Хорни - Невротические требования

  • Аспекты

Второй протокол из серии "Карен Хорни - Невроз и личностный рост"

Время чтения:
9 мин.
• МЫ понимали или не понимали, что живем в двух мирах – в мире своей тайной частной жизни и в мире жизни официальной.
• Мы испытывали, чувствовали отвращение к сопоставлению своей реальности с очевидным.
• МЫ понимали, что МЫ похожи на каждого из людей – с общими человеческими ограничениями и значительными индивидуальными затруднениями.
• МЫ считали, понимали, были уверенны, что реальность вне НАС тоже не обходится с НАМИ, как с божеством.
• МЫ вместо того чтобы разбираться со своими иллюзиями, предъявляли требования к внешнему миру
• МЫ считали, думали, что другие люди и судьба обязаны обходиться с НАМИ в соответствии с НАШИМ представлением о собственной значимости.
• Все и каждый обязаны подстраиваться под НАШИ иллюзии, иначе МЫ считали это несправедливым.
• МЫ считали, что заслуживаем лучшей доли.
• МЫ считали, что мир обязан измениться.
• МЫ думали, считали, что имеем право на особое внимание, деликатность, почтение других людей.
• МЫ считали, что все НАШИ нужды, вытекающие из НАШИХ запретов, страхов, конфликтов и решений, обязаны быть удовлетворены или должным образом уважены
• Когда НАШЕ наличное бытие расходилось с НАШИМ богоподобным образом самих себя.
• МЫ считали, думали, что это не НАШЕ дело – заниматься своими проблемами; это дело других – следить за тем, чтобы НАС не беспокоили НАШИ проблемы.
• МЫ превращали НАШЕ желание или потребность в требование.
• МЫ обижались на кого-либо включая НАС самих, когда кто-либо не выполнял НАШИ требования и это ощущалось как несправедливая фрустрация или оскорбление.
• МЫ чувствовали, что имеем право на многие вещи
• МЫ чувствовали, что имеем право на все значимое для НАС: на удовлетворение всех НАШИХ невротических потребностей.
• Когда МЫ в глубине души боялись усомниться в себе
• Когда МЫ считали, что любое неисполнение НАШИХ желаний было бы немыслимым поражением
• МЫ запрещали себе хотеть что-либо во избежание "неудачи".
• МЫ желали быть всегда правыми, и поэтому МЫ считали, что МЫ вправе всегда быть вне критики, сомнений или вопросов.
• НАС охватывала жажда власти, и МЫ требовали слепой покорности других людей перед этой властью.
• Когда жизнь для НАС стала игрой, в которой все прочие должны стать объектами искусной манипуляции, считали себя вправе дурачить каждого, и, претендовали на то, чтобы никогда не быть одураченными.
• МЫ боялись повернуться лицом к своим конфликтам, и были уверены в том, что все для НАС "образуется", что МЫ сумеем "обойти" НАШИ проблемы.
• МЫ агрессивно эксплуатировали и запугивали других, чтобы взвалить на них какие-либо НАШИ требования и желания, и негодовали, как на нечестность, если другие настаивали на справедливые условия совместной деятельности.
• МЫ норовили, старались оскорбить окружающих, но нуждались в их признании
• МЫ считали себя "неприкосновенным".
• МЫ превращали свою потребность в любви в требование исключительного и безусловного обожания.
• МЫ считали себя обособленным, отъединенным от людей
• МЫ настаивали на требовании, чтобы НАС не беспокоили и оставили в покое
• МЫ считали, что НАМ ничего не нужно от других, а потому МЫ вправе требовать, чтобы от НАС отстали
• МЫ принимали за данность, выгоды, которые можно извлечь при действующих законах и правилах, а когда они оборачивались невыгодной стороной, это воспринималось НАМИ как несправедливость.
• МЫ считали, что какие-либо правила не должны НАС касаться
• МЫ испытывали сильнейшее сознательное и/или бессознательное нежелание осознавать то, что МЫ должны стать субъектами какой бы то ни было необходимости.
• НАС приводили в содрогание слова "правила", "необходимость", "ограничения"
• МЫ осознавали какую-либо необходимость по отношению к НАМ самим, и это низвергло НАС с высот НАШЕГО мира в действительность, где НАМ пришлось, как и всем прочим, подчиняться тем же законам природы.
• МЫ исключали из своей жизни необходимость – превращая ее в требование.
• МЫ считали себя вправе быть выше необходимости изменений
• МЫ бессознательно отказывались видеть, что НАМ нужно изменить собственные установки, чтобы стать независимым, или менее уязвимым, или поверить в любовь к НАМ и т.п.
• МЫ были неспособны встать лицом к хрупкости НАШЕЙ человеческой жизни, и взращивали требование своей неприкосновенности, неуязвимости, требование быть помазанником Божиим.
• МЫ считали, что НАМ всегда должна сопутствовать удача, а жизнь должна быть легкой и без страданий.
• МЫ любым образом отрицали, что с НАМИ может что-то случиться.
• МЫ были склоны к безрассудным поступкам
• МЫ жили так, словно МЫ никогда не состаримся и не умрем
• Когда с НАМИ случалась какая-либо неприятность, она становилась для НАС бедствием, приводила НАС в панику.
• Когда МЫ из-за неудовлетворенности НАШИМИ требованиями к жизни становились сверхосторожными и/или отрицали, что с НАМИ может вообще что-нибудь случиться и были убеждены в собственной неприкосновенности
• МЫ прямо или косвенно выражали свое ощущение несправедливости по отношению к НАШИМ личным трудностям.
• У НАС было жесткое требование не иметь проблем вовсе.
• МЫ считали, что имеем право быть одаренными и богаче любого, и имеем право не только на жизнь, свободную от личных проблем, но и на букет из достоинств, которыми обладают все, кого МЫ знали лично или видели в кино и/или в любых других источниках информации.
• МЫ завидовали и обижались ко всякому богаче одаренному или более удачливому в жизни, подражали таким людям или восхищались ими,
• МЫ желали, чтобы НАС снабдили всеми желаемыми и часто несовместимыми друг с другом совершенствами.
• МЫ считали несправедливым то, что у НАС имелись хоть какие-то невротические нарушения, и то, что НАМ надо работать над своими проблемами.
• МЫ считали, что претендуем на освобождение от НАШИХ проблем без прохождения через болезненно трудный процесс изменений.
• МЫ заявляли о НАШИХ правах, которые существовали только у НАС в голове, и обращали мало внимания на выполнимость своих требований.
• МЫ требовали быть освобожденными от болезней, старости и смерти
• МЫ считали, что никто не имеет права отказываться от НАШЕГО приглашения, считали оскорблением, если кто-то от него уклонялся или отказывался, неважно, насколько были основательны причины отказа.
• МЫ настаивали на том, что все должно приходить к НАМ легко и просто и без всяких усилий с НАШЕЙ стороны
• МЫ были уверенны в том, что каждый обязан помогать НАМ в НАШИХ денежных затруднениях, считали несправедливым, если НАМ не помогали тут же и с охотой, неважно, хотели окружающие помогать НАМ или нет.
• МЫ были поглощены собой, потому что НАС влекли за собой внутрипсихические потребности, раздирающие НАС внутренние конфликты, и МЫ были вынуждены цепляться за НАШИ особые решения.
• МЫ рассказывали и говорили кому-либо о том, как сильно МЫ хотим стать счастливыми.
• МЫ почти ничего не извлекали из НАШЕГО опыта и не проявляли ни к чему особого интереса
• МЫ считали, что в НАС слишком много лени и потакания НАШИМ слабостям
• МЫ были неспособны применить собственные силы считая, что все лучшее в жизни, включая ликование души, должно свалиться к НАМ с неба.
• МЫ считали, что в НАС есть что-то, не позволяющее НАМ делать усилия в желательном для НАС направлении.
• МЫ считали, что НАМ причинен какой-либо ущерб и настаивали на его возмещении.
• МЫ испытывали потребность во мстительном торжестве к кому-либо
• когда исполнение НАШИХ требований МЫ ощущали как победное торжество, а их фрустрация как поражение.
• Когда МЫ выставляли НАШИ требования со ссылками на прошлые фрустрации или страдания, и предъявляли их в приказной манере
• Когда МЫ отдавали или неотдавали себе отчет в своих требованиях
• МЫ агрессивно выставляли свои требования
• МЫ считали, что с НАМИ не должно случиться ничего плохого и все должно быть по-НАШЕМУ, и это будет справедливо.
• Когда МЫ ответственность за любую неприятность, с кем-либо приключившуюся, возлагали на самого пострадавшего.
• МЫ переживали каждую свою неприятность как несправедливость
• Считали себя вправе получать столько же, сколько было дано НАМИ кому-либо
• МЫ пытались заставить других согласиться с НАШИМИ требованиями
• МЫ пытались поразить других своей необычайной важностью;
• МЫ угождали, очаровывали, обещали что-либо кому-либо;
• МЫ навязывали другим обязательства и пытались нажиться, взывая к их чувству справедливости или вины;
• МЫ подчеркивая свои страдания, взывали к состраданию и жалости;
• МЫ подчеркивая свою любовь к другим, взывали к их тоске по любви или к их тщеславию;
• МЫ стращали своей раздражительностью или угрюмостью.
• Пытались хорошо рассчитанными обвинениями усилить уступчивость кого-либо
• МЫ чувствовали не просто гнев, а право гневаться, праведного негодования
• МЫ реагировали враждебностью на любую фрустрацию; и НАША враждебность по своей сути являлась реакцией на фрустрацию
• МЫ подавляли свою ярость и/или любую другую враждебность, и она проявлялась в психосоматических симптомах: усталости, мигрени, желудочных расстройствах и т.д.
• МЫ свободно выражали и/или полностью прочувствовали свою ярость и/или любую другую враждебность
• Когда НАШ гнев был менее фактически оправдан, МЫ были вынуждены преувеличивать важность произошедшего с НАМИ
• МЫ с невольной небрежностью к фактам выстраивали обвинительное заключение против оскорбителя, которое выглядело строго логичным.
• МЫ были сильно разгневаны (по каким угодно причинам), и тем больше МЫ были склоны к мести.
• Из-за НАШЕГО высокомерия, МЫ были уверенны в том, что НАША месть находится в строгих рамках справедливости.
• Из-за НАШЕЙ ярости и/или любой другой враждебности, МЫ погружались в страдание и жалость к себе
• МЫ чувствовали себя убитыми или до крайности униженными и впадали в полное уныние
• НАШИ мучения становились средством выражения упреков.
• Когда из-за убежденности в НАШЕЙ правоте каким-либо образом затруднялось исследование в глубинах собственной души.
• МЫ испытывали чувство, что с нами скверно поступили, или когда МЫ начинали размышлять о чьих-то ненавистных НАМ качествах, или когда МЫ рвались отплатить другим.
• МЫ отказывались от наших требований только в той степени, в которой мы преодолели погоню за славой в целом и все, что из нее вытекает.
• Из-за неудовлетворенности МЫ фокусировали свое внимание в любой жизненной ситуации на недостатках, на трудностях, и тем самым чувствовали недовольство ситуацией в целом.
• МЫ были неспособны выносить какие-либо неприятности
• МЫ фокусировались на светлых сторонах чужой жизни:
• МЫ испытывали чувство, что МЫ единственные отовсюду изгнаны, приговорены к мучениям, одиночеству, панике, тоске.
• МЫ испытывали чувство общей неуверенности относительно своих прав
• МЫ испытывали чувство, что у НАС нет никаких прав
• МЫ заменяли своими требованиями активную работу над своими проблемами и, из-за этого затормаживали НАШ рост.
• МЫ явно и открыто требовали для себя особых привилегий
• МЫ считали, что должны получать помощь, не прилагая к тому никаких усилий

В прошлом (как в этой, так и в прошлых жизнях), в настоящем, либо в будущем (как в этой, так и в будущих жизнях), МЫ имели следующие мысли, идеи, убеждения, желания, состояния:

• Почему другие, которым лучше, чем НАМ, должны чего-то ждать от НАС
• Почему МЫ, находящиеся в худшем положении, чем кто-либо вокруг, МЫ, на которого не обращают внимания или плюют, не имеем права ни на что лично для себя
• МЫ имеем право получить все это без всяких затрат энергии.
• Чем мстительнее обсуждаемые требования, тем более сильной представляется инерция личности.
• "Это другие виноваты в моих бедах – они и должны все исправить. А то что же это будет за исправление, если я сам буду все делать?"
• Это не НАШЕ дело – менять что-то в своей жизни; это дело "их" или судьбы.
• постоянно давя на других, можно иногда заставить их уступить своим высказанным или невысказанным требованиям.
• Если МЫ будем хотеть достаточно сильно, НАШИ желания сбудутся.
• Если МЫ будем достаточно твердо настаивать, чтобы все шло, как МЫ хотим, все так и пойдет.
• Если Я еще не оказался прав, то это не потому, что Я хочу невозможного, а потому, что Я хочу недостаточно сильно.
• Он доказать должен, что стоит выше законов психики и природы.
• Эти требования – гарантия его грядущей славы.
• вместо конструктивных усилий по устройству своей жизни он вкладывает всю энергию в то, чтобы отстаивать свои права
• Между тем реальная жизнь теряет для него интерес;
• он впадает в нищету, он пренебрегает всем, что могло бы сделать его жизнь стоящей.
• Надежда на будущие возможности все более и более становится единственным светом в окошке, которым он живет.
• проявив интерес к себе и своему развитию, МЫ лишимся прав на будущие достижения.
• Пока я одержим своей целью, альтернативный путь меня просто страшит.
• НАМ предстоит взять на себя ответственность за НАШИ проблемы и признать, что только МЫ сами и никто другой может перерасти НАС и развить именно свои способности и таланты.
• Поднимая свои потребности на высоту требований, МЫ отрицаем свои расстройства и возлагаем ответственность за себя на других людей, на обстоятельства, на судьбу
• Несправедливо, что у НАС вообще есть проблемы.
• МЫ имеем право хотя бы на жизнь устроенную так, чтобы эти проблемы НАС ни в коем случае не беспокоили.
• НАМ жизненно важно сбросить с себя ответственность.
• НАШИ требования, не дают НАМ возможности расстаться со своими проблемами и тем самым увековечивают НАШ невроз.
• И для него час имеет только шестьдесят минут, ему приходится стоять в очереди, как всем прочим, таксист или начальник на работе обращаются с ним, как с простым смертным.
• "Жизнь ужасна – в ней столько реальности".
• Реальность неизбежно навязывает себя двояким образом.
• МЫ имеем право на удовлетворение всех своих потребностей
• "Все, о чем я молюсь, мне дается"
• Что бы он ни вытворял с другими, никто не должен иметь возражений против такого обращения.
• Неважно, насколько я мрачен или раздражителен. Меня нужно понять.
• "Оставьте меня в покое"
• "не ждите от меня ничего"
• "Эти правила не должны касаться меня"
• "Мне обязаны предоставлять только первоклассные развлечения"
• Требование составлять исключение прилагается также к законам природы, к физическому и психическому миру.
• Пока мы держимся высокомерно, мы уязвимы.
• Пока мы не любим себя, мы не можем поверить, что нас любит кто-то другой, и неизбежно будем подозрительно относиться к проявлениям любви.
• невротические потребности, невольно превращенные в требования
• Происшествие может быть тривиальным, но оно колеблет его надменную убежденность в собственной неприкосновенности.
• Если уж нельзя положиться на то, что его требование неприкосновенности будет уважено, то может случиться что угодно и нельзя положиться ни на что.
• Это не значит, что он отказывается от своего требования. Это, скорее, значит, что он не хочет лишний раз осознавать его тщетность.
• Если НАМ нужно, время должно найтись
• Чем меньше связан невротик с миром вокруг него, тем меньше он думает о других людях и их чувствах
• "Я – свободная комета, летящая сквозь миры. Реально то, чего хочу я, а другие с их желаниями нереальны".
• позиция отказа от всего или получения всего.
• при всем его стремлении к счастью, остается несчастным.
• Если НАШИМ добрым намерениям не сопутствуют немалые усилия в нужном направлении, то ничего особенного не произойдет.
• Чем больше взгляд человека на себя и окружающий мир определен его воображением, тем больше он и его жизнь в целом для него таковы, какими ему требуется их видеть.
• Люди не заставляют НАС ждать. С НАМИ просто не бывает несчастных случаев и стать старше НАМ тоже не предстоит. Погода правда прекрасная, когда МЫ отправляемся за город. Все происходит так, как МЫ хотим, и МЫ действительно справляемся со всем на свете.
• то, что видит наблюдатель, и то, что чувствует наблюдаемый – далеко не одно и то же.
• Однако даже если человек отдает себе отчет в том, что у него есть определенные требования, он никогда не осознает их незаконности или иррациональности
• Я должен чувствовать полную убежденность в своей правоте и справедливости.
• поскольку я такой выдающийся, я имею право.
• "любовь" дает ответ на все вопросы и право на что угодно,
• МЫ чувствуем себя слишком неуверенными, чтобы наводить справки по телефону.
• самая интересная для нас опора требований – это опора на "справедливость"
• Я же верю в Бога; я же всю жизнь работал; я всегда был настоящим гражданином
• Из доброты и благочестия обязаны воспоследовать земные блага.
• добродетель не обязательно вознаграждается
• Подчеркивание идеи справедливости может быть (хотя и не обязательно) камуфляжем для мстительности.
• Чем мстительнее требования, тем больше подчеркивается понесенный урон
• жизнь и судьба смеются над любыми "исковыми заявлениями".
• "Как они могли сделать со мной такое!"
• "Я не должен быть собой"
• Любая трудность становится в десять раз труднее, если относиться к ней, как к несправедливости.
• Любая работа, к которой мы приступаем с разрушительным чувством свершающейся несправедливости или с тайным требованием, чтобы она была легкой, неизбежно станет напряженной и изматывающей.
• Через невротические требования мы теряем часть искусства жить, состоящую в том, чтобы легко переносить естественный порядок вещей.
• нельзя сравнивать свою жизнь и счастливые моменты чужой, можно сравнивать разве что одну жизнь с другой в целом.

В прошлом (как в этой, так и в прошлых жизнях), в настоящем, либо в будущем (как в этой, так и в будущих жизнях), МЫ имели дело со следующими предметами, понятиями, явлениям:

• зависть к жизни
• паралич психической энергии
• Диффузия
• невротическая подозрительность
• быть исключением
• предмет особой заботы провидения
• Эгоцентричность
• Инфантильные
• "правила",
• "необходимость",
• "ограничения"
• гигантские требования
• иррациональных
• невротические требования
• эмоциональная слепота, то есть слепота в силу внутренней бессознательной необходимости. 
+17
16:14
2151
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...