Больное (уязвленное) самолюбие

Аспекты

Время чтения:
9 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
○ МЫ должны «знать себе цену», для того, что бы «по одежке протягивать ножки»
○ Стыдно быть обесцененным
○ МЫ должны доказывать свою ценность
○ МЫ должны защищаться от обесценивания НАС
○ МЫ должны увеличивать свою ценность
○ МЫ должны стараться для того, что бы НАС ценили
○ МЫ должны «расти над собой»
○ МЫ должны «стоить» больше всех
○ НАША ценность должна быть абсолютной и принята всеми
○ НАШЕ достоинство – высшая из ценностей и абсолютное мерило всех наших ценностей
○ МЫ должны защищать свое достоинство, иначе НАС будут презирать
○ МЫ должны стремиться к тому, что бы все оценивали НАС по достоинству
○ МЫ должны «подпитывать» свою ценность для ее роста
○ МЫ должны «знать себе цену» для того, что бы иметь право
○ Чем больше у НАС достоинства, тем больших благ МЫ достойны
○ МЫ должны гордиться своим достоинством, а если нет достоинства, то и гордиться нечем
○ МЫ должны иметь «здоровое» самолюбие, больное самолюбие иметь стыдно
○ МЫ имеем больное самолюбие
○ НАМ стыдно иметь больное самолюбие
○ У НАС должно быть не сравнимое достоинство, т.е. абсолютное
○ МЫ должны защищать свою «женскую/мужскую честь», т.к. не приемлемо жить – обесчещенной/ым
○ НАШЕ самолюбие защищает НАС от унижения НАШЕГО достоинства
○ НАШЕ самолюбие дает НАМ право на самоуважение и возможность гордиться собой
○ МЫ гордимся собой
○ НАШЕ достоинство унижают
○ МЫ имеем право на самоуважение
○ МЫ уважаем себя
○ «жить в обществе и быть свободным от самолюбия нельзя»
○ МЫ не свободны от самолюбия
○ От воспаления самолюбия не гарантирован никто
○ Достоинство спокойно и терпимо
○ Самолюбие истерично и деспотично
○ Необходимость защищать достоинство унизительна и уязвляет самолюбие
○ НАМ необходимо защищать достоинство
○ Стерпеть обиду – потерять достоинство: так говорит самолюбие
○ МЫ терпели обиду
○ МЫ теряли достоинство
○ Публичное или демонстративное оскорбление – социальная смерть…
○ НАС публично/демонстративно оскорбляли
○ НАС оскорбляли лично
○ Терпеть зло или лишения – унизительно, стыдно; это значит смириться с собственной «второсортностью»
○ МЫ терпели зло или лишения
○ МЫ смирились с собственной «второсортностью»
○ Чинить зло и лишения другим – конечно же плохо, но к самолюбию это мало имеет отношения, а то и, скорее, может самолюбию льстить; тут важен масштаб… Что за величие, которое боялось бы быть жестоким!
○ МЫ чинили зло/лишения другим
○ Это льстило НАШЕМУ самолюбию
○ МЫ боялись быть жестоким
○ МЫ не боялись быть жестоким
○ Отвечать на обиды – значит унижаться до них, ронять достоинство, низводя его до самолюбия. «Абсолюту достоинства» не претит, как известно, и «подставить другую щеку».
○ МЫ отвечали на обиды
○ МЫ роняли достоинство, низводя его до самолюбия
○ МЫ «подставляли другую щеку»
○ Есть в лишениях свое благородство – бедный, как минимум, не присвоил того, что по божьему (неформальному) суду должно принадлежать другим, ибо им нужнее
○ МЫ запрещали себе присвоить что-либо, так как считали, что это должно принадлежать другим
○ Всякую свою услугу самолюбивый воспринимает либо как одолжение, либо как свое унижение, – почему он что-то кому-то должен? Он выше или ниже? Потому и просьбы к самолюбивому должны быть униженными.
○ МЫ воспринимали нашу услугу как одолжение
○ МЫ воспринимали нашу услугу как своё унижение
○ МЫ считали: «почему МЫ что-то кому-то должны?»
○ МЫ считали, что ничего никому не должны
○ Щелчки по НАШЕМУ самолюбию превращаются в удары, если обнаружить перед другими, что они достигли цели
○ Самолюбие – сравнивает, значит, смотрит на себя чужими глазами.
○ МЫ сравнивали себя с другими
○ МЫ смотрели на себя чужими глазами
○ МЫ смотрели на что-либо/кого-либо чужими глазами
○ МЫ сравнивали людей между собой
○ В просьбе нет унижения, а есть доверие; правда, достойный редко просит о том, что может сделать сам. А уж с услужающими ему по профессии достойный деликатен особенно, – он им благодарен
○ МЫ не позволяли себе просить о том, что могли сделать сами
○ МЫ были особенно деликатны с кем-либо, услужающим НАМ
○ МЫ не признавались в обидах
○ МЫ закрывали глаза на обиды
○ МЫ не подавали виду, что обиделись/обижены
○ МЫ не позваляли себе признать торжество обидчика
○ Если НАШЕ самолюбие не поднималось таким образом до достоинства, то, напротив, легко превращалось в низость – во мстительность: затаить зло и затем укусить по гадючьи внезапно, и чтобы неясно, за что
○ НАШЕ самолюбие превращалось во мстительность
○ МЫ мстили внезапно и неясно за что
○ Низостью НАШЕ самолюбие восстанавливает, как ему кажется, справедливость
○ НАМ казалось, что низостью МЫ восстанавливаем справедливость
○ НАШЕй местью МЫ восстанавливали справедливость
○ Мстительность – самое отталкивающее проявление самолюбия; это злобное самолюбие
○ Умение стать выше обиды – это и есть умение становиться на почву достоинства
○ МЫ становились выше обиды
○ Самолюбие, отстаивая достоинство, тем самым его роняет (обнаруживает урон)
○ МЫ, отстаивая достоинство, тем самым его роняли
○ Честь, с её жесткими правилами отстаивания достоинства, превращает выходки самолюбия чуть не в святой долг и тем самым как бы избавляет их от этого прирожденного клейма ничтожества
○ НАША честь превращала выходки НАШЕГО самолюбия в святой долг
○ НАМ «жалко», то есть стыдно и смешно, быть обиженным; особенно, если во всем прав и есть на что обижаться
○ «Призвать к барьеру» хотя бы из-за ерунды – обижаться по правилам – может и возмутительно, но уж жалким или смешным не покажется никому
○ НАШЕ достоинство проявлялось вопреки самолюбию
○ Самолюбия не лишен практически никто, даже из тех, кто понимает его суетность
○ Высшее проявление достоинства – «умение проигрывать», признать превосходство другого в том, в чем хотел бы превосходить других сам; ни в одном из своих достоинств нельзя полагать всего своего достоинства!
○ МЫ «умели проигрывать»
○ МЫ признавали превосходство другого в том, в чем хотел бы превосходить других сам
○ МЫ умели прощать
○ МЫ великодушно разрешали другому иметь низкое мнение о НАС
○ Достоинство выше чести, оно не социального, а глубоко личного (если угодно – божественного) происхождения
○ НАШЕ самолюбие несло ущерб
○ НАШЕ самолюбие задевал понесённый ущерб
○ НАШЕ достоинство мерится нашими обладаниями
○ Потому нечаянные обиды так же непростительны, как и сознательные
○ Именно неумышеленное и бьет всего больнее
○ Недооценка НАС задевала НАШЕ самолюбие
○ Кто-либо верил, в наши малые данные столь искренне, что и не скрывал этого от НАС, будто МЫ эту веру должны сами разделять
○ Ни убыли, ни прибыли ничего для достоинства не значат, никакой понесенный ущерб сам по себе никак задеть достоинство не может
○ Понесённый ущерб не задевал НАШЕ достоинство
○ Понесённый ущерб задевал НАШЕ достоинство
○ Нечаянные обиды – не обиды вовсе
○ Недооценка – обида именно нечаянная; оценка и вообще есть личное дело оценивающего
○ Что до обид сознательных, то есть оскорблений, то их – как марающих в первую очередь самого нападающего – следует, до последней возможности, презирать
○ МЫ презирали того, кто оскорблял НАС
○ МЫ, попирая собственное достоинство, вдруг обнаруживали судорожное самолюбие (как проститутка в телерепортаже, спокойно принимая все унизительные эпитеты в свой адрес, вдруг возмутилась на какое-то замечание: «я не дешевая!»)
○ НАШЕ самолюбие, от неумеренного сжатия, вдруг взрывалось – как пар в котле
○ Под нашим самолюбием – достоинство
○ Подавляемое самолюбие выявляло в НАС / стимулировало НАШЕ чувство собственного достоинства
○ Падая МЫ поднимались
○ Низкая оценка в чужих глазах раскрывает собственные глаза на истинные ценности и явнее делает абсолют. «Я – человек (и это больше, чем «большой» человек)».
○ Можно отобрать жизнь, но не ее достоинство
○ Даже когда МЫ сами предавали НАШЕ достоинство, люди достойные продолжали чтить его в НАС
○ На Вы следует обращаться и к преступнику
○ Лишить достоинства человека невозможно, но чувство достоинства можно травмировать, превратив в больное – в самолюбие
○ НАШЕ чувство собственного достоинства травмировали
○ НАШЕ чувство собственного достоинства превращалось в самолюбие
○ МЫ жертвовали, из какого-то интереса, собственным достоинством
○ Приниженность – это та скромность, которая оказывается паче гордости
○ НАШЕ подавляемое достоинство восстанавливало себя через невозможное
○ НАШЕ подавляемое достоинство превращалось заискивающее самолюбие: пусть тот, кто мое достоинство узурпировал, хотя бы оценит и наградит…
○ Себялюбие – это не самолюбие, скорее напротив: себялюбие готово подвергать самолюбие и некоторым испытаниям, лишь бы что-то выгадать (это называется, например, НАСтырностью; «плюнь в глаза» и т.д.)
○ НАШЕ себялюбие подвергало самолюбие испытаниям
○ НАМ, даже и в борьбе за свои преимущества, главное все- таки – доказать себе и другим, что МЫ их заслуживаем: себя уважать
○ НАМ главное – сами преимущества
○ Себялюбие – прямая противоположность чувству собственного достоинства
○ НАШЕ достоинство выражается как уважение к тому в НАС, что достойно уважения, и признание права за всем в себе, что не несправедливо
○ МЫ предпочтение во всем себя без разбора (пусть ничтожное, да мое) и были готовны себе потакать
○ В НАС есть определенное презрение к себе
○ Самовлюбленность, как всякая влюбленность – это нежность (к себе), обожающая и за недостатки
○ МЫ проявляли самовлюблённость
○ МЫ испытывали нежность к себе
○ МЫ обожали себя и за недостатки
○ НАШЕ самолюбие есть любовь требовательная, оно должно доказать Я и миру, что недостатков нет
○ МЫ должны были доказать себе/миру/кому-либо, что в НАС недостатков нет
○ МЫ испытывали жажду самоуважения
○ МЫ боролись за высокое мнение о себе в своих/чужих глазах
○ У НАС было высокое мнение о себе без всякой борьбы
○ Чувство собственного достоинства вне всяких «выше» и «ниже»
○ НАШЕ достоинство вытекает не из самомнения, а из самоосознания; не из чувства своей исключительности, а, скорее, из чувства своей уникальности, равной уникальности всякого другого
○ МЫ ощущали чужие преимущества или превосходства как личное оскорбление
○ МЫ страдали самолюбием, меряя преимуществами и превосходствами само достоинство
○ НАШЕ самолюбие не может быть свободным от этих мук – оно не может не сравнивать, то есть не завидовать, и не может не терзаться, ведь кому-то всегда везет больше
○ НАМ было унизительно и чувствовать зависть, но и не чувствовать ее нельзя
○ МЫ делили зависть на хорошую и плохую: хорошая – та, что заставляет НАС, проглатывая унижение, тянуться за удачливыми и так подниматься самому, плохая же – что заставляет НАМ мстить, стаскивать вниз других
○ НАШЕ достоинство не сравнивает, оно выше зависти
○ Никакие личные превосходства не могут заставить НАС уважать себя больше, чем просто уважать (естественные для НАС наши добродетели, как все естественное, не кажутся НАМ заслугой и не ждут признания)
○ «Беден, но с достоинством»
○ Для самолюбия бедность (не-влиятельность, не-почитаемость) -- проблема.
○ МЫ были готовы платить любую цену за свое установленное достоинство среди других
○ Никто не смеет быть свидетелем НАШЕй слабости и колебаний
○ НАШЕ самолюбие заставляет НАС быть физически смелым
○ Худший порок – не физическая трусость (это просто слабость), а низость, рабство – сознательная готовность ценой достоинства что-то у власти выгадывать
○ То, что называют гражданским мужеством – обычное следствие чувства личного достоинства
○ НАШЕ самолюбие само бывает трусливым, робким, и это называется – застенчивость -- что-то напоминающее скромность.
○ Больше, чем иных крупных трудностей, МЫ боялись мелких неловкостей – сценок, где впросак попадает самолюбие
○ Заняв чье-то внимание и время своей персоной, МЫ нечаянно переоценивали его отношение к НАМ
○ Глубокое, ничего не желающее для своего Я от других достоинство – вот скромность в своем НАСтоящем, подлинном смысле
○ МЫ ничего не желали для своего Я от других
○ МЫ боялись нечаянно вторгнуться в сферу чужой воли, чужого достоинства
○ НАША скромность проявляет своего рода застенчивость и даже попадает нередко впросак – потому что контактировать, не прикасаясь и не занимая другого собой, невозможно
○ МЫ принимали выработанные средой стандартные шкалы достоинств и оценивали себя через них
○ НАМ, как уважающему себя (самолюбивому) индивиду остается лишь сравнивать себя с другими и тянуться все выше и выше
○ «Достоинство» есть сокращенное «личное достоинство»
○ Ему некуда тянуться – надо лишь, именно, уважать себя
○ НАШЕ личное достоинство обнаруживает наши собственные несравниМЫе шкалы ценностей, в которых оно мерит достоинства других
○ НАШЕ достоинство всего более ценит его непохожее, свое
○ Молодость – естественная пора эксцессов самолюбия, – амбициозности и застенчивости
○ МЫ в коллективе людей волей-неволей принимали наличные уставы и ценности, оценивали себя чужими глазами
○ МЫ еще ничего не значим, только хотим значить, и оттого застенчивы
○ Чуя в себе молодые силы и замечая на всех завидных местах людей стареющих и со множеством смешных возрастных недостатков, МЫ были амбициозны – питали «большие надежды»
○ Жизнь жестоко колотила НАШЕ самолюбие, указывала НАМ НАШЕ место и заставляла смириться
○ Эта забитость-смирение называется опытом или зрелостью
○ Любовь – взаимное примеривание достоинств-цен, борьба самолюбий
○ Кто любит больше, стоит меньшего, и этого нельзя показывать
○ Неразделенная любовь унизительна
○ Любовь – весь абсолют человеческого достоинства, явленный НАМ в одном конкретном человеке
○ Кто любит больше, тому большее в любви открылось
○ Неразделенная любовь, безусловно, возвышает
○ Будучи женщиной, НАШЕ неспокойное и нервное самолюбие представляло собою весь женский характер, по меньшей мере все изъяны женского характера
○ НАШЕ неспокойное и нервное самолюбие представляло собою весь наш характер, по меньшей мере все его изъяны
○ Того, что действительно ненароком уязвило НАШЕ самолюбие и за что МЫ мстим, МЫ не назовём / не признаем
○ Всякое замечание в адрес НАШЕГО произведения царапало или ранило прямо нашу душу
○ Достоинство пола не имеет; как не имеет оно ранга
○ Но пол «слабый» достоинство превращает, во всех смыслах (не только в физическом) в пол прекрасный (без кавычек)
○ Может быть, спокойное человеческое достоинство в женщине и есть – сама женственность
○ НАШЕ самолюбие предъявляет к НАШЕМУ Я кучу удивительных и ничтожных требований
○ НАШЕМУ самолюбию нужно всё, чего у него нет
○ НАШЕ самолюбие по-своему (как бы из принципа) алчно
○ Обладание материальными благами обретает для НАШЕГО самолюбия какой-то квазиморальный смысл (это видно бывает уже по набору этих благ – не то что хочется, а «все как у людей»)
○ Уступать – оскорбительно, нестерпимо
○ НАМ было нестерпимо
§ не прочесть того, что кто-то читал
§ не иметь чего-то, что имеют другие
§ проиграть в шашки/ шахматы/ карты/ любую другую игру
§ позволить другому попрощаться и уйти первому
§ и т.д. и т.п.
○ НАС все притесняли / либо НАМ так казалось
○ Самолюбие – утрата масштаба достоинства
○ Абсолют достоинства распадался в НАС на бесконечность бесконечно мелких и жалких требований к себе, для себя
○ Включая высший долг оставаться собою, НАШЕ достоинство (моральное достоинство) предъявляет к НАМ лишь нравственные требования
○ Достоинство по-своему (без самомучительства) аскетично
○ Из внешних благ НАМ особенно дорога независимость
○ МЫ добывали независимость отказом от материальностей
○ У НАС были требования – не для, а от себя
○ НАШЕ достоинство готово уступить всё что угодно
○ Если НАШЕ достоинство вообще может быть как-то измерено – то именно способностью жертвовать, добровольно отдавать, уступать первенство и т.п.
○ НАШЕ высшее достоинство способно великодушно смириться даже и с зависимостью
○ Мера самолюбия – это мера ничтожества (даже, бывает, и в великом человеке)
○ Достоинство – это великодушие (умение становиться выше собственных и чужих слабостей)
○ Любая обнаруженная слабость не унижала, а чуть ли не возвышала НАС, если МЫ проявляли при том достоинство
○ Явнее всего НАШЕ малодушие сказывается в неумении с юмором взглянуть на самого себя и страхе насмешки
○ В НАШЕМ умении «первым посмеяться над собой» и полном презрении к НАСмешкам других (когда они злы) сказывается именно оно, – величие души, достоинство
○ Достоинство не даст родиться в НАС неприязни к тому хорошему, чего МЫ не понимаем
○ Все духовное, что НАМ действительно нужно и важно, НАМ тем самым доступно
○ А если что в этом духовном и покажется НАМ до конца не постижимым, это чувство будет – восторгом, чувством святого
○ МЫ ценили социально-иерархические достоинства: силу, влияние, в широком смысле собственность – то, чем МЫ обладаем: имущество, здоровье, способности, красота... все то, что заставляет других ценить НАС, дорожить нами, уважать НАС или, может быть даже, бояться
○ Хорошо, когда МЫ другим нужны, а они НАМ не слишком, – баланс должен быть в нашу пользу
○ МЫ были способны вызывать любовь
○ МЫ умели становиться выше жалости, которая будто ставит НАС на одну ступеньку с тем, чего (кого) жалко
○ Если и жалеть, так уж презирать
○ МЫ были готовы неотступно добиваться лучшего, не особо задумываясь даже о справедливости
○ Большие запросы, как признак самоуважения – уже достоинство
○ МЫ умели не выдать слабость (самообладание – «лопни, но держи фасон»)
○ НАШЕ достоинство ценит те достоинства, что позволяют НАМ представлять собою что-то вне иерархий, вне власти, влияния и собственности; те, другими словами, что останутся, если МЫ потеряем все -- все достоинства, выражающие нашу способность дорожить чем-то ради него самого; иметь что-то такое, что было бы важно бескорыстно
○ МЫ были способны любить, а главное жалеть, то есть любить не для себя
○ МЫ умели презирать презрение, которым общепринятость встречает всякую слабость и одно из проявлений слабости – доброту
○ НАША воля к справедливости НАСтолько сильнее всякой другой воли (желания), что её иногда трудно отличить от жертвенности
○ У НАС была «самоидентичность» – искренность, отсутствие масок, подлинность, не-боязнь себя обнаружить
○ Жалостью унижают; жалеют жалких
○ НАШЕ самолюбие/гордость не приемлет жалость
○ Сочувствие – драгоценнейший дар, который может человек принести ближнему
○ НАША мечта – быть аристократом (по рождению); чтобы наличием у себя каких-то достоинств и заслуг не нужно было доказывать свое право на хорошее место в иерархии, «трудом себе доставлять независимость и честь»
○ Происхождение было для НАС высшим из «природных данных», ведь оно избавляло от унизительной необходимости гнуть спину на других, а следовательно, и от нужды в особых умениях-талантах
○ Талантами должны дорожить плебеи
○ Достоинство дано фактом рождения, а не особых достоинств, например, одаренности
○ Достоинство никак не соизмерено с местом в иерархии
○ Природа и случай распределяют свои дары неравномерно
○ Дар есть и обязанность -- «кому много дано, с того много и спросится»
○ НАШЕ самолюбие укреплялось на каких-то, кажущихся ему самому завидными, позициях и вело себя там наподобие «царя горы»
○ НАША скромность, ни с кем не соревнующаяся за места и блага или, буде они имеются, остаётся неизменной
○ Какое бы незавидное место под солнцем МЫ ни занимали, МЫ чувствуем себя со всеми равным и это в НАС кажется гордостью 
+5
20:41
1060
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...