Одиночество: как оно там

Аспекты

Проработка темы одиночества: чем оно плохо, чем хорошо и как оценивается обществом.
По книгам Назипа Хамитова «Философия одиночества» и ОШО "Любовь. Свобода. Одиночество". И мои ассоциации на тему.

Время чтения:
24 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
Одиночество воспринималось НАМИ как трагедия
Мысль об одиночестве, возможность остаться в одиночестве страшно пугала НАС
Стоило НАМ подумать о возможности, опасности, вероятности остаться в одиночестве, как НАС охватывала паника/у НАС возникал импульс к движению, куда-то сбежать, что НАМ что-то надо где-то найти, приобрести, купить, с кем-то увидеться
НАМ казалось, что НАШ страх остаться в одиночестве не даёт НАМ нормально, адекватно, без ощутимой потребности в людях, без витающего в воздухе в отношениях, при взаимодействии с людьми страха остаться одним, что они сейчас уйдут и оставят НАС один на один с самими собой
при взаимодействии с людьми МЫ ощущали, как в воздухе висит напряжение НАШЕГО страха остаться в одиночестве/уже НАША подготовка к тому, что они сейчас уйдут и оставят НАС в одиночестве, МЫ вот-вот, уже сейчас останемся одни
МЫ не могли отпустить другого из-за страха ощутить одиночество, остаться в одиночестве
МЫ цеплялись за другого, придумывали, что бы сказать, сделать, чтобы задержать, не отпустить его, он не ушёл
МЫ были сами себе неприятны, МЫ старались не думать, не сознавать того, что цепляемся за другого, не можем его из-за своего страха одиночества отпустить
МЫ были не в силах вынести общение с собственным Я
МЫ думали, что НАШЕ общение с собственным Я невозможно
МЫ думали, что НАШЕ общение со своим Я – это иллюзия, бред и сумасшествие, общаться можно только с кем-то, увидеть своё Я можно только посредством другого, через общение, контакт, взаимодействие с другим
МЫ ощущали одиночество наедине с кем-то/среди людей
МЫ остро ощущали одиночество
одиночество накатывало на НАС волной/неожиданно/непредсказуемо/сильно
тема одиночества была для НАС запретом
переживание, ощущение одиночества было для НАС внутренним запретом, табу
МЫ указывали кому-то на его страх одиночества, бегство от одиночества – в людей, в общение с НАМИ
НАМ было стыдно, виновато, неловко, МЫ ненавидели, осуждали себя за то, что указываем другому на его бегство от одиночества
МЫ проецировали свой страх одиночества, бегство от одиночества на другого
НАМ доставляло какое-то болезненное удовольствие, удовлетворение, временное успокоение указывать другому на его бегство от одиночества, страх одиночества, в т.ч. в отношения, общение с НАМИ
НАМ нравилось, НАС успокаивало, что другой также, может, и сильнее НАС, сбегает от одиночества в НАШИ с ним отношения, общение
НАМ нравилось думать, МЫ предпочитали, выбирали думать, что другой больше, сильнее НАС боится одиночества, бежит от одиночества
Юность — время осознания и овладения одиночеством
МЫ переживали своё первое одиночество/первый приступ одиночества
МЫ вытесняли, подавляли воспоминание, забывали о своём первом/особо остром приступе одиночества
МЫ стремились к уединению
МЫ стремились к одиночеству
МЫ, не понимая, что это, к чему МЫ стремимся, тянемся, стремились, тянулись, тяготели к одиночеству/уединению
МЫ оставались вечным подростком
МЫ были переполнены подростковой жаждой коллективности
МЫ боролись, угнетали, подавляли, отказывались от, не принимали, отвергали, пугались своей жажды/подростковой жажда коллективности
любовь и творчество — всегда вызов коллективу и роду
Все повторяющееся и обыденное — то, что может развиться в скуку жизни, — отступает перед одиночеством-углублением
Ужас одиночества в юности выбрасывает человека за пределы человеческого мира
МЫ считали/получали информацию, что одиночество для женщины более невыносимо, ужасно, тяжелее переживается, чем для мужчины
МЫ протестовали, пытались доказать себе и другим, что это не так
МЫ выбирали долгое пребывание в одиночестве
МЫ насильно удерживали себя в состоянии долгого одиночества, уединения, чтобы адаптироваться, приспособиться к нему, легче его переносить
Мы терпели поражение: как только МЫ всего несколько дней пребывали среди людей, как НАША выученность быть в одиночестве исчезала, слетала, МЫ уже не могли одни, тяготели к людям, и вся НАША выучка, самомуштрование оказывались напрасными
МЫ не теряли надежды, не оставляли попыток вымуштровать себя на пребывание в одиночестве
МЫ наводили лоск на внешнюю маску, что МЫ можем, НАМ выносимо, переносимо, хорошо пребывать в одиночестве, уединении
МЫ сами не замечали, что выносимость НАШЕГО пребывания в одиночестве – это НАША внешняя маска
МЫ могли выносить одиночество, но НАМ не было в нём комфортно, хорошо
МЫ думали, что достаточно, что НАМ переносимо в одиночестве, МЫ можем себя в нём удержать, не скатиться, не сбежать в людей, а требовать, надеяться, что НАМ в нём будет хорошо, приятно, комфортно – это перебор, это невозможно
МЫ пытались доказать, продемонстрировать, своим примером показать, что это неправда, неправильно, несправедливо, что женщина всегда тяжелее мужчины переносит одиночество
НАС задевало, что это распространённое мнение, много кто так думает, что женщина всегда тяжелее мужчины переносит одиночество
НАС задевало допущение, что это может быть правдой, что женщина всегда тяжелее мужчины переносит одиночество
МЫ не принимали, не могли принять, допустить, что женщина всегда тяжелее мужчины переносит одиночество
Одиночество для НАС было той оскалившейся реальностью, которой МЫ стремились избежать
МЫ несли, замечали/не замечали/отмечали в себе, в ком-то/наделяли себя, кого-то/приписывали себе, кому-то - черты самодостаточной личности
МЫ несли, замечали/не замечали/отмечали в себе, в ком-то/наделяли себя, кого-то/приписывали себе, кому-то – черты, характеристики одинокого человека
МЫ несли, замечали/не замечали/отмечали в себе, в ком-то/наделяли себя, кого-то/приписывали себе, кому-то – черты, характеристики нуждающегося в людях, тянущегося к людям человека
МЫ мечтали, фантазировали о собственной исключительности
МЫ пытались сбежать от семейного благополучия, всякой семейственности
МЫ пытались самоутвердиться, заявить о себе, утвердить себя как Я через разрушение, обрывание, последовательное/стремительное/моментальное отделение себя от, пресекание, отъединение от всяких связей, отношений/семьи, родственников, родителей
НАШИ мечтания не требовали НАШЕЙ воли для своего воплощения
МЫ предавались, выбирали те мечты, фантазии, которые не требовали НАШЕЙ воли для своего воплощения
МЫ, осознавая или не осознавая, придерживались позиции «Я одинока, и значит я существую»
МЫ пытались, хотели, мечтали выйти за пределы родительской семьи, стать из привязавшегося существа самодостаточной личностью
МЫ случайно падали в стихию одиночества и, страдая, стремились вернуться обратно
НАШЕ стремление к уединению, одиночеству не принимали/запрещали/не понимали/считали чем-то странным, извращённым, желанием выделиться, покрасоваться, обратить на себя внимание/осуждали/наказывали НАС за это
у НАС возникало чувство вины, стыда за НАШЕ желание, стремление к уединению, одиночеству
МЫ научились, считали нужным, безопасным скрывать своё стремление к, желание одиночества, уединения
МЫ выучились, научились, стали преувеличенно демонстрировать свою тягу, что МЫ выбираем быть с людьми, среди людей
НАС воспитывали, учили, обусловливали, что для нормального человека, норма – стремиться к, выбирать нахождение с людьми, среди людей, поиск людей, общения, знакомств, контактов, стремление, тяготение к ним, выбор их
НАС воспитывали, учили, обусловливали, что выбор, тяготение, поиск одиночества, уединения, избегание контактов с людьми – это патология для человека
НАС воспитывали, учили, обусловливали, МЫ усваивали, что в НАШЕМ обществе (а МЫ думали, что во всём мире) остаться в одиночестве – это горе/недуг/боль/то, чего все, каждый, любой человек хочет избежать любой ценой, любыми усилиями/непереносимо/не может быть сознательным выбором человека/это не повезло, так сложилось, временное невезение, временно что-то пошло не так/по-любому человек не хочет оставаться, пребывать в состоянии одиночества и непременно стремится выбраться из него
МЫ демонстрировали, показывали другим, что МЫ бы и хотели, предпочли бы, выбрали быть с людьми, среди людей, но от НАС это не зависит, МЫ это не определяем, так сложилось, получилось, независимо от НАС, что МЫ одни, в одиночестве, НАМ приходится быть в одиночестве – это не НАШ выбор
МЫ думали, что быть в одиночестве, уединении – это не НАШ выбор, МЫ этого не хотели, будь НАША воля, МЫ бы никогда не оказались в таком положении, ситуации, МЫ бы были с людьми, если бы что-то определяли в этой жизни
сначала МЫ уединялись с книгой, а затем с мыслью и переживанием
Безудержное желание иметь и обладать (кем-то, чем-то внешним, снаружи, извне) переходило у НАС в стремление быть и становиться собой
НАМ казалось, МЫ думали, что вовсе не нуждаемся в одиночестве, это несправедливо, что МЫ остались, вынуждены быть в одиночестве
Идея будущего рождения и материнства внушается девушке с раннего возраста, и потому одиночество рассматривается как предвестник трагедии, а уединение — как грех
не меньшим грехом современное цивилизованное общество, воспитанное на рыночных идеалах, считает шумное времяпровождение в разнополой компании, но оно более понятно и легче поддается запрету. Стремление к уединению гораздо сложнее представить грехом, и потому оно воспринимается чем-то болезненным, имеющим сугубо физическую природу
МЫ считали, НАМ внушали, воспитывали, что к одиночеству может стремиться только необычная, странная, ненормальная девушка, с которой что-то не так, не в порядке/которую отвергли сверстники/которая не смогла вписаться в группу, коллектив ровесников/в любом случае, это не её выбор
И обычная девушка, страдающая от одиночества, и девушка странная, погружающаяся в него, в равной степени ожидают любви как абсолютного преодоления одиночества
Ожидание любви как абсолютного преодоления одиночества реализовывалось у НАС в чувстве влюбленности
Чувство юношеской влюблённости разом взрывает границы одиночества и устремляет юношу и девушку к обладанию кем-то и чем-то за его пределами
Реальный человек, ограниченный телом, возрастом и недостатками, становился лишь поводом для НАШЕГО иллюзиотворчества
МЫ не замечали, не заметили, что замкнулись на одном лице
Чем сильнее юноша или девушка отдается творчеству во имя одного лица, желая подарить ему себя и требуя того же взамен, тем сильнее творчество замыкается на одном лице
В творчестве влюбленного соединяются два несовместимых начала: здесь встречаются творчество-жажда обладать и быть обладаемым с творчеством-свободой во имя любви
Влюбленность есть бегство от одиночества. Юноша или девушка желают обмануться и найти свою половину. Но влюбленность-иллюзия так же легко покидает их, как и приходит. Творчество, вызванное ею к жизни, начинает тяготить вчерашнего творца, он стыдится его, ибо ожидает новую влюбленность
Проходя, влюбленность обостряет одиночество юноши и девушки
Двигаясь от одной влюбленности к другой, юноша и девушка углубляют своё одиночество
Чувство одиночества, приходящее после завершения влюбленности, тяготило НАС
Мы стремились найти, получить в любви всё то, чего МЫ были лишены в предшествующей ей жизни/в период до неё
МЫ хотели, пытались, надеялись, рассчитывали получить в период любви всё и сразу, быстро, скорее, пока любовь не прошла, пока она длится, компенсировать все свои несчастья, горести, неудовлетворённость в период до любви
НАМ хотелось, МЫ надеялись получить, искали Абсолютного Преодоления одиночества
МЫ связывали Абсолютное Преодоление одиночества с определёнными людьми, событиями, обстоятельствами, изменениями в НАШЕЙ жизни, определённым временем, определённым местом
МЫ считали, что непременно должно что-то измениться, пойти по-другому, возникнуть, исчезнуть в НАШЕЙ жизни, чтобы МЫ получили, достигли Абсолютного Преодоления одиночества
МЫ считали, что должны что-то сделать, НАШИ усилия, активность могут, только они могут НАМ помочь достичь, получить Абсолютное Преодоление одиночества
Любовь представлялась НАМ единственным чувством, способным победить одиночество абсолютно
НАС поддерживали в том, что любовь может победить одиночество абсолютно
МЫ выбирали одиночество как отрицание череды увлечений-влюбленностей
МЫ выбирали одиночество как отстраненность от остановки с недостойным и чужим
Последним средством материнской педагогики является угроза дочери, которая в чем-либо не слушается ее, что она не получит мужа
НАМ говорили, что из-за того, что МЫ что-то сделали/не сделали, МЫ не получим мужа/отношений/брака/любви
Мужчины, переносят и забывают одиночество неразделенной любви, в одиночестве думая о себе и пребывая в себе. Этот странный эгоизм непонятен женщинам. Женщины значительно больше вникают во мнение рода о собственной неразделенности. Неразделенность любви для женщины выступает покинутостью
НАМ говорили, пугали, стращали НАС, что никто с НАМИ такими не уживётся/не будет с НАМИ такими жить/бросят, покинут НАС таких
Женщина готова ждать и надеяться на изменение чувств мужчины. Более того, она готова бороться за них. Иногда ожидание и борьба продолжаются всю жизнь. И если они сочетаются с отказом женщины от общения с другими мужчинами, она становится той, кого род презрительно назвал старой девой
старая дева для рода есть женщина, лишенная половых контактов, мужчина-холостяк — лицо, лишенное женской заботы о себе
При этом для мужчины допускается, с одной стороны, забота матери, а с другой — сексуальные связи с проститутками, любовницами — все это не изменяет статус холостяка
Лишь обоюдная и действительно эротическая связь с женщиной выводит его за пределы этого статуса.
Род перестает называть холостяком мужчину, который достаточно долго живет с заботящейся о нем женщиной
Для женщины же потеря статуса старой девы лежит в сугубо сексуальной сфере
Именно секс превращает старую деву в «свободную женщину»
Мужская девственность воспринимается гораздо сдержанней и ироничней, женская девственность — в самом соку деторождения (и соответственно после него) — вызывает саркастическую озлобленность общества. Неудивительно, что женщина отвечает обществу тем же
Женщину всегда накрывает тень мужчины, который имел с ней сексуальную близость, мужчина же почти независим от этой тени
Быть холостяком и девственником для мужчины порой неудобно, порой тоскливо, но в любом случае легче, чем женщине
МЫ привыкали к одиночеству
МЫ никак не могли привыкнуть к одиночеству
Привычка к одиночеству приводит к остановке одиночества. Одиночество теряет динамику и возможность изменения. Оно замораживается, замирает и ждет смерти, чтобы только с ней покинуть человека
одиночество холостяка и старой девы вызывало у НАС бессознательную отстраненность и отвращение — как нечто отринувшее любовь и жизнь
МЫ воспринимали одиночество холостяка и старой девы как заброшенность, бессмысленность и бесцельность
МЫ не верили, что одиночество можно выбрать самим, добровольно
МЫ думали, что если человек пребывает в одиночестве, то что-то с ним не так, он уж точно это не сам выбрал, так сложилось, это временно, надо его пожалеть, это заслуживает жалости, он бедняжка и горемыка, ему наверняка плохо, грустно, надо держаться от него подальше, он может и НАС заразить своим одиночеством
МЫ боялись, что НАС заразят своим одиночеством
МЫ боялись, НАС пугало одиночество в другом
МЫ держались настороже в присутствии одинокого человека
у НАС автоматически включалась жалость на одинокого человека
НАС жалели за НАШЕ одиночество
НАМ сочувствовали за НАШЕ одиночество
МЫ избегали одиноких людей
МЫ думали, что НАС, когда МЫ одиноки, чувствуем себя одиноко, другие избегают
МЫ боялись, что НАС будут избегать, если МЫ выдадим, что чувствуем себя одиноко
МЫ отчуждались, держались подальше от мира взрослых
Старая дева есть именно та женщина, которая не встретила мужчину, способного дать ей бытие
МЫ надеялись, что мужчина НАМ даст бытие
неразделенная любовь и привязанность-жалость к матери превращают девушек в старых дев
Большинство женщин, оценивая старых дев убеждены, что они стали таковыми, просто засидевшись в девках
Это утверждение отражает ощущение принципиального положения женщины в мире людей — над ней больше, чем над мужчиной, довлеет судьба и предопределение
Женщины не выбирают, выбирают их
Точнее женщины выбирают выбравших
Часто женщина не выбирает, а перебирает мужчин, дарованных ей судьбой, не в силах выбрать лучшее из худшего
После определенного возраста практически все женщины жертвуют одиночеством выбора перед лицом одиночества-бытия
Воля к одиночеству у женщины всегда ослаблена. Женщина подчинена роду, который предписывает ей выбирать в определенном возрасте и в определенном же возрасте лишиться этого выбора
Возможность выбора для женщины глубинно раздражает род
Женщина могла выбрать мужчину, соблазняя его, но этот выбор был выбором на одну ночь
Нынешнее общество дало женщине право на одиночество, но при этом сделало ее изгоем, окружая водоворотами психологических дискомфортов — прежде всего в виде насмешки и саркастической жестокой иронии
Замужняя женщина опутывается привычками и боязнью потерять то малое, что она получила от жизни
Старая дева есть отрицание женственности и протест против заключения женственности в клетке семейной жизни с нелюбимым человеком
Секс отчуждает старую деву от всех остальных женщин. Он отделяет ее и от свободной женщины
В наибольшей степени старая дева ненавидит именно свободную женщину, покоряющую мужчин в рамках одного с нею незамужнего статуса
Сексуальная наполненность одиночества свободной женщины пронзает ее
И если эротическая обида — оболочка старой девы, то сексуальная обида — ее рана.
Эротическая обида может быть надумана, сексуальная обида всегда вещественна и зрима
Всё вещество сексуальных отношений мира давит на старую деву и переживается ею как личная, мировая тяжесть
Над старой девой всегда витает образ мужчины. Это или утерянный возлюбленный, или идеал, который так и не воплотился в реальность. Этот образ - корень всей ее жизни. Он творит и определяет её
Поиск Единственного мужчины, который даст полноту бытия, для старой девы есть прежде всего поиск надежды в себе
Половой акт противоречит идее человечества. Но не потому, что аскетизм является долгом человека, а исключительно по той причине, что женщина в нем хочет являться объектом, вещью, и мужчина делает ей это одолжение и видит в ней только вещь, а не живого человека с известными внутренними психическими переживаниями
Мужчина только тогда окажется в состоянии уважать женщину, когда она сама оставит свое желание служить объектом и материей для мужчины, когда она начнет стремиться к истинной эмансипации женщины, а не к эмансипации проститутки
Рабски подчиняясь сексу, женщина толкает человечество в пучину все новых и новых рождений
Женщина никогда не становится самкой сама по себе, она превращается в нее лишь тогда, когда находятся мужчины, которые хотят видеть ее такой
Презрение к женскому есть попытка освободиться от себя; она создает иллюзию усиления и увеличения мужского
Ощущение, что от одиночества можно откупиться за деньги, постоянно является к НАМ, покидает и возвращается вновь. Но деньги — это единственное вещество, дарующее свободу, оказываются бессильны уничтожить одиночество
По большому счету проституция — не просто желание выйти за пределы нищеты наиболее простым способом, но и жажда убежать от одиночества, продав его.
Свадьба и брак пытаются разрушить одиночество
Стихия денег противостоит браку. Деньги создают вокруг человека круговорот энергий и воль, который приводит к иллюзии духовного движения и свободы. Однако деньги дают лишь независимость и власть, очерченные миром вещей.
Деньги позволяют приобрести другого человека, как вещь, и владеть им, окружив голосами вещей. В нашем мире такая покупка, как правило, делается мужчиной по отношению к женщине
Одиночество превращается в некий вопль, который пытаются заткнуть бесконечной сменой партнеров и партнерш
МЫ ощущали своё одиночество среди множества собственных ролей
Женщина всегда подавлена одиночеством. Замужество выступает для нее возможностью утерять свободу-подавленность и одиночество свободы-подавленности. Замужество для женщины означает более глубокое проникновение в стихию рода. Род тянет и зовет в себя. Поэтому, выбирая между родом-рожанием и мужчиной, женщина, как правило, выбирает первое. Мужчина и брак часто необходимы женщине лишь как средство для рожания и утверждения себя в телесности рода через создание новых тел.
Женщина продолжает род во имя рода и поэтому всегда зависит от оценки родом ее положения при мужчине
Когда род называет женщину любовницей или женой, она испытывает принципиально разные переживания
Когда мужчина знакомится с женщиной, это не обязательно означает, что он хочет утерять одиночество; иногда он просто желает найти роскошную оправу для своего одиночества
Для женщины, наоборот, искреннее движение навстречу знакомящемуся почти всегда означает тайное или явное желание лишиться одиночества
Если женщина желает, чтобы муж изменил ей, необходимо перестать понимать его
Если муж хочет, чтобы жена изменила ему, нужно перестать посвящать ее в свои сокровенные замыслы
Понимать мужчину — значит понимать то дело, которым он увлечен. Именно оно сообщает мужчине эротическую цельность и привлекательность, только через него женщина может дойти до сердца мужчины и утвердиться там. Лишь постигая дело мужчины и становясь его соучастницей, женщина может рассчитывать на понимание всего мужчины — вплоть до его сексуальных проблем, а также на свою незаменимость для мужчины.
Понимать женщину — значит понимать ее любовь или эротическую привязанность к мужчине. Если для мужчины эротическое реализуется как в общении с женщиной и семьей, так и за их пределами — в созидающей деятельности для нации, человечества, Бога, то истинная женщина полностью реализуется в общении с мужчиной. Она глубинно желает отдаться его целостности и устремленности, чтобы служить им и обрести смысл
Мужчина часто изменяет не с самой красивой, а с самой понимающей женщиной. Женщина же порой изменяет не с самым сильным мужчиной, а с самым увлеченным, а потому цельным и мужественным
МЫ стремились преодолеть свое одиночество через сохранение свободы
НАМ было тяжело пережить свободу как единство
Свобода окружающих и близких парадоксально углубляла НАШЕ ощущение одиночества
НАМ казалось, что все вокруг свободны и счастливы по сравнению с НАМИ/а МЫ нет
МЫ завидовали предполагаемым, приписываемым НАМИ свободе и счастью других
Власть всегда есть замена любви, точно так же, как воля выступает заменой вдохновения
Вдохновение — бесконечное расширение и окрыление свободы, воля — ограничение и концентрация свободы в очень малом объеме
Нарастающая власть стремится назвать себя свободой
Обладающий властью всегда чувствует свою недостаточность. Но он топит это чувство в желании большего и неограниченного властвования над собой и миром.
власть над другими — достаточно мощная сила, чтобы на первых порах создать иллюзию преодоления одиночества
Бегство от свободы-одиночества в кажущуюся соборность власти приводит к бесконечной полноте одиночества
Воля к власти давала НАМ цельность и устремленность
власть над собой как разрушение обыденности внутри себя требует подобного разрушения и вокруг себя. Это порождает власть над другими. Такая же власть тянет в тайный водоворот несвободы как зависимости от подвластных и одиночества как неспособности полюбить их
Социальная справедливость — это подобие любви, ее истончившийся призрак
Несвобода матери по отношению к ребенку рождает его инфантилизм — исковерканное детство, прорастающее во взрослом состоянии и лишающее его взрослости
На первый взгляд кажется, что девочка зависима от матери не меньше, чем мальчик. Однако это не совсем так. Девочка, которой самой предстоит стать матерью, в самом раннем детстве ощущает, что она рождена матерью. Все общение дочки и матери вращается вокруг рождения — это игра в дочки-матери, вышивание, совместная покупка и одевание кукол, чтение сказок, завершающихся счастливой свадьбой и появлением детей. Ощущение того, что мать живет не только для нее, дается девочке легче — она уже бессознательно живет будущим рождением, где матери отводится роль бабушки
Дети часто становятся одинокими благодаря родителям, но и родители могут обрести одиночество благодаря детям
Одиночество матери-одиночки наполнено страданием-прикованностью к ребенку. И одновременно она ищет в ребенке окончательный смысл и преодоление одиночества. Ей хочется составить с ребенком самодостаточный мир. Но чувство самодостаточности постоянно ускользает от нее. Мать-одиночка всегда осознанно или бессознательно стремится обрести мужчину. Обретение мужчины для матери-одиночки есть снятие позора беззамужества. Поэтому ее интерес к мужчинам может быть окрашен тайной враждой к ним
Если обретение мужа для матери-одиночки есть снятие позора беззамужества, то для одинокой матери это снятие позора развода
МЫ не могли, не умели отделять любовь к мужчине от любви к ребенку
Женщина вдруг понимает, что ребенок и семья отнимают огромное время, которое она отдавала раньше, например, искусству или спорту. Возникает противоречие между желанием вернуться к прежней жизни и необходимостью отказаться от нее во имя рожденного ребенка
Странной матери предельно важно связать образ ребенка с тем увлечением, которому посвящена ее душа. Если этого не происходит, такая мать очень страдает: результатом этого страдания может стать равнодушие к ребенку. Ей недостаточно иметь телесный и душевный контакт с ребенком, она жаждет духовного единства.
Странной матери нужен странный ребенок. Поэтому она должна создать миф о ребенке, включенный в миф ее жизни
Призрак старости порождал в НАС беспокойство, страх
МЫ выискивали, находили в себе признаки надвигающейся старости
Старость МЫ связывали с одряхлением, увяданием
МЫ связывали старость с тотальным одиночеством
Призрак старости для женщины — это призрак сексуального и эротического одиночества
МЫ боялись, что если постареем, то утратим все иллюзии, возможности отношений с мужчиной, новизну постоянных новых знакомств
Противопоставить старению можно только дух и душу. Оно всегда останавливается перед умом, искусством и способностью любить. Очень важно неприятие старения как доминирующей реальности и противопоставление ему внутренней молодости
В большинстве своем мужчины ценят в женщине не юность, а женственность. Именно женственность как душевность вызывает к жизни те духовные и творческие силы, которые сражаются со старением и побеждают его.
Попытка жить по-взрослому в старости вызывает сопротивление изменившегося тела и зажигает страдание, рожденное ощущением необратимости
Мысль об одиночестве всегда ходит недалеко от мысли о смерти
смерть порой представляется столь абсолютным одиночеством, что мы воспринимаем его как абсолютное слияние со всем
Только через углубление одиночества можно утвердиться в бытии и обрести единство со всем живущим в доме бытия. Одиночество есть путь к любви. Одиночество является необходимым мостом к истинной дружбе. Лишь молот одиночества может разрушить стену одиночества.
МЫ искали нового одиночества и нового мужества для победы над одиночеством
Женственность всегда тянется к героизму, но только как к нечто противоположному. Женственность тянется к героизму, не понимая его. Тяготение женщины к Герою почти всегда инстинктивно и физиологично — и в этом трагедия и женщины, и Героя.
Поэтому Герой в отличие от Гения достигает полноты своего бытия вне общения с женщиной. Женщина для него — спутница минут отдыха и расслабления. Даже если он завоевывает мир для женщины, то, оставшись с ней вдвоем за пределами завоевания, очень быстро начинает тосковать и возвращается к политике и войне.
Святой ощущает Вечную Женственность как непостижимый свет, порой лишенный формы и персональности. Для Гения она оформлена и персонифицирована в Музе. Герой значительно дальше отстоит от переживания Вечной Женственности. Его бытие требует эмпирических женщин, наполненных земными страстями и земной привлекательностью. Он жаждет женщину как «самую опасную игрушку», и Вечная Женственность есть лишь бледный призрак, витающий над женщинами, прошедшими сквозь его жизнь.
Гений лепит свою Музу как скульптор, раскрывая перед ней волшебные картины мифологии. Прежде чем увлечь человечество. Гений должен увлечь Музу. Муза же впоследствии сама будет лепить образ Гения, внося в их общий миф свои черты. Только это может быть названо сотворчеством Гения и Музы.
Лишенный Музы, Гений лишается желания полета. Он тяжелеет, его тянет вниз
Жизнь Гения постоянно наполняет его одиночеством и постоянно освобождает от одиночества. Одиночество Гения по отношению к человечеству самое полное и, одновременно, самое иллюзорное. Никто так не един с идеей человечества и самим человечеством, как Гений
Женщина не может быть так гениальна, как гениален мужчина хотя бы потому, что она не может вынести одиночество Гения. Вершина свободы-одиночества страшит ее
МЫ не хотели осознавать, признавать, принимать, что МЫ одни/что МЫ всегда, постоянно, стоит НАМ задуматься, задаться вопросом, чувствуем себя одинокими
МЫ считали, что в лучшем мире, в идеале МЫ должны сами решать, это должно происходить по НАШЕМУ желанию, это должен быть НАШ выбор – одиноки МЫ или нет/одни МЫ или не одни, с кем-то, где-то
МЫ пытались забыть своё одиночество
МЫ пытались не быть одни, находя друзей, находя любовников, смешиваясь с толпой, пребывая на всяких выставках, местах скопления людей, в магазинах
Все существование - это существование вместе в людьми. Одиночество кажется почти как смерть. Это своего рода смерть; это смерть личности, которая создана в толпе
когда Мы выходили из толпы, МЫ выходили из своей личности
В толпе, среди людей, пребывая с другими, МЫ точно знали, кто МЫ такие
В то мгновение, как МЫ выходили из толпы, МЫ не знали, терялись, где НАША личность, кто МЫ такие
Внезапно МЫ осознавали, что это не НАШЕ имя - это имя было НАМ дано, профессия – это тоже не МЫ, НАШИ желания, связанные с другими людьми, - это тоже не МЫ, и всё, в чём МЫ были уверены, что это МЫ, что это как-то с НАМИ связано, теперь оказывалось с НАМИ не связано и вовсе не НАМИ
внезапно для НАС НАША личность исчезала, и это было страшно
МЫ впервые задавались, НАМ приходилось задаться вопросом, кто же МЫ такие, что с НАМИ связано, имеет к НАМ отношение, а что – нет
НАМ было страшно, что если МЫ зададимся вопросом «кто МЫ», то вообще не получим никакого ответа, окажется/может оказаться, что НАС вовсе и нет или что МЫ абсолютно не соответствуем собственным представлениям, желаниям, фантазиям о себе
МЫ не хотели быть, по крайней мере, знать, увидеть, что МЫ никто/ничто/не то, что МЫ о себе привыкли думать, считать
Мы рождаемся одни, живем одни и одни умираем. Одиночество - это сама наша природа, но мы ее не осознаем. Так как мы ее не осознаем, то остаемся незнакомцами самим себе, и вместо того чтобы видеть одиночество как безмерную красоту и блаженство, молчание и мир, непринужденность с существованием, мы ошибочно понимаем ее как чувство того, что нам одиноко.
МЫ ошибочно принимали за одиночество что-то другое
Чувство, что НАМ одиноко, оставляло пустоту. Чего-то не хватает, что-то нужно, чтобы его заполнить, и ничто никогда не может его заполнить
МЫ не могли жить с собой так же легко, как если бы с ними был весь мир
МЫ чётко видели, чувствовали, проводили разграничение в НАШИХ ощущениях, ожиданиях, уверенности того, что может с НАМИ, в ситуации, в НАШЕЙ жизни произойти, случиться, если МЫ одни и если МЫ не одни
МЫ считали, что если МЫ одни, то не можем/глупо надеяться, ждать, хотеть, чтобы произошло вот это; раз МЫ одни, то это не произойдёт в НАШЕЙ жизни, не случится с НАМИ, как бы МЫ этого ни хотели
МЫ чувствовали, думали, что было бы лучше, если бы кто-то другой был с НАМИ рядом
если МЫ вживались в одиночество, проводить время одни, без другого, то НАС уже напрягали, раздражали, МЫ старались избежать вторжений в НАШУ жизнь других людей
Когда нет «кого-то важного» в нашей жизни, мы можем либо чувствовать себя одинокими, либо наслаждаться свободой, которую дает одиночество. Когда мы не находим поддержки окружающих в истинах, которые мы глубоко чувствуем, мы можем либо чувствовать горечь и изоляцию, либо радоваться тому, что наше видение достаточно сильно, чтобы преодолеть основную человеческую потребность в одобрении семьи, коллег и друзей.
Любовь всегда приносит одиночество. Одиночество всегда приносит любовь. Они неотделимы.
Люди думают как раз наоборот. Люди думают: "Когда вы любите, как вы можете быть одинокими?"
МЫ путали, мешали, подменяли понятия одиночества и самодостаточности
Когда вы любите, вы не можете быть одинокими, покинутыми, это верно. Но когда вы в любви, вы обязаны быть одинокими, самодостаточными - это гораздо более верно.
Одиночество, брошенность, покинутость - негативное состояние. Покинутость означает, что вы жаждете других. Покинутость означает, что вы печальны, унылы, в отчаянии. Покинутость, одиночество означает, что вы испуганы. Покинутость значит, что вы чувствуете, что вас забыли, что вы никому не нужны. Она причиняет боль. Покинутость подобна ране.
НАМ хотелось сбежать от покинутости, брошенности
МЫ надеялись, что собственность, накопленное, приобретённое смогут изменить, упразднить НАШЕ одиночество
МЫ сами себе удивлялись, не понимали себя: если МЫ так уж страдаем от одиночества, не хотим оставаться в одиночестве, то почему не хватаемся за любое/хорошее предложение совместно с кем-то провести время, на встречу
НАС оскорбляло, задевало, когда МЫ приписывали чьему-то желанию, предложению увидеться бегство от одиночества
НАМ не хотелось, МЫ не принимали, что кто-то пытается сбежать от своего одиночества в общение с НАМИ
МЫ хотели сами сбегать в общение с другим от своего одиночества
НАМ казалось, хотелось, чтобы для другого было незаметно, что МЫ встречаемся, общаемся с ним, только чтобы сбежать от своего одиночества
НАМ казалось, что МЫ очень виртуозно, хорошо поддерживаем у другого иллюзию, веру, что МЫ общаемся с ним, потому что он НАМ нравится, из собственной самодостаточности, вовсе не из-за желания, потребности, привычки сбегать от своего одиночества
МЫ сбегали/надеялись, пытались сбежать от одиночества во взаимоотношения с другими, но поскольку и МЫ, и другие покинутые и томящиеся одиночеством, взаимоотношения невозможны; взаимоотношения не могут вырасти из нужды.
Взаимоотношения могут возникнуть только из изливающейся через край энергии, и никогда из нужды.
Если один человек нуждающийся и другой человек также нуждается, тогда оба будут стараться эксплуатировать друг друга. Взаимоотношения будут эксплуатацией, а не любовью и сочувствием
МЫ надеялись, что если хотя бы другой не будет в НАС нуждаться в отношениях, то у НАС будут более нормальные, адекватные, а не совсем никчёмные отношения
МЫ сбегали тут же при первых проблесках того, что другой хочет, надеется, собирается повиснуть на НАС, вцепиться в НАС, МЫ для него – средство от одиночества
МЫ не верили, что МЫ сами можем обходиться без другого, входить в отношения из своей самодостаточности
Самодостаточность МЫ смешивали, подменяли в восприятии, путали с пофигизмом, безразличием
МЫ ожидали, верили, что другой скорее/раньше НАС научится самодостаточности, поэтому НАМ надо держаться его, чтобы за ним, от него, после него перенять, научиться самодостаточности
НАМ было стыдно, виновато за то, что НАМ хочется, МЫ предпочитаем побыть в одиночестве, тогда как другой его избегает, пытается, хочет НАС вытянуть из НАШЕГО одиночества, чтобы сбежать из него с НАМИ
НАМ было стыдно, виновато, что МЫ предпочитаем одиночество другому, когда он НАС просит, от НАС хочет, чтобы МЫ побыли с ним
МЫ не хотели идти, устраиваться на работу, потому что боялись, что будем неадекватно, сумасшедшими выглядеть, если будем идти у себя на поводу и впадать прямо на работе в одиночество, в себя/или НАМ придётся быть всё время в напряжении – сдерживать себя, запрещать себе уход в себя, одиночество, выключение из ситуации
МЫ боялись, были уверены, что на работе, если МЫ устроимся, никто НАМ не даст возможности побыть в одиночестве/все от НАС будут требовать постоянной имитации, что МЫ здесь, в ситуации, активно вовлечены в то, что происходит – и НАМ придётся лицемерить, обманывать, делать вид или НАС уволит
МЫ думали, что НАША тяга, стремление, предпочтение остаться в одиночестве делает НАС неприспособленными к миру, МЫ не можем работать на любой работе, в любых условиях – ведь люди хотят НАШЕГО внимания и включённости, имитации, что МЫ всегда здесь
Одиночество для НАС – это выключение из ситуации/это опасно, потому что НАМ тогда ничего, что происходит, неинтересно, и это может НАМ навредить, НАС могут обокрасть, поранить, убить, причинить боль, неприятности
Свобода и одиночество - это два аспекта одного и того же
те, кто ищет свободы, найдут свое одиночество; они найдут способ, средство, метод, чтобы достичь своего одиночества.
Человек рождается как часть мира, как член общества, семьи, как часть других. Его воспитывают не как одинокое существо, его воспитывают как социальное существо. Все воспитание, образование, культура состоят в том, как сделать ребенка "вписывающейся" частью общества, как сделать так, чтобы он "соответствовал" другим. Именно это психологи называют "приспосабливаемостью". И каждый раз, когда кто-то один, он выглядит "неприспособленным".
МЫ думали, что если МЫ одни, то МЫ/выглядим в глазах других – неприспособленными
В обществе, в социальном существовании никто не может быть абсолютно свободным
Само существование другого создавало НАМ проблемы
Обязательно произойдет столкновение, потому что другой ищет абсолютной свободы, и абсолютной свободы ищем МЫ - а абсолютная свобода может существовать только для одного
какие-либо НАШИ желания, осознавали МЫ или нет, создавались, базировались на желании НАМИ абсолютной свободы/желании почувствовать, испытать опыт, чувство свободы
Общество не давало/мешало НАМ почувствовать себя свободными
МЫ надеялись, ждали получить свободу от общества
НАМ кто-то мешал
МЫ беспокоились, что НАМ кто-то помешает/в самый ответственный момент
МЫ испытывали непрекращающееся чувство вины за то, что МЫ хотим побыть в одиночестве, что НАМ хорошо в одиночестве, что НАМ было лучше в своём одиночестве до вторжения/прихода другого
МЫ думали, НАМ говорили, МЫ получали любым образом информацию, что НАМ просто не может быть, не должно быть хорошо, спокойно в одиночестве, стоит НАМ попасть в одиночество, как МЫ должны предпринимать попытки, действия, чтобы выбраться из него, действия по поиску, привлечению в свою жизнь, пристёгиванию к себе другого или себя к другому
МЫ волновались, что с НАМИ что-то не так, раз/если МЫ не хотим искать другого, НАМ хорошо в одиночестве
в то же время МЫ считали что это ненормально что НАС напрягает раздражает присутствие вторжение другого – оно НАС не должно волновать, МЫ вообще не должны обращать на это внимание, если НАМ небезразлично, то значит МЫ ещё не погрузились в настоящее одиночество, МЫ ещё оглядываемся на другого
МЫ оглядывались на другого – как он оценит НАШЕ одиночество, как он к нему отнесётся
МЫ приходили с собой к компромиссу – МЫ говорили себе что несомненно НАМ плохо без другого, будем страдать на периферии и чуть-чуть позволим себе наслаждаться в одиночестве не думать о том что МЫ одни и НАМ должно быть плохо и тягостно
МЫ думали что раз если другой так старается ускользнуть от одиночества с НАМИ, то просто не может быть что НАМ хорошо нормально приемлемо в одиночестве – у НАС сильный блок на эту тему и запрет себе быть недовольными своим одиночеством
МЫ искренне верили что всё равно ничего не сможем поделать со своим одиночеством так какой смысл быть недовольными им – МЫ не сможем ничего исправить привлечь других людей в свою жизнь всё это имитация
не общество следовало за НАМИ – МЫ сами создавали его вокруг себя в каждый момент времени
МЫ не могли жить без общества
НАМ было очень тяжело, тягостно, невозможно признать принять что МЫ сами творим общество там где находимся, что МЫ не можем жить без общества
НАМ нравилось упрекать общество что это оно создало НАС такими : нуждающимися зависимыми несамостоятельными извращёнными несчастными привязанными
МЫ просили кого-то «расскажи мне новости сплетни слухи! я жажду новостей»
МЫ не могли войти в одиночество быть позволить себе одиночество в присутствии других
МЫ считали невежливым, осуждали себя за выключение неуделение внимания другим, если МЫ с ними среди них, если МЫ ушли в себя, в одиночество
МЫ не могли видеть признать принять это требование других осуждение ими НАС /МЫ считали это осуждение справедливым, сжимались/, чтобы МЫ не уходили в себя, в одиночество в их присутствии
МЫ знали что это только эго, хоть им и правда больно
но МЫ знали что в НАС это тоже очень –очень сильно и МЫ боялись, что стоит НАМ начать так делать – не считаться с другими доставлять им боль, как они тут же начнут так делать с НАМИ, и хотим МЫ или нет, а МЫ будем обижаться или глубоко подавлять, МЫ не знаем что с этим делать, как не обижаться
МЫ держали себя в напряжении, в раздражении озлобленности на другого, что это из-за него МЫ вынуждены держать себя в напряжении не выключиться, не уйти в себя, не погрузиться в одиночество
МЫ думали страдали НАМ было больно МЫ представляли, что другому так же больно, как НАМ, что МЫ как-то задели расстроили другого из-за того, что МЫ хотим побыть одни, грубы, не настроены задобрить другого, чтобы он подольше поболтал с НАМИ
МЫ думали какой ужас, как же МЫ формально интересуемся другим, заботимся о нём, как будто выполняем свой долг
МЫ считали что-то/НАМ говорили, что что-то – НАШ долг
МЫ думали жалели что вот если бы другой обратился к НАС когда он НАМ тоже нужен когда НАМ нужны люди, а не сейчас, а вот тогда, когда НАМ надо было
НАС удивляло вводило в недоумение, что НАМ звонят, требуют НАШЕГО внимания, пристают к НАМ, когда НАМ не надо, когда единственное, чего МЫ хотим - это чтобы НАС оставили в покое, никто к НАМ не подходил, не приставал, и НАМ не приходилось быть грубыми,
а когда НАМ нужны другие и МЫ даже сами делаем шаги к ним навстречу – МЫ им не нужны, они не откликаются
МЫ считали это несправедливым/неизбежным
когда МЫ были одни, весь НАШ смысл исчезал
МЫ всюду искали глаза, которые могли НАМ придать определённый смысл
стоило кому-то сказать, что он сейчас будет, стоило НАМ ждать наступления какого-то события, как МЫ впадали в тревогу, НАМ становилось некомфортно, МЫ превращались в тревогу и ожидание
МЫ ожидали, были готовы к тому, что если начнётся ожидание какого-то события встречи, то МЫ будем/должны будем пребывать в тревоге
МЫ боялись что МЫ грубы с другим только потому, что в данный момент НАМ комфортно у НАС есть кто-то другой, МЫ не заинтересованы в нём
МЫ осуждали себя за это
МЫ говорили себе, что а потом всё сменится, МЫ станем заинтересованы в нём, он станет НАМ нужен и уже не простит НАС, припомнит НАМ
МЫ думали, верили что МЫ эгоисты, плохие и сосредоточены только на себе, зато другие очень проницательны и хоть как-то, в какой-то степени сосредоточены на НАС/полностью сосредоточены на НАС
МЫ, осознано или неосознанно, если хотели что-то, были одержимы желанием получить что-то, чтобы как-то сложилось - с виной и неприятием себя ждали, подталкивали себя к любым контактам, осуждали себя за грубость, незаинтересованность, подчёркнутую явную незаинтересованность в другом; ждали, что / боялись пропустить, упустить, не заметить, помешать себе, перекрыть - что другой НАМ поможет, предложит это желаемое
МЫ ожидали получения желаемого НАМИ от других
МЫ ожидали, что только др/новый, неожиданный контакт с людьми даст, принесёт НАМ то, чего МЫ хотим, ждём
когда МЫ хотели, чтобы др в НАС нуждался, нервничали, расстраивались, НАМ было больно, если др делал что-то, занимался творчеством, получал удовольствие от других и другого без НАС, в НАШЕ отсутствие – то НАМ просто было плохо и больно, др обособлялся от НАС, подчёркивал, что МЫ не правы и продолжал жить своей жизнью
к этому ещё и добавлялось НАШЕ самоосуждение, что МЫ не правы, что так делаем, МЫ не должны так делать
но стоило НАМ на самом деле перестать как-то относиться к занятиям другого в отсутствие НАС, как он становился несчастным жалким и ничего не мог делать, просил искал НАШЕГО всяческого внимания одобрения, не мог приступить к делу без НАС
и МЫ начинали опять чувствовать себя виноватыми, что теперь уже МЫ несправедливо болезненно для него (МЫ-то знаем по собственному опыту) обособлены
МЫ чувствовали, пытались подавить это чувство, что МЫ должны утешить др, вернуться к старой модели поведения, отношения: когда НАМ больно, тогда другому полегчает, он сможет снова делать, заниматься творчеством, искусством
НАМ было стыдно, виновато, что МЫ не хотим к этому, туда возвращаться, уступать, а просто заняли теперь позицию другого – обособленности НАШЕЙ от него, что пусть он сам справляется, как он когда-то сделал с НАМИ
это походило на месть и МЫ боялись, что МЫ окажемся мстительными
НАШЕ настроение климат внутренний восприятие видение внешнего менялось как флюгер под воздействием др (целенаправленным или нецеленаправленным) МЫ почему-то считали себя должными, что другому это надо, что раз другому это надо, то МЫ должны ему это дать (иначе когда если вдруг будет надо НАМ – они НАМ не дадут)
МЫ бегали по всему миру в поисках сами не зная чего
Иногда МЫ думали, что, может быть, это деньги, иногда МЫ думали, что, может быть, это власть, иногда МЫ думали, что, может быть, это престиж, иногда МЫ думали, что, может быть, это респектабельность
Ни к чему не принадлежать - один из величайших опытов жизни. Быть совершенно посторонним, никогда и нигде не чувствовать себя частью - это великий опыт трансценденции.
МЫ никогда не чувствовали единения, принадлежности к чему-то/кому-то
МЫ нервничали волновались из-за этого, думали, что с НАМИ что-то не так, хотели, искали, жаждали получить этот опыт
МЫ привыкли с детства к тому, что МЫ одни можем/НАМ нравится быть одним
МЫ сделали из этого непререкаемую проблему без вариантов – это проблема, потому что так есть, так было всегда
для НАС всегда проблема если что МЫ не получили не проживаем прямо противоположный не тот опыт
МЫ боялись, волновались, беспокоились, что выглядим странными, если МЫ в себе в одиночестве внутри себя
МЫ считали, что правильное, НАШ опыт, то, что МЫ должны в итоге получить, испытать - это прямо противоположное тому, что обычно для НАС , характерно, что МЫ выбирали
МЫ засматривались, завидовали, хотели заполучить, испытать принадлежащий, характерный для др опыт, противоположный НАШЕМУ обычному опыту
МЫ не понимали, считали несправедливым, в глубине считали справедливым, правильным, что так и надо – что МЫ не получаем не проживаем опыта, о котором просим, нехарактерного для НАС, необычного, непривычного НАМ, не как обычно у НАС
МЫ думали, что абсолютно всё делаем неправильно, живём абсолютно неправильной жизнью
Отношения - это потребность тех, кто не может быть один. Двое людей, которым одиноко, падают в отношения. Двое одиноких людей могут быть вместе, общаться, соучаствовать друг в друге и все же остаются одни. Их одиночество остается незагрязненным; их одиночество остается девственным, чистым. Они как вершины, Гималайские вершины, высоко в небе над облаками. Никакие две вершины не встречаются, и все же есть своего рода сопричастность - благодаря ветру, дождю, рекам, солнцу и звездам. Да, есть сопричастность; продолжается великий диалог. Они шепчут друг другу, но их одиночество остается абсолютным, они никогда не идут на компромисс.
МЫ жаждали принадлежности безраздельности безраздельного обладания –НАШЕГО, НАМИ
НАМ было больно невыносимо от мысли, что, может, так, как есть, - это и хорошо и правильно, может, по-другому и не надо
МЫ не могли, НАМ было невыносимо признать, что то, что казалось НАМ как раз неправильным, может быть / оказаться правильным
МЫ боялись ввязываться в отношения, знакомства с людьми, с кем-то встречаться, быть среди людей, особенно близко, тет-а-тет, один на один – вдруг они загрязнят НАС, втянут НАС опять в свои отношения, в такое неполноценное видение мира
МЫ боялись быть вынужденными оказаться среди людей надолго, тогда МЫ можем насмотреться на их неадекватные отношения, привязанности, зависимости, и МЫ опять во всё это втянемся
МЫ не хотели противостоять
МЫ думали, что противостояние ничего не решает; высшее - это когда само так складывается
а если МЫ приложили свои усилия, то уже загрязнили, снизили, сбили ценность
МЫ были счастливы благодаря кому-то
МЫ боялись мысленно признать сказать да, я одна
МЫ думали, воспринимали это как свидетельство, признание НАШЕГО поражения, перед родителями, другими – что они правы: из НАС ничего не вышло путного, не получилось, МЫ не сделали, да и не делали никакой карьеры, у НАС и вправду не было никаких отношений, никогда и ни с кем
МЫ пытались прикрыться обобщениями, всеобщим, общечеловеческим опытом – у всех так, и НАМ было стыдно, виновато, неловко, ведь МЫ знали, что прикрываемся, что МЫ не знаем, как у других, НАМ и неинтересно, как у др, МЫ просто хотим, чтобы с НАМИ не спорили, НАС не разочаровали, не огорчили тем, что у них не так
НАШИ родители делали что либо, чтобы помочь НАМ, вынудить НАС смешаться с др детьми, людьми
МЫ выучили, что это / вот так правильно, а как мы стремились, делали - так неправильно
МЫ думали, что всё равно же обманываем себя - стоит кому-то обратить на НАС внимание, показать интерес к тому же, что интересно НАМ, как МЫ таем и млеем
МЫ боялись сделать, сказать что-то такое, из-за чего др подумают и решат, что лучше держаться от НАС подальше
НАС угнетало, что единение с кем-то требует много времени, настройку, терпение
МЫ думали, что не сможем, у НАС просто не хватит терпения
в НАШИХ мечтах, фантазиях, желаниях, ориентации, планах на будущее, снах появлялся другой, против или по НАШЕМУ желанию 
+6
20:24
942
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...