Быдлология

  • Аспекты

Характерные паттерны мышления. Материал скомпилирован по статьям в Сети + мои дополнения.

Время чтения:
9 мин.
Мы жили, не задумываясь
Другой жил, не задумываясь

Мы всячески избегали умственного напряжения
Другой всячески избегал умственного напряжения

Мы жили простейшими потребностями и инстинктами
Другой жил простейшими потребностями и инстинктами

Мы во всем стремились к простоте и незамысловатости
Другой во всем стремился к простоте и незамысловатости

Нам были присущи устоявшиеся стереотипы поведения
Другому были присущи устоявшиеся стереотипы поведения

Делая кому-либо неприятность, Мы искренне возмущались, когда нам доставляли такую же неприяность
Делая кому-либо неприятность, Другой искренне возмущался, когда ему доставляли такую же неприяность

Мы хотели, чтобы все были такими как мы
Другой хотел, чтобы все были такими как он

Нам были присущи «двойные стандарты»
Другому были присущи «двойные стандарты»

Чем-то отличающийся от Нас человек, вызывал у нас раздражение/ярость
Чем-то отличающийся от Другого человек, вызывал у него раздражение/ярость

Нежелание знать было Нашей сутью
Нежелание знать было сутью Другого

Мы были глупы и недальновидны
Другой был глуп и недальновиден

У Нас не было воли и желания решать за себя
У Другого не было воли и желания решать за себя

Мы были ленивы и нелюбопытны
Другой был ленив и нелюбопытен

Мы подавляли нашу сознательность
Другой подавлял свою сознательность

Мы были на стороне большинства
Другой был на стороне большинства

Нам нравилось быть сопричастным к чему-то большому важному и значимому
Другому нравилось быть сопричастным к чему-то большому важному и значимому

Мы были неспособны отрефлексировать наши действия с нескольких разных точек зрения
Другой был не способен отрефлексировать свои действия с нескольких разных точек зрения

Мы не принимали чужую точку зрения
Другой не принимал чужую точку зрения

Мы мыслили шаблонами, прятались за общими фразами, словами без сути
Другой мыслил шаблонами, прятался за общими фразами, словами без сути

Мы обладали стрессоустойчивостью к рутине
Другой обладал стрессоустойчивостью к рутине

Мы имели наши расплывчатые соображения о чем-либо/ком-либо и/или перенимали господствующие на данный момент в нашей культуре
Другой имел свои расплывчатые соображения о чем-либо/ком-либо и/или перенимал господствующие на данный момент в его культуре

Мы были не чувствительны к амбивалентности (двойственному противоречивому восприятию одного и того же объекта/явления)
Другой был не чувствителен к амбивалентности (двойственному противоречивому восприятию одного и того же объекта/явления)

Наши родители/дедушки/бабушки с возрастом все больше превращались в маразматиков
Другого родители/дедушки/бабушки с возрастом все больше превращались в маразматиков

У Нас не было четкого понимания наших целей
У Другого не было четкого понимания его целей

Нам была присуща авторитарная субмиссивность — сильное желание подчиняться властям, установленным в обществе легитимно («хорошо иметь строгого авторитарного лидера»)
Другому была присуща авторитарная субмиссивность — сильное желание подчиняться властям, установленным в обществе легитимно («хорошо иметь строгого авторитарного лидера»)

У Нас была авторитарная агрессия — общая агрессивность, сильно выражающаяся по отношению к различным группам или индивидуумам, и якобы санкционированная властями («полезно быть жестокими к тем, кто не следует правилам»)
У Другого была авторитарная агрессия — общая агрессивность, сильно выражающаяся по отношению к различным группам или индивидуумам, и якобы санкционированная властями («полезно быть жестокими к тем, кто не следует правилам»)

Нам был присущ конвенционализм — высокий уровень приверженности традиционным конвенциям, якобы разделяемым всем обществом и властями («традиции — лучше всего»)
Другому был присущ конвенционализм — высокий уровень приверженности традиционным конвенциям, якобы разделяемым всем обществом и властями («традиции — лучше всего»)

Мы искали и создавали нам кумиров: из людей, вещей, процессов, явлений и т.п.
Другой искал и создавал себе кумиров: из людей, вещей, процессов, явлений и т.п.

Мы считали, что способны сделать что-либо только после чьих-то указаний/распоряжений/приказов
Другой считал, что способен сделать что-либо только после чьих-то указаний/распоряжений/приказов

Мы боялись самостоятельно принимать решения
Другой боялся самостоятельно принимать решения

Мы были неспособны взять и нести ответственность за собственные решения
Другой был неспособен взять и нести ответственность за собственные решения

Мы боялись подумать или ответить «не так»
Другой боялся подумать или ответить «не так»

Если у Нас не было начальника/вождя, то Мы его создавали для нас
Если у Другого не было начальника/вождя, то Другой его создавал для себя

Мы действовали по указке «сверху»
Другой действовал по указке «сверху»

Мы не сомневались в правильности полученного свыше решения/указания
Другой не сомневался в правильности полученного свыше решения/указания

В социуме Мы были низкоранговой особью с высокой примативностью (животностью)
В социуме Другой был низкоранговой особью с высокой примативностью (животностью)

Низкий ранг вынуждал Нас искать кумиров, вождей, авторитетов (высокоранговых особей), на которых надо равняться и на которых надо сваливать всю ответственность за всё хорошее и плохое, что есть в нашей жизни
Низкий ранг вынуждал Другого искать кумиров, вождей, авторитетов (высокоранговых особей), на которых надо равняться и на которых надо сваливать всю ответственность за всё хорошее и плохое, что есть в его жизни

Мы были религиозным, суеверным
Другой был религиозным, суеверным

Мы были озабочены иерархической субординацией (принципами подчиненности)
Другой был озабочен иерархической субординацией (принципами подчиненности)

Мы любили доминировать над «пешками» и пресмыкаться перед «мутными ферзями», при этом путаясь кто есть кто
Другой любил доминировать над «пешками» и пресмыкаться перед «мутными ферзями», при этом путаясь кто есть кто

У Нас была навязчивая потребность доказывать нашу правоту
У Другого была навязчивая потребность доказывать свою правоту

Мы были легковнушаемы
Другой был легковнушаем

Мы являлись показушными, хвастливыми, озабоченными внешними атрибутами благополучия и престижа
Другой являлся показушным, хвастливым, озабоченным внешними атрибутами благополучия и престижа

Будучи мужчиной у Нас была повышенная склонность к беспорядочным половым связям
Будучи женщиной для Нас любовь всегда была зла, потому что Мы влюблялись «не в тех» мужчин
Будучи мужчиной у Другого была повышенная склонность к беспорядочным половым связям
Будучи женщиной у Другой любовь всегда была зла, потому что она влюблялась «не в тех» мужчин

Мы знали, что такое быть «настоящим мужиком/женщиной»
Другой знал, что такое быть «настоящим мужиком/женщиной»

Мы обладали слабой способностью к самосдерживанию и самоконтролю
Другой обладал слабой способностью к самосдерживанию и самоконтролю

К числу Наших главных ценностей относилась приверженность/причастность к какого-либо рода коллективу/социальной общности
К числу главных ценностей Другого относилась приверженность/причастность к какого-либо рода коллективу/социальной общности

За этой сопричастностью Мы скрывали собственное ничтожество и трусость
За этой сопричастностью Другой скрывал собственное ничтожество и трусость

Мы любили поучать, давать советы и аппелировать к своему «богатому жизненному опыту»
Другой любил поучать, давать советы и аппелировать к своему «богатому жизненному опыту»

Мы давили собеседника своим возрастом и обесценивали его возраст («Молоко на губах не обсохло»)
Другой давил собеседника своим возрастом и обесценивал его возраст («Молоко на губах не обсохло»)

Мы имели любого рода зависимость от окружающих, их слов и действий
Другой имел любого рода зависимость от окружающих, их слов и действий

Мы отрицали рост/развитие/перемены в любых их проявлениях, в том числе и в нас самих
Другой отрицал рост/развитие/перемены в любых их проявлениях, в том числе и в самом себе

Для Нас была характерна духовная, интеллектуальная незрелость
Для Другого была характерна духовная, интеллектуальная незрелость

Нам было присуще отсутствие собственного мнения, художественного и музыкального вкуса, вкуса в отношении пищи
Другому было присуще отсутствие собственного мнения, художественного и музыкального вкуса, вкуса в отношении пищи

Мы не представляли себе веселье без алкоголя, мы хотели «забухать»
Другой не представлял себе веселье без алкоголя, другой хотел «забухать»

Некурящего и непьющего человека Мы воспринимали как странного и ущербного («Да ты чё, не мужик что ли?»)
Некурящего и непьющего человека Другой воспринимал как странного и ущербного («Да ты чё, не мужик что ли?»)

Не имея вредных привычек, Мы призывали всех курящих и пьющих «вешать на фонарных столбах»
Не имея вредных привычек, Другой призывал всех курящих и пьющих «вешать на фонарных столбах»

Мы люто ненавидели наркоманов, даже если сами имели хроническую зависимость от алкоголя и/или табака
Другой люто ненавидел наркоманов, даже если сам имел хроническую зависимость от алкоголя и/или табака

Нам были свойственны простые, дешевые и непритязательные развлечения
Другому были свойственны простые, дешевые и непритязательные развлечения

У Нас отсутствовало понятие об элементарной этике: мы могли помочиться в подъезде/лифте, разрисовать стены, нахамить кондуктору и т.п.
У Другого отсутствовало понятие об элементарной этике: он мог помочиться в подъезде/лифте, разрисовать стены, нахамить кондуктору и т.п.

У Нас не было понятия «о будущем», поэтому, например, нам было свойственно «срать там, где мы живем»
У Другого не было понятия «о будущем», поэтому, например, ему было свойственно «срать там, где он живет»

Мы считали, что убрать за собой свое «говно», ниже нашего достоинства
Другой считал, что убрать за собой свое «говно», ниже его достоинства

Мы считали нас особенными
Другой считал себя особенным

Нам нравилось самоутверждаться не достижениями в нашей жизни, а путем унижения/обесценивания других
Другому нравилось самоутверждаться не достижениями в своей жизни, а путем унижения/обесценивания других

Мы не имели ни малейшего представления о «чувстве стиля» или это понимание было извращено
Другой не имел ни малейшего представления о «чувстве стиля» или это понимание было извращено

Мы старались, чтобы все наши вещи были с «фирменными логотипами» на виду у всех, даже если куплены эти вещи на рынке
Другой старался, чтобы все наши вещи были с «фирменными логотипами» на виду у всех, даже если куплены эти вещи на рынке

Мы считали, что чем больше вылить на себя парфюма, тем дольше продержится запах и тем больше мы будем привлекательны для окружающих
Другой считал, что чем больше вылить на себя парфюма, тем дольше продержится запах и тем больше он будем привлекателен для окружающих

Мы любили покупать вещи, снабженные мигающими разноцветными «свистоперделками»
Другой любил покупать вещи, снабженные мигающими разноцветными «свистоперделками»

Наша речь изобиловала нецензурной лексикой («Идём мы, значит, вчера в центр на хуй — сестра, сука, мать, блядь, и я, ёбанный в рот»)
Речь Другого изобиловала нецензурной лексикой

Мы не умели эффективно распоряжаться личными финансами, жили от зарплаты до зарплаты, постоянно залезая в долги
Другой не умел эффективно распоряжаться личными финансами, жил от зарплаты до зарплаты, постоянно залезая в долги

Мы издевались над теми, кто слабее нас, включая животных
Другой издевался над теми, кто слабее его, включая животных

Мы верили всему, что идет из телевизора и других СМИ
Другой верил всему, что идет из телевизора и других СМИ

Мы охотно «велись» на скандальные/сенсационные/паранормальные темы
Другой охотно «велся» на скандальные/сенсационные/паранормальные темы

Если Мы чего-то не понимали, то пытались это всячески отрицать и высмеивать («Автор, ты где такую траву берешь?»)
Если Другой чего-то не понимал, то пытался это всячески отрицать и высмеивать («Автор, ты где такую траву берешь?»)

Мы были неспособны трезво оценивать события и всегда искали виновных в наших бедах, вместо того, чтобы разбираться и исправлять наши ошибки
Другой был неспособен трезво оценивать события и всегда искал виновных в его бедах, вместо того, чтобы разбираться и исправлять свои ошибки

Мы ударялись в бунтарство против чего-то/кого-то
Другой ударялся в бунтарство против чего-то/кого-то

Мы свято верили в то, что все люди в мире находятся на одном с нами уровне интеллектуального и психического развития
Другой свято верил в то, что все люди в мире находятся на одном с ним уровне интеллектуального и психического развития

Если Мы видели, что оппонент умнее и образованней нас, то упрекали его в позерстве и «умничаньи»
Если Другой видел, что оппонент умнее и образованней его, то упрекал последнего в позерстве и «умничаньи»

Нас искренне удивляло, что кто-то не разделяет наших приверженностей и увлечений
Другого искренне удивляло, что кто-то не разделяет его приверженностей и увлечений

Мы не знали простейших правил правописания («пажалусто»), намеренно искажали слова родного языка («аффтар»), не могли выразить мысль без использования мата, эмоции показывали посредством многочисленных восклицательных знаков и скобок, пробелы игнорировали («слыш пиздюк…тебе сколька лет, животное?соплю подотри!!!!!!!!!хуйло грязное.судя, по твоим словечкам пантовым-ты обычный, мелкий, убогий дигинират как и большинство на ютубе!!!!!!!!!»)
Другой не знал простейших правил правописания, намеренно искажал слова родного языка, не мог выразить мысль без использования мата, эмоции показывал посредством многочисленных восклицательных знаков и скобок, пробелы игнорировал

Нам нужна была идеология или другая форма веры заменяющая необходимость принятия собственных решений тупым исполнением готовых, спущенных сверху указаний
Другому нужна была идеология или другая форма веры заменяющая необходимость принятия собственных решений тупым исполнением готовых, спущенных сверху указаний

Мы придерживались консервативных позиций, патриотизма или национализма
Другой придерживался консервативных позиций, патриотизма или национализма

Мы считали американцев тупыми, а «все американское» ненавидели
Другой считал американцев тупыми, а «все американское» ненавидел

Нам было насрать на правила приличия в обществе: мы рыгали и испускали кишечные газы
Другому было насрать на правила приличия в обществе: он рыгал и испускал кишечные газы

Нам нужен был образ Главного Врага, на которого можно списать все беды и проблемы
Другому нужен был образ Главного Врага, на которого можно списать все беды и проблемы

Мы бессмысленно что-то ломали/крушили/разрушали/уничтожали, при этом будучи неспособными к созидательной деятельности
Другой бессмысленно что-то ломал/крушил/разрушал/уничтожал, при этом будучи неспособным к созидательной деятельности

Мы любили массовые акции, например митинги, марши, демонстрации, флешмобы и народные гуляния («Неважно, чем заниматься — лишь бы вместе»)
Другой любил массовые акции, например митинги, марши, демонстрации, флешмобы и народные гуляния («Неважно, чем заниматься — лишь бы вместе»)

Мы с трудом принимали (или не принимали вообще) всё новое, в непонятном не пытались разобраться
Другой с трудом принимал (или не принимал вообще) всё новое, в непонятном не пытался разобраться

У Нас было несуразное чувство юмора (плоские тупые шутки, примитивные рифмованные подъебки собеседнику: «А че? Хуйвоче!»)
У Другого было несуразное чувство юмора (плоские тупые шутки, примитивные рифмованные подъебки собеседнику: «А че? Хуйвоче!»)

Мы не пытались проникнуть в суть вещей и научиться чему-либо
Другой не пытался проникнуть в суть вещей и научиться чему-либо

Мы люто ненавидели успешных, образованных, богатых, известных и что-то умеющих людей
Другой люто ненавидел успешных, образованных, богатых, известных и что-то умеющих людей

У Нас была навязчивая потребность осуждать и сплетничать
У Другого была навязчивая потребность осуждать и сплетничать

Нам была необходима несвобода: мы считали, что каждый должен побывать в армии и/или на зоне, потому что там можно «научиться жизни», т.е. получить готовые стадные модели поведения, которые потом можно применять всю оставшуюся жизнь
Другому была необходима несвобода: он считал, что каждый должен побывать в армии и/или на зоне, потому что там можно «научиться жизни», т.е. получить готовые стадные модели поведения, которые потом можно применять всю оставшуюся жизнь

Мы предпочитали перестраивать мир под нас, а не изменяться самим
Другой предпочитал перестраивать мир под себя, а не изменяться самому

Мы разрывались между желанием «быть как все» и желанием «показать себя»
Другой разрывался между желанием «быть как все» и желанием «показать себя»

Мы страдали словесным поносом
Другой страдал словесным поносом

Мы находясь в коллективе на стороне большинства, гнобили/чморили/издевались (или поощряли такое «воспитание») над теми, кто не вписывался в общую концепцию данного коллектива
Другой находясь в коллективе на стороне большинства, гнобил/чморил/издевался (или поощрял такое «воспитание») над теми, кто не вписывался в общую концепцию данного коллектива

Мы обожали ссылаться на коллективное мнение/мнение большинства, при этом гордясь тем, что «Я - как все»
Другой обожал ссылаться на коллективное мнение/мнение большинства, при этом гордясь тем, что «Я - как все»

Мы были ярым борцом за справедливость и считали, что нужно все у богатых отобрать (их самих расстрелять) и поделить поровну на всех
Другой был ярым борцом за справедливость и считал, что нужно все у богатых отобрать (их самих расстрелять) и поделить поровну на всех

У Нас был аккаунт Вконтакте или иной соц. сети, с указанием реальных имен-фамилий, и адресов-телефонов на случай «Подъезжай и скажи мне это в лицо»
У Другого был аккаунт Вконтакте или иной соц. сети, с указанием реальных имен-фамилий, и адресов-телефонов на случай «Подъезжай и скажи мне это в лицо»

Для Нас не было никакой разницы между реальным и виртуальным миром
Для Другого не было никакой разницы между реальным и виртуальным миром

Мы не знали, что такое конструктивный диалог/дискуссия/аргументы, вместо этого предпочитая бессвязную ругань, угрозы и предложения «встретиться в реале и сказать мне это всё в лицо»
Другой не знал, что такое конструктивный диалог/дискуссия/аргументы, вместо этого предпочитая бессвязную ругань, угрозы и предложения «встретиться в реале и сказать ему это всё в лицо»

Мы игнорировали и презирали Интернет и его обитателей («Надо не в интернете сидеть, а бухать и баб трахать, ёба!»)
Другой игнорировал и презирал Интернет и его обитателей («Надо не в интернете сидеть, а бухать и баб трахать, ёба!»)

Серость нашей жизни Мы заполняли просмотром различных реалити-шоу и сериалов, удовлетворяя к тому же «жажду судьи и оценщика»
Серость своей жизни Другой заполнял просмотром различных реалити-шоу и сериалов, удовлетворяя к тому же «жажду судьи и оценщика»
+7
12:04
804
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...