Перенос 2

Продолжение темы проекции.
Время чтения:
44 мин.

 · МЫ, вследствие своей переносной реакции какого-то материала с НАШЕГО отца/ матери/ сестры/ друга/ родственника/ и т.п. («образ НАШЕЙ матери/ сестры/ НАШЕГО отца/ друга/ родственника/ воспитателя/ учителя и т.п.») – на кого-то другого, осознанно или неосознанно, вели себя с этим другим так же, как и с тем, образ кого МЫ, осознанно или неосознанно, на этого другого «переносили».

· Другой, вследствие своей переносной реакции какого-то материала со своего отца/ матери/ сестры/ друга/ родственника/ и т.п. («образ его матери/ сестры/ его отца/ друга/ родственника/ воспитателя/ учителя и т.п.») – на кого-то/ на НАС, осознанно или неосознанно, вёл себя с этим кем-то/ с НАМИ так же, как и с тем, образ кого он, осознанно или неосознанно, на этого кого-то/ на НАС «переносил».

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость, осознанно или неосознанно, вести себя с кем-то так же, как и с тем, «образ» кого МЫ, осознанно или неосознанно, на этого кого-то «переносили».

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость, осознанно или неосознанно, вести себя с кем-то/ с НАМИ так же, как и с тем, «образ» кого он, осознанно или неосознанно, на этого кого-то/ на НАС «переносил».

· МЫ любым образом воспринимали кого-то внешностью похожего на "образ значимого для НАС человека", сформированный в НАШЕМ бессознательном, и, вследствие этого, осознанно или неосознанно, "переносили" этот "образ" на того похожего человека (а вместе с этим образом "переносили" и НАШИ ожидания от этого человека).

· Другой любым образом воспринимал кого-то/ НАС внешностью похожего на "образ значимого для него человека", сформированный в его бессознательном, и, вследствие этого, осознанно или неосознанно, "переносил" этот "образ" на того кого-то/ на НАС, как на похожего человека (а вместе с этим образом "переносил" и свои ожидания от этого кого-то/ от НАС).

· МЫ любым образом воспринимали каждого нового для НАС человека по «уже знакомым» НАМ формальным признакам из ранее приобретенного НАМИ жизненного опыта.

· Другой любым образом воспринимал каждого нового для себя человека по «уже знакомым» ему формальным признакам из ранее приобретенного им жизненного опыта.

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость воспринимать/ интерпретировать каждого нового для НАС человека (незнакомого, встреченного НАМИ впервые) по «уже знакомым» НАМ формальным признакам из ранее приобретенного НАМИ жизненного опыта.

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость воспринимать/ интерпретировать каждого нового для себя человека (незнакомого, встреченного им впервые) по «уже знакомым» ему формальным признакам из ранее приобретенного им жизненного опыта.

· МЫ "строили отношения" с кем-то новым для НАС, согласно тому опыту общения, который у НАС уже имеется или уже имелся в прошлом (с кем-то).

· Другой "строил отношения" с кем-то новым для него, согласно тому опыту общения, который у него уже имеется или уже имелся в прошлом (с кем-то).

· Другой "строил отношения" с НАМИ, согласно тому опыту общения, который у него уже имеется или уже имелся в прошлом (с кем-то).

· МЫ "строили отношения" с кем-то новым для НАС, согласно тому опыту общения, который МЫ уже получили, общаясь/ имея отношения с тем человеком, который внешне/ психологически/ поведенчески схож с этим новым для НАС лицом.

· Другой "строили отношения" с кем-то новым для него/ с НАМИ, согласно тому опыту общения, который другой уже получил, общаясь/ имея отношения с тем человеком, который внешне/ психологически/ поведенчески схож с этим новым для него лицом/ с НАМИ.

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость "строить отношения" с кем-то новым для НАС (незнакомым человеком, встреченным НАМИ впервые), согласно тому опыту общения, который у НАС уже имеется (имелся в прошлом с кем-то похожим на него).

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость "строить отношения" с кем-то/ с НАМИ (незнакомым ему человеком, встреченным этим другим впервые), согласно тому опыту общения, который у него (у другого) уже имеется (имелся в прошлом с кем-то похожим на кого-то/ НАС).

· Какой-то НАШ новый знакомый, осознанно или неосознанно, напоминал/ напомнил НАМ кого-то в прошлом (какой-то предыдущий НАШ опыт отношений, какую-то внешность, какой-то психотип) – и МЫ, осознавая или не осознавая этого, общались/ строили отношения с ним так же, как и с тем (из прошлого).

· Какой-то новый знакомый другого, осознанно или неосознанно, напоминал/ напомнил другому кого-то в прошлом (какой-то предыдущий его опыт отношений, какую-то внешность, какой-то психотип) – и другой, осознавая или не осознавая этого, общался/ строил отношения со своим новым знакомым так же, как и с тем (из прошлого).

· МЫ, как новый знакомый другого, осознанно или неосознанно, напоминали/ напомнили другому кого-то в прошлом (какой-то предыдущий его опыт отношений, какую-то внешность, какой-то психотип) – и другой, осознавая или не осознавая этого, общался/ строил отношения с НАМИ так же, как и с тем (из прошлого).

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость, чтобы какой-то НАШ новый знакомый, осознанно или неосознанно, напоминал/ напомнил НАМ кого-то в прошлом (какой-то предыдущий НАШ опыт отношений, какую-то внешность, какой-то психотип).

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость, чтобы какой-то его новый знакомый, осознанно или неосознанно, напоминал/ напомнил ему кого-то в прошлом (какой-то предыдущий опыт отношений у этого другого, какую-то внешность, какой-то психотип).

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость, чтобы МЫ, осознанно или неосознанно, напоминали/ напомнили ему кого-то в прошлом (какой-то предыдущий опыт отношений у этого другого, какую-то внешность, какой-то психотип).

· В зависимости от того, какого значимого взрослого (из НАШЕГО младенчества/ детства) МЫ любым образом восприняли в НАШЕМ собеседнике (кого он НАМ напомнил), и какие эмоции МЫ в то время (младенчества/ детства) испытывали к тому значимому для НАС взрослому, МЫ относились к этому НАШЕМУ собеседнику положительно или негативно (испытывали в связи с этим собеседником положительные или негативные эмоции, как и в прошлом к тому значимому для НАС взрослому).

· В зависимости от того, какого значимого взрослого (из его младенчества/ детства) другой любым образом воспринял в своём собеседнике (кого этот собеседник напомнил другому), и какие эмоции другой в то время (младенчества/ детства) испытывал к тому значимому для него взрослому, этот другой относился к этому своему собеседнику положительно или негативно (испытывал в связи с этим собеседником положительные или негативные эмоции, как и в прошлом к тому значимому для него взрослому).

· В зависимости от того, какого значимого взрослого (из его младенчества/ детства) другой любым образом воспринял в НАС, и какие эмоции другой в то время (младенчества/ детства) испытывал к тому значимому для него взрослому, этот другой относился к НАМ положительно или негативно (испытывал в связи с НАМИ положительные или негативные эмоции, как и в прошлом к тому значимому для него взрослому).

· В результате НАШЕГО «положительного переноса» на НАШЕГО собеседника, НАШЕМУ собеседнику «достались» все те НАШИ любовь/ симпатия/ доверие/ и т.п., которые МЫ «в своё время» испытывали в адрес НАШЕЙ мамы, папы, сестры, бабушки, родственника и т.п. (т.е. в адрес того, кого НАШ собеседник НАМ напоминал, чей «образ» МЫ «перенесли» на НАШЕГО собеседника).

· В результате «положительного переноса» другого на его собеседника, этому собеседнику другого «достались» все те любовь/ симпатия/ доверие/ и т.п. другого, которые другой «в своё время» испытывал в адрес своей мамы, папы, сестры, бабушки, родственника и т.п. (т.е. в адрес того, кого другому напоминал его собеседник, чей «образ» другой «перенёс» на этого своего собеседника).

· В результате «положительного переноса» другого на НАС, НАМ «достались» все те любовь/ симпатия/ доверие/ и т.п. другого, которые другой «в своё время» испытывал в адрес своей мамы, папы, сестры, бабушки, родственника и т.п. (т.е. в адрес того, кого МЫ напоминали другому, чей «образ» другой «перенёс» на НАС).

· В результате НАШЕГО «негативного переноса» на НАШЕГО собеседника, НАШЕМУ собеседнику «достался» весь тот негатив, который МЫ в своё время не смогли выплеснуть в адрес НАШЕЙ мамы, папы, сестры, бабушки, родственника и т.п. (т.е. в адрес того, кого НАШ собеседник НАМ напоминал, чей «образ» МЫ «перенесли» на НАШЕГО собеседника).

· В результате «негативного переноса» другого на его собеседника, этому собеседнику другого «достался» весь тот негатив, который другой в своё время не смог выплеснуть в адрес своей мамы, папы, сестры, бабушки, родственника и т.п. (т.е. в адрес того, кого другому напоминал его собеседник, чей «образ» другой «перенёс» на этого своего собеседника).

· В результате «негативного переноса» другого на НАС, НАМ «достался» весь тот негатив, который другой в своё время не смог выплеснуть в адрес своей мамы, папы, сестры, бабушки, родственника и т.п. (т.е. в адрес того, кого МЫ напоминали другому, чей «образ» другой «перенёс» на НАС).

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость относиться к своему собеседнику положительно или негативно в зависимости от того, какого значимого для НАС (в прошлом) лица напомнил НАМ этот собеседник.

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость относиться к кому-то/ к НАМ положительно или негативно в зависимости от того, какого значимого для него (в прошлом) лица кто-то/ МЫ ему напомнили.

· МЫ, в силу бессознательного характера НАШЕГО «переноса» с чьего-то «образа» на кого-то, не понимали/ удивлялись/ фрустрировали, почему вдруг МЫ испытываем какие-то ощущения, какие-то положительные или негативные эмоции/ эмоциональные состояния.

· Другой, в силу бессознательного характера своего «переноса» с чьего-то «образа» на кого-то/ на НАС, не понимал/ удивлялся/ фрустрировал, почему вдруг он испытывает какие-то ощущения, какие-то положительные или негативные эмоции/ эмоциональные состояния.

· Чем дольше и «ближе» было НАШЕ общение/ НАШИ отношения с кем-то, тем сильнее и более явно в НАС проявлялся механизм «переноса» - «перенос» (с чьего-то «образа», сформированного в НАШЕМ прошлом, на этого человека, с которым МЫ общались/ строили отношения).

· Чем дольше и «ближе» было общение/ отношения другого с кем-то/ с НАМИ, тем сильнее и более явно в другом проявлялся механизм «переноса» - «перенос» (с чьего-то «образа», сформированного в прошлом другого, на этого кого-то/ на НАС, с кем другой общался/ строил отношения).

· Кто-то незнакомый НАМ казался НАМ симпатичным или, наоборот, отталкивающим, вследствие того, что он (его внешность, поведение, тембр голоса, манеры, запах, и т.п.) напомнил НАМ кого-то из значимых для НАС (в прошлом) людей, с кем у НАС были связаны определённые – положительные или отрицательные – эмоции и впечатления.

· Кто-то незнакомый другому казался другому симпатичным или, наоборот, отталкивающим, вследствие того, что этот незнакомый (его внешность, поведение, тембр голоса, манеры, запах, и т.п.) напомнил другому кого-то из значимых для другого (в прошлом) людей, с кем у него были связаны определённые – положительные или отрицательные – эмоции и впечатления.

· МЫ, как незнакомый другому человек, казались другому симпатичными или, наоборот, отталкивающими, вследствие того, что МЫ (НАША внешность, поведение, тембр голоса, манеры, запах, и т.п.) напомнили другому кого-то из значимых для него (в прошлом) людей, с кем у него были связаны определённые – положительные или отрицательные – эмоции и впечатления.

· Кто-то незнакомый НАМ казался НАМ симпатичным, вследствие того, что он (его внешность, поведение, тембр голоса, манеры, запах, и т.п.) напомнил НАМ кого из значимых для НАС (в прошлом) людей, с кем у НАС были связаны определённые – положительные – эмоции и впечатления.

· Кто-то незнакомый другому казался другому симпатичным, вследствие того, что этот незнакомый (его внешность, поведение, тембр голоса, манеры, запах, и т.п.) напомнил другому кого из значимых для него (в прошлом) людей, с кем у другого были связаны определённые – положительные – эмоции и впечатления.

· МЫ, как незнакомый другому человек, казались другому симпатичными, вследствие того, что МЫ (НАША внешность, поведение, тембр голоса, манеры, запах, и т.п.) напомнили другому кого из значимых для него (в прошлом) людей, с кем у другого были связаны определённые – положительные – эмоции и впечатления.

· Кто-то незнакомый НАМ казался НАМ неприятным/ несимпатичным/ отталкивающим, вследствие того, что он (его внешность, поведение, тембр голоса, манеры, запах, и т.п.) напомнил НАМ кого из значимых для НАС (в прошлом) людей, с кем у НАС были связаны определённые – отрицательные – эмоции и впечатления.

· Кто-то незнакомый другому казался другому неприятным/ несимпатичным/ отталкивающим, вследствие того, что этот незнакомый (его внешность, поведение, тембр голоса, манеры, запах, и т.п.) напомнил другому кого из значимых для него (в прошлом) людей, с кем у другого были связаны определённые – отрицательные – эмоции и впечатления.

· МЫ, как незнакомый другому человек, казались другому неприятными/ несимпатичными/ отталкивающими, вследствие того, что МЫ (НАША внешность, поведение, тембр голоса, манеры, запах, и т.п.) напомнили другому кого из значимых для него (в прошлом) людей, с кем у другого были связаны определённые – отрицательные – эмоции и впечатления.

· Общаясь/ строя отношения с кем-то на уровне логики – НАШИ любого рода логические компоненты подавляли и /или нивелировали НАШИ бессознательные ощущения, в том числе НАШУ переносную реакцию.

· Общаясь/ строя отношения с кем-то/ с НАМИ на уровне логики – любого рода логические компоненты другого подавляли и /или нивелировали его бессознательные ощущения, в том числе его переносную реакцию.

· Чем глубже происходили НАШИ общение/ отношения с кем-то на уровне эмоций и бессознательного (в любом аспекте), тем больше МЫ опирались на сформированные в «НАШЕМ» бессознательном «образы значимых для НАС в прошлом лиц», и тем чаще у НАС проявлялся «перенос» (механизм «переноса»).

· Чем глубже происходили общение/ отношения другого с кем-то/ с НАМИ на уровне эмоций и бессознательного (в любом аспекте), тем больше другой опирался на сформированные в «его» бессознательном «образы значимых для него в прошлом лиц», и тем чаще у другого проявлялся «перенос» (механизм «переноса»).

· Чем ближе было НАШЕ общение с кем-то в эмоциональном плане и чем меньше МЫ знали НАШЕГО собеседника - тем более выраженной была НАША переносная реакция: либо постоянная, либо эпизодическая.

· Чем ближе было общение другого с кем-то/ с НАМИ в эмоциональном плане и чем меньше другой знал этого кого-то/ НАС - тем более выраженной была его переносная реакция: либо постоянная, либо эпизодическая.

· Чем формальнее было НАШЕ общение с кем-то – тем менее выраженной была НАША переносная реакция (реакция «переноса»), и тем менее значимым был для НАС этот НАШ «перенос».

· Чем формальнее было общение другого с кем-то/ с НАМИ – тем менее выраженной была его переносная реакция (реакция «переноса»), и тем менее значимым был для другого этот его «перенос».

· «Перенос» НАМИ, осознанно или неосознанно, какого-то образа значимого для НАС (в прошлом) лица на кого-то другого – возникал в НАС вследствие недостатка/ дефицита у НАС фактических знаний (об этом человеке) и вследствие отсутствия у НАС потребности в новых знаниях (о нём).

· «Перенос» другим, осознанно или неосознанно, какого-то образа значимого для него (в прошлом) лица на кого-то/ на НАС – возникал в этом другом вследствие недостатка/ дефицита у него фактических знаний (об этом ком-то/ НАС) и вследствие отсутствия у другого потребности в новых знаниях (об этом ком-то/ НАС).

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость компенсировать недостаток/ дефицит у НАС фактических знаний о ком-то – своей переносной реакцией на этого кого-то.

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость компенсировать недостаток/ дефицит у него фактических знаний о ком-то/ о НАС – своей переносной реакцией на этого кого-то/ на НАС.

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость компенсировать своё нежелание узнать о ком-то что-то новое (какие-то привычки/ поведение/ и т.п.) – своей переносной реакцией на этого кого-то.

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость компенсировать своё нежелание узнать о ком-то/ о НАС что-то новое (какие-то привычки/ поведение/ и т.п.) – своей переносной реакцией на этого кого-то/ на НАС.

· Переносная реакция проявлялась в НАС в том случае, где у НАС отсутствовал опыт и/ или возможность общения с кем-то (на кого МЫ «переносили») на уровне "Сознание-Сознание".

· Переносная реакция проявлялась в другом в том случае, где у него отсутствовал опыт и/ или возможность общения с кем-то/ с НАМИ (на кого другой «переносил») на уровне "Сознание-Сознание".

· Переносная реакция проявлялась в НАС в том случае, где затрагивалась эмоционально значимая для НАС область отношений с кем-то (на кого МЫ «переносили»).

· Переносная реакция проявлялась в другом в том случае, где затрагивалась эмоционально значимая для другого область отношений с кем-то/ с НАМИ (на кого другой «переносил»).

· НАШ собеседник, осознанно или неосознанно, «переносил» на НАС какие-то свои проблемы и своё видение проблемы/ ситуации, в то время как МЫ, осознанно или неосознанно,  «переносили» на него свои проблемы/ эмоции/ какой-то «образ значимого для НАС в прошлом человека».

· Собеседник другого, осознанно или неосознанно, «переносил» на другого какие-то свои проблемы и своё видение проблемы/ ситуации, в то время как другой, осознанно или неосознанно, «переносил» на этого своего собеседника свои проблемы/ эмоции/ какой-то «образ значимого для этого другого в прошлом человека».

· МЫ, как собеседник другого, осознанно или неосознанно, «переносили» на другого какие-то свои проблемы и своё видение проблемы/ ситуации, в то время как другой, осознанно или неосознанно, «переносил» на НАС свои проблемы/ эмоции/ какой-то «образ значимого для этого другого в прошлом человека».

· НАША переносная реакция проявлялась тем явнее, чем больше или чем интенсивнее МЫ оценивали того, на кого «переносили».

· Переносная реакция другого проявлялась тем явнее, чем больше или чем интенсивнее другой оценивал того, на кого «переносил».

· НАШИ любого рода положительные или отрицательные оценки кого-то были триггером запуска в НАС переносной реакции (на этого человека) чьего-то «образа» в НАШЕМ бессознательном.

· Любого рода положительные или отрицательные оценки другим кого-то/ НАС были триггером запуска в этом другом переносной реакции (на этого кого-то/ на НАС) чьего-то «образа» в бессознательном другого.

· МЫ, осознавали это или нет, вследствие своего «переноса» на другого «образа НАШЕГО отца», воспринимали другого как своего отца (и, в связи с этим, ожидали от другого того же, что и от своего отца, и излагали другому свои любого рода невыраженные прежде детские обиды).

· Другой, осознавал это или нет, вследствие своего «переноса» на НАС «образа его отца», воспринимал НАС как своего отца (и, в связи с этим, ожидал от НАС того же, что и от своего отца, и излагал НАМ свои любого рода невыраженные прежде детские обиды).

· Другой, осознавал это или нет, вследствие своего «переноса» на кого-то «образа отца этого другого», воспринимал этого кого-то как своего отца (и, в связи с этим, ожидал от кого-то того же, что и от своего отца, и излагал кому-то свои любого рода невыраженные прежде детские обиды).

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость принять чей-то «перенос» (чью-то переносную реакцию) на НАС (в связи с НАМИ).

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость принять чей-то/ НАШ «перенос» (чью-то/ НАШУ переносную реакцию) на себя (в связи с собой).

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость отвергнуть чей-то «перенос» (чью-то переносную реакцию) на НАС (в связи с НАМИ).

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость отвергнуть чей-то/ НАШ «перенос» (чью-то/ НАШУ переносную реакцию) на себя (в связи с ним).

· МЫ, вследствие чьего-то «переноса», оказались в роли её «отвергнутого любовника» или в роли её «первой любви».

· Другой, вследствие чьего-то «переноса», оказался в роли его «отвергнутого любовника» или в роли её «первой любви».

· Другой, вследствие НАШЕГО «переноса», оказался в роли НАШЕЙ «отвергнутой любовницы» или в роли НАШЕЙ «первой любви».

 

· МЫ, реагируя «переносом» и воспринимая того, на кого МЫ «переносили» - как некую другую – возможно, в прошлом значимую для НАС – личность, пытались спровоцировать его некими своими посылами на определенные реакции, которые были свойственны когда-то той самой одиозной личности (образ которой МЫ «переносили»).

· Другой, реагируя «переносом» и воспринимая кого-то/ НАС, на кого он «переносил» - как некую другую – возможно, в прошлом значимую для него – личность, пытался спровоцировать этого кого-то/ НАС некими своими посылами на определенные реакции, которые были свойственны когда-то той самой одиозной личности (образ которой другой «переносил»).

· МЫ, реагируя «переносом» и воспринимая того, на кого МЫ «переносили» - как некую другую – в прошлом значимую для НАС – личность, пытались спровоцировать его некими своими посылами на определенные реакции, которые были свойственны когда-то той самой одиозной личности (образ которой МЫ переносили), и если таких реакций не получали – весьма удивлялись, напрягались, испытывали фрустрацию, или т.п., потому что когда-то в НАШЕМ детстве это работало, а сейчас почему-то нет!

· Другой, реагируя «переносом» и воспринимая кого-то/ НАС, на кого он «переносил» - как некую другую – в прошлом значимую для него – личность, пытался спровоцировать кого-то/ НАС некими своими посылами на определенные реакции, которые были свойственны когда-то той самой одиозной личности (образ которой он переносил), и если таких реакций не получал – весьма удивлялся, напрягался, испытывал фрустрацию, или т.п., потому что когда-то в его детстве это работало, а сейчас почему-то нет!

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость удивляться, напрягаться, испытывать фрустрацию, или т.п. образом реагировать, если МЫ не получили какой-то ожидаемой НАМИ определённой реакции от кого-то (на кого МЫ, осознанно или неосознанно, отреагировали «переносом»).

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость удивляться, напрягаться, испытывать фрустрацию, или т.п. образом реагировать, если не получил какой-то ожидаемой им определённой реакции от кого-то/ НАС (на кого он, осознанно или неосознанно, отреагировал «переносом»).

· МЫ, реагируя «переносом», начинали искать/ искали в этом другом (на кого МЫ «переносили») все те недостатки, которыми когда-то обладал значимый для НАС в прошлом человек, и «образ» которого МЫ «переносили» на этого другого.

· Другой, реагируя «переносом», начинали искать/ искал в ком-то/ в НАС (на кого он «переносил») все те недостатки, которыми когда-то обладал значимый для него в прошлом человек, и «образ» которого он «переносил» на этого кого-то/ на НАС.

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость винить другого в чём-то или приписывать ему любого рода недостатки (которыми когда-то обладал значимый для НАС в прошлом человек, и «образ» которого МЫ «переносили» на этого другого).

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость винить кого-то/ НАС в чём-то или приписывать кому-то/ НАМ любого рода недостатки (которыми когда-то обладал значимый для другого в прошлом человек, и «образ» которого другой «переносил» на этого кого-то/ на НАС).

· МЫ, реагируя «переносом», начинали искать/ искали в этом другом (на кого МЫ «переносили») все те достоинства, которыми когда-то обладал какой-то значимый для НАС в прошлом человек.

· Другой, реагируя «переносом», начинал искать/ искал в ком-то/ в НАС (на кого он «переносил») все те достоинства, которыми когда-то обладал какой-то значимый для него в прошлом человек.

· МЫ, реагируя «переносом», начинали искать/ искали в этом другом (на кого МЫ «переносили») все те достоинства, которыми когда-то обладал какой-то значимый для НАС в прошлом человек, т.к. считали, что этот другой должен непременно быть таким же, как и «образ», который МЫ на него «перенесли»/ «переносим».

· Другой, реагируя «переносом», начинал искать/ искали в этом ком/ в НАС (на кого другой «переносил») все те достоинства, которыми когда-то обладал какой-то значимый для него в прошлом человек, т.к. считал, что этот кто-то/ МЫ должны непременно быть таким же, как и «образ», который другой «перенёс»/ «переносит» на кого-то/ на НАС.

· При НАШЕЙ неосознанной переносной реакции на кого-то логика у НАС не работала: поиск НАМИ достоинств или недостатков в том, на кого МЫ «переносили» продолжался на совершенно пустом месте, и МЫ сами себя убеждали/ доказывали себе/ подтверждали любым образом, что всё нужное на самом деле найдется, стоит только хорошенько поискать!, осознавали МЫ это или не осознавали.

· При неосознанной переносной реакции другого на кого-то/ на НАС логика у другого не работала: поиск этим другим достоинств или недостатков в ком-то/ в НАС, на кого он «переносил» продолжался на совершенно пустом месте, и другой сам себя убеждал/ доказывал себе/ подтверждал любым образом, что всё нужное на самом деле найдется, стоит только хорошенько поискать!, осознавал он это или не осознавал.

· МЫ, вследствие своей переносной реакции, додумывали что-то за того, на кого МЫ «переносили» (считали, что он думает то-то и то-то или должен это подумать).

· Другой, вследствие своей переносной реакции, додумывал что-то за кого-то/ НАС, на кого он «переносил» (считал, что кто-то/ МЫ думаем то-то и то-то или должны это подумать).

· МЫ, вследствие своей переносной реакции, додумывали что-то за того, на кого МЫ «переносили» (считали, что он чувствует то-то и то-то или должен это чувствовать).

· Другой, вследствие своей переносной реакции, додумывал что-то за кого-то/ НАС, на кого он «переносил» (считал, что кто-то/ МЫ чувствуем то-то и то-то или должны это чувствовать).

· МЫ, реагируя «переносом», считали, что другой (как тот на кого МЫ «перенесли»/ «переносили» «образ объекта НАШЕГО негативного переноса») виноват практически всегда: если он поступает так же, как «негативно значимая для НАС в прошлом личность» -  он виноват, так как делает так же плохо: та же личность тоже поступала плохо, и этот так же; а если объект переноса не поступает, как значимая личность – он тоже виноват, потому что МЫ от него ожидаем одного, а он делает совершенно другое и обманывает НАШИ ожидания!

· Другой, реагируя «переносом», считал, что кто-то (как тот на кого он «перенёс»/ «переносил» «образ объекта своего негативного переноса») виноваты практически всегда: если этот кто-то поступаем так же, как «негативно значимая для другого в прошлом личность» -  этот кто-то виноват, так как делает так же плохо: та же личность тоже поступала плохо, и этот кто-то так же; а если этот кто-то не поступает, как значимая другому в прошлом личность – этот кто-то тоже виноват, потому что другой от этого кого-то ожидает одного, а этот кто-то делает/ сделал совершенно другое и обманывает/ обманул ожидания другого!

· Другой, реагируя «переносом», считал, что МЫ (как тот на кого он «перенёс»/ «переносил» «образ объекта своего негативного переноса») виноваты практически всегда: если МЫ поступаем так же, как «негативно значимая для другого в прошлом личность» - МЫ виноваты, так как делаем так же плохо: та же личность тоже поступала плохо, и МЫ так же; а если МЫ не поступаем, как значимая другому в прошлом личность – МЫ тоже виноваты, потому что другой от НАС ожидает одного, а МЫ делаем/ сделали совершенно другое и обманываем/ обманули ожидания другого!

· Механизм НАШЕЙ переносной реакции был связан с НАШИМ отношением к тому, на кого МЫ «переносили».

· Механизм переносной реакции у другого был связан с его (этого другого) отношением к тому/ к НАМ, на кого другой «переносил».

· Поскольку МЫ должны были слушаться того, на кого МЫ «переносили», МЫ воспринимали его как НАШЕГО родителя, и испытывали к нему те конфликтные чувства, которые испытывали в отношении своих реальных родителей (в младенчестве/ детстве).

· Поскольку другой должен был слушаться кого-то/ НАС, на кого он «переносил», другой воспринимал этого кого-то/ НАС как своего родителя, и испытывал к этому кому-то/ к НАМ те конфликтные чувства, которые испытывал в отношении своих реальных родителей (в младенчестве/ детстве).

· МЫ, реагируя «переносом», ожидали, что другой (тот, на кого МЫ «переносили») позаботится о НАС как хороший родитель, но МЫ в другом одновременно видели и плохого родителя, который может использовать НАШУ любого рода нужду для его собственных целей.

· Другой, реагируя «переносом», ожидал, что кто-то/ МЫ (тот, на кого другой «переносил») позаботимся о нём как хороший родитель, но другой в ком-то/ в НАС одновременно видел и плохого родителя, который может использовать любого рода нужду другого для своих собственных целей.

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость ожидать заботы о НАС от другого, вследствие «переноса» НАМИ, осознанно или неосознанно, на него «образа» НАШЕГО родителя, который МЫ «переносили» на этого другого.

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость ожидать заботы о нём от кого-то/ от НАС, вследствие «переноса» им (другим), осознанно или неосознанно, на кого-то/ на НАС «образа» своего родителя, который другой «переносил» на этого кого-то/ на НАС.

 

· МЫ вступили в тесный и регулярный контакт с другим (в достаточно интенсивные взаимоотношения), вследствие чего реагировали «переносом» на этого другого - привносили/ привнесли в НАШИ с ним взаимоотношения свой жизненный опыт, свои осознаваемые и неосознаваемые чувства, мечты, желания, а также любого рода обстоятельства НАШЕГО прошлого.

· Другой вступил в тесный и регулярный контакт с кем-то/ с НАМИ (в достаточно интенсивные взаимоотношения), вследствие чего реагировал «переносом» на этого кого-то/ на НАС - привносил/ привнёс в свои с кем-то/ с НАМИ взаимоотношения свой жизненный опыт, свои осознаваемые и неосознаваемые чувства, мечты, желания, а также любого рода обстоятельства своего прошлого.

· МЫ вступили в тесный и регулярный контакт с другим (в достаточно интенсивные взаимоотношения), вследствие чего этот другой реагировал «переносом» на НАС - привносил/ привнёс в НАШИ с ним взаимоотношения свой жизненный опыт, свои осознаваемые и неосознаваемые чувства, мечты, желания, а также любого рода обстоятельства его прошлого.

· Другой вступил в тесный и регулярный контакт с кем-то/ с НАМИ (в достаточно интенсивные взаимоотношения), вследствие чего кто-то/ МЫ реагировали «переносом» на этого другого - привносили/ привнесли в другого с кем-то/ с НАМИ взаимоотношения свой жизненный опыт, свои осознаваемые и неосознаваемые чувства, мечты, желания, а также любого рода обстоятельства чьего-то/ НАШЕГО прошлого.

· МЫ переживали в настоящем какие-то чувства, влечения, эмоции, отношения, фантазия, стремление защищаться по отношению к другому, к которому все эти вещи не могут относиться (неадекватны), ибо они суть были повторением, смешением реакций, возникших в НАШЕМ прошлом из НАШЕГО отношения к лицам, игравшим важную роль в НАШЕЙ жизни в тот (прошлый) период времени (младенчество/ детство).

· Другой переживал в настоящем какие-то чувства, влечения, эмоции, отношения, фантазия, стремление защищаться по отношению к кому-то/ к НАМ, к которым все эти вещи (его чувства/ и т.д.) не могут относиться (неадекватны), ибо они суть были повторением, смешением реакций, возникших в прошлом этого другого из его отношения к лицам, игравшим важную роль в его жизни в тот (прошлый) период времени (младенчество/ детство).

· МЫ, осознанно или неосознанно, любым образом изменяли НАШИ любого рода отношения с другим, и строили эти отношения в соответствии со своим собственным жизненным опытом (младенческим/ детским).

· Другой, осознанно или неосознанно, любым образом изменял свои любого рода отношения с кем-то/ с НАМИ, и строил эти отношения в соответствии с его собственным жизненным опытом (младенческим/ детским).

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость, осознанно или неосознанно, изменить НАШИ любого рода отношения с другим, и строить эти отношения в соответствии со своим жизненным опытом (младенческим/ детским).

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость, осознанно или неосознанно, изменить свои любого рода отношения с кем-то/ с НАМИ, и строить эти отношения в соответствии с его собственным жизненным опытом (младенческим/ детским).

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость, осознанно или неосознанно, чтобы другой изменил свои отношения с НАМИ, и строил эти отношения в соответствии с его жизненным опытом (младенческим/ детским).

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость, осознанно или неосознанно, чтобы кто-то/ МЫ изменили свои отношения с другим, и строили эти отношения в соответствии с его жизненным опытом (младенческим/ детским).

· МЫ, вследствие своей переносной реакции, испытывали любого рода сексуальное желание к другой (вожделели другую).

· Другой, вследствие своей переносной реакции, испытывал любого рода сексуальное желание к кому-то/ к НАМ (вожделел кого-то/ НАС).

· МЫ, вследствие переносной реакции другой, испытывали любого рода сексуальное желание к ней (вожделели другую).

· Другой, вследствие НАШЕЙ/ чьей-то переносной реакции на него, испытывал любого рода сексуальное желание к НАМ / к кому-то (вожделел кого-то/ НАС).

· МЫ, осознанно или неосознанно, испытывали любого рода страх/ опасение/ тревогу, что, вследствие своей переносной реакции, станем вожделеть другую.

· Другой, осознанно или неосознанно, испытывал любого рода страх/ опасение/ тревогу, что, вследствие своей переносной реакции, станет вожделеть кого-то/ НАС.

· МЫ, осознанно или неосознанно, испытывали любого рода страх/ опасение/ тревогу, что, вследствие переносной реакции другой, она станет вожделеть НАС.

· Другой, осознанно или неосознанно, испытывал любого рода страх/ опасение/ тревогу, что, вследствие НАШЕЙ/ чьей-то переносной реакции, МЫ/ кто-то станем вожделеть его (этого другого).

· НАШЕЙ жизнью управляло испытываемое НАМИ, осознанно или неосознанно, чувство стыда, и, вследствие этого, главной чертой НАШЕЙ переносной реакции тоже был стыд (чувство стыда).

· Жизнью другого управляло испытываемое им, осознанно или неосознанно, чувство стыда, и, вследствие этого, главной чертой его переносной реакции тоже был стыд (чувство стыда).

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции другой воспринимался НАМИ как если бы он был НАШИМ родителем.

· Вследствие переносной реакции у другого, МЫ/ кто-то воспринимались другим как если бы МЫ/ кто-то были его родителем.

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции другой воспринимался НАМИ как если бы он был НАШИМ ребенком.

· Вследствие переносной реакции у другого, МЫ/ кто-то воспринимались другим как если бы МЫ/ кто-то были его ребенком.

· Вследствие эротизированной переносной реакции другой воспринимался НАМИ, что он на самом деле является НАШИМ родителем.

· Вследствие эротизированной переносной реакции у другого, МЫ/ кто-то воспринимались другим, что МЫ/ кто-то на самом деле являемся его (этого другого) родителем.

· МЫ, вследствие НАШЕЙ переносной реакции, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость перевоспитать другого (превратить его в НАШЕГО родителя/ какую-то эмоционально значимую для НАС фигуру из НАШЕГО прошлого).

· Другой, вследствие своей переносной реакции, испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость перевоспитать НАС/ кого-то (превратить НАС/ кого-то в его родителя/ какую-то эмоционально значимую для другого фигуру из его прошлого).

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции НАС навязчиво влекло к другому (напоминавшему НАМ, осознанно или неосознанно, НАШЕГО родителя/ какую-то эмоционально значимую для НАС фигуру из НАШЕГО прошлого).

· Вследствие переносной реакции другого другого навязчиво влекло к кому-то/ к НАМ (напоминавшему ему, осознанно или неосознанно, его родителя/ какую-то эмоционально значимую для этого другого фигуру из его прошлого).

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции НАМ был неприятен другой (напоминавший НАМ, осознанно или неосознанно, НАШЕГО родителя/ какую-то эмоционально значимую для НАС фигуру из НАШЕГО прошлого).

· Вследствие переносной реакции другому был кто-то неприятен/ МЫ были неприятны (т.к. напоминали ему, осознанно или неосознанно, его родителя/ какую-то эмоционально значимую для этого другого фигуру из его прошлого).

· МЫ, вследствие НАШЕЙ переносной реакции, путали своё реальное отношение к другому с теми эмоциями/ переживаниями/ ощущениями, которые вызывал у НАС НАШ родитель/ какая-то эмоционально значимая для НАС фигура из НАШЕГО прошлого.

· Другой, вследствие своей переносной реакции, путал своё реальное отношение к кому-то/ к НАМ с теми эмоциями/ переживаниями/ ощущениями, которые вызывал у другого его родитель/ какая-то эмоционально значимая для другого фигура из его прошлого.

· МЫ, вследствие НАШЕЙ переносной реакции, осознанно или неосознанно, приняли другого за кого-то знакомого НАМ (например, НАШЕГО родителя/ какую-то эмоционально значимую для НАС фигуру из НАШЕГО прошлого).

· Другой, вследствие своей переносной реакции, осознанно или неосознанно, принял кого-то/ НАС за кого-то знакомого ему (например, его родителя/ какую-то эмоционально значимую для другого фигуру из его прошлого).

· НАША позитивная переносная реакция на кого-то служила в качестве сопротивления против НАШЕЙ негативной переносной реакции на этого кого-то.

· Позитивная переносная реакция другого на кого-то/ на НАС служила в качестве сопротивления у него против его негативной переносной реакции на кого-то/ на НАС.

· НАША негативная переносная реакция на кого-то служила в качестве сопротивления против НАШЕЙ позитивной переносной реакции на этого кого-то.

· Негативная переносная реакция другого на кого-то/ на НАС служила в качестве сопротивления у него против его позитивной переносной реакции на кого-то/ на НАС.

· МЫ, вследствие своей переносной реакции, осознанно или неосознанно, представляли другого своим отцом.

· Другой, вследствие своей переносной реакции, осознанно или неосознанно, представлял кого-то/ НАС своим отцом.

· МЫ, вследствие своей переносной реакции, осознанно или неосознанно, представляли другого своей матерью (которую так страстно желали и которой (любящую и всепринимающую) никогда не имели).

· Другой, вследствие своей переносной реакции, осознанно или неосознанно, представлял кого-то/ НАС своей матерью (которую так страстно желал и которой (любящую и всепринимающую) никогда не имел).

· МЫ, вследствие своей переносной реакции, осознанно или неосознанно, представляли другого любого рода объектом, замещавшим для НАС в НАШЕМ младенчестве/ детстве НАШУ маму/ НАШЕГО отца (например, НАШУ няню, воспитателя, и т.п. человека).

· Другой, вследствие своей переносной реакции, осознанно или неосознанно, представлял кого-то/ НАС любого рода объектом, замещавшим для него в его младенчестве/ детстве его маму/ его отца (например, его няню, воспитателя, и т.п. человека).

· МЫ, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции наделяли другого чертами характера/ качествами/ потребностями НАШЕГО родителя/ родственника/ какой-то значимой для НАС в младенчестве/ детстве фигуры (т.е. того, «образ» кого МЫ переносили на этого другого).

· Другой, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции наделял кого-то/ НАС чертами характера/ качествами/ потребностями его (этого другого) родителя/ родственника/ какой-то значимой для другого в младенчестве/ детстве фигуры (т.е. того, «образ» кого другой переносил на кого-то/ НАС).

· МЫ, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции наделяли другого чертами характера/ качествами/ потребностями НАШЕЙ матери (например, её пичканьем НАС едой, сверхопеканием НАС, её трудоголизмом, и т.п.).

· Другой, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции наделял кого-то/ НАС чертами характера/ качествами/ потребностями своей матери (например, её пичканьем другого едой, сверхопеканием его, её трудоголизмом, и т.п.).

· МЫ, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции наделяли другого чертами характера/ качествами/ потребностями НАШЕГО отца (например, его жестокость, и т.п.).

· Другой, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции наделял кого-то/ НАС чертами характера/ качествами/ потребностями своего отца (например, его жестокостью, и т.п.).

 

· МЫ, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость втянуть другого в свои защитные системы (чтобы он реагировал так, как МЫ ожидаем/ ожидали).

· Другой, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость втянуть кого-то/ НАС в свои защитные системы (чтобы кто-то/ МЫ реагировали так, как другой ожидает/ ожидал).

· МЫ, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость втянуть другого в свои защитные системы (чтобы он реагировал понятным НАМ образом).

· Другой, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость втянуть кого-то/ НАС в свои защитные системы (чтобы кто-то/ МЫ реагировали понятнымему образом).

· МЫ, вследствие своей переносной реакции, пытались/ стремились втянуть другого в свои защитные системы (чтобы он реагировал понятнымНАМ образом) или действовали так, чтобы вызвать понятную НАМ реакцию другого.

· Другой, вследствие своей переносной реакции, пытался/ стремился втянуть кого-то/ НАС в свои защитные системы (чтобы кто-то/ МЫ реагировали понятнымему образом) или действовал так, чтобы вызвать понятную другому этого кого-то/ НАШУ реакцию.

· МЫ, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость вовлечь другого в НАШЕ отыгрывание (то, что выражалось НАМИ в результате НАШЕГО навязчивого повторения какой-то ситуации в НАШЕМ прошлом/ младенчестве/ детстве).

· Другой, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость вовлечь кого-то/ НАС в своё отыгрывание (то, что выражалось другим в результате его навязчивого повторения какой-то ситуации в его прошлом/ младенчестве/ детстве).

· МЫ, вследствие своей переносной реакции, пытались/ стремились вовлечь другого в НАШЕ отыгрывание ((то, что выражалось НАМИ в результате НАШЕГО навязчивого повторения какой-то ситуации в НАШЕМ прошлом/ младенчестве/ детстве) или действовали так, чтобы этот другой вовлёкся.

· Другой, вследствие своей переносной реакции, пытался/ стремился вовлечь кого-то/ НАС в своё отыгрывание ((то, что выражалось другим в результате его навязчивого повторения какой-то ситуации в его прошлом/ младенчестве/ детстве) или действовал так, чтобы этот кто-то/ МЫ вовлеклись.

· МЫ, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость, чтобы другой (на кого «переносили» образ значимого для НАС в прошлом лица) каким-то образом отреагировал на НАШУ переносную реакцию.

· Другой, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость, чтобы кто-то/ МЫ (на кого другой «переносил» образ значимого для него в прошлом лица) каким-то образом отреагировали на его переносную реакцию.

· МЫ, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость вызвать гнев/ злость/ раздражение/ и т.п. у другого (на кого «переносили» образ значимого для НАС в прошлом лица).

· Другой, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость вызвать гнев/ злость/ раздражение/ и т.п. у кого-то/ НАС (на кого этот другой «переносил» образ значимого для него в прошлом лица).

· МЫ, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции НАШИМИ любого рода действиями стремились или делали попытки вызвать гнев/ злость/ раздражение/ и т.п. у другого (на кого «переносили» образ значимого для НАС в прошлом лица), чтобы он отреагировал на НАШУ переносную реакцию, испытав или выразив свои любого рода негативные эмоции.

· Другой, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции своими любого рода действиями стремился или делал попытки вызвать гнев/ злость/ раздражение/ и т.п. у кого-то/ НАС (на кого «переносил» образ значимого для него в прошлом лица), чтобы кто-то/ МЫ отреагировали на переносную реакцию другого, испытав или выразив свои любого рода негативные эмоции.

· МЫ, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость вызвать одобрение/ радость/ и т.п. у другого (на кого «переносили» образ значимого для НАС в прошлом лица).

· Другой, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость вызвать одобрение/ радость/ и т.п. у кого-то/ НАС (на кого другой «переносил» образ значимого для него в прошлом лица).

· МЫ, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость вызвать одобрение/ радость/ и т.п. у другого (на кого «переносили» образ значимого для НАС в прошлом лица), чтобы он отреагировал на НАШУ переносную реакцию испытав или выразив свои любого рода положительные эмоции.

· Другой, осознанно или неосознанно, вследствие своей переносной реакции испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость вызвать одобрение/ радость/ и т.п. у кого-то/ НАС (на кого он «переносил» образ значимого для него в прошлом лица), чтобы кто-то/ МЫ отреагировали на переносную реакцию другого, испытав или выразив свои любого рода положительные эмоции.

· Переносная реакция другого на НАС вызвала/ вызывала у НАС, осознавали МЫ это или нет, любого рода желание/ потребность/ необходимость тоже отреагировать переносной реакцией (как на образ значимого для НАС в прошлом лица, действия кого напомнила НАМ переносная реакция этого другого).

· Переносная реакция кого-то на другого вызвала/ вызывала у этого другого, осознавал он это или нет, любого рода желание/ потребность/ необходимость тоже отреагировать переносной реакцией (как на образ значимого для этого другого в прошлом лица, действия кого напомнила ему переносная реакция кого-то).

· НАША переносная реакция на другого вызвала/ вызывала у этого другого, осознавал он это или нет, любого рода желание/ потребность/ необходимость тоже отреагировать переносной реакцией (как на образ значимого для этого другого в прошлом лица, действия кого напомнила ему НАША переносная реакция).

· МЫ, вследствие переносной реакции другого на НАС/ кого-то, осознанно или неосознанно, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость каким-то образом отреагировать на его «перенос»: НАШЕЙ реакцией контрпереноса.

· Другой, вследствие НАШЕЙ/ чьей-то переносной реакции на него, осознанно или неосознанно, испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость каким-то образом отреагировать на НАШ/ чей-то «перенос»: своей реакцией контрпереноса.

· МЫ, вследствие переносной реакции другого на НАС, осознанно или неосознанно, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость защитить другого/ успокоить, помочь ему/ подбодрить, поддержать его/ или сделать что-то т.п.

· Другой, вследствие НАШЕЙ/ чьей-то переносной реакции на него, осознанно или неосознанно, испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость защитить НАС/ кого-то/ успокоить, помочь НАМ/ кому-то/ подбодрить, поддержать НАС/ кого-то / или сделать что-то т.п.

· МЫ, вследствие переносной реакции другого на НАС, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость вызвать его одобрение/ любого рода положительные эмоции/ чувства у него/ или сделать что-то т.п.

· Другой, вследствие НАШЕЙ/ чьей-то переносной реакции на него, осознанно или неосознанно, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость вызвать НАШЕ/ чьё-то одобрение/ любого рода положительные эмоции/ чувства у НАС/ у кого-то/ или сделать что-то т.п.

· МЫ, вследствие переносной реакции другого на НАС, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость проигнорировать его/ или сделать что-то т.п.

· Другой, вследствие НАШЕЙ/ чьей-то переносной реакции на него, осознанно или неосознанно, испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость проигнорировать НАС/ кого-то/ или сделать что-то т.п.

· МЫ, вследствие переносной реакции другого на НАС, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость разозлить его/ или сделать что-то т.п.

· Другой, вследствие НАШЕЙ/ чьей-то переносной реакции на него, осознанно или неосознанно, испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость разозлить НАС/ кого-то/ или сделать что-то т.п.

· МЫ, вследствие переносной реакции другого на НАС, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость отругать другого/ унизить его/ ударить, побить его/ или сделать что-то т.п.

· Другой, вследствие НАШЕЙ/ чьей-то переносной реакции на него, осознанно или неосознанно, испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость отругать НАС/ кого-то/ унизить НАС/ кого-то/ ударить, побить НАС/ кого-то/ или сделать что-то т.п.

· МЫ, вследствие своей переносной реакции, свою агрессию/ враждебность (вызванные у НАС в результате этого «переноса») обращали на себя (например, в виде обесценивания себя или любого рода психосоматических симптомов: ощущений в теле, болезни, дискомфорта, или т.п.).

· Другой, вследствие своей переносной реакции, свою агрессию/ враждебность (вызванные у него в результате этого «переноса») обращал на себя (например, в виде обесценивания себя или любого рода психосоматических симптомов: ощущений в теле, болезни, дискомфорта, или т.п.).

· НАШИ любого рода негативные эмоции, испытываемые НАМИ при «переносе» на другого не находили у НАС вербального выражения, только телесно-материальное (например, МЫ «отыгрывали» своё негодование по поводу своей разлуки с другим на выходные тем, что не являлись до и после выходных к другому).

· Любого рода негативные эмоции, испытываемые другим при «переносе» на кого-то/ на НАС не находили у него (этого другого) вербального выражения, только телесно-материальное (например, другой «отыгрывал» своё негодование по поводу своей разлуки с кем-то/ с НАМИ на выходные тем, что не являлся до и после выходных к этому кому-то/ к НАМ).

· МЫ, вследствие своей переносной реакции, воздействовали на другого в отношении ощущения/ чувствования/ представления им чего-то.

· Другой, вследствие своей переносной реакции, воздействовал на НАС в отношении ощущения/ чувствования/ представления НАМИ чего-то.

· Другой, вследствие своей переносной реакции, воздействовал на кого-то в отношении ощущения/ чувствования/ представления этим кем-то чего-то.

· В НАС, вследствие НАШЕЙ переносной реакции, «оживали» какие-то тревога/ беспокойство/ страх/ и т.п., пережитые/ испытанные НАМИ в ситуации НАШЕГО прошлого (которую МЫ «переносили» в этой ситуации).

· В другом, вследствие у него переносной реакции, «оживали» какие-то тревога/ беспокойство/ страх/ и т.п., пережитые/ испытанные им в ситуации его прошлого (которую он «переносил» в этой ситуации).

· В НАС, вследствие НАШЕЙ переносной реакции, «оживало» пережитое/ испытанное НАМИ в какой-то ситуации НАШЕГО прошлого (которую МЫ «переносили» в этой ситуации) - «природа» НАШИХ любого рода отношений с кем-то.

· В другому, вследствие его переносной реакции, «оживало» пережитое/ испытанное им в какой-то ситуации его прошлого (которую он «переносил» в этой ситуации) - «природа» его любого рода отношений с кем-то/ с НАМИ.

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции МЫ воспринимали другого как какого-то другого человека (важную для НАС фигуру из НАШЕГО прошлого/ младенчества/ детства).

· Вследствие переносной реакции другого, он воспринимал кого-то/ НАС как какого-то совершенно иного человека (т.е. важную для другого фигуру из его прошлого/ младенчества/ детства).

· МЫ, реагируя «переносом» на другого/ какую-то ситуацию, проживали какие-то аспекты своих ранних объектных отношений (в младенчестве/ детстве, НАС с кем-то для НАС значимым).

· Другой, реагируя «переносом» на НАС/ кого-то/ какую-то ситуацию, проживал какие-то аспекты своих ранних объектных отношений (в младенчестве/ детстве, другого с кем-то для него значимым).

· МЫ, реагируя «переносом» на другого/ какую-то ситуацию, осознанно или неосознанно, выстраивали защиты/ использовали защиты (свои любого рода защитные механизмы).

· Другой, реагируя «переносом» на НАС/ кого-то/ какую-то ситуацию, осознанно или неосознанно, выстраивал защиты/ использовал защиты (свои любого рода защитные механизмы).

· НАША переносная реакция (на другого/ какую-то ситуацию) несла в себе какой-то паттерн (например, НАШУ грубость, агрессивность, шумливость, или, наоборот, подавление своих эмоций, сдержанность, и т.п.).

· Переносная реакция другого (на кого-то/ НАС/ какую-то ситуацию) несла в себе какой-то паттерн (например, грубость другого, агрессивность, шумливость другого, или, наоборот, подавление другим своих эмоций, сдержанность, и т.п.).

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции на другого, у этого другого «вскрывались»/ вызывались какие-то подавленные элементы («переносимые» им из его прошлого/ «отыгрываемые» этим другим).

· Вследствие переносной реакции другого на кого-то, у этого кого-то «вскрывались»/ вызывались какие-то подавленные элементы («переносимые» кем-то из его прошлого/ «отыгрываемые» этим кем-то).

· Вследствие переносной реакции другого на НАС, у НАС «вскрывались»/ вызывались какие-то подавленные элементы («переносимые» НАМИ из НАШЕГО прошлого/ «отыгрываемые» НАМИ).

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции на другого, другой реагировал на НАШУ переносную реакцию своим «контрпереносом».

· Вследствие переносной реакции другого на кого-то, этот кто-то реагировал на переносную реакцию другого своим «контрпереносом».

· Вследствие переносной реакции другого на НАС, МЫ реагировали на переносную реакцию другого НАШИМ «контрпереносом».

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции на другого, другой не реагировал на НАШ своим «контрпереносом» (по любой причине).

· Вследствие переносной реакции другого на кого-то, этот кто-то не реагировал на переносную реакцию другого своим «контрпереносом» (по любой причине).

· Вследствие переносной реакции другого на НАС, МЫ не реагировали на его переносную реакцию НАШИМ «контрпереносом» (по любой причине).

· МЫ любым образом сопротивлялись НАШЕЙ переносной или контрпереносной реакции (на другого/ ситуацию), сопротивлялись навязчивому повторению какой-то конфликтной/ болезненной для НАС ситуации из НАШЕГО прошлого (в младенчестве/ детстве в отношениях с кем-то значимым для НАС: отцом, мамой, и т.д.).

· Другой любым образом сопротивлялся своей переносной или контрпереносной реакции (на кого-то/ на НАС/ какую-то ситуацию), сопротивлялся навязчивому повторению какой-то конфликтной/ болезненной для него ситуации из своего прошлого (в младенчестве/ детстве в отношениях с кем-то значимым для него: отцом, мамой, и т.д.).

· МЫ любым образом сопротивлялись тому, чтобы осознать/ почувствовать, что МЫ реагируем (на другого/ ситуацию) «переносом» или «контрпереносом».

· Другой любым образом сопротивлялся тому, чтобы осознать/ почувствовать, что он реагирует (на кого-то/ на НАС/ какую-то ситуацию) «переносом» или «контрпереносом».

· МЫ не чувствовали/ не понимали/ не принимали болезненности для НАС какой-то ситуации, в которой реагировали  «переносом» или «контрпереносом».

· Другой не чувствовал/ не понимал/ не принимал болезненности для него какой-то ситуации, в которой реагировал «переносом» или «контрпереносом».

· За каким-то проявлением НАШЕЙ переносной реакции на другого было какое-то НАШЕ желание/ потребность доказать себе или подтвердить, что МЫ «хорошо вели себя» с этим другим (получили его одобрение и теперь можем покинуть другого без испытывания НАМИ чувства вины).

· За каким-то проявлением переносной реакции другого на кого-то было какое-то желание/ потребность другого доказать себе или подтвердить, что он «хорошо вел себя» с этим кем-то (получил одобрение со стороны этого кого-то и теперь может его покинуть без испытывания чувства вины).

· За каким-то проявлением переносной реакции другого на НАС было какое-то желание/ потребность другого доказать себе или подтвердить, что он «хорошо вел себя» с НАМИ (получил одобрение с НАШЕЙ стороны и теперь может покинуть НАС без испытывания чувства вины).

· За каким-то проявлением НАШЕЙ переносной реакции на другого было какое-то НАШЕ желание/ потребность скрыть какую-то испытываемую НАМИ тревогу/ беспокойство/ страх относительно того, чего МЫ стыдились/ стыдимся и что отрицали/ отрицаем, осознанно или неосознанно.

· За каким-то проявлением переносной реакции другого на кого-то/ на НАС было какое-то желание/ потребность другого скрыть какую-то испытываемую им тревогу/ беспокойство/ страх относительно того, чего он стыдился/ стыдится и что отрицал/ отрицает, осознанно или неосознанно.

· За каким-то проявлением НАШЕЙ переносной реакции на другого, за НАШИМ желанием видеть другого (при «переносе») счастливым, стояло НАШЕ отчаяние от того, что испытываемые НАМИ эмоции/ чувства и НАШИ желания/ потребности - расходятся.

· За каким-то проявлением переносной реакции другого на кого-то/ на НАС, за желанием этого другого видеть кого-то/ НАС (при «переносе») счастливыми, стояло отчаяние другого от того, что испытываемые им эмоции/ чувства и его желания/ потребности - расходятся.

· МЫ боялись/ стыдились своего тайного гнева/ ненависти и стыдились выставить напоказ другому «фрустрированного/ гадкого ребенка», «спрятанного внутри» НАС.

· Другой боялся/ стыдился своего тайного гнева/ ненависти и стыдился выставить напоказ кому-то/ НАМ «фрустрированного/ гадкого ребенка», «спрятанного внутри» него.

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость, своей переносной реакцией на другого, скрыть какую-то испытываемую НАМИ тревогу/ беспокойство/ страх относительно того, чего МЫ стыдились и что отрицали (например НАШ тайный гнев/ ненависть, стыд выставить напоказ другому «фрустрированного гадкого ребенка», «спрятанного внутри» НАС/ или что-то т.п.).

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость, своей переносной реакцией на кого-то/ на НАС, скрыть какую-то испытываемую им тревогу/ беспокойство/ страх относительно того, чего он стыдился и что отрицал (например свой тайный гнев/ ненависть, стыд выставить напоказ кому-то/ НАМ «фрустрированного гадкого ребенка», «спрятанного внутри» него/ или что-то т.п.).

· МЫ боялись/ опасались того, что другой (если МЫ не будем реагировать «переносом») поведёт себя, среагирует, в ответ на НАШУ боль (выраженную у НАС подавляемым НАМИ гневом/ ненавистью/ и т.п.), как НАША мать/ НАШ отец/ и т.п. значимое из НАШЕГО прошлого лицо.

· Другой боялся/ опасался того, что кто-то/ МЫ (если он не будет реагировать «переносом») поведём себя, среагируем, в ответ на боль этого другого (выраженную у него подавляемым им гневом/ ненавистью/ и т.п.), как его мать/ его отец/ и т.п. значимое из его прошлого лицо.

· МЫ, вследствие своей контрпереносной реакции на другого, копировали реакции другого.

· Другой, вследствие своей контрпереносной реакции на кого-то/ на НАС, копировал реакции кого-то/ НАС.

· Вследствие НАШЕЙ переносной или контрпереносной реакции на другого, в этой ситуации создавался для НАС (как МЫ любом образом воспринимали) не новый опыт, а повторялась какая-то конфликтная ситуация из НАШЕГО или его (этого другого) младенчества/ детства.

· Вследствие переносной или контрпереносной реакции другого на кого-то/ на НАС, в этой ситуации создавался для этого другого (как он любом образом воспринимал) не новый опыт, а повторялась какая-то конфликтная ситуация из его или кого-то/ НАШЕГО младенчества/ детства.

· МЫ реагировали переносной реакцией (какими-то фантазиями/ эмоциями/ мыслями/ ощущениями) на переносные реакции и проявления реакции переноса другого (по отношению к НАМ/ кому-то).

· Другой реагировал переносной реакцией (какими-то фантазиями/ эмоциями/ мыслями/ ощущениями) на переносные реакции и проявления чьей-то/ НАШЕЙ реакции переноса (по отношению к нему/ кому-то).

· Вследствие НАШЕЙ переносной или контрпереносной реакции на другого, иллюзия, развившаяся у НАС в отношении этого другого, неосознанно, представляла для НАС повторение отношений к какой-то важной для НАС фигуре в прошлом.

· Вследствие переносной или контрпереносной реакции другого на кого-то/ на НАС, иллюзия, развившаяся у другого в отношении этого кого-то/ НАС, неосознанно, представляла для другого повторение отношений к какой-то важной для него фигуре в прошлом.

 

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции МЫ любым образом негативно относились/ отнеслись к другому, как к тому, кого напомнил/ напоминал НАМ этот другой.

· Вследствие своей переносной реакции другой любым образом негативно относился/ отнёсся к кому-то, как к тому, кого напомнил/ напоминал другому этот кто-то.

· Вследствие своей переносной реакции другой любым образом негативно относился/ отнёсся  к НАМ, как к тому, кого МЫ напомнили/ напоминали другому.

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции МЫ любым образом положительно/ хорошо относились/ отнеслись к другому, как к тому, кого напомнил/ напоминал НАМ этот другой.

· Вследствие своей переносной реакции другой любым образом положительно/ хорошо относился/ отнёсся к кому-то, как к тому, кого напомнил/ напоминал другому этот кто-то.

· Вследствие своей переносной реакции другой любым образом положительно/ хорошо относился/ отнёсся к НАМ, как к тому, кого МЫ напомнили/ напоминали другому.

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции МЫ любым образом негативно относились/ отнеслись к другому, как к тому, кого напомнил/ напоминал НАМ этот другой (и к кому МЫ собирались или испытывали любого рода желание/ потребность так отнестись (в прошлом)).

· Вследствие своей переносной реакции другой любым образом негативно относился/ отнёсся к кому-то, как к тому, кого напомнил/ напоминал другому этот кто-то (и к кому другой собирался или испытывал любого рода желание/ потребность так отнестись (в прошлом)).

· Вследствие своей переносной реакции другой любым образом негативно относился/ отнёсся к НАМ, как к тому, кого МЫ напомнили/ напоминали другому (и к кому другой собирался или испытывал любого рода желание/ потребность так отнестись (в прошлом)).

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции МЫ любым образом положительно/ хорошо относились/ отнеслись к другому, как к тому, кого напомнил/ напоминал НАМ этот другой (и к кому МЫ собирались или испытывали любого рода желание/ потребность так отнестись (в прошлом)).

· Вследствие своей переносной реакции другой любым образом положительно/ хорошо относился/ отнёсся к кому-то, как к тому, кого напомнил/ напоминал другому этот кто-то (и к кому другой собирался или испытывал любого рода желание/ потребность так отнестись (в прошлом)).

· Вследствие своей переносной реакции другой любым образом положительно/ хорошо относился/ отнёсся к НАМ, как к тому, кого МЫ напомнили/ напоминали другому (и к кому другой собирался или испытывал любого рода желание/ потребность так отнестись (в прошлом)).

· МЫ предали/ бросили/ обесценили/ ударили другого, вследствие того, что другой НАМ напомнил/ напоминал того (к кому МЫ собирались или испытывали любого рода желание/ потребность так отнестись (в прошлом)).

· Другой предал/ бросил/ обесценил/ ударил кого-то/ НАС, вследствие того, что кого-то/ МЫ ему напомнили/ напоминали того (к кому другой собирался или испытывал любого рода желание/ потребность так отнестись (в прошлом)).

· МЫ помогли другому/ каким-то образом поддержали другого, вследствие того, что другой НАМ напомнил/ напоминал того (к кому МЫ собирались или испытывали любого рода желание/ потребность так отнестись (в прошлом)).

· Другой помог кому-то/ НАМ / каким-то образом поддержал кого-то/ НАС, вследствие того, что кто-то/ МЫ напомнили/ напоминали ему того (к кому он собирался или испытывал любого рода желание/ потребность так отнестись (в прошлом)).

· МЫ во время своей переносной реакции на другого/ какую-то ситуацию, переживали эмоции/ чувства, которые некогда связывались (у НАС) с иной (в прошлом) реальностью.

· Другой во время своей переносной реакции на кого-то/ на НАС/ какую-то ситуацию, переживал эмоции/ чувства, которые некогда связывались (у него) с иной (в прошлом) реальностью.

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость, чтобы другой отреагировал (реакцией контрпереноса) на НАШИ любого рода действия в результате НАШЕЙ реакции переноса на этого другого.

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость, чтобы кто-то/ МЫ отреагировали (реакцией контрпереноса) на его любого рода действия в результате его реакции переноса на этого кого-то/ НАС.

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость «оживить» своё прошлое (какую-то ситуацию из НАШЕГО прошлого) и прожить эту ситуацию (из НАШЕГО прошлого) более успешно, нежели в НАШЕМ прошлом (в младенчестве/ детстве/ подростковом возрасте).

· Вследствие своей переносной реакции другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость «оживить» своё прошлое (какую-то ситуацию из своего прошлого) и прожить эту ситуацию (из своего прошлого) более успешно, нежели в его прошлом (например, в младенчестве/ детстве/ подростковом возрасте).

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость защищать/ защитить себя от воспоминаний (подавляемых НАМИ), сопротивляясь.

· Вследствие своей переносной реакции другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость защищать/ защитить себя от воспоминаний (подавляемых им), сопротивляясь.

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции МЫ действовали/ реагировали (на другого/ ситуацию, в которой оказались) неуместно этой ситуации (например, сверхэмоционально/ интенсивно/ амбивалентно/ и т.п. образом).

· Вследствие своей переносной реакции другой действовал/ реагировал (на кого-то/ на НАС/ ситуацию, в которой оказался) неуместно этой ситуации (например, сверхэмоционально/ интенсивно/ амбивалентно/ и т.п. образом).

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость действовать/ реагировать (на другого/ ситуацию, в которой оказались) неуместно этой ситуации (например, сверхэмоционально/ интенсивно/ амбивалентно/ и т.п. образом).

· Вследствие своей переносной реакции другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость действовать/ реагировать (на кого-то/ на НАС/ ситуацию, в которой оказался) неуместно этой ситуации (например, сверхэмоционально/ интенсивно/ амбивалентно/ и т.п. образом).

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции МЫ реагировали на другого как на человека иного, чем тот, каким в действительности является/ являлся другой (или же он/ кто-то так считал).

· Вследствие своей переносной реакции другой реагировал на кого-то, как на человека иного, чем тот, каким в действительности является/ являлся этот кто-то (или же МЫ/ кто-то так считали).

· Вследствие своей переносной реакции другой реагировал на НАС, как на человека иного, чем тот, каким в действительности МЫ являемся/ являлись (или же МЫ/ кто-то так считали).

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции МЫ интерпретировали другого как человека иного, чем тот, каким в действительности является/ являлся другой (или же он/ кто-то так считал).

· Вследствие своей переносной реакции другой интерпретировал кого-то, как человека иного, чем тот, каким в действительности является/ являлся этот кто-то (или же МЫ/ кто-то так считали).

· Вследствие своей переносной реакции другой интерпретировал НАС, как человека иного, чем тот, каким в действительности МЫ являемся/ являлись (или же МЫ/ кто-то так считали).

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость отреагировать на другого как на человека иного, чем тот, каким в действительности является/ являлся другой (или же он/ кто-то так считал).

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость отреагировать на кого-то/ НАС, как на человека иного, чем тот, каким в действительности являемся/ являлись кто-то/ МЫ (или же МЫ/ кто-то так считали).

· МЫ любым образом воспринимали кого-то страждущим/ испытывающим любого рода проблему/ трудности/ или скрывающим переживание им любого рода трудностей.

· Другой любым образом воспринимал кого-то/ НАС страждущим/ испытывающим любого рода проблему/ трудности/ или скрывающими переживание кем-то/ НАМИ любого рода трудностей.

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость любым образом воспринимать кого-то страждущим/ испытывающим любого рода проблему/ трудности/ или скрывающим переживание им любого рода трудностей.

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость любым образом воспринимать кого-то/ НАС страждущим/ испытывающим любого рода проблему/ трудности/ или скрывающим переживание кем-то/ НАМИ любого рода трудностей.

 

· Вследствие НАШЕЙ переносной реакции МЫ реагировали на другого/ или на ситуацию, в которой МЫ оказались:

 

*  реакцией иррациональной «доброты» и «заботы»;

*  реакцией иррациональной враждебности по отношению к другому;

*  тревожились из-за другого (или положения, в котором он оказался).

 

· Вследствие своей переносной реакции другой реагировал на кого-то/ на НАС/ или на ситуацию, в которой он оказался:

 

*  реакцией иррациональной «доброты» и «заботы»;

*  реакцией иррациональной враждебности по отношению к кому-то/ к НАМ;

*  тревожился из-за кого-то/ из-за НАС (или положения, в котором кто-то/ МЫ оказались).

 

· МЫ, реагируя «переносом», осознанно или неосознанно, повторяли свои ранние эмоции (испытанные НАМИ в какой-то прошлой ситуации) или конфликты.

· Другой, реагируя «переносом», осознанно или неосознанно, повторял свои ранние эмоции (испытанные им в какой-то прошлой ситуации) или конфликты.

· МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость реагировать переносом своих любого рода интересов/ чувства вины/ страха/ фантазий/ или т.п. на любого рода объекты, отличные от людей (например, игрушки, куклы, или т.п.).

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость реагировать переносом своих любого рода интересов/ чувства вины/ страха/ фантазий/ или т.п. на любого рода объекты, отличные от людей (например, игрушки, куклы, или т.п.).

 

 

·       НАШЕМУ родителю казалось, что НАМ так же плохо, как когда-то было плохо ему (или же он так считал или говорил).

·       Родителю другого казалось, что другому так же плохо, как когда-то было плохо ему (этому родителю) (или же этот родитель так считал или говорил).

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость отреагировать негативное поведение НАШЕГО родителя, с НАШИМ собственным ребенком (реагировали на НАШЕГО ребенка реакцией переноса).

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость отреагировать негативное поведение своего родителя, со своим собственным ребенком (реагировал на своего ребенка реакцией переноса).

·       МЫ считали, что если МЫ чего-то хотим, значит, другой тоже хочет этого же самого.

·       Другой считал, что если он чего-то хочет, значит, кто-то/ МЫ тоже хотим этого же самого.

·       МЫ согласились, что если МЫ чего-то хотим, значит, другой тоже хочет этого же самого.

·       МЫ считали, что кто-то другой хочет того же что и МЫ, и НАМ было не важно то, о чём он думает (т.к. МЫ считали, что он думает о том же, что и МЫ).

·       Другой считал, что кто-то/ МЫ хотим того же что и он (этот другой), и другому было не важно то, о чём думает этот кто-то/ МЫ (т.к. другой считал, что кто-то/ МЫ думаем о том же, что и он).

·       МЫ согласились, что кто-то другой хочет того же что и МЫ, и НАМ было не важно то, о чём он думает (т.к. МЫ считали, что он думает о том же, что и МЫ).

·       МЫ не понимали, какой смысл спрашивать у кого-то, что он чувствует или чего он желает (МЫ считали, что МЫ всё это прекрасно знаем и так).

·       Другой не понимал, какой смысл спрашивать у кого-то/ у НАС, что этот кто-то/ МЫ чувствуем или чего этот кто-то/ МЫ желаем (другой считал, что он всё это прекрасно знает и так).

·       МЫ не воспринимали любого рода боли/ дискомфорта/ негативных эмоций другого человека, когда пытались получить от него то, что хотели.

·       Другой не воспринимал чьей-то/ НАШЕЙ любого рода боли/ дискомфорта/ негативных эмоций, когда пытался получить от этого кого-то/ от НАС то, что хотел.

·       МЫ не понимали/ не принимали/ не желали принять того, что другой испытывает любого рода боль/ дискомфорт/ негативные эмоции вследствие того, что МЫ пытаемся/ пытались получить или получаем/ получили от него то, что хотим/ хотели.

·       Другой не понимал/ не принимал/ не желал принять того, что кто-то/ МЫ испытываем любого рода боль/ дискомфорт/ негативные эмоции вследствие того, что другой пытается/ пытался получить или получает/ получил от этого кого-то/ от НАС то, что хочет/ хотел.

·       МЫ, не спрашивая другого, принимали за него какое-то решение (т.к. считали, что знаем, что он хочет и что выберет).

·       Другой, не спрашивая кого-то/ НАС, принимал за этого кого-то/ НАС какое-то решение (т.к. считал, что знает, что хотим и что выберем этот кто-то/ МЫ).

·       МЫ общались/ строили отношения с кем-то, исходя из того, что МЫ подразумевали он думает, желает, чувствует, не сверяя свои (НАШИ) надуманные данные с реальностью (с тем, ЧТО он на самом деле думает, желает, чувствует).

·       Другой общался/ строил отношения с кем-то/ с НАМИ, исходя из того, что он подразумевал этот кто-то/ МЫ думаем, желаем, чувствуем, не сверяя свои (этого другого) надуманные данные с реальностью (с тем, ЧТО этот кто-то/ МЫ на самом деле думаем, желаем, чувствуем).

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость считать, что другой знает/ понимает, что МЫ в данный момент времени думаем/ желаем/ чувствуем.

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость считать, что кто-то/ МЫ знаем/ понимаем, что другой в данный момент времени думает/ желает/ чувствует.

·       МЫ обижались или сердились на кого-то, если он не делает/ не делал того, что МЫ ожидали он сделает, поскольку МЫ подразумевали или считали, что он должен знать что МЫ думаем, желаем и чувствуем.

·       Другой обижался или сердился на кого-то/ на НАС, если этот кто-то/ МЫ не делали/ не сделали того, что другой ожидал этот кто-то/ МЫ сделаем, поскольку другой подразумевал или считал, что этот кто-то/ МЫ должны знать что думает, желает и чувствует другой.

·       МЫ обвиняли/ обесценивали кого-то в связи с тем, что он не понимает НАС и удивлялись, почему ему больно/ неприятно/ почему этот кто-то возмущается, когда МЫ просто берём то, что НАМ хочется от него получить, а его это не радует - ведь НАС это радует.

·       Другой обвинял/ обесценивал кого-то/ НАС в связи с тем, что этот кто-то/ МЫ не понимаем другого и удивлялся, почему кому-то/ НАМ больно/ неприятно/ почему этот кто-то/ МЫ возмущаемся, когда другой просто берёт то, что ему хочется от этого кого-то/ НАС получить, а этого кого-то/ НАС это не радует - ведь другого это радует.

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость удивляться/ недоумевать, почему другой испытывает любого рода боль/ дискомфорт/ неприятие (по любой причине).

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость удивляться/ недоумевать, почему кто-то/ МЫ испытываем любого рода боль/ дискомфорт/ неприятие (по любой причине).

·       МЫ не понимали/ не осознавали/ не способны были понять, что другой человек имеет свои желания и не обязан хотеть или не хотеть всего того, что хотим или не хотим МЫ.

·       Другой не понимал/ не осознавал/ не способен был понять, что другой человек имеет свои желания и не обязан хотеть или не хотеть всего того, что хочет или не хочет этот другой.

·       Другой не понимал/ не осознавал/ не способен был понять, что МЫ имеем свои желания и не обязаны хотеть или не хотеть всего того, что хочет или не хочет этот другой.

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость не принимать/ отвергать, что другой имеет свои желания и не обязан хотеть или не хотеть всего того, что хотим или не хотим МЫ.

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость не принимать/ отвергать, что кто-то/ МЫ имеем свои желания и не обязаны хотеть или не хотеть всего того, что хочет или не хочет этот другой.

·       МЫ были не способны сказать кому-то прямо о том, что НАМ не нравится или о том, чего МЫ хотим. Вследствие этого МЫ вели себя так, будто именно он, а не МЫ хочет или не хочет чего-то.

·       Другой был не способен/ не желал сказать кому-то/ НАМ прямо о том, что ему не нравится или о том, чего он (этот другой) хочет. Вследствие этого другой вёл себя так, будто именно этот кто-то/ МЫ, а не он сам хотим или не хотим чего-то.

·       НАШИ отношения и общение с кем-то были направлены на то, чтобы заставить его поверить, что это он, а не МЫ хочет или не хочет чего-то.

·       Отношения и общение другого с кем-то/ с НАМИ были направлены на то, чтобы заставить этого кого-то/ НАС поверить, что это кто-то/ МЫ, а не другой хочет или не хочет чего-то.

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость, чтобы другой поверил/ убедился, что это он, а не МЫ хочет или не хочет чего-то.

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость, чтобы кто-то/ МЫ поверили/ убедились, что это кто-то/ МЫ, а не другой хотим или не хотим чего-то.

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость доказать другому, что это он, а не МЫ сами хочет или не хочет чего-то.

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость доказать кому-то/ НАМ, что это кто-то/ МЫ, а не он сам хотим или не хотим чего-то.

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость заставить другого признать, что это он, а не МЫ хочет или не хочет чего-то.

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость заставить кого-то/ НАС признать, что это кто-то/ МЫ, а не он сам хотим или не хотим чего-то.

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость любым образом подтвердить или доказать себе, что это другой, а не МЫ хочет или не хочет чего-то.

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость любым образом подтвердить или доказать себе, что это кто-то/ МЫ, а не он сам хотим или не хотим чего-то.

·       МЫ, осознанно или неосознанно, стремились к тому, чтобы кто-то поверил в НАШИ желания и дискомфорт (как в то, что ОН сам хочет), чтобы получить от него то, что МЫ хотим/ хотели.

·       Другой, осознанно или неосознанно, стремился к тому, чтобы кто-то поверил в его желания и дискомфорт (как в то, что ОН (этот кто-то) сам хочет, якобы), чтобы получить от него (этого кого-то) то, что хочет/ хотел другой.

·       Другой, осознанно или неосознанно, стремился к тому, чтобы МЫ поверили в его желания и дискомфорт (как в то, что МЫ сами хотим, якобы), чтобы получить от НАС то, что хочет/ хотел другой.

·       МЫ вели себя так, будто именно другой хочет чего-то (или не хочет чего-то), а не МЫ сами.

·       Другой вел себя так, будто именно кто-то/ МЫ хотим чего-то (или не хотим чего-то), а не этот другой.

·       МЫ давали/ приносили другому одеяло (укрывали его), если сами мёрзли.

·       Другой давал/ приносил кому-то/ НАМ одеяло (укрывал кого-то/ НАС), если сам мёрз.

·       МЫ предлагали другому еду/ угощали другого едой, если сами хотели есть.

·       Другой предлагал кому-то/ НАМ еду/ угощал кого-то/ НАС едой, если сам хотел есть.

·       МЫ предлагали что-то другому, если сами хотели этого.

·       Другой предлагал что-то кому-то/ НАМ, если сам хотел этого.

·       МЫ отвергали что-то за другого, если сами не хотели этого.

·       Другой отвергал что-то за кого-то/ НАС, если сам не хотел этого.

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость предложить другому что-то, что желаем сами.

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость предложить кому-то/ НАМ что-то, что желает/ желал сам.

·       МЫ не спрашивали другого о том, что решили сами, потому что не понимали (не считали важным), что и у этого другого есть свои чувства и желания.

·       Другой не спрашивал кого-то/ НАС о том, что решил он сам, потому что не понимал (не считал важным), что и у этого кого-то/ НАС есть свои чувства и желания.

·       Если НАМ мешало что-то, МЫ спрашивали другого: не мешает ли это ему?

·       Если другому мешало что-то, он спрашивал кого-то: не мешает ли это ему?

·       Если другому мешало что-то, он спрашивал НАС: не мешает ли это НАМ?

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость, если что-то вызывало у НАС любого рода дискомфорт/ неприятие, поинтересоваться у другого: не вызывает ли у него «это» любого рода дискомфорт/ неприятие.

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость, если что-то вызывало у него любого рода дискомфорт/ неприятие, поинтересоваться у кого-то/ у НАС: не вызывает ли у кого-то/ у НАС «это» любого рода дискомфорт/ неприятие.

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость, если у НАС возникло любого рода желание/ потребность/ необходимость, поинтересоваться у другого: не возникло ли у него это желание/ потребность/ необходимость (в любом аспекте).

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость, если у него возникло любого рода желание/ потребность/ необходимость, поинтересоваться у кого-то/ у НАС: не возникло ли у кого-то/ у НАС это желание/ потребность/ необходимость (в любом аспекте).

·       МЫ не говорили другому прямо о том, что приносит НАМ любого рода дискомфорт/ неприятие/ и т.п.

·       Другой не говорил кому-то/ НАМ прямо о том, что приносит ему любого рода дискомфорт/ неприятие/ и т.п.

·       МЫ спрашивали другого о чём-то, осознанно или неосознанно, подразумевая свои желания: Ты  хочешь на море? (Я хочу на море).  Может, ты хочешь кушать? (я проголодался). Не хочешь спать? (я устал и хочу спать). Может, ты хочешь в кино? (я хочу пойти на фильм). Я думал ты не хочешь спать! (я не хочу спать). Я думал ты хочешь секса! (я хочу секса). Или т.п.

·       Другой спрашивал кого-то/ НАС о чём-то, осознанно или неосознанно, подразумевая свои желания: Ты  хочешь на море? (Я хочу на море).  Может, ты хочешь кушать? (я проголодался). Не хочешь спать? (я устал и хочу спать). Может, ты хочешь в кино? (я хочу пойти на фильм). Я думал ты не хочешь спать! (я не хочу спать). Я думал ты хочешь секса! (я хочу секса). Или т.п.

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость подразумевать что-то нужное НАМ (желаемое НАМИ), спрашивая у другого об этом (желаемом НАМИ).

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость подразумевать что-то нужное ему (желаемое им), спрашивая у кого-то/ у НАС об этом (желаемом им самим).

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость подразумевать что-то не нужное НАМ (не желаемое НАМИ), спрашивая у другого об этом (не желаемом НАМИ).

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость подразумевать что-то не нужное кому-то/ НАМ (не желаемое им), спрашивая у кого-то/ у НАС об этом (не желаемом им самим).

·       Если у НАС не получалось добиться от другого того, что как МЫ считали, ему нужно, важно, необходимо, или то, что (как МЫ считали) он хочет, МЫ устраивали истерику, обижались на него, угрожали ему, и т.п.

·       Если у другого не получалось добиться от кого-то/ от НАС того, что как другой считал, кому-то/ НАМ нужно, важно, необходимо, или то, что (как другой считал) этот кто-то/ МЫ хотим, другой устраивал истерику, обижался на этого кого-то/ на НАС, угрожал этому кому-то/ НАМ, или реагировал т.п. образом.

·       МЫ, осознанно или неосознанно, приписывали содержание НАШЕГО бессознательного кому-то другому («переносили» его на этого другого).

·       Другой, осознанно или неосознанно, приписывал содержание своего бессознательного кому-то/ НАМ («переносил» его на этого кого-то/ на НАС).

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость приписывать или приписать содержание «НАШЕГО» бессознательного кому-то («перенести» его на этого кого-то).

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость приписывать или приписать содержание «своего» бессознательного кому-то/ НАМ («перенести» его на этого кого-то/ на НАС).

·       МЫ, осознанно или неосознанно, были склонны считать, что мир таков, каким МЫ его видим, что и люди таковы, какими МЫ их себе воображаем (наглючили).

·       Другой, осознанно или неосознанно, был склонен считать, что мир таков, каким он его видит, что и люди таковы, какими он их себе воображает (наглючил).

·       МЫ испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость считать, что мир таков, каким МЫ его видим/ любым образом воспринимаем и интерпретируем, что и люди таковы, какими МЫ их себе воображаем (наглючили).

·       Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость считать, что мир таков, каким он его видит/ любым образом воспринимает и интерпретирует, что и люди таковы, какими он их себе воображает (наглючит).

·       В основе каких-то НАШИХ проективных фантазий лежали НАШИ любого рода собственные сексуальные проблемы.

·       В основе каких-то проективных фантазий другого лежали его любого рода собственные сексуальные проблемы.

·       МЫ, осознанно или неосознанно, «переносили»/ «перенесли» свои собственные сексуальные проблемы на другого, и считали, что проблемы не у НАС, а у этого другого.

·       Другой, осознанно или неосознанно, «переносил»/ «перенёс» свои собственные сексуальные проблемы на кого-то/ на НАС, и считал, что проблемы не у него самого, а у этого кого-то/ у НАС.

·       МЫ, осознанно или неосознанно, в процессе отношений/ общения с другим, брали на себя множество проекций этого другого (в любом аспекте).

·       Другой, осознанно или неосознанно, в процессе отношений/ общения с кем-то/ с НАМИ, брал на себя множество проекций этого кого-то/ НАС (в любом аспекте).

+4
249
17:40
Хороший протокол, в дополнение протокола ПЕРЕНОС ощутимы результаты.Спасибо автору.
Загрузка...