Агрессия, принуждение

  • Аспекты

"И почему это меня, белого и пушистого, притесняют и критикуют? Я же не делал ничего плохого!"

Время на чтение:
12 мин.
• Мы заблуждались.
• Кто-то заблуждался.
• Мы получали ложную информацию о мире.
• Кто-то получал ложную информацию о мире.
• Наши убеждения описывали реальность с низкой точностью.
• Чьи-то убеждения описывали реальность с низкой точностью.
• Наши убеждения довольно точно описывали реальность.
• Чьи-то убеждения довольно точно описывали реальность.
• Наши убеждения никак не описывали наблюдаемый объект.
• Чьи-то убеждения никак не описывали наблюдаемый объект.
• У нас формировались убеждения под влиянием наблюдений.
• У другого формировались убеждения под влиянием наблюдений.
• Мы делали выводы из наблюдений.
• Другой делал выводы из наблюдений.
• Нам было важно обобщить информацию, полученную в результате опыта.
• Другому было важно обобщить информацию, полученную в результате опыта.
• Информация оседала на наших фильтрах восприятия.
• Информация оседала на чьи-то фильтрах восприятия.
• Мы наблюдали мир через фильтр восприятия.
• Кто-то наблюдал мир через фильтр восприятия.
• То, что мы наблюдали, попадало на фильтр восприятия и "резонировало" с нашими убеждениями.
• То, что наблюдал другой, попадало на фильтр восприятия и "резонировало" с его убеждениями.
• То, что мы наблюдали, имело некий паттерн, шаблон, который мы узнавали.
• То, что наблюдал другой, имело некий паттерн, шаблон, который он узнавал.
• Мы наблюдали что-то и создавали паттерн.
• Кто-то наблюдал что-то и создавал паттерн.
• Мы наблюдали жестокую картину мира, и это повлияло на наши фильтры восприятия, мы стали ожидать жестокости и агрессию, совершенно изолировав от себя любовь, ласку, теплые чувства.
• Другой наблюдал жестокую картину мира, и это повлияло на его фильтры восприятия, он стал ожидать жестокости и агрессию, совершенно изолировав от себя любовь, ласку, теплые чувства.
• Мы наблюдали несправедливость и подавление воли, и это повлияло на наши фильтры восприятия, мы стали видеть везде подавление и несправедливость.
• Кто-то наблюдал несправедливость и подавление воли, и это повлияло на его фильтры восприятия, он стал видеть везде подавление и несправедливость.
• Наша картина мира предполагала то, что нам необходима защита от окружающего мира.
• Чья-то картина мира предполагала то, что ему необходима защита от окружающего мира.
• Мы считали, что нам необходимо защищаться от агрессии.
• Кто-то считал, что ему необходимо защищаться от агрессии.
• Мы считали, что нам необходимо защищать свою независимость.
• Кто-то считал, что ему необходимо защищать свою независимость.
• Нашу свободу подавляли.
• Чью-то свободу подавляли.
• Мы аргументировали нашу независимость.
• Кто-то аргументировал свою независимость.
• Нам доказывали, что мы зависимы и должны подчиняться.
• Кому-то доказывали, что он зависим и должен подчиняться.
• Нам доказывали, что мы должны и у нас есть обязанности.
• Кому-то доказывали, что он должен и у него есть обязанности.
• Нам затыкали рот.
• Кому-то затыкали рот.
• Нам запрещали заниматься определенной деятельностью.
• Кому-то запрещали заниматься определенной деятельностью.
• Нам навязывали какую-то деятельность, к которой мы не располагали.
• Кому-то навязывали какую-то деятельность, к которой он не располагал.
• Нас принуждали к какой-то деятельности, к которой мы не располагали.
• Кого-то принуждали к какой-то деятельности, к которой он не располагал.
• Мы вели себя естественно и спонтанно.
• Кто-то вел себя естественно и спонтанно.
• Мы вели себя неестественно и компульсивно.
• Кто-то вел себя неестественно и компульсивно.
• Наше поведение осуждали, модифицировали.
• Чье-то поведение осуждали, модифицировали.

• Мы занимались какой-то деятельностью, которая по нашему мнению никак не ущемляла свободу других.
• Кто-то занимался какой-то деятельностью, которая по его мнению никак не ущемляла свободу других.
• Мы занимались какой-то деятельностью, которая ущемляла свободу других.
• Кто-то занимался какой-то деятельностью, которая ущемляла свободу других.
• Мы занимались безобидной деятельностью.
• Другой занимался безобидной деятельностью.
• Мы занимались незапрещенной деятельностью.
• Другой занимался незапрещенной деятельностью.
• Мы занимались запрещенной деятельностью, за которую других наказывали.
• Кто-то занимался запрещенной деятельностью, за которую других наказывали.
• Мы были ответственны за нашу деятельность.
• Кто-то был ответственен за свою деятельность.
• Мы не были ответственны за нашу деятельность, мы переводили стрелки на другого.
• Кто-то не был ответственен за свою деятельность, он переводил стрелки на нас или другого.
• Нас наказывали за запрещенную деятельность.
• Кого-то наказывали за запрещенную деятельность.
• Нас наказывали за незапрещенную деятельность, и мы возмущались, потому что посчитали наказание несправедливым.
• Другого наказывали за незапрещенную деятельность, и он возмущался, потому что посчитал наказание несправедливым.
• Нам было важно различать, за что нас могут, а за что нас не могут наказать.
• Другому было важно различать, за что его могут, а за что его не могут наказать.
• Нас наказывали по справедливости, за какой-то проступок.
• Кого-то наказывали по справедливости, за какой-то проступок.
• Нас наказывали несправедливо, просто за то, что попали под горячую руку.
• Кого-то наказывали несправедливо, просто за то, что попал под горячую руку.
• На нас эмоционально давили, орали, материли, оскорбляли для того, чтобы взять нас на понт.
• На кого-то эмоционально давили, орали, материли, оскорбляли для того, чтобы взять его на понт.
• Нас наказывали внезапно, без каких-то признаков агрессии, так быстро, что мы даже не поняли, а что собственно произошло.
• Кого-то наказывали внезапно, без каких-то признаков агрессии, так быстро, что он даже не понял, а что собственно произошло.
• Нас били, наказывали физически.
• Кого-то били, наказывали физически.
• Нас подвергали публичному унижению.
• Кого-то подвергали публичному унижению.
• Нас заставляли извиниться, даже за то, чего мы не делали.
• Кого-то заставляли извиниться, даже за то, чего он не делал.
• Мы чувствовали вину за проступок, даже когда и не считали, что мы виноваты.
• Кто-то чувствовал вину за проступок, даже когда и не считал, что он виноваты.
• Мы автоматически чувствовали вину тогда, когда на нас начинали орать.
• Кто-то автоматически чувствовал вину тогда, когда на него начинали орать.
• Мы считали, что если на нас орут или грозятся ударить и наказать, то мы что-то сделали не так.
• Мы считали, что если на кого-то орут или грозятся ударить и наказать, то он что-то сделал не так.
• Кто-то считал, что если на него орут или грозятся ударить и наказать, то он что-то сделал не так.
• Кто-то считал, что если на нас орут или грозятся ударить и наказать, то мы что-то сделали не так.
• Мы считали, что нам нельзя делать что-либо не так, только так, как требуют того другие.
• Кто-то считал, что нам нельзя делать что-либо не так, только так, как требуют того другие.
• Мы считали, что кому-то нельзя делать что-либо не так, только так, как требуют того другие.
• Кто-то считал, что ему нельзя делать что-либо не так, только так, как требуют того другие.
• Мы опасались наказания больше всего на свете.
• Кто-то опасался наказания больше всего на свете.
• Мы боялись, когда на нас или на кого-то орали.
• Кто-то боялся, когда на нас или на кого-то орали.
• Мы чувствовали, что когда на кого-то орут, немедленно последует наказание и боль.
• Кто-то чувствовал, что когда на кого-то орут, немедленно последует наказание и боль.
• Наше ощущение беспомощности прочно укрепилось в нас, в наших реакциях на внешнюю агрессию.
• Чье-то ощущение беспомощности прочно укрепилось в нем, в его реакциях на внешнюю агрессию.
• Когда нам угрожали, мы чувствовали страх и беспомощность.
• Когда кому-то угрожали, мы чувствовали страх и беспомощность.
• Когда кому-то угрожали, он чувствовал страх и беспомощность.
• Мы чувствовали, что за угрозой последует немедленное наказание.
• Другой чувствовал, что за угрозой последует немедленное наказание.
• МЫ чувствовали незащищенность.
• Кто-то чувствовал незащищенность.
• Мы не могли отпустить чувство беспомощности и незащищенности.
• Другой не мог отпустить чувство беспомощности и незащищенности.
• У нас развилось чувство незащищенности в результате постоянных конфликтов и угроз, в которых у нас не было шанса победить.
• У кого-то развилось чувство незащищенности в результате постоянных конфликтов и угроз, в которых у него не было шанса победить.
• Мы считали, что мы не можем защититься от несправедливого наказания, потому что заранее считали себя виноватым, а следовательно, заслуживающим наказание.
• Другой считал, что он не может защититься от несправедливого наказания, потому что заранее считал себя виноватым, а следовательно, заслуживающим наказание.
• Мы боялись авторитарных людей, потому что они часто применяли наказание в качестве воспитательной меры.
• Другой боялся авторитарных людей, потому что он часто применял наказание в качестве воспитательной меры.
• Мы были свидетелем, как какой-то авторитарный человек наказывал кого-то более слабого.
• Кто-то был свидетелем, как какой-то авторитарный человек наказывал кого-то более слабого.
• Мы чувствовали незащищеннось и беспомощность, потому что понимали, что мы можем оказаться на месте жертвы в любой момент.
• Другой чувствовал незащищеннось и беспомощность, потому что понимал, что он может оказаться на месте жертвы в любой момент.
• Мы отождествляли себя с жертвой, с более слабым человеком, чем авторитарный агрессор.
• Кто-то отождествлял себя с жертвой, с более слабым человеком, чем авторитарный агрессор.
• Мы были уверенны в том, что если агрессор направит на нас свой гнев, то наказания не избежать.
• Другой был уверен в том, что если агрессор направит на нас свой гнев, то наказания не избежать.
• Мы были уверенны в том, что если агрессор направит на кого-то свой гнев, то наказания не избежать.
• Другой был уверен в том, что если агрессор направит на него свой гнев, то наказания не избежать.
• Мы считали себя слабее агрессора, независимо от реального положения дела.
• Другой считал себя слабее агрессора, независимо от реального положения дела.
• Мы оправдывались перед авторитарным агрессором.
• Кто-то оправдывался перед авторитарным агрессором.
• Мы боялись что-либо возразить авторитарному агрессору.
• Другой боялся что-либо возразить авторитарному агрессору.
• Агрессор не давал нам оправдаться.
• Агрессор не давал другому оправдаться.
• Нам было важно оправдаться перед агрессором, чтобы избежать ответственности и наказания.
• Другому было важно оправдаться перед агрессором, чтобы избежать ответственности и наказания.
• Ответственность и наказание были для нас неразрывно связаны, по сути, они были синонимами для нас.
• Ответственность и наказание были для кого-то неразрывно связаны, по сути, они были синонимами для него.
• Когда мы понимали, что если сделаем или не сделаем что-либо и будем отвечать за это, мы понимали, что нас просто накажут.
• Когда другой понимал, что если сделает или не сделаем что-либо и будет отвечать за это, он понимал, что его просто накажут.
• У нас был тихий голос, потому что мы боялись сказать что-то агрессору.
• У кого-то был тихий голос, потому что он боялся сказать что-то агрессору.
• Агрессор потребовал нашего оправдания, но мы ничего не могли ему сказать, потому что боялись.
• Агрессор потребовал нашего оправдания, но другой ничего не мог ему сказать, потому что боялся.
• Мы повышали голос на агрессора в порыве возмущения.
• Кто-то повышал голос на агрессора в порыве возмущения.
• Агрессор запрещал нам повышать голос, поэтому мы говорили с ним тихо и виновато.
• Агрессор запрещал другому повышать голос, поэтому он говорил с ним тихо и виновато.
• Нас наказывали за то, что мы говорили громко и повышали голос.
• Кого-то наказывали за то, что он говорил громко и повышал голос.
• Мы считали, что нам нельзя говорить громко вообще где-бы то ни было, потому что нас накажут за громкий голос.
• Другой считал, что ему нельзя говорить громко вообще где-бы то ни было, потому что его накажут за громкий голос.
• Нам прямо указывали, что нам ни в коем случае нельзя делать, потому что в противном случае нас накажут.
• Кому-то прямо указывали, что ему ни в коем случае нельзя делать, потому что в противном случае его накажут.
• Мы хамили и пренебрегали этикетом.
• Кто-то хамил и пренебрегал этикетом.
• Нас наказывали за хамство, наглость, пренебрежение правилами этикета.
• Кого-то наказывали за хамство, наглость, пренебрежение правилами этикета.
• Нам навязывали правила этикета, уважение к более старшим и сильным.
• Кому-то навязывали правила этикета, уважение к более старшим и сильным.
• Старшие и сильные превышали свои полномочия, что рождало в нас возмущение.
• Старшие и сильные превышали свои полномочия, что рождало в ком-то возмущение.
• Нам затыкали рот под предлогом того, что мы не уважаем старших.
• Кому-то затыкали рот под предлогом того, что он не уважает старших.
• Нас наказывали под предлогом того, что мы не уважаем старших.
• Кого-то наказывали под предлогом того, что он не уважает старших.
• Нам навязывали, что уважение к старшим — это безропотное подчинение им.
• Кому-то навязывали, что уважение к старшим — это безропотное подчинение им.
• Мы принимали только один вариант взаимодействия с агрессорами — оправдание, уход от ответственности, от наказания.
• Кто-то принимал только один вариант взаимодействия с агрессорами — оправдание, уход от ответственности, от наказания.
• Мы не принимали оправдание, уход от ответственности, от наказания.
• Кто-то не принимал оправдание, уход от ответственности, от наказания.
• Мы были свидетелем, как кто-то перечил агрессору и явно показывал ему свое превосходство.
• Кто-то был свидетелем, как другой перечил агрессору и явно показывал ему свое превосходство.
• Мы были свидетелем, как с агрессором общались не по классической схеме оправдания, а как-то по другому, типа спора.
• Кто-то был свидетелем, как с агрессором общались не по классической схеме оправдания, а как-то по другому, типа спора.
• Агрессор запрещал нам спорить с ним.
• Агрессор запрещал другому спорить с ним.
• Агрессор не желал слушать наши аргументы.
• Агрессор не желал слушать чьи-то аргументы.
• Агрессор тупо гнул свою линию, обвиняя нас, призывая к ответственности.
• Агрессор тупо гнул свою линию, обвиняя другого, призывая к ответственности.
• Мы сдавались агрессору, тупо молчали.
• Кто-то сдавался агрессору, тупо молчал.
• Мы не сдавались агрессору, гнули свою линию наперекор.
• Кто-то не сдавался агрессору, гнул свою линию наперекор.
• Агрессор наказывал нас, при этом мы чувствовали недовольство, потому что мы считали, что нас нельзя наказывать.
• Агрессор наказывал кого-то, при этом другой чувствовал недовольство, потому что он считал, что его нельзя наказывать.
• Мы считали, что если мы не нарушали правил, то нас нельзя наказывать.
• Другой считал, что если он не нарушал правил, то его нельзя наказывать.
• Мы считали, что разрешено все, что не запрещено явно.
• Кто-то считал, что разрешено все, что не запрещено явно.
• Мы сопротивлялись принуждению и сумели защититься от эксплуатации.
• Кто-то сопротивлялся принуждению и сумел защититься от эксплуатации.
• Мы сопротивлялись принуждению, но не сумели защититься от эксплуатации, нас все равно заставили подчиниться.
• Другой сопротивлялся принуждению, но не сумел защититься от эксплуатации, его все равно заставили подчиниться.
• Нас наказывали за протест и неподчинение.
• Кого-то наказывали за протест и неподчинение.
• Мы наблюдали, как другого наказывали за протест и неподчинение, били, ругали, унижали и оскорбляли.
• Кто-то наблюдал, как нас наказывали за протест и неподчинение, били, ругали, унижали и оскорбляли.
• Кто-то наблюдал, как другого наказывали за протест и неподчинение, били, ругали, унижали и оскорбляли.
• Мы опасались, что если мы тоже будем протестовать, то нас так же накажут.
• Другой опасался, что если он тоже будет протестовать, то его так же накажут.
• Мы решили, что протестовать против эксплуатации бессмысленно и бесполезно, принуждение неизбежно.
• Другой решил, что протестовать против эксплуатации бессмысленно и бесполезно, принуждение неизбежно.
• Мы чувствовали беззащитность перед агрессором-эксплуататором, неспособным на защиту собственных интересов.
• Другой чувствовал беззащитность перед агрессором-эксплуататором, неспособным на защиту собственных интересов.
• Мы решили, что любая защита от эксплуатации обречена на неудачу.
• Кто-то решил, что любая защита от эксплуатации обречена на неудачу.
• Мы считали, что все те обязанности, которые на нас навешаны, которые нам навязаны, они ложны, их нет и нам нельзя принимать их.
• Кто-то считал, что все те обязанности, которые на него навешаны, которые ему навязаны, они ложны, их нет и нам нельзя принимать их.
• Мы считали, что свобода и обязанности перед другими несовместимы.
• Кто-то считал, что свобода и обязанности перед другими несовместимы.
• Мы считали, что свобода в первую очередь это отсутствие принуждения.
• Другой считал, что свобода в первую очередь это отсутствие принуждения.
• Мы не подпускали к себе близко, как в физическом, так и в эмоциональном плане.
• Другой не подпускал к себе близко, как в физическом, так и в эмоциональном плане.
• Мы чувствовали тревогу, когда кто-то вторгался в нашу зону комфорта.
• Кто-то чувствовал тревогу, когда кто-то вторгался в его зону комфорта.
• Мы впускали кого-то в нашу зону комфорта, и он атаковал нас, застав врасплох.
• Другой впускал кого-то в свою зону комфорта, и чужак атаковал его, застав врасплох.
• Мы впускали кого-то в нашу зону комфорта, и он обидел нас, причинил нам боль.
• Другой впускал кого-то в свою зону комфорта, и чужак обидел его, причинил нам боль.
• Мы впускали кого-то в нашу зону комфорта, и ничего толком не произошло.
• Другой впускал кого-то в свою зону комфорта, и ничего толком не произошло.
• Мы четко определяли нашу зону комфорта — буфер между нами и злобным окружающим миром.
• Кто-то четко определяли свою зону комфорта — буфер между ним и злобным окружающим миром.
• Мы были убеждены во враждебности окружающего мира.
• Кто-то был убежден во враждебности окружающего мира.
• Мы сталкивались с постоянной враждебностью людей и сущностей.
• Кто-то сталкивался с постоянной враждебностью людей и сущностей.
• На нас нападали другие люди и сущности.
• На кого-то нападали другие люди и сущности.
• Нам угрожали люди и сущности.
• Другому угрожали люди и сущности.
• Люди и сущности представляли для нас риск.
• Люди и сущности представляли для кого-то риск.
• Окружающие посягали на нашу жизнь.
• Окружающие посягали на чью-то жизнь.
• Окружающие посягали на нашу свободу и независимость.
• Окружающие посягали на чью-то свободу и независимость.
• Мы ненавидели власть, потому что она ассоциировалась у нас с принуждением и подавлением.
• Кто-то ненавидел власть, потому что она ассоциировалась у него с принуждением и подавлением.
• Мы ненавидели власть, потому что она ассоциировалась у нас с самодурством и произволом.
• Кто-то ненавидел власть, потому что она ассоциировалась у него с самодурством и произволом.
• Мы ненавидели тех, кто имел власть над нами.
• Кто-то ненавидел тех, кто имел власть над ним.
• Мы превышали свои полномочия.
• Кто-то превышал свои полномочия.
• Мы ненавидели тех, кто превышал свои полномочия.
• Другой ненавидел тех, кто превышал свои полномочия.
• Мы находились под властью кого-то.
• Другой находился под властью кого-то.
• Мы испытывали на себе произвол и самодурство.
• Кто-то испытывал на себе произвол и самодурство.
• Мы хотели освободиться из-под власти кого-либо.
• Кто-то хотел освободиться из-под власти кого-либо.
• Мы взбунтовались против власти.
• Кто-то взбунтовался против власти.
• Мы были уверены в том, что для нормальной жизни среди людей необходимы меры защиты.
• Кто-то был уверен в том, что для нормальной жизни среди людей необходимы меры защиты.
• Мы защищали свою зону комфорта.
• Другой защищал свою зону комфорта.
• Мы сужали зону комфорта для того, чтобы на нее посягало меньше людей.
• Кто-то сужал зону комфорта для того, чтобы на нее посягало меньше людей.
• Мы скрывали информацию о себе.
• Кто-то скрывал информацию о себе.
• Мы соблюдали анонимность там, где это возможно.
• Кто-то соблюдал анонимность там, где это возможно.
• Мы избегали раскрытия информации о себе.
• Кто-то избегал раскрытия информации о себе.
• Мы считали информацию о себе слишком ценной для того, чтобы рассказывать ее другим людям.
• Кто-то считал информацию о себе слишком ценной для того, чтобы рассказывать ее другим людям.
• Мы вели скрытный образ жизни.
• Другой вел скрытный образ жизни.
• Мы чувствовали угрозу от некоторых людей и сущностей.
• Кто-то чувствовал угрозу от некоторых людей и сущностей.
• Мы боялись раскрыться людям.
• Другой боялся раскрыться людям.
• Мы раскрывались людям, чувствуя при этом тревогу.
• Другой раскрывался людям, чувствуя при этом тревогу.
• Мы считали, что другие могут воспользоваться нашими уязвимостями.
• Кто-то считал, что другие могут воспользоваться его уязвимостями.
• Мы считали, что окружающие спят и видят как бы поиметь нас.
• Другой считал, что окружающие спят и видят как бы поиметь его.
• Мы считали, что окружающие хотят выведать у нас информацию, чтобы воспользоваться ею нам во вред.
• Кто-то считал, что окружающие хотят выведать у него информацию, чтобы воспользоваться ею ему во вред.
• Мы считали, что окружающие представляют для нас угрозу, они кооперируются и действуют сообща.
• Кто-то считал, что окружающие представляют для него угрозу, они кооперируются и действуют сообща.
• Мы страдали паранойей.
• Кто-то страдал паранойей.
• МЫ боялись социальных сетей и запрещали себе пользоваться ими, регистрироваться там, привязывать номер телефона.
• Кто-то боялся социальных сетей и запрещал себе пользоваться ими, регистрироваться там, привязывать номер телефона.
• Мы боялись публиковать свои фотографии в интернете.
• Кто-то боялся публиковать свои фотографии в интернете.
• Мы вообще боялись фотографов и фотографирования, у нас сердце замирало, когда мы видели вспышку, мы сразу искали глазами фотографа, чтобы спрятаться от него.
• Другой вообще боялся фотографов и фотографирования, у него сердце замирало, когда он видел вспышку, он сразу искал глазами фотографа, чтобы спрятаться от него.
• Мы использовали везде ники, левые емейлы и анонимные средства связи.
• Кто-то использовал везде ники, левые емейлы и анонимные средства связи.
• Нам было важно держать свою инфу под замком, чтобы никто, кроме нас, не имел к ней доступ.
• Кому-то было важно держать свою инфу под замком, чтобы никто, кроме него, не имел к ней доступ.
• Мы скрывали то, что занимаемся проработками, мы прятали ментальный материал от чужих глаз.
• Другой скрывал то, что занимается проработками, прятал ментальный материал от чужих глаз.
• Мы считали, что окружающих шокирует наше действительное лицо.
• Другой считал, что окружающих шокирует его действительное лицо.
• Мы считали, что наш имидж — это гарантия нашей безопасности, и не стоит показывать свои темные стороны другим людям.
• Кто-то считал, что его имидж — это гарантия его безопасности, и не стоит показывать свои темные стороны другим людям.
• Мы считали, что наше реальное лицо настроит всех против нас.
• Кто-то считал, что его реальное лицо настроит всех против него.
• Нам было важно компенсировать свои уязвимости.
• Кому-то было важно компенсировать свои уязвимости.
• Мы стремились залатать дыры в нашей социальной защите.
• Кто-то стремился залатать дыры в нашей социальной защите.
• Мы прорабатывали наше отношение к миру.
• Кто-то прорабатывал свое отношение к миру.
• У нас не получалось проработать постулат о том, что мир — опасное место.
• У кого-то не получалось проработать постулат о том, что мир — опасное место.
• Мы копали проблему мировоззрения и расписывали все на аспекты.
• Кто-то копал проблему мировоззрения и расписывал все на аспекты.
• Мы запустили десятки прото на тему враждебности окружающего мира, но проблема упорно не прорабатывалась.
• Кто-то запустил десятки прото на тему враждебности окружающего мира, но проблема упорно не прорабатывалась.
• Мы не могли отпустить эпизоды, которые подпитывали наше отношение к миру.
• Кто-то не мог отпустить эпизоды, которые подпитывали его отношение к миру.
• Мы не могли выйти из эпизодов, которые подпитывали наше отношение к миру, мы постоянно возвращались к ним.
• Кто-то не мог выйти из эпизодов, которые подпитывали его отношение к миру, он постоянно возвращался к ним.
• Мы считали, что наше отношение к миру обусловлено событиями прошлого, и что нужно прорабатывать прошлое, чтобы проработать негативное отношение к миру.
• Кто-то считал, что его отношение к миру обусловлено событиями прошлого, и что нужно прорабатывать прошлое, чтобы проработать негативное отношение к миру. 
+5
14:58
1021
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Похожие протоколы

автор - психолог Людмила ПЕТРАНОВСКАЯ, статья "Почему мы такие злые" Я только взял на себя смелость привести эту статью в протоколообразное состояние Вопрос, затронутый в статье, достаточно жир
+11
23:50
0
Поверхностная расчистка агрессии, и страха агрессии.
+16
03:25
0