Невротик бывает кусачий

  • Аспекты

Главный герой этой мини-серии - мстительно-тревожный невротик. Основная стратегия этого персонажа - захватить все вокруг и подчинить всех.

Рекомендую запускать протоколы этой серии после всех остальных Невротиков, представленных на сайте, потому что материал специфический. Подразумевается, что пользователь знаком с терминами "идеальное я" и "презренное я".

Протоколы написаны на основе личного опыта автора, а также известной книги Карен Хорни - Невроз и личностный рост. Я попытался по максимуму раскрыть тему "кусачего невротика", который верит во враждебность окружающего мира и применяет свои методы защиты, которые на проверку оказываются форменным БДСМ. Копнем тему?

Время чтения:
15 мин.
• Мы подвергались критике.
• Кто-то подвергался критике.
• Нас критиковали родители и родственники.
• Кого-то критиковали родители и родственники.
• Нас критиковали учителя.
• Кого-то критиковали учителя.
• Нас критиковали вышестоящие по социальной лестнице.
• Кого-то критиковали вышестоящие по социальной лестнице.
• Нас критиковали нижестоящие по социальной лестнице.
• Кого-то критиковали нижестоящие по социальной лестнице.
• Нас критиковали равные нам.
• Кого-то критиковали равные нам.
• Нас критиковали знакомые нам люди.
• Кого-то критиковали знакомые ему люди.
• Нас критиковали незнакомые нам люди.
• Кого-то критиковали незнакомые ему люди.
• Нас критиковали справедливо и конструктивно.
• Кого-то критиковали справедливо и конструктивно.
• Нас критиковали несправедливо.
• Кого-то критиковали несправедливо.
• Мы обижались на критику.
• Кто-то обижался на критику.
• Мы были объектом критики.
• Кто-то был объектом критики.
• Мы были субъектом критики.
• Кто-то был субъектом критики.
• На нас кричали.
• На кого-то кричали.
• Мы кричали на кого-то.
• Мы испугались крика и оскорблений.
• Кто-то испугался крика и оскорблений.
• Кто-то испугался нашего крика и оскорблений.
• Мы были чувствительны к критике.
• Другой был чувствителен к критике.
• Критика негативно влияла на нас.
• Критика негативно влияла на другого.
• Мы чувствовали вину за то, о чем нас критиковали.
• Кто-то чувствовал вину за то, о чем его критиковали.
• Мы возмутились, что нас несправедливо критикуют.
• Другой возмутился, что нас несправедливо критикуют.
• Мы хотели отомстить за несправедливые обвинения, оскорбления, унижения.
• Кто-то хотел отомстить за несправедливую критику.
• Критика задела нашу гордыню.
• Критика задела чью-то гордыню.
• Мы пытались компенсировать нашу уязвленную гордыню.
• Другой пытался компенсировать свою уязвленную гордыню.
• Мы компенсировали уязвленную гордыню, пытаясь доминировать над обидчиком.
• Другой компенсировал уязвленную гордыню, пытаясь доминировать над обидчиком.
• Мы компенсировали уязвленную гордыню, убегая от злого социума, уходя в отставку.
• Кто-то компенсировал уязвленную гордыню, убегая от злого социума, уходя в отставку.
• Мы считали себя неуязвимыми к критике.
• Другой считал себя неуязвимым к критике.
• Мы считали, что нас нельзя критиковать и нападать на нас вообще.
• Кто-то считал, что него нельзя критиковать и нападать на него вообще.
• Мы считали, что нашу гордыню задевать нельзя.
• Другой считал, что его гордыню задевать нельзя.
• Мы считали, что если нашу гордыню задевают, необходимо ответить обидчику, дать сдачи.
• Другой считал, что его нашу гордыню задевают, необходимо ответить обидчику, дать сдачи.
• Нашу гордыню задевали.
• Чью-то гордыню задевали.
• Нашу гордыню задевали, и мы ответили обидчику, наказали его.
• Чью-то гордыню задевали, и он ответил обидчику, наказал его.
• Мы чувствовали уверенность в себе, гордость, когда нам удавалось ответить обидчику и наказать его за то, что он унизил нашу гордость.
• Другой чувствовал уверенность в себе, гордость, когда ему удавалось ответить обидчику и наказать его за то, что он унизил его гордость.
• Нашу гордыню задевали, но нам не удалось ответить обидчику, наказать его.
• Чью-то гордыню задевали, но ему не удалось ответить обидчику, наказать его.
• Мы чувствовали вину за то, что нам не удалось наказать обидчика за то, что он унизил нашу гордость.
• Кто-то чувствовал вину за то, что ему не удалось наказать обидчика за то, что он унизил его гордость.
• Мы чувствовали ненависть к себе.
• Другой чувствовал ненависть к себе.
• Мы не соответствовали своему идеальному образу.
• Кто-то не соответствовали своему идеальному образу.
• Наше я мешало нам, и мы пытались скрыть его, сменив его идеальным образом.
• Чье-то я мешало кому-то, и он пытался скрыть его, сменив его идеальным образом.
• Мы ненавидели собственное я, потому что оно постоянно делало все наперекосяк, вопреки нашим идеальным представлениям и проявлениям.
• Другой ненавидел собственное я, потому что оно постоянно делало все наперекосяк, вопреки его идеальным представлениям и проявлениям.
• Мы пытались компенсировать ненависть в себе, унизив кого-то.
• Другой пытался компенсировать ненависть в себе, унизив кого-то.
• Нас ограничивали.
• Кого-то ограничивали.
• Мы ограничивали кого-то.
• Нам запрещали.
• Кому-то запрещали.
• Наши проявления ограничивали, запрещали нам заниматься какой-то деятельностью.
• Чьи-то проявления ограничивали, запрещали кому-то заниматься какой-то деятельностью
• К нам относились неуважительно.
• К другому относились неуважительно.
• Мы относились к другому неуважительно.
• Мы относились к себе неуважительно.
• Другой относился к нам неуважительно.
• Другой относился к другим неуважительно.
• Мы возмущались неуважительному обращению.
• Другой возмущался неуважительному обращению.
• Мы считали, что другие должны нас уважать.
• Кто-то считал, что другие должны его уважать.
• Мы считали, что у нас нет права подчиняться, нам запрещено подчиняться.
• Другой считал, что у него нет права подчиняться, ему запрещено подчиняться.
• Мы не чувствовали, что нас любят другие.
• Другой не чувствовал, что его любят другие.
• Мы отказались от любви, от получения любви, от выражения любви.
• Кто-то отказался от любви, от получения любви, от выражения любви.
• Мы отказались от чувств и эмоций.
• Кто-то отказался от чувств и эмоций.
• Мы согласились, что любви не существует.
• Кто-то согласился, что любви не существует.

• Мы верили в то, что выживает сильнейший.
• Другой верил в то, что выживает сильнейший.
• Мы стремились к доминированию, преимущественно насильственному.
• Другой стремился к доминированию, преимущественно насильственному.
• Мы стремились низложить и унизить всех вокруг.
• Другой стремился низложить и унизить всех вокруг.
• Мы чувствовали неуверенность в собственной силе, и поэтому постоянно доказывали свое могущество.
• Кто-то чувствовал неуверенность в собственной силе, и поэтому постоянно доказывал свое могущество.
• Мы заменили уверенность в себе гордыней.
• Кто-то заменил уверенность в себе гордыней.
• Мы допускали, чтобы кто-то, обладающий властью, поступил по отношению к нам или другим несправедливо.
• Другой допускал, чтобы кто-то, обладающий властью, поступил по отношению к нему или другим несправедливо.
• Мы не допускали, чтобы кто-то, обладающий властью, поступил по отношению к нам или другим несправедливо, наказывали его, несмотря на авторитет.
• Другой допускал, чтобы кто-то, обладающий властью, поступил по отношению к нему или другим несправедливо, наказывал его, несмотря на авторитет.
• Мы ненавидели себя за то, что мы допустили неуважительное и несправедливое отношение к себе или другим.
• Другой ненавидел себя за то, что он допустил неуважительное и несправедливое отношение к себе или другим.
• Мы не могли забыть эпизоды, в которых нас унижали.
• Кто-то не мог забыть эпизоды, в которых его унижали.
• Мы компенсировали унижение в воображении.
• Кто-то компенсировал унижение в воображении.
• В воображении мы были сияющим существом, лишенным недостатков, а в реальности — мерзостью.
• В воображении другой был сияющим существом, лишенным недостатков, а в реальности — мерзостью.
• Наш идеальный образ был базой нашей гордыни.
• Чей-то идеальный образ был базой его гордыни.
• Мы выполняли требования идеального образа в воображении.
• Кто-то выполнял требования идеального образа в воображении.
• Мы фальсифицировали собственные чувства, отдаляясь от себя.
• Другой фальсифицировал собственные чувства, отдаляясь от себя.
• Мы отстаивали свои интересы и мнения.
• Кто-то отстаивал свои интересы и мнения.
• Нам не удавалось отстоять свои интересы и мнения.
• Другому не удавалось отстоять свои интересы и мнения.
• Мы скорее упрашивали, когда Надо было четко выразить свое несогласие или защититься от эксплуатации.
• Другой скорее упрашивал, когда Надо было четко выразить свое несогласие или защититься от эксплуатации.
• Нам было важно выражать свою позицию четко, дерзко, остроумно.
• Другому было важно выражать свою позицию четко, дерзко, остроумно.
• Мы воплощали идеальный образ в реальности.
• Кто-то воплощал идеальный образ в реальности.
• Мы копировали идеальный образ из различных источников, фильмов, сериалов, СМИ и пр.
• Другой копировал идеальный образ из различных источников, фильмов, сериалов, СМИ и пр.
• Мы упрекали себя за то, что не соответствуем атрибутам идеального образа.
• Другой упрекал себя за то, что он не соответствует атрибутам идеального образа.
• Мы обвиняли себя за несоответствие идеальному образу.
• Другой обвинял себя за несоответствие идеальному образу.
• Мы обвиняли себя в том, что совершили что-либо вопреки предписаниям наших Надо.
• Кто-то обвинял себя в том, что совершил что-либо вопреки предписаниям его Надо.
• Мы презирали себя, пренебрегали собой, высмеивали себя.
• Другой презирал себя, пренебрегал собой, высмеивал себя.
• Мы сравнивали себя с другими не в нашу пользу.
• Другой сравнивал себя с другими не в его пользу.
• Мы были уязвимы в отношениях с другими.
• Другой был уязвим в отношениях с другими.
• Мы были чувствительны к критике и отвержению.
• Другой был чувствителен к критике и отвержению.
• При малейшей провокации мы чувствовали, что нами пренебрегают и нас презирают .
• При малейшей провокации другой чувствовал, что им пренебрегают и нас презирают.
• Мы не принимали себя таким, какие мы есть.
• Другой не принимал себя таким, каков он есть.
• Кто-то не принимал нас такими, какие мы есть.
• Кто-то не принимал кого-то таким, каков он есть.
• Мы пренебрегали собой.
• Другой пренебрегал собой.
• Другой пренебрегал нами.
• Мы пренебрегали другим.
• Мы выносили презрение к себе вовне.
• Другой выносил презрение к себе вовне.
• Мы презирали себя за слабость.
• Другой презирал нас за слабость.
• Мы презирали другого за слабость.
• Мы презирали себя за то, что допустили несправедливо неуважительного отношения к себе.
• Другой презирал себя за то, что допустил несправедливо неуважительного отношения к себе.
• Мы презирали себя за мягкость в ситуации, когда надо быть более жестким.
• Другой презирал себя за мягкость в ситуации, когда надо быть более жестким.
• Мы презирали себя за грубость в ситуации, когда надо было поступить более мягко.
• Другой презирал себя за грубость в ситуации, когда надо было поступить более мягко.
• Мы презирали себя за соглашательство, неважно, при каких условиях мы согласились.
• Другой презирал себя за соглашательство, неважно, при каких условиях он согласился.
• Мы презирали себя за чувствительность к критике и неспособность защищать свои интересы.
• Другой презирал себя за чувствительность к критике и неспособность защищать свои интересы.
• Мы чувствовали презрение к себе.
• Мы чувствовали презрение к другому.
• Другой чувствовал презрение к себе.
• Другой чувствовал презрение к нам.
• Другой чувствовал презрение к другому.
• Мы пренебрегали собою.
• Кто-то пренебрегал собою.
• Мы сомневались в себе.
• Мы сомневались в ко-то.
• Кто-то сомневался в себе.
• Кто-то сомневался в нас.
• Мы высмеивали себя.
• Мы высмеивали кого-то.
• Кто-то высмеивал себя.
• Кто-то высмеивал нас.
• Кто-то высмеивал другого.
• Мы чувствовали себя неполноценным, никчемным, презренным.
• Другой чувствовал себя неполноценным, никчемным, презренным.
• Мы не доверяли себе.
• Мы не доверяли другому.
• Другой не доверял другому.
• Другой не доверял нам.
• Мы мало ценили время, проделанную и предстоящую работу.
• Кто-то мало ценил время, проделанную и предстоящую работу.
• Мы цинично относились к себе.
• Мы цинично относились к другим.
• Другой цинично относился к другим.
• Другой цинично относился к нам.
• У нас была потребность сравнивать себя с каждым встречным.
• У кого-то была потребность сравнивать себя с каждым встречным.
• Мы перестали сравнивать себя с другими, потому что считали, что мы по умолчанию хуже.
• Кто-то не сравнивал себя с другими, потому что считал, что он по умолчанию хуже.
• Мы сравнивали себя с другими по критерию силы и авторитета в обществе.
• Кто-то сравнивал себя с другими по критерию силы и авторитета в обществе.
• Мы сравнивали себя с другими по критерию популярности и репутации в обществе.
• Другой сравнивал себя с другими по критерию популярности и репутации в обществе.
• Мы сравнивали себя с другими по критерию ума, красоты и прочих внешних характеристик.
• Кто-то сравнивал себя с другими по критерию ума, красоты и прочих внешних характеристик.
• Мы требовали превосходства над другими во всех отношениях, и из-за того, что не соответствовали этому критерию, оплевывали себя и чувствовали вину.
• Другой требовал превосходства над другими во всех отношениях, и из-за того, что не соответствовал этому критерию, оплевывал себя и чувствовал вину.
• Невротическая гордость требовало: нам Надо превзойти всех, и из-за того, что мы не соответствовали этому Надо, мы оплевывали себя и чувствовали вину.
• Невротическая гордость требовало: другому Надо превзойти всех, и из-за того, что он не соответствовал этому Надо, он оплевывал себя и чувствовал вину.
• Нас сравнивали с другим для того, чтобы нам было стыдно и мы взяли другого в пример.
• Другого сравнивали с другим для того, чтобы ему было стыдно и он взял другого в пример.
• Мы испытывали ужас перед соревнованием из-за отвращения к себе.
• Другой испытывал ужас перед соревнованием из-за отвращения к себе.
• Мы отчаялись конкурировать с кем-либо, потому что чувствовали презрение к себе и считали, что мы ни за что не добьемся успеха в соревновании.
• Другой отчаялся конкурировать с кем-либо, потому что чувствовал презрение к себе и считал, что он ни за что не добьется успеха в соревновании.
• Любое превосходство качеств и умении другого вызывало у нас приступ самооплевывания.
• Любое превосходство качеств и умении другого вызывало у кого-то приступ самооплевывания.
• Из-за презрения к себе мы были уязвимы во взаимоотношениях с другими.
• Из-за презрения к себе кто-то был уязвимы во взаимоотношениях с другими.
• Мы были сверхчувствительны к критике и отвержению.
• Другой был сверхчувствителен к критике и отвержению.
• При малейшей провокации или даже без нее мы чувствовали, что другие смотрят на нас сверху вниз.
• При малейшей провокации или даже без нее кто-то чувствовал, что другие смотрят на него сверху вниз.
• Презрение к себе порождало в нас неуверенность в отношении к нам других людей.
• Презрение к себе порождало в другом неуверенность в отношении к нему других людей.
• Мы были уверены, что другие презирают нас.
• Кто-то был уверен, что другие презирают его.
• Мы выносили презрение к себе вовне.
• Другой выносил презрение к себе вовне.
• Мы искали подтверждения о том, что нас презирают.
• Кто-то искал подтверждения о том, что его презирают.
• Мы принимали за данность то, что нас презирают.
• Другой принимал за данность то, что его презирают.
• Другие влияли на наше самоуважение.
• Другие влияли на чье-то самоуважение.
• Мы чувствовали унижение от того, что нашу гордость уязвили.
• Мы чувствовали унижение от того, что мы вытеснили.
• Мы пытались компенсировать ненависть и презрение к себе вниманием, уважением, признанием со стороны других.
• Другой пытался компенсировать ненависть и презрение к себе вниманием, уважением, признанием со стороны других.
• Наша самооценка зависела от отношения других к нам.
• Чья-то самооценка зависела от отношения других к нему.
• Мы презирали себя за слабость в отношениях с людьми, уступчивость.
• Другой презирал себя за слабость в отношениях с людьми, уступчивость.
• Мы презирали других за слабость в отношениях с людьми, уступчивость.
• Другой презирал нас за слабость в отношениях с людьми, уступчивость.
• Мы презирали себя за то, что не сумели отыграться на ком-то.
• Другие презирали нас за то, что не мы сумели отыграться на ком-то.
• Мы презирали других за то, что они не сумели отыграться на ком-то.
• Другие презирали других за то, что не они сумели отыграться на ком-то.
• Мы презирали себя за любые уступки другим.
• Другие презирали нас за любые уступки другим.
• Мы презирали других за любые уступки другим.
• Другие презирали других за любые уступки другим.
• Мы презирали себя за отсутствие контроля над собой и другими.
• Другие презирали нас за отсутствие контроля над собой и другими.
• Мы презирали других за отсутствие контроля над собой и другими.
• Другие презирали других за отсутствие контроля над собой и другими.
• Мы презирали себя за открытое выражение позитивных чувств и проявлений.
• Другие презирали нас за открытое выражение позитивных чувств и проявлений.
• Мы презирали других за открытое выражение позитивных чувств и проявлений.
• Другие презирали других за открытое выражение позитивных чувств и проявлений.
• Мы презирали себя за неудавшуюся месть.
• Другие презирали нас за неудавшуюся месть.
• Мы презирали других за неудавшуюся месть.
• Другие презирали других за неудавшуюся месть.
• Мы презирали себя за неспособность сразу ответить, защититься.
• Другие презирали нас за неспособность сразу ответить, защититься.
• Мы презирали других за неспособность сразу ответить, защититься.
• Другие презирали других за неспособность сразу ответить, защититься.
• Мы презирали себя за отсутствие гордости, низкопоклонство и тп.
• Другие презирали нас за отсутствие гордости, низкопоклонство и тп.
• Мы презирали других за отсутствие гордости, низкопоклонство и тп.
• Другие презирали других за отсутствие гордости, низкопоклонство и тп.
• Мы презирали себя за любовно-романтические чувства и проявления.
• Другие презирали нас за любовно-романтические чувства и проявления.
• Мы презирали других за любовно-романтические чувства и проявления.
• Другие презирали других за любовно-романтические чувства и проявления.
• Мы презирали себя за зависимость от людей.
• Другие презирали нас за зависимость от людей.
• Мы презирали других за зависимость от людей.
• Другие презирали других за зависимость от людей.
• Мы презирали себя за подчинение более сильным.
• Другие презирали нас за подчинение более сильным.
• Мы презирали других за подчинение более сильным.
• Другие презирали других за подчинение более сильным.
• Мы презирали себя за виктимность, позицию жертвы.
• Другие презирали нас за виктимность, позицию жертвы.
• Мы презирали других за виктимность, позицию жертвы.
• Другие презирали других за виктимность, позицию жертвы.
• Мы презирали себя за наивность и плохое знание жизни.
• Другие презирали нас за наивность и плохое знание жизни.
• Мы презирали других за наивность и плохое знание жизни.
• Другие презирали других за наивность и плохое знание жизни.
• Мы презирали себя за низкий социальный статус.
• Другие презирали нас за низкий социальный статус.
• Мы презирали других за низкий социальный статус.
• Другие презирали других за низкий социальный статус.
• Мы презирали себя за непосредственность и жизнерадостность.
• Другие презирали нас за непосредственность и жизнерадостность.
• Мы презирали других за непосредственность и жизнерадостность.
• Другие презирали других за непосредственность и жизнерадостность.
• Мы гордились самодостаточностью и независимостью от "быдлосоциума".
• Другой гордился самодостаточностью и независимостью от "быдлосоциума".
• Мы гордились своим умом, остроумием, находчивостью, изворотливостью.
• Кто-то гордился своим умом, остроумием, находчивостью, изворотливостью.
• Мы гордились нонконформизмом и нестандартными точками зрения.
• Кто-то гордился нонконформизмом и нестандартными точками зрения.
• Мы гордились наглостью, дерзостью и смелостью.
• Кто-то гордился наглостью, дерзостью и смелостью.
• Мы гордились равнодушностью и отстраненностью.
• Другой гордился равнодушностью и отстраненностью.
• Мы доказывали свою ценность себе самому.
• Другой доказывал свою ценность себе самому.
• Мы доказывали свою ценность другим.
• Другой доказывал свою ценность другим.
• Мы приписали себе необычайные свойства, которые могли бы помочь удовлетворить все наши потребности.
• Другой приписал себе необычайные свойства, которые могли бы помочь удовлетворить все его потребности.
• Мы считали жизнь беспощадной борьбой против всех.
• Другой считал жизнь беспощадной борьбой против всех.
• Мы считали жизнь беспощадной борьбой против тиранов, которые хотят нас подчинить.
• Кто-то считал жизнь беспощадной борьбой против тиранов, которые хотят его подчинить.
• Нам было важно не зависеть от других.
• Другому было важно не зависеть от других.
• Нам было важно быть неуязвимым и иметь огромную силу.
• Другому было важно быть неуязвимым и иметь огромную силу.
• Нам было важно быть выше обид и страданий.
• Кому-то было важно быть выше обид и страданий.
• Мы снизили осознанность обид.
• Кто-то снизил осознанность обид.
• Обида проникла через наш защитный слой "неуязвимости".
• Обида проникла через чей-то защитный слой "неуязвимости".
• Наша мстительность превратилась в праведный гнев за причиненное зло и дала нам право наказать злодея.
• Чья-то мстительность превратилась в праведный гнев за причиненное зло и дала ему право наказать злодея.
• Нам была важна наша неприкосновенность и ненаказуемость.
• Кому-то была важна неприкосновенность и ненаказуемость.
• Мы гордились нашей неприкосновенность и ненаказуемостью.
• Кто-то гордился своей неприкосновенность и ненаказуемостью.
• Мы требовали
• Мы боялись, что другие отомстят нам за оскорбления, которые мы им нанесли.
• Кто-то боялся, что другие отомстят ему за оскорбления, которые он им нанес.
• Мы боялись, что нам придется столкнуться с кем-то более сильным, чем мы есть, из-за чего мы проиграем.
• Кто-то боялся, что ему придется столкнуться с кем-то более сильным, чем он есть, из-за чего он проиграет.
• Мы вытесняли вовне все установки и качества, которые ненавидели в себе.
• Другой вытеснял вовне все установки и качества, которые ненавидел в себе.
• Мы вели себя враждебно с другими, выражая свою мстительность и желание реванша за причиненные унижения.
• Другой вел себя враждебно с другими, выражая свою мстительность и желание реванша за причиненные унижения.
• Мы вели себя враждебно с другими, вытесняя вовне карательные установки по отношению к самому себе.
• Другой вел себя враждебно с другими, вытесняя вовне карательные установки по отношению к самому себе.
• Мы вели себя враждебно с другими для того, чтобы запугать их ради утверждения своих требований к другим.
• Другой вел себя враждебно с другими для того, чтобы запугать их ради утверждения своих требований к другим.

• Мы стремились к мстительному торжеству.
• Другие стремились к мстительному торжеству.
• Нашу потребность в мстительном торжестве сдерживала любовь.
• Чью-то потребность в мстительном торжестве сдерживала любовь.
• Нашу потребность в мстительном торжестве сдерживал страх.
• Чью-то потребность в мстительном торжестве сдерживал страх.
• Нашу потребность в мстительном торжестве сдерживала осторожность.
• Чью-то потребность в мстительном торжестве сдерживала осторожность.
• Мы не могли вытерпеть, чтобы кто-либо превзошел нас.
• Другие не могли вытерпеть, чтобы кто-либо превзошел их.
• Другие не могли вытерпеть, чтобы мы превзошли их.
• У нас были приступы дикой ярости.
• У других были приступы дикой ярости.
• У нас отказывал самоконтроль при приступах ярости.
• У других отказывал самоконтроль при приступах ярости.
• Мы были убеждены, что каждый человек злонамерен и бесчестен.
• Другие были убеждены, что каждый человек злонамерен и бесчестен.
• Мы использовали и унижали окружающих.
• Другие использовали и унижали окружающих.
• Другие использовали и унижали нас.
• Мы испытывали фрустрацию.
• Другие испытывали фрустрацию.
• Мы возражали против унизительного обращения.
• Другие возражали против унизительного обращения.
• Мы терпели унизительное обращение.
• Другие терпели унизительное обращение.
• Мы были садистом, получали удовлетворение от чей-то боли и унижения.
• Другие были садистами, получали удовлетворение от чей-то боли и унижения.
• Мы должны всегда давать сдачи.
• Другие должны всегда давать сдачи.
• Мы требовали что-либо.
• Другие требовали что-либо.
• Наши требования выполнялись.
• Наши требования не выполнялись.
• Чьи-то требования выполнялись.
• Чьи-то требования не выполнялись.
• Мы требовали безоговорочного подчинения со стороны других.
• Другие требовали безоговорочного подчинения со стороны других.
• Другие требовали безоговорочного подчинения со стороны нас.
• Мы запугивали других яростью.
• Кто-то запугивал других яростью.
• Кто-то запугивал нас яростью.
• Нас боялись и потакали нам.
• Нас не боялись и только посмеивались над нами.
• Кого-то боялись и потакали ему.
• Кого-то не боялись и только посмеивались над ним.
• Мы кого-то боялись и потакали ему.
• Мы кого-то не боялись и только посмеивались над ним.
• Мы считали, что имеем право критиковать других и предъявлять им требования.
• Другие считали, что они имеют право критиковать других и предъявлять им требования.
• Другие считали, что они имеют право критиковать нас и предъявлять нам требования.
• Мы считали, что имеем право не подвергаться критике.
• Другие считали, что они имеют право не подвергаться критике.
• Мы считали, что другие не имеют право критиковать нас.
• Другие считали, что другие не имеют право критиковать их.
• Другие считали, что мы не имеем право критиковать их.
• Мы желали, чтобы другие почувствовали свою вину.
• Кто-то желал, чтобы другие почувствовали свою вину.
• Кто-то желал, чтобы мы почувствовали свою вину.
• Мы не настаивали на своих правах и чувствовали вину, считая, что мы размякли.
• Другие не настаивали на своих правах и чувствовали вину, считая, что они размякли.
• Мы наказывали себя за мягкость и уступчивость.
• Другие наказывали себя за мягкость и уступчивость.
• Мы отвергали искренность.
• Другие отвергали искренность.
• Мы жаловались на уступчивость.
• Другие жаловались на уступчивость.
• Мы защищали свою мстительность.
• Другие защищали свою мстительность.
• Мы чувствовали оскорбленность.
• Другие чувствовали оскорбленность.
• Нас обидели.
• Другого обидели.
• Нас унизили.
• Другого унизили.
• В детстве на нас обрушивались унижение, высмеивание, жестокость, пренебрежение.
• В детстве на кого-то обрушивались унижение, высмеивание, жестокость, пренебрежение.
• Мы делали безуспешные попытки завоевать сочувствие.
• Другие делали безуспешные попытки завоевать сочувствие.
• Мы ожесточились для того, чтобы выжить.
• Другие ожесточились для того, чтобы выжить.
• Мы отказались от потребности в нежности.
• Другие отказались от потребности в нежности.
• Мы решили, что искренней любви не существует, что они непостижима для нас.
• Другие решили, что искренней любви не существует, что они непостижима для них.
• Мы боялись любви и ее проявлений.
• Другие боялись любви и ее проявлений.
• Мы считали, что мы не созданы для любви.
• Другие считали, что они не созданы для любви.
• Мы воображали, что мы лучше других людей.
• Кто-то воображал, что он лучше других людей.
• Мы жаждали мести, реванша, триумфа.
• Кто-то жаждал мести, реванша, триумфа.
• Мы жили ради дня расплаты.
• Кто-то жил ради дня расплаты.
• Мы приписывали себе исключительные качества.
• Кто-то приписывал себе исключительные качества.
• Нам было важно не нуждаться в других, быть самодостаточным.
• Другому было важно не нуждаться в других, быть самодостаточным.
• Мы взращивали свою гордость на почве самодостаточности.
• Другие взращивали свою гордость на почве самодостаточности.
• Мы перестали просить и выражать благодарность.
• Другие перестали просить и выражать благодарность.
• Мы делали себя невосприимчивыми к критике.
• Другие делали себя невосприимчивыми к критике.
• Мы пытались быть выше обид и страданий.
• Другие пытались быть выше обид и страданий.
• Мы позволяли себя задеть, и испытывали вину за это.
• Другие позволяли себя задеть, и испытывали вину за это.
• Мы верили в свою невосприимчивость и неуязвимость.
• Другие верили в свою невосприимчивость и неуязвимость.
• Мы верили в свою неприкосновенность и ненаказуемость.
• Другие верили в свою неприкосновенность и ненаказуемость.
• Мы требовали право на то, чтобы делать с окружающими все, что угодно.
• Другие требовали право на то, чтобы делать с окружающими все, что угодно.
• Нас наказали, и мы испытывали вину за это.
• Кого-то наказали, и он испытывал вину за это.
• Мы боялись людей.
• Другой боялся людей.
• Мы боялись, что другие отомстят нам за оскорбления.
• Кто-то боялся, что другие отомстят ему за оскорбления.
• Кто-то боялся, что мы отомстим ему за оскорбления.
• Мы считали себя честным и справедливым.
• Кто-то считал себя честным и справедливым.
• Мы видели вокруг себя много лицемерных и уступчивых людей и презирали их.
• Другие видели вокруг себя много лицемерных и уступчивых людей и презирали их.
• Мы считали чувства других людей, дружбу, любовь лицемерием.
• Кто-то считал чувства других людей, дружбу, любовь лицемерием.
• Мы запрещали себе выражение любви.
• Кто-то запрещал себе выражение любви.
• Мы испытывали вину за то, что стремились к любви или выражали ее.
• Другие испытывали вину за то, что стремились к любви или выражали ее.
• Мы презирали уступчивость, склонность к смирению, пренебрежение к себе.
• Другие презирали уступчивость, склонность к смирению, пренебрежение к себе.
• Мы ненавидели себя за проявление или потребность в теплых чувствах.
• Кто-то ненавидел себя за проявление или потребность в теплых чувствах.
• Мы ненавидели непосредственность, жизнерадостность, уступчивость, преклонение, притворство в себе и в других.
• Другие ненавидели непосредственность, жизнерадостность, уступчивость, преклонение, притворство в себе и в других.
• Мы навязывали другим нормы и наказывали их за невыполнение этих норм.
• Кто-то навязывал другим нормы и наказывал их за невыполнение этих норм.
• Кто-то навязывал нам нормы и наказывал нас за невыполнение этих норм.
• Мы навязывали себе нормы и наказывали себя за невыполнение этих норм.
• Нам удавалось отомстить обидчику.
• Другому удавалось отомстить обидчику.
• Нам не удавалось отомстить обидчику.
• Другому не удавалось отомстить обидчику.
• Мы компенсировали обиду в воображении, тем самым компенсируя задетую гордость.
• Кто-то компенсировал обиду в воображении, тем самым компенсируя задетую гордость.
• Мы мстили в воображении.
• Другие мстили в воображении.
• Мы исправляли ситуации в воображении, в результате которых наша гордость была уязвлена.
• Кто-то исправлял ситуации в воображении, в результате которых его гордость была уязвлена.
• Мы ощущали необходимость отомстить.
• Другие ощущали необходимость отомстить.
• Мы не могли простить обидчика, который задел нашу гордость.
• Другой не мог простить обидчика, который задел его гордость.
• Мы остро воспринимали любое мнение о себе, выраженное другими.
• Кто-то остро воспринимал любое мнение о себе, выраженное другими.
• Кто-то остро воспринимал любое мнение о себе, выраженное нами.
• Мы стремились создать имидж железного человека-мстителя.
• Другой стремился создать имидж железного человека-мстителя.
• Мы ощущали вину, если другие не признавали наш образ.
• Кто-то ощущал вину, если другие не признавали его образ.
• Кто-то ощущал вину, если мы не признавали его образ. 
+9
01:31
1529
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...