Прощение подлинное и мнимое 4

Аспекты

Главы "О половом бессилии", "О любви и стыде". Проработка отношений с родителями, сексуальных проблем, любовных взаимоотношений, много про импотенцию (для девушек может быть неактуально, как и для мужчин проработка женских проблем, удаляйте при желании, я решила на всякий всё проработать, всё таки протоколы обрабатывают материал и из прошлых жизней) и др.

Время чтения:
13 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
НАША мать не умела быть женой и матерью
НАШ отец не умел быть мужем и отцом
Поэтому МЫ сами не могли быть женой и матерью или мужем и отцом
Это умение истреблялось, потому что МЫ желали быть хорошими
Невозможность сделать что-либо порождало в НАС бессилие
МЫ попадали в ситуации, когда невозможно было сделать выбор, а также ситуации, из-за которых вырастало НАШЕ бессилие - духовное, душевное и физическое
МЫ сами лишали себя возможностей и делали это выбирая определённых родителей, поскольку нуждались в уготованных ими испытаниях
Родители заставляли НАС отдать предпочтение одному из них, это вызывало у НАС полную беспомощность
МЫ стискивали зубы и страдали
В НАС зарождался протест, и МЫ быстро заболевали. Пожертвовав телом, МЫ сохраняли свою сущность
МЫ убегали из дома, осложняя свою земную жизнь, зато облегчая духовную
МЫ не могли/не хотели убегать из дома и начинали проливать слёзы
МЫ были неспособны думать собственной головой, были неспособны принимать решения, поэтому испытывали жалость ко всем и вся, всегда и повсюду
НАША способность принимать решения была подавлена чувством долга
МЫ во всем видели лишь плохое, однако были бессильны это плохое исправить
МЫ испытывали невыносимую грусть при виде постоянных ссор между дорогими НАШЕМУ сердцу людьми
Для НАС не было более тяжкого испытания, чем видеть либо чувствовать, что мать и отец постоянно изводят друг друга
МЫ молча терпели
МЫ переживали это со слезами
МЫ жили верой в то, что, став совершеннолетними, МЫ навсегда покинем опостылевший дом, и это придавало НАМ силу
Если кто-то из наших близких умирал, МЫ до конца своих дней переставали на что-то надеяться. До самой смерти МЫ терзались страшными угрызениями совести из-за своего бездействия и обвиняли окружающих за то, что свели человека в могилу
МЫ знали, что взгляды родителей невозможно изменить, что МЫ не в силах положить конец их междоусобице и это вызывало у НАС ощущение такой беспомощности и сожаления, что вся жизнь казалась бессмысленной
В подсознании жила потребность сделать жизнь счастливой, а это значит — сделать счастливой энергию, состоящую из энергий родителей. Неспособность этого добиться являет собой духовную беспомощность, вслед за которой у НАС наступала разного рода физическая беспомощность, она же недееспособность
В НАШЕЙ семье с отцом не считались, он был словно робот, искупающий свою вину прислуживанием
В НАШЕЙ семье о прощении не ведали и относились к провинившемуся ближнему с презрением
НАШЕ эго не позволяло НАМ первыми простить или попросить прощения, МЫ были уверены - если я начну первым, меня сочтут виновным
НАШИ родители боролись с жизнью, видя в ней опасность
НАШИ родители нелестно отзывались о самих себе
НАШИ родители жалели себя
НАШИ родители беспокоились о НАС, жили НАШЕЙ жизнью
НАШИ родители лишали НАС жизненных сил и МЫ переставали развиватьсяи становились инфантильными
МЫ выглядели моложе своих лет
МЫ радовались из-за нестареющей внешности
МЫ расстраивались из-за своей незрелости
МЫ считали, что беспокойство - признак хорошего человека
НАША жалость к себе перерастала в инфантильную, ребяческую жизнерадостность
МЫ восхищались собственной внешностью, теряя способность глядеть на себя критически
Мы знали, что прошлое, историю изменить невозможно
От матери МЫ то и дело слышали суровый приговор отцу, мол, отец был плохой, и далее следовало перечисление его прегрешений
Либо МЫ чувствовали, что последует взрыв, если МЫ скажем об отце доброе слово, либо МЫ натыкались на стену холодного молчания, если осмеливались упомянуть отца
МЫ переживали из-за прошлого так сильно, что становились неработоспособными
МЫ не могли или не хотели изменить свое отношение к произошедшему
МЫ хотели переделать своих родителей
МЫ хотели переделать себя
МЫ жалели себя из-за того, что у НАС такие родители
МЫ не понимали, что МЫ должны быть благодарны им за то, что НАШИ родители такие — ведь в противном случае МЫ не разрешили бы свою проблему
МЫ относились ко всему так, как МЫ относились к своим родителям
МЫ желали чего-то добиться либо что-то изменить, и ощущали страх, что ничего у НАС не получится
МЫ опускали руки и лили слёзы
МЫ винили препятствия на НАШЕМ пути
МЫ считали, что люди не позволяют НАМ творить добро
МЫ топтались на одном месте
МЫ мешали окружающим заниматься своими делами, дабы те прониклись плачевностью НАШЕГО положения
МЫ становились ожесточёнными, у НАС не было сил жить собственной жизнью, зато с лихвой хватало сил на то, чтобы изводить людей, у которых жизнь в порядке
Чем больше была НАША сила воли, тем слабее была НАША жизненная сила
МЫ изводили собственных детей
Родители изводили НАС
Не желая им зла, МЫ хотели переделать своих детей по собственному вкусу
НАШИ родители хотели переделать НАС по собственному вкусу
НАША жалость к себе была агрессивна по своей сути
МЫ придумывали себе врага, истребляли его жизненную силу и становились победителем. Одержав победу, МЫ высасывали из поверженного все жизненные соки МЫ ненавидели жалеющих себя, значит, ненавидили свою подавляемую жалость к себе и высасывали из себя жизненные соки
МЫ видели несправедливый мир и чувствовали, что НАША жизнерадостность усыхает
Когда НАША сила воли оказывалась сломленной, Вы обессилевали, поскольку давно истребили в себе жизненную силу тем, что взращивали силу воли.
МЫ не понимали, что родители – не НАША собственность, которую необходимо изменить МЫ не понимали, что родители для НАС земные наставники, а МЫ для них - духовный наставник
МЫ не усваивали земные наставления НАШИХ родителей и НАМ приходилось учиться у чужих людей
МЫ переживали из-за родителей
Желая родителям добра, однако не спрашивая их, нуждаются ли они в этом добре, МЫ навязывали им свои желания точно так же, как они навязывали НАМ свои
У НАС были хорошие родители и счастливое детство, тем не менее во взрослом возрасте МЫ были совершенно несчастны
Когда МЫ появились на свет и перед НАМИ встал выбор между подлинным и мнимым благом, МЫ выбрали мнимое, поэтому стали беспомощными
Любовь воспринималась НАМИ как обретение блага, не понимая, что любить — значит просто отдавать и принимать то, что дают
Упадок наших жизненных сил сводился к жалости к себе из-за того, что нас не любят и наша любовь не востребуется
НАШИ страхи были причиной НАШЕЙ жалости к себе
НАШИ страхи были причиной НАШЕГО чувства вины
МЫ совершали поступки, усугубляющие НАШИ стрессы
МЫ запутывались во взаимоотношениях с родителями и всем миром
МЫ мобилизовали свою силу воли, чтобы превозмочь проблемы, и НАС считали сильными
Жалость к себе подрывала НАШУ силу воли, пока однажды не ломала ее. Если раньше МЫ очень сильно чего-либо желали, то после этого ничего уже не хотели. Одна проблема оберачивалась множеством других
МЫ жалели себя
МЫ жалели других
МЫ жалели всевозможные проявления жизни
МЫ сокрушались по поводу своей жизни, и у НАС не было жизненных сил
МЫ сокрушались из-за своего здоровья, и у НАС не было сил выздороветь
МЫ жалели себя из-за того, что приходится работать, поэтому у НАС не было сил для работы
МЫ жалели ближнего, и у НАС не было сил помочь ближнему
МЫ жалели себя из-за своего пола, поэтому у НАС возникали нарушения половой активности
У НАС были скрытые нарушения половой жизни— неспособность к зачатию
У НАС были выраженные нарушения половой жизни— половое бессилие
Будучи мужчиной, который печалится из-за того, что недоволен собой,из-за своей низкой самооценки, МЫ утрачивали способность к зачатию
Будучи мужчиной, который печалится из-за того, что им недовольны окружающие, МЫ утрачивали потенцию
Будучи мужчиной, который жалеет себя из-за того, что он никудышный мужчина, у НАС развивалась импотенция
НАША печаль из-за собственной несостоятельности истребляла НАШУ сексуальность в целом
Будучи женщиной, МЫ презирали своего партнёра из-за его полового бессилия
Будучи мужчиной, чем больше МЫ старались сделать все, чтобы угодить всем, тем сильнее МЫ бывали посрамлены, ведь угодить всем невозможно. МЫ трагически реагировали на желания и капризы жены и вообще женщин, считая, что они адресованы НАМ лично
МЫ добровольно принимали в душу женские проблемы, которые вызывали у женщины неудовлетворенность и решить которые могла только сама женщина. Чем быстрее МЫ пытались разрешить женские проблемы, тем быстрее у НАС происходило преждевременное семяизвержение
Когда МЫ были женщиной, заниженная самооценка гасила у НАС внутренний огонь, который был призван привлекать мужчину и подготавливать НАШЕ тело к половому акту Из-за погасшей страсти НАША слизистая оболочка пересыхала и повреждалась во время полового акта. Чем отчаяннее МЫ желали доказать свою исключительность, тем меньше мужчин НАМ подходило
МЫ испытывали аллергию на мужскую сперму
МЫ сокрушались по поводу того, что никуда не годимся как женщина, поэтому у НАС развивалась фригидность
МЫ жалели женщин из-за того, что им приходится беременеть, поэтому у НАС не было сил забеременеть
МЫ жалели женщин из-за того, что им приходится вынашивать плод, поэтому у НАС не было сил для вынашивания плода, и беременность прерывалась
МЫ жалели себя из-за того, что приходится рожать, поэтому у НАС не было сил для родов У НАС происходило ослабление родовой деятельности
МЫ прибегали к лекарствам, стимулирующим родовую деятельность, либо к скальпелю для кесарева сечения
МЫ зевали, когда НАШИ энергетические каналы были перекрыты
НАШИ родители были неискренни друг с другом
НАШИ родители не признавали свои ошибки
МЫ не понимали, что человек — прежде всего человек, а уж потом женщина или мужчина
МЫ не понимали, что как люди мы представляем собой духовное единство, состоящее из женской и мужской энергий
МЫ не умели быть человеком, поэтому как женщина или мужчина мы были лишь половинками, и наше подсознание, душа, стремились обрести цельность путем воссоединения с противоположным полом.
Преувеличение или преуменьшение НАШЕЙ половой роли вызывало у НАС страдания Будучи женщиной МЫ любили посудачить о своих проблемах и могли говорить о них бесконечно
Будучи мужчиной МЫ, напротив, не любили этого, НАША мужская гордость не позволяла НАМ похваляться своей слабостью
Если будучи женщиной, НАМ приходилось рассчитывать только на себя, МЫ также не могли позволить себе такой роскоши. МЫ налагали запрет на жалость к себе
Будучи мужчиной, МЫ принимались жалеть себя из-за того, что у НАС не было головы на плечах, и НАША голова переставала соображать. МЫ переставали воспринимать информацию, преподносимую жизнью, либо не применяли ее на практике. МЫ жалели себя, поскольку были неспособны хозяйствовать, поэтому у НАС не было сил исправить свое материальное положение. Будучи не в состоянии ни мыслить, ни хозяйствовать, МЫ начинали жалеть себя из-за того, что мужчина из НАС никудышный. С этого начиналось развитие импотенции
Будучи мужчиной МЫ хотели женщину, а она НАС не хотела, из-за чего возникала импотенция
Будучи женщиной МЫ хотели мужчину, а тот не хотел НАС, отчего НАША сексуальность только повышалась. МЫ делали все, чтобы заполучить мужчину.
Будучи мужчиной МЫ овладевали женщиной физически
Будучи женщиной МЫ овладевали мужчиной, вторгаясь в его чувства
МЫ жалели своего мужа/партнёра, способствуя тем самым развитию у него импотенции
МЫ наказывали партнёра в виде отказа участвовать в сексе, желая тем самым побольнее ранить его
Партнёр отказывал НАМ в участии в сексе с НАМИ
Будучи мужчиной, МЫ были агрессивны и не считались с желаниями женщины, отчего НАША сексуальность повышалась
Будучи мужчиной, МЫ оценивали себя по своей сексуальности, и при возникновении импотенции НАМ только и оставалось, что расхаживать со злым видом
МЫ были женщиной и НАШ партнёр был агрессивным по отношению к НАМ, не считался с НАШИМИ желаниями, отчего МЫ становились фригиднее. Чтобы отпугнуть от себя мужчину, МЫ закрывались в себе. В итоге МЫ отпугивали от себя лишь мужские чувства, но не тело. Мужчина же, чтобы защитить свои чувства, начинал использовать только НАШЕ тело
Чем больше слез МЫ проливали, чем больше МЫ подрывали собственные силы, тем сильнее озлоблялся НАШ партнёр/муж, занимаясь с НАМИ сексом со свирепой злостью
НАШЕ знание, что «я хочу его или он хочет меня», разжигало НАШУ страсть
МЫ желали, чтобы мужчина в меру НАС любил, в меру с НАМИ забавлялся и в меру НАМИ овладевал. Причем «в меру» означало «соответственно НАШИМ настроениям».
НАШЕ знание, того что «я не хочу его или он не хочет меня», заглушало НАШУ страсть
Будучи мужчиной, чем больше МЫ считались с желаниями женщины, тем она была холоднее к НАМ. Поскольку доброго мужчины, способного угадывать женское настроение, не существует в природе и поскольку доброта и жалость к себе ходят рука об руку, то НАША потенция начинала потихоньку снижаться еще в молодости и, возможно, пропадала в весьма раннем возрасте. Чем добрее МЫ были, тем раньше у НАС развивалась импотенция
Когда НАШ партнёр/муж, приложившись к рюмке для храбрости, решался подлезть к НАМ в постели, то НАШИ ироничные, нарочито жалостливые комментарии способствовали возникновению у него импотенции
Будучи мужчиной МЫ подозревали, будто НАС не хотят таким, какой МЫ есть, это сменялось уверенностью, МЫ ждали, когда НАМ укажут на дверь, продолжая выпивать
МЫ начинали испытывать досаду, сносили молча свое поражение
МЫ не осознавали, что то, что МЫ называем особенно хорошим, на деле является особенно плохим. И наоборот, все, что очень плохо, на самом деле очень хорошо. НАМ не хватало терпения это плохое пережить.
НАШИ стрессы разрастались и менялось их качество
НАША чрезмерная жалость превращалась в чрезмерную любезность, являющуюйся по своему воздействию наиболее коварным видом жалости. МЫ прибегали к ней, если хотели лишить человека некоей способности
Так, иронизирование в ключе повышенной любезности над половыми способностями партнёра превращало его сексуальную функцию в круглый ноль
НАМ нравилась повышенная любезность и МЫ сами не замечали, как НАС деморализовывали и затем использовали в своих интересах
Тоскуя о любви, МЫ становились жертвами многоопытных донжуанов
МЫ тем охотнее попадались на крючок, чем больше мать предостерегала и запугивала НАС
МЫ смешивали сексуальное притеснение с обольщением
Будучи женщиной МЫ желали, чтобы мужчина был мужчиной, личностью, чье слово имеет вес и в ком можно найти поддержку, поэтому МЫ протестовали против мужчины, если тот желал НАМ нравиться. МЫ не хотели, чтобы муж отвергал собственные потребности, подавляя их. Тем самым МЫ старались сделать из мужа такого мужчину, которого не задевали бы ничьи желания
Будучи мужчиной, который подавляет свои сексуальные желания, МЫ становились агрессивным. МЫ умертвляли в себе человека.
Будучи мужчиной, который подавляет свои сексуальные потребности, МЫ становились импотентом. МЫ умертвляли в себе мужчину.
Одновременное подавление и того, и другого, превращало НАС в агрессивного импотента
НАШИ желания властвовали над ним, и, если МЫ пытались властвовать над ними, они начинали самоуправствовать
Будучи женщиной, МЫ хотели сделать из мужчины личность
Будучи мужчиной, разочаровавшимся в женщинах, МЫ могли обходиться без половой жизни и быть вполне довольным
Если же МЫ были вынуждены обходиться без половой жизни в силу импотенции, МЫ были сплошным клубком нервов, недовольным всеми и вся. Знание того, что «я никакой не мужчина», лишало НАС душевного покоя
МЫ стеснялись говорить на тему импотенции. НАМ мешало чувство величайшего стыда
НАМ было стыдно каждый раз когда МЫ плоховали в постели. Каждый раз некая часть сексуальной энергии застаивалась, увеличивая объем уже имеющейся застоявшейся энергии. Страх опозориться перед партнёршей/женой мог преследовать НАС годами, отчего МЫ пребывали в напряжении, точно натянутая струна
МЫ скрывали своё чувство стыда, вызванное неполадками в половой сфере
Для НАС было характерно похваление своей сексуальностью либо познаниями в области секса, тем самым МЫ пытались замаскировать проблемы в сексуальной жизни
Желая скрыть неуверенность в своих половых качествах и утвердить себя как мужчину/женщину, МЫ принимались тренировать свое тело так, что оно становится эталоном сексапильности
У НАС был нездоровый интерес к мужчинам/женщинам и сексу. Этот интерес проявлялся в приобретении литературы, связанной с эротикой, порнографией и сексуальными извращениями
НАС раздражал подобный нездоровый интерес к сексу со стороны других людей, это было подсознательное ощущение проблемы и попытка остановить деградацию
Будучи ребёнком, лишенным примера любви в родительском доме, МЫ не принимали его от посторонних людей
НАМ нужны были острые ощущения, чтобы распалять свою сексуальность
НАШИ отцы, которые должны были подготовить НАС, сыновей, к мужской жизни, находили дела поважнее
В НАШЕЙ семье отец вообще отсутствовал
Когда МЫ были парнем, НАША мама боялась заговаривать с НАМИ о женщинах. Поэтому МЫ не могли узнать про духовную любовь и не проявляли к ней интерес
Будучи хорошей, интеллигентной женщиной МЫ не упускали случая пожалеть
МЫ делали это молча, не догадываясь о том, что тем самым взращиваем собственную жалость к себе. достигнув критической отметки, НАША жалость выплескивалась наружу, МЫ начинали рыдать и жаловаться
МЫ с НАШИМ мужем/НАШЕЙ женой жалели друг друга. От этого усиливалась НАША женская фригидность/ мужская импотенция
МЫ терзались собственной неполноценностью. Надежда обрести полноценное счастье с данным супругом таяло с годами, сменяясь ожесточенными упреками. В случае сексуальных проблем это порождалоне не только чувство стыда, но и безысходность
НАША безысходность была связана с поспешностью
МЫ ожидали чудес
МЫ ожидали, что НАШЕ здоровье моментально восстановится
Всякое НАШЕ разочарование, которое добавляло каплю в чашу безысходности, подталкивало НАС на шажок ближе к убеждению, что подобная жизнь не имеет смысла, возникало ощущение безысходности
МЫ были неспособны найти в уме выход из бедственной ситуации
НАША жалость к себе истребляла жизненную силу. Стыд закреплял понесенную потерю.
МЫ накапливали в себе большое количество стрессов. Один стресс притягивал к себе одну энергию, второй — другую. Третий стресс усиливал четвертый стресс. Пятый не согласовался с шестым. Седьмой разрушал восьмой и т.д. Отношения между энергиями становились все более сложными, запутанными, напряженными, взрывоопасными
МЫ переставали понимать самих себя. В некий момент в НАС назревал столь глубокий внутренний конфликт, что МЫ сразу взрывались, как только что-то НАМ не нравилось
НАМ надоедало выходить из себя, и МЫ желали себя изменить. МЫ старались от всей души, но ничего не получалось
МЫ знали наперечет все недостатки своего характера, обращались за помощью к психологу или даже психиатру, однако переделать себя НАМ не удавалось
МЫ не понимали, что человека изменить невозможно, можно лишь изменить его образ мыслей, представления, принципы, но именно все это и не поддается изменению
Это было не под силу ни окружающим, ни НАМ самим, ибо НАША жизнь как в духовном, так и в физическом плане определялась энергией НАШИХ стрессов. Их совокупная сила, выросшая на желаниях, оказывалась мощнее любого самого благого желания
МЫ не понимали, что душевный покой зависит от НАС самих
МЫ не принимали в свою жизнь ничего нового, утрачивали даже видимость человека, который растет и развивается. Если МЫ, тем не менее, продолжали гордиться собой, в НАС просыпались душевные терзания, и НАМ все чаще приходилось испытывать минуты неловкости перед окружающими. Если МЫ испытывали стыд, то зарабатывали хроническую болезнь
МЫ не понимали сами себя и полагали, что люди таковы, какими МЫ их воспринимали. Так проявлялась НАША женская энергия
МЫ боролись за женское равноправие, не сознавая того, что женщина и мужчина не могут быть равноправными
НАШЕ желание быть хорошими людьми представляло собой стремление сделать женщин и мужчин равноправными. То есть людьми усредненного пола.
МЫ не понимали, что, хоть мужчина и женщина равноправны как люди, с точки зрения прав и обязанностей они отличаются друг от друга. Природа создала их противоположностями, которые соединяются в целое, соответственно своей потребности развиваться в человеческом отношении. У обоих человеческие потребности одинаковы. Женщина определяет, мужчина делает. Женщина созидает духовный мир, тогда как мужчина созидает физический. Женщина подает идею, мужчина ее реализует.
Будучи женщиной МЫ цеплялись за свои права, МЫ не понимали того, что земные вещи нельзя построить таким же способом, каким возводятся воздушные замки
Будучи мужчиной МЫ были убеждены в своих правах, МЫ не понимали, почему женщина не понимает того, что понятно мужчине
Чем умнее МЫ себя считали, тем чаще обзывали противную сторону дураком
Чем сильнее МЫ себе казались, тем чаще обзывали ближнего слабаком
Чем более работящим человеком МЫ себя считали, тем чаще обвиняли ближнего в лени
МЫ не осознавали того, что в ближнем МЫ видили свою скрытую грань и, обличая ближнего, обличали себя
Будучи женщиной МЫ не могли любить себя, МЫ не любили людей
МЫ не могли открыть свою душу нараспашку, чтобы отдавать самой и принимать даруемое, чтобы любить и быть любимой
МЫ выдвигали условия, любили с определёнными условиями
МЫ желали быть хорошей женой, хотели, чтобы муж НАС любил. Чем лучшего мнения МЫ были о себе, тем больше настаивали на том, чтобы муж стал еще лучше
МЫ заставляли мужа себя любить. Муж, обязанный любить, автоматически становился хоть немного, но агрессивнее. А там все больше и больше
Ощущение беспомощности из-за невозможности любить и заставить партнера любить себя рождало обоюдное отчаяние, гнев, озлобленность, ненависть, стыд, желание отомстить
МЫ были женой, и от НАС уходил муж
Будучи мужчиной МЫ не желали становиться насильником, уходили из семьи, чтобы найти женщину, душа которой будет распахнута навстречу НАШЕЙ любви
МЫ были мужчиной, чьи отношения с матерью были прохладными и который постоянно испытывал дефицит любви и ласки со стороны жены, переставали со временем ценить красоту и ум жены Жизненная потребность в любви гнала НАС на поиски женщины, с которой хорошо и свободно, которой отдаешь то, что имеешь, и которая не требует доказательств твоей любви
МЫ перебегали от одной женщины к другой и от нее к третьей, зачастую так ее и не находя ту женщину, с которой НАМ было бы хорошо — ведь для того, чтобы ее распознать, нужно задержаться в ее постели несколько дольше, чем просто для совокупления, тогда как МЫ, опасаясь требовательности женщин, не смели задерживаться дольше
Будучи разочарованными женой/мужем, МЫ тонули в лавине стрессов, боролись за свой душевный покой и любовь. В таком водовороте МЫ не могли испытывать сочувствие, которое позволило бы проникнуться чувствами партнера
Зная собственные чувства, а на деле эмоции, МЫ решали, что они и есть чувства партнера
МЫ цеплялись за это знание, и как будто ни с того ни с сего начинали испытывать желание наказать партнера, рождалась жажда мести
НАША месть оборачивалась против самого мстящего – НАС самих
МЫ испытывали полную сумятицу чувств
МЫ не знали, чего МЫ хотели от жизни, от чего у НАС возникало ощущение бессмысленности и безысходности.
НАШИ отношения с партнёром были запутанными
МЫ терпели отношения, которые НАС не устраивали покуда НАШЕ терпение не лопалось
МЫ рвали отношения со своим партнёром
МЫ расставались со своим партнёром, но прошлые отношения мучали НАС своей незавершенностью
Наша совместная жизнь с партнёром представляла собой череду периодов сближения и военных баталий
После каждой ссоры МЫ обвиняли себя в том, что МЫ — плохой партнер/ша, потому что ревнивы, не контролируем свои эмоции, подозрительны, недовольны таким хорошим мужчиной/женщиной, портим ему/ей жизнь
Когда в НАШЕЙ с партнёром жизни появлялась рутина, МЫ провоцировали ссору, чтобы избежать тихого, отупляющего прозябания
МЫ хотели ощущать любовь партнёра. Единственным, что у нас получалось, был секс, с НАШЕЙ стороны это было скорее неосознанной проверкой возлюбленного/возлюбленной через секс
НАШИ партнёр/партнёрша не проявляли желания официально оформить наши отношения, не строили планов на совместную жизнь в будущем, не называли НАС своей женой/своим мужем.
НАШ партнёр/НАША партнёрша избегали окончательной близости и решений, которые связали бы нас воедино
МЫ сами избегали окончательной близости и решений, которые связали бы нас воедино
НАМ приходилось уживаться со своим партнёром, не имея возможности бежать от себя и друг от друга
Мы жили в одной квартире, но каждый своей жизнью
МЫ заставляли себя быть интеллигентными и терпимыми по отношению к любимому человеку, но не всегда это удавалось
МЫ были на грани помешательства от ревности
МЫ были доведены до отчаяния и распускали руки в отношении партнёра/партнёрши, показывая свою необузданную изнанку. С посторонними же МЫ всегда были любезны
МЫ мучили себя и партнёра сбивающими с толку поступками или бездеятельностью
МЫ считали, что партнёр/партнёрша мучает НАС, но никак не МЫ его
МЫ отдавали (например, спали с партнёром) для того, чтобы получать, но не признавались себе в этом
НАМ хотелось общаться с партнёром исключительно полюбовно
МЫ чувствовали, что НАША оборонительная позиция провоцирует НАШЕГО партнёра причинять НАМ боль
МЫ старались вести себя как можно более отвратительно, чтобы осточертеть партнёру, чтобы окончательно расстаться с ним/ней
НАШ партнёр старался вести себя как можно более отвратительно, чтобы осточертеть НАМ, чтобы окончательно расстаться с НАМИ
После расставания МЫ ужасно тосковали по своему партнёру
У НАС было лишь безумное желание — хоть на миг быть с ним/ней
В НАС оживала любовь и МЫ не хотели отказывать в ней НАШЕМУ партнёру
вместе с тем МЫ знали и чувствовали, что НАША любовная зависимость от этого лишь растет
НАШЕ сердце разрывалось от тоски по НАШЕМУ партнёру
НАМ хотелось бы не расставаться с НАШИМ партнёром ни на минуту, но МЫ чувствовали, что не имеем на это права
НАША терпимость к партнёру была лишь самообманом. МЫ принимали решение общаться с ним/ней в дальнейшем на нейтральной почве
МЫ манипулировали партнёром и вели себя отвратительно
МЫ были благосклонны к партнёру
МЫ не имели права возмущаться, выдвигать условия, быть несчастными
МЫ пытались смириться с изменами партнёра, его/её независимостью от НАС
МЫ внушали себе, что МЫ не должны ограничивать свободу мужчины/женщины
МЫ не желали жизнь с мужчиной/женщиной, которые не намерены ограничить себя в сексуальной свободе
Мысль о том, что НАШ любимый человек найдет себе другого партнёра/партнёршу, станет жить с ним/ней, была для НАС непереносима
НАМ не нужен был никто другой кроме НАШЕГО единственного/единственной
из чувства долга МЫ все более превращались в бесчувственную машину
МЫ занимались сексом чтобы ощущать себя человеком, ибо в процессе превращения в машину последними утрачивают чувствительность половые органы
Желая секса, МЫ желали жить
Не желая подобного секса, МЫ не желали жить подобной жизнью
НАШИ безумные метания между «хочу» и «не хочу» изнуряли НАС как духовно, так и физически 
+13
23:04
1119
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...