Бедный деточка

  • Аспекты

По книге А. Ксендзюка "Человек неведомый"
ТЕМА: жалость к себе, жалость к другим, ЧСВ, индульгирование, саморефлексия.

Время чтения:
15 мин.
МЫ\ Кто-то:
• имели внутри себя раздвоение на "того, кто испытывает жалость" и "того, на кого жалость направлена"
• делились на "наблюдателя" и "наблюдаемого"
• НАШ Наблюдатель жалел наблюдаемого.
• МЫ решили для себя, что ЖАЛЕТЬ САМОГО СЕБЯ НЕПРИЛИЧНО (ЭТО СВИДЕТЕЛЬСТВО ИЗЛИШНЕГО СЕБЯЛЮБИЯ И ОБЩЕЙ СЛАБОСТИ).
• МЫ стыдились своей Жалости к себе же
• НАМ внушили \ МЫ согласились, что жалеть других - хорошо, поскольку это свидетельство альтруизма и, соответственно, "силы".
• НАША Жалость к себе – выступала в превращенных формах, и была не склонна демонстрировать себя открыто.

• МЫ были бесконечно лицемерны по отношению к обществу, и по отношению к самим себе
• НАШ Образ себя - вообще формация, которая не терпела пристального внимания.
• НАШ образ себя всегда пребывал в тени, съёживался и деформировался, как только МЫ его пытались разглядеть поближе.
• НАШ образ себя - это скопище тайн и признаний, которые не предназначены для посторонних.
• В число посторонних равным образом входило НАШЕ сознательное "Я" со своими масками и ролями.
• Зачем НАШЕМУ сознательному "Я" знать, что кто-то (более глубокая часть того же Я) регулярно жалеет самого себя?
• Зачем НАМ знать о себе, насколько МЫ себялюбивы (до мелочности, до пустяков) и насколько МЫ, на самом деле, слабы?
• Когда НАШЕ осознание проявляет должную настойчивость, ему позволено знать часть правды (точно так же, как МЫ иногда позволяем это своим самым близким друзьям), но узнать всю правду можно только на допросе.
- МЫ не понимали \ понимали, что в жалости к себе нет ничего постыдного, унизительного или противоестественного. Что это - нормальная часть полноценной социальной личности.
• НАША Жалость к себе так же необходима НАМ, как Страх смерти и Чувство Собственной Важности.

• И все же - МЫ не стеснялись проявлять Гордыню (в самом широком смысле этого слова), но боялись пожалеть себя без специальных условий и оговорок (таких, как "большое личное горе")

• Чтобы жалеть себя без стеснений, НАМ нужно было, например, "хотя бы" попасть в автомобильную катастрофу- развод- это еще не повод пожалеть себя открыто!!!!.
• МЫ использовали Жалость к себе, как способ привлечь к себе внимание
• Жалость к себе для НАС - это образ жизни, способ привлекать к себе внимание, находить комфортное положение в НАШЕМ социальном мирке.
• МЫ всячески эксплуатировали это чувство, если находили жертву, склонную испытывать чувство вины по любому поводу.
• МЫ пытались \ старались воспитать из НАШЕГО партнера жертву - пытались привить ему чувство вины за НАШУ неудачливость \ бедность \ болезни
• НАШ партнер сопротивлялся, и не желал исполнять навязываемую НАМи ему роль!
• НАША Жалость к себе происходила из инстинкта самосохранения.
• НАША жалость к себе была связана с переживанием допустимого предела физических и психических нагрузок – она не позволяла НАМ переступить этот предел.
• Без жалости к себе Смерть могла подкрадываться к НАМ незаметно, обходя все защитные механизмы Страха.
• Чтобы остаться в живых, НАМ надо перебрать все возможные варианты - бежать, нападать, прикидываться мертвым.
Если ничто из этого не разрешает ситуацию, остается один выход, самый рискованный, - взять паузу, которая может вернуть силы для продолжения борьбы.
• МЫ решили \ посчитали, что не способны сейчас разрешить ситуацию радикальным способом без угрозы для НАШЕЙ целостности.
• МЫ брали паузу \ МЫ копили силы для борьбы.
• МЫ переживали вынужденное бессилие по поводу какой-либо ситуации \ человека
• Переживание вынужденного бессилия стало психическим фоном, на котором выросло НАШЕ могучее чувство жалости к себе.
• НАШЕ чувство жалости к себе ассоциативно было связано с болью и страданием. НАШИ Жалость к себе и страдания были неразрывны.

• НАША социальная жизнь сопровождалась страданием, и жалость к себе работала практически непрерывно.
• В отличие от животных, которые испытывают страх лишь при виде непосредственной угрозы, МЫ боялись самой "идеи" смерти, мысли о смерти, из-за чего бессознательно страдали даже в ситуации полной безопасности.
• По этой простой причине НАША Жалость к себе, пребывая где-то на грани осознаваемого внутреннего пространства, ныла внутри НАС без перерывов.
• МЫ давно привыкли к этой почти неосознаваемой тяжести в груди, к тому, что НАШЕ солнечное сплетение никогда не расслаблялось полностью.
• МЫ готовы были страдать и жалеть себя по этому поводу, жалеть и страдать.
• МЫ решили, что "Жизнь \ любовь \ отношения - это страдание".
• МЫ даже не знали почему, но уже жалели себя.

• МЫ создали максимально агрессивный мир вокруг себя, а потом и внутри себя.
• НАШЕ тело понимало НАС совершенно буквально - оно начинало давать НАМ повод пожалеть НАМ самих себя..

• Любое неподтверждение \ неприяние НАШЕЙ роли, любое посягательство на территорию или иерархию (не только людей, но и мнений, убеждений, ценностей) влекло за собой приступ НАШЕЙ жалости к себе - иногда короткий, иногда затяжной, более сильный или относительно слабый.
• Когда МЫ были действительно прижаты к стене, когда МЫ не могли в силу обстоятельств или иных весомых причин ответить противнику агрессией \ бегством, - здесь НАШЕ переживание острой Жалости к себе вполне логично и даже обоснованно (если исходить из модели биологического происхождения этого чувства).

• МЫ реагировали Жалостью к себе на принуждения, ограничения и пр .
• НАША Жалость к себе была связана с НАШЕЙ способностью прогнозировать, учиться и делать выводы - МЫ заранее жалели себя из-за возможных неприятностей.
• МЫ быстро усваивали важный урок - социальный мир никогда не заканчивается, покуда МЫ живы. Никогда не заканчиваются проблемы, конфликты, угрозы, посягательства, принуждение. Никогда не заканчивается конкуренция (которая для НАС есть синоним "борьбы за выживание"). Никогда не заканчиваются стрессы, и не существует способа остановить удушающее давление социальной сети.
• МЫ понимали \ не понимали, что Сегодняшняя победа важна только сегодня, завтра она может обернуться поражением.

• МЫ частично всегда в будущем, частично - в прошлом.
• МЫ, сражаясь или убегая, добиваясь удовлетворения или испытывая фрустрацию, всегда с высокой долей вероятности могли прогнозировать, что рано или поздно наступит такой день, когда никакой способ действия НАМ не поможет.
• Вот почему НАШЕ чувство жалости к себе никогда полностью не умолкало - просто иногда оно "переходило на шепот".
• МЫ наблюдали неудачников и бедолаг, которые уже встретили момент поражения \ неудачи , МЫ думали, что мало чем от них отличаемся.
• МЫ прятали жалость к себе за маской жалости к другим
• НАШЕ Чувство Жалости к другим было пассивным, оно не призывало НАС к действию, т.к на самом деле, МЫ просто жалели себя, МЫ уже представляли себя в той же ситуации
• Мы узнали \ согласились, что альтруизм и сострадание - добродетель.
• МЫ убеждали себя, что действительно жалеем других людей.

• Из Жалости, МЫ совершали добрые дела - иногда полезные, иногда бесполезные.
• МЫ в любом случае испытывали известное удовлетворение МЫ от своих добрых дел - даже когда НАШ поступок не принес никакой пользы ближнему.
• МЫ считали, что совершили «доброе дело»
• МЫ помнили свои добрые дела и свои добрые – жалостливые мысли
• МЫ на основании своих «добрых дел и мыслей» считали себя добрыми!
• МЫ на основании чьих-то «добрых дел и мыслей» считали его\ ее доброй\ добрым !!
• НАМ говорили, что МЫ добрые
• МЫ помогали ближним и способны были даже чем-то жертвовать ради них (не только деньгами, но и временем, вниманием, собственными интересами).
• МЫ совершали эти поступки абсолютно искренне. Да и как может быть иначе? МЫ или Любой человек искренне жалели себя, а потому не менее искренне жалели других.
• НАША Жалость сменялась черствостью и даже жестокостью, а безразличие и погруженность в себя сменялись приступом сострадания.

• НАШИ Безразличие, черствость и жестокость - это всего лишь фасад НАШЕЙ Жалости к себе. Простой сигнал, обозначающий: "Я занят собой, потому что никто другой мною не занят» .
• Когда МЫ очень хотели, что бы НАМи кто-то был занят \ думал о НАС \ переживал о НАС \помогал НАМ \ заботился о НАС и т.п. и получал от этого удовольствие! т.е. Любил НАС, если МЫ не видели всего этого - МЫ Жалели себя.
• Когда МЫ идентифицировали занятие НАМИ \ думание о НАС \ переживание о НАС \помощь НАМ \ заботу о НАС с ЛЮБОВЬЮ к НАМ, а равнодушие \ безразличие \ не заботу- с НЕЛЮБОВЬЮ
• МЫ считали заботу и помощь проявлением Любви к НАМ
• МЫ проявляли свою ЛЮБОВЬ через заботу и помощь\ через думание о человеке, МЫ не знали, как по-другому проявить свою любовь.
• МЫ этим доказывали свою любовь
• МЫ требовали от других доказательств его любви к НАМ
• МЫ не умели \ не могли жить без ЛЮБВИ, а точнее, без доказательств ЛЮБВИ к НАМ
• МЫ были глубоко несчастны без этих внешних проявлений (как МЫ думали\ считали - любви к нАМ).
• МЫ везде выискивали эти проявления любви к НАМ
• Если их не было, МЫ их придумывали, МЫ не могли жить без осознания, что НАС кто-то любит, что МЫ для кого-то очень значимы.
• МЫ думали \ всем своим видом показывали : "НАМ себя жалко, но вы этого не увидите - ведь вам нет до МЕНЯ никакого дела."

• Жалость к другим - обратная сторона НАШЕЙ Жалости к себе: "Я вижу в вас СЕБЯ. Ведь и МНЕ может быть так плохо. Я вас пожалею."
• НАША Жалость к другим напоминала им, что НАС тоже следует пожалеть, когда надо будет.
• Если это некому было сделать, МЫ жалели себя сами, и становились черствым эгоистом.

• НАША жалость к себе исполняла функцию заботы о себе - как биологической, так и социальной.
• Биологическая часть жалости к себе (которую можно считать наиболее продуктивной) - это "бегство от боли": в самом широком смысле, это то движение энергетических полей, которое делает НАС нетерпеливыми и ленивыми.
• В социальной части жалость к себе - это корень всякого потакания себе .
• МЫ убегали от боли как физической, так и душевной – спасались от нее любыми способами и методами
Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях) а также будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), когда МЫ\ Кто-то испытывали физическую боль \ угрозу физической боли.
Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях) а также будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), когда МЫ\ Кто-то испытывали душевную боль, страдание \ угрозу душевной боли, страдания .
• МЫ испытывали Страх перемен, Страх изменения социального статуса и т.п.
• МЫ искали сиюминутное убежище (что стратегически часто бывало ошибочно).
• Изначально НАША жалость к себе - это инфантилизм, желание вечно оставаться зависимым и безответственным, опекаемым авторитетными фигурами НАШЕГО социума.
• МЫ боялись жить своей Жизнью
• МЫ НЕ ЖЕЛАЛИ жить своей Жизнью
• МЫ умудрялись сохранить свой инфантилизм до глубокой старости, пряча его за той или иной социальной маской.
• МЫ, взрослея, находили все новые и новые типы убежища.
• МЫ желали неподвижности
• Всякий НАШ переход из одного убежища в другое сопровождался мучительным страданием.
• МЫ любую перемену готовы были принять только как нечто временное - просто переход из одного убежища в другое
• МЫ интенсивно жалели себя, потому что были вынуждены двигаться и развиваться. (Это было типично для НАС, как для человека с доминирующей жалостью к себе).
• НАША жалость к себе доминировала над НАМИ

• МЫ испытывали социальную радость, когда приобретали навык или поднимались по лестнице статусов.
• Идеал для НАС, как для человека, которым движет Чувство Собственной Важности, - это возрастающая важность.
• Жалость к себе толкала НАС в противоположную сторону: безопасность и застой, минимум усилий и максимум "утешительных призов" (забота, ласка, подчиненность "ответственным товарищам" и т.д. и т.п.).!!
• Рефлексия делала эти НАШИ чувства чрезмерными.
• Лозунг НАШЕЙ жалости к себе, которая являлась реакцией на Страх смерти, звучал просто: "Не хочу действовать!"

• НАША Жалость к себе, возникла от ущемления Чувства Собственной Важности, и имела две формулировки, которые выступали в роли самооправдания:
- "Я унижена" и "Я не достоина".
• МЫ\ Кто-то испытывали чувство, что "Я унижена"
• МЫ\ Кто-то испытывали чувство, что "Я недостойна "
• Обе формулы возникали внутри НАШЕГО образа себя, и являлись личностными искажениями, имплантированными в раннем детстве – они жили в Нас не зависимо от внешнего.
• Первая восходила к образу Я -для других, вторая - к образу Я- для себя.

• Любое действие ведет к выходу из убежища, и вызывает перемены. Кроме того, напряженное усилие вызывает боль в той или иной степени.- поэтому МЫ боялись действий и усилий, боялись отказаться от своей Лени.
• Самым простым разрешением ситуации являлся для НАС отказ от действия, опирающийся на лень, то есть, нежелание прилагать усилие.
• Синонимы лени - безволие и бесхарактерность.
• МЫ\ Кто-то объясняли для себя и других свою Лень своим безволием и бесхарактерностью.
• МЫ\ Кто-то не желали прилагать усилия для достижения цели \ намеченного.
• Всякий раз, перепросматривая ситуацию, в которой МЫ выбирали пассивность, ее фундаментальным началом оказывалась жалость к себе.

• НАША Жалость к себе - Это импульс, который требовал от НАС безоговорочного подчинения автоматизмам, рефлексам, поведенческим программам.
• НАША Жалость к себе активно противостояла любой НАШЕЙ работе по трансформации НАШЕГО осознания.
• МЫ\ Кто-то жалели себя из-за того, что:
- НАС не любят
- НАС не ценят
- НАС не уважают
- МЫ не красивые
- МЫ недостаточно красивые \ сексуальны \ не такие как Нам бы хотелось
- МЫ не имеем то, что хотелось бы
- МЫ несчастливы
- НАМ не везет
- МЫ не умеем заработать достаточно денег
- МЫ не можем заработать на достойную жизнь
- Мы не получаем то, чего достойны
- и все остальные НАШИ причины для жалости к себе.

• НАША Жалость к себе требовала от НАС найти причины и объяснение этого НАШЕГО ощущения \ требовала от НАС быть недовольной Жизнью и судьбой .
• Жалость к Себе позволяла НАМ \ заставляла НАС жить в привычном мире страданий.
• Специфика жалости к себе заключена в том, что у нее собственная (вполне бессознательная) иерархия усилий. Есть целый ряд многократно повторяемых и привычных усилий, с которыми НАША жалость давно смирилась.

• МЫ были способны совершать трудоемкие действия, которые служили самоповторению \ повторению унижающих \ уничтожающих ситуаций, и НАША жалость молчала, поддерживая позицию терпеливой покорности.
• Стоило НАМ посягнуть на саму сущность проторенных путей, как МЫ начинали неосознанно буквально бунтовать, призывая на помощь все ресурсы собственной жалости.!!!

• НАША тональная личность - своего рода "карточный домик". Отказ от привычных реакций влиял на всю систему тонких взаимосвязей, удерживающих эго в стабильном состоянии.
• МЫ хотели стабильности
• МЫ привыкли к привычному
• МЫ жаждали понятного и привычного
• НАМ было комфортно \ уютно \безопасно \ спокойно в привычном
• МЫ любили и уважали свои привычки
• МЫ гордились своими привычками- даже не очень конструктивными или совсем не конструктивными для НАС

• Достаточно немного повысить интенсивность осознания, и целый поток психических содержаний (прежде тщательно скрытых, вытесненных, замаскированных) начнет влиять на НАШУ внутреннюю жизнь. Ибо все связано друг с другом в неразрывном единстве.
• Стоит перепросмотреть Страх смерти, как изменится ряд комплексов, входящий в чувство собственной важности.
• МЫ\ Кто-то испытывали Страх смерти \ МЫ боялись умереть \ погибнуть \ повредить себя. МЫ боялись за жизнь своих родных и близких. Мы попадали в ситуации, про которые с опозданием думали, что МЫ могли ведь и погибнуть, что НАМ что-то \ кто-то там угрожало!

• Перепросмотр чувства собственной важности неминуемо повлечет за собой новые переживания и новые отношения к переживаемому. Описание мира преобразится - и довольно существенно.
• Все это - отнюдь не абстракции. Потому что вслед за этими трансформациями потребуется изменить само содержание жизни.

• НАША Жалость к себе – была системой раннего предупреждения об опасности.
• МЫ\ Кто-то :
- боялись менять свою жизнь
- боялись отменить свою ЛЕНЬ
- боялись отказаться от ЛЕНИ!
• Под маской лени или безволия НАША Жалость к себе тщательно оберегала НАС от любой процедуры, которая была способна по-настоящему изменить уровень НАШЕГО осознания, и открыть принципиально новый способ жизни.
• НАМ не нужен принципиально новый способ жизни, МЫ на самом деле были довольны собой!
• Мы боялись принципиально нового способа жизни !!
• Маской жалости к себе, неразрывно связанной с ленью, являлась такая черта (способ реагирования), как "нетерпение".
• МЫ не терпели боль любого плана.
• На словах МЫ были нетерпеливы.
• МЫ бессознательно использовали терпение как продукт определенного волевого насилия над собой.
• НАШЕ Терпение было результатом борьбы, внутренней войны, вытеснения неугодных НАМ мыслей \ пониманий \ ощущений на периферию осознания, а также искусственного отсрочивания НАШИХ реакций, целей, задач и стратегий.
• НАШЕ Терпение было результатом подавления желания и потребности действия.
• МЫ\ Кто-то гордились своим терпением \ терпеливостью.
• МЫ считали терпеливость – одной из добродетелей
• МЫ порицали Нетерпеливых людей.
• МЫ изощренно самообманывались (чтобы не делать то, чего МЫ на самом деле хотим \ то , что НАМ на самом деле нужно делать) или издевались над НАШИМИ привычными импульсами
• НАШЕ Терпение было системой запретов.
• НАШЕ Терпение - совсем не добродетель, и ни в малейшей степени не способствовало достижению безупречности.
• НАШЕ Терпение - Это социальная уловка, одна из стратегий, которая использовалась НАМИ для достижения успеха в роли и в соответствующей поведенческой программе.
• Подлинное, безупречное терпение возникало как следствие трансформации жалости к себе. Оно возникает в процессе остановки мыслительного оправдания. вместо действий, и в результате отказа от ценностей и важностей, определяющих самосохранение через жалость.
• МЫ подавляли свои страдания по поводу боли \ по поводу предпринимаемых усилий. Это подавление вызывало у НАС состояние безучастности к текущим переживаниям. НАШЕ Терпение становилось фоном.

• МЫ научались терпеть под воздействием Внешней среды. Внешняя среда становилась для НАС важнее НАШИХ внутренних ощущений себя. НАШЕ ощущение себя на прямую зависело от Внешнего
• НАШИ базальные комплексы (страх смерти, чувство собственной важности, жалость к себе) теряли свою безусловность, и возвращали себе утраченную относительность.
Вместе с относительностью привычного мира восприятия и мира внутренних поведенческих программ приходит относительность угнетающего усилия, приложенного извне.
• Ведь именно мощью внешнего давления обусловлено то терпение при совершении любых действий (или при воздержании от действий), что НАМ присуще в нормальной жизни.

• НАШИ Терпение и отказ от лени обусловливали друг друга, будучи разными аспектами единой силы осознания, осуществляющего личное или безличное намерение.
• НАША жалость к себе незаметно перерождалась в агрессию, направленную на себя и других, в бессознательное стремление к саморазрушению.
• МЫ были недостаточно подвижны , приспособляемы..., и совсем не желали подчиняться дисциплине.
• МЫ, сосредоточившись на устранении жалости к себе, легко и незаметно впадали в противоположную крайность – возненавидели себя за лень, слабость, сентиментальность, неспособность к упорядоченному действию и т.д.

• МЫ усиленно доказывали сами себе, что не таковы: МЫ подвергали себя различным испытаниям, предавались специальной аскезе (для которой на самом деле не было причин),
• МЫ усиленно подобным же образом пытались воспитывать ближних \ воспитывали. Ибо чем они лучше НАС? Если я могу заставить себя, то и они могут.
• это совсем не трансформация жалости к себе, а именно ее инверсия. Мы жалели себя извращенным, парадоксальным способом. МЫ словно говорили невидимому наблюдателю: "Видишь, до чего ты меня довел! Видишь, на что я иду ради усиления осознания?" И ненависть кормила сама себя.
• МЫ готовы были разрушить свое Тело, что бы НАШ партнер, в итоге, почувствовал себя виноватым в НАШЕЙ болезни и несчастье - лишь бы досадить ему и пожалеть себя!!!

• МЫ подменяли адекватное моменту действие мыслями и оправданием НАШЕГО бездействия, НАШЕ индульгирование при этом съедало столько же (или намного больше) НАШЕЙ персональной силы, сколько требуется для совершения этого действия.
•МЫ оправдывали свое бездействие (называемое неудачливостью) различными «объективными» причинами : как то слабость, неумение, враги-интервенты, уделяя этому занятию практически все свободное время и силы.

• МЫ переживали по поводу будущего. МЫ вспоминали (погружались в прошлое).
• МЫ перебирали массу не существующих, а вероятных событий \ МЫ переживали по поводу того, что может вдруг случиться» или же «могло бы случиться» в уже прошедшем (а значит неактуальным) прошлом. В результате такой деятельности МЫ переставали жить в том месте и времени, в котором находились в текущий момент.
• МЫ, уйдя в свои мысли, не оставляли себе Жизненных сил на какие-нибудь изменения здесь и сейчас!

• Пребывая в сложной и изменчивой внешней среде, МЫ никогда не могли быть в точности уверены, что полученный в данное мгновение сигнал верен, что НАША его интерпретация поистине адекватна, и, что НАШЕ реагирование на сигнал, получает тот единственный отклик внешнего поля, который докажет НАМ, что МЫ правильно выживаем. МЫ нуждались в повторном подтверждении и повторном переживании этого подтверждения.
• МЫ были склонны ожидать подтверждения от сигналов, которые по природе своей не нуждаются в повторном подтверждении (жалости, грусти, злости, обиды и мн. др).

• НАША психическая деятельность была неуместна и избыточна.
• МЫ только прогнозировали впечатления, чувства, эмоции, усилия и поступки, МЫ лишь строили в умственном будущем обстоятельства, которые активизировали жалость к себе, но уже испытывали ее - более того, испытывали ее вновь и вновь.
• НАША Жалость к себе либо предупреждала НАС о грядущих неприятностях, либо напоминала о прошедших.
• МЫ, повторяя чувства, впечатления и переживания прошлого, заставляли себя постоянно возвращаться на прежнее место, даже в том случае, если много \ все уже переменилось. МЫ начинали повторять и повторять ощущение страха, неопределенности, близости к распаду - пока эти во многом придуманные чувства не приобретали панической интенсивности.

• Требуется особое усилие осознания, чтобы разобраться, как именно это произошло: А произошло приблизительно следующее: когда в НАШЕЙ психике впервые повеяло холодком страха, МЫ решили удостовериться, есть ли для него причина.
• Ясной (идентифицированной) причины не нашлось,
• Тогда некая заботливая часть НАС решила повторить проверку. Холодок смерти усилился, но ясной причины для него по-прежнему нет.
• И дальше НАШЕ бессознательное стало лихорадочно сканировать пространство, обращаясь то к неясным опасениям, то к самому себе.
• Почему вдруг НАША психика стала проверять и перепроверять саму себя до изнеможения, продлевая, таким образом, неприятные и истощающие переживания? - Это и есть жалость к себе в виде "системы раннего предупреждения".
• НАШИ переживания разрушали НАШЕ здоровье и энергетический тонус. Они наносило колоссальный вред, хотя изначальная задача этого процесса - самосохранение индивида.

• МЫ потакали себе \ своим слабостям, за чем стояла жалость к себе и первая ее личина - лень.
• МЫ ленились
• Своим возвращением к прошлому страху \ обидам \ унижениям МЫ фиксировали свое восприятие, закрепляли чувства и эмоции, и способствовали бесконечному повторению поведенческих программ.
• После того, как все эти в общем полезные действия совершены, МЫ погружались в трясину истощающего переживания.
• МЫ жаждали постоянного подтверждения сигнала "Ты любим/а" или "Ты добрый/Ая", « Ты красивый/ая и сексуальный/ая» или "Ты умный/ая" и т.д. и т.п.
• МЫ вновь и вновь отправлялись туда, где МЫ могли получить этот сигнал, где он может сыграть некую подходящую роль. Мы искали таких партнеров и таких отношений.
• МЫ ощущали, что не получаем от своего партнера ни каких положительных \ ожидаемых НАМи подтверждений своей уникальности \ сексуальности \ значимости \ важности \ нужности \ любимости.
• МЫ не умели \ не могли дать своему партнеру ни каких положительных \ ожидаемых им подтверждений своей уникальности \ значимости \ сексуальности \ важности \ нужности \ любимости.
• МЫ ждали от своего партнера положительных \ ожидаемых НАМи подтверждений своей уникальности \ значимости \ сексуальности \ важности \ нужности \ любимости.

• на таком желании услышать подтверждение НАШЕЙ важности \ нужности и т.п. держится имитация НАШЕЙ дружбы: МЫ отправлялись в компанию, где уже наготове два-три разинутых рта "Какой/ая ты умный/ая!", "Какой/ая ты оригинальный/ая!", "Какой/ая ты талантливый/ая!"
• МЫ на автоматическом "заводе", уносили ноги от людей, которые говорили "Ты должен/на измениться!", "Ты плохо и мало работаешь!", "Ты не реализовал/а себя".
• МЫ не могли это слушать.
• МЫ, в ответ на эти слова, гневались и уходили в придуманное убежище.
• МЫ потом начинали мысленно отвечать неприятным собеседникам, доказывать НАШУ безусловную правоту, приводить оправдания и аргументы.
• МЫ впадали в состояние мрачной обиды на весь свет, и доводили себя до такой степени угнетенности, что погружались в подлинную депрессию.
• НАШЕ осознание бесконечно повторяло "Меня обидели", "меня обидели", "меня обидели": Разумеется, обидели несправедливо.
• МЫ ЗНАЛИ, что НАС обидели НЕСПРАВЕДЛИВО!! Для НАШЕГО эго "справедливых" обид просто не бывало.
• НАША Жалость к себе не допускала, чтобы посягнули на НАШИ основы чувства собственной важности
• МЫ оберегали чувства собственной важности - это единственное, что у нАС оставалось после внешних несправедливостей \ обижающих Нас и предающих.
• Масса НАШЕЙ силы затрачивалась впустую.
• МЫ попадали в ситуацию, что нужно было мгновенно реагировать, а МЫ стояли раскрыв рот, индульгируя в неверии, что «неужели и впрямь такое может со мной случиться?». МЫ оказывались схваченными «параличем» в самый ответственный момент из-за своих мыслей.

• МЫ потакали себе, потакали своим «слабостям» по принципу, мол «Да! Вот такой я плохая! (слабая, злая, безвольная)»… МЫ замечали за за собой те или иные вещи, которые мешают НАМ жить, но не желая приложить силу на избавление от помех, МЫ эту же силу затрачивали на самооправдание, на потакание своим «слабостям».

• Индульгирование оставалось главным НАШИМ занятием во время «переживаний», так называемой заботы, беспокойства, взволнованности…
• МЫ — Мучались от Совести! Что за муки совести такие? А вот что — вовремя не сделала то, что дОлжно было сделать (потому что занят был индульгированием), а теперь вот изображаешь из себя «хорошего», ищешь оправдания, делаешь все возможное для улучшения своего субъективного представления о себе.

• Короче — абсолютно любая тема может стать темой для индульгирования, и абсолютно любое занятие может оказаться голым индульгированием.
• НАША Жалость к себе, объединившись с индульгированием, никогда ни в чем не была уверена до конца. ПОДТВЕРДИТЕ! - вот ее девиз. А затем еще раз подтвердите.
• МЫ нуждались в помощи и утешении - физическом, моральном, психологическом, каком угодно.
• МЫ стремились опереться на чьи-то плечи. Родители, близкие, друзья - все должны гладить НАС по головке и говорить: "Что бы там ни было, а ТЫ ЛУЧШЕ ВСЕХ!"
• МЫ нуждались в помощи
• МЫ Принимали помощь \ принимали утешение.
• МЫ через утешение ближнего реализовывали собственную воображаемую ценность.
• МЫ чувствовали настоятельную необходимость кого-то утешать.

• МЫ культивировали противоестественную бесчувственность, и впадали в еще одну инверсионную разновидность жалости к себе.
• МЫ "Не смейте жалеть меня, не смейте утешать, - мысленно говорили МЫ. - Я не нуждаюсь в вашем крохотном мирке. Вы не заманите меня своими притворными вздохами!"
• Но окружающие люди ни в чем не виноваты. Они так же порабощены социальным гипнозом и не умеют иначе выражать сочувствие.
• Они нуждаются в выражении сочувствия, чтобы думать о себе хорошо.

• Все вышесказанное не означает, что МЫ можем полностью и всесторонне отказаться от жалости к себе. Это так же неверно, как отказаться от страха смерти.
• Жалость - это регулятор наших усилий.
• НАША жалость к себе останавливала НАШЕ развитие,
• НАША жалость к себе исполняла возложенную на нее функцию самосохранения НАС.
• Когда МЫ были "безжалостным". Никто и ничто не остановит безжалостного воина, ибо у него не осталось рефлексов, оберегающих от физического и энергетического истощения.
• НАША Жалость" затуманивала НАШ взор и ставила перед НАМИ несуществующие границы.
• МЫ были убеждены, что нуждаемся в обществе себе подобных, в утешении, в привычных формах для воспринимаемого мира, в поклонении кому-то или в признательности.
• МЫ выбирали, следуя частным и общим психологическим законам. "человеческой рациональностью".
• Бесконечность без красивых слов о ней не вызывала у НАС ничего, кроме ощущения своей ничтожности и отчаяния.
• МЫ страдали не столько от боли, сколько по поводу боли, не от голода, а по поводу голода.
+15
13:15
1609
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...