Трудяга

Аспекты

Проработка отношения к труду, работе, деньгам. Всего понемногу. Убираем потихоньку самосаботаж мешающий нормальному производительному труду. 


Время чтения:
13 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
• МЫ находились в рабстве, в плену, в кабале, на воинской службе.
• МЫ были наёмным работником, служащим.
• МЫ трудились за деньги, ради собственного существования.
• МЫ трудились за деньги, но заработанное отдавали другому.
• МЫ трудились под угрозой голода и смерти.
• МЫ трудились чтобы получить оценку, похвалу, моральное поощрение.
• МЫ трудились, чтобы содержать семью.
• МЫ трудились просто так, НАМ было интересно чем-нибудь заниматься.
• НАС заставляли трудиться.
• МЫ заставляли кого-то трудиться.
• МЫ трудились под угрозой физического наказания или уничтожения.
• МЫ трудились под угрозой лишения средств к существованию.
• МЫ трудились под страхом дисциплинарного наказания.
• МЫ трудились под страхом наказания, в любых аспектах.
• МЫ трудились за идею, за коллектив, потому что все так трудятся.
• МЫ вынуждены были трудиться, выполнять какие-либо обязанности для поддержания жизнедеятельности.
• Для НАС труд и существование были равнозначными понятиями.
• У НАС были ежедневные рутинные трудовые обязанности.
• У НАС были негласные договорённости о труде.
• МЫ выполняли домашние обязанности.
• МЫ играли какую-либо роль и выполняли присущие ей трудовые обязанности.
• МЫ занимали какую-либо должность и выполняли присущие ей трудовые обязанности.
• МЫ были заняты монотонным единообразным трудом.
• МЫ были заняты тяжёлым физическим трудом.
• МЫ работали в сложных, некомфортных условиях.
• МЫ работали в опасных для жизни и здоровья условиях.
• МЫ были заняты небезопасным трудом.
• МЫ трудились на кого-то, ради кого-то.
• Другой трудился на кого-то, ради кого-то.
• Другой трудился ради НАС, для поддержания НАШЕЙ жизнедеятельности.
• Другой трудился на НАС, для исполнения НАШИХ желаний, требований, амбиций.
• МЫ осознали/согласились, что НАШ труд приносит НАМ только усталость, страдания, старение.
• МЫ осознали/согласились, что НАШИ усилия не окупаются, не приносят удовлетворительного результата, что НАШИ труды оказываются напрасными, «овчинка не стоит выделки», «игра не стоит свеч».
• МЫ были вынуждены заниматься трудом по причине того, что НАС наказали, отрабатывать, чтобы искупить НАШУ вину трудом.

• МЫ стремились любыми способами избежать труда под принуждением – убегали, притворялись больными, немощными, неспособными к труду, прятались, ослабляли усилия, трудились только для вида.
• у НАС были любые мотивы, аргументы, отговорки, желания, лень, препятствующие тому, чтобы МЫ занимались производительным трудом.
• НАС мотивировали к труду, с помощью обещаний, с помощью психологических манипуляций, манипуляций религиозными, государственными или иными идеями.
• МЫ стремились получить травму, стать неработоспособными, даже стремились умереть, чтобы избежать труда под принуждением.
• МЫ трудились, вынужденно или добровольно, в состоянии усталости, болезни, старости, имея физические травмы.
• МЫ трудились, вынужденно или добровольно, и испытывали при этом физическую боль, упадок сил, моральные или душевные страдания.
• МЫ выполняли поручения, трудились, делали что-либо ради поощрения, похвалы, из чувства ответственности, чувства долга.
• у НАС были родители, которые НАС заставляли трудиться,
• МЫ заставляли себя трудиться ради семьи.
• МЫ находились в ситуации, когда НАША жизнь, смерть, время не зависели от НАС.
• МЫ знали, чувствовали, ощущали, что МЫ являемся собственностью, инструментом.
• НАМ внушали, показывали, демонстрировали (словесно, на примерах, с помощью пыток и унижений, либо ещё как-то), что МЫ ничтожество, что МЫ – рабы, что МЫ должны повиноваться.
• НАМ имплантировали команды, инструкции под гипнозом, в состоянии наркотического или иного опьянения, в состоянии бессознательности.
• МЫ испытывали ненависть, злость, зависть, гнев по отношению к НАШИМ эксплуататорам
• МЫ в результате НАШЕГО труда, усилий, терпения получали только разочарование, боль, усталость, упадок сил, ухудшения здоровья, физические травмы и ничего кроме.
• результаты НАШЕГО труда, стараний, терпения оказывались никому не нужными и МЫ не получали ожидаемого поощрения, награды.
• МЫ остро чувствовали несправедливость, несоответствие затраченных НАМИ усилий и полученной НАМИ награды, ничтожной по сравнению с НАШИМИ потраченными усилиями, трудами.
• МЫ наблюдали как результаты НАШЕГО труда отбираются, изымаются другими, когда МЫ наблюдали как другие пользуются результатами НАШИХ усилий.
• МЫ испытывали как НАШИ эксплуататоры показывают НАМ своё превосходство, ставят НАС ниже, смотрят на НАС свысока, презирают НАС.
• МЫ испытывали желание сбежать из рабства, подчинения, но осознавали что это невозможно.
• У НАС были моменты отдыха, как передышка перед началом работы.
• МЫ мысленно растягивали моменты отдыха, старались лучше отдохнуть, получить удовольствие от отдыха
• МЫ отдыхали и ждали сигнала о начале работы
• МЫ отдыхали и знали, что скоро НАС заставят работать вновь

• МЫ мысленно откладывали время начала работы, желая больше отдохнуть, насладиться сладкими ощущениями жизни без вынужденного труда.
• МЫ мечтали что НАША работа будет когда-то закончена, необходимость трудиться, работать отпадёт.
• Для НАС отсутствие вынужденного труда было равнозначно ощущению свободы.
• Эксплуататоры навязывали НАМ ответственность за НАШ труд, перекладывали ответственность за принятие решений на НАС.
• Эксплуататоры навязывали НАМ дополнительные трудовые обязанности.
• Эксплуататоры навязывали НАМ дополнительные трудовые обязанности под видом особой почести, награды.
• МЫ старались мысленно сузить круг своих трудовых обязанностей
• МЫ сильно снижали темп работы, усилия, если НАШ эксплуататор за НАМИ не следил, отлучался.
• МЫ чувствовали нервное напряжение, когда рядом с НАМИ находился НАШ эксплуататор.
• Состояние нервного напряжения во время выполнения работы было для НАС привычным и естественным.
• МЫ испытывали внутренний конфликт между желанием комфорта и необходимостью работать «здесь и сейчас».
• НАМ были глубоко безразличны интересы эксплуататора.
• МЫ ненавидели НАШЕГО эксплуататора.
• НАМ было безразлично качество выполняемой НАМИ работы.
• НАМ были глубоко безразличны интересы организации в которой МЫ трудились.
• МЫ старались всячески избегать попадания на глаза НАШЕМУ эксплуататору – он мог НАС заставить трудиться, наказать.
• МЫ чувствовали усталость, разбитость после трудового дня.
• МЫ чувствовали нервное истощение, эмоциональную опустошённость, негативные настроения после трудового дня.
• Усталость, ощущения вымотанности, нервного истощения после работы стали НАШИМ привычным состоянием.
• МЫ работали с постоянным ощущением вымотанности, нервного истощения, моральной, эмоциональной и физической усталости.
• МЫ мечтали что разбогатеем [срубим бабки, выиграем лотерею, получим наследство] и у НАС не будет необходимости трудиться.
• МЫ опаздывали на работу, либо уходили пораньше, задерживались на обеде, если представлялась такая возможность.
• МЫ придумывали любые отговорки, причины, аргументы чтобы отпроситься с работы, уйти пораньше.
• МЫ использовали любую возможность, чтобы облегчить свой труд, избежать работы, выполнения трудовых обязанностей.
• МЫ намеренно создавали вокруг себя атмосферу безделья, гедонизма [наслаждения жизнью] чтобы поменьше работать.
• МЫ намеренно распространяли вокруг себя мнения о недостатках, ошибках, плохих качествах начальства, руководства, с целью чтобы меньше работать, оправдать свою леность, неумение или нежелание трудиться.
• МЫ стремились работать «по минимуму»
• МЫ стремились работать только «для вида»
• МЫ оценивали каждое своё усилие, обдумывали – стоит ли его прикладывать?
• Работая, МЫ старались «не напрягаться»
• Работая, МЫ жалели себя, своё время, свои усилия, свою энергию.
• Работая, МЫ принимали решения дальнейших действий исходя из соображений лености, уменьшения объёма работы, желания избавиться от труда, осознавали МЫ это или нет.
• Из всех возможных вариантов НАШИХ дальнейших действий, МЫ выбирали тот, который легче, менее трудозатратен, не заставит НАС напрягаться, много трудиться, осознавали МЫ это либо нет.
• Работая, МЫ старались растянуть время выполнения задачи, так как знали, что завершив одну задачу, НАС заставят выполнять следующую.
• Эксплуататоры пользовались НАШИМ трудолюбием, рвением к труду, старательностью, талантливостью.
• МЫ старались скрывать свои умения, таланты, способности, чтобы НАС не заставили трудиться ещё больше.
• МЫ старались казаться менее умными и сообразительными, чем МЫ есть на самом деле, чтобы НАС меньше эксплуатировали, не взваливали на НАС ответственность и дополнительные обязанности.
• МЫ старались казаться слабыми, больными, чтобы НАС меньше эксплуатировали, не взваливали на НАС ответственность и дополнительные обязанности.
• МЫ показывали, демонстрировали НАШЕ несовершенство, недостатки ума, характера, чтобы НАС меньше эксплуатировали, не взваливали на НАС ответственность и дополнительные обязанности.
• МЫ вообще старались не показывать свои достоинства, умения, навыки, сильные качества ума и характера, дабы избежать любой ответственности.
• НАША мотивация, оплата за труд, зарплата, зависели только от времени, количества трудовых дней, часов, но не зависели от реальных результатов труда.
• НАША работы представляла для НАС «максимальное безделье со стольки-то часов до стольки, столько-то раз в неделю», либо МЫ стремились чтобы так оно и было.
• МЫ выполняли свои трудовые обязанности только «формально», пользовались любым поводом чтобы избежать напряжения, отсрочить выполнение задач, переложить труд на другого.

• Другой выполнял свои трудовые обязанности только «формально», пользовался любым поводом, чтобы избежать напряжения, отсрочить выполнение задач, переложить труд на другого.
• Другой выполнял свои трудовые обязанности только «формально», пользовался любым поводом чтобы избежать труда, отсрочить выполнение задач, переложить труд на НАС.
• У НАС было стремление переложить обязанности, ответственность на другого.
• МЫ старались выслужиться, подняться по карьерной лестнице, получить премию, надбавку, повышение оклада, послабление с помощью подхалимажа, лести, правильных слов, показухи перед эксплуататорами, или наблюдали как это делают другие.
• МЫ старались унизить, опорочить других, принизить ценность их заслуг, трудов.
• Другой старался унизить НАС, опорочить НАС, принизить ценность НАШИХ заслуг, трудов, превратить НАШИ достоинства в недостатки, а имеющиеся недостатки преувеличить и выставить на всеобщее обозрение.
• МЫ подвергались нападениям со стороны подобных (пункт выше) людей, и несмотря на НАШИ старания и труды, получали отрицательные результаты – негативное к НАМ отношение, уменьшение благосклонности к НАМ, уменьшение вероятности поощрения, награды.
• МЫ настолько были заняты трудом, что не замечали происков врагов, клеветников, доносчиков, да и просто происходящие вокруг человеческие процессы.
• НАШИ честные усилия, старания, упорные труды не оправдывались по причине эффективного действия клеветников, доносчиков и тому подобных карьеристов.
• НАШИ честные усилия, старания, упорные труды не были результативными, либо результат не выделялся [объективно не мог выделяться] среди общего результата коллективной работы.
• МЫ доносили эксплуататорам информацию о других, помогали эксплуататорам с целью облегчить или улучшить своё существование, либо сами страдали от подобных действий других.
• МЫ работали с клиентами, посторонними для НАС людьми, к которым в силу своих трудовых обязанностей должны были относиться чутко и вежливо.
• Клиенты, пользуясь НАШЕЙ вежливостью, «вываливали на НАС своё дерьмо» - злость, неудовлетворенность жизнью, жалостность, агрессию.
• МЫ, будучи в роли клиента, пользовались чьей-то вежливостью, «вываливали на другого своё дерьмо» - злость, неудовлетворенность жизнью, жалостность, агрессию.
• МЫ старались быть максимально вежливы с такими клиентами, хотя у НАС в голосе уже появлялись металлические нотки.
• МЫ терпели внутренний дискомфорт, злость, собственную неудовлетворенность жизнью в присутствии клиентов, а когда клиенты уходили – позволяли себе выругаться, высказаться на тему вселенской тупости и отдельных индивидуумов в частности.
• МЫ считали клиентом только того, кто заплатил деньги.
• МЫ сами считали себя клиентом только тогда, когда внесли деньги.
• МЫ презирали тех, кто по нашему мнению не станет НАШИМ клиентом, а просто околачивается рядом, интересуется, задаёт вопросы.

• МЫ делили людей на категории клиентов– вип-клиент, важный клиент, постоянный клиент, потенциальный клиент, а тот кто по-нашему мнению не представлял для НАС ценности как «деньгоносец», считался чем-то вроде «какашки».
• МЫ чувствовали себя крайне неудобно среди подобных (пункт выше) продавцов, менеджеров в магазине, в торговом зале, организации.
• НАШ денежный доход, благосклонность коллег и начальства зависели от качества обслуживания клиентов (покупателей), количества НАШИХ клиентов (покупателей).
• НАШ денежный доход никак не зависел от количества обслуженных клиентов, вырученных от клиентов денег, МЫ работали на фиксированный денежный оклад.
• Почти каждый клиент (посетитель, покупатель) вызывал у НАС раздражение, НАМ казалось что он задаёт много вопросов, вопросы эти тупые и ненужные, НАМ казалось что клиент просто так отнимает НАШЕ время, силы, отвлекает.
• МЫ стремились вести себя с клиентом (посетителем, покупателем) так, чтобы он быстрее отвязался, например, перенаправляли его на другого сотрудника, в другую организацию.
• МЫ зачастую просто были некомпетентны ответить на вопросы клиентов, были неуверенны, не обладали коммуникативными навыками, поэтому были склонны обвинять самих клиентов в том, что они задают «идиотские вопросы».
• МЫ стремились на рабочем месте заниматься чем-нибудь интересным для НАС – например: лазить в Интернете, играть в игрушки, переписываться с кем-то, общаться с коллегами.
• МЫ находились на рабочем месте в ожидании клиентов, звонков клиентов, которые МЫ обязаны обслужить. НАША работа была ситуативной, в промежутках между рабочими ситуациями, МЫ коротали время в разговорах, развлечениях, мелких занятиях или просто скучали.
• МЫ предпочитали промежутки безделья на работе больше, чем саму работу, рабочие ситуации, обращения клиентов. НАМ казалось, что каждый клиент (покупатель) отвлекает НАС от чего-то более интересного, МЫ не долюбливали клиентов, посетителей, покупателей за это.
• МЫ задавали себе вопросы, касающиеся необходимости работать больше и лучше и не могли найти причин, мотивации к труду в себе.
• НАМ было лень получать знания в сфере НАШЕЙ занятости, потому что НАМ и так хватало мучений, напряжений, негативов на работе, чтобы ещё и дополнительно себя напрягать.
• Каждое НАШЕ волевое усилие при выполнении любого труда отдавалось внутренним напряжением, неприятным ощущениями, негативными мыслями.
• НАШ рабочий день в основном проходил в ожидании окончания рабочего дня.
• Утром МЫ просыпались и одной из НАШИХ первых мыслей было – «ну вот опять надо идти на работу»
• МЫ приписывали различные негативные эпитеты НАШИМ клиентам (клиентам компании, организации в которой МЫ работали)
• У НАС были антагонистические представления, что любимая интересная работа обязательно является малооплачиваемой, а высокооплачиваемая работа обязательно является сложной, трудной, выматывающей.

• У НАС были денежные амбиции, желания достатка, богатства, но в какой-то момент МЫ подумали и согласились, что у НАС не получится быть богатым и МЫ решили отказаться от желаний богатства.
• МЫ снижали свои денежные амбиции и несознательно выбирали с этой целью неденежную, низкооплачиваемую работу.
• Будучи наёмным работником (сотрудником, менеджером, специалистом, должностным лицом), МЫ испытывали отвращение, неприятие к тому, чем МЫ вынуждены заниматься [ради денег, ради существования].
• Рабочая дисциплина казалась НАМ глупой, нелепой, не всегда оправданной.
• НАС наказывали за нарушение трудовой дисциплины.
• МЫ чувствовали себя обиженным пролетариатом, при этом у НАС всплывали социал-коммунистические идеи, о равенстве, о борьбе классов, об эксплуатации.
• Руководители, начальники, директора ассоциировались у НАС с буржуями, богачами, угнетателями, МЫ испытывали к ним ненависть с социал-коммунистическим оттенком.
• МЫ с завистью наблюдали, как денежные потоки шли мимо НАС в компании, организации в которой МЫ работали.
• У НАС было мнение, что НАС эксплуатируют, на НАС зарабатывают.
• МЫ испытывали возмущение, ненависть при мысли, что на НАС зарабатывают.
• МЫ с завистью наблюдали за богатыми, успешными людьми – «У, разжирел, отъелся, машину себе купил, дачу построил!»
• МЫ считали что разбогатеть можно только удачно что-то своровав, совершив грабёж, убийство, предательство, с помощью обмана, аферизма.
• МЫ считали труд низшей формой деятельности, а высшей формой деятельности НАМ казались – воровство, грабежи и тому подобное.
• МЫ наблюдали как устроены бизнес-процессы и находили в них элементы обмана, надувательства, «заманухи», стяжательства, или другие негативные с НАШЕЙ точки зрения, аспекты.
• МЫ желали открыть собственный бизнес.
• МЫ желали открыть собственный бизнес, чтобы самому не трудиться, осознавали МЫ данный мотив или нет.
• МЫ желали открыть собственный бизнес, чтобы присваивать себе максимум денег, осознавали МЫ данный мотив или нет.
• МЫ желали открыть собственный бизнес, чтобы уклониться от трудовой дисциплины, осознавали МЫ данный мотив или нет.
• МЫ желали открыть собственный бизнес, чтобы верховодить другими, повысить чувство собственной важности, значимости, осознавали МЫ данный мотив или нет.
• МЫ желали открыть собственный бизнес, чтобы перестать трудиться, осознавали МЫ данный мотив или нет.
• МЫ желали открыть собственный бизнес, чтобы пользоваться успехом у противоположного пола, осознавали МЫ данный мотив или нет.
• НАС ругали, если МЫ занимаемся чем-то интересным для себя, но не приносящим пользу, конкретные результаты.
• У НАС было хобби, но никто его не поощрял.
• Другие считали что НАШИ увлечения, хобби отвлекают НАС от жизненных задач, работы, труда.
• МЫ скрывали НАШИ увлечения, хобби.
• МЫ побаивались что НАШИ увлечения не поймут, осудят, раскритикуют.
• МЫ считали идею о том, что НАШЕ хобби может приносить доход – бредовой или неосуществимой.
• У НАС было мнение что деньги даются только путём внутреннего напряжения, потом, кровью, ценой неимоверных усилий и личных лишений.
• МЫ стояли перед выбором – быть свободным и малообеспеченным, или вкалывать, трудиться в поте лица и быть хорошо обеспеченным.
• У НАС было мнение, что труд – обязательно тяжёлое занятие, лишенное всякого духовного смысла, что процесс труда полон трудностей, лишений.
• Труд ассоциировался у НАС с адскими муками.
• МЫ говорили «адский труд»
• Другой говорил «адский труд»
• МЫ согласились что «труд адский»
• Другой согласился что «труд адский»
• МЫ читали пособия по бизнесу, заработку, книги на тему того как разбогатеть.
• Лёгкий заработок казался НАМ нечестным.
• МЫ ценили только с трудом заработанные деньги.
• Лёгкие деньги казались НАМ сворованными.
• МЫ наблюдали каким тяжёлым трудом заняты другие и как они мало зарабатывают при этом, осознанно или нет, МЫ считали что можем зарабатывать больше других только если будем работать ещё больше.
• У НАС была несознательная установка – что МЫ не можем позволить себе зарабатывать больше какой-то суммы.
• У НАС были несознательные установки – какую сумму МЫ должны зарабатывать, как минимум и как максимум [внутренние рамки дохода]
• Мы оправдывали верхний максимум НАШЕГО дохода – НАШЕЙ честностью, совестью, скромностью, нежадностью.
• МЫ аргументировали минимум НАШЕГО заработка, дохода – что этого НАМ вполне достаточно, что МЫ честные, нежадные, скромные.
• Если МЫ зарабатывали меньше НАШЕГО внутреннего максимума, то МЫ чувствовали себя виноватым, лентяем, обвиняли себя в чём-то.
• Если НАМ удавалось заработать [получить доход] больше НАШЕГО внутреннего максимума – то это было для НАС настолько неожиданным, что МЫ начинали испытывать внутренние неудобства, НАМ начинало казаться что МЫ кого-то обманули, поступили нечестно, произошла ошибка и т.п.
• МЫ говорили «шальные деньги»
• Другой говорил «шальные деньги»
• МЫ согласились что «деньги – шальные»
• Другой согласился что «деньги шальные»
• МЫ говорили «грязные деньги»
• Другой говорил «грязные деньги»
• МЫ согласились что «деньги – грязные»
• Другой согласился что «деньги - грязные»
• МЫ говорили «лёгкие деньги»
• Другой говорил «лёгкие деньги»
• МЫ согласились что «деньги – лёгкие»
• Другой согласился что «деньги лёгкие»
• МЫ говорили «настоящие трудовые деньги»
• Другой говорил «настоящие трудовые деньги»
• МЫ согласились что «деньги – настоящие, когда заработаны тяжёлым честным трудом»
• Другой согласился что «деньги – настоящие, когда заработаны тяжёлым честным трудом»
• МЫ приписывали различные эпитеты и характеристики деньгам – «сворованные, нечестно заработанные, мятые, кровавые, фальшивые, одолженные, отложенные, сбережённые, сэкономленные, взятые в долг, свои, чужие, выигранные, кредитные, зарплатные, электронные, бумажные, медные, золотые, серебряные, потерянные, найденные, спрятанные, закопанные, банковские, на чёрный день, вонючие, засаленные, помятые, гладкие, новые, старые»
• МЫ называли деньги – «бабло, бабки, бабосы, баблосы, баксы, капуста, валюта, деревянные»
• МЫ выражали свой пренебрежение к деньгам, демонстративно показывали что не нуждаемся в деньгах, отказывались от сдачи, денежного подарка.
• МЫ тратили деньги, безрасчётно, не утруждаясь их подсчётом, сохранением, приумножением.
• МЫ обнаруживали что денег у НАС осталось мало, недостаточно, но не могли вспомнить и понять на что МЫ их потратили, куда дели.
• У НАС было ощущение что «денег много» и МЫ их тратили не особо считая, позволяя себе бОльшие удовольствия, чем обычно, а потом обнаруживали, что «денег – мало» и начинали экономить и отказывать себе во многом.
• Подсчёт наличия денег у НАС сводился обычно к пониманию навскидку – «деньги есть», «денег нет», «денег хватает», «денег не осталось», «денег мало» и т.п.
• МЫ не считали НАШИ деньги, руководствуясь принципом «хватает, да и ладно»
• МЫ ждали день зарплаты
• МЫ считали дни до зарплаты
• МЫ считали сколько у НАС денег осталось и хватит ли их до зарплаты
• НАМ задерживали зарплату
• НАМ повысили зарплату
• НАМ понизили зарплату
• НАМ выдали премию
• НАС лишили премии
• Мысли о собственных деньгах вызывали у НАС, злость, уныние, самодовольство, угрызения совести и тому подобные негативные эмоции, чувства, ощущения.
• Каждый подсчёт собственных денег внушал НАМ неуверенность в будущем, уныние, злость, либо наоборот излишнюю беспечность, самодовольство.
• МЫ не любили считать собственные деньги.
• МЫ чувствовали себя комфортно дома, голышом, или в самой простой одежде, которую не жалко испортить или порвать.
• МЫ чувствовали себя неудобно, неуютно в хорошей качественной одежде, деловом костюме.
• МЫ чувствовали себя неудобно, неуютно рядом с хорошо одетым, респектабельно выглядящим человеком.
• Кто-то чувствовал себя неудобно, неуютно рядом с НАМИ, когда НАШ вид был респектабелен.
• МЫ чувствовали себя неудобно, некомфортно в дорогой машине, либо, наоборот – дискомфорт доставляли НАМ старые или недорогие автомобили.
• МЫ чувствовали неудобство, когда по НАШЕМУ мнению НАМ платили больше денег, чем МЫ ожидали или хотели, когда НАМ дарили дорогие подарки, деньги.
• НАМ казалось что НАС покупают, подкупают, когда НАМ дают деньги или дарят дорогие подарки.
• МЫ испытывали желание нахапать побольше денег, денежные азарт, кураж.
• МЫ увлекались деньгами, зарабатыванием денег.
• МЫ были кому-то должны деньги.
• Кто-то был должен денег НАМ.
• МЫ оказывали кому-то услугу, делали одолжение, дарили подарок с расчётом, что в будущем этот человек будет у НАС в долгу и МЫ сможем им манипулировать.
• Другой оказывал кому-то услугу, делали одолжение, дарил ценный подарок с расчётом, что в будущем этот человек будет у него в долгу и он сможет им манипулировать.
• Другой оказывал услугу НАМ, делал одолжение, дарил ценный подарок, с расчётом, что в будущем МЫ будем у него в долгу и он сможет НАМИ манипулировать.
• НАМ давали в долг деньги, а затем пользуясь тем что МЫ находимся в долгу - манипулировали НАМИ.
• МЫ давали в долг деньги, а затем пользовались этим, манипулируя НАШИМ должником.
• МЫ брали деньги в кредит, под проценты.
• МЫ брали деньги в кредит, под проценты из азарта покупки, не рассчитывая будущие финансовые выплаты и стабильность НАШЕГО финансового положения.
• МЫ имели оптимистический личный финансовый план, который частично опирался на НАШИ иллюзии, осознавали МЫ это либо нет.
• МЫ боялись иметь пессимистичный финансовый план, ибо потеря денег была ровна для НАС смерти, осознавали МЫ это либо нет.
• МЫ вовлекались в какие-либо денежные операции, которые впоследствии оказывались аферой, махинацией, мошенничеством, либо МЫ наблюдали или любым способом получали информацию о том как другие вовлекаются в подобные операции, организуют махинации, аферы, или являются жертвами таковых.
• МЫ слышали о административных и уголовных наказаниях, связанных с нарушением законодательства, мошенничестве
• МЫ думали, размышляли, получали информацию, разговаривали на тему денег, законодательства, денежных афер, махинаций, финансовых пирамид, финансовых кризисов, на тему криминала, криминальных денежных операций.
• МЫ думали, размышляли, получали информацию, разговаривали на тему преступлений, убийств, грабежей, мошенничества совершённых ради денег, их получения.
• МЫ были жертвой грабежа, обмана, мошенничества, убийства, совершенного кем-то ради денежной выгоды.
• Обладание сколько-нибудь значимыми для НАС суммами денег сопровождалось для НАС страхом криминала, бесчинства государственных структур.
• У НАС было мнение, представление, что обладание НАМИ крупной суммой денег обязательно приведёт к нападению на НАС, наезду криминала, грабежу, убийству и т.п.
• Вообще, обладание крупными суммами денег вызывало у НАС тягостное чувство ответственности, опасности, страха потери. 
+6
19:48
1331
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...