Хорни - Завершение

  • Аспекты

Последние главы темы невроза.

Время чтения:
14 мин.
- условия в семье, в которых МЫ росли, НАШЕ окружение, стесняющее НАШЕ психическое развитие, продуцировали невроз
- вместо базальной уверенности в себе и других у НАС создавалась базальная тревога, которая определялась как чувство изолированности и беспомощности в потенциально враждебном мире.
- Чтобы базальная тревога была минимальной, спонтанное движение к людям, против них и прочь от них должно стать компульсивным.
- спонтанные направления движения совместимы, компульсивные же вступают в противоречие.
- у НАС создавался конфликт потребностей и конфликт установок по отношению к другим людям.
- чтобы решить эти конфликты, МЫ давали полную волю некоторым потребностям и установкам и подавив остальные
- МЫ испытывали компульсивную потребность в контроле (силой воли или рассудка) или компульсивную потребность в совершенстве
- невроз приводил к нарушениям межличностных отношений
- конфликты с другими Мы пытались решить путем самоидеализации.
- идеализирование образа себя отвечает за то упорство, с каким МЫ за него цепляемся
- идеальный образ себя не только создает у НАС ложное убеждение в своей ценности и своем значении; он, скорее, похож на чудовище Франкенштейна, которое со временем пожирает все лучшие силы НАС, как создателя.
- он присваивает и влечение НАС к развитию и НАШЕ стремление осуществить свои возможности.
- МЫ становимся не заинтересованными реалистически подойти к своим проблемам или перерасти их и раскрыть заложенное в НАС; МЫ привязаны теперь к воплощению в жизнь своего идеального Я
- Новая цель включает не только компульсивное влечение к всемирной славе через успех, власть и торжество, но и систему внутренней тирании, с помощью которой МЫ хотим переделать себя в нечто богоподобное; включает невротические требования и развитие невротической гордости
- МЫ ненавидим и презираем себя с той же силой и с той же иррациональностью, с какой себя идеализируем.
- Эти две крайности не только взаимосвязаны, но являются двумя сторонами одного процесса.
- главный тезис НАШЕЙ жизни: богоподобное существо обречено ненавидеть свое наличное существование.
- Невроз становился нарушением отношения к себе и другим людям
- внутренний психологический процесс начинался с самоидеализации, как рост отчуждения от себя.
- ненависть к себе направлялась против подлинного Я.
- Конфликт между гордыней и подлинным Я являлся центральным внутренним конфликтом.
- концепция невротического конфликта расширялась.
- возникал конфликт между двумя несовместимыми компульсивными влечениями.
- это не единственный вид невротического конфликта.
- Центральный внутренний конфликт – это конфликт между конструктивными силами подлинного Я и обструктивными силами гордыни, между здоровым ростом и влечением воплотить в жизнь совершенства идеального Я
- МЫ ожидали невероятно многого от других. Эти ожидания были настоятельными
- у НАС была вера в волшебную силу, фантазии о всемогуществе, ослепленность собой или своим "идеальным эго" – самовозвеличивание, прославление своих "не могу" и т.п.; компульсивная соревновательность и честолюбие; потребность во власти, совершенстве, восхищении, признании.
- авторитетные фигуры для НАС представляют собой родителей; - в своем страхе МЫ все еще следуем своим инфантильным поведенческим стереотипам
- встречаясь и общаясь с различными людьми, в которых МЫ признавали силу и власть, МЫ тут же принимали роль слабого ребёнка, которого могут наказать и обидеть
- МЫ чувствовали иррациональное унижение с людьми, которые проявляли хоть малую долю уверенности в себе
- при этом НАША гордыня не терпит, чтобы МЫ были иррациональны, и в особенности, "инфантильны".
- МЫ выработали у себя новые Надо и Нельзя. НАМ Нельзя быть инфантильными и Надо быть взрослыми. НАМ Нельзя чувствовать себя униженными, потому что это инфантильно; и МЫ больше не чувствовали унижения.
- НАШЕ чувство унижения уходило в глубину, и возможность честно взглянуть на него значительно уменьшалась.
- это только увеличивало НАШУ гордость
- НАШИ внутренние табу, самообвинения и порожденное ими чувство вины носило саморазрушительный характер
- МЫ страдали сами, разрушали себя, или заставляли страдать других и разрушали их
- МЫ ненавидели и презирали себя за то, что МЫ такие, какие есть
- находясь в депрессии, МЫ обвиняли себя в том, что причинили зло другому человеку, которого МЫ бессознательно ненавидели
- МЫ сознательно ненавидели и обвиняли себя, но фактически, бессознательно ненавидели и обвиняли интроецированного врага
- "Враждебность к фрустрирующему объекту оборачивается враждебностью к собственному Эго".
- то, что кажется ненавистью к себе, "на самом деле" процесс наказания со стороны Супер-Эго, а оно является интернализованым авторитетом.
- ненависть к себе превращается в межличностный феномен: в ненависть к другому или в страх перед НАШЕЙ ненавистью.
- ненависть к себе рассматривается как садизм Супер-Эго,
- МЫ испытываем бессознательное влечение переделать себя в того, кем МЫ не являемся (богоподобным, совершенным существом), и МЫ ненавидим себя за то, что не можем быть такими
- МЫ претендуем на безграничную власть, утрачивая свою душу и мучаясь в аду ненависти к себе
- МЫ стремились к большему знанию о себе и мире вокруг себя, об углублении религиозных переживаний, о росте духовных сил и нравственной отваге, о больших достижениях в любых областях, о стремлении к лучшей жизни.
- Интеллект и сила воображения помогали НАМ увидеть то, чего еще не существует.
- МЫ выходили за свои границы или всегда способны к этому.
- МЫ не дотягивались до того, чего хотели достичь внутри или вне себя.
- Под прессом внутреннего расстройства МЫ тянулись к бесконечному и неограниченному, чего НАМ достичь не дано, и сам этот процесс разрушал НАС, смещая НАШЕ высшее влечение к осуществлению подлинного себя на воплощение в жизнь идеального образа себя, и растрачивая тем самым тот потенциал, которым МЫ реально обладали
- МЫ не можем быть счастливы, ни в одиночку, ни с другими
- решения, которые МЫ находили, решая НАШИ внутренние конфликты, чисто искусственные, и у НАС возникали новые конфликты, и они требовали новых решений, которые позволили бы НАМ более гладко функционировать.
- Это процесс, который уводит НАС все дальше и дальше от подлинного Я и тем самым ставит под угрозу развитие личности
- Решения, которое МЫ находили для своих внутренних конфликтов, не только казались НАМ правильными, мудрыми и желанными, но и единственно безопасными.
- Они давали НАМ чувство цельности; перспектива столкнуться со своими конфликтами ужасала НАС – МЫ полагали, что рассыпемся от этого на части.
- НАША гордость не только дает НАМ чувство собственного достоинства или значимости, но и охраняет НАС от столь же ужасной опасности быть поглощенными ненавистью или презрением к себе
- МЫ избегаем осознания того, что у НАС есть какие-то страхи, чувство беспомощности, потребность в привязанности, заботе, помощи или сочувствии
- МЫ старательно отводим глаза от своей гордости или от того, что МЫ всеми силами стремимся к собственной выгоде
- МЫ не хотим, чтобы всплыли НАШИ конфликты, ставим на них неподъемный груз вежливой незаинтересованности и лени
- МЫ не позволяем конфликтующим тенденциям подняться к поверхности и не позволяем осветить их глубину никакой вспышке внутреннего озарения
- МЫ используем бессознательный цинизм, чтобы так затуманить конфликт, что становится невозможно разглядеть его
- МЫ всеми силами стремимся оградить себя от переживания ненависти или презрения к себе, что зависит от способности избежать осознания, что НАШИ Надо не выполняются
- МЫ должны бороться против любого реального понимания своих недостатков: с точки зрения НАШИХ внутренних предписаний они являются непростительными грехами
- любое предположение по поводу НАШИХ недостатков ощущается НАМ как несправедливое обвинение, и МЫ встаем в защитную позицию
- МЫ испытывали потребность защитить свои субъективные ценности и уберечься от опасностей (или от субъективного ощущения тревоги и даже ужаса)
- МЫ испытывали потребность сохранить в неприкосновенности каждый кусочек своей замкнутости, отчужденности, своей "свободы", своей политики не-хочу или не-буду-бороться
- МЫ всеми силами стремились к достижению абсолютной власти, торжества или любви
- у НАС были преграды к НАШЕМУ неомраченному торжеству или к достижению безукоризненной, волшебной силы воли; обаяния, перед которым никто не устоит; умиротворенной святости и т.п.
- МЫ думали только о совершенствовании своего идеального Я
- МЫ стремились избавиться от таких неприятностей, как фобия, депрессия, головная боль, трудности в работе, половые расстройства, повторяющиеся неудачи того или иного рода.
- МЫ не могли справиться с тяжелой жизненной ситуацией
- МЫ чувствовали, что остановились в развитии.
- НАША гордость делала некоторые существующие расстройства невыносимыми.
- МЫ боялись улицы, незнакомых мест, и это задевало НАШУ гордость своей властью над любой ситуацией.
- Сексуальные затруднения были невыносимы, потому что должны были быть образцом "нормальности".
- когда МЫ смущались, у НАС дрожали руки, в лицо бросалась краска, страшно выступать перед публикой
- НАША гордость своей самодостаточностью и "независимостью" превращала перспективу помощи в унижение.
- Обратиться за помощью недопустимо: нельзя "распускаться". Надо уметь со всем справляться самому.
- Гордость властью над собой не позволяет даже допустить существования каких-то там невротических проблем.
- Гордость мешает НАМ реалистически подойти к своим проблемам и получить помощь.
- МЫ недооценивали свои трудности и переоценивали свою способность их преодолеть.
- При НАШЕМ могучем уме или всесильной воле, МЫ Должны суметь моментально напрячь их.
- МЫ были скованны ленью и параличом инициативы,
- МЫ ждали, что кто-либо, поглядев, как МЫ страдаем и умоляем о помощи, просто возьмет, да и взмахнет волшебной палочкой, чтобы все НАШИ проблемы исчезли
- Все эти верования и надежды скрыты, конечно же, под слоем разумных ожиданий
- МЫ спорили, были саркастичными, вели себя оскорбительно, прятались за фасадом вежливой уступчивости, были уклончивы, теряли тему, забывали о ней;
- НАША компульсивная потребность во власти, любви или свободе во многом определяет течение отношений с другими, и делает НАС сверхчувствительными к руководству, отвержению или принуждению со стороны других
- НАША гордость обречена быть задетой в процессе общения, МЫ склонны легко чувствовать себя униженными.
- Из-за своих ожиданий или требований МЫ часто разочарованы и оскорблены.
- Поднявшиеся в НАС самообвинения и презрение к себе вызывали в НАС чувство, что НАС обвиняют и презирают.
- когда НАС охватывал порыв саморазрушительной ярости, МЫ становились бранчливыми и держались оскорбительно по отношению к другим
- МЫ переоценивали значимость людей, которых МЫ считали авторитетами
- для НАС они не просто люди, которые в силу обучения и знания могли помочь НАМ, МЫ наделяли их сверхчеловеческими способностями к добру и злу.
- НАШИ страхи, и ожидания, сливаясь, создавали эту установку.
- МЫ считали, что они властны причинить НАМ боль, раздавить НАШУ гордость, вызвать презрение к себе – но могли и помочь НАМ!
- в НАШЕЙ раздражительности есть элементы мстительности
- если НАС что-либо задевало, тут же возникало желание отомстить
- МЫ замечали, что в каких-то случаях негодовали и были оскорблены больше, чем оно того стоит.
- эти чувства возникали в ответ на разочарование в неких ожиданиях.
- может это и неразумно, но МЫ считали свое негодование и обиду совершенно законными.
- МЫ замечали у себя ожидания, которые даже НАС поражали своей безрассудностью.
- МЫ осознавали, что это не безвредные желания, а, скорее, жесткие требования.
- МЫ были полностью раздавлены или бешено разъярены, когда они были фрустрированы.
- МЫ считали, что скорее умрем, чем откажется от них
- МЫ любили "устроиться", и завидовали тем, которые "устроились" лучше НАС
- НАМ нравится дурачить или обманывать других, но НАС бесит, когда НАС дурачат или обманывают.
- МЫ гордились своей способностью обманывать и надувать, НАС поглощала эта страсть
- МЫ не испытывали определенных чувств, порывов, стремлений
- боязнь чего-либо предосудительного мешала НАМ испытывать чувства вообще или некоторые определенные чувства
- МЫ считали себя деликатным человеком, но НАМ говорили, что МЫ бываем неприятно деспотичными и нетактичными
- МЫ приходили в ярость, если не могли извлечь выгоды из сложившейся ситуации, или получали меньше НАШИХ ожиданий, и переживали и заболевали всякий раз, пообщавшись с людьми, которые лучше НАС сумели устроиться
- МЫ могли осознать и понять свои проблемы, но в глубине Я оставался все таким же беззащитным и несчастным, МЫ не могли от них освободиться
- НАША независимость, которой МЫ так гордились, скорее чувствительность к принуждению, чем реальная внутренняя свобода
- МЫ осознавали, что не такие уж кристально честные, каким себе виделись, поскольку пронизаны бессознательными претензиями, что гордясь своей властью, МЫ не властны распоряжаться в собственном доме, что добрая доля НАШЕЙ любви к людям (которая и превращает НАС в такого чудесного человека) – результат компульсивной потребности в любви или в восхищении
- МЫ сомневались в правильности своей системы ценностей и своих целей.
- НАШ цинизм не говорит о том, что МЫ выше обычных предрассудков, а только удобный способ не считаться с собственными убеждениями
- Может быть, считать каждого мошенником, это не чистая житейская мудрость? Может быть, МЫ многое теряем от своей замкнутости? Может быть, власть или любовь – не единственный ответ на все вопросы"?
- чтобы МЫ смогли изменить НАШИ взгляды на жизнь, НАМ необходимо что-то позитивное, чем МЫ могли бы жить, во что могли бы верить, для чего могли бы работать
- НАМ хотелось производить на всех впечатление оригинальностью своего ума, МЫ хотели понравиться другим, МЫ могли быть сверхуступчивыми или сверхблагодарными за любое уделенное НАМ внимание
- НАШИ силы направлены на укрепление самоидеализации и, соответственно, на подавление подлинного Я
- МЫ хотели избавиться от определенных нарушений.
- МЫ хотели улучшить: свой брак, отношения с детьми, половое функционирование, способность читать, сосредоточиваться, общаться, зарабатывать деньги и т.п.
- МЫ привыкли к определённому пониманию мира, восприятию и реагированию, МЫ не понимаем и не принимаем, что можно жить по-другому, иначе
- другое воспринимается скептически, хотя МЫ понимаем, что обделены чем-то очень хорошим
- МЫ мало знаем или мало заботимся о своих настоящих чувствах, желаниях, убеждениях
- МЫ пугаемся, когда видим в себе незначительный конфликт. МЫ боимся, что у НАС начнется расщепление психики, и МЫ сойдем с ума
- МЫ ощущали, что можем находиться в безопасности, только когда все взято под контроль разума,
- МЫ испытывали страх, что любой незначительный конфликт ослабит НАС в борьбе с внешним миром, который МЫ воспринимаем как враждебный.
- конфликт пугал НАС: из-за своего размаха, или из-за того, что НАШЕ подлинное Я располагает слишком малыми силами, чтобы справиться даже с незначительным конфликтом
- НАМ сложно выбрать одного из двух мужчин
- НАМ вообще чрезвычайно трудно полностью посвятить себя чему-либо или кому-либо: мужчине, идее, работе или дому.
- МЫ испытывали общую нерешительность,
- МЫ гордились тем, что МЫ можем управиться со всем (как говорится, съесть пирог и сохранить до крошки), и необходимость сделать выбор создавала у НАС чувство позорного падения.
- НАМ трудно посвятить себя чему-либо потому, что МЫ слишком далеки от себя, чтобы знать свои предпочтения и цели
- НАС раздражала НАША уступчивость.
- в своё свободное время МЫ обещали или делали ненужные НАМ вещи просто потому, что другие этого хотели или ждали
- МЫ хотели избежать трений, не ценили своего времени, гордились своей способностью сделать все на свете.
- МЫ не задавались вопросом, чего МЫ хотим или что считаем правильным
- МЫ не обладаем независимостью мысли или чувства, не принимаем на себя ответственность, не заинтересовываемся правдой о самих себе, не ловим себя на своих претензиях Надо или вынесениях вовне.
- если бы МЫ меньше боялись других, меньше зависели от них, то были бы способны испытывать к ним дружеские чувства, сочувствовать им
- МЫ были теснейшим образом связаны с двумя другими людьми (отцом и матерью или матерью и детьми, мужем и детьми, матерью и мужчиной, мужчиной и детьми), которые тянули НАС в разные стороны.
- Чем меньше МЫ знали о своих чувствах и убеждениях, тем больше МЫ метались туда-сюда и разрывались на части.
- МЫ не были укоренены в самих себе и мучились от этих рывков и толчков
- МЫ испытывали двойственность своих чувств в определенных ситуациях
- МЫ ненавидели мать и жалели её: НАМ жалко мать – она мученица, а потому несчастна; с другой стороны, МЫ в ярости от ее удушающих требований исключительной преданности, её претензий
- НАМ НАДО быть идеальной дочерью, МЫ ДОЛЖНЫ принести ей счастье и удовлетворение, а так как это невозможно, МЫ чувствовали себя "виноватыми" и удваивали внимание, или ненавидели себя за это, или переносили всю ненависть на неё
- МЫ ненавидели, хотели избавиться от НАШЕГО мужчины, и не могли без него
- НАС напрягали НАШИ дети, их несамостоятельность, и МЫ не давали им свободы, контролировали их
- в жизни просто нет таких ситуаций, где бы НАМ не было Надо быть абсолютным совершенством.
- МЫ достаточно замкнутый человек, со скрытым требованием, чтобы НАС не беспокоили и ничего от НАС не ждали, и МЫ ненавидим тех, кто это делает.
- МЫ приходили к пониманию главного своего конфликта, который заключен в НАС самих, а потому разыгрывался во всех сферах НАШЕЙ жизни
- в НАС довольно много презрения к людям, МЫ бунтуем против необходимости быть с ними "вежливыми".
- МЫ требуем себе необыкновенных привилегий.
- МЫ испытывали слепую ярость на себя за то, что МЫ "позволяем себя доить", когда в ответ на НАШУ компульсивную готовность помочь "любовь" не приходит.
- МЫ завидуем другим; МЫ имеем расчетливую жадность при получении и скупость при отдаче.
- МЫ испытываем шок от осознания себя
- НАМ страшно смотреть в лицо НАШИМ противоречиям
- в своей любовной жизни МЫ склонны к болезненной зависимости,
- в НАШЕЙ работе присутствуют невротическое честолюбие и потребность в торжестве.
- МЫ вкладывали все смирение в любовь, а все захватнические тенденции – в работу.
- влечение к власти действует также и в НАШИХ любовных отношениях, а склонность пренебрегать собой – в НАШЕЙ карьере, в результате чего МЫ ещё больше несчастны
- НАШЕ влечение к власти и престижу проявлялось, в том, что МЫ бились за высокое положение в обществе, за победы над мужчинами, с отчетливым оттенком садизма и хамства.
- МЫ хотели получить способность мстить, не дрогнув душой, а с другой стороны – святую отрешенность отшельника.
- МЫ гордились, что способны к такому размаху чувств или убеждений, к какому неспособны те, кто "топчется на узкой тропе добродетели".
- Внутренняя раздробленность доходила до крайностей.
- НАМ необходимо было ее сохранить, пусть даже ценой невероятного притупления чувства справедливости и ориентации в системе ценностей, отбрасывания свидетельств реальности, увиливания от любой ответственности.
- МЫ были уклончивы и бессознательно нечестны.
- свои Надо МЫ выполняли лишь в воображении,
- МЫ были изобретательны находить себе неубедительные извинения и верить в них, чтобы защититься от самообвинений.
- "Я так старался, я болен, у меня столько неприятностей, я не знал, я ничего не мог, ведь уже есть улучшения" и т.п.
- Все эти меры позволяли НАМ сохранить подобие внутреннего мира и спокойствия, но и ослабляли НАШЕ нравственное чутье и способность почувствовать ненависть к себе и свои конфликты.
- НАШИ конфликты являлись сознанию вспышками, слишком короткими, чтобы что-то переосмыслить.
- НАШУ тревогу МЫ пытались забить пьянством, половой активностью, компульсивной потребностью в обществе, самомнением или мстительностью
- МЫ понимали, что просто неприспособленны к жизни, неспособны радоваться жизни
- МЫ страдали от презрения к себе, и считали позором "занизить свои цели" и "поддаться жалости к себе"
- МЫ неспособны отказаться уделить время другому, не чувствуя раздражения или вины,
- МЫ не можем считать свою работу или свои интересы более важными.
- МЫ не можем прекратить отношения с любовником, даже если они утратили для НАС значение и не сулят ничего в будущем
- МЫ понимаем, что они основываются на НАШИХ и его невротических потребностях,
- МЫ боимся причинить боль партнеру, не смотря на то, что этим причиняем боль самим себе
- МЫ боимся своей независимости, боимся, что стали "неприятными" и "агрессивными", ругаем себя "эгоистичными скотами"
- НАШ мужчина был вечно правым, подавляющим и имел высокомерно-мстительные склонности. МЫ всегда находились в его тени, были запуганы им, слепо подчинялись ему и, сами того не понимая, не шли своим путем, чтобы угодить ему.
- НАШ настрой по отношению к НАШЕМУ мужчине становился критичным, открыто соревновательным и временами довольно воинственным.
- НАШ мужчина реагировал на это; его реакция усиливала НАШУ реакцию, и МЫ уже едва могли разговаривать друг с другом.
- Атмосфера в семье накаливалась; домочадцы разбивались на два лагеря.
- сначала МЫ были даже рады, что наконец можем "постоять за себя" перед НАШИМ мужчиной, но постепенно понимали, что просто хотим стащить его с высокого пьедестала
- МЫ могли понять, что тоже имеем право БЫТЬ, и с этой позиции вели себя, потом МЫ уже снова начинали бояться отношений, МЫ испытывали прежнее негодование
- новые ощущения были противоположны всей НАШЕЙ (бессознательной) системе ценностей, в которой МЫ жили прежде
- МЫ Должны были мстить и достичь мстительного торжества.
- МЫ осыпали себя бранью за то, что пресмыкались и глотали оскорбления.
- С другой стороны, МЫ Должны были кротко уступить и не выпячивать свои интересы.
- МЫ высмеивали себя: "Женщина захотела быть главнее мужчины!"
- МЫ с детства привыкли, что НАША мать над НАМИ выше и главнее: она заботилась о НАС, МЫ зависели от неё и морально, и материально
- вырастая, МЫ сохраняли это ощущение зависимости и хотели быть взрослыми, распоряжаться своей судьбой, решать самим, с кем быть или не быть, чем заниматься и что отвергать
- МЫ протестовали против наставлений и ограничений, которые мать по привычке применяла к НАМ
- МЫ восставали против её власти
- МЫ шли на конфликт и добивались своей независимости
- потом МЫ осознавали весь ужас своей забастовки, так как в глубине души всё ещё считали неправильным не подчиняться матери
- МЫ стыдили себя: «Дочь не слушается мать, считает себя главной!»
- МЫ считали своих детей беспомощными и зависимыми от НАС
- вырастая, они протестовали против НАШЕЙ излишней опеки
- МЫ делали всё, чтобы подчинить их себе
- МЫ чувствовали себя растерянными, разочарованными, обескураженными
- МЫ должны суметь увидеть и почувствовать свою ответственность за нелегкую ситуацию, и не как бремя или давление, а как составную часть своей личной жизни.
- МЫ должны согласился принять свое место в мире и ответственность, вытекающую из этого согласия
- МЫ должны принять себя со своими ограничениями; не потому, что можем быть способными принять решение и сделать что-то для себя, а потому, что можем обратить внимание на свои реальные интересы и принять на себя ответственность за самого себя; должны быть готовы занять свое место в мире
- МЫ должны снизить свои стандарты, не считая больше нормой абсолютное совершенство, чтобы снизить самообвинения.
- МЫ должны позволить себе быть честнее с самими собой, увидеть себя, не приходя в ужас.
- Это придаст НАМ уверенности в собственных силах, ослабит НАШУ потребность в вынесении вовне самообвинений.
- Так МЫ будем чувствовать меньшую угрозу от других или меньшую к ним враждебность и будем способны испытывать к ним дружеские чувства
- вырастет НАША смелость и вера в свою способность поднять самим груз ответственности за свое развитие
- МЫ сможем устранить страх не справиться с жизнью без подмоги невроза
- перед НАМИ откроется возможность чувствовать согласие с самим собой и с жизнью
- МЫ должны изменить ценности, направления, цели, избавиться от фальшивой ценности НАШЕЙ гордости, призраков власти, полного отказа от себя, свободы
- МЫ должны избавиться от гордыни, требований, претензий, вынесений вовне и т.д.
- МЫ должны стремиться более ясно и глубоко испытывать свои чувства, желания, убеждения; найти доступ к своим ресурсам и использовать их конструктивно; яснее воспринимать направление своей жизни, с ответственностью за себя и свои решения.
- По отношению к другим – стремиться общаться с ними в соответствии со своими истинными чувствами; уважать в них отдельную личность со своими правами и особенностями; взаимодействовать с ними, а не использовать их как средство достижения своих целей.
- По отношению к работе это означает, чтобы сама работа становилась важнее, чем удовлетворение гордости или тщеславия, а цель ее стало – открыть и развить то, чем МЫ одарены, и стать более продуктивными
- МЫ должны выйти за рамки чисто личных интересов
- только приняв свое место в мире, МЫ можем обрести через активное участие в жизни чувство принадлежности к миру и внутреннюю уверенность, идущую от этого чувства

Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях) и будущего (как в этой, так и в будущих жизнях) а так же в промежутках между ними, когда МЫ видели, слышали, читали, или как-нибудь по-другому воспринимали то, что другие испытывают вышеописанный материал.

Все эпизоды прошлого (как в этой, так и в прошлых жизнях и между ними) а также будущего (как в этой, так и в будущих жизнях), в которых МЫ получали любого рода уроки, воспитание, внушение или импланты от любых людей и существ на темы связанные с вышеназванным материалом.  
+9
13:47
1607
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...