Про нарциссизм 1

  • Аспекты

Протокол прорабатывает т.н. нарциссическое нарушение личности. Нарциссические черты есть у каждого, просто выражены в разной степени и в разной же степени мешают или помогают жить. Некоторые психоаналитики говорят о современной «эпидемии нарциссизма». В психоанализе описаны случаи, когда пациенты на протяжении 25 лет лечились от этого расстройства…

Перевод оригинала:

Время чтения:
23 мин.
• МЫ слышали, говорили о «нарциссизме»
• ДРУГОЙ слышал, говорил о «нарциссизме»
• МЫ называли нарциссом человека самовлюбленного, эгоистичного, зацикленного на себе
• ДРУГОЙ называл нарциссом человека самовлюбленного, эгоистичного, зацикленного на себе
• НАС в детстве любили за наши достижения, нашу деятельность
• ДРУГОГО в детстве любили за его достижения, его деятельность
• МЫ вырастали, и у нас оставалось ощущение, будто нас будут любить только за достижения
• ДРУГОЙ вырастал, и у него оставалось ощущение, будто его будут любить только за достижения
• МЫ выполняли «функцию» ребенка, в которую входило выполнение совершенно определенных задач: делать уроки, получать «пятерки», убирать квартиру, поступать в соответствии с родительскими ожиданиями (часто противоречивыми)
• ДРУГОЙ выполнял «функцию» ребенка, в которую входило выполнение совершенно определенных задач: делать уроки, получать «пятерки», убирать квартиру, поступать в соответствии с родительскими ожиданиями (часто противоречивыми)
• МЫ как человек никого не интересовали или мало интересовали
• ДРУГОЙ как человек никого не интересовал или мало интересовал
• МЫ были лишены внимания и понимания
• ДРУГОЙ был лишен внимания и понимания
• МЫ жили сами по себе, НАШИ мысли, чувства, были не интересны родителям
• ДРУГОЙ жил сам по себе, его мысли, чувства, были не интересны родителям
• МЫ плохо ощущали себя как «Я» или совсем не ощущали
• ДРУГОЙ плохо ощущал себя как «Я» или совсем не ощущал
• МЫ постоянно ощущали недовольство родителей собой
• ДРУГОЙ постоянно ощущал недовольство родителей собой
• МЫ чувствовали, что ЕЩЁ не достаточно хороши, а значит, НАШИ достижения и успехи ничего не значат
• ДРУГОЙ чувствовал, что ЕЩЁ не достаточно хорош, а значит, его достижения и успехи ничего не значат
• НАС без конца сравнивали с другими детьми, оценивали НАШИ поступки и действия
• ДРУГОГО без конца сравнивали с другими детьми, оценивали его поступки и действия
• МЫ были должны равняться на кого-то, кого НАМ ставили в пример, в надежде, что МЫ исправимся
• ДРУГОЙ был должен равняться на кого-то, кого ему ставили в пример, в надежде, что он исправится
• МЫ воспитывались в атмосфере ярости, жгучей сентиментальности, зависти, подзатыльников, вменений вины и других нездоровых родительских эмоциональных и поведенческих моделей
• ДРУГОЙ воспитывался в атмосфере ярости, жгучей сентиментальности, зависти, подзатыльников, вменений вины и других нездоровых родительских эмоциональных и поведенческих моделей
• МЫ подвергались полностью непредсказуемым и неожиданным шквалам вспыльчивости, гнева, раздражения, недовольства родителей
• ДРУГОЙ подвергался полностью непредсказуемым и неожиданным шквалам вспыльчивости, гнева, раздражения, недовольства родителей
• МЫ были лишены безусловной любви, которой страстно хотели
• ДРУГОЙ был лишен безусловной любви, которой страстно хотел
• МЫ реагировали удалением в свой внутренний мир, где были всемогущими и всеведущими а, следовательно, неуязвимыми
• ДРУГОЙ реагировал удалением в свой внутренний мир, где был всемогущим и всеведущим а, следовательно, неуязвимым
• МЫ хотели стать кем-то значительным, важным, запоминающимся
• ДРУГОЙ хотел стать кем-то значительным, важным, запоминающимся
• МЫ хотели иметь хотя бы пусть небольшую, но уникальную черту
• ДРУГОЙ хотел иметь хотя бы пусть небольшую, но уникальную черту
• МЫ хотели ощущать себя неповторимыми
• ДРУГОЙ хотел ощущать себя неповторимым
• МЫ хотели считать себя не просто неповторимыми, а уникальными в своем величии или своем ничтожестве
• ДРУГОЙ хотел считать себя не просто неповторимым, а уникальным в своем величии или своем ничтожестве
• МЫ ощущали внутреннюю пустоту, «дыру» в которую проваливались все НАШИ достижения
• ДРУГОЙ ощущал внутреннюю пустоту, «дыру» в которую проваливались все его достижения
• МЫ надеялись навсегда заткнуть эту дыру, чем-то великим, какой-то грандиозной победой
• ДРУГОЙ надеялся навсегда заткнуть эту дыру, чем-то великим, какой-то грандиозной победой
• МЫ отказывались от малых побед, какой смысл, если они не приносят избавления
• ДРУГОЙ отказывался от малых побед, какой смысл, если они не приносят избавления
• МЫ ждали большой победы, как спасения, как награды за свои мучения
• ДРУГОЙ ждал большой победы, как спасения, как награды за свои мучения
• МЫ ощущали, как все достижения, какими бы великими они ни были, быстро «уходят в песок», проваливаются в черную дыру без дна
• ДРУГОЙ ощущал, как все достижения, какими бы великими они ни были, быстро «уходят в песок», проваливаются в черную дыру без дна
• МЫ ощущали невыносимость пустоты, она требовала немедленного заполнения чем угодно: впечатлениями, едой, алкоголем, приключениями, упорной работой
• ДРУГОЙ ощущал невыносимость пустоты, она требовала немедленного заполнения чем угодно: впечатлениями, едой, алкоголем, приключениями, упорной работой
• МЫ чувствовали, как пустота создавала ощущение «сквозняка» внутри НАС, сильной неустойчивости, отсутствия опоры, неуверенности
• ДРУГОЙ чувствовал, как пустота создавала ощущение «сквозняка» внутри него, сильной неустойчивости, отсутствия опоры, неуверенности
• МЫ ощущали, как наступала «невыносимая легкость бытия», которую очень хотелось хоть чем-то утяжелить, желательно победами
• ДРУГОЙ ощущал, как наступала «невыносимая легкость бытия», которую очень хотелось хоть чем-то утяжелить, желательно победами
• МЫ наполнялись депрессией и тоской, если не было сил на достижения
• ДРУГОЙ наполнялся депрессией и тоской, если не было сил на достижения
• МЫ становились вечно зависимыми от внешней оценки, постоянно готовыми выдать критическое замечание, как в свой адрес, так и по отношению ко всему миру
• ДРУГОЙ становился вечно зависимым от внешней оценки, постоянно готовым выдать критическое замечание, как в свой адрес, так и по отношению ко всему миру
• МЫ становились недовольными собой и окружающим миром
• ДРУГОЙ становился недовольным собой и окружающим миром
• МЫ привыкали к бесконечному сравниванию себя с кем-то, как правило, не в свою пользу
• ДРУГОЙ привыкал к бесконечному сравниванию себя с кем-то, как правило, не в свою пользу
• МЫ не осознавали собственных особенностей и не могли выбрать свою нишу для самореализации
• ДРУГОЙ не осознавал собственных особенностей и не мог выбрать свою нишу для самореализации
• МЫ переживали скрытый внутренний конфликт, испытывая желание ощущать себя уникальными и неповторимыми, понимая, в то же время, что МЫ всего лишь «один из», и к тому же, как правило, не самый лучший
• ДРУГОЙ переживал скрытый внутренний конфликт, испытывая желание ощущать себя уникальным и неповторимым, понимая, в то же время, что он всего лишь «один из», и к тому же, как правило, не самый лучший
• МЫ получили от своих родителей послание, что всегда недостаточно хороши и успешны
• ДРУГОЙ получил от своих родителей послание, что он всегда недостаточно хорош и успешен
• МЫ бессознательно формировали «механизм» обесценивания ДОСТИГНУТОГО своим тяжелым трудом или усилиями
• ДРУГОЙ бессознательно формировал «механизм» обесценивания ДОСТИГНУТОГО своим тяжелым трудом или усилиями
• МЫ придавали значение своему успеху только «сегодня», а «завтра» уже ничего не значило
• ДРУГОЙ придавал значение своему успеху только «сегодня», а «завтра» уже ничего не значило
• МЫ ощущали успех только в момент признания, всего несколько минут или дней считая себя достойными и успешными
• ДРУГОЙ ощущал успех только в момент признания, всего несколько минут или дней считая себя достойным и успешным
• МЫ «назавтра» снова начинали считать себя совершенно бездарными, ничего не умеющими, все начинающими с «белого листа»
• ДРУГОЙ «назавтра» снова начинал считать себя совершенно бездарным, ничего не умеющим, все начинающим с «белого листа»
• МЫ ощущали трудно осознаваемую необходимость доказывать, что чего-то стОим
• ДРУГОЙ ощущал трудно осознаваемую необходимость доказывать, что чего-то стОит
• МЫ ощущали себя «хорошими» только временно, условно, за выполнение определенных функций и задач
• ДРУГОЙ ощущал себя «хорошим» только временно, условно, за выполнение определенных функций и задач
• МЫ обесценивали не только свои достижения, но и свои качества, и самих себя
• ДРУГОЙ обесценивал не только свои достижения, но и свои качества, и самого себя
• МЫ были хронически не уверены в себе, ощущали собственную силу и непобедимость лишь в периоды признания
• ДРУГОЙ был хронически не уверен в себе, ощущал собственную силу и непобедимость лишь в периоды признания
• МЫ бОльшую часть своей жизни чувствовали себя обессиленными, депрессивными, тревожными
• ДРУГОЙ бОльшую часть своей жизни чувствовал себя обессиленным, депрессивным, тревожным
• МЫ постоянно, фоново, испытывали ощущение, что может случиться что-то, с чем МЫ не справимся, поскольку обесценивали себя, свои достоинства и ресурсы
• ДРУГОЙ постоянно, фоново, испытывал ощущение, что может случиться что-то, с чем он не справится, поскольку обесценивал себя, свои достоинства и ресурсы
• МЫ боялись, не любили перемен, редко отваживались на что-то новое, рискуя, в надежде заполнить внутреннюю пустоту
• ДРУГОЙ боялся, не любил перемен, редко отваживался на что-то новое, рискуя, в надежде заполнить внутреннюю пустоту
• МЫ испытывали непереносимую, трудно переносимую тревожность, что приводило к бессоннице, двигательной расторможенности
• ДРУГОЙ испытывал непереносимую, трудно переносимую тревожность, что приводило к бессоннице, двигательной расторможенности
• МЫ пытались компенсировать тревогу через какие-либо зависимости (алкоголь, наркотики, трудоголию, шопоголию, переедание, активное участие в жизни других людей и т.д.)
• ДРУГОЙ пытался компенсировать тревогу через какие-либо зависимости (алкоголь, наркотики, трудоголию, шопоголию, переедание, активное участие в жизни других людей и т.д.)
• МЫ пытались спастись от вездесущего обесценивания и всепроникающей пустоты тем, что стремились заполнить внутреннюю дыру машинами, квартирами, карьерами, статусом, деньгами, властью
• ДРУГОЙ пытался спастись от вездесущего обесценивания и всепроникающей пустоты тем, что стремился заполнить внутреннюю дыру машинами, квартирами, карьерами, статусом, деньгами, властью
• МЫ ощущали, что НАМ всегда мало
• ДРУГОЙ ощущал, что ему всегда мало
• МЫ чем больше имели, тем сильнее страдали, так как удовлетворения не было или оно быстро кончалось
• ДРУГОЙ чем больше имел, тем сильнее страдал, так как удовлетворения не было или оно быстро кончалось
• МЫ раскачивались на маятнике «божественно крут – полное ничтожество»
• ДРУГОЙ раскачивался на маятнике «божественно крут – полное ничтожество»
• МЫ ощущали себя, то божественно прекрасными и всемогущими (в периоды признания достижений), то полными неудачниками и ничтожеством (в периоды ошибок или непризнания)
• ДРУГОЙ ощущал себя, то божественно прекрасным и всемогущим (в периоды признания достижений), то он полным неудачником и ничтожеством (в периоды ошибок или непризнания)
• МЫ зависели от оценки своей/кого-то
• ДРУГОЙ зависел от оценки своей/кого-то
• МЫ то погружались в глубины страданий, то взлетали в небеса эйфории
• ДРУГОЙ то погружался в глубины страданий, то взлетал в небеса эйфории
• МЫ пребывали в обессиливающей депрессии, поскольку в периоды редких эйфорий были активны и тратили много душевных и физических сил
• ДРУГОЙ пребывал в обессиливающей депрессии, поскольку в периоды редких эйфорий был активен и тратил много душевных и физических сил
• МЫ впадали в депрессию, так как это было единственным способом «заземлиться», накопить силы, оправдать собственное бездействие
• ДРУГОЙ впадал в депрессию, так как это было единственным способом «заземлиться», накопить силы, оправдать собственное бездействие
• МЫ скрывали за депрессией страх еще раз испытать разочарование от собственной неудачи
• ДРУГОЙ скрывал за депрессией страх еще раз испытать разочарование от собственной неудачи
• МЫ боялись риска возможного тяжелого переживания собственной ничтожности
• ДРУГОЙ боялся риска возможного тяжелого переживания собственной ничтожности
• МЫ считали, что должны непременно справляться со всем, причем сразу и не просто на «пять», а недостижимо-безупречно
• ДРУГОЙ считал, что должен непременно справляться со всем, причем сразу и не просто на «пять», а недостижимо-безупречно
• МЫ ощущали, что с годами НАМ труднее дается любое начинание, любая новая деятельность из-за страха ошибки
• ДРУГОЙ ощущал, что с годами ему труднее дается любое начинание, любая новая деятельность из-за страха ошибки
• МЫ боялись ошибок, хотя знали, что они неизбежны при любом раскладе
• ДРУГОЙ боялся ошибок, хотя знал, что они неизбежны при любом раскладе
• МЫ ощущали, что у НАС нет права на ошибку
• ДРУГОЙ ощущал, что у него нет права на ошибку
• МЫ были лишены права на ошибку, даже малейшая ошибка означала полный провал
• ДРУГОЙ был лишен права на ошибку, даже малейшая ошибка означала полный провал
• МЫ видели себя и окружающий мир, через две узкие трубы «божественно» и «ничтожно»
• ДРУГОЙ видел себя и окружающий мир, через две узкие трубы «божественно» и «ничтожно»
• МЫ имели полярные суждения и оценки людей, явлений, событий
• ДРУГОЙ имел полярные суждения и оценки людей, явлений, событий
• МЫ либо идеализировали, либо «опускали» кого-то/что-то
• ДРУГОЙ либо идеализировал, либо «опускал» кого-то/что-то
• МЫ сначала возводили на пьедестал кого-то, а потом с него сбрасывали с оглушительным грохотом
• ДРУГОЙ сначала возводил на пьедестал кого-то, а потом с него сбрасывал с оглушительным грохотом
• МЫ неожиданно и точно попадали в болевую точку вполне обожаемого партнера своим обесценивающим уколом, от чего партнер впадал в легкое или сильное (зависит от степени осознанности) замешательство
• ДРУГОЙ неожиданно и точно попадал в болевую точку вполне обожаемого партнера своим обесценивающим уколом, от чего партнер впадал в легкое или сильное (зависит от степени осознанности) замешательство
• МЫ пропускали сквозь свои границы болезненный «укол» кого-то, будучи не в состоянии на него хоть как-то отреагировать или защититься
• ДРУГОЙ пропускал сквозь свои границы болезненный «укол» кого-то, будучи не в состоянии на него хоть как-то отреагировать или защититься
• МЫ уставали от бесконечных ранений кого-то
• ДРУГОЙ уставал от бесконечных ранений кого-то
• МЫ испытывали недоверие к любым эмоциональным контактам, и к близким отношениям особенно
• ДРУГОЙ испытывал недоверие к любым эмоциональным контактам, и к близким отношениям особенно
• МЫ страстно нуждались в близких, принимающих отношениях, тех, что НАМ так и не удалось выстроить с собственными родителями
• ДРУГОЙ страстно нуждался в близких, принимающих отношениях, тех, что ему так и не удалось выстроить с собственными родителями
• МЫ неудержимо стремились к слиянию, в тайной и безуспешной надежде заиметь собственное «Я» через слияние с другим, при этом, одновременно испытывая страх того, что НАШЕ «Я» при слиянии будет поглощено другим и исчезнет
• ДРУГОЙ неудержимо стремился к слиянию, в тайной и безуспешной надежде заиметь собственное «Я» через слияние с другим, при этом, одновременно испытывая страх того, что его «Я» при слиянии будет поглощено другим и исчезнет
• МЫ никогда не были способны открыться до конца, довериться
• НАШЕ «Я» было субъективно уничтожено невниманием, игнорированием, унижением, осуждением и критикой родителей
• ДРУГОЙ никогда не был способен открыться до конца, довериться
• ДРУГОГО «Я» было субъективно уничтожено невниманием, игнорированием, унижением, осуждением и критикой родителей
• МЫ ощущали, что довериться – значит подвергнуть себя колоссальному риску
• ДРУГОЙ ощущал, что довериться – значит подвергнуть себя колоссальному риску
• МЫ искали тех, кто может слиться с НАМИ, МЫ же всегда были на страже собственных границ, и слияние с НАМИ было всегда иллюзорно
• ДРУГОЙ искал тех, кто может слиться с ним, он же всегда был на страже собственных границ, и слияние с ним было всегда иллюзорно
• МЫ ощущали/не ощущали, что НАШЕ «Я» отчуждено от НАС самих
• ДРУГОЙ ощущал/не ощущал, что его «Я» отчуждено от него самого
• МЫ вместо «Я» ощущали лишь пустоту
• ДРУГОЙ вместо «Я» ощущал лишь пустоту
• МЫ отдавали «мегатонны» любви, заботы, принятия, кому-то, а взамен получали редкие вспышки благодарности, нежности и признания вперемешку с постоянным обесцениванием и недовольством
• ДРУГОЙ отдавал «мегатонны» любви, заботы, принятия, кому-то, а взамен получал редкие вспышки благодарности, нежности и признания вперемешку с постоянным обесцениванием и недовольством
• МЫ выполняли родительскую роль по обеспечению безусловной любви и принятия для кого-то
• ДРУГОЙ выполнял родительскую роль по обеспечению безусловной любви и принятия для кого-то
• МЫ теряли силы, угасали, болели, старели, устав от постоянной шрапнели несправедливых оценок и комментариев
• ДРУГОЙ терял силы, угасал, болел, старел, устав от постоянной шрапнели несправедливых оценок и комментариев
• МЫ жаждали получения всеобъемлющей любви кого-то
• ДРУГОЙ жаждал получения всеобъемлющей любви кого-то
• МЫ отчаивались и искали хотя бы признания поклонников
• ДРУГОЙ отчаивался и искал хотя бы признания поклонников
• МЫ отказывались от близких отношений, меняли любовь на восхищение
• ДРУГОЙ отказывался от близких отношений, менял любовь на восхищение
• МЫ искали поклонения, готовые быть с любым, кто восхищается НАМИ
• ДРУГОЙ искал поклонения, готовый быть с любым, кто восхищается им
• МЫ упрощенно смотрели на самовлюблённость кого-то, не осознавая глубины нарушений и страданий вследствие его отчужденности от собственного «Я»
• ДРУГОЙ упрощенно смотрел на самовлюблённость кого-то, не осознавая глубины нарушений и страданий вследствие его отчужденности от собственного «Я»
• МЫ тщетно смотрели внутрь себя, желая стать одним целым, стать собой
• ДРУГОЙ тщетно смотрел внутрь себя, желая стать одним целым, стать собой
• МЫ испытывали базовую неуверенность и тревогу, не ощущая своей самости
• ДРУГОЙ испытывал базовую неуверенность и тревогу, не ощущая своей самости
• МЫ были вынуждены опираться на противоречивые и постоянно сменяющие друг друга оценки внешнего мира
• ДРУГОЙ был вынужден опираться на противоречивые и постоянно сменяющие друг друга оценки внешнего мира
• МЫ стремились слепить свой образ на внешних оценках, но он распадался из-за их непоследовательности и тотальной субъективности
• ДРУГОЙ стремился слепить свой образ на внешних оценках, но он распадался из-за их непоследовательности и тотальной субъективности
• МЫ никогда не были до конца уверенными в себе, не знали, что МЫ можем, что представляем собой и имеем ли «право жить с гордо поднятой головой»
• ДРУГОЙ никогда не был до конца уверенным в себе, не знал, что он может, что представляет собой и имеет ли «право жить с гордо поднятой головой»
• МЫ испытывали кратковременную радость: победа, триумф, достижение, получение признания
• ДРУГОЙ испытывал кратковременную радость: победа, триумф, достижение, получение признания
• МЫ ощущали в эти моменты, что МЫ не просто имеем «право жить», а всесильны, особенно умны, прекрасны, проницательны, что сотворили нечто, что теперь позволит НАМ до конца жизни ощущать себя не просто хорошими, а великими
• ДРУГОЙ ощущал в эти моменты, что он не просто имеет «право жить», а всесилен, особенно умен, прекрасен, проницателен, что сотворил нечто, что теперь позволит ему до конца жизни ощущать себя не просто хорошим, а великим
• МЫ испытывали недолгую радость, а затем – сокрушительный обвал и снова сосущую пустоту внутри
• ДРУГОЙ испытывал недолгую радость, а затем – сокрушительный обвал и снова сосущую пустоту внутри
• МЫ испытывали сильное, постоянное и глубокое страдание от несовершенства мира — от неточностей, изъянов, оплошности, воинствующей глупости, не эстетичности, вульгарности, пошлости, той простоты, что хуже воровства
• ДРУГОЙ испытывал сильное, постоянное и глубокое страдание от несовершенства мира — от неточностей, изъянов, оплошности, воинствующей глупости, не эстетичности, вульгарности, пошлости, той простоты, что хуже воровства
• МЫ испытывали гнетущее ощущение бессилия от невозможности создать собственный «правильный и справедливый» мир
• ДРУГОЙ испытывал гнетущее ощущение бессилия от невозможности создать собственный «правильный и справедливый» мир
• МЫ стремились ускользнуть от окончательности, испытывали трудности в завершении чего-либо, невероятные усилия по начинанию чего-либо, страх перемен
• ДРУГОЙ стремился ускользнуть от окончательности, испытывал трудности в завершении чего-либо, невероятные усилия по начинанию чего-либо, страх перемен
• МЫ испытывали стыд, как тотальное ощущение собственной плохости, ненужности, никчемности, неценности
• ДРУГОЙ испытывал стыд, как тотальное ощущение собственной плохости, ненужности, никчемности, неценности
• МЫ постоянно ощущали «Внутреннего критика», от его критикующего взора не могло скрыться ни одно движение души, ни одно дело, действие/бездействие, поступок
• ДРУГОЙ постоянно ощущал «Внутреннего критика», от его критикующего взора не могло скрыться ни одно движение души, ни одно дело, действие/бездействие, поступок
• МЫ получали строгое осуждение от своего «Внутреннего критика», «Обвинителя», надежного и вечного генератора стыда
• ДРУГОЙ получал строгое осуждение от своего «Внутреннего критика», «Обвинителя», надежного и вечного генератора стыда
• МЫ привыкали вытеснять стыд на задворки своего сознания, ибо он был непереносим, поскольку присутствовал постоянно
• ДРУГОЙ привыкал вытеснять стыд на задворки своего сознания, ибо он был непереносим, поскольку присутствовал постоянно
• МЫ воспринимали мир сквозь стыд
• ДРУГОЙ воспринимал мир сквозь стыд
• МЫ боялись встречи с собственным стыдом
• ДРУГОЙ боялся встречи с собственным стыдом
• МЫ имели грандиозный щит из своего стыда и злости, защищающих НАС от ужаса «разоблачения»
• ДРУГОЙ имел грандиозный щит из своего стыда и злости, защищающих его от ужаса «разоблачения»
• МЫ по жизни испытывали онтологическую вину от невозможности соединиться со своим подлинным «Я»
• ДРУГОЙ по жизни испытывал онтологическую вину от невозможности соединиться со своим подлинным «Я»
• МЫ испытывали вину за плохие оценки данные НАМ кем-то
• ДРУГОЙ испытывал вину за плохие оценки данные ему кем-то
• МЫ боялись плохих оценок от кого-то
• ДРУГОЙ боялся плохих оценок от кого-то
• МЫ боялись разочаровать кого-то своими плохими результатами
• ДРУГОЙ боялся разочаровать кого-то своими плохими результатами
• МЫ боялись не оправдать возложенных на НАС родительских ожиданий, видений, потребностей
• ДРУГОЙ боялся не оправдать возложенных на него родительских ожиданий, видений, потребностей
• МЫ по жизни испытывали невротическую вину, поскольку так и не стали полностью соответствовать ожиданиям своих родителей/собственным ожиданиям
• ДРУГОЙ по жизни испытывал невротическую вину, поскольку так и не стал полностью соответствовать ожиданиям своих родителей/собственным ожиданиям
• МЫ ощущали, что должны, обязаны исполнять ожидания, надежды на НАС кого-то
• ДРУГОЙ ощущал, что должен, обязан исполнять ожидания, надежды на него кого-то
• МЫ уставая от постоянного самообвинения, «сваливались» в обвинение других людей
• ДРУГОЙ уставая от постоянного самообвинения, «сваливался» в обвинение других людей
• МЫ переносили обвинение вовне, принуждая своего внутреннего критика отвлечься от нападок на самих себя и заняться окружающим миром
• ДРУГОЙ переносил обвинение вовне, принуждая своего внутреннего критика отвлечься от нападок на самого себя и заняться окружающим миром
• МЫ воспринимали окружающий мир чудовищно несовершенным
• ДРУГОЙ воспринимал окружающий мир чудовищно несовершенным
• МЫ испытывали невозможность окончательно присвоить себе свои достоинства, ресурсы, прежние достижения, опыт
• ДРУГОЙ испытывал невозможность окончательно присвоить себе свои достоинства, ресурсы, прежние достижения, опыт
• МЫ жили в ожидании провала, в предчувствии ситуации, с которой МЫ якобы не сможем справиться
• ДРУГОЙ жил в ожидании провала, в предчувствии ситуации, с которой он якобы не сможет справиться
• МЫ боялись встречи с непредсказуемым и неидеальным
• ДРУГОЙ боялся встречи с непредсказуемым и неидеальным
• МЫ боялись ошибиться, что часто делало выбор невозможным, а страх оказаться некомпетентным удерживал НАС от развития и перемен
• ДРУГОЙ боялся ошибиться, что часто делало выбор невозможным, а страх оказаться некомпетентным удерживал от развития и перемен
• МЫ получили предписание, что прежние заслуги всегда не в счет, а за каждый промах нужно расплачиваться стыдом и раскаянием
• ДРУГОЙ получил предписание, что прежние заслуги всегда не в счет, а за каждый промах нужно расплачиваться стыдом и раскаянием
• МЫ ощущали, как все, что касается достижений и заслуг, легко и достаточно быстро проваливается в «дыру», а любые промахи, неудачи, ошибки прочно «застревают внутри», долго помнятся, мучают, заставляют стыдиться и виноватиться
• ДРУГОЙ ощущал, как все, что касается достижений и заслуг, легко и достаточно быстро проваливается в «дыру», а любые промахи, неудачи, ошибки прочно «застревают внутри», долго помнятся, мучают, заставляют стыдиться и виноватиться
• МЫ были не способны опираться на свои ресурсы и достижения
• ДРУГОЙ был не способен опираться на свои ресурсы и достижения
• МЫ находились в тревожном поиске внешнего носителя незыблемых достижений: кумиров, идолов, самых крупных и признанных специалистов, учителей, вождей, гуру и т.д.
• ДРУГОЙ находился в тревожном поиске внешнего носителя незыблемых достижений: кумиров, идолов, самых крупных и признанных специалистов, учителей, вождей, гуру и т.д.
• МЫ испытывали гигантский страх столкнуться со своей незначительностью, ненужностью
• ДРУГОЙ испытывал гигантский страх столкнуться со своей незначительностью, ненужностью
• НАШ страх быть незамеченным или ничтожным был даже сильнее, чем страх отвержения
• ДРУГОГО страх быть незамеченным или ничтожным был даже сильнее, чем страх отвержения
• МЫ боялись игнорирования (послания о незначительности), больше чем ругани
• ДРУГОЙ боялся игнорирования (послания о незначительности), больше чем ругани
• МЫ демонстративно «не замечали» кого-то, делали вид, что «в упор не видим» кого-то
• ДРУГОЙ демонстративно «не замечал» кого-то, делал вид, что «в упор не видит» кого-то
• МЫ приводили в ярость кого-то, полностью лишая своего внимания, относясь «как к пустому месту»
• ДРУГОЙ приводил в ярость кого-то, полностью лишая своего внимания, относясь «как к пустому месту»
• МЫ чувствовали себя «пустым местом», «никем» и приходили в ярость от этого
• ДРУГОЙ чувствовал себя «пустым местом», «никем» и приходил в ярость от этого
• МЫ сознательно/бессознательно мстили кому-то за то, что НАС заставляли ощущать свою ничтожность, ненужность, неважность
• ДРУГОЙ сознательно/бессознательно мстил кому-то за то, что его заставляли ощущать свою ничтожность, ненужность, неважность
• МЫ стремились доказать, свою ценность, важность, нужность, полезность кому-то, что бы потом бросить и отомстить тем самым за все унижения
• ДРУГОЙ стремился доказать, свою ценность, важность, нужность, полезность кому-то, что бы потом бросить и отомстить тем самым за все унижения
• МЫ практически постоянно «были готовы» почувствовать себя ничтожными
• ДРУГОЙ практически постоянно «был готов» почувствовать себя ничтожным
• МЫ были уверены в своей ничтожности и поэтому, постоянно нападали первыми, обвиняя обидчика во всех мыслимых и немыслимых грехах
• ДРУГОЙ был уверен в своей ничтожности и поэтому, постоянно нападал первым, обвиняя обидчика во всех мыслимых и немыслимых грехах
• МЫ боялись разоблачения, того, что НАС «разденут» и выставят на показ и стремились «разоблачить» первыми
• ДРУГОЙ боялся разоблачения, того, что его «разденут» и выставят на показ и стремился «разоблачить» первым
• МЫ испытывали сильнейший фоновый стыд, неоднократное желание все обесценить и бросить
• ДРУГОЙ испытывал сильнейший фоновый стыд, неоднократное желание все обесценить и бросить
• МЫ ощущали, как невыносимое чувство собственного ничтожества «разъедает остатки самоуважения, подъедает крупицы смысла и грозит НАМ великим Отвержением»
• ДРУГОЙ ощущал, как невыносимое чувство собственного ничтожества «разъедает остатки самоуважения, подъедает крупицы смысла и грозит ему великим Отвержением»
• МЫ хотели «отвергнуть всех на свете, вообще отвергнуть этот мир, отказаться от него, выбросить в форточку и задернуть шторы»
• ДРУГОЙ хотел «отвергнуть всех на свете, вообще отвергнуть этот мир, отказаться от него, выбросить в форточку и задернуть шторы»
• МЫ вступали в автоматическую конкуренцию с кем-то, «гнобили» его своей властью
• ДРУГОЙ вступал в автоматическую конкуренцию с кем-то, «гнобил» его своей властью
• МЫ были не способны переносить агрессию и обесценивания кого-то
• ДРУГОЙ был не способен переносить агрессию и обесценивания кого-то
• МЫ в принципе не умели выстраивать, удерживать и развивать близкие и долговременные отношения
• ДРУГОЙ в принципе не умел выстраивать, удерживать и развивать близкие и долговременные отношения
• МЫ стремились к грандиозности
• ДРУГОЙ стремился к грандиозности
• МЫ были мстительны
• ДРУГОЙ был мстителен
• МЫ испытывали потребность преследовать и изводить кого-то
• ДРУГОЙ испытывал потребность преследовать и изводить кого-то
• МЫ жили в состоянии постоянной ярости, подавленной агрессии, зависти и ненависти
• ДРУГОЙ жил в состоянии постоянной ярости, подавленной агрессии, зависти и ненависти
• МЫ твёрдо верили в то, что все точно такие же, как МЫ
• ДРУГОЙ твёрдо верил в то, что все точно такие же, как он
• МЫ были параноидальны, подозрительны, напуганы, нетвёрды и непредсказуемы
• ДРУГОЙ был параноидален, подозрителен, напуган, нетвёрд и непредсказуем
• МЫ боялись запугивания
• ДРУГОЙ боялся запугивания
• МЫ быстро выходили из боя, бросали всё, за что сражались, будучи успешно напуганными кем-то
• ДРУГОЙ быстро выходил из боя, бросал всё, за что сражался, будучи успешно напуганным кем-то
• МЫ иногда даже предоставляли компенсацию, тем, кто НАС пугал
• ДРУГОЙ иногда даже предоставлял компенсацию, тем, кто его пугал
• МЫ запугивали кого-то «до смерти», «заклёвывали»
• ДРУГОЙ запугивал кого-то «до смерти», «заклёвывал»
• МЫ определяли уязвимость кого-то и наносили всё возрастающей силы удары до тех пор, пока «не заклюём»
• ДРУГОЙ определял уязвимость кого-то и наносил всё возрастающей силы удары до тех пор, пока «не заклюёт»
• МЫ использовали тайны доверенные НАМ в качестве угрозы
• ДРУГОЙ использовал тайны доверенные ему в качестве угрозы
• МЫ намекали про «свидетелей и недавно открывшиеся доказательства» кому-то
• ДРУГОЙ намекал, про «свидетелей и недавно открывшиеся доказательства» кому-то
• МЫ использовали воображение и мнительность кого-то против него самого
• ДРУГОЙ использовал воображение и мнительность кого-то против него самого
• МЫ «давили» на кого-то всё рассчитав, с умом, упорно, постепенно и с всё возрастающим натиском
• ДРУГОЙ «давил» на кого-то всё рассчитав, с умом, упорно, постепенно и с всё возрастающим натиском
• МЫ «опускали» самооценку кого-то и он/она «рассыпался» и исчезал
• ДРУГОЙ «опускал» самооценку кого-то и он/она «рассыпался» и исчезал
• МЫ снижали свою самооценку под натиском кого-то, в надежде избежать страданий и боли
• ДРУГОЙ снижал свою самооценку под натиском кого-то, в надежде избежать страданий и боли
• МЫ боялись безжалостного давления кого-то и «бежали, сломя голову, куда глаза глядят»
• ДРУГОЙ боялся безжалостного давления кого-то и «бежал, сломя голову, куда глаза глядят»
• МЫ самостоятельно загоняли себя в полуобморочное состояние своими ужасающими сценариями, «гнусными» фактами о себе
• ДРУГОЙ самостоятельно загонял себя в полуобморочное состояние своими ужасающими сценариями, «гнусными» фактами о себе
• МЫ были самым худшим из своих гонителей и обвинителей
• ДРУГОЙ был самым худшим из своих гонителей и обвинителей
• МЫ порождали своих чудовищ, что парализововали НАС страхом
• ДРУГОЙ порождал своих чудовищ, что парализововали его страхом
• МЫ паниковали от туманного упоминания, грозного намёка, наброска возможного исхода событий
• ДРУГОЙ паниковал от туманного упоминания, грозного намёка, наброска возможного исхода событий
• МЫ прибегали к вымогательству, шантажу или агрессии
• ДРУГОЙ прибегал к вымогательству, шантажу или агрессии
• МЫ были слепы, немы и глухи к манипуляциям «нарцистичесским ресурсом» - обожанием, восторгом, вниманием, сексом, трепетом, покорностью и т.п.
• ДРУГОЙ был слеп, нем и глух к манипуляциям «нарцистичесским ресурсом» - обожанием, восторгом, вниманием, сексом, трепетом, покорностью и т.п.
• МЫ ослепленные «наркотиком» манипуляции, становились ручными, забывали о своей мстительности и триумфально занимали свою «собственность» или «территорию»
• ДРУГОЙ ослепленный «наркотиком» манипуляции, становился ручным, забывал о своей мстительности и триумфально занимал свою «собственность» или «территорию»
• МЫ могли принудить кого-то ко всему, предлагая, сдерживая или угрожая сдерживанием «нарциссического ресурса»
• ДРУГОЙ мог принудить кого-то ко всему, предлагая, сдерживая или угрожая сдерживанием «нарциссического ресурса»
• МЫ полностью игнорируя собеседников, могли часами говорить о себе, напыщенно, выстраивая грандиозные схемы
• ДРУГОЙ полностью игнорируя собеседников, мог часами говорить о себе, напыщенно, выстраивая грандиозные схемы
• МЫ ощущали, проливное обаяние, язвительный интеллект кого-то и не могли противостоять, детскому личику, «потребности быть защищённым», фасаду «никто не понимает меня»
• ДРУГОЙ ощущал, проливное обаяние, язвительный интеллект кого-то и не мог противостоять, детскому личику, «потребности быть защищённым», фасаду «никто не понимает меня»
• МЫ отталкивали кого-то высокомерием, ядовитыми оценками, постоянной критикой, жалостью к себе и настроем «я никогда не ошибаюсь»
• ДРУГОЙ отталкивал кого-то высокомерием, ядовитыми оценками, постоянной критикой, жалостью к себе и настроем «я никогда не ошибаюсь»
• МЫ нутром чуяли, что это пустышка, несмотря на мнимую скромность, на весь показной альтруизм
• ДРУГОЙ нутром чуял, что это пустышка, несмотря на мнимую скромность, на весь показной альтруизм
• МЫ унижали кого-то, а затем впадали «в сахарное шоу невыносимой сентиментальности»
• ДРУГОЙ унижал кого-то, а затем впадал «в сахарное шоу невыносимой сентиментальности»
• МЫ подозревали, что что-то идёт кошмарно неправильно, когда кто-то проявлял свою ненормальную привязанность к Мамуле / Папуле
• ДРУГОЙ подозревал, что что-то идёт кошмарно неправильно, когда кто-то проявлял свою ненормальную привязанность к Мамуле / Папуле
• МЫ имели ненормальную привязанность к Мамуле / Папуле
• ДРУГОЙ имел ненормальную привязанность к Мамуле / Папуле
• МЫ создавали «Пузырь» собственного величия раздувая факты, переизобретая себя и свою жизнь
• ДРУГОЙ создавал «Пузырь» собственного величия раздувая факты, переизобретая себя и свою жизнь
• МЫ пытались контролировать и манипулировать своим окружением, чтобы укрепить свои ложные идеи и восприятия
• ДРУГОЙ пытался контролировать и манипулировать своим окружением, чтобы укрепить свои ложные идеи и восприятия
• МЫ идеализировали ситуацию, других «актёров», и окружение
• ДРУГОЙ идеализировал ситуацию, других «актёров», и окружение
• МЫ обесценивали и сбрасывали со счетов людей, места и обстоятельства, будучи горько разочарованными
• ДРУГОЙ обесценивал и сбрасывал со счетов людей, места и обстоятельства, будучи горько разочарованным
• МЫ являли свое ложное Я и накапливали внимание от других
• ДРУГОЙ являл свое ложное Я и накапливал внимание от других
• МЫ получив нарциссическую рану, проявляли ограниченный диапазон реактивных и крайне деструктивных эмоций
• ДРУГОЙ получив нарциссическую рану, проявлял ограниченный диапазон реактивных и крайне деструктивных эмоций
• МЫ получали удовлетворение от злорадства и мстительного торжества
• ДРУГОЙ получал удовлетворение от злорадства и мстительного торжества
• МЫ подавляли свои реальные эмоции столь глубоко, что они не играли никакой сознательной роли в НАШЕЙ жизни и поведении
• ДРУГОЙ подавлял свои реальные эмоции столь глубоко, что они не играли никакой сознательной роли в его жизни и поведении
• МЫ прятали свое уязвимое подлинное Я в «глубоком психическом подвале»
• ДРУГОЙ прятал свое уязвимое подлинное Я в «глубоком психическом подвале»
• МЫ боялись чувствовать, так как это могло сопровождаться пугающими, обвиняющими, тревожными, бесконтрольными эмоциональными проявлениями
• ДРУГОЙ боялся чувствовать, так как это могло сопровождаться пугающими, обвиняющими, тревожными, бесконтрольными эмоциональными проявлениями
• МЫ испытывали столь мимолётные и фальшивые позитивные чувства, что их легко сменяли ярость, зависть и обесценивание
• ДРУГОЙ испытывал столь мимолётные и фальшивые позитивные чувства, что их легко сменяли ярость, зависть и обесценивание
• МЫ бессознательно воссоздавали поведенческие модели своих воспитателей
• ДРУГОЙ бессознательно воссоздавал поведенческие модели своих воспитателей
• МЫ связывали рациональность с трезвостью и хладнокровием и не могли понять, как люди могут быть столь сентиментальны, так «иррациональны»
• ДРУГОЙ связывал рациональность с трезвостью и хладнокровием и не мог понять, как люди могут быть столь сентиментальны, так «иррациональны»
• МЫ были совершенно не способны сопереживать чувствам других людей, они вызывали у НАС презрение и насмешку
• ДРУГОЙ был совершенно не способен сопереживать чувствам других людей, они вызывали у него презрение и насмешку
• МЫ верили, что другие люди «притворяются», всего лишь пытаясь достичь своей цели
• ДРУГОЙ верил, что другие люди «притворяются», всего лишь пытаясь достичь своей цели
МЫ переживали приливы почти неконтролируемой агрессии в присутствии искренне выраженных чувств
• ДРУГОЙ переживал приливы почти неконтролируемой агрессии в присутствии искренне выраженных чувств
• МЫ пытались эмулировать и симулировать «эмоции» или, по крайней мере, их выражение, внешнюю сторону (аффект)
• ДРУГОЙ пытался эмулировать и симулировать «эмоции» или, по крайней мере, их выражение, внешнюю сторону (аффект)
• МЫ подчиняли свои притворные эмоции рассудку, «решали», что правильно чувствовать так-то и так-то
• ДРУГОЙ подчинял свои притворные эмоции рассудку, «решал», что правильно чувствовать так-то и так-то
• НАШИ «эмоции» были неизменно плодами анализа, выбора целей и планирования
• ДРУГОГО «эмоции» были неизменно плодами анализа, выбора целей и планирования
• МЫ подменяли чувствование вспоминанием
• ДРУГОЙ подменял чувствование вспоминанием
• МЫ низводили свои телесные ощущения, чувства и эмоции в разряд памяти
• ДРУГОЙ низводил свои телесные ощущения, чувства и эмоции в разряд памяти
• МЫ с трудом помнили или воспроизводили то, что якобы - хотя и напоказ – «чувствовали» (даже совсем недавно)
• ДРУГОЙ с трудом помнил или воспроизводил то, что якобы - хотя и напоказ – «чувствовал» (даже совсем недавно)
• МЫ быстро переходили из одной эмоциональной крайности в другую и никогда не занимали эмоциональной середины
• ДРУГОЙ быстро переходил из одной эмоциональной крайности в другую и никогда не занимал эмоциональной середины
• МЫ особенно «эмоционально» реагировали, когда НАС отрывали от «нарциссического ресурса»
• ДРУГОЙ особенно «эмоционально» реагировал, когда его отрывали от «нарциссического ресурса»
• МЫ глубоко переживали ярость, боль, чрезмерное унижение, зависть и страх, это были НАШИ крайне доминантные, преобладающие чувства
• ДРУГОЙ глубоко переживал ярость, боль, чрезмерное унижение, зависть и страх, это были его крайне доминантные, преобладающие чувства
• НАШИ эмоции были сплошь реактивны, на пренебрежение к НАМ или оскорбление, реальное или выдуманное
• ДРУГОГО эмоции были сплошь реактивны, на пренебрежение к нему или оскорбление, реальное или выдуманное
• МЫ становились угрюмыми от обиды, злились, чувствуя себя обесцененными, набрасывались от унижения на кого-то
• ДРУГОЙ становился угрюмым от обиды, злился, чувствуя себя обесцененным, набрасывался от унижения на кого-то
• МЫ были смертельно завистливы ко всем и вся
• ДРУГОЙ был смертельно завистлив ко всем и вся
• МЫ страдали от отсутствия зрелого, взрослого, сексуального влечения
• ДРУГОЙ страдал от отсутствия зрелого, взрослого, сексуального влечения
• МЫ могли воспринимать красоту, но умственно, холодно и «математически»
• ДРУГОЙ мог воспринимать красоту, но умственно, холодно и «математически»
• МЫ презирали чувства и сентиментальных людей, потому что находили их слабыми и уязвимыми
• ДРУГОЙ презирал чувства и сентиментальных людей, потому что находил их слабыми и уязвимыми
• МЫ высмеивали людские пороки и уязвимости, это позволяло НАМ ощутить свое превосходство
• ДРУГОЙ высмеивал людские пороки и уязвимости, это позволяло ему ощутить свое превосходство
• МЫ боялись «шторма» со стороны негативных эмоций, сдавленной ярости, детских травм
• ДРУГОЙ боялся «шторма» со стороны негативных эмоций, сдавленной ярости, детских травм
• МЫ отвечали яростью, будучи уязвленными или униженными
• ДРУГОЙ отвечал яростью, будучи уязвленным или униженным
• МЫ были запрещающими, тормозящими, сдерживающими, жесткими, ограничивающими
• ДРУГОЙ был запрещающим, тормозящим, сдерживающим, жестким, ограничивающим
• МЫ отличались нелепостью, помпезностью, грандиозностью, противоречивостью
• ДРУГОЙ отличался нелепостью, помпезностью, грандиозностью, противоречивостью
• МЫ были отталкивающи в своих проявлениях
• ДРУГОЙ был отталкивающ в своих проявлениях
• МЫ отличались, серьёзным несоответствием между тем, кто МЫ были в действительности и тем за кого себя выдавали
• ДРУГОЙ отличался, серьёзным несоответствием между тем, кто он был в действительности и тем за кого себя выдавал
• МЫ были абсолютно уверены в своем превосходстве
• ДРУГОЙ был абсолютно уверен в своем превосходстве
• МЫ ощущали, что НАМ полагается особое обхождение и выдающаяся предупредительность, потому что МЫ такие уникальные
• ДРУГОЙ ощущал, что ему полагается особое обхождение и выдающаяся предупредительность, потому что он такой уникальный
• МЫ враждебно воспринимали людей, были абсолютно не способны к сопереживанию
• ДРУГОЙ враждебно воспринимал людей, был абсолютно не способен к сопереживанию
• МЫ испытывали омерзение к «равенству», а людей воспринимали как полезные и бесполезные объекты
• ДРУГОЙ испытывал омерзение к «равенству», а людей воспринимал как полезные и бесполезные объекты
• МЫ к другим, по сути, были безжалостны и настроены потребительски, эксплуатационно
• ДРУГОЙ к другим, по сути, был безжалостен и настроен потребительски, эксплуатационно
• МЫ считали себя хорошей личностью и помогали, потому что это был способ обеспечить внимание, благодарность, восторг и уважение
• ДРУГОЙ считал себя хорошей личностью и помогал, потому что это был способ обеспечить внимание, благодарность, восторг и уважение
• МЫ большей частью, были индифферентны, а помощь, это самый быстрый и верный путь избавиться от кого-то и вечного нытья
• ДРУГОЙ большей частью, были индифферентен, а помощь, это самый быстрый и верный путь избавиться от кого-то и вечного нытья
• МЫ ощущали, что НАМ на всё и на всех наплевать
• ДРУГОЙ ощущал, что ему на всё и на всех наплевать
• МЫ никогда не испытывали угрызений совести или сожаления за свои действия и бездействие
• ДРУГОЙ никогда не испытывал угрызений совести или сожаления за свои действия и бездействие
• МЫ отрицали ответственность и переносили вину и чувство вины на других
• ДРУГОЙ отрицал ответственность и переносил вину и чувство вины на других
• МЫ практически всегда чувствовали себя «плохо», находились в депрессии, время от времени, переживали панику
• ДРУГОЙ практически всегда чувствовал себя «плохо», находился в депрессии, время от времени, переживал панику
• МЫ очень часто, ощущали себя жертвой лишений и дискриминаций, переносили свои собственные настроение, познание, эмоции и действия на других
• ДРУГОЙ очень часто, ощущал себя жертвой лишений и дискриминаций, переносил свои собственные настроение, познание, эмоции и действия на других
• МЫ понимали, что что-то с НАМИ по большому счёту не так
• ДРУГОЙ понимал, что что-то с ним по большому счёту не так
• МЫ сравнивали себя с другими, и итог не всегда был утешителен
• ДРУГОЙ сравнивал себя с другими, и итог не всегда был утешителен
• МЫ бессознательно использовали величие, как один из механизмов защиты, но эффективность этого была фрагментарна и прерывиста
• ДРУГОЙ бессознательно использовал величие, как один из механизмов защиты, но эффективность этого была фрагментарна и прерывиста
• МЫ большую часть времени ощущали отвращение и жалость к себе
• ДРУГОЙ большую часть времени ощущал отвращение и жалость к себе
• МЫ туманно сожалели о тех, на кого обрушили последствия своего расстройства личности
• ДРУГОЙ туманно сожалел о тех, на кого обрушил последствия своего расстройства личности
• МЫ знали, что они несчастливы, и понимали, что это как-то относится к НАМ лично
• ДРУГОЙ знал, что они несчастливы, и понимал, что это как-то относится к нему лично
• МЫ даже это использовали для возвеличивания самих себя: «бедняги, они никогда не могут целиком меня понять, они столь враждебны. Не удивительно, что они так подавлены»
• ДРУГОЙ даже это использовал для возвеличивания самого себя: «бедняги, они никогда не могут целиком меня понять, они столь враждебны. Не удивительно, что они так подавлены»
• МЫ ставили самих себя в центр всего мироздания в качестве оси, вокруг которой вращается всё и вся
• ДРУГОЙ ставил самого себя в центр всего мироздания в качестве оси, вокруг которой вращается всё и вся
• МЫ переживали реальную, истязающую, угрожающую жизни боль, столкнувшись с серьёзным кризисом (травмирующий развод, финансовые проблемы, понижение в должности)
• ДРУГОЙ переживал реальную, истязающую, угрожающую жизни боль, столкнувшись с серьёзным кризисом (травмирующий развод, финансовые проблемы, понижение в должности)
• МЫ имели КРАЙНЕ нереалистичное личное повествование (личную историю)
• ДРУГОЙ имел КРАЙНЕ нереалистичное личное повествование (личную историю)
• МЫ имели грандиозные фантазии, вместо реалистичных ожиданий от себя
• ДРУГОЙ имел грандиозные фантазии, вместо реалистичных ожиданий от себя
• МЫ имели ускользающие, постоянно удаляющиеся цели
• ДРУГОЙ имел ускользающие, постоянно удаляющиеся цели
• МЫ страдали от негативного оценивания, исходящего от значимых для НАС людей
• ДРУГОЙ страдал от негативного оценивания, исходящего от значимых для него людей 
+19
16:43
1915
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...