Мужчины в жизни женщины

Автор:

Протокол о низкой самооценке женщины, которую она удовлетворяет через отношения с мужчинами. Рассматриваются вопросы женской гордыни и женского ничтожества. Понятия "муж" и "любовник" - это психотипы мужчин, а не конкретные муж и любовник. 

Время чтения:
14 мин.

Начиная с малых лет НАС учили что МЫ особенная и достойны самого лучшего. 
Мы соглашались с тем что МЫ – слабые и прекрасные, а потому заслуживаем особого отношения.

МЫ сталкивались с жизненными сложностями и НАМ пришлось стать сильной, обрести характер. Отсюда возникла НАША внутренняя борьба – между желанием подчинить мужчину (показать свою силу, а следовательно быть готовой в трудностям) и быть подчиненной мужчине (быть любимой, ощущать себя самкой вожака, это наше инстинктивное женское начало).

МЫ страдали всегда: и когда мужчина НАМ подчинялся и когда не подчинялся.
Когда мужчина НАМ подчинялся он переставал НАМ быть интересен (переставал выглядеть сильным, мужественным волевым), больше не привлекал НАС.
Когда мужчина не подчинялся, противился, делал по своему, отказывал, то МЫ злились, расстраивались (внутренне будучи недовольной собой, что не смогли повлиять, то есть быть сильной, также раз НАМ отказали - НАС не любят).

МЫ всю жизнь бились о стенку, МЫ были в подвешенном состоянии. МЫ ощущали потребность подчиниться и подчинять.
МЫ отказывались от какого-то симпатичного желанного мужчины, так как при общении с ним ощущали колоссальный стресс (нас разрывали на части НАШИ потребности быть сильной и иметь сильного мужчину, быть сильной и любимой). МЫ не могли одновременно быть сильной и любимой. Ведь именно из-за того что НАС не любили НАМ пришлось стать сильной, Мы стали сильной чтобы выжить и иметь возможность выбивать любовь, добиваться любви.

МЫ не понимали: почему нравящийся НАМ мужчина не с НАМИ! МЫ наседали, старались его ублажить. Одновременно МЫ ощущали некое отвращение, неприятие и у Нас опускались руки: МЫ понимали что раз МЫ стараемся угодить кому-то, значит НАС какая МЫ есть не любят, не хотят, МЫ не интересны как женщина. Но НАМ этого так хочется!! И выход один - ублажать /угождать. Либо сделать вид что не очень то и хотелось, переключиться на другого мужчину(проиграв с ним впоследствии тот же сценарий.)

МЫ не понимали: почему нас не любят? Мы красивы, хороши, МЫ все делаем правильно. Такие выводы делали МЫ на основании детства и отношения к НАМ отца. МЫ согласились: любовь НАДО заслужить. Просто так никто НАС любить не будет (что и происходило на протяжении всей жизни, мужчины либо хотели от НАС только секса, либо предъявляли претензии, подправляли НАС, и корректировали).

МЫ не замечали: МЫ и сами не любим за так. Нам подавай такого-то, а имеющиеся мужчины вечно какие-то не такие. И еще и НАМ говорят что в НАС изменить.

МЫ постоянно ощущали разрыв, разделенность, НАС тянуло в противоположные стороны, МЫ страдали. МЫ хотели взаимоисключающих вещей. МЫ воспринимали мнение мужчины, его интересы, его личную жизнь как отказ от НАС, как не любовь к Нам (мол у НАС нет единства с НИМ), одновременно МЫ и хотели этого (ведь что это за мужчина, который слушается и потакает во всем женщине? это не мужчина а слабак, тюфяк и подкаблучник, такие НАС не влекут)

МЫ хотели подчинить сильного мужчину (а под сильным понимали напористость, наличие своего мнения, характер, часто наглость, заносчивость, хамство). Отсюда НАС влекли наглые, хамоватые, очень самоуверенные мужчины, не могущие дать НАМ любви и ласки, а лишь секс (и то сомнительно, так как они выпендривались и играли с НАМИ, часто даже не давая секс), но поделать ничего МЫ не могли.
Покладистые, спокойные, уравновешенные мужчины НАС не привлекали (с Ними не показать силы, им не доказать любовь и не услужить, они сами услужливы и ухаживают).

Сильные в НАШЕМ понимании мужчины всегда были от нас на расстоянии и именно эти мужчины НАС так привлекали. МЫ хотели войти к НИМ в доверие, в их круг общения, убеждая себя что НАМ интересно все то же что им, что НАША цель – получить что-либо для себя от мужчины (например он какой-то лидер, психолог и прочее). А на деле МЫ обожали мужчину и хотели чтобы он оценил НАС и одобрил.
Одобрение слабых мужчин НАМ было не интересно, никак. А вот одобрение сильного мужчины дорогого стоило для НАС, для этого МЫ готовы были заниматься даже тем на что нам наплевать, дабы сильный мужчина оценил НАШИ успехи и выделил НАС. МЫ делали все чтобы заслужить любовь сильного мужчины.
МЫ соглашались бессознательно, что чем более сильный/успешный/знаменитый мужчина НАС одобрит, тем более МЫ хорошие, достойные любви.

МЫ заводили свиту, держали поклонников (которые на деле были слабыми мужчинами в НАШЕМ представлении), с целью показать сильному мужчине: МЫ востребованы. НАС хотят. НАС любят. За НАМИ ухаживают. На самих поклонников НАМ было наплевать.

Когда (если) мужчина соглашался на общение с НАМИ (Мы его добивали либо как-то соблазняли) это НАМ было показателем его слабости. Если бы он был сильный он бы не сдался, бессознательно понимали МЫ. А раз МЫ его уломали своими чарами, значит он слаб. Такой мужчина НАМ не нужен. Отсюда Мы теряли всякий интерес к мужчине, с которым начинали отношения. Следовательно все мужчины с кем у НАС что-то было были нам безынтересны, а вот те с кем ничего так и не было - будоражили НАШУ душу и фантазии.

МЫ поняли: в детстве будучи ласковыми и открытыми, МЫ совершили ошибку. Будучи такими и имея другие положительные качества Мы были слабы. Только став жесткими упрямыми высокомерными МЫ стали сильны, НАМ стало легче жить. МЫ выжили. Этот опыт толкал НАС избегать ласки, нежности и спокойствия как признака слабости. НАМ нравились только плохие брутальные парни.

МЫ сомневались, не достойны ли МЫ еще чего-то большего, чем имеем сейчас в личной жизни?
Мы делали вывод: нет мужчины который может НАМ подойти. МЫ таких мужчин не встречали. Все поклонники были кретинами и недоумками, слабыми мужчинами. Все кто нравился были не с НАМИ либо если с НАМИ то тоже какие-то не такие, всегда было что-то отталкивающее.

МЫ были не довольны мужчинами хронически, притом МЫ были недовольны собой за недовольство мужчинами. МЫ пытались их полюбить но ничего не выходило.
МЫ винили мужчин постоянно: не ухаживают (а если ухаживают - слабаки, не могут нами овладеть), пристают и нагло лапают (а если не пристают - кретины, разве не видно как МЫ хотим??), не дают деньги, не дарят подарки (а если дарят подарки, подумаешь, мог бы что получше подарить, что жаба душит? экономить на мне вздумал?) и прочее.

В НАШЕМ отношении к мужчинам и с мужчинами главным было желание и потребность подмять, раздавить, подчинить. Мы переняли эту модель поведения от матери, которая подминала отца и НАС. МЫ просто не видели примеров гармоничных равноправных отношений в НАШЕЙ жизни. Это какая-то фантастика, - так МЫ думали.

Нас раздражало отсутствие инициативы у мужчины. НАМ казалось что мужчина либо вообще насилует либо сидит в сторонке, нормального (в нашем понимании) варианта секса МЫ не встречали. МЫ бесились когда мужчина приходил к НАМ в гости и сидел тихо на стуле или где-то вдалеке. НАС унижало что МЫ раздеты (либо не раздеты но ясно же зачем эта встреча), а он делает вид что вообще не знает что щас будет. МЫ отказывались видеть в мужчине человека, недолюбенного ребенка, которым он был. МЫ предъявляли очень высокую планку к мужчинам. Чуть что МЫ выносили вердикт: не годен

НАС унижало предлагать мужчинам встречу, общение, секс. Но МЫ по другому не могли. Почему то те мужчины кого МЫ выбирали не спешили делать все это сами. МЫ брали инициативу в свои руки и НАМ становилось тошно. МЫ жалели себя, драматизировали ситуацию, ощущали что НАС никто не любит.

МЫ видели на фото того кто НАМ нравился с девушками, друзьями, знали что он где-то отдыхал. НАС колбасило и трусило, МЫ очень себя жалели. МЫ страдали и спрашивали себя/судьбу: почему он не с НАМИ. НА самом деле МЫ расстраивались что он не подчинился НАМ, НАМ не удалось подмять его под себя.

МЫ согласились: только подмяв мужчину /поработив его волю можно добиться его любви.
МЫ общались всю жизнь только с двух позиций: гордыня и ничтожество.
МЫ либо взывали к жалости мужчины, сами того не осознавая, либо раздавливали его, подмяв под себя и полностью уничтожив его достоинство как мужчины и личности.

МЫ создавали ситуации где НАМ приходилось бегать за мужчинами, добиваться их и ухаживать, выступать в роли брошенной всеми.

МЫ давили на жалось, рассказывали мужчине о пребывании в больнице, о депрессиях и прочем. МЫ не рассчитывали на любовь. МЫ были согласны даже на жалость как ее заменитель. (да НАС и не любил никто никогда, как МЫ думали, НАС лишь жалели).
МЫ представлялись жалкими мужчине, хотя на деле были красивой молодой обеспеченной здоровой женщиной.

МЫ внутренне упивались когда мужчина отказал НАМ/не обратил внимание/не обратил ДОЛЖНОГО внимания , а потом звал сам куда -то, короче заинтересовывался НАМИ. НАМ хотелось бросить ему в лицо: поезд ушел! Свято место пусто не бывает! И прочие подобные фразы.

МЫ согласились и приняли: если нет возможности получить любовь - нужно вызвать жалость. Жалость даст НАМ ту же поддержку, сочувствие, близость, иллюзию дружбы и отношений, подарки и прочее.

Мы согласились и приняли: если нет возможности получить любовь - нужно растоптать и раздавить человека. Он сдастся и полюбит НАС (а какой у него будет выход?). Либо он хотя бы признает НАС за авторитет, также будет выполнять НАШИ прихоти, поддерживать, служить, потакать (иллюзия любви и отношений). А мы всегда сможем убедить себя, что это настоящее и искреннее чувство.

МЫ унижали мужчин путем развенчания их представлений о себе как о мужчине. МЫ одевались красиво и броско, влекли мужчину в свои сети. А при сексе МЫ были холодны, пассивны, как мужчина не старался он НАС не мог удовлетворить. Зато Мы ощущали спокойствие и удовлетворение, ликовали: мужчина растоптан, он не ощущает себя способным удовлетворить такую красивую женщину как МЫ. МЫ выиграли.

МЫ плакались что НАС не устраивает НАША сексуальная жизнь и мужчины. МЫ не признавали своей выгоды в этом. МЫ не понимали что отсутствие оргазма и кайфа ничто в сравнении с тем что мужчина растоптан, разоблачен как неудачник и никудышний любовник. А значит МЫ сильны, МЫ сильнее его, МЫ сможем додавить кого угодно до любви и подчинения НАМ.

МЫ в красках рассказывали НАШИМ мужчинам о других НАШИХ мужчинах, о сексе с НИМИ. МЫ унижали того, кому это рассказываем, показывая что он никудышний мужчина, что есть и получше его (и не один). МЫ врали себе что тем самым хотим вызвать ревность. На самом деле МЫ хотели раздавить человека заставив его страдать и сделать мужчину униженным, слабым.

МЫ хотели сделать мужчин слабыми. Тогда МЫ становились сильными автоматически. Самым сладостным было сделать слабым сильного мужчину. Это была грандиозная победа. Она давала нам ощущение спокойствия и гармонии, пока Мы не находили очередную жертву.

МЫ согласились: чем больше подъебываешь и унижаешь мужчину/его достоинство - тем больше он НАС любит/принимает.
МЫ видели примеры семей НАШИХ родителей, бабушек-дедушек. Женщины подчеркивали, как их любят мужья, сами унижая, третируя, растаптывая мужчин, их достоинство, не уважая мужчин ни капли. МЫ взяли пример с НАШИХ матери/бабушек.

МЫ спешили сообщить мужчине о заработке, особенно упиваясь, если заработали больше него. МЫ сообщали мужчине о себе все то что могло его задеть, унизить и сделать слабым, неудачником в своих и наших глазах. Тогда МЫ с полной уверенностью называли его лузером, дураком и кретином, не способным:
- Заработать
- Нас удовлетворить
- Даже поехать отдохнуть туда куда ездим Мы
- И прочее подобное

МЫ хотели унизить мужчину с целью влюбить его в себя. МЫ соглашались: именно такие женщины и нравятся мужчинам (к примеру НАШИ мать, бабка)

МЫ соглашались: любовь и одобрение это одно и то же. Чем более МЫ ершистые, не согласные, капризные - тем больше одобрения МЫ получим/можем получить.

В детстве, чем сильнее НАС били и унижали - тем слаще потом было извинение и просьба простить Нас. МЫ поняли: чем больше унижения Мы терпим, тем потом больше НАС любят. МЫ спешили унизить себя первыми либо самостоятельно либо с помощью других. Тем самым МЫ бессознательно приближали принятие НАС, прощение и ласку к НАМ.

МЫ согласились: после унижения всегда следует близость и ласка к НАМ. У НАС не было иного выхода получить ласку, заботу и любовь, только унизившись и признав, что МЫ ничего не стоим, что Мы никчемный и никудышный человек.

Мы очень хорошо маскировали свою гордыню и выпячивали ничтожество.

Мы общались с мужчинами исключительно на основе обмена: Мы – секс, Нам - внимание. МЫ - внимание, НАМ - общество и так далее.
МЫ предпочитали товарно-денежные отношения с мужчинами.

Мы были вечно недовольны, независимо от отношения к НАМ мужчины и его поведения/характера.

МЫ ощущали тягу к власти над мужчиной.
МЫ отвоевывали власть над мужчиной каплю за каплей, и мужчина поначалу только рад был НАМ услужить.
Когда мужчина соглашался на НАШИ условия, потворствовал НАМ, МЫ ставили диагноз: это слабый мужчина, а МЫ достойны лучшего.

Мы стремились всестороннее удовлетворить свою гордыню.
НАМ казалось что, когда все прихоти будут исполнены, тогда МЫ и испытаем то счастье и умиротворение, о которых пишут в любовных романах.

Мы ждали от мужчины одновременного проявления двух разных моделей поведения: муж и любовник.

МЫ мучились совестью, когда НАМ нравились одновременно несколько мужчин. МЫ бессознательно совмещали в каждом из них мужа и любовника и стыдились что изменяем. Мы не могли воспринять мужчин только как любовников, тем самым сняв всякие поползновения морали и совести. МЫ предпочитали в каждом видеть того, кто мог бы нас осчастливить любовью.

МЫ слишком серьезно относились к каждой своей симпатии, раздували ее до огромных размеров. МЫ не отличали интрижку, роман, дружбу. Для НАС все было едино. Мы хотели бы просто отдохнуть, развлечься, ощутить себя желанной без обязательств и последствий. Но сами того не ведая от каждого ждали любви, ласки, поклонения, страсти, верности (будучи сами не верной). МЫ в каждом мужчине видели Единственного, точнее МЫ каждого сканировали и проверяли: а вдруг это он?

Мы отказывались замечать правду и признаваться себе, что МЫ всего лишь хотим человека, что он красив, сексуален. Что это лишь секс. МЫ надумывали себе с три короба о Нем, убеждали себя что любим. НАМ стыдно было себе признаться в желании секса без обязательств. Сами того не желая, МЫ думали о романе, продолжении отношений, хотя понимали что человек для этого не подходит, что нам в общем-то не настолько он интересен,  чтобы с ним иметь серьезные отношения.

МЫ не могли не грузиться проблемами и домыслами, когда НАМ кто-то нравился. МЫ хотели повысить свою самооценку за счет отношений с мужчиной, отыграть свою гордыню либо ничтожество

Ни один мужчина не покрывал весь список НАШИХ требований.
МЫ ждали волшебного принца, который бы воплотил все черты и свойства, в которых МЫ нуждались (часто взаимоисключающие: покладистость – сильный характер, напористость – спокойствие).

Мужчины ломали себя в угоду НАМ либо бунтовали. Ни то ни другое нас не устраивало и вызывало НАШИ претензии.

МЫ не понимали собственной противоречивости и не могли отказаться от своих желаний. МЫ обвиняли своего мужчину в том, что он недостаточно сильно НАС любит, чтобы измениться. Но даже если мужчина НАШИМ желаниям потакал, то и это НАС не устраивало. Подчиненный мужчина НАМ был уже не нужен, и тогда начинался новый виток обвинений — теперь уже в слабости.

Мы соглашались: «Мужчина — это средство решения всех проблем».
Мы желали бессознательно переложить всю ответственность за свою жизнь на мужчину, передав решение всех наших проблем ему.

МЫ спрашивали себя: А зачем еще нужен мужчина? Если не решать НАШИ проблемы.
Мы прятали расчет под ширмой эмоциональной привязанности.

МЫ бессознательно соглашались: именно сильный мужчины решит все НАШИ проблемы, избавит НАС от одиночества и недовольства собой, сделает НАС счастливой.

«Милый, ты меня любишь? Отлично, тогда ты мне должен…» — вот внутренняя сущность современного брака с НАШЕЙ позиции.

Принцип использования мужчины передавался из поколение в поколение и был передан НАМ НАШЕЙ матерью, бабушками.
Телесериалы, реалити-шоу, «авторитетные» глянцевые журналы и прочие средства социальной суггестии с малых лет учили НАС тому, как привлечь мужчину, как его к себе привязать и, как его потом использовать.

Мы соглашались: неспособность привлечь и женить на себе мужчину — это признак некачественности.
НАША самооценка полностью стала в зависимость от НАШЕЙ привлекательности для мужчин.

Мы перекладывали ответственность за реализацию своих психологических потребностей на мужчину. МЫ требовали чтобы мужчина вел себя так, чтобы МЫ перестали чувствовать свою неполноценность. И если он этого не делает, он — виноват.

МЫ пытались выйти из состояния внутреннего конфликта за счет мужчины. Но поскольку он не мог играть противоречащие друг другу роли, МЫ, рано или поздно, ощущали, что мужчина НАМ чего-то недодает.

МЫ и сами не вполне понимали, что именно НАМ нужно, но это не мешало НАМ обвинять в некачественности мужчину и требовать от него решения известной сказочной проблемы — пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что.

Мы не осознавали и отказывались принять: ответственность за создание этой проблемы и за ее решение лежит исключительно на НАС .

МЫ хотели побед в социальной сфере и безусловного принятия в сфере душевной.

МЫ находились в состоянии зависимости — чтобы унять внутреннюю тревогу, НАМ были необходимы отношения с мужчинами. Без мужчин МЫ не способны были преодолеть чувство собственной неполноценности.

МЫ вели игру с мужчинами в двух противоположных направлениях, которые и создавали тот внешний эффект противоречивости и непонятности НАШИХ желаний.

НАША женская гордость заставляла НАС выбирать такого мужчину, который придаст НАМ определенный статус. Мужчина должен быть победителем, лидером, типичным «любовником». Когда НАМ удавалось привлечь к себе такого мужчину, МЫ получали подтверждение своей собственной значимости и на какое-то время успокаивались.

Основным средством привлечения «крутых» мужчин для НАС являлась сексуальность. МЫ бросали мужчинам вызов, предлагая сразиться за НАШУ благосклонность, и затем умиротворенно отдавались победителю. Но даже тогда, МЫ продолжали проверять мужчину на прочность, провоцируя его на проявление силы — своего рода, тест на профпригодность. Если мужчина сильнее, тест пройден, если нет — пора искать замену.

Вместе с тем, что МЫ хотели видеть рядом с собой сильного мужчину и быть им побежденной, МЫ и САМИ хотели его победить. Выбрав самого «крутого» среди прочих мужчину и добившись его внимания, МЫ, вскоре, начинали подчинять его себе.

МЫ стремились полностью и единолично завладеть мужчиной — его вниманием, его временем, его поступками, его желаниями, его душой.
МЫ пытались «любовника» переквалифицировать в «мужа».

Если мужчина отказывался подчиняться, МЫ чувствовали, что НАС недостаточно любят и не ценят, проваливались в чувство жалости к себе и начинали искать того мужчину, который НАС примет и полюбит. Если же мужчина подчинялся НАШЕЙ воле, МЫ чувствовали себя сильнее, а значит теряли в нем опору для своей гордыни. И НАМ приходилось снова искать «крутого мужика», который потешит своим вниманием НАШЕ самолюбие.

В обоих случаях проблема гордыни оказывалась разрешенной лишь на короткое время, когда МЫ еще сохраняли надежду, что НАМ удастся мужчину переделать, или пока не оказывались перед фактом, что переделанный и побежденный мужчина НАС больше не привлекает.

Но даже на этом коротком промежутке МЫ не чувствовали себя счастливой, потому что удовлетворение гордыни — это только один из полюсов маятника самооценки.

Женское ничтожество заставляло НАС искать отношения иного типа. На первый план здесь выходят душевные качества избранника — способность сопереживать, постоянство, верность, заботливость, предсказуемость и тому подобные. На такого мужчину возлагается ответственная обязанность — любить НАС .

В отношениях с «любовником» есть страсть, восхищение, игривость, и на какое-то время этих чувств хватало, чтобы поверить во взаимную любовь. Но интенсивность и жар этих эмоций подразумевал, что прогорают они так же быстро, как и возникают. Здесь не было той вечной любви, о которой МЫ грезили.

Любовник создавал у НАС ощущение собственной значимости, давал почувствовать НАМ свою сексуальную привлекательность, но он не мог проникнуть в НАШУ душу и успокоить внутреннюю тревогу. Да его это и не интересовало — ему нет дела до НАШИХ переживаний, поскольку он полностью сосредоточен на себе.

Поэтому, наигравшись в отношения с «крутыми мужиками» МЫ начинали обращать внимание на другой тип мужчин — тех, кто проявляет готовность погрузиться в НАШ внутренний мир, понять НАС принять и полюбить.

На полюсе ничтожества, МЫ хотели получить от мужчины именно то ощущение, что при всех своих недостатках и, не смотря на все совершенные ошибки, МЫ остаемся для него хорошей и любимой. Получая такое признание от мужчины, МЫ могли на какое-то время успокоиться и примириться с собой.

Красивое ухаживание, рыцарское поведение, серенады под окном, пылкие признания в любви — все это создавало у НАС ощущение внутреннего покоя: «Меня любят, значит, я хорошая».

Отношения с «мужем» давали НАМ возможность укрепить свой тыл, почувствовать безопасность и начать вить гнездо. Предсказуемость и подчиненность мужчины желаниям женщины («Все сделаю ради твоей любви!») создавало у НАС ощущение стабильности и защищенности. Мужчина становился той тихой гаванью, куда МЫ возвращались зализать свои раны после столкновений с внешним миром.

Именно так МЫ представляли себе идеального мужа: Он должен любить НАС, заботиться о НАС, исполнять НАШИ прихоти, жалеть и успокаивать НАС и, вообще, быть в полном НАШЕМ распоряжении.

Однако, получая от мужчины все знаки любви, которые только можно придумать, МЫ все-таки оставались неудовлетворенной. Сначала НАМ казалось, что МЫ попали в сказку, но вскоре, беззаветная влюбленность мужчины и готовность смотреть в рот, потихоньку начинали НАС раздражать. Отношения мужчины и женщины вдруг превращались в отношения матери и ребенка.

Мужчина полностью утрачивал свою самостоятельность и подчинялся НАМ. В результате, он утрачивал в НАШИХ глазах всякий авторитет, а значит, его мнение уже больше не могло приниматься на веру. Теперь его увещевания «Ты — хорошая» теряли свою магическую силу и не приносили былого успокоения. МЫ лишались той эмоциональной опоры, ради которой МЫ вступили отношения с этим мужчиной.

Во-вторых, отношения с «мужем», подразумевающие взаимную верность и любовь до гроба, лишали НАС морального права отыгрывать с другими мужчинами свою гордыню. А значит, полюс гордыни оказывался не защищен и не давал НАМ успокоиться окончательно. Вина за этот провал, в НАШИХ лазах, целиком и полностью лежала на мужчине.

МЫ теряли всякое уважение к своему избраннику, третировали его, обвиняли в напрасно потраченных на него годах своей жизни, требовали от него силы и ответственности, но тем самым только усугубляли ситуацию. Мужчина утрачивал всякую свободную волю, и МЫ опять оказывались у разбитого корыта — оба полюса НАШЕЙ изувеченной самооценки вновь рвали душу на части.

МЫ нуждались в одновременной защите обоих полюсов самооценки. В идеале, это должен быть мужчина, совмещающий в себе все тридцать три удовольствия — муж и любовник в одном лице.

МЫ делали выбор — либо смириться со своим несчастьем или искать какие-то суррогатные варианты. Чем более суровым было НАШЕ нравственное воспитание, тем выше была вероятность, что МЫ выберем несчастье.

МЫ либо были несчастливы, либо заводили отношения со многими мужчинами, компенсируя свои комплексы через них (находя в ком-то мужа, в ком-то любовника).

Для НАС было не обязательно иметь сексуальные отношения с мужчиной, чтобы отыгрывать с ним свою гордыню. НАМ было достаточно ощущать, что авторитетный для НАС мужчина высоко НАС оценивает.

Роль НАШЕГО псевдо-любовника играл высокий начальник на работе. МЫ красовались перед ним своими профессиональными знаниями и умениями или открыто с ним флиртовали, не позволяя распускать руки. В обоих случаях МЫ получали необходимое НАМ мужское признание.

МЫ имели отношения со своим психологом/ врачом/ любого рода наставником. Мужчина в таких отношениях заведомо наделялся НАМИ огромным авторитетом, а потому его мнение приобретало для НАС особое значение. НАМ как женщине очень хотелось завоевать авторитетного мужчину и МЫ намеренно его провоцировали своим кокетством.

МЫ включали в свою игру одновременно множество мужчин. Роль мужа исполнял один мужчина, зато любовников было несколько.

НАМ проще было получать с миру по нитке, чем найти одного любовника, который даст все и сразу. Такой подход избавлял НАС от моральных мучений на счет своей измены. Каждый отдельный мужчина в НАШЕМ списке не дотягивал до роли полноценного любовника, а значит формального предательства одного мужчины ради другого не происходило. Только легкий умиротворяющий флирт.

Тщательно распределив роли в своей мужской свите, МЫ достигали высокой степени внутреннего спокойствия, но все-таки оставались не вполне счастлива. Для полного удовлетворения НАМ необходимо было примирить оба полюса между собой, потому что только так МЫ могли достичь внутренней целостности и избавится от последних нравственных мучений.

Для этого МЫ стремились передружить всех своих мужчин и окончательно успокаивались только, когда НАМ это удавалось. Ведь когда между НАШИМ «мужем» и НАШИМ «любовником» нет конфликта, МЫ оказывались в сладостном состоянии — больше не нужно метаться от одного полюса к другому — у НАС, наконец, есть «все и сразу».

НАМ не удавалось стабилизировать свою жизненную ситуацию и подобрать такой комплект мужчин, который принесет полный покой. Но даже когда у НАС это получалось, ситуацию нельзя было считать стабильной, ведь НАШЕ душевное состояние так и оставалось в зависимости от мужчин. Стоило одному из них исчезнуть и весь НАШ сказочный мирок разрушался в прах.

Даже успокоив свой внутренний конфликт, МЫ пребывали в постоянном страхе из-за того, что в любой момент счастье может закончиться.

МЫ были обречены на страдания того или иного рода, пока не откажемся от игры в гордость и ничтожество.
МЫ отказывались признать: Единственный путь к счастью — преодоление внутреннего конфликта, а не поиск таких обстоятельств, которые позволят о нем забыть. 

+11
682
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...