не горят». 
После 50-ти Другой садился за мемуары, независимо от того, кто их будет издавать и кто читать, главное для Него было – писать или наговаривать на диктофон: «если не потомки, то Вселенная оценит», «ничто на Земле не проходит бесследно», «рукописи не горят». 
Нам было необходимо оставить след, пусть виртуальный, неосязаемый - главным для Нас было то, чтобы Наш опыт был востребован, не пропал даром, остался после Нас. 
Другому было необходимо оставить след, пусть виртуальный, неосязаемый - главным для Другого было то, чтобы его опыт был востребован, не пропал даром, остался после Него. 
Гармоничное развитие Силы Философа позволяло Нам быстро и эффективно решать актуальные задачи, создавать новое; понимать причинно-следственные связи происходящего, определять глубинные, духовные истоки событий; центрировать ответственность в области Нашего собственного Я, что исключало пассивную позицию; оперировать на уровне символического сознания в самом широком спектре – от преодоления физических недугов до обретения духовной свободы. 
Гармоничное развитие Силы Философа позволяло Другому быстро и эффективно решать актуальные задачи, создавать новое; понимать причинно-следственные связи происходящего, определять глубинные, духовные истоки событий; центрировать ответственность в области собственного Я Другого, что исключало пассивную позицию; оперировать на уровне символического сознания в самом широком спектре – от преодоления физических недугов до обретения духовной свободы.


Архетип Монарха — еще один источник мужской агрессии, формирует в мужчине стремление к власти, первенству. Основная мотивация: воля, доминирование, удержание превосходства, руководство, контроль, статус, власть. Теневая сторона Монарха может сделать мужчину деспотичным, авторитарным, жестоким, самовлюбленным, некритичным. Гармонично развитый, архетип дает мужчине силу брать на себя ответственность, принимать важные решения, покровительствовать и заботиться о близких и дальних - отвечать за коллектив, группу, народ. 

Ребенком Мы стремились все делать самостоятельно или позволяли о Себе заботиться, в полном смысле отдавая приказы родственникам. 
Ребенком Другой стремился все делать самостоятельно или позволял о Себе заботиться, в полном смысле отдавая приказы родственникам. 
О Нас часто говорили: "Командир растет","Золотой мальчик", "Юноша с огромным потенциалом". 
О Другом часто говорили: "Командир растет", "Золотой мальчик", "Юноша с огромным потенциалом". 
Сила Монарха В Нас заявляла "Я здесь самый главный!", Мы нередко проявляли агрессию, злились, когда видели неповиновение или другие делали не так, как хотим Мы. 
Сила Монарха В Другом заявляла "Я здесь самый главный!", Другой нередко проявлял агрессию, злился, когда видел неповиновение или другие делали не так, как хочет Другой. 
Мы становились жестоким, когда Нам нужно было доказать свою силу, подчинить себе другого; агрессию Монарха было не отреагировать просто в спортзале, Мы могли справиться с ней только после того, как кого-нибудь побьем. 
Другой становился жестоким, когда Другому нужно было доказать свою силу, подчинить себе другого; агрессию Монарха было не отреагировать просто в спортзале, Другой мог справиться с ней только после того, как кого-нибудь побьет. 
Агрессия Монарха возникала в Нас не сама по себе, а всегда как реакция на неповиновение/несогласие другого, а также в случаях, когда кто-то еще, кроме Нас, имел наглость претендовать на роль лидера. 
Агрессия Монарха возникала в Другом не сама по себе, а всегда как реакция на неповиновение/несогласие другого, а также в случаях, когда кто-то еще, кроме Нас, имел наглость претендовать на роль лидера. 
Нам нравилось также оказывать покровительство, "одаривать подданных". 
Другому нравилось также оказывать покровительство, "одаривать подданных". 
Наша Сила, будучи очень яркой и неоднозначной, проявлялась уже в раннем детстве, но бывало, давала себя знать только в подростковом возрасте. 
Сила Другого, будучи очень яркой и неоднозначной, проявлялась уже в раннем детстве, но бывало, давала себя знать только в подростковом возрасте. 
Мы получили/не получили от родителей/педагогов/наставников навык принятия Нами ответственности, умения  ценить то, что для Нас делают - заботу/ дружбу/любовь, глубокое понимание чувства долга. 
Другой получил/не получил от родителей/педагогов/наставников навык принятия Другим ответственности, умения ценить то,что для Него делают - заботу/дружбу/любовь, глубокое понимание чувства долга. 
Мы верили, что являемся самым умным, хитрым, предусмотрительным, сильным, самы лучшим, самым достойным; у Нас самые крепкие связи и самый богатый опыт. 
Другой верил, что является самым умным, хитрым, предусмотрительным, сильным, лучшим, достойным, у Другого самые крепкие связи и самый богатый опыт. 
Для Нас было важно, чтобы многое, если не все, зависело от Нас, Нашей воли, желания, приказа, действий, Нашим главным стремлением было - стремление к власти. 
Для Другого было важно, чтобы многое, если не все, зависело от Него, его воли, желания, приказа, действий, главным стремлением Другого было - стремление к власти. 
Ярко проявленную Силу Монарха не могли погасить или притупить в Нас такие предостережения, как - "бремя ответственности", тяготы правления, опасность пребывания "на троне", и т.п - Нашу суть мужской ответственности Мы ощущали как - вести за собой, быть «полководцем». 
Ярко проявленную Силу Монарха не могли погасить или притупить в Другом такие предостережения, как - "бремя ответственности", тяготы правления, опасность пребывания "на троне", и т.п - суть мужской ответственности Другой ощущал как - вести за собой, быть «полководцем». 
Наша Сила давала Нам честолюбивую мотивацию и ресурс восхождения по карьерной лестнице, природным авторитетом, самоощущение Правителя, наделяя Нас способностью распознавать людей - кто на что способен. 
Сила Другого давала ему честолюбивую мотивацию и ресурс восхождения по карьерной лестнице, природный авторитет, самоощущение Правителя, наделяя Другого способностью распознавать людей - кто на что способен. 
Обладая свойствами других мужских архетипических функций, зрелый Монарх в Нас неизбежно обретал царские свойства, символизировал не только материальное и духовное богатство, но и достоинство семьи и рода, а также – абсолютную мужскую власть как абсолютную ответственность за близких и подданных. 
Обладая свойствами других мужских архетипических функций, зрелый Монарх в Другом неизбежно обретал царские свойства, символизировал не только материальное и духовное богатство, но и достоинство семьи и рода, а также – абсолютную мужскую власть как абсолютную ответственность за близких и подданных. 
Стратегия достижения власти, которую Мы применяли, зависела от доминирующих в Нас Сил других мужских архетипов. 
Стратегия достижения власти, которую применял Другой, зависела от доминирующих в Другом Сил других мужских архетипов. 
Мы боролись за власть, по-рыцарски сражались и отстаивали свое первенство, завоевывали власть силой, если в Нас преобладал Воин. 
Другой боролся за власть, по-рыцарски сражался и отстаивал свое первенство, завоевывал власть силой, если в Другом преобладал Воин. 
Мы прибегали к манипуляции, интриге, разыгрывали хитроумную комбинацию, если в Нас преобладал Купец. 
Другой прибегал к манипуляции, интриге, разыгрывал хитроумную комбинацию, если в Другом преобладал Купец. 
Мы спокойно и планомерно "били в одну точку" и брали конкурентов "измором", когда в Нас преобладал Крестьянин. 
Другой спокойно и планомерно "бил в одну точку" и брал конкурентов "измором", когда в Другом преобладал Крестьянин. 
Мы ставили во главу угла собственный ум и, прежде всего, добивались уважения тех, кем собирались править, в случае, когда преобладал Философ. 
Другой ставил во главу угла собственный ум и, прежде всего, добивался уважения тех, кем собирался править, в случае, когда преобладал Философ. 
Стиль пребывания у власти также зависел от преобладания других архетипов в Нас/в Другом:
Преобладающая в Нас Сила Воина в качестве стиля правления предлагала жесткий порядок; 
Преобладающая в Другом Сила Воина в качестве стиля правления предлагала жесткий порядок; 
Дисгармонично проявленная в Нас сила Воина и Купца формировала тирана, культивирующего в подданных страх и анонимное доносительство друг на друга; 
Дисгармонично проявленная сила Воина и Купца в Другом формировала тирана, культивирующего в подданных страх и анонимное доносительство друг на друга; 
Позитивно проявленная Сила Философа формировала в Нас Монарха-просветителя, хотя для удержания власти такая комбинация была не очень удачна; 
Позитивно проявленная Сила Философа формировала в Другом Монарха-просветителя, хотя для удержания власти такая комбинация была не очень удачна. 
Гармонично выраженная Сила Монарха формировала в Нас правителя, которого подданные называли "Отец родной", прощая ему некоторые перекосы; процветание родной земли (материнский символ) и ее народа (символ потомства) – становилось личной ответственностью для Нас, как наместника Бога на земле (Царя-Отца), чья душа избрана и воплощена по наивысшему соизволению. 
Гармонично выраженная Сила Монарха формировала в Другом правителя, которого подданные называли "Отец родной", прощая ему некоторые перекосы; процветание родной земли (материнский символ) и ее народа (символ потомства) – личная ответственность Царя-Отца, как наместника Бога на земле, чья душа избрана и воплощена по наивысшему соизволению. 
Положение Правителя постоянно ставило Нас перед выбором - чью сторону принять, кому оказать покровительство?
Положение Правителя постоянно ставило перед выбором Другого - чью сторону принять, кому оказать покровительство?
Мы нуждались в постоянном восхищении, из-за любви к комплиментам, желания слышать то, что хочется, Мы часто теряли бдительность и здравый смысл, были очень чувствительны к тому, как Нас любят, становились жертвой льстецов и интриганов. 
Другой нуждался в постоянном восхищении, из-за любви к комплиментам, желания слышать то, что хочется, Другой часто терял бдительность и здравый смысл, был очень чувствителен к тому, как его любят, становился жертвой льстецов и интриганов. 
Остальные мужчины для Нас делились на две категории: равные Нам правители, к которым Мы относились с уважением и настороженностью либо подданные, которым Мы отдавали приказы и распоряжения. 
Остальные мужчины для Другого делились на две категории: равные Ему правители, к которым Другой относился с уважением и настороженностью либо подданные, которым Другой отдавал приказы и распоряжения. 
Женщины также делились для Нас/Другого - на три основные группы: 
"Королева" - в эту категорию входила только одна женщина - Одна - Единственная из всех женщин в мире, которая обладает только достоинствами, к ней Мы/Другой испытывали уважение, любили и нередко боготворили, ей доставалось все самое лучшее; 
Она также являлась матерью Наших наследников, с нею вместе Мы разделяли все радости и невзгоды; 
Она также являлась матерью наследников Другого, с нею вместе Другой разделял все радости и невзгоды. 
Одним из самых сложных выборов для Нас был выбор между двумя "королевами", что было особым жизненным испытанием для Монарха. 
Одним из самых сложных выборов для Другого был выбор между двумя "королевами", что было особым жизненным испытанием для Монарха. 
"Наложницы" - доступ в данную группу не ограничен - это все остальные, более-менее привлекательные женщины, к которым у Нас/Другого не формировалось особой привязанности, такие отношения приравнивались к спорту, интересной игре, способу времяпрепровождения и получению удовольствия. 
"Посвящаемые" - юные девы, желающие прикоснуться к Небожителю. 
Здесь активизировалась Наша иррациональная архаическая память;
как правители, считавшиеся наместниками Бога на земле, Мы посвящали девушек в женщин, инициировали их прикосновением к Божественному. 
Здесь активизировалась иррациональная архаическая память Другого;
как правитель, считавшийся наместниками Бога на земле, Другой посвящал девушек в женщин, инициировал их прикосновением к Божественному. 
Наша харизма Правителя была чрезвычайно притягательна, уже по определению вызывала любовь, особенно женскую. 
Харизма Правителя Другого была чрезвычайно притягательна, уже по определению вызывала любовь, особенно женскую. 
Общение женщины с Нами имело определенные особенности: ей предписывалось быть с Нами комплиментарной, сохранять почтительно-уважительный тон, при этом оставаться легкой и искренней; ей позволялось рассказывать Нам интересные байки, истории (для иллюстрации своих мыслей), ни в коем случае не допускать критики, тем более в присутствии третьих лиц. 
Общение женщины с Другим имело определенные особенности: ей предписывалось быть с Другим комплиментарной, сохранять почтительно-уважительный тон, при этом оставаться легкой и искренней; ей позволялось рассказывать Другому интересные байки, истории (для иллюстрации своих мыслей), ни в коем случае не допускать критики, тем более в присутствии третьих лиц. 
Дети являлись наследниками Нашего состояния, Наших владений, ответственности, пути, поэтому Мы умилялись и внутренне торжествовали, когда сын или дочь заявляли, что будут "как папа", пойдут по Нашим стопам, это становилось для Нас своего рода "моментом истины". 
Дети являлись наследниками состояния Другого, его владений, ответственности, пути, поэтому Другой умилялся и внутренне торжествовал, когда сын или дочь заявляли, что будут "как папа", пойдут по его стопам, это становилось для Другого своего рода "моментом истины". 
Наша Сила Монарха с годами возрастала, поэтому к 30-40 годам Нам было необходимо владеть собственной недвижимостью, иметь тех, за кого Мы могли бы принять на себя ответственность и кем могли бы командовать
Отсутствие таковых было серьезным испытанием для Нас. 
Сила Монарха Другого с годами возрастала, поэтому к 30-40 годам Другому было необходимо владеть собственной недвижимостью, иметь тех, за кого Другой мог бы принять на себя ответственность и кем мог бы командовать
Отсутствие таковых было серьезным испытанием для Другого. 
Еще одним сложнейшим испытанием для Нас становилось предательство, "заговор" приближенных, а также собственное изгнание, лишение владений - увольнение с крупного поста, отстранение от дела, которому была посвящена жизнь, глубокое разочарование в сподвижниках, раскол в общем деле. 
Еще одним сложнейшим испытанием для Другого становилось предательство, "заговор" приближенных, а также его собственное изгнание, лишение владений - увольнение с крупного поста, отстранение от дела, которому была посвящена жизнь, глубокое разочарование в сподвижниках, раскол в общем деле. 
В случае, когда Сила Монарха в структуре Нашей личности находилась в крайне подавленном состоянии, дефицит энергий в этой области отражался в Нашей дряхлости или глубоком нездоровье, при тотальным отказе от ответственности Мы могли страдать алкоголизмом. 
В случае, когда Сила Монарха в структуре личности Другого находилась в крайне подавленном состоянии, дефицит энергий в этой области отражался в дряхлости или глубоком нездоровье Другого, при тотальным отказе от ответственности Другой мог страдать алкоголизмом. 
Понятие «достоинство» для Нас, наряду с остальными его значениями, подразумевало мудрость, понимание духовных законов, обладание знанием, что естественным образом рождало здоровое терпение и огромную силу, умение пробудить достоинство в тех, с кем Мы взаимодействуем. 
Понятие «достоинство» для Другого, наряду с остальными его значениями, подразумевало мудрость, понимание духовных законов, обладание знанием, что естественным образом рождало здоровое терпение и огромную силу, умение пробудить достоинство в тех, с кем взаимодействует Другой. 
В районе негативного полюса Наша Сила проявлялась в излишней концентрации власти, приводила к возникновению кризиса, формуле «управление ради управления»; вечный страх быть свергнутым вынуждал Нас прибегать к искусственному нагнетанию чувства собственного достоинства, к бесконечным попыткам самоподтверждения и самовосхваления, что часто тяготило окружающих. 
Мы становились беспринципным, властным, грубым, жестоким вплоть до самоуничтожения, беспощадным, саркастичным; манипулятором. 
В районе негативного полюса Сила Другого проявлялась в излишней концентрации власти, приводила к возникновению кризиса, формуле «управление ради управления»; вечный страх быть свергнутым вынуждал Другого прибегать к искусственному нагнетанию чувства собственного достоинства, к бесконечным попыткам самоподтверждения и самовосхваления, что часто тяготило окружающих. 
Другой становился беспринципным, властным, грубым, жестоким вплоть до самоуничтожения, беспощадным, саркастичным; манипулятором. 
В Наивной или искаженной форме Мы были помпезным, слишком самоуверенным, высокомерным, расточительным, эгоцентричным, властным, бездумным; озлобленным эксплуататором, тщеславным, самодовольным; инквизитором, хвастуном, строили из себя покровителя. 
В Наивной или искаженной форме Другой были помпезным, слишком самоуверенным, высокомерным, расточительным, эгоцентричным, властным, бездумным; озлобленным эксплуататором, тщеславным, самодовольным; инквизитором, хвастуном, Другой строил из себя покровителя. 
Испытывая дефицит энергии правителя, Мы страдали от управленческой неуверенности, сомнений и нерешительности, а также производили впечатление «раненного короля»; Наши прожекты могли иметь свойства утопических, а их исполнение – отсутствовать, или быть фрагментарным. 
Испытывая дефицит энергии правителя, Другой страдал от управленческой неуверенности, сомнений и нерешительности, а также производил впечатление «раненного короля»; прожекты Другого могли иметь свойства утопических, а их исполнение – отсутствовать, или быть фрагментарным. 
Ярко проявленный в Нас Монарх был подлинным аристократом, выразительной личностью, был бесстрашен и неотразим, силен и стоек, Мы были преданы (Идее, Народу, Делу); были страстным, основательным, глубоким, обладали силой духа и харизмой, для Нас не существовало табу, Мы не боялись рисковать, не сдавались, даже когда было очень тяжело; были требовательным, обладали высокой сексуальной энергией. 
Ярко проявленный в Другом Монарх был подлинным аристократом, выразительной личностью, был бесстрашен и неотразим, силен и стоек, Другой был предан (Идее, Народу, Делу); был страстным, основательным, глубоким, обладал силой духа и харизмой, для Другого не существовало табу, Другой не боялся рисковать, не сдавался, даже когда было очень тяжело, был требовательным, обладал высокой сексуальной энергией. 
При полноценно функционирующей Силе Монарха для Нас было естественно чувствововать свою причастность мировым процессам, реальную ответственность за судьбы больших групп людей, формировать не только родовое, но и национальное, планетарное, мировое сознание. 
При полноценно функционирующей Силе Монарха для Другого было естественно чувствововать свою причастность мировым процессам, реальную ответственность за судьбы больших групп людей, формировать не только родовое, но и национальное, планетарное, мировое сознание. 
Высокая ответственность позволяла Нам вовремя устранять возникающие внутренние и внешние дефициты, несла такие свойства как высокую концентрацию на решении масштабных задач, большую уверенность и мощный жизненный потенциал, способность управлять целыми областями жизни. 
Высокая ответственность позволяла Другому вовремя устранять возникающие внутренние и внешние дефициты, несла такие свойства как высокую концентрацию на решении масштабных задач, большую уверенность и мощный жизненный потенциал, способность управлять целыми областями жизни.


Архетип Монаха - формирует самодостаточность, желание жить уединенно, стремление служить какой-то высокой Идее; силу самоограничения, воздержания Теневая сторона этого архетипа делает мужчину замкнутым, недоверчивым, нелюдимым, обесценивающим красивые достойные явления и понятия Гармоничный Монах дает внутреннюю и внешнюю дисциплинированность, вдохновение для служения, интуитивное знание духовных законов, помогает тонко чувствовать направление, ведущее к гармоничному развитию; здоровую автономию, ответственность, мудрость. 

Сила Монаха становилась заметной в Нас чаще всего в подростковом возрасте, к 16-18 годам постепенно оформляясь в Нашем сознании. 
Сила Монаха становилась заметной в Другом чаще всего в подростковом возрасте, к 16-18 годам постепенно оформляясь в сознании Другого. 
Мы обнаруживали в Нас способность ощущать связь с тонкими мирами, духовными структурами, быть восприимчивыми к идее Божественного. 
Другой обнаруживал в себе способность ощущать связь с тонкими мирами, духовными структурами, быть восприимчивым к идее Божественного. 
Люди и окружающая реальность мало интересовали Нас; Мы почти не присутствовали в ней, были погружены в Свой внутренний мир, были интровертны, отрешены и замкнуты. 
Люди и окружающая реальность мало интересовали Другого; Другой почти не присутствовали в ней, был погружен в Свой внутренний мир, был интровертен, отрешен и замкнут. 
Нашим родителям было чрезвычайно трудно проникнуть в Наш секретный мир, чаще всего им оставалось только ждать, когда Мы поставим их перед фактом, сообщив о своем решении в последний момент. 
Родителям Другого было чрезвычайно трудно проникнуть в его секретный мир, чаще всего им оставалось только ждать, когда Другой поставит их перед фактом, сообщив о своем решении в последний момент. 
Наша Сила давала Нам потрясающую твердость в принятии решений, поэтому переубедить Нас в Нашем решении, а также управлять Нашей Силой извне было практически невозможно, влияние на Нас могло осуществляться только изнутри. 
Сила Другого давала ему потрясающую твердость в принятии решений, поэтому переубедить Другого в его решении, а также управлять Силой Другог извне было практически невозможно, влияние на Другого могло осуществляться только изнутри. 
Мы обсуждали Наши идеи только с тем, кто действительно способен их понять. 
Другой обсуждал свои идеи только с тем, кто действительно способен их понять. 
Активизируя архетипические функции Монаха, Мы особенно интенсивно начинали осваивать различные медитативные и т.п практики, обретали навыки самовосстановления, обновления сил путем духовных действий. 
Активизируя архетипические функции Монаха, Другой особенно интенсивно начинал осваивать различные медитативные и т.п практики, обретал навыки самовосстановления, обновления сил путем духовных действий. 
Уникальность Нашей Силы состояла в ее духовной обусловленности - любая Наша социальная деятельность становилась инструментом для служения Идее, тогда как остальные грани Мужской Силы были социально обусловленными. 
Уникальность Силы Другого состояла в ее духовной обусловленности - любая социальная деятельность Другого становилась инструментом для служения Идее, тогда как остальные грани Мужской Силы были социально обусловленными. 
Мы легко пребывали в одиночестве, Нашими лучшими собеседниками становились Бог, Дух/и или Мы сами
Другой легко пребывал в одиночестве, лучшими собеседниками Другого становились Бог, Дух/и или Он сам. 
Наша Сила давала Нам также огромный ресурс психологической резистентности - устойчивости к воздействю внешних стрессовых факторов. 
Сила Другого давала ему также огромный ресурс психологической резистентности - устойчивости к воздействю внешних стрессовых факторов. 
Благодаря Нашей внутренней идеологии, Мы не зависели от мнения окружающих, внешние невзгоды и лишения становились для Нас новыми возможностями, благодаря которым Мы могли проверить собственную жизнестойкость. 
Благодаря своей внутренней идеологии, Другой не зависел от мнения окружающих, внешние невзгоды и лишения становились для Другого новыми возможностями, благодаря которым Он мог проверить собственную жизнестойкость. 
В современном мире идей Мы вибирали Цель, которой будем служить в зависимости от Нашей системы ценностей и того, насколько гармонично в Нас была сформирована и проявляла себя Сила Монаха. 
В современном мире идей, Другой выбирал Цель, которой будет служить, в зависимости от системы ценностей Другого и того, насколько гармонично была сформирована и проявляла себя Сила Монаха в Другом. 
Имея проблемы нравственного плана, уверенность в том, что только Идея "сильный уничтожает слабого" достойна служения, Мы могли выбрать путь киллера/наемника вражеской армии, организовывали собственную секту. 
Имея проблемы нравственного плана, уверенность в том, что только Идея "сильный уничтожает слабого" достойна служения, Другой мог выбрать путь киллера/наемника вражеской армии, организовывал собственную секту. 
Наши взаимоотношения с другими мужчинами, женщинами и детьми строились под углом той Идеи, которой Мы служили. 
Взаимоотношения Другого с другими мужчинами, женщинами и детьми строились под углом той Идеи, которой служил Другой. 
Наша Сила давла Нам еще один ресурс - свободу от привязанности к людям - это касалось и женщин, и мужчин, и детей, Мы были мастером создавать дистанцию во взаимоотношениях , так как были привязаны к Идее, но не к людям. 
Сила Другого давла ему еще один ресурс - свободу от привязанности к людям - это касалось и женщин, и мужчин, и детей, Другой был мастером создавать дистанцию во взаимоотношениях , так как был привязан к Идее, но не к людям. 
В наивной или или искаженной форме Мы становились нелюдимым, затворником, озлобленным брюзгой, святошей, фарисеем, фанатиком, были склонны снисходительно учить других; были высокомерны, своевольны, не прислушивались к советам; стремились к власти, почестям, требовали подчинения и поклонения. 
В наивной или или искаженной форме Другой становился нелюдимым, затворником, озлобленным брюзгой, святошей, фарисеем, фанатиком, был склонен снисходительно учить других; Другой был высокомерным, своевольным, не прислушивался к советам; стремился к власти, почестям, требовал подчинения и поклонения. 
Для женщины отношения с Нами становились настоящим испытанием - ей было необходимо пожертвовать Нашим вниманием к себе, Наша преданность и служение принадлежали не женщине, а какой-либо Цели. 
Для женщины отношения с Другим становились настоящим испытанием - ей было необходимо пожертвовать вниманием Другого к себе, преданность и служение Другого принадлежали не женщине, а какой-либо Цели. 
Женщина могла быть счастлива с Нами только в том случае, если всецело разделяла Наш опыт служения, с уважением относилась к Нашей потребности часто уединяться и сосредотачиваться на своем. 
Женщина могла быть счастлива с Другим только в том случае, если всецело разделяла его опыт служения, с уважением относилась к потребности Другого часто уединяться и сосредотачиваться на своем. 
Имея Зрелого внутреннего Монаха, Мы были хорошо осведомлены о тайных движениях души своей женщины. 
Имея Зрелого внутреннего Монаха, Другой был хорошо осведомлен о тайных движениях души своей женщины. 
Как освободившийся от влияния внутреннего гиперматеринского комплекса, зависимости от собственной матери (и родителей в целом), Мы больше не воспринимали жену как внешний объект, на который Мы проецировали свою зависимость. 
Как освободившийся от влияния внутреннего гиперматеринского комплекса, зависимости от собственной матери (и родителей в целом), Другой больше не воспринимали жену как внешний объект, на который Другой проецировал свою зависимость. 
Мужская Зрелость Монаха на этом уровне заключалась для Нас в использовании знаний, накопленных на предыдущих ступенях развития мужской Силы; содержала Нашу Внутреннюю Женщину в любви и благоденствии; контакт с Нашей Внутренней Женщиной (Душой) внешне проявлялся в виде умения быть внимательным, понимать и сочувствовать, быть чутким и нежным, а также – в виде способности исцелять. 
Мужская Зрелость Монаха на этом уровне заключалась для Другого в использовании знаний, накопленных на предыдущих ступенях развития мужской Силы; содержала его Внутреннюю Женщину в любви и благоденствии; контакт с Внутренней Женщиной (Душой) Другого внешне проявляется в виде умения быть внимательным, понимать и сочувствовать, быть чутким и нежным, а также – в виде способности исцелять. 
Мы могли использовать Нашу исцеляющую Силу, как прямое дарение или подключали к процессам исцеления рациональное понимание; помогали страждущим осознать причины своего недуга или проблем. 
Другой мог использовать свою исцеляющую Силу, как прямое дарение, или подключал к процессам исцеления рациональное понимание, Другой помогал страждущим осознать причины своего недуга или проблем. 
Зрелый Монах проявлялся в Нас спокойствием в сложных ситуациях, способностью точно знать, как делать их более гармоничными, и действовать в этом направлении, сокращать путь и бережно обращаться с запасами внутренних и внешних сил. 
Понимание необходимости постоянно влиять на собственный внутренний мир, оптимизировать эволюционные процессы, становилось естественной функцией Нашего сознания. 
Зрелый Монах проявлялся в Другом спокойствием в сложных ситуациях, способностью точно знать, как делать их более гармоничными, и действовать в этом направлении, сокращать путь и бережно обращаться с запасами внутренних и внешних сил. 
Понимание необходимости постоянно влиять на собственный внутренний мир, оптимизируя эволюционные процессы, становилось естественной функцией сознания Другого. 
Сила Монаха наделяла Нас способностью к самоотверженному и верному служению; самодостаточностью, высокой способностью к самодисциплине и самоограничению, твердостью в принятом решении, последовательностью в его выполнении и следовании пути; свободой от привязанностей. 
Сила Монаха также наделяла Другого способностью к самоотверженному и верному служению; самодостаточностью, высокой способностью к самодисциплине и самоограничению, твердостью в принятом решений, последовательностью в его выполнении и следовании пути; свободой от привязанностей. 
В разрушительном аспекте Сила Монаха в Нас трансфорировалась в Силу Черного Колдуна, накопленные Монахом знания Мы могли/использовали в деструктивных, смертоносных целях. 
В разрушительном аспекте Сила Монаха в Другом трансфорировалась в Силу Черного Колдуна, накопленные Монахом знания Другой мог/использовал в деструктивных, смертоносных целях. 
В области негативного полюса Наша функция служения приобретала такие слабости как создание монополии на пути и способы духовного развития; менторскую жесткость, склонность диктовать, обесцениванию других путей развития и даже – запрет на них. 
В области негативного полюса функция служения Другого приобретала такие слабости как создание монополии на пути и способы духовного развития; менторскую жесткость, склонность диктовать, к обесцениванию других путей развития и даже – запрет на них. 
Проявленная гармонично, с годами Наша Сила возрастала, всемерно совершенствуя Наше сознание, позволяла Нам все выше подниматься по ступеням зрелости. 
С годами Сила Другого возрастала, всемерно совершенствуя сознание Другого, позволяла Другому все выше подниматься по ступеням зрелости. 
На этом уровне Мы становились Духом, духовным лидером, Великим Учителем. 
На этом уровне Другой становился Духом, духовным лидером, Великим Учителем. 
Мы обретали принадлежность непроявленному, духовному миру, имели полностью созревшее, начинающее свое растворение Я, устремление к «небесной» автономии. 
Другой обретал принадлежность непроявленному, духовному миру, имел полностью созревшее, начинающего свое растворение Я, устремление к «небесной» автономии.

+3
518
13:34
Спасибо за протокол.
Загрузка...