Раба любви 1

Аспекты

По книге Норвуд Робин "Надо ли быть рабой любви?"
Похоже на Синдром Монро, но с еще большим упором на то, почему мы любим не так и не того, мягко говоря. Х...ей всякой маемся. Прото для девочек. У мужчин, по мнению автора ,те же травмы по другому вылазят. ХЗ. Первая глава
ВЫ ЛЮБИТЕ МУЖЧИНУ, КОТОРЫЙ ВАС НЕ ЛЮБИТ 

Время чтения:
6 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
-Любовь для НАС означала страдание
-МЫ любили слишком сильно.
-Большая часть НАШИХ разговоров с близкими друзьями и подругами была посвящена любимому - его проблемам, его мыслям, его чувствам
-МЫ объясняли задумчивость, плохое настроение, безразличие или агрессивность любимого проблемами, связанными с несчастным детством
-МЫ пытались стать лечащим врачом, психологом для любимого
-НАМ не нравились многие из основных черт характера, ценностей, способов поведения НАШЕГО любимого
-МЫ мирились с этим
-МЫ думали, что если МЫ станем достаточно нежными и привлекательными, то НАШ любимый захочет измениться ради НАС
-НАШИ взаимоотношения с любимым создавали угрозу НАШЕМУ эмоциональному благополучию, безопасности, здоровью
-МЫ были уверенных в том, что именно такими и должны быть интимные отношения.
-Это было повторяющейся темой в НАШЕЙ жизни.
-МЫ были столь одержимы проблемами НАШЕГО любимого и взаимоотношений с ним, что были не способны продолжать нормальную жизнь и деятельность.
-МЫ находили равнодушных или даже опасных партнеров.
-НАМ было трудно порвать с партнером, даже когда МЫ понимали, что он не удовлетворяет НАШИ потребности.
-НАШЕ "любить" превращалось в "любить слишком сильно"
-НАШ партнер НАМ не подходил
-НАШ партнер был безразличен или недоступен
-НАШЕ желание любить, НАШЕ стремление к любви становилось болезненным пристрастием.
-МЫ были "наркоманкой" по отношению к мужчинам.
-МЫ не признавали остроту проблемы
-МЫ испытывали одержимую увлеченность мужчиной
-Корень НАШЕЙ одержимости лежал не в любви, а в страхе.
-МЫ были полны страхов: страха остаться одной, страха оказаться недостойной и нелюбимой, страха быть отвергнутой, покинутой или уничтоженной.
-МЫ делились любовью в отчаянной надежде на то, что мужчина - предмет нашей одержимости - позаботится о НАС и избавит НАС от страхов.
-НАШИ страхи и НАША одержимость усиливалась
-Потребность давать любовь, чтобы получить взамен то же самое, становилась ведущей силой в НАШЕЙ жизни.
-НАША стратегия в очередной раз не срабатывала и мы начинали любить еще сильнее.
-МЫ бессознательно воссоздавали и переживали заново важные аспекты НАШЕГО детства.
-У НАС была потребность в превосходстве и одновременно в страданиях
-Переживания детства оказывали влияние на схему НАШЕГО отношения к мужчинам в зрелом возрасте.
-МЫ развивали в себе предпочтение к сложным взаимоотношениям
-НАШИ взаимоотношения с мужчинами разрушительно влияли на НАШУ жизнь,
-МЫ были склонны отрицать слишком мучительное или угрожающее НАМ знание о самих себе.
-МЫ реагировали с пониманием и симпатией на страдания других людей, оставаясь невосприимчивыми к собственным страданиям.
-Схемы НАШЕГО поведения сформировались в раннем возрасте и практиковались много лет
МЫ не могли принять того факта, что мужчина не хочет НАШЕГО общества.
НАШИ мужчины не могли полюбить НАС и МЫ объясняли это чем-то, что МЫ сделали и наоборот, не сделали.
МЫ связывали любовь со страданием.
МЫ были безрассудно увлечены мужчиной и называли одержимость любовью
МЫ позволяли одержимости контролировать НАШИ эмоции и поведение, понимая, она негативно влияет на НАШЕ здоровье и благополучие
Мы не находили в себе сил покончить с одержимостью.
МЫ мерили степень своей любви глубиной своих мучений.
МЫ были не способны различить, что для НАС хорошо, а что плохо.
Люди и ситуации, которые другим показались бы опасными, неудобными или разрушительными, не внушали НАМ тревоги
У НАС не было способа реалистично оценивать их.
МЫ не доверяли своим чувствам и не позволяли им вести НАС.
НАС неудержимо влекло к драмам, интригам и жизненным вызовам, которых другие люди с более здоровым и благополучным прошлым пытаются избегать.
Из-за этого влечения МЫ получали еще более глубокие травмы
НАС тянуло к повторению ситуаций, пережитых в детстве
МЫ росли в неблагополучной семье, где НАШИ эмоциональные потребности не удовлетворялись.
МЫ получали в детстве мало настоящего тепла и ласки
МЫ старались удовлетворить свою потребность опосредованно, становясь чрезмерно нежной и заботливой - особенно по отношению к мужчинам, которые вроде бы нуждаются в этом.
МЫ не смогли изменить родителей и добиться от них тепла и ласки
МЫ остро реагировали на знакомый НАМ тип эмоционально недоступного мужчины.
МЫ пытались изменить его своей любовью.
Страшась ухода любимого, МЫ были готовы на все, чтобы сохранить взаимоотношения от распада.
Для НАС не было ничего слишком неприятного, слишком дорогостоящего или отнимающего слишком много времени, если это могло "помочь" НАШЕМУ мужчине
МЫ привыкли к отсутствию любви в личных отношениях
МЫ были готовы ждать и надеяться
МЫ все упорнее старались порадовать своего мужчину.
МЫ были готовы взять на себя большую долю ответственности и вины за случившееся во взаимоотношениях.
НАША самооценка, держалась на критически низком уровне.
Внутренне МЫ не верили, что заслуживаем счастья
МЫ считали, что должны заслужить право наслаждаться жизнью.
МЫ были с детства неуверенны в себе
МЫ испытывали отчаянную потребность контролировать своего мужчину и свои отношения с ним.
МЫ маскировали свои усилия контролировать людей и ситуации желанием "быть полезной".
Во взаимоотношениях с мужчинами МЫ гораздо теснее были связаны со своей мечтой о том, как все могло бы сложиться, чем с реальной ситуацией.
МЫ питали болезненное пристрастие к мужчинам и к эмоциональным страданиям.
МЫ были эмоционально и биохимически предрасположены к зависимости от наркотиков, алкоголя и/или определенной пищи, особенно от сладостей.
Сближаясь с людьми, чьи проблемы требуют решения, или попадая в хаотичные, неопределенные и эмоционально мучительные ситуации, МЫ избегали мыслей об ответственности за НАШУ личную жизнь.
У НАС были периоды депрессии, которые МЫ пытались предупредить с помощью нервного возбуждения, возникающего при нестабильных взаимоотношениях.
НАС не привлекали добрые, надежные, стабильные, интересующиеся НАМИ мужчины.
МЫ считали таких "славных парней" и отнашения скучными.
НАС влекло к мужчинам, которые по той или иной причине были эмоционально недоступны для НАС.
МЫ хотели взять на себя большую долю ответственности за начало и поддержание НАШИХ взаимоотношений с мужчиной
НАШ партнер наносил тяжелый удар по НАШЕМУ хрупкому представлению о себе, и МЫ начинали героически восстанавливать НАШЕ достоинство
МЫ пытались вытянуть из НАШЕГО любимого знаки внимания.
МЫ имели готовность принять на себя всю вину за разрыв отношений
МЫ были неспособны реалистично оценить ситуацию и позаботиться о себе, когда отсутствие взаимности становилось очевидным.
МЫ придавали мало значения собственной личности в любовных отношениях с партнером.
МЫ тратили свою энергию на изменение партнера и его чувств к себе с помощью отчаянных манипуляций
МЫ не могли принять мужчину таким, каким он был на самом деле - мужчиной, безразличным к НАШИМ чувствам и к отношениям с НАМИ.
Пока вина лежала на НАС, у НАС оставалась и надежда, что когда-нибудь МЫ изменимся достаточно сильно, чтобы изменить отношение к себе.
МЫ брали вину на себя, фактически утверждая этим, будто имеем власть над ситуацией: МЫ думали, что если МЫ изменимся, то страдания прекратятся.
Обвиняя себя, МЫ цеплялись за надежду понять, что МЫ сделали неправильно, и исправить ошибку.
НАС влекло к человеку, с которым МЫ могли воссоздать эмоциональный климат НАШИХ отношений с отцом.
НАШИ романы были для НАС возможностью завоевать так и не обретенную любовь отца.
МЫ были изголодавшиеся по любви и одобрению, знакомые с безразличием, но не умеющие распознать его
МЫ любили мужчину и хотели заставить его полюбить НАС.
МЫ старались быть безупречной
МЫ чувствовали, что не можем предложить ничего хорошего НАШЕМУ любимому
МЫ были сами себе противны.
Пристрастный аспект НАШЕГО поведения был подобен болезненной тяге к наркотикам.
В начале каждой связи у НАС был "полет" - чувство эйфории, восторга
МЫ верили, что НАША глубочайшая потребность в любви, внимании и эмоциональной безопасности наконец-то будет удовлетворена.
МЫ становились все более зависимыми от мужчины и своих взаимоотношений с ним.
Подобно наркоману, которому требуется все более сильная доза по мере того, как действие наркотика на его организм ослабевает, НАМ приходилось тратить все больше энергии на укрепление взаимоотношений, приносивших НАМ все меньшее удовлетворение.
Пытаясь сохранить то, что когда-то казалось таким чудесным и многообещающим, МЫ рабски преклонялись перед своим мужчиной.
МЫ просили у мужчины большей близости, большей уверенности, большей любви, получая все меньше и меньше.
Чем хуже становились отношения, тем труднее НАМ было покончить с ними из-за остроты НАШЕЙ потребности в любви.
МЫ сами не могли остановиться.
Отец оставался самым важным мужчиной в НАШЕЙ жизни.
Во взаимоотношениях со всеми привлекательными для НАС мужчинами МЫ фактически обращались к отцу
МЫ упорно пытались завоевать любовь человека, который не мог дать НАМ любви из-за собственных проблем.
МЫ испытывали подсознательное побуждение воссоздать мучительную ситуацию и на этот раз овладеть ей.
МЫ искали недостающее в НАШЕЙ жизни не там, где была какая-то надежда найти его, а там, где НАМ было легче всего искать.
МЫ росли в неблагополучной семье, где НАШИ эмоциональные потребности не удовлетворялись.
НАШИ чувства и ощущения во многом отрицались или игнорировались, не встречали понимания и подтверждения.
НАША потребность в нежности игнорировалась или удовлетворялась в недостаточной степени.
МЫ жаждали любви, не зная, следует ли НАМ доверять этому чувству, и фактически считая себя недостойным любви.
НАС влекло к мужчинам, олицетворяющим ту борьбу, которую МЫ вели .с родителями, когда пытались быть достаточно хорошими, любящими, умными и полезными
МЫ добивались любви, внимания и одобрения тех, кто не мог НАМ их дать, поскольку был слишком поглощен собственными заботами.
Любовь, внимание и одобрение было НАМ нужны только если МЫ добивались их от мужчины, поглощенного своими заботами и проблемами.
МЫ надеялись, победив в борьбе, приобрести все то, чего так долго добивались.
МЫ считали, что если НАШИ усилия пропадают впустую и мы остаемся несчастными, значит, МЫ недостаточно старались.
Мы следили за каждым нюансом поведения партнера в поисках признаков долгожданных перемен.
НАШ отец был безответственным, слабым и ребячливым.
Мы превратились в "псевдовзрослых" задолго до того, как были готовы к грузу ответственности, который налагает взрослая жизнь.
МЫ были довольны тем влиянием, которое МЫ могли оказывать на членов НАШЕЙ семьи и на других людей.
МЫ считали, что ответственность за налаживание хороших отношений целиком и полностью возложена на НАС.
НАШИ партнеры укрепляли в НАС чувство, что все зависит только от НАС.
МЫ верили в то, что обладаем ужасными изъянами и недостатками и должны упорно трудиться над их исправлением.
Мы жили с чувством вины из-за этих воображаемых недостатков и боялись, что они будут обнаружены.
Мы упорно трудились над тем, чтобы казаться окружающим хорошими людьми, потому что сами в это не верили.
МЫ жили в мире фантазий, где мужчина, с которым МЫ несчастны, превращался в мужчину, которым ему следует быть с НАШЕЙ точки зрения
МЫ мало знали о счастье во взаимоотношениях
МЫ имели очень небольшой опыт в удовлетворении своих эмоциональных потребностей
Мужчина, олицетворяющий все НАШИ мечты, был НАМ не нужен
Пристрастное переживание поглощало НАШЕ сознание и как анальгетик приглушало НАШУ озабоченность и страдание.
У НАС было желание постоянного и успокаивающего присутствия партнера
Мы пользовались своей одержимостью любимым мужчиной, чтобы избежать страданий, пустоты, гнева и страха.
Мы пользовались НАШИМИ взаимоотношениями как наркотиками, избегая тех чувств, которые НАМ пришлось бы испытать в одиночестве.
Чем более мучительным становилось НАШЕ общение с мужчиной, тем сильнее оно отвлекало НАС от действительности.
Без мужчины, на котором МЫ могли бы сосредоточить все свое внимание, МЫ замыкались в себе.
МЫ были не способны принимать разумные решения относительно важных аспектов НАШЕЙ жизни
МЫ не знали, кто МЫ такие.
Углубляясь в драматические проблемы, МЫ отказывались заглянуть в себя и выяснить это.
Мы находили нестабильного мужчину волнующим, ненадежного мужчину - вызывающим, непредсказуемого мужчину - романтичным, незрелого мужчину - чарующим, угрюмого мужчину - таинственным.
Если МЫ не любили мужчину слишком сильно, МЫ вообще его не любили. 
+9
00:20
1084
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...