Про мораль и нравственность

  • Аспекты

Протокол прорабатывает стереотипное мышление (навязанное воспитанием), скрытый гнев и злобу протеста против «воспитателей» желающих причинять добро, а так же гнев, скрытый в самом желании «переделывать» других. В основе прото материал из работы Клаудио Наранхо «ЭНЕА-ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ ЛИЧНОСТИ» из главы «воинствующая добродетель» 

Время на чтение:
16 мин.
• Нам желали добра и воспитывали нас
• Другому желали добра и воспитывали его
• Нас поучали, наставляли на путь истинный
• Другого поучали, наставляли на путь истинный
• От нас требовали хорошего поведения и послушания
• От другого требовали хорошего поведения и послушания
• Мы старались соблюдать примерное поведение и слушаться
• Другой старался соблюдать примерное поведение и слушаться
• Нас хвалили и любили за примерное поведение и послушание
• Другого хвалили и любили за примерное поведение и послушание
• Мы считали, что мы должны хорошо себя вести и слушаться
• Другой считал, что он должен хорошо себя вести и слушаться
• Мы боялись делать и поступать по своему
• Другой боялся делать и поступать по своему
• Мы вели себя плохо, безобразничали, не слушались, хулиганили
• Другой вел себя плохо, безобразничал, не слушался, хулиганил
• Нас ругали, наказывали за плохое поведение и непослушание
• Другого ругали, наказывали за плохое поведение и непослушание
• Мы делали на зло и поступали наоборот, протестуя против требований
• Другой делал на зло и поступал наоборот, протестуя против требований
• Мы на зло ничего не делали
• Другой на зло ничего не делал
• Мы боялись не подчиняться открыто и подавляли свои протесты
• Другой боялся не подчиняться открыто и подавлял свои протесты
• Мы протестовали мысленно, ведя внутренний диалог
• Другой протестовал мысленно, ведя внутренний диалог
• Нас обязывали соблюдать приличия и нормы поведения
• Другого обязывали соблюдать приличия и нормы поведения
• Нас оценивали по поведению, манерам
• Другого оценивали по поведению, манерам
• Мы боялись плохой оценки нашего поведения, манер
• Другой боялся плохой оценки своего поведения, манер
• Мы гордились хорошим поведением и стыдились плохого, неуклюжего
• Другой гордился хорошим поведением и стыдился плохого, неуклюжего
• Мы гордились своим отчаянным непослушанием и презирали послушных
• Другой гордился своим отчаянным непослушанием и презирал послушных
• Мы ценили воспитанность в людях
• Другой ценил воспитанность в людях
• Мы делили людей на воспитанных и не воспитанных
• Другой делил людей на воспитанных и не воспитанных
• Мы оценивали людей по воспитанности, манерам поведения, умению вести себя правильно и культурно
• Другой оценивал людей по воспитанности, манерам поведения, умению вести себя правильно и культурно
• Мы презирали невоспитанных людей
• Другой презирал невоспитанных людей
• Мы считали себя воспитанным человеком и гордились этим
• Другой считал себя воспитанным человеком и гордился этим
• Мы стыдились своей невоспитанности и неумения вести себя в обществе
• Другой стыдился своей невоспитанности и неумения вести себя в обществе
• Мы соблюдали нормы приличия, вели себя культурно, согласно этикету
• Другой соблюдал нормы приличия и вел себя культурно, согласно этикету
• Мы боялись аморального и безнравственного поведения
• Другой боялся аморального и безнравственного поведения
• Мы боялись осуждения со стороны людей – родственников, соседей, коллектива
• Другой боялся осуждения со стороны людей – родственников, соседей, коллектива
• Мы изучали правила этикета и гордились своей культурностью
• Другой изучал правила этикета и гордился своей культурностью
• Мы ориентировались на нормы морали и нравственности
• Другой ориентировался на нормы морали и нравственности
• Мы жили по принципам морали, проводя границу между добром и злом
• Другой жил по принципам морали, проводя границу между добром и злом
• Мы понятия не имели, и иметь не хотели, ни о какой морали и нравственности
• Другой понятия не имел, и иметь не хотел, ни о какой морали и нравственности
• Мы протестовали против морали и нравственности
• Другой протестовал против морали и нравственности
• Мы назло нарушали правила приличия и доказывали, что мы выше этих условностей
• Другой назло нарушал правила приличия и доказывал, что он выше этих условностей
• Мы вели себя вызывающе и гордились своей удалью
• Другой вел себя вызывающе и гордился своей удалью
• Мы вели себя вызывающе, но испытывали вину и подавляли стыд
• Другой вел себя вызывающе, но испытывал вину и подавлял стыд
• Мы вели себя вызывающе, но втайне боялись наказания, осуждения и раскаивались
• Другой вел себя вызывающе, но втайне боялся наказания, осуждения и раскаивался
• Мы проводили границу между совестливостью и бессовестностью, честью и бесчестием
• Другой проводил границу между совестливостью и бессовестностью, честью и бесчестием
• Мы старались жить по совести и чести
• Другой старался жить по совести и чести
• Мы боялись запятнать свою совесть и честь
• Другой боялся запятнать свою совесть и честь
• Мы стыдились своих бессовестных, бесчестных поступков и скрывали их
• Другой стыдился своих бессовестных, бесчестных поступков и скрывал их
• Мы винили и осуждали себя за свои проступки
• Другой винил и осуждал себя за свои проступки
• Мы «хранили в шкафу скелеты» и скрывали их ото всех
• Другой «хранил в шкафу скелеты» и скрывал их ото всех
• Мы очень боялись, что кто-нибудь узнает нашу тайну
• Другой очень боялся, что кто-нибудь узнает его тайну
• Мы боялись разоблачения и позора
• Другой боялся разоблачения и позора
• Мы проводили границу между справедливостью и несправедливостью, нормой и ненормальностью
• Другой проводил границу между справедливостью и несправедливостью, нормой и ненормальностью
• Мы свято верили в справедливость и боролись за нее
• Другой свято верил в справедливость и боролся за нее
• Мы считали, что справедливость должна восторжествовать
• Другой считал, что справедливость должна восторжествовать
• Мы боялись несправедливого отношения к себе
• Другой боялся несправедливого отношения к себе
• Мы страдали от несправедливого отношения к себе
• Другой страдал от несправедливого отношения к себе
• Мы поступали несправедливо по отношению к кому-то
• Другой поступал несправедливо по отношению к кому-то
• Мы гордились своей справедливостью и стыдились своей несправедливости к кому-то
• Другой годился своей справедливостью и стыдился своей несправедливости к кому-то
• Мы верили в свою норму нормальности
• Другой верил в свою норму нормальности
• Мы считали, что то, что нормально для нас, нормально и для других
• Другой считал, что то, что нормально для него, нормально и для других
• Мы были уверены в том, что норма для всех одинакова
• Другой был уверен в том, что норма для всех одинакова
• Мы навязывали другим свои нормы
• Другой навязывал другим свои нормы
• Мы требовали от других соблюдения наших норм
• Другой требовал от других соблюдения своих норм
• Мы осуждали и обвиняли кого-то исходя из своих норм
• Другой осуждал и обвинял кого-то исходя из своих норм
• Мы презирали тех, кто не соответствовал нашим нормам
• Другой презирал тех, кто не соответствовал его нормам
• Мы боялись не соответствовать нормам кого-то
• Другой боялся не соответствовать нормам кого-то
• Нас осуждали, обвиняли, наказывали за то, что мы не соответствуем нормам
• Другого осуждали, обвиняли, наказывали за то, что он не соответствует нормам
• Мы старались вписаться в чьи-то нормы, стандарты
• Другой старался вписаться в чьи-то нормы, стандарты
• Мы боялись «выйти за рамки», нас упрекали «это ни в какие рамки не лезет!»
• Другой боялся «выйти за рамки», его упрекали «это ни в какие рамки не лезет!»
• Мы чувствовали вину и стыдились того, что не соответствуем нормам, «вылезаем из рамок»
• Другой чувствовал вину и стыдился того, что не соответствует нормам, «вылезает из рамок»
• Мы гордились тем, что стандартны, нормальны, как все
• Другой гордился тем, что стандартен, нормален, как все
• Мы верили в то, что люди делятся на хороших и плохих, добрых и злых
• Другой верил в то, что люди делятся на хороших и плохих, добрых и злых
• Мы боялись плохих, злых людей и стремились стать хорошим, добрым человеком
• Другой боялся плохих, злых людей и стремился стать хорошим, добрым человеком
• Мы считали себя хорошим, добрым человеком и гордились этим
• Другой считал себя хорошим, добрым человеком и гордился этим
• Мы презирали плохих, злых людей и за людей не считали
• Другой презирал плохих, злых людей и за людей не считал
• Мы ценили доброту, мудрость, умеренность, благородство и справедливость
• Другой ценил доброту, мудрость, умеренность, благородство и справедливость
• Мы ценили чувство долга, верность, порядочность, скромность в людях
• Другой ценил чувство долга, верность, порядочность, скромность в людях
• Мы верили в чистые и благородные отношения и стремились к ним
• Другой верил в чистые и благородные отношения и стремился к ним
• Мы идеализировали человеческую добродетель и человечность
• Другой идеализировал человеческую добродетель и человечность
• Мы не верили в человечность и считали, что это все бредни
• Другой не верил в человечность и считал, что это все бредни
• Мы жили по принципу «Человек человеку — волк!»
• Другой жил по принципу «Человек человеку — волк!»
• Мы жили по принципу «Человек человеку — друг, товарищ и брат»
• Другой жил по принципу «Человек человеку — друг, товарищ и брат»
• Мы стремились совершенствовать свои человеческие качества
• Другой стремился совершенствовать свои человеческие качества
• Мы воспитывали в себе честность, правдивость, обязательность, ис¬кренность
• Другой воспитывал в себе честность, правдивость, обязательность, ис¬кренность
• Мы воспитывали в себе верность, преданность, надежность
• Другой воспитывал в себе верность, преданность, надежность
• Мы воспитывали в себе совестливость, порядочность, ответственность, справедливость
• Другой воспитывал в себе совестливость, порядочность, ответственность, справедливость
• Мы воспитывали в себе благожелательность, доброжелательность, терпимость
• Другой воспитывал в себе благожелательность, доброжелательность, терпимость
• Мы идеализировали порядочность и человечность
• Другой идеализировал порядочность и человечность
• Мы были шокированы чьей-то непорядочностью и бесчеловечностью
• Другой был шокирован чьей-то непорядочностью и бесчеловечностью
• С нами поступили подло, гадко, бесчестно
• С другим поступили подло, гадко, бесчестно
• Мы поступили с кем-то подло, гадко, бесчестно
• Мы мстили, наказывали кого-то за предательство наших идеалов
• Другой мстил, наказывал кого-то за предательство своих идеалов
• Мы были бессильны в своем желании отомстить
• Другой был бессилен в своем желании отомстить
• Мы сражались, воевали и умирали за свои идеалы
• Другой сражался, воевал и умирал за свои идеалы
• Мы причиняли вред, увечья кому-то из-за своих идеалов
• Другой причинял вред, увечья кому-то из-за своих идеалов
• Мы случайно, по ошибке наказывали невиновных и они страдали из-за нас
• Другой случайно, по ошибке наказывал невиновных и они страдали из-за него
• Нас наказывали по ошибке, хотя мы были ни в чем не виноваты
• Другого наказывали по ошибке, хотя он был ни в чем не виноват
• Мы жили по принципам этики любви, этики смирения, этики добродетелей, религиозных этик, богобоязненности, послушания, искупления, спасения и т.д.
• Другой жил по принципам этики любви, этики смирения, этики добродетелей, религиозных этик, богобоязненности, послушания, искупления, спасения и т.д.
• Мы совершенствовали себя в страхе, любви, смирении, жертвенности, служении, молитве, аскезе (в самоограничении и воздержании) и т.д.
• Другой совершенствовал себя в страхе, любви, смирении, жертвенности, служении, молитве, аскезе (в самоограничении и воздержании) и т.д.
• Мы боялись бесчеловечности, жестокости, насилия
• Другой боялся бесчеловечности, жестокости, насилия
• Мы желали всеобщей идиллии
• Другой желал всеобщей идиллии
• Мы получали удовольствие от сознания своей добропорядочности
• Другой получал удовольствие от сознания своей добропорядочности
• Мы гордились своей добропорядочностью и духовностью
• Другой гордился своей добропорядочностью и духовностью
• Мы придавали большое значение добропорядочности и духовности в себе и в других
• Другой придавал большое значение добропорядочности и духовности в себе и в других
• Мы прикладывали много усилий и жертвовали во имя нравственных ценностей
• Другой прикладывал много усилий и жертвовал во имя нравственных ценностей
• Мы верили в Общество (вымышленное существо), его интересы и мнения
• Другой верил в Общество (вымышленное существо), его интересы и мнения
• Мы стремились быть ценным членом того или иного общества и приносить пользу людям
• Другой стремился быть ценным членом того или иного общества и приносить пользу людям
• Мы жертвовали собой и своими желаниями, потребностями ради того или иного общества
• Другой жертвовал собой и своими желаниями, потребностями ради того или иного общества
• Мы находили удовольствие и удовлетворение, служа интересам того или иного общества
• Другой находил удовольствие и удовлетворение, служа интересам того или иного общества
• Мы чувствовали свою важность и значение, благодаря уважению, почтению, наградам того или иного общества
• Другой чувствовал свою важность и значение, благодаря уважению, почтению, наградам того или иного общества
• Мы боялись лишиться признания, уважения, авторитета того или иного общества
• Другой боялся лишиться признания, уважения, авторитета того или иного общества
• Мы чувствовали свою ценность и важность благодаря тому или иному обществу
• Другой чувствовал свою ценность и важность благодаря тому или иному обществу
• Мы много требовали от себя ради того или иного общества
• Другой много требовал от себя ради того или иного общества
• Мы испытывали негодование из-за того, что другие позволяют себе то, что мы себе запрещали
• Другой испытывал негодование из-за того, что другие позволяют себе то, что он себе запрещал
• Мы свято верили в свои идеалы и готовы были защищать их и бороться за них
• Другой свято верил в свои идеалы и готов был защищать их и бороться за них
• Мы скрывали то, что осуждалось обществом и боялись «попасться», быть застуканным
• Другой скрывал то, что осуждалось обществом и боялся «попасться», быть застуканным
• Нас раздирали внутренние конфликты, психологические сшибки между тем, как есть на самом деле и тем, как должно быть
• Другого раздирали внутренние конфликты, психологические сшибки между тем, как есть на самом деле и тем, как должно быть
• Мы скрывали свою безнравственность, аморальность и страдали от закомплексованности
• Другой скрывал свою безнравственность, аморальность и страдал от закомплексованности
• Мы годами копили в себе злость, которую не на кого было выплеснуть
• Другой годами копил в себе злость, которую не на кого было выплеснуть
• Мы молчали и терпели, а сами ненавидели тех, кто над нами «издевается»
• Другой молчал и терпел, а сам ненавидел тех, кто над ним «издевается»
• Мы жалели тех, кто сам не ведает, что творит
• Другой жалел тех, кто сам не ведает, что творит
• Мы презирали тех, кто сам не ведает, что творит
• Другой презирал тех, кто сам не ведает, что творит
• Мы восхищались теми, кто делает то, что хочет
• Другой восхищался теми, кто делает то, что хочет
• Мы боялись открытого проявления гнева и агрессии
• Другой боялся открытого проявления гнева и агрессии
• Мы любили поорать и поскандалить
• Другой любил поорать и поскандалить
• Нам было запрещено проявлять свой гнев открыто
• Другому было запрещено проявлять свой гнев открыто
• Мы запретили себе проявлять свой гнев открыто
• Другой запретил себе проявлять свой гнев открыто
• Мы плевать хотели на запреты и орали как раненый динозавр
• Другой плевать хотел на запреты и орал как раненый динозавр
• Мы боялись, что нас убьют, за наш гнев
• Другой боялся, что его убьют, за его гнев
• Мы боялись, что убьем кого-то в своем гневе
• Другой боялся, что убьет кого-то в своем гневе
• Мы стыдились своего гнева
• Другой стыдился своего гнева
• Мы гордились своим гневом
• Другой гордился своим гневом
• Гнев душил нас
• Гнев душил другого
• Гнев бил из нас «фонтаном»
• Гнев бил из другого «фонтаном»
• Мы старались быть добрыми и никогда не гневаться на других
• Другой старался быть добрым и никогда не гневаться на других
• Мы презирали добрых и хотели, что бы нас боялись
• Другой презирал добрых и хотел, что бы его боялись
• Мы ненавидели себя за то, что не могли сдержать свой гнев
• Другой ненавидел себя за то, что не смог сдержать свой гнев
• Мы ненавидели сдерживать свой гнев
• Другой ненавидел сдерживать свой гнев
• Мы чувствовали себя опозоренными, если наш гнев выходил из-под контроля
• Другой чувствовал себя опозоренным, если его гнев выходил из-под контроля
• Мы чувствовали себя могучим, если наш гнев выходил из-под контроля
• Другой чувствовал себя могучим, если его гнев выходил из-под контроля
• Мы испытывали острое чувство вины за свой гнев
• Другой испытывал острое чувство вины за свой гнев
• Мы испытывали удовлетворение, выпустив свой гнев
• Другой испытывал удовлетворение, выпустив свой гнев
• Мы были бочкой наполненной гневом и кипели как котел
• Другой был бочкой наполненной гневом и кипел как котел
• Мы не осознавали своей требовательности к себе и к другим
• Другой не осознавал своей требовательности к себе и к другим
• Мы ненавидели требовательность и скрывали, подавляли свои требования к себе и к другим
• Другой ненавидел требовательность и скрывал, подавлял свои требования к себе и к другим
• Мы были уверены в том, что лучше всех знаем как правильно и хорошо
• Другой был уверен в том, что лучше всех знает как правильно и хорошо
• Мы всегда были уверены в том, что если для нас хорошо, то и для других хорошо
• Другой всегда был уверен в том, что если для него хорошо, то и для других хорошо
• Мы всегда были уверены в том, что если для нас правильно, то и для других правильно
• Другой всегда был уверен в том, что если для него правильно, то и для других правильно
• Мы старались жить и все делать хорошо и правильно
• Другой старался жить и все делать хорошо и правильно
• Мы считали, что то, что хорошо и правильно для нас, то и для других – хорошо и правильно
• Другой считал, что то, что хорошо и правильно для него, то и для других – хорошо и правильно
• Мы ненавидели тех, кто навязывал нам свои «правильно» и «хорошо»
• Другой ненавидел тех, кто навязывал ему свои «правильно» и «хорошо»
• Мы возмущались теми, кто не понимает, простое «Что русскому - хорошо, то немцу – смерть»
• Другой возмущался теми, кто не понимает, простое «Что русскому - хорошо, то немцу – смерть»
• Мы считали тупыми и презирали тех, кто не понимает таких простых вещей
• Другой считал тупыми и презирал тех, кто не понимает таких простых вещей
• Мы гордились своим пониманием
• Другой гордился своим пониманием
• Мы стыдились того, что не понимаем
• Другой стыдился того, что не понимает
• Мы злились, когда другие навязывали нам свое «правильно» и «хорошо»
• Другой злился, когда другие навязывали ему свое «правильно» и «хорошо»
• Мы доказывали кому-то, что-то по этому поводу и вели внутренние диалоги на эту тему
• Другой доказывал кому-то, что-то по этому поводу и вел внутренние диалоги на эту тему
• Нам всегда казалось, что наше добро самое доброе
• Другому казалось, что его добро самое доброе
• Мы стремились быть хорошими и очень старались в этом преуспеть
• Другой стремился быть хорошим и очень старался в этом преуспеть
• Мы стремились к «истинной» добродетели
• Другой стремился к «истинной» добродетели
• Мы провозглашали себя наставниками «добродетели»
• Другой провозглашал себя наставником «добродетели»
• Нас раздражали «грехи», заблуждения и несовершенство других людей
• Другого раздражали «грехи», заблуждения и несовершенство других людей
• Мы были взыскательны к себе/другим и наполнены подавленным праведным гневом
• Другой был взыскателен к себе/другим и наполнен подавленным праведным гневом
• Мы считали, что гнев это смертный грех и нельзя никогда показывать его
• Другой считал, что гнев это смертный грех и нельзя никогда показывать его
• Мы считали, что гнев это запрещено, неприемлемо, недостойно, низко, пошло
• Другой считал, что гнев это запрещено, неприемлемо, недостойно, низко, пошло
• Мы держали свой гнев под контролем и выражали его неосознанно
• Другой держал свой гнев под контролем и выражал его неосознанно
• Мы протестовали и предъявляли претензии, а не просто раздражались
• Другой протестовал и предъявлял претензии, а не просто раздражался
• Наш гнев выражался в негодовании, выражении лица, отношении
• Другого гнев выражался в негодовании, выражении лица, отношении
• Мы отрицали свои гневные проявления и реагировали взве¬шенным доброжелательным отношением, хотя внутри все кипело и переворачивалось
• Другой отрицал свои гневные проявления и реагировал взве¬шенным доброжелательным отношением, хотя внутри все кипело и переворачивалось
• Мы досадовали на самих себя, когда замечали собственное несовершенство
• Другой досадовал на самого себя, когда замечал собственное несовершенство
• Мы были нетерпеливы настолько, что хотели бы стать «святыми» за один день
• Другой был нетерпелив настолько, что хотел бы стать «святым» за один день
• Мы принимали грандиозные решения по искоренению своих недостатков
• Другой принимал грандиозные решения по искоренению своих недостатков
• Мы ощущали негодование, переживая чувство несправедливости
• Другой ощущал негодование, переживая чувство несправедливости
• Мы считали, что на нашу долю досталось больше ответственности и усилий, чем на долю других людей
• Другой считал, что на его долю досталось больше ответственности и усилий, чем на долю других людей
• Мы считали, что другие должны проявлять больше усердия, для того, что бы нам было легче
• Другой считал, что другие должны проявлять больше усердия, для того, что бы ему было легче
• Мы считали, что мы мучаемся из-за других, потому что они не такие как надо
• Другой считал, что он мучается из-за других, потому что они не такие как надо
• Мы выражали свой гнев в форме яростного «справедливого негодования» кем-то
• Другой выражал свой гнев в форме яростного «справедливого негодования» кем-то
• Наш гнев выливался в раздражение, упреки и ненависть, но открыто не выражался
• Другого гнев выливался в раздражение, упреки и ненависть, но открыто не выражался
• Мы создавали тонкую атмосферу, заставляющую других ощущать себя в неловком положении или виновными
• Другой создавал тонкую атмосферу, заставляющую других ощущать себя в неловком положении или виновными
• Мы хотели сделать других лучше посредством интеллектуальной критичности
• Другой хотел сделать других лучше посредством интеллектуальной критичности
• Наша критичность давала выход гневу, оправдывала его и делала правомерным
• Другого критичность давала выход гневу, оправдывала его и делала правомерным
• Наша критичность создавала иллюзию у нас, что гнева нет, ведь мы просто говорим
• Другого критичность создавала иллюзию у него, что гнева нет, ведь он просто говорит
• Мы любили использовать моральные упреки, где «Я хочу» трансформировалось в «Ты должен»
• Другой любил использовать моральные упреки, где «Я хочу» трансформировалось в «Ты должен»
• Мы обвиняли, в надежде повлиять на чье-либо поведение, в пользу собственных желаний
• Другой обвинял, в надежде повлиять на чье-либо поведение, в пользу собственных желаний
• Мы испытывали сильный гнев из-за неудовлетворенных требований к кому-то
• Другой испытывал сильный гнев из-за неудовлетворенных требований к кому-то
• Мы были мстительно сверх настойчивы и требовательны в исполнении своих желаний
• Другой был мстительно сверх настойчив и требователен в исполнении своих желаний
• Мы были дисциплинированы - в плане подавления (в других) непосредственности и стремления к удовольствиям
• Другой был дисциплинирован - в плане подавления (в других) непосредственности и стремления к удовольствиям
• Мы требовали добросовестной работы и безукоризненного ее выполнения
• Другой требовал добросовестной работы и безукоризненного ее выполнения
• Мы были склонны поучать, проповедовать и руководить
• Другой был склонен поучать, проповедовать и руководить
• Наши идеи носили навязчивый характер
• Другого идеи носили навязчивый характер
• Мы были авторитарны, высокомерны и снисходительны
• Другой был авторитарен, высокомерен и снисходителен
• Мы были уверенны в своей правильности и праве требовать от других
• Другой был уверен в своей правильности и праве требовать от других
• Мы чувствовали свое превосходство и любили демонстрировать его
• Другой чувствовал свое превосходство и любил демонстрировать его
• Мы скрывали и подавляли свою ярость и гнев, выражая их язвительными интонациями
• Другой скрывал и подавлял свою ярость и гнев, выражая их язвительными интонациями
• Мы выражали свой гнев пренебрежительным игнорированием, надменностью
• Другой выражал свой гнев пренебрежительным игнорированием, надменностью
• Мы самоутверждались на базе высоких стандартов, прилежании, культурных, семейных основах, интеллекте и т.д.
• Другой самоутверждался на базе высоких стандартов, прилежании, культурных, семейных основах, интеллекте и т.д.
• Мы были привержены семейным традициям, идеальным стандартам
• Другой был привержен семейным традициям, идеальным стандартам
• Мы были взыскательны к соблюдению принципов, морали и идеалов
• Другой был привержен к соблюдению принципов, морали и идеалов
• Мы послушно следовали установленным нормам, социальным правилам и того же требовали от других
• Другой послушно следовал установленным нормам, социальным правилам и того же требовал от других
• Мы воинствующе защищали идеальные стандарты и нормы
• Другой воинствующе защищал идеальные стандарты и нормы
• Мы старались стать лучше и считали, что преуспели в этом
• Другой старался стать лучше и считал, что преуспел в этом
• Мы стремились к совершенству во всем
• Другой стремился к совершенству во всем
• Наши добрые намерения давали нам чувство личной хорошести, доброты, незаинтересованности
• Другого добрые намерения давали ему чувство личной хорошести, доброты, незаинтересованности
• Мы совершенно не воспринимали себя сердитыми, злобными и эгоистичными
• Другой совершенно не воспринимал себя сердитым, злобным и эгоистичным
• Мы были «хорошими мальчиком/девочкой», «справедливыми», «моральными» и т.д.
• Другой был «хорошим мальчиком/девочкой», «справедливым», «моральным» и т.д.
• Мы были консервативны и подчеркнуто одобряли нормы и санкционированных авторитетов
• Другой был консервативен и подчеркнуто одобрял нормы и санкционированных авторитетов
• Наша добродетель проистекала из гнева, стремящегося к переустройству
• Другого добродетель проистекала из гнева, стремящегося к переустройству
• Наша добродетель заставляла нас стать своим собственным резким критиком и воспитателем
• Другого добродетель заставляла его стать своим собственным резким критиком и воспитателем
• Мы стремились завоевать привязанность через достоинства
• Другой стремился завоевать привязанность через достоинства
• Наша взыскательность потакала гневу, не позволяя его распознать
• Другого взыскательность потакала гневу, не позволяя его распознать
• Наша взыскательность, поддерживая чувство обязанности, обеспечивала неосознанное выражение гнева
• Другого взыскательность, поддерживая чувство обязанности, обеспечивала неосознанное выражение гнева
• Мы чувствовали себя обязанными бороться, в силу превосходства нашего дела и благородных побуждений
• Другой чувствовал себя обязанным бороться, в силу превосходства его дела и благородных побуждений
• Мы были всепоглощающе сконцентрированы на правильном и неправильном, хорошем и плохом
• Другой был всепоглощающе сконцентрирован на правильном и неправильном, хорошем и плохом
• Мы были неосознанно нечестны в своих намерениях
• Другой был неосознанно нечестен в своих намерениях
• Мы любили порядок, законопослушание, правила, стремились к хорошим поступкам
• Другой любил порядок, законопослушание, правила, стремился к хорошим поступкам
• Мы были взыскательны и требовательны к себе и другим
• Другой был взыскателен и требователен к себе и другим
• Мы чрезмерно контролировали себя и свое поведение
• Другой чрезмерно контролировал себя и свое поведение
• Мы контролировали и подавляли свои чувства и эмоции
• Другой контролировал и подавлял свои чувства и эмоции
• Мы отчуждались от эмоциональных переживаний
• Другой отчуждался от эмоциональных переживаний
• Мы страдали недостатком непосредственности и косностью с чувством не¬ловкости
• Другой страдал недостатком непосредственности и косностью с чувством не¬ловкости
• Мы были неспособны действовать в незапланированных ситуациях, требующих импровизации
• Другой был неспособен действовать в незапланированных ситуациях, требующих импровизации
• Мы утратили способность к творчеству из-за привязанности к правилам, к логике и методике
• Другой утратил способность к творчеству из-за привязанности к правилам, к логике и методике
• Мы чувствовали необходимость взыскательности к себе и обязанность стараться больше для обретения своей значимости.
• Другой чувствовал необходимость взыскательности к себе и обязанность стараться больше для обретения своей значимости.
• Мы сами унижали себя своей самокритичностью
• Другой сам унижал себя своей самокритичностью
• Мы были полны неосознанной ненависти, из-за эксплуататорских требований к себе
• Другой был полон неосознанной ненависти, из-за эксплуататорских требований к себе
• Мы были ориентированы на ханжескую пристойность, коррекцию и моральные идеи
• Другой был ориентирован на ханжескую пристойность, коррекцию и моральные идеи
• Мы подчиняли желание удовольствий своему чувству долга и гордились этим
• Другой подчинял желание удовольствий своему чувству долга и гордился этим
• Мы были работоспособными, дисциплинированными и чересчур серьезными
• Другой был работоспособным, дисциплинированным и чересчур серьезным
• Мы отказывались от удовольствий и естественных интересов для того, что бы подчеркнуть свою правильность и «хорошесть»
• Другой отказывался от удовольствий и естественных интересов для того, что бы подчеркнуть свою правильность и «хорошесть»
• Мы изображали совершенство и стремились стать добродетелью
• Другой изображал совершенство и стремился стать добродетелью
• Мы возвеличивали добродетели и достоинства, чтобы произвести впечатление собственной значимости
• Другой возвеличивал добродетели и достоинства, чтобы произвести впечатление собственной значимости
• Мы культивировали доброту, для того, что бы прикрыть свою холодность и отсутствие любви
• Другой культивировал доброту, для того, что бы прикрыть свою холодность и отсутствие любви
• Мы жили исходя из принципов, и хотели, что бы жизнь укладывалась в наши правила и рамки
• Другой жил исходя из принципов, и хотел, что бы жизнь укладывалась в его правила и рамки
• Мы желали быть «человеком с характером» - личностью
• Другой желал быть «человеком с характером» - личностью
• Мы слишком большое значение придавали форме и деталям и утрачивали чувство собственного бытия
• Другой слишком большое значение придавал форме и деталям и утрачивал чувство собственного бытия
• Мы разоблачали общественные пороки и навязывали свои представления о правильных отношениях
• Другой разоблачал общественные пороки и навязывал свои представления о правильных отношениях
• Мы решили, что имеем право указывать и предъявлять свои требования кому-то
• Другой решил, что имеет право указывать и предъявлять свои требования кому-то
• Мы искореняли «пережитки деспотизма», внутреннего рабства и предрассудков
• Другой искоренял «пережитки деспотизма», внутреннего рабства и предрассудков
• Мы навязывали свои представления о правильном и не правильном кому-то
• Другой навязывал свои представления о правильном и не правильном кому-то
• Мы боролись с теми, кто предъявляет жесткие этические требования
• Другой боролся с теми, кто предъявляет жесткие этические требования
• Мы протестовали против тех, кто требует соблюдать нормы морали
• Другой протестовал против тех, кто требует соблюдать нормы морали
• Мы ненавидели и презирали воинствующую добродетель
• Другой ненавидел и презирал воинствующую добродетель
• Мы стремились свергнуть авторитеты и их запреты
• Другой стремился свергнуть авторитеты и их запреты
• Мы никак не могли оставить людей в покое и хотели решать за них
• Другой никак не мог оставить людей в покое и хотел решать за них
• Мы лезли, совали свой нос в чужую жизнь и объясняли, требовали чего-то
• Другой лез, совал свой нос в чужую жизнь и объяснял, требовал чего-то
• Мы активно навязывали свою точку зрения на нормы и отклонения от них, хотя нас об этом никто не просил
• Другой активно навязывал свою точку зрения на нормы и отклонения от них, хотя его об этом никто не просил
• Мы хотели улучшить жизнь кого-то и возмущались тем, что так нельзя, надо по другому
• Другой хотел улучшить жизнь кого-то и возмущался тем, что так нельзя, надо по другому
• Мы возмущались тем, что кто-то себе позволяет слишком много
• Другой возмущался тем, что кто-то себе позволяет слишком много
• Мы говорили/думали «Как же так можно?!»
• Другой говорил/думал «Как же так можно?!»
• Мы запрещали себе то, что нельзя и требовали от других того же
• Другой запрещал себе то, что нельзя и требовал от других того же
• Мы разрешали себе то, что нельзя и требовали от других того же
• Другой разрешал себе то, что нельзя и требовал от других того же
+4
18:38
785
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Похожие протоколы

Интересно, если долго суслиться, то совесть просуслится или останется? =) протокол называется "про совесть" потому что писался в изменённом состоянии сознания, с точки зрения совести 
+4
15:05
0