Экзистенциальные страхи

Аспекты

по главе из книги Юрия Щербатых: "Избавиться от страха? Это просто!"

Время чтения:
3 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
МЫ имели страхи, связанные не с какими-то конкретными жизненными событиями, а с самой сущностью человека.
Большую часть своих страхов МЫ создавали сами своей фантазией и воображением.
НАШИ страхи были спрятаны в глубине подсознания и не всегда осознавались.
Из-за своей глубины и неконкретности НАШИ страхи не поддавались полному искоренению.
С этими страхами МЫ могли жить сколь угодно долго
МЫ значительно уменьшали НАШИ страхи приемами рациональной или поведенческой терапии, снижали их уровень до приемлемых величин.

МЫ испытывали следующие страхи:
• Страх перед временем.
• Страх перед пространством.
• Страх перед непознаваемостью жизни.
• Страх перед собой.

Страх перед пространством принимал у НАС различные формы
МЫ испытывали страх перед замкнутымпространством, открытым пространством и страх темноты.
Страх перед временем принимал у НАС форму страха перед неизвестностью будущего и страха перед смертью.
Страх перед жизнью принимал у НАС форму страха:
- перед непонятностью и огромностью окружающего мира, в котором приходится жить
- перед таинственными и загадочными явлениями
- перед бессмысленностью жизни.

Страх перед собой принимал у НАС формы:
- непонимания себя
- непонимания своих подсознательных мыслей
- страх перед своими возможными поступками
- страха потерять контроль над собой
- страх сойти с ума.

МЫ находились под влиянием противоположных потребностей.
МЫ стремились осваивать новые пространства, путешествовать в другие города и страны, менять место работы или район проживания.
Противоположная потребность держала НАС на месте, пугая неизвестностью и опасностью перемен.

МЫ испытывали страх перед новизной и необходимостью выйти за пределы обжитого пространства.
МЫ стремились к неизменности и порядку
МЫ испытывали беспокойство и страх перед всем новым и неизведанным, перед неопределенностью планов и вечной изменчивостью НАШЕЙ жизни.
МЫ испытывали страх свободы.
НАМ было комфортно в обжитом замкнутом мирке, среди привычных вещей и узкого круга знакомых людей.
Свобода воспринималась НАМИ как тяжелая ноша, от которой хотелось поскорее избавиться.
Данная тенденция принимала у НАС форму агорафобии — боязни открытого пространства.
МЫ боялись выходить на улицу, переходить площадь, оказаться в людном месте и т. д.
Когда что-либо изменялось, МЫ расстраивались, становились беспокойными, испытывали страх, пытались отделаться от изменений, уменьшить или ограничить их, а если они происходили — помешать им или преодолеть их.
МЫ боялись, что без постоянного НАШЕГО и постороннего контроля может наступить угрожающий НАМ хаос
МЫ боялись, что для наступления ужасающей неупорядоченности достаточно лишь немного расслабиться, отпустить вожжи, стать более открытыми чужим влияниям и более податливыми.
МЫ боялись совершить первый шаг
МЫ представляли себе бесчисленные последствия этого поступка.
МЫ стремились достичь большей власти, приобрести больше знаний и навыков, чтобы предотвратить возникновение нежелательного и непредвиденного
МЫ жили по принципу «а что будет, если…»
МЫ отвергали все возможные варианты поведения
НАША повышенная осторожность и предусмотрительность не находила применения в жизни
Повторная проверка того, закрыт ли кран, заперта ли после выхода из квартиры дверь, отнимала у НАС много времени и ограничивала НАШИ жизненные возможности.
НАШИ попытки не выполнить навязчивые желания или прервать навязчивые мысли и действия вызывали у НАС чувство беспокойства и страх.

МЫ испытывали страх перед ограничением НАШЕЙ свободы
Свобода являлась для НАС главной жизненной ценностью.
МЫ легко меняли места работы, брачных партнеров
МЫ обожали путешествовать
НАС пугало:
- любое ограничение НАШЕЙ независимости
- жесткие обязательства
- тесные комнаты.
МЫ были самостоятельны и энергичны личностей, наделенные амбициями и воображением
МЫ плохо переносили известную наперед рутину будней.
МЫ считали, что никогда не будем работать бухгалтером, налоговым инспектором или рабочим на конвейере, какую бы зарплату НАМ не сулили.
МЫ плохо переносили различные регламенты, инструкции и предписания
МЫ в любое дело старались внести собственные нововведения.
НАС пугала одна мысль о том, что НАМ нужно будет делать какое-то дело одним и тем же образом в течение длительного времени.
МЫ попадали в замкнутое пространство, из которого по воле обстоятельств какое-то время не могли выйти
У НАС развивалась клаустрофобия.
У НАС было удушье, сердечный приступ, обострение другого заболевания, которое совпало с временным нахождением в замкнутом пространстве.

МЫ испытывали «страх в темноте»
МЫ испытывали «страх темноты».
МЫ боялись не темноты, а того, кого можно в ней встретить.
НАШИ были органы чувств плохо приспособлены к жизни в условиях пониженной освещенности
НАШЕ зрение в темноте становилось бесполезным.
НАШ мозг не терпел «половинчатой» информации и старался «заполнить» недостающие компоненты элементами прошлого опыта.
При отсутствии света у НАС разыгрывалось воображение
МЫ начинали видеть опасность там, где ее нет.
Без света МЫ чувствовали себя изолированными от общества и НАС охватывало чувство незащищенности.
НАШ страх темноты складывался из двух составляющих: врожденной, полученной от предков, и приобретенной, полученной из жизненного опыта.

МЫ одновременно хотели и новизны и безопасности
МЫ понимали, что получить и то и другое одновременно — сложно.
НАМ приходилось чем то пожертвовать.
НАШ страх перед неизбежностью и неумолимостью времени принимал различные формы.
МЫ испытывали страх перед неизвестностью, которая ожидает НАС впереди.
Это чувство утихало при накатанном привычном образе жизни, и обострялось в экстремальных ситуациях
Страх являлся НАШЕЙ платой за способность прогнозировать свою жизнь и строить планы на будущее.
К НАМ вслед за надеждой являлся страх.
Причиной НАШИХ надежды и страха было неуменье приноравливаться к настоящему и привычка засылать НАШИ помыслы далеко вперед.
Предвидение, величайшее из данных человеку благ, оборачивалось НАМ во зло.
НАС мучило и будущее, и прошедшее.
Память возвращал НАС к пережитым мукам страха
Предвиденье предвосхищает для НАС муки будущие
МЫ начинали бояться будущих несчастий задолго до того, как они действительно НАС настигали, и этими страхами портили себе жизнь.
НЕ было явных признаков, предвещающих недоброе, но МЫ придумывали мнимые или толковали к худшему слова, которые можно было понять двояко, или преувеличивали чью-нибудь обиду.

МЫ имели страхи собственных мыслей и желаний, если они шли вразрез с имеющимися у НАС моральными установками.
НАШЕ сознание оказывалось между прессом бессознательного, стремящегося выжить в этом мире и оставить максимальное количество потомства, и давлением со стороны общества, которое пытается втиснуть поведение каждого человека в жесткие рамки морали и законов.
У НАС возникал внутренний конфликт 
+8
03:34
1705
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...