Мандраж

Материал писался с некоторых рекламных слоганов и заманух, для увеличения продаж вебинаров и курсов по получению «успешного успеха», с личными дополнениями.
Поменял предлагаемый в постах позитив на негатив.
Тема: страхи перед внешним миром, беспокойства, тревоги, внутренние зажимы, нервяки и ощущение безнадёги, как в жизни, так и в отношениях.

Время чтения:
19 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
МЫ чувствовали себя как «белка в колесе», с полной невозможностью хоть как-то улучшить или изменить свою жизнь.
Другой чувствовал себя как «белка в колесе», с полной невозможностью хоть как-то улучшить или изменить свою жизнь.
МЫ не могли освободиться от внутренних страхов, живя навязанными/иллюзорными убеждениями и штампами мышления, что окружающий мир опасен, а все люди в нём - хищники и агрессоры.
Другой не мог освободиться от внутренних страхов, живя навязанными/иллюзорными убеждениями и штампами мышления, что окружающий мир опасен, а все люди в нём - хищники и агрессоры.
МЫ не знали, как освободить себя от страха перед внешним миром и навязанных стереотипных штампов социума.
Другой не знал, как освободить себя от страха перед внешним миром и навязанных стереотипных штампов социума.
МЫ не чувствовали гармонии в отношениях с людьми.
Другой не чувствовал гармонии в отношениях с людьми.
МЫ испытывали страх и беспокойство от ощущения бесчеловечности внешнего мира.
Другой испытывал страх и беспокойство от ощущения бесчеловечности внешнего мира.
МЫ не чувствовали гармонизации себя с миром.
Другой не чувствовал гармонизации себя с миром.
МЫ испытывали страх ко всему, что казалось НАМ не знакомым и подозрительным.
Другой испытывал страх ко всему, что казалось ему не знакомым и подозрительным.
МЫ боялись людей, считая их агрессивными и непредсказуемыми.
Другой боялся людей, считая их агрессивными и непредсказуемыми.
МЫ избегали девушек/женщин, видя в них меркантильных хищниц, готовых на всё, чтобы НАС обобрать до нитки.
Другой избегал девушек/женщин, видя в них меркантильных хищниц, готовых на всё, чтобы его обобрать до нитки.
МЫ избегали парней/мужчин, видя в них только сексуально озабоченных монстров, напрочь лишённых эмпатии и не испытывающих никаких эмоций, кроме гнева и агрессии.
Другая избегала парней/мужчин, видя в них только сексуально озабоченных монстров, напрочь лишённых эмпатии и не испытывающих никаких эмоций, кроме гнева и агрессии.
МЫ прятались в своём внутреннем мирке, боясь на долго выглядывать/выходить наружу.
Другой прятался в своём внутреннем мирке, боясь на долго выглядывать/выходить наружу.
НАМ было трудно сосредоточиться при принятии верных решений.
Другому было трудно сосредоточиться при принятии верных решений.
МЫ стали больше уставать, не зная, как снять накопившийся за день стресс.
Другой говорил, что стал больше уставать, не зная, как снять накопившийся за день стресс.
МЫ добавляли себе дополнительного напряжения, зависая в компьютере или смартфоне.
Другой добавлял себе дополнительного напряжения, зависая в компьютере или смартфоне.
МЫ теряли былую эффективность где-то/в чем-то, стали замечать за собой проблемы с обучаемостью и вниманием.
Другой сетовал, что потерял былую эффективность где-то/в чем-то, стал замечать за собой проблемы с обучаемостью и вниманием.
МЫ видели/воспринимали реальность только в негативном отношении к себе.
Другой видел/воспринимал реальность только в негативном отношении к себе.
На НАС давил страх неопределённости.
На другого, давил страх неопределённости.
МЫ не знали/не понимали, как преобразовать стресс в силу для уверенности в себе.
Другой не знал/не понимал, как преобразовать стресс в силу для уверенности в себе.
МЫ полностью забыли свою детскую душевную гармонию и безмятежность.
Другой полностью забыл свою детскую душевную гармонию и безмятежность.
МЫ периодически и довольно серьёзно тупили при решении насущных или волнующих задач.
Другой периодически и довольно серьёзно тупил при решении насущных или волнующих задач.
МЫ переживали из-за отсутствия личных отношений с противоположным полом.
Другой переживал из-за отсутствия личных отношений с противоположным полом.
МЫ, в связи постоянными беспокойствами в чём/за что/кого-либо, не могли обрести уверенность в себе.
Другой, в связи постоянными беспокойствами в чём/за что/кого-либо, не мог обрести уверенность в себе.
МЫ не знали, как победить постоянно возникающий внутренний страх.
Другой не знал, как победить постоянно возникающий внутренний страх.
МЫ чувствовали, как НАШИ защитные рефлексы организма не справляются с чувством беспричинного беспокойства.
Другой говорил, что чувствует, как его защитные рефлексы организма не справляются с чувством беспричинного беспокойства.
НАС угнетало постоянно присутствующее излишнее внутреннее напряжение.
Другого угнетало постоянно присутствующее излишнее внутреннее напряжение.
МЫ испытывали нервно-мышечные зажимы перед свиданием или любой волнующей ситуацией.
Другой испытывал нервно-мышечные зажимы перед свиданием или любой волнующей ситуацией.
НАША уверенность в себе была ниже плинтуса, из-за трудно объяснимых внутренних страхов.
Уверенность другого в себе была ниже плинтуса, из-за трудно объяснимых внутренних страхов.
МЫ не знали/не могли понять почему, просто на ровном месте, возникает непреодолимый страх по тому или иному поводу.
Другой не знал/не мог понять почему, просто на ровном месте, возникает непреодолимый страх по тому или иному поводу.
МЫ постоянно тупили, совершали довольно странные поступки из-за своей неуверенности в себе.
Другой признавался, что постоянно тупит, совершая довольно странные поступки из-за своей неуверенности в себе.
МЫ чувствовали/понимали, что никому не нужны в этом злом и несовершенном мире.
Другой чувствовал/понимал, что никому не нужен в этом злом и несовершенном мире.
МЫ боялись что-либо серьёзное начинать/изменять/воплощать в своей жизни.
Другой боялся что-либо серьёзное начинать/изменять/воплощать в своей жизни.
МЫ обрекли себя на роль жертвы, поставив крест на саморазвитие и личностный рост.
Другой смирился с ролью жертвы, поставив крест на саморазвитие и личностный рост.
МЫ видели себя абсолютным нулём в сравнениях с другими.
Другой видел себя абсолютным нулём в сравнениях с кем-либо.
МЫ считали, что у НАС нет способности к воображению и решению важных задач, чтобы максимально адаптироваться ко всем жизненным изменениям и неопределенностям.
Другой считал, что у него нет способности к воображению и решению важных задач, чтобы максимально адаптироваться ко всем жизненным изменениям и неопределенностям.
МЫ внутренне зажимались перед какой-либо неопределённостью, свиданием или важной встречей.
Другой внутренне зажимался перед какой-либо неопределённостью, свиданием или важной встречей.
Весь НАШ внутренний мир состоял из миллиона неопределённостей и страхов перед ними.
Весь внутренний мир другого состоял из миллиона неопределённостей и страхов перед ними.
МЫ испытывали трудности находить контакты с собеседником или с незнакомыми людьми.
Другой испытывал трудности находить контакты с собеседником или с незнакомыми людьми.
МЫ не знали, как снимать свои угнетающие блоки ума и тела, что доводило НАС до психологических срывов.
Другой не знал, как снимать свои угнетающие блоки ума и тела, что доводило его до психологических срывов.
МЫ считали, что наделали множество ошибок в жизни по вине своих внутренних страхов, сомнений и беспокойств.
Другой считал, что наделал множество ошибок в жизни по вине своих внутренних страхов, сомнений и беспокойств.
МЫ сильно уставали даже от мыслительного процесса в выборе какого-либо решения.
Другой сильно уставал даже от мыслительного процесса в выборе какого-либо решения.
НАМ трудно было сосредоточиться, от постоянного мандража и страха ошибиться.
Другому трудно было сосредоточиться, от постоянного мандража и страха ошибиться.
МЫ не могли управлять своим состоянием в стрессовых ситуациях, что в последствии, доводило НАС до слёз.
Другой не мог управлять своим состоянием в стрессовых ситуациях, что в последствии, доводило его до слёз.
МЫ, в своих сомнениях, испытывали трудности в развитии творческих качеств, сообразительности или мышления.
Другой, в своих сомнениях, испытывал трудности в развитии творческих качеств, сообразительности или мышления.
МЫ испытывали трудности в привлечении внимания, того молодого человека, который НАМ очень нравится.
Другая испытывала трудности в привлечении внимания, того молодого человека, который ей очень нравится.
МЫ испытывали трудности в привлечении внимания понравившейся девушки, чтобы начать с ней/предложить ей отношения.
Другой испытывал трудности в привлечении внимания понравившейся девушки, чтобы начать с ней/предложить ей отношения.
МЫ не представляли себе/не знали, как стать магнитом, для тех, кто НАМ нужен или интересен.
Другой не представлял себе/не знал, как стать магнитом, для тех, кто ему нужен или интересен.
МЫ не знали, как выбирать спутника жизни, чтобы удачно выйти замуж/жениться и, с помощью какого простого теста понять, что мы подходим друг другу.
Другой не знал, как выбирать спутника жизни, чтобы удачно выйти замуж/жениться и, с помощью какого простого теста понять, что они подходят друг другу.
МЫ не имели навыков в приёмах, которые помогут видеть избранника/избранницу без «розовых очков», чтобы НАШ будущий брак был/стал прочным и счастливым.
Другой не имел навыков в приёмах, которые помогут видеть избранника/избранницу без «розовых очков», чтобы его будущий брак был/стал прочным и счастливым.
НАМ было очень трудно, почти невозможно раскрепощаться перед свиданием, важной встречей или находить контакт с незнакомыми людьми.
Другому было очень трудно, почти невозможно раскрепощаться перед свиданием, важной встречей или находить контакт с незнакомыми людьми.
МЫ, с завидной регулярностью, выбирали себе в спутники тех, кто в последствии НАС полностью обесценивал и давил на НАС своим мнимым авторитетом.
Другой, с завидной регулярностью, выбирал себе в спутники тех, кто в последствии его полностью обесценивал и давил на другого своим мнимым авторитетом.
НАША жизнь в отношениях/браке полностью проходила по чужому сценарию, который НАС угнетал изо дня в день своей токсичностью.
Жизнь другого в отношениях/браке полностью проходила по чужому сценарию, который его угнетал изо дня в день своей токсичностью.
МЫ чувствовали себя запертыми в клетке с матёрым хищником, полностью приняв роль жертвы.
Другой чувствовал себя запертым в клетке с матёрым хищником, полностью приняв роль жертвы.
МЫ надеялись, что если МЫ будем подчиняться и делать то, что НАМ говорят, с НАМИ начнут обращаться по-человечески и сопереживать НАШИМ эмоциональным состояниям.
Другой надеялся, что если он будет подчиняться и делать то, что ему говорят, с ним начнут обращаться по-человечески и сопереживать его эмоциональным состояниям.
МЫ пытались бороться в отношениях/семье за взаимное человеческое отношение друг к другу, но НАС не хотели воспринимать, как равного.
Другой пытался бороться в отношениях/семье за взаимное человеческое отношение друг к другу, но его/её не хотели воспринимать, как равного.
МЫ не могли/не умели/не хотели быстро сбрасывать лишнее напряжение, быстро помириться после ссоры и выйти на позитивное или хотя бы нейтральное эмоциональное состояние.
Другой не мог/не умел/не хотел быстро сбрасывать лишнее напряжение, быстро помириться после ссоры и выйти на позитивное или хотя бы нейтральное эмоциональное состояние.
МЫ, в силу закомплексованности и неуверенности в себе, не знали, как восстановить утраченные отношения.
Другой, в силу закомплексованности и неуверенности в себе, не знал, как восстановить утраченные отношения.
МЫ не знали, как снять внутренние страхи и необъяснимую тревожность для объективного/адекватного реагирования на что/кого-либо.
Другой не знал, как снять внутренние страхи и необъяснимую тревожность для объективного/адекватного реагирования на что/кого-либо.
МЫ не умели быть искренними с собой, постоянно себя оправдывая или обвиняя в чём-либо.
Другой не умел быть искренними с собой, постоянно себя оправдывая или обвиняя в чём-либо.
НАШЕ постоянно взвинченное эмоциональное состояние и низкая стрессоустойчивость, негативно отражались на НАШЕМ иммунитете и сопротивляемости каким-либо болезням.
Постоянно взвинченное эмоциональное состояние другого и низкая стрессоустойчивость, негативно отражались на его иммунитете и сопротивляемости каким-либо болезням.
НАМ было трудно уживаться со своими бессознательными страхами и внутренними напряжениями.
Другому было трудно уживаться со своими бессознательными страхами и внутренними напряжениями.
НАШ партнёр по отношениям только подогревал и усиливал НАШИ внутренние страхи и напряжения, считая НАС невротической личностью, повесив НАМ ярлык неадекватного человека.
Партнёр по отношениям только подогревал и усиливал внутренние страхи и напряжения другого, считая его невротической личностью, повесив другому ярлык неадекватного человека.
МЫ не знали, как избавляться от накопившихся негативных эмоций и психосоматических нарушений.
Другой не знал, как избавляться от накопившихся негативных эмоций и психосоматических нарушений.
МЫ приписывали себе только негативные качества характера, тем самым, лишали себя возможности мотиваций, для развития желаемых качеств и способностей.
Другой приписывал себе только негативные качества характера, тем самым, лишали себя возможности мотиваций, для развития желаемых качеств и способностей.
МЫ видели себя, не как человека-творца, имеющего возможности открыть «спящие» способности и использовать свои таланты для здоровья, счастья и заработка, а как загнанное в угол раненое животное, смирившееся со своей участью жертвы.
Другой видел себя, не как человека-творца, имеющего возможности открыть «спящие» способности и использовать свои таланты для здоровья, счастья и заработка, а как загнанное в угол раненое животное, смирившееся со своей участью жертвы.
МЫ имели проблемы с управлением своим нервно-психическим состоянием в стрессовых ситуациях.
Другой говорил/считал, что имеет проблемы с управлением своим нервно-психическим состоянием в стрессовых ситуациях.
МЫ не умели раскрепоститься в своих бессознательных страхах и стать готовыми к успешным и эффективным действиям.
Другой не умел раскрепоститься в своих бессознательных страхах и стать готовым к успешным и эффективным действиям.
МЫ считали себя безнадёжными и ни к чему не годными.
Другой считал себя безнадёжным и ни к чему не годным.
МЫ пожизненно записали себя в неудачники, без каких-либо претензий на успех в карьере, отношениях и вообще, в жизни.
Другой пожизненно записал себя в неудачники, без каких-либо претензий на успех в карьере, отношениях и вообще, в жизни.
МЫ жили на грани психологического стресса, имели повышенную утомляемость, с почти полной потерей творческой и физической работоспособности.
Другой жил на грани психологического стресса, имел повышенную утомляемость, с почти полной потерей творческой и физической работоспособности.
МЫ были под завязку нагружены накопившимися негативными эмоциями, напряжением, блоками сознания и организма, вплоть до психосоматических нарушений, с полным отсутствием понимания, как от этого освободиться.
Другой был под завязку нагружен накопившимися негативными эмоциями, напряжением, блоками сознания и организма, вплоть до психосоматических нарушений, с полным отсутствием понимания, как от этого освободиться.
МЫ испытывали трудности в снятии своих бессознательных страхов, внутренних зажимов и напряжений, чтобы раскрепоститься и быть готовыми к успешным действиям: работе, выступлениям, экзаменам или общению.
Другой испытывал трудности в снятии своих бессознательных страхов, внутренних зажимов и напряжений, чтобы раскрепоститься и быть готовым к успешным действиям: работе, выступлениям, экзаменам или общению.
МЫ впадали в уныние, а порой в депрессивные состояния, из-за накопившихся негативных эмоций и психосоматических нарушений.
Другой впадал в уныние, а порой в депрессивные состояния, из-за накопившихся негативных эмоций и психосоматических нарушений.
МЫ не знали, как стать уравновешеннее и увереннее в своих силах и возможностях.
Другой не знал, как стать уравновешеннее и увереннее в своих силах и возможностях.
МЫ чувствовали, что полностью потеряли управление своей жизнью.
Другой чувствовал, что полностью потерял управление своей жизнью.
МЫ считали, что у НАС нет способностей находить неординарные решения в любой ответственной ситуации или НАМ так казалось.
Другой считал, что у него нет способностей находить неординарные решения в любой ответственной ситуации или ему так казалось.
МЫ не понимали, как контролировать свой внутренний страх и боль, как быстрее и лучше решать любые волнующие НАС вопросы, отключая шаблоны и стереотипы мышления.
Другой не понимал, как контролировать свой внутренний страх и боль, как быстрее и лучше решать любые волнующие его вопросы, отключая шаблоны и стереотипы мышления.
НАШ мозг отказывался эффективно работать, и МЫ не могли понять причину этого.
Мозг другого отказывался эффективно работать, и другой не мог понять причину этого.
В постоянном состоянии стресса, МЫ полностью теряли контроль над своим состоянием, с полной потерей эффективности.
Другой, в постоянном состоянии стресса, полностью терял контроль над своим состоянием, с полной потерей эффективности.
МЫ лежали/сидели/стояли и думали, что с НАМИ не так, в какой момент жизни МЫ потеряли себя, как способную личность, когда нарушилась НАША связь с миром и самими собой.
Другой заморачивался, что с ним не так, в какой момент жизни он потерял себя, как способную личность, когда нарушилась его связь с миром и самим собой.
МЫ не могли вспомнить, из-за чего МЫ стали воспринимать себя жертвой, кто НАС к этому подвёл и внушил это состояние.
Другой не мог вспомнить, из-за чего он стал воспринимать себя жертвой, кто его к этому подвёл и внушил это состояние.
Исполняя роль жертвы, МЫ полностью расстались с надеждой наладить гармоничное взаимодействие в быту, на работе, в отношениях или в семье.
Исполняя роль жертвы, другой полностью расстался с надеждой наладить гармоничное взаимодействие в быту, на работе, в отношениях или в семье.
МЫ не могли найти/не знали, как включить тот тумблер, который поможет НАМ в любой момент и в любом месте снять с себя зажатость, раскрепоститься и быть готовыми к успешным взаимодействиям с миром.
Другой не мог найти/не знал, как включить тот тумблер, который поможет ему в любой момент и в любом месте снять с себя зажатость, раскрепоститься и быть готовым к успешным взаимодействиям с миром.
МЫ мечтали об освобождении от накопившихся негативных эмоций, напряжений, блоков и психосоматических нарушений, но как это сделать/исполнить/начать, у НАС не было ответов или решений.
Другой мечтал об освобождении от накопившихся негативных эмоций, напряжений, блоков и психосоматических нарушений, но как это сделать/исполнить/начать, у него не было ответов или решений.
МЫ отрицали наличие в себе каких-либо возможностей по переделке себя в нормального и свободного человека, считая своё воспитание и образование недостаточно хорошим, для выявления желаемых качеств характера, формировки внутренней мотивации и выработки в себе навыков быстрого восстановления.
Другой отрицал наличие в себе каких-либо возможностей по переделке себя в нормального и свободного человека, считая своё воспитание и образование недостаточно хорошим, для выявления желаемых качеств характера, формировки внутренней мотивации и выработки в себе навыков быстрого восстановления.
МЫ задрачивали свой или чей-то мозг тем, что у НАС всё равно ничего не получится, как бы МЫ этого не хотели.
Другой задрачивал свой/НАШ/чей-то мозг тем, что у него всё равно ничего не получится, как бы он этого не хотел.
МЫ боялись озвучивать личные проблемы, тем самым убеждая себя в своей никчёмности и ничтожности.
Другой боялся озвучивать личные проблемы, тем самым убеждая себя в своей никчёмности и ничтожности.
МЫ страдали бессонницей и по ночам принимались жалеть себя, проклиная этот несправедливый и злобный мир вокруг.
Другой страдал бессонницей и по ночам принимался жалеть себя, проклиная этот несправедливый и злобный мир вокруг.
НАШИ внутренние ресурсы были на нуле, из-за чего само регуляция организма переставала работать как дОлжно.
Внутренние ресурсы другого были на нуле, из-за чего само регуляция организма переставала работать как дОлжно.
Даже текущие/мелкие бытовые задачи, для НАС становились огромной проблемой.
Даже текущие/мелкие бытовые задачи, для другого становились огромной проблемой.
МЫ полностью теряли уверенность в себе, как только НАМ приходилось самостоятельно принимать решение.
Другой полностью терял уверенность в себе, как только ему приходилось самостоятельно принимать решение.
МЫ очковали начинать что-то, не спросив совета или разрешения.
Другой очковал начинать что-то, не спросив совета или разрешения.
МЫ боялись наказания, за неправильно выполненное действие.
Другой боялся наказания, за неправильно выполненное действие.
МЫ, постоянно находясь под страхом наказания, не могли правильно выполнить даже элементарных действий или самостоятельно принять решение.
Другой, постоянно находясь под страхом наказания, не мог правильно выполнить даже элементарных действий или самостоятельно принять решение.
МЫ не знали, как исцелить себя и почувствовать вкус счастливой жизни, получая удовольствие от неё.
Другой не знал, как исцелить себя и почувствовать вкус счастливой жизни, получая удовольствие от неё.
МЫ по долгу сидели на антидепрессантах, не зная, как дальше существовать.
Другой по долгу сидел на антидепрессантах, не зная, как дальше существовать.
МЫ не видели перспектив в будущем, уповая только на Всевышнего.
Другой жаловался, что не видит перспектив в будущем и уповает только на Всевышнего.
МЫ видели себя никому не нужными в этом мире, уходя на долго внутрь, в свой ничтожный мирок.
Другой видел себя никому не нужным в этом мире, уходя на долго внутрь, в свой ничтожный мирок.
У НАС не было никаких целей в жизни, так как МЫ не могли их себе позволить, из-за своих страхов и сомнений.
У другого не было никаких целей в жизни, так как он не мог их себе позволить, из-за своих страхов и сомнений.
Стереотипность НАШЕГО мышления, не позволяла НАМ вылезти из той жопы, в которую МЫ сами себя и засунули.
Стереотипность мышления другого, не позволяла ему вылезти из той жопы, в которую он сам себя и засунул.
К любому волнующему НАС вопросу, МЫ всегда подходили с опаской, воспринимая его как новую стрессовую ситуацию.
Другой, к любому волнующему его вопросу, всегда подходил с опаской, воспринимая его как новую стрессовую ситуацию.
МЫ не умели отключать свой внутренний страх при принятии каких-либо решений.
Другой не умел отключать свой внутренний страх при принятии каких-либо решений.
Последнее время, из-за коронавируса и вынужденного карантина, МЫ полностью потеряли уверенность в своей дальнейшей жизни и совершенно не могли сохранять спокойствие.
Последнее время, из-за коронавируса и вынужденного карантина, другой полностью потерял уверенность в своей дальнейшей жизни и совершенно не мог сохранять спокойствие.
МЫ не могли раскрепоститься, и в связи с этим, страдали пищевой, игровой, алкогольной, никотиновой и другими зависимостями, пытаясь хоть как-то отвлечься от навалившихся проблем и стрессов.
Другой не мог раскрепоститься, и в связи с этим, страдал пищевой, игровой, алкогольной, никотиновой и другими зависимостями, пытаясь хоть как-то отвлечься от навалившихся проблем и стрессов.
МЫ завидовали тем, кто смело проявлял личную эффективность и успешность в любом обучении и в жизни.
Другой завидовал тем, кто смело проявлял личную эффективность и успешность в любом обучении и в жизни.
МЫ надеялись на чей-либо совет или помощь, но боялись признаться в своих проблемных состояниях.
Другой надеялся на чей-либо совет или помощь, но боялся признаться в своих проблемных состояниях.
МЫ погрязли в своих негативных эмоциях и состояниях, периодически имея приступы тревоги, с переходом в панические атаки.
Другой погряз в своих негативных эмоциях и состояниях, периодически имея приступы тревоги, с переходом в панические атаки.
МЫ перестали верить в какой-либо позитивный период в НАШЕЙ будущей жизни.
Другой перестали верить в какой-либо позитивный период в его будущей жизни.
МЫ ежедневно ложились спать с грузом негативных эмоций и тревоги за будущее, имея трудности с засыпанием или просыпаясь по несколько раз за ночь.
Другой говорил, что ежедневно ложится спать с грузом негативных эмоций и тревоги за будущее, имеет трудности с засыпанием или просыпается по несколько раз за ночь.
НАША нервная система была ни к чёрту, совершенно не справлялась с приступами паники и тревоги.
Другой жаловался, что его нервная система ни к чёрту и совершенно не справляется с приступами паники и тревоги.
МЫ все жизненные ситуации считали опасными, неприятными или критическими.
Другой все жизненные ситуации считал опасными, неприятными или критическими.
НАША физическая работоспособность пришла в упадок, её хватало максимум на полчаса/час.
Физическая работоспособность другого пришла в упадок, её хватало максимум на полчаса/час.
МЫ перестали надеяться, что когда-то начнём жить полноценной жизнью здорового и счастливого человека.
Другой перестал надеяться, что когда-то начнёт жить полноценной жизнью здорового и счастливого человека.
У НАС преобладали пораженческие взгляды на жизнь.
У другого преобладали пораженческие взгляды на жизнь.
МЫ не умели «держать удар» в жизненных ситуациях, абсолютно не умея восстанавливаться после очередных поражений.
Другой не умел «держать удар» в жизненных ситуациях, абсолютно не умея восстанавливаться после очередных поражений.
МЫ уже не хотели/не желали каких-то побед, утонув в своих пораженческих убеждениях.
Другой уже не хотел/не желал каких-то побед, утонув в своих пораженческих убеждениях.
МЫ имели убеждения/НАМ кто-то внушил, что имеем слабую координацию и вестибулярную устойчивость.
Другой имел убеждения/ему кто-то внушил, что он имеет слабую координацию и вестибулярную устойчивость.
МЫ только мечтали о высокой спортивной форме, совершенно не прилагая усилий для её достижения, постоянно ища оправдания для своей ленивой жопы.
Другой только мечтал о высокой спортивной форме, совершенно не прилагая усилий для её достижения, постоянно ища оправдания для своей ленивой жопы.
МЫ не могли обходиться без возбуждающих напитков для активности мозга или успокоительных, больше не зная, чем можно снять нервозность, моральную или физическую усталость.
Другой не мог обходиться без возбуждающих напитков для активности мозга или успокоительных, больше не зная, чем можно снять нервозность, моральную или физическую усталость.
МЫ чувствовали себя полностью не принадлежащими себе, совершенно не понимая, как избавиться от навязанных стереотипов мышления, унылых убеждений и психологических барьеров.
Другой чувствовал себя полностью не принадлежащим себе, совершенно не понимая, как избавиться от навязанных стереотипов мышления, унылых убеждений и психологических барьеров.
У НАС полностью отсутствовала мотивация, даже в самый нужный и ответственный момент НАШЕЙ жизни.
У другого полностью отсутствовала мотивация, даже в самый нужный и ответственный момент его жизни.
МЫ не представляли, как же другие люди могут быть такими свободными и эффективными по жизни.
Другой не представлял, как же остальные люди могут быть такими свободными и эффективными по жизни.
МЫ постоянно «зависали» в своих унылых мыслях, полностью отключившись от реальности.
Другой постоянно «зависал» в своих унылых мыслях, полностью отключившись от реальности.
МЫ хронически испытывали дефицит времени, хотя, в конце дня продуктивности от всей НАШЕЙ возни было около нуля.
Другой хронически испытывал дефицит времени, хотя, в конце дня продуктивности от всей его возни было около нуля.
МЫ часами зависали в соцсетях, отдавая своё драгоценное время жизни вещающим/долдонящим инфо-цыганам, которые становились хронофагами, пожирающими НАШУ, и так короткую жизнь.
Другой часами зависал в соцсетях, отдавая своё драгоценное время жизни вещающим/долдонящим инфо-цыганам, которые становились хронофагами, пожирающими, и так короткую, жизнь другого.
МЫ, на постоянной основе, испытывали напряжение в каком-либо участке НАШЕГО тела, а также, с неумолимой периодичностью страдали от головной боли.
Другой, на постоянной основе, испытывал напряжение в каком-либо участке его тела, а также, с неумолимой периодичностью страдал от головной боли.
МЫ имели проблемы с сердечно-сосудистой системой, скачки давления, считая это нормой, при НАШЕМ системном психологическом стрессе и постоянном недосыпе.
Другой имел проблемы с сердечно-сосудистой системой, скачки давления, считая это нормой, при его системном психологическом стрессе и постоянном недосыпе.
Загоняя себя своими же мыслями и страхами в глубокую задницу, МЫ оценивали своё состояние критическим, но как вылезти из этой жопы, МЫ не знали, не понимали или вообще, стали считать это нормой НАШЕГО бытия, соглашаясь на всё, только бы НАС не трогали и не беспокоили.
Другой, загоняя себя своими же мыслями и страхами в глубокую задницу, оценивал своё состояние критическим, но как вылезти из этой жопы, он не знал, не понимал или вообще, стал считать это нормой его бытия, соглашаясь на всё, только бы его не трогали и не беспокоили.
НАМ было тоскливо и больно жить в этой безнадёжности, которую МЫ же сами и создали, своими мыслями и страхами.
Другому было тоскливо и больно жить в этой безнадёжности, которую он же сам и создал, своими мыслями и страхами.
МЫ уже и не мечтали о каких-то там успехах, новых способностях и возможностях, высотах в карьерной лестнице, о счастливых и полноценных отношениях с противоположным полом, считая это абсолютно не выполнимыми задачами.
Другой уже и не мечтал о каких-то там успехах, новых способностях и возможностях, высотах в карьерной лестнице, о счастливых и полноценных отношениях с противоположным полом, считая это абсолютно не выполнимыми задачами.
МЫ находились в полном ощущении тупика жизни, без каких-либо шансов на успех где-то/в чём-либо.
Другой находился в полном ощущении тупика жизни, без каких-либо шансов на успех где-то/в чём-либо.
Понятие добро, по отношению к себе, МЫ считали кем-то придуманной иллюзией.
Другой, понятие добро по отношению к нему, считал кем-то придуманной иллюзией.
МЫ разочаровались во всём в своей жизни, а особенно, в когда-то близких в людях.
Другой разочаровался во всём в своей жизни, а особенно, в когда-то близких в людях.
МЫ не умели радоваться жизни, так как НАС этому никто не учил/не научил, а только манипулировали, требовали и наказывали.
Другой не умел радоваться жизни, так как его этому никто не учил/не научил, а только манипулировали, требовали и наказывали.
Жить и радоваться жизни было для НАС неисполнимой мечтой, иллюзией и потухшей навсегда надеждой.
Для другого, жить и радоваться жизни было неисполнимой мечтой, иллюзией и потухшей навсегда надеждой.
МЫ урезали свой круг общения до минимума, не только из-за коронавируса и вынужденной изоляции, а по причине того, что МЫ вообще перестали понимать людей, даже близких.
Другой урезал свой круг общения до минимума, не только из-за коронавируса и вынужденной изоляции, а по причине того, что он вообще перестал понимать людей, даже близких.
МЫ испытывали, то острый стресс, то затяжное хроническое стрессовое состояние.
Другой испытывал, то острый стресс, то затяжное хроническое стрессовое состояние.
НАС раздражал собеседник или близкий человек своей тупизной или ограниченностью.
Другого раздражал собеседник или близкий человек своей тупизной или ограниченностью.
МЫ не могли понять мотивы своих действий и поступков, равно как и других людей.
Другой не мог понять мотивы своих действий и поступков, равно как и других людей.
НАС было трудно находить контакт с собеседником или близким человеком.
Другому было трудно находить контакт с собеседником или близким человеком.
МЫ не знали, как поступить в той или иной жизненной ситуации, связанной с отношениями.
Другой не знал, как поступить в той или иной жизненной ситуации, связанной с отношениями.
МЫ были закрепощены в своих страхах и сомнениях, боясь познакомиться с новым человеком.
Другой были закрепощён в своих страхах и сомнениях, боясь познакомиться с новым человеком.
МЫ не знали, как изменить свою личную жизнь по своему желанию и стать счастливыми, или были не состоянии, по каким-либо причинам, это сделать.
Другой не знал, как изменить свою личную жизнь по своему желанию и стать счастливым, или был не состоянии, по каким-либо причинам, это сделать.
Для НАС было проблемным снять внутреннее напряжение, избавится от стресса, накопленных трудностей, быстро восстановить эмоциональный баланс и обрести душевный комфорт.
Для другого было проблемным снять внутреннее напряжение, избавится от стресса, накопленных трудностей, быстро восстановить эмоциональный баланс и обрести душевный комфорт.
МЫ не знали, как обрести былую привлекательность, поддержать свой жизненный тонус и здоровье, поддерживать себя в отличной форме, не прилагая сверх усилий.
Другой не знал, как обрести былую привлекательность, поддержать свой жизненный тонус и здоровье, поддерживать себя в отличной форме, не прилагая сверх усилий.
МЫ забыли, что значит получать удовольствие от жизни или отношений.
Другой говорил, что уже забыл, что значит получать удовольствие от жизни или отношений.
МЫ не могли заставить себя избавиться от лишнего веса, вызванного душевными переживаниями и пристрастиями к нежелательной пище, нормализовать сон, обрести уверенность в себе, освободиться от страхов, тревоги и депрессии.
Другой не мог заставить себя избавиться от лишнего веса, вызванного душевными переживаниями и пристрастиями к нежелательной пище, нормализовать сон, обрести уверенность в себе, освободиться от страхов, тревоги и депрессии.
НАМ стало всё трудней и трудней выглядеть привлекательнее для противоположного пола.
Другому стало всё трудней и трудней выглядеть привлекательнее для противоположного пола.
Для НАС стало проблемой полноценно выспаться.
Для другого стало проблемой полноценно выспаться.
МЫ уже не надеялись на гармонию в межличностных или семейных отношениях.
Другой уже не надеялся на гармонию в межличностных или семейных отношениях.
В любой ответственной ситуации, МЫ чувствовали себя скованными какими-то нервными зажимами.
Другой, в любой ответственной ситуации, чувствовал себя скованным какими-то нервными зажимами.
НАМ казалось, что НАША нервная система совсем потеряла способность к восстановлению.
Другой считал, что его нервная система совсем потеряла способность к восстановлению.
МЫ не имели возможности или НАМ так казалось, освободиться от суеты, груза текущих волнений и забот, побыть наедине с самими собой, чтобы понять, чего МЫ сами хотим от своей жизни.
Другой не имел возможности или ему так казалось, освободиться от суеты, груза текущих волнений и забот, побыть наедине с самим собой, чтобы понять, чего он сам хочет от своей жизни.
МЫ убивали своё время жизни на всякую не нужную хуйню, даже поздно вечером, придя с работы, снова и снова лезли в интернет, в надежде отвлечься, но по факту наваливали себе в мозг новую порцию информационного говна, превратив свою башку в мусорный отстойник (а как же, блять, новые «знания!»)
Другой убивал своё время жизни на всякую не нужную хуйню, даже поздно вечером, придя с работы, снова и снова лез в интернет, в надежде отвлечься, но по факту наваливал себе в мозг новую порцию информационного говна, превратив свою башку в мусорный отстойник (а как же, блять, новые «знания!»)
МЫ не обращали внимания, а возможно и вообще не догоняли, что НАША голова забита под завязку негативным и вонючим ментальным/информационным мусором до такой степени, что было ощущение этой вони на несколько метров вокруг в реале, как только МЫ начинали что-то говорить.
Другой не обращал внимания, а возможно и вообще не догонял, что его голова забита под завязку негативным и вонючим ментальным/информационным мусором до такой степени, что было ощущение этой вони на несколько метров вокруг в реале, как только он начинал что-то говорить.
МЫ не знали, как обрести чувство внутренней защищенности, поставить заслон между собой и окружающим миром и начать жить по своему сценарию, или просто, НАМ стало похер на себя и свою жизнь.
Другой не знал, как обрести чувство внутренней защищенности, поставить заслон между собой и окружающим миром и начать жить по своему сценарию, или просто, ему стало похер на себя и свою жизнь.
НАМ было невдомёк/МЫ не могли осознать, что по жизни «зависли» в своих придуманных/выдуманных проблемах и страхах, в унылых и токсичных отношениях, как тот зависший убитый/старый комп, а МЫ бедненькие, в полной растерянности, не знаем/забыли/НАМ не показали/не подсказали/НАС не научили, куда нажать, чтобы сделать перезагрузку своей жизни.
Другому было невдомёк/он не имел понятия, что по жизни «завис» в своих придуманных/выдуманных проблемах и страхах, в унылых и токсичных отношениях, как тот зависший убитый/старый комп, а он бедненький, в полной растерянности, не знает/забыл/ему не показали/не подсказали/его не научили, куда нажать, чтобы сделать перезагрузку своей жизни.
МЫ видели НАШИХ родителей, родственников, знакомых, когда и где они имели/испытывали/проявляли любой из вышеперечисленного материала, и МЫ, осознанно или нет перенимали/переняли любые из этих моделей поведения.
Другой видел своих родителей, родственников, знакомых, когда и где они имели/испытывали/проявляли любой из вышеперечисленного материала, и он, осознанно или нет перенимал/перенял любые из этих моделей поведения.
Кто-то другой имел/испытывал/проявлял любой из вышеперечисленного материала и по этому поводу делился с НАМИ своими эмоциями, страхами, боязнью, впечатлениями, идеями, теориями, мыслями, предположениями, ожиданиями, пророчествами и любыми другим своими умозаключениями.
МЫ читали любого рода книги, статьи, иного рода печатные материалы, видели кинофильмы, картины на любые темы, связанные с любым выше изложенным материалом.
МЫ слушали песни, музыку, стихи и поэтические произведения на любые темы, связанные с любым выше изложенным материалом.
МЫ воспринимали любым способом информацию, воспитание и уроки на любые темы, связанные с любым выше изложенным материалом, от других, а также посредством идеологии, религии, законодательства, сказок, эпоса, баллад, былин, ритуалов, традиций, фольклора, анекдотов и т.п.
МЫ получали или имели любого рода научную информацию или объяснения на темы, связанные с любым выше изложенным материалом.

+16
10:27
551
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...