Словарик 7: Исламорег 3

Продолжаем деисламизацию мозга - здесь речь идет о положении женщин в исламе, исламская культура и этика.

Время чтения:
68 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН
• МЫ любым образом воспринимали любой из нижеперечисленного в списке материала:
• Другой воспринимал любой из нижеперечисленного в списке материала:
• МЫ имели любой из нижеперечисленного в списке материала:
• Другой имел любой из нижеперечисленного в списке материала:
• МЫ любым образом действовали под влиянием нижеперечисленного в списке материала:
• Другой действовал под влиянием нижеперечисленного в списке материала:
• МЫ получали любого рода информацию на любые темы связанные с нижеперечисленным в списке материалом:
• МЫ передавали другим любого рода информацию на любые темы связанные с нижеперечисленным в списке материалом:
• МЫ имели любого рода ассоциации с нижеперечисленным в списке материалом:
• Другой имел любого рода ассоциации с нижеперечисленным в списке материалом:
• МЫ любым образом участвовали в любом из нижеперечисленного материала:
• Другой любым образом участвовал в любом из нижеперечисленного материала:
• МЫ испытывали любого рода эмоции в связи с нижеперечисленным в списке материалом:
• Другой испытывал любого рода эмоции в связи с нижеперечисленным в списке материалом:
• МЫ любым образом отрицали, не принимали, отвергали любой из нижеперечисленного в списке материала или себя\других в связи с ним:
• Другой отрицал, не принимал, отвергал любой из нижеперечисленного в списке материала или себя \ НАС\кого-либо в связи с ним:
• МЫ не могли простить\ не прощали себя\ другого\ жизнь\ Бога в связи с нижеперечисленным в списке материалом:
• Другой не мог простить\ не прощал себя\ другого\ жизнь\ Бога \ НАС в связи с нижеперечисленным в списке материалом:
• МЫ испытывали любого рода страх\ боязнь в любой связи с нижеперечисленным в списке материалом:
• Другой испытывал любого рода страх\ боязнь в любой связи с нижеперечисленным в списке материалом:
• МЫ чувствовали что-либо в любой связи с нижеперечисленным в списке материалом:
• Другой чувствовали что-либо в любой связи с нижеперечисленным в списке материалом:
• НАМ было важно иметь любой из нижеперечисленного в списке материала:
• Другому было важно иметь любой из нижеперечисленного в списке материала:
• НАМ было важно избавиться от любого из нижеперечисленного в списке материала:
• Другому было важно избавиться от любого из нижеперечисленного в списке материала:
• НАМ было важно что-либо в любой связи с нижеперечисленным в списке материалом:
• Другому было важно что-либо в любой связи с нижеперечисленным в списке материалом:

Пророк более заботится о верующих, чем они сами о себе (ведь он настойчиво призывает их к самодисциплине, ведущей к спасению и счастью в обоих мирах. Сам же человек, при отсутствии столь авторитетного наставника, редко когда дисциплинирует себя, даже хорошо зная о том, что земное никак не сравнимо по срокам и великолепию с вечным, а ведь и для достижения чего-то существенного в нем (мирском) следует серьезно потрудиться).

Его (пророка) жены считаются их матерями (для верующих они подобны матерям, на которых не женятся и к которым относятся с уважением)» (Св. Коран, 33:6).
***

«О жены Пророка! Если кто-либо из вас совершит явно аморальный поступок [очевидный и серьезный грех], то наказан будет [в вечности] вдвойне /3/. И это для Бога легко.

А кто из вас [жены Пророка] проявит набожность пред Богом, покорность Его посланнику [оставаясь постоянной в этом] и будет совершать благодеяния, Мы [говорит Господь миров] непременно воздадим таковым двойным воздаянием и уготовим для них щедрый удел [масштабы и изобилие которого соответствуют Божественной щедрости].

О жены Пророка! Вы отличаетесь от остальных женщин. Если вы набожны, то не проявляйте кротость (покорность) словом [перед другими мужчинами, то есть не разговаривайте с другими, используя соблазнительно нежный тон], иначе обладатели слабых сердец [падкие на грех и соитие с кем попало] возжелают [вас]. [Своей ярко выраженной женственностью в разговоре вы можете пробудить в собеседнике-мужчине страсть к вам.] Говорите так, как это обычно принято [вежливо, без элементов кокетства и желания демонстрировать свою женскую привлекательность].

Пребывайте в своих домах [старайтесь больше находиться дома, а при необходимости выходя на улицу] не наряжайтесь (не выставляйте напоказ свою красоту) [оголяя перед другими те части тела, которые должны быть прикрыты /5/] подобно тому, как было это в доисламский период. Выстаивайте молитву [это для вас столь же обязательно, как и для мужчин] и выплачивайте закят /6/ [если имеете соответствующий доход]. Будьте покорны Богу и Его посланнику. Поистине, [устанавливая несколько ограничений] Господь желает удалить от вас все скверное (мерзкое, грязное) [из разговоров, слухов, плохих последствий; из грехов и проступков], о родственники Пророка (о жены его)! Он [Творец, учитывая важность миссии заключительного посланника, обращаясь к вам, наставляет], дабы полностью очистить [от всего непристойного].

Вспоминайте (напоминайте себе и рассказывайте другим) то, что читается в ваших домах из Божественных знамений [Корана] и мудрости [Сунны]. Поистине, Аллах (Бог, Господь) Добр и обо всем осведомлен.

Поистине, покорные Богу мужчины и женщины [делающие первые и последующие шаги в практике наставлений и предписаний], уверовавшие мужчины и женщины [когда вера из формальности стала сутью человека, проявляется в его воспитанности и нравственности в повседневных делах и заботах]; те мужчины и женщины, которые стали покорны Богу постоянно [для них это естественно и неотъемлемо], правдивые [в словах и делах] мужчины и женщины, терпеливые [выполняющие обязательное и сторонящиеся запретного] мужчины и женщины, трепещущие [скромные; спокойные, уравновешенные] пред Богом мужчины и женщины, дающие милостыню мужчины и женщины /7/, соблюдающие пост [в первую очередь в месяц Рамадан] мужчины и женщины, оберегающие свою плоть [от прелюбодеяния] мужчины и женщины, часто упоминающие Бога мужчины и женщины... Господь уготовил им прощение /8/ и огромное [в масштабах вечности] воздаяние" (Св. Коран, 33:30 — 35).

***

«Верующие, не входите в дома (жилища) Пророка [всякий раз, как вам захочется], кроме как после приглашения к трапезе [или по важному, серьезному вопросу, предварительно получив разрешение]. Не выжидайте время приготовления пищи [не приходите заранее]. Однако же, когда вас зовут, заходите, и когда поедите, расходитесь [не задерживайтесь без надобности] и не засиживайтесь подолгу, слушая, о чем говорят. Поистине, это [неожиданный приход без приглашения, неподобающее и неуместное ваше поведение, пустое времяпрепровождение] наносит боль Пророку [вносит серьезный дискомфорт в его жизнедеятельность], но он стесняется сказать вам об этом. Бог же не стесняется правды /9/.

Если вы просите у них [у жен Пророка либо у чьей-то жены] какую-то утварь (вещь) [вам что-то от них нужно], то просите об этом через преграду [через завесу, дверь, например, не заходя в жилище, когда хозяин дома отсутствует]. Это [такое поведение] чище [безопаснее] для ваших и их сердец.

Не наносите боли Божьему посланнику и не женитесь на его женах после него когда-либо! Поистине, это пред Богом — большой грех.

Если вы сделаете что-то открыто либо сокроете это, то, поистине, Аллах (Бог, Господь) знает о всякой вещи абсолютно все.
Нет греха на них [женщинах] в [непосредственном общении без покрытия ‘аурата, то есть они могут быть без платка, например, или в короткой юбке либо рубашке с короткими рукавами] со своими отцами, со своими сыновьями, с братьями [родными или сводными], а также племянниками, женщинами [помогающими по дому, например] и прислугой. Будьте [о женщины, скромны в общении с представителями мужского пола и] набожны пред Богом. Поистине, Господь является всему свидетелем!» /10/ (Св. Коран, 33:53 — 55).
***

«Пророк, скажи своим женам, дочерям, а также женщинам (женам и дочерям) верующих, чтобы надевали на себя длинные одеяния [скрывающие все, кроме лица, кистей рук и ступней]. Это самое близкое к тому, дабы были они узнаваемы [что являются верующими, а потому прикрыли основные части тела перед чужими людьми] и чтобы не причиняли им боль [злословящие, чтобы не обвиняли в легкомыслии, ветрености, доступности для всех и кокетстве]. Господь Всепрощающ [ведь все-таки вы не ангелы, а потому можете оступиться] и Всемилостив» /11/ (Св. Коран, 33:59).

«Лучшие из вас — это те, кто не оставляет вечное ради мирского, а также мирское ради вечного [умеют уловить и выстроить гармонию между ними в соответствии с существующими обстоятельствами и тщательным анализом их в контексте мирской и вечной перспектив]...» /13/, а также: «Верующий, находящийся среди людей и терпеливо относящийся к боли, которую они ему наносят [морально, психологически, физически], лучше и благостнее того, кто избегает людей и нетерпим к их действиям» /14/.

Если постараться образно представить меня и моих последователей, то вот пример: человек разжег костер, а мотыльки летят на его свет и гибнут в пламени. Я держу вас [своими наставлениями, назиданиями, личным примером] за пояса, чтобы вы не оказались в огне [Ада], но вы [многие из вас] безрассудно бросаетесь в него (в огонь) [греша и игнорируя наставления, пренебрегая нравственными ценностями]. Безрассудно устремляетесь, подобно мотылькам». Хадис от Абу Хурайры; св. х. аль-Бухари, Муслима

Мужчина может иметь сексуальные отношения с женой когда и как пожелает
Ваши жены являются пашней для вас. Приходите же на вашу пашню, когда и как пожелаете.

Готовьте для себя добрые деяния, бойтесь Аллаха и знайте, что вы встретитесь с Ним. Обрадуй же верующих!

Если обратиться к Сунне за контекстом данного аята, то выяснится, что в нем говорится о позах в сексе: Передают со слов аль-Мункадира, что он слышал, как Джабир сказал: «Иудеи утверждали, что если мужчина вступит в близость с женой, соединившись с ней через половые органы, но сзади, то ребенок родится косым, и тогда был ниспослан аят, где сказано: „Ваши жены — ваша пашня, приходите же на вашу пашню, когда и как пожелаете"».

Положение мужа выше положения жены

Разведенные женщины должны выжидать в течение трех менструаций. Не позволительно им скрывать то, что сотворил Аллах в их утробах, если они веруют в Аллаха и в Последний день. Мужья в течение этого периода имеют право вернуть их, если захотят примирения. Жены имеют такие же права, как и обязанности, и относиться к ним следует по-доброму, но мужья выше их по положению.

Гендерное неравенство проявляется в богословском контексте. В следующем хадисе утверждается, что большинством обитателей Ада являются женщины, потому что они неблагодарны по отношению к своим мужьям. При этом в этом хадисе нельзя встретить ни слова о неблагодарности и жестокости мужей.

Сообщается, что Ибн Аббас сказал: «Однажды пророк сказал: „Мне был показан ад, и оказалось, что большинство из его обитателей — женщины, проявлявшие неблагодарность". Его спросили: „Они не веровали в Аллаха?" Он ответил: „Они проявляли неблагодарность по отношению к своим мужьям и не благодарили за благодеяния, которые им оказывали. Если ты долго будешь делать добро какой-нибудь из таких женщин, а потом она увидит от тебя нечто такое, что ей не понравится, то обязательно скажет: «Я никогда не видела от тебя ничего хорошего!»

Мужчине полагается доля наследства вдвое большая, чем женщине

В некоторых ситуациях интересы женщины учитываются с двое меньшей силой, чем интересы мужчины. Одной из подобных ситуаций является раздел наследства:

Аллах заповедует вам относительно ваших детей: мужчине достается доля, равная доле двух женщин.

Если все дети являются женщинами числом более двух, то им принадлежит две трети того, что он оставил. Если же есть всего одна дочь, то ей принадлежит половина. Каждому из родителей принадлежит одна шестая того, что он оставил, если у него есть ребенок. Если же у него нет ребенка, то ему наследуют родители, и матери достается одна треть. Если же у него есть братья, то матери достается одна шестая. Таков расчет после вычета по завещанию, которое он завещал, или выплаты долга. Ваши родители и ваши дети — вы не знаете, кто из них ближе и приносит вам больше пользы. Таково предписание Аллаха. Воистину, Аллах — Знающий, Мудрый.

Свидетельство двух женщин приравнивается к свидетельству одного мужчины.

О те, которые уверовали! Если вы заключаете договор о долге на определенный срок, то записывайте его, и пусть писец записывает его справедливо. Писец не должен отказываться записать его так, как его научил Аллах. Пусть он пишет, и пусть берущий взаймы диктует и страшится Аллаха, своего Господа, и ничего не убавляет из него. А если берущий взаймы слабоумен, немощен или не способен диктовать самостоятельно, пусть его доверенное лицо диктует по справедливости. В качестве свидетелей призовите двух мужчин из вашего числа.

Если не будет двух мужчин, то одного мужчину и двух женщин, которых вы согласны признать свидетелями, и если одна из них ошибется, то другая напомнит ей. Свидетели не должны отказываться, если их приглашают. Не тяготитесь записать договор, будь он большим или малым, вплоть до указания его срока. Так будет справедливее перед Аллахом, убедительнее для свидетельства и лучше для избежания сомнений. Но если вы заключаете наличную сделку и расплачиваетесь друг с другом на месте, то на вас не будет греха, если вы не запишите ее. Но призывайте свидетелей, если вы заключаете торговый договор, и не причиняйте вреда писцу и свидетелю. Если же вы поступите таким образом, то совершите грех. Бойтесь Аллаха — Аллах обучает вас. Аллах ведает обо всякой вещи.

Основным предлогом, по которому свидетельство женщины оценивается как половина свидетельства мужчины, служит утверждение о том, что одна из женщин может «забыть» что-то. Таким образом данный аят основывается на убеждении в слабости женской памяти и ума.

Следующий хадис устраняет любую двусмысленность в понимании аята 2:282 относительно женских способностей:

Сообщается, что Абу Саид аль-Худри, да будет доволен им Аллах, сказал: «Однажды посланник Аллаха вышел к месту молитвы в день жертвоприношения (или: в день разговения), а затем, проходя мимо собравшихся женщин, остановился и обратился к ним с такими словами: „О женщины, давайте милостыню, ибо, поистине, мне было дано увидеть, что вы составляете собой большинство из оказавшихся в аду!" Они спросили: „Почему же, о посланник Аллаха?" Он ответил: „Потому что вы часто проклинаете людей и проявляете неблагодарность по отношению к своим мужьям. Не видел я никого из тех, кому недостает ума и совершенства в делах религии, кто мог бы подобно любой из вас до такой степени лишать разума благоразумного мужчину!" Женщины спросили: „О посланник Аллаха, в чем же заключается наше несовершенство в делах религии и недостаток ума?" Он сказал:

„Разве свидетельство женщины не приравнивается к половине свидетельства мужчины?" Они сказали: „Да". Он сказал: „Это и указывает на недостаток ее ума.

А разве женщине не следует прекращать молиться и поститься, когда у нее начинаются месячные?" Они сказали: „Да". Он сказал: „А это указывает на ее несовершенство в делах религии"».

Жене запрещено повторно выходить замуж за бывшего мужа, пока она не заключит брак с другим мужчиной, не вступит с ним в половую близость и не разведется.

Если он развелся с ней в третий раз, то ему не дозволено жениться на ней, пока она не выйдет замуж за другого. И если тот разведется с ней, то они не совершат греха, если воссоединятся, полагая, что они смогут соблюсти ограничения Аллаха. Таковы ограничения Аллаха. Он разъясняет их для людей знающих.

Если мужчина объявил развод жене в третий раз, то ему запрещается жениться на ней, пока она не заключит законный брачный союз с другим мужчиной и не вступит с ним в половую близость. В шариате брак считается действительным только тогда, когда супруги заключили брачный союз и вступили в половую близость, причем богословы единодушны по этому поводу. Таким образом, аят 2:230 может создать серьезные проблемы на пути к возможному примирению супругов.

Мужчина может иметь секс с пленницами

[Запреты вам] и замужние женщины, если они не взяты вами в плен [в сражении во имя Аллаха], — все это предписал вам Аллах. И дозволено вам, помимо перечисленных, на свои средства найти себе целомудренных женщин [для женитьбы], не распутничая. А за то удовольствие, которое вы получаете от них, вознаграждайте их [в случае развода] согласно установленному махру. И нет на вас греха за то, о чем вы полюбовно договоритесь после установления [махра]. Воистину, Аллах — знающий, мудрый.

В следующем хадисе раскрывается контекст данного аята:
Абу Саид аль-Худри передал, что в день битвы при Хунайне посланник Аллаха послал отряд к вади Аутас. Там воины повстречали врагов, сразились с ними, одержали победу и захватили пленных, а потом люди из числа сподвижников посланника Аллаха ощутили нечто вроде неловкости, не зная, можно ли им совокупляться с захваченными в плен женщинами, поскольку у тех были мужья-многобожники. Об этом Всемогущий и Великий Аллах ниспослал аят, в котором сказано: «И запретны для вас целомудренные женщины, за исключением тех, которыми овладели ваши десницы». Это значит: они будут дозволены для вас по истечении установленного для них срока (идда).

Из хадиса видно, что сподвижники Мухаммеда не решались насиловать захваченных женщин. Они обратились за советом к Мухаммеду, и тот разрешил им совокупляться с пленницами, чем занимался и сам:
Рассказано Аишей, что пророк брал клятву верности от женщин только после прочтения этого священного аята: « …что они не будут приобщать сотоварищей к Аллаху». И рука Посланника Аллаха не прикасалась ни к одной женщине, кроме тех, которыми он завладел (то есть пленниц, рабынь).
— Сахихаль-Бухари (Абу Абдуллах Мухаммад ибн Исмаил аль-Бухари)

Мужчине разрешено иметь до четырех жен

Если вы боитесь, что не будете справедливы к сиротам, то женитесь на других женщинах, которые нравятся вам: на двух, трех, четырех. Если же вы боитесь, что не будете одинаково справедливы к ним, то довольствуйтесь одной или невольницами, которыми овладели ваши десницы. Это ближе к тому, чтобы избежать несправедливости (или бедности).

Во фразе «довольствуйтесь одной [женой] или невольницами, которыми овладели ваши десницы» говорится о невольницах, захваченных мусульманами на войне. Мужчины могут «жениться» на них, потому что содержание рабынь не так накладно, как содержание свободных женщин. Это означает, что ограничение в четыре жены — чистейшая формальность. В данном аяте говорится о допустимости заниматься сексом с неограниченным количеством рабынь.

Маудуди — известный комментатор Корана — несколько перефразировал данный аят: «Если вам нужно больше, чем одна [жена], но вы боитесь, что вы не сможете обеспечить должное отношение к вашим женам из числа свободных людей, то вы можете воспользоваться рабынями, потому как в этом случае вы будете обременены меньшим количеством обязанностей».

Тем не менее, Мухаммед не позволил многоженство для своего зятя Али, потому что дополнительная жена причиняла бы боль и страдания его дочери от первой жены Хадиджи — Фатиме, которая в это время уже была замужем за Али:

Передано со слов аль-Мисвара ибн Махрама, что Посланник Аллаха сказал: «Бану Хишам попросил меня позволить отдать свою дочь в жены Али бин Абу Талибу, но я не дал ему разрешения и не дам, пока Али не разведется с моей дочерью для того, чтоб жениться на дочери Хишама. Это потому, что Фатима — часть меня самого, и я также ненавижу то, что ненавистно видеть ей, и то, что ранит ее сердце».
Сахихаль-Бухари (Абу Абдуллах Мухаммад ибн Исмаил аль-Бухари)

Допустимое неравное отношение к женам в условиях полигамии

Вы не сможете относиться к женам одинаково справедливо даже при сильном желании. Не наклоняйтесь же полностью к одной, оставляя другую словно висящей (не уделяйте все внимание только одной жене, оставляя другую в таком положении, когда она, выйдя замуж, чувствует себя незамужней). Но если вы исправите положение и будете богобоязненны, то ведь Аллах — Прощающий, Милосердный.

Маудуди раскрывает смысл данного аята следующим образом:
Аллах говорит четко и недвусмысленно, что муж не может уделять равное внимание двум или более женам, потому что сами они не могут быть равными во всех отношениях. Невозможно требовать от мужа одинакового отношения к красивой и к уродливой, к молодой и к старой, к здоровой и к больной, к хорошей добродушной жене и к озлобленной. Эти и другие качества, естественно, делают мужа более внимательным к одной жене, и менее внимательным к другой. Но ведь сами жены являются причиной неспособности мужчины удовлетворять их потребности в равной степени. Одна из жен красива, а другая уродлива. Как может Аллах требовать от мужа сверхчеловеческой силы в условиях различных качеств его жен? В таких случаях исламский закон не требует равного отношения к ним и равных любовных пристрастий. Все, что требуется от мужа — чтобы он не пренебрегал женой вовсе, чтобы жена не оказалась в положении женщины, у которой вовсе нет мужа. Если муж не развелся с ней по какой-либо причине или же по ее собственной просьбе, она по крайней мере должна рассматриваться в качестве жены. Разумеется, что при таких обстоятельствах муж будет более внимательным к любимой жене, но при этом он не должен держать другую жену в таком состоянии, будто она и не его жена вовсе.
— Маудуди, т. 1, стр. 383–84, прим. 161

Дозволенность бить «непокорных» жен

Мужчины являются попечителями женщин, потому что Аллах дал одним из них преимущество перед другими и потому что они расходуют из своего имущества. Праведные женщины покорны и хранят то, что положено хранить, в отсутствие мужей, благодаря заботе Аллаха. А тех женщин, непокорности которых вы опасаетесь, увещевайте, избегайте на супружеском ложе и побивайте. Если же они станут покорны вам, то не ищите пути против них. Воистину, Аллах — Возвышенный, Большой.

В следующем хадисе Аиша в сердцах восклицает о том, что мусульманские женщины во времена Мухаммеда страдали от домашнего насилия из-за запутанных законов о браке:
Рассказала Аиша, что к ней пришла одна женщина, одетая в зеленое, и пожаловалась на мужа, показав ей зеленое пятно от побоев. У женщин существовал обычай поддерживать друг друга, поэтому когда посланник Аллаха вернулся, Аиша сказала: «Я не видела женщин, которые бы страдали столько, сколько страдают мусульманские женщины. Посмотри! Ее кожа зеленее, чем ее одежда!»

Когда Абдуррахман услышал, что его жена отправилась к Пророку, он явился со своими двумя сыновьями от другой жены. Она сказала: «Клянусь Аллахом! Я не сделала ему ничего плохого, но он бессилен [в половом плане], и он такой же бесполезный, как и это» — указывая на кромку своего одеяния. Абдуррахман сказал: «О Пророк! Клянусь Аллахом, она только что сказала неправду! Я силен и могу удовлетворить ее, но она непокорна и желает вернуться к Рифа'а». Посланник Аллаха сказал: «Если твое намерение таково, то знай, что незаконно вступить в брак с Рифа'а, поскольку твой муж удовлетворяет тебя». Затем посланник Аллаха увидел двух юнош вблизи Абдуррахмана и спросил его: «Это твои сыновья?» На что Абдуррахман ответил: «Да». Пророк сказал ей: «И ты [все равно] утверждаешь то, что утверждаешь? Клянусь Аллахом, эти юноши похожи на своего отца так же, как один ворон похож на другого».

Полный текст прощальной проповеди Мухаммеда, в которой пророк порекомендовал бить «непокорных» жен, сравнивая их с домашними животными.
О люди, послушайте мои слова! Я не знаю, встречу ли я вас здесь снова в этом же месте на следующий год. О люди, ваша кровь и ваша собственность священны и неприкосновенны до тех пор, пока вы не встретитесь с Господом, также как священен для вас этот день и этот месяц. Несомненно, что вы встретитесь с вашим Господом, и он спросит вас о делах ваших. Мне это [уже] стало известно. Пусть тот, кто взял залог, вернет его тому, кто доверил его ему; всё ростовщичество упразднено, но ваш капитал принадлежит вам. Не поступайте дурно, и с вами не поступят дурно. Аллах постановил, чтобы не было больше ростовщичества, и ростовщичество Аббаса ибн Абд аль-Мутталиба упразднено, всё вообще. Кровь, пролитая во времена язычества, не подлежит отмщению. Первая кровь, которую я отменяю, это кровь ибн Рабиа ибн аль-Хариса ибн Абд аль-Мутталиба, который был на воспитании у Бану Лайс. Его убили люди из Бану Хузайль. Это — первая кровь, пролитая во времена невежества, с которой я начинаю. О люди! Шайтан теряет надежду на то, что когда-нибудь ему будут поклоняться на этой земле. Но если все же вы будете послушны ему в других делах, то он будет доволен вашими дурными делами, которым вы не придаете значения. Так опасайтесь же его в вашей религии, о люди. Перевод времени — это увеличение неверия, посредством чего неверующие отойдут от истинного пути. В один год они объявляют месяц дозволенным, незапретным, а в другой год — запретным и нарушают тем самым установленное Аллахом число. Они объявляют незапретными месяцами те, которые Аллах объявил запретными, и объявляют запретными те месяцы, которые Аллах объявил незапретными. Время движется так же, как и в тот день, когда Аллах создал небеса и землю. Число месяцев у Аллаха — двенадцать, из них четыре запретные: три [месяца] последовательно и месяц раджаб, [почитаемый племенем Мадар], который приходится на время между месяцами джумада и шаабан. О люди! Вы имеете право на ваших жен, и они имеют право на вас. Вы вправе [требовать], чтобы они не позволяли никому, кто противен вам, ступать на ваше ложе; и чтобы они не совершали никакой открытой непристойности. Если они поступят так, то Аллах разрешает вам закрывать их в отдельных комнатах и бить их, но не сильно. Если они воздержатся от [дурного], то у них есть право на пищу и одежду в соответствии с обычаем. Обращайтесь с женщинами хорошо, поскольку они [подобны] вашему домашнему скоту, ничем не владеют. Вы взяли их себе только как доверительную собственность от Аллаха, и вы получаете удовольствие от них (их тел) в соответствии со словом Аллаха, так слушайте и внемлите моим словам, о люди. Я передал послание и оставил вам то, следуя чему, вы никогда не собьетесь с пути — книга Аллаха и сунна его пророка. Слушайте слова мои, о люди, и внемлите [им]. Знайте наверняка, что каждый мусульманин — брат другому мусульманину, и что все мусульмане — братья. Недозволено человеку [брать] у брата чего-либо, за исключением того, что тот дает ему по собственной воле, так что не обижайте друг друга. Поняли ли вы мои слова?

Домашнее насилие — инструмент для поддержания контроля над женщинами и сохранения патриархального общества, в котором женщины обязаны быть покорными.

Дозволенность женитьбы на девочках допубертатного возраста

Те из ваших жен, у которых прекратились месячные, если вы сомневаетесь [по возрасту в их беременности], то установленный им срок [до вступления в новый брак] — три месяца, как и для тех, которые не достигли [возраста] месячных. Для тех же жен, которые беременны, установленный срок — до тех пор, пока они не разрешатся от бремени. Тому, кто боится Аллаха, Он дарует облегчение в его трудностях.

Этот аят определяет период выжидания (идда) для тех жен, которые еще не достигли полового созревания, по прошествии которого возможна женитьба на них. Маудуди разъясняет смысл этого аята в контексте развода:
Таким образом, упомянутый период ожидания для девочек, которые у которых еще не было месячных, абсолютно ясно говорит о том, что допустимо выдавать замуж девочку в этом возрасте, а ее мужу разрешено вступить в супружеские отношения с ней. И, очевидно, ни один мусульманин не в праве запрещать то, что разрешено в Коране.
— Маудуди, т. 5, стр. 620, прим. 13

Упомянутая процедура развода для препубертатных девочек подразумевает возможность заключения брака с ними. Поэтому отцам препубертатных девочек дозволено выдавать их замуж, а новым мужьям будет позволительно заключать с ними браки. Отсюда становится ясным стремление сторонников Ислама снизить брачный возраст девушек до девяти лет.

Действия Мухаммеда и его сподвижников вполне могут подпадать под самое строгое определение педофилии, и об этом сообщают сами же исламские источники.

Разница в возрасте между Аишей и Мухаммедом составляла 45 лет. Мухаммед женился на Аише, когда той было всего 6 лет, а спустя 3 года он «осуществил с ней свой брак».

«Рай под ногами матерей». Этот афоризм пророка Мухаммада славит женщину-мать. Смысл его заключается в том, что для каждого из нас самый близкий человек — это мать. Только она способна на истинную любовь, только она может окружить человека бескорыстной заботой и лаской, понять и разделить горести, облегчить страдания. Поэтому земной рай там, где ступает нога матери.

Концепция вторичности женщины. Широко известно, что женщина в мусульманском обществе поставлена в неравноправное, приниженное, можно сказать унизительное, положение по сравнению с мужчиной. «К женщине Коран не проявляет нежности», — такой вывод делает французский востоковед Анри Масса, ссылаясь на высказывание Мухаммада о женщинах: «Разве ж тот, кто выращен в украшениях и кто в препирательстве, не ясен?» (43:17). Этот аят характеризует женщин пребывающими лишь в думах о нарядах и бестолковых спорах — такое толкование дают ему мусульманские богословы.

По канонам ислама, женщина — человеческое существо «второго сорта». Многие мусульманские теологи полагают, что женщины не имеют души. Чем обосновывает ислам подобное отношение к слабому полу? Прежде всего — идеей его вторичности. Аллах «создал для вас (для мужчин. — Д. Е.) из вас самих жен, чтобы вы жили с ними» (30:20). Это изречение Корана не оригинально. Оно перекликается с библейским мифом о сотворении женщины: «И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену» (Быт. 2:22).

О том, обладает ли женщина душой, велись споры и среди христианских богословов. На вселенском соборе 585 года все же победило мнение, что она является человеком и душу имеет. Но права ее были по-прежнему ограничены постулатом Блаженного Августина (354—430): «Женщина не может ни учить, ни свидетельствовать, ни судить, ни тем более повелевать». Это положение сохранялось во многих христианских странах на протяжении раннего средневековья. Оспорить его было практически невозможно, ибо оно опиралось на догматический постулат Нового завета: «А учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии, ибо прежде создан Адам, а потом Ева» (1 Тим. 2:12—13).

Мухаммад, видимо, тоже колебался — есть или нет душа у женщины? В ранних проповедях, посвященных описанию рая, он ничего не говорит о ее возможности попасть в «сады вечности». Но какой рай для мужчин без женщин? И вот коранические картины райских кущей населяются вечно юными девами — гуриями, которые будут ублажать праведников. Само слово «гурия» (арабское «хурийа») происходит от «хур» — «черноглазость». «И Мы сочетаем их с черноглазыми, большеокими» (52:20), «которых не коснулся до них ни человек, ни джинн» (55:56). Однако позже он допустил вхождение в рай и жен праведников. «Войдите в рай, вы и ваши жены, будете ублажены» (43:70).

Аятолла Хомейни также объявил, что женщины имеют души. Возможно, это было вызвано прагматическими соображениями. В Иране во время войны с Ираком были созданы, наряду с батальонами смертников, отряды смертниц — «женщин-камикадзе». По Корану, душа павшего на поле брани за веру — иранские муллы объявили эту войну священной, направленной против отступников от ислама — попадает в рай. А если у женщины нет души?.. В таком случае важный стимул самопожертвования не был бы эффективным.

В коранических и библейских представлениях о вторичности женщины, колебаниях мусульманских и христианских богословов относительно существования женской души преломились воззрения, характерные для сугубо патриархального общества древности.

Кроме мифологического оправдания зависимости женщины от мужчины Коран дает и более реалистическое его объяснение: «Мужья стоят над женами за то, что Аллах дал одним преимущество перед другими, и за то, что они (то есть мужья. — Д. Е.) расходуют из своего имущества» (4:38). В этом аяте отразилась ведущая роль мужчины в кочевом скотоводческом обществе, каким преимущественно и были аравийские племена VI—VII веков, времени возникновения ислама. Кстати, и ветхозаветные суждения о женщине вытекают из патриархальной психологии древних евреев — они ведь тоже были кочевниками. В кочевых племенах именно представитель сильного пола является основным добытчиком материальных благ — пастухом-скотоводом, а также защитником не только племени, но и главного его достояния — стада от врага. Женщина же в кочевом хозяйстве играет подчиненную роль, материально зависит от мужчины. Эти базисные отношения и породили ее приниженное положение в обществе и семье. Коран лишь запечатлел его в своих установлениях тринадцать веков тому назад.
В семейной жизни долг мусульманки состоит в полном подчинении мужу, послушании и удовлетворении его желаний. Когда жена плохо исполняет свой долг, Коран так советует наставлять ее на путь истинный: «А тех, непокорности которых вы боитесь, увещайте и покидайте их на ложах и ударяйте их. И если они повинятся вам, то не ищите пути против них» (4:38). Согласно преданию, Мухаммад призывал мусульман к хорошему обращению с женами. Но при этом исходил, как из само собой разумеющегося, из неравного положения женщины: «Обращайтесь с женами вашими хорошо, так как они у вас как бы пленницы; сами они не имеют никакой воли ни в чем, что их касается».

Если «мусульманин» значит «покорный (Аллаху)», то мусульманка, по исламским канонам, должна быть покорна и своему мужу, своему земному богу и властелину. Чувство собственного превосходства по отношению к женщине, которое веками культивировалось у мужской половины общества, внушалось с младых ногтей мальчику и подростку, и, наоборот, сознание своей неполноценности, «второразрядности», насаждавшееся среди слабого пола, — все это закрепило мусульманскую традицию: «мужчина — бог и царь в семье». И в обществе даже тех мусульманских стран, где женская эмансипация сделала большие успехи, например в Турции, мужчина занимает всегда более высокое положение при равных прочих условиях — одной и той же профессии, одинаковом образовании, чем женщина. В семье младший брат — какой-нибудь карапуз лет семи-восьми может приказать старшей сестре, взрослой девушке, подать что-либо, принести или сделать. И это — норма. Ведь он мужчина. Рождение девочки, а не мальчика воспринимается во многих семьях, как несчастье. Правда, пожилая и многодетная мать окружена уважением и любовью всех членов семьи, включая и мужа, особенно если она родила ему нескольких сыновей.

В повседневной жизни мусульманка скована бесчисленными правилами поведения: обязана уступать дорогу мужчине, не имеет права обгонять его. Не принято в мусульманских странах и уступать женщине место в общественном транспорте. Особенно строго эти традиции соблюдаются в тех странах, где ислам — государственная религия, где нормы шариата, мусульманского юридического и морального кодекса, — основа гражданского к уголовного права, где новые веяния пока что мало коснулись семейных отношений. Это, в первую очередь, Саудовская Аравия, княжества Персидского залива, Иран, Пакистан, Ливия... Женщину ислам ущемляет во многих правовых вопросах. Так, при наследовании имущества дочь получает вдвое меньше, чем сын. «Завещает вам Аллах относительно ваших детей: сыну — долю, подобную доле двух дочерей» (4:12). И в других случаях раздела имущества Коран отдает мужчине «столько же, сколько доля двух женщин» (4:175)1. Свидетельские показания двух женщин приравнены к показаниям одного мужчины (2:282). Женщина не имеет права давать присягу, брать на себя какое-либо обязательство без разрешения мужа или отца и т. д. и т. п.

Полигиния. Известно также, что ислам поощряет многоженство или, по этнографической терминологии, полигинию. (Полигиния — разновидность полигамии, «многобрачия»; другая ее разновидность — полиандрия, многомужество.) Коран провозглашает: «...женитесь на тех, что приятны вам, женщинах — и двух, и трех, и четырех» (4:3). Помимо законных жен разрешается иметь наложниц (раньше это были рабыни).

Есть несколько версий происхождения полигинии в исламе. Так, Ε. А. Беляев полагал, что арабские купцы, переезжавшие из города в город по торговым делам, заводили по жене в каждом городе, и в совокупности получался гарем. Некоторые историки, в частности египетский автор Мухаммад Кутб, объясняли возникновение многоженства нехваткой мужчин, которые гибли в боях с неверными во время арабских завоеваний: «нельзя же было лишать женщин права на семейную жизнь, хотя бы и разделенную с другими женами». Поэтому, отмечает он, поощрял пророк и браки вдов, оставшихся без средств после потери мужа-кормильца.

Однако и в отношении многоженства ислам не изобрел чего-либо нового. Полигиния существовала у арабов до распространения ислама: вожди аравийских племен, родовые старейшины имели каждый до десяти жен. Коран даже несколько сократил масштаб полигинии, ограничив число законных супруг четырьмя. Да и история других народов свидетельствует, что полигинные браки — еще одна характерная черта патриархального общества. Они бытовали в древности у тюрков задолго до их исламизации, у монголов, а также у славян до принятия христианства. И в Ветхом завете постоянно встречаешься с фактами многоженства: у многих его персонажей по крайней мере не менее двух жен одновременно, а израильско-иудейские государи численностью своих гаремов могут поспорить с халифами, султанами и шахами — у царя Соломона, например, было 700 жен и 300 наложниц.
Ради исторической объективности следует отметить, что установления Мухаммада в чем-то улучшили положение женщины, были прогрессивным явлением по сравнению с прошлыми, доисламскими обычаями арабов. Действительно, Коран ограничил число законных супруг четырьмя вместо десяти, как это было у язычников; осудил недовольство отца, вызванное рождением девочки, а не мальчика; выступил против обычая заживо хоронить новорожденных девочек, к чему иногда прибегали арабы, стремясь избавиться и от лишнего рта, и от нежеланной дочери (в арабском языке есть даже особые слова, означающие «похороненная заживо» — ва'ида, мау'вуда, от глагола ва'ада — «закапывать живьем»). Варварский обычай умерщвления младенцев женского пола существовал у многих первобытных народов; например, у славян до принятия ими христианства мать имела право убить новорожденную, если семейство было слишком многочисленным. Наконец, Мухаммад отменил левират — обычай, по которому вдова могла вступить в брак только с деверем — братом покойного мужа. (Латинское слово «левир», от которого происходит этнографический термин «левират», и означает «деверь».)

Однако в отношении числа своих собственных жен пророк сделал исключение. Он не ограничился четырьмя супругами, всего их у него было пятнадцать. Правда, пока была жива первая — Хадиджа, Мухаммад не брал второй жены. Но после ее смерти он вступил в несколько браков. Часть этих брачных союзов вызывалась политическими мотивами, стремлением скрепить свои связи с влиятельными людьми. Так, в частности, женами пророка были: Аиша — дочь Абу Бакра, одного из сподвижников пророка, будущего первого халифа, Хафса — дочь 'Умара (Омара), будущего второго халифа, Умм-Хабиба — дочь Абу Суфйана, главы торговцев в Мекке, сначала врага, затем влиятельного сторонника Мухаммада. Но были браки и лишенные этих мотивов. Так, одна из жен, Сафийа, еврейка, попавшая в плен, была выкуплена им за красоту. Христианку-наложницу Марйам он возвел в ранг жены. Больше того, однажды он увидел Зайнаб, жену своего приемного сына Зайда, без чадры, и так она ему приглянулась, что Зайд развелся с Зайнаб, чтобы пророк мог и ее взять в жены. После этого случая в Коране появился аят, разрешающий женитьбу на бывших женах приемных сыновей: «Когда же Зайд удовлетворил свое желание по отношению к ней, Мы (то есть Аллах. — Д. Ε.) женили тебя на ней, чтобы для верующих не было стеснения с женами их приемышей, когда они удовлетворят свои желания» (33:37).

Оправдывая свою суперполигинию, Мухаммад произнес несколько аятов: «О пророк. Мы разрешили тебе твоими женами тех, которым ты дал их награду, и тех, которыми овладела твоя десница из того, что даровал Аллах тебе в добычу (то есть пленниц-рабынь. — Д. Е.), и дочерей твоего дяди со стороны отца, и дочерей твоих теток со стороны отца, и дочерей твоего дяди со стороны матери, и дочерей твоих теток со стороны матери...2 и верующую женщину, если она отдала самое себя пророку, если пророк пожелает жениться на ней... После этого тебе не дозволяется больше женщины и заменять их другими женами, хотя бы тебя и поражала их красота, если не теми, которыми овладела десница твоя» (33:49, 52).

Этим допущением иметь более четырех законных жен, а наложниц-рабынь («которыми овладела десница твоя») — без числа пользовались преемники — Мухаммада — халифы, а также султаны, шахи, ханы и все «сильные мира сего» в мусульманских странах. Численность их гаремов достигала невероятной величины, особенно за счет наложниц — одалисок. У аббасидского халифа Мамуна (813—833) гарем насчитывал шесть тысяч триста женщин. И другие, более поздние, мусульманские владыки не ограничивали себя в этом отношении. Так, у персидского шаха Фатх-Али (1797—1834) в гареме было 158 жен знатного происхождения и более чем 900 наложниц. Этот Бабахан (Папаша) — так прозвали его в народе — оставил после себя около двух с половиной тысяч детей и внуков... Гарем из 1200 жен и наложниц был и у другого шаха — Насер-од-Дина (1848—1896). Даже в XX веке турецкий султан Абдул Хамид II (1876—1909) имел около 1000 женщин в гареме.

Итак, для мужчин — многоженство, для женщин — один муж, делимый с соженами. (Кума — сожена, такой термин существует в тюркских языках; возможно, он попал и в славянские языки, только с переосмысленным значением — крестная.)

Ислам ограничивает для женщины круг потенциальных женихов. Если мусульманин может жениться на представительницах не только мусульманской религии, но и на иноверках — христианках, иудейках и т. д., то мусульманка вправе выйти замуж исключительно за мусульманина. В этом установлении ислама можно видеть продолжение в несколько измененном виде патриархальных обычаев племенной эндогамии и гипергамии. Племя никогда не отдает своих девушек на сторону— женами в другое племя; они обязаны выходить замуж только за соплеменников (эндогамия). Однако мужчина может — и это даже поощряется — брать в жены иноплеменниц (гипергамия). В патриархальном обществе эндогамия способствовала сохранению языковых и этнических особенностей данного племени, а гипергамия — расширяла его биологическую основу. В исламе племенные эндогамия и гипергамия превратились в конфессиональные, что вело к притоку в мусульманскую общину женщин из других религиозных общин, их дальнейшей исламизации и в конечном счете росту числа мусульман.
Брак и развод по-мусульмански. Ислам узаконил положение, характерное для родо-племенной идеологии, когда брак был священной обязанностью каждого члена племени, безбрачие — преступлением перед обществом и сородичами. Коран призывает: «И выдавайте в брак безбрачных среди вас и праведных рабов и рабынь ваших. Если они бедны, — обогатит их Аллах Своей щедростью» (24:32). А шариат даже требует от родителей, чтобы их дочери как можно раньше становились женами, имея в виду хадис — изречение Мухаммада: «Счастлив тот отец, который выдал свою дочь замуж до того, как у нее появилась первая менструация».

Основываясь на другом хадисе, гласящем: «Худший из мертвых — тот, кто умер холостым», крупнейший мусульманский теолог и правовед, имам Медины Малик ибн Анас (708—795) писал: «Человек, сочетавшийся браком, имеет перед Аллахом больше заслуги, чем самый набожный мусульманин, оставшийся холостым».
Мусульманский брак заключается как договор, по которому женщина перестает быть «запретной» (харам) для мужчины, вступающего с ней в брачный союз. До заключения договора жениху запрещается общаться с невестой. Формулу бракосочетания произносят в присутствии муллы сначала невеста, затем жених. Желательно прочесть ее на арабском языке, но можно и на другом. Шариат допускает произнесение этой формулы и родителями брачующихся или их доверенными лицами. Это облегчает задачу тем родителям, которые выдают — а это нередко — своих дочерей замуж насильно.

В Коране ничего не сказано о брачном возрасте. Но тот факт, что Аише, одной из жен пророка, было девять лет, когда он на ней женился, дал основание мусульманским правоведам считать возможным выдавать девушку замуж по достижении этого возраста. Для юношей брачный возраст наступает, по шариату, в 15 лет Современное законодательство большинства мусульманских стран устанавливает возраст полной брачной правоспособности для обоих супругов в 15—18 лет.

В формуле бракосочетания, которую произносит невеста: «Считаю себя твоей женой...» — содержится упоминание и о махре — выкупе за нее. Хотя ислам смотрит на женщину как на неполноценное человеческое существо, ценится она в мусульманском обществе весьма высоко, но ценится как товар. И при женитьбе мусульманин должен платить за невесту выкуп. «И давайте женам их вено в дар» (4:3). Вено — так называлась плата за невесту у славян, и так перевел И. Ю. Крачковский арабское слово «махр», или калым.

Некоторые мусульманские правоведы различают понятия «калым» и «махр». Опираясь на положение Корана («И давайте женам их вено в дар»), они толкуют махр как подарок невесте, а калым — как собственно выкуп за нее, уплачиваемый семье девушки. При этом считается, что махр становится личной собственностью жены. Но это теоретически. На практике же махр поступает в распоряжение, как правило, родителям, другим родственникам или опекунам девушки и не отличается в сущности от калыма. Женитьба с калымом — одна из патриархальных форм брака, покупной брак, или брак-покупка, го терминологии этнографов. Семья жениха девушку покупает, семья невесты — продает. Обычай калыма описан и в Ветхом завете: «Если обольстит кто девицу необрученную и переспит с нею, пусть даст ей вено [и возьмет ее] себе в жену. А если отец не согласится выдать ее за него, пусть заплатит столько серебра, сколько полагается на вено девицам» (Исх. 22:16).

Цена невесты зависит не только от внешних данных девушки, но и от ее нравственных добродетелей. «Женитесь же на них с дозволения их семей и давайте их плату с достоинством,— целомудренным, не распутничающим» (4:29). Особенно ценится в невесте девственность3. Так, за рабыню-недевственницу Коран предписывал платить только половину махра, положенного за девственную невольницу: «им половина того, что целомудренным, из наказания» (4:30).

В мусульманских странах плата за невесту достигает порой очень больших сумм: например, в Турции — стоимости автомобиля, дома, земельного участка. Особенно велика она в Омане, Объединенных Арабских Эмиратах, составляя подчас десятки тысяч долларов. Это обстоятельство вынуждает все большее число молодых людей уезжать в поисках невест за границу или жениться на иностранках немусульманского вероисповедания. Острота проблемы побудила оманского султана Кабуса бен Сайда призвать соотечественников отказаться от практики высоких выкупов за невест и ограничиться символическим махром. Рост числа браков с иностранками породил и новую проблему — многие местные девушки могут остаться без женихов. Стремясь разрешить ее, власти ОАЭ ввели пошлину на «ввоз» иностранных невест в страну, своего рода меру торгового протекционизма...

Но есть способы и обойти выплату калыма. В Турции, особенно в восточных ее провинциях, в Иране у кочевых групп населения, а также у афганских, курдских и других племен для этого существует обычай умыкания. При невозможности уплаты калыма парень просто-напросто крадет девушку и скрывается с ней в горы, лес или ближайший город. Делает это обычно с помощью своих родственников и друзей. Умыкание — предприятие опасное: родственники девушки бросаются в погоню, прихватив оружие. Но чаще всего оно завершается благополучно — примирением сторон и уплатой незначительного, чисто символического калыма. Умыкание — один из древнейших видов брака: можно вспомнить хотя бы похищение сабинянок из истории Рима.
Обычай махра породил и такой способ женитьбы, как обменный брак. Например, если у юноши есть сестра на выданье, а в соседней семье у девушки — брат, то две семьи просто обмениваются невестами, не прибегая к калыму. Обменный брак существовал у арабов и до ислама, он назывался никях уль-бадаль.
Бывает, что молодой человек из бедной семьи как бы запродает себя семье невесты в счет калыма — входит в нее зятем-примаком. Брак в этом случае оформляется порой не сразу: жених должен сначала отработать какое-то время в хозяйстве будущего тестя. По этнографической терминологии, это — брак-отработка. В Коране такой способ женитьбы изложен в рассказе о Мусе (Моисее), Отец невесты говорит ему: «Я хочу тебя женить на одной из этих моих дочерей с тем, что ты наймешься у меня на восемь лет» (28:27). Муса согласился.
Брак-отработка описан и в Ветхом завете: «Иаков полюбил Рахиль и сказал (ее отцу Лавану. — Д. Ε.): я буду служить тебе семь лет за Рахиль... И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее» (Быт. 29:18, 20).

В доисламской Аравии практиковался и временный брак, что также вызывалось невозможностью выплатить махр. В этом случае женщину брали в жены на определенное время, хотя и за определенную плату, но меньшую, чем при обычном браке. Срок такого брака мог быть от одного дня до нескольких лет. Коран признает его законным и предписывает мужчинам платить за такое сожительство: «А за то, чем вы пользуетесь от них, давайте им их награду по установлению» (4:28). Покупка «жены» на один или даже больше дней была, как можно догадаться, легализованной исламской проституцией. Обычай временного брака никях уль-мут'а, или просто — мут'а (персы называют его сигэ), сохранился до наших дней у шиитов. Однако сейчас он приобрел некоторые специфические черты. Так, в Иране и Ираке (в этих странах большинство населения — шииты) временный брачный союз заключают чаще всего пожилые одинокие люди, с тем чтобы помогать друг другу по хозяйству. Без оформления такого брака это невозможно, ибо шариат запрещает пребывание женщины в доме постороннего мужчины. Шариат предусматривает также, что в договор о временном браке может быть внесено условие, которое ограничивает обязанности жены лишь уходом за мужем, приготовлением пищи и т. п., без физической близости.

Итак, многие формы брака, узаконенные исламом, это не что иное, как видоизменения брака-покупки, вызванные невозможностью или нежеланием платить калым. Такой вывод подтверждается и другими этнографическими наблюдениями. Например, у арабов до сих пор наиболее предпочтительно жениться на дочери дяди со стороны отца. Причем именно по отцовской линии должна приходиться она жениху двоюродной сестрой, то есть кузиной. Такие браки этнографы называют ортокузенными (прямо-кузенными) в отличие от кросскузенных (перекрестно-кузенных), когда женятся на кузинах со стороны матери. При ортокузенном браке махр не уходит в чужой род, а остается в своем, отцовском, в семье дяди по отцу. У арабов эти браки настолько распространены, что даже термины родства «амм» — «дядя по отцу» и «бинт уль-амм» — «дочь (такого) дяди» имеют второе значение, соответственно: «тесть» и «жена». А в собрании арабского фольклора, преданий и песен, составленным в X веке Абу-ль-Фараджем аль-Исфахани, жена называется только словом «бинт уль-амм» и тесть — «амм». Материальная заинтересованность рода в таких браках откровенно пояснена в Ветхом завете: «чтобы не переходил удел из колена в другое колено» (Чис. 36:9).

Наконец, у доисламских арабов существовал обычай жениться на одной из жен умершего отца (конечно, если она не была родной матерью). Здесь опять-таки проявляется отношение к женщине как к товару, имуществу, приобретенному родом, семьей за махр, и стремление сохранить это имущество при себе.

Некоторые исследователи, в частности Е. А. Беляев, Л. И. Шайдуллина, пытались найти в доисламской Аравии пережитки матриархата, видели их, например, в такой форме брачного союза, при котором несколько мужчин состояли в браке с одной женщиной, то есть в многомужестве, полиандрии. Однако этнографические исследования полиандрических браков, сохранившихся поныне у народов Гималаев и Тибета, а в XIX веке бытовавших у алеутов и эскимосов, показали, что их причиной является опять-таки выкуп за невесту, а именно — невозможность для мужчины оплатить в одиночку всю стоимость невесты. И как правило, при таком браке одну жену на всех покупают «вскладчину» несколько братьев. Бывает, что братьев много — человек пять и больше, тогда они берут в совместный союз не одну, а двух-трех женщин. Для этого вида брака этнографы придумали даже особый термин — полигинандрия, что можно перевести, как «многоженомужество» или «многомужеженство». Таким образом, нет необходимости связывать полиандрию с матриархатом, все объясняется гораздо проще. Вообще вряд ли может быть успешной попытка отыскать у доисламских арабов остатки материнского родового строя. В кочевом скотоводческом обществе нет места для отношений матриархата, хотя бы в их пережиточной форме. Такой социум, как, впрочем, и общины бродячих или оседлых охотников, сугубо патриархален в своей изначальной основе. Ведущая роль мужчины определена здесь типом хозяйства и вытекающих из него семейных и иных общественных отношений.

Несовместим с матриархатом и калым. Как показали этнографические исследования, в тех обществах, где имеются явные пережитки материнского родового строя, существует не обычай платы за невесту, а обычай приданого, то есть «приплаты» за нее, которую дает семья невесты семье жениха, обычай прямо противоположный, И бывают случаи, когда девушка не может выйти замуж, если не имеет богатого приданого. В Индии, например, это нередко приводит к трагедиям для девушек из бедных семей: отчаявшись выйти замуж, некоторые из них кончают жизнь самоубийством.

Этнографы до сих пор не пришли к убедительному выводу о том, какие причины лежат в основе этих двух противоречащих друг другу обычаев. Установлено, однако, что калым характерен для общества скотоводов или охотников, а приданое — для земледельческих, как правило, прочно оседлых обществ. Исходя из этого, некоторые исследователи полагают, что калым в своей первооснове — это плата за работника, каким и является женщина в охотничьем или скотоводческом хозяйстве. На ней лежат обязанности по обработке добычи (в первом случае) или продуктов скотоводства (во втором). Мужчина же в таком хозяйстве, хоть и основной добытчик, но все же как бы «вольный стрелок», охотник или пастух. В земледельческом же хозяйстве основные и самые тяжелые работы выполняет мужчина — пашет и сеет, строит жилье. Женщина же рассматривается здесь как вспомогательная рабочая сила, она участвует в более легких работах (например, жатва), ведет домашнее хозяйство. Поэтому общество видит в ней полуиждивенку, которая и должна приданым, принесенным в семью мужа, как бы компенсировать свое неполноценное участие в труде. Но представляется, что эта гипотеза малоубедительна.
Кстати, покупной брак существовал в Индии у арийских скотоводческих племен до перехода их к оседлому земледелию, в период создания Ригведы, священной книги индуизма, то есть во II—I тысячелетии до н. э. Он назывался асура. В патриархальном обществе ариев все дети считались семейной собственностью и девушки могли быть выданы замуж за деньги. Существовал также брак арша, при котором отец невесты получал за нее выкуп в виде пары коров. По мере перехода индоариев к земледелию эти обычаи исчезли. Традиция калыма была вытеснена традицией приданого.

Можно также предположить, что обычай приданого возник в земледельческом обществе еще во времена материнского родового строя, когда женщина играла ведущую роль в хозяйстве (считается, что именно женщина изобрела ручное, или мотыжное, земледелие, перейдя к нему от собирательства плодов и растений), была главой семьи, рода и распоряжалась родовой и семейной собственностью. При браке своих дочерей она могла выделять им часть этой собственности (как в патриархальном обществе это делает отец при отделении сына) в приданое, закладывая материальную основу новой семьи, нового рода. Впоследствии, когда патриархальные отношения одержали победу и у земледельцев, что произошло уже при пашенном, или плужном, земледелии, сочетающемся со скотоводством, приданое из добровольного даяния превратилось в обязательный обычай.

Под влиянием соседних народов, практикующих женитьбу с приданым, этот обычай распространился и у арабов, турок, других мусульман. Но он имеет свои особенности: фактически это небольшая часть калыма, которая идет на самое необходимое для первоначального обустройства новой семьи, — постельные принадлежности, кухонную утварь. Собственно, арабское наименование приданого «джихаз» и производные от него турецкие слова «джехиз», «чеиз» и значат «оснащение», «снаряжение». У христиан-арабов приданое называется «дота» («дута»). Это — заимствование из европейских языков (итальянское «дота», французское «дот», латинское «дотация»)...
В последнее время, правда, свадьбы с приданым становятся распространенным явлением среди мусульманской буржуазии, других зажиточных слоев населения. Это связано с дальнейшим развитием капиталистических отношений во многих мусульманских странах: заключение брачных уз служит нередко удовлетворению денежного интереса, голого чистогана. Такие браки-сделки подвергаются критике со стороны духовенства, объявляющего их несовместимыми с нормами шариата, который признает лишь выкуп за невесту. Свадьба с приданым рассматривается мусульманскими правоведами как влияние Запада. Однако вернее считать ее порождением буржуазных отношений, разрушающих даже исламские патриархальные традиции.

Мужские привилегии в мусульманском браке не ограничены правом на многоженство. Мужчина может легко отказаться от жены, жениться бесчисленное множество раз, если, конечно, позволяет его имущественное положение. Так, например, развод по-мусульмански — весьма простая процедура: мужу достаточно трижды сказать жене в присутствии двух свидетелей «ты свободна» («анти талик» у арабов, «бошсун» у турок) или три раза произнести слово «таляк» — «развод», «освобождение» (у всех мусульманских народов), после чего жена должна собрать свои вещи и покинуть дом мужа. По сути, это даже не развод, а отказ от жены, ее «отставка». Взрослые дети остаются с отцом, а малолетних может взять мать. Коран определяет возраст остающихся у матери детей и средства на их содержание следующим образом: «А родительницы кормят своих детей два полных года; это — для того, кто захочет завершить кормление. А на том, у кого родился — пропитание их и одежда согласно обычаю» (2:233). Получив развод, женщина может выйти замуж только после определенного срока — по истечении трех лунных месяцев.

У арабов-язычников право расторжения брака принадлежало исключительно мужчине. Шариат мало что изменил в этом отношении, сохранив инициативу при разводе за мужем. Женщина может развестись только с неизлечимо больным, страдающим половым бессилием или потерявшим рассудок супругом.

Легкость расторжения брака для мужчины приводила еще при жизни Мухаммада к непредвиденным казусам. Бывало, что при ссоре с женой муж в гневе и при свидетелях трижды кричал «таляк», давая ей развод. По Корану, после этого женщина становилась для него «запретной» (харам) и он уже не мог вернуть ее в свою семью, даже если одумался и раскаялся в содеянном. Для восстановления прежнего положения шариат предписывает разведенной выйти замуж за другого, затем развестись с ним: только после этого она может заключить с первым мужем новый брачный договор. Так повелел Мухаммад: «Если же он дал развод ей... то не разрешается она ему после, пока не выйдет она за другого мужа, а если тот дал ей развод, то нет греха над ними, что они вернутся» в прежнее состояние (2:230), Это правило сдерживало, в какой-то степени рассерженных мужей от скоропалительных разводов.

Есть еще одна особенность в практике мусульманского развода. Муж может при свидетелях сказать своей жене «таляк» один раз и даже два раза. Это как бы «первое серьезное предупреждение» для жены. Первый и второй таляк, являются отменимыми и неокончательными: они не прекращают брачных отношений между супругами, если до окончания определенного срока, называемого идда (он равен трем менструальным циклам, то есть примерно девяноста дням), муж возвращает жену. Для этого не требуется ее согласия, заключения нового брачного договора и уплаты нового махра. Во время такого «полуразвода» жена должна жить в доме мужа, во всем ему подчиняясь, даже следовать за ним, если он меняет местожительство. Естественно, что этот обычай предоставляет мужу неограниченную возможность оказывать на жену, чем-либо ему не угодившую, мощное психологическое давление... Если же срок идда истекает и муж не возвращает жену на супружеское ложе, то брак прекращается. Однако это не мешает бывшим супругам заключить между собой новый брачный союз без соблюдения каких-либо других условий.

Половая сегрегация. Ислам устанавливает строгие правила отделения женщин в быту, в общественных местах от посторонних мужчин. Это конкретное воплощение концепции «харама» — запретности, хранимости, заповедности женщины от общения с мужчинами, не состоящими с ней в близкородственных отношениях, и привело в мусульманских странах к так называемому женскому затворничеству. Шариат детально разработал, а исламская юстиция настойчиво осуществляла предписания изоляции прекрасного пола от «чужих» мужчин,
В женской одежде этому служат особые покрывала — чадра, чаршаф, хауля, хиджаб, парда, паранджа, чачван. Их названия, как и покрой, варьируют в разных странах, но предназначение одинаково — укрыть голову так, чтобы не видно было ни волоска, закрыть большую часть лица, оставив женщине лишь возможность видеть окружающее, иногда только одним глазом, скрыть очертания фигуры.

Шариат основывает предписания в отношении женской одежды на заветах Мухаммада: «О пророк, скажи твоим женам, дочерям и женщинам верующих, пусть они сближают на себе свои покрывала. Это лучше, чем их узнают; и не испытают они оскорбления» (33:59), «пусть они потупляют свои взоры, и охраняют свои члены, и пусть не показывают своих украшений... пусть набрасывают свои покрывала на разрезы на груди» (24:31). Далее в этом аяте перечислены мужчины, на которых не распространяется запрет лицезрения женщины: муж, отец, свекор, сыновья (в том числе сыновья мужа от других жен), рабы («кем овладели десницы») и евнухи («слуги из мужчин, которые не обладают желанием»).

Ноги женщины, по правилам шариата, должны быть полностью закрыты, подол платья должен прикрывать обувь. Современные мусульманские богословы и правоведы резко осуждают в связи с этим мини-юбки, шорты, заявляя, что «голые женские колени — все равно что горящие поленья в аду».

Пророк подал пример сегрегации женщин в общественных местах. Так, когда он в 630 году вступил в Мекку, признавшую его власть, то принял присягу жителей на верность исламу в народном собрании по отдельности — сначала у мужчин, потом у женщин.

Ислам предусмотрел отделение женщин от мужчин даже в мечети, где для молящихся мусульманок отведена небольшая задняя часть молитвенного зала, отгороженная перегородкой, нечто вроде галерки, только внизу, в «партере».
Некоторые исследователи полагают, что затворничество женщин возникло в раннем исламе потому, что в этот период нарастания арабских завоеваний многие селения и города превращались в стоянки вооруженных отрядов; обстановка военного лагеря, в котором собиралась масса молодых мужчин, требовала сокрытия от их взгляда «луноликих красавиц», дабы не произошло нежелательных эксцессов. Возможно, этот фактор имел место. Однако основные причины женского затворничества, как и других установлений ислама касательно женщин, лежат глубже.

В самом деле, не ислам изобрел отделение женщин от посторонних мужчин и предписал скрывать семейно-брачную жизнь от постороннего ока. Да и вряд ли такой обычай мог родиться среди аравийцев, кочевников-бедуинов по преимуществу. Бедуинки до сих пор не носят хаули, а кочевое жилище — шатер, палатку трудно разделить на мужской и женский покои. Затворничество женщин — обычай, возникший среди горожан. Ислам лишь канонизировал и довел до крайности этот патриархальный обычай, существовавший во многих городских цивилизациях древности. В Вавилонии и Ассирии женщины носили покрывала, закрывавшие лицо. В хеттской иероглифике есть специальный знак, символизирующий отдельное помещение для женщин. Особая женская половина дома — гинекей — была в античной Греции. В знатных индийских семьях женщин «затворяли» в первом веке нашей эры, когда ислама не было и в помине. Самостоятельно развился у индийцев и обычай парды (парда — покрывало, занавес, перегородка) — традиционное избегание женщинами не только посторонних мужчин, но даже и мужской родни мужа. И в допетровской Руси жизнь боярынь и дворянок, хоть и не так строго, но все же была ограничена стенами терема, а голова женщины должна была быть покрытой платком: появиться на людях без платка — значило уронить свою женскую честь, «опростоволоситься»...

Мусульманские традиции многоженства соблюдались, а в некоторых странах соблюдаются и сейчас в основном среди богатых слоев населения. Ведь для того, чтобы прокормить, одеть, обуть и разместить под кровом четырех жен, нужны немалые средства. Поэтому у простого люда всегда было и есть не больше одной жены. Да и «гарем» состоятельного мусульманина чаще всего ограничивается двумя женами. И выполнению предписаний женского затворничества мешают многие житейские причины: жилище бедняка не настолько просторно, чтобы выделять в нем женскую половину; крестьянки, трудясь в поле, не надевают чадры, которая была бы лишь помехой при работе, кочевницы тоже ее не носят. «Чадра — убор белоручки» — говорится в турецкой поговорке. Крестьянки облачаются в эту форму одежды лишь тогда, когда едут в город. На деревенской же улице они только прикрывают рот и нос концом головного платка, если мимо проходит мужчина.

«Запретная» и хранимая. Ценимая, как товар, женщина имеет, если развивать дальше этот взгляд ислама на нее, и другую ипостась имущества — она кому-то принадлежит. Сначала это отец, затем муж. Для всех остальных она табу, харам, запретна. Право владения ею, как и вообще право частной собственности, священно. Поэтому девушка, женщина — особо хранимое семейное «имущество», все члены семьи бдительно стоят на страже ее чести.

Среди мусульман бытует мнение, что мужчина может чувствовать к женщине только половое влечение. В уме мусульманина, воспитанного в духе этой традиции, просто не укладывается мысль о том, что между мужчиной и женщиной могут существовать какие-либо иные взаимоотношения, кроме половых, отношения, например, коллег по работе или учебе. Нравственное поведение как мужчины, так и женщины регламентируется строгим кодексом приличий. Мужчина, не соблюдающий этих норм, пытающийся вне рамок этого кодекса установить какие бы то ни было связи с женщиной, преследует, по мнению блюстителей исламской морали, лишь низменные цели. А женщина становится объектом сплетен и пересудов, если увидят, как она перекинулась хотя бы двумя-тремя словами даже со случайным прохожим. Сватовство происходит только через родственников. При этом инициаторами выступают родители будущего жениха. Знакомства на улице, в парке, кино и т. п. сурово осуждаются. Да и вряд ли юноша заговорит с незнакомой девушкой: он хорошо знает патриархальные нравы, знает, что может встретить резкий отпор мужчин из ее семьи. Правда, в тех странах, где ислам сильно потеснен секуляристскими реформами, например в Турции, парень и девушка, особенно в городах, в рабочей, интеллигентской и студенческой среде довольно свободно знакомятся друг с другом. И если дело идет к свадьбе, между ними устраивают на западный манер нечто вроде помолвки. Такая помолвленная пара уже свободно может появляться на людях, не вызывая нареканий ревнителей нравственности.

Сексуальная мораль в исламе предельно строга. Добрачные связи — пятно бесчестия, которое бросает тень не только на семью «грешницы», но и на всю деревню, на весь квартал в городе. Нарушение норм половой морали — действительное или мнимое — часто влечет за собой самосуд толпы. Особенно жестоко наказывается супружеская неверность. В Саудовской Аравии женщину за измену мужу побивают камнями, что обычно заканчивается ее смертью. В Ливии принят закон о наказании за прелюбодеяние, разработанный в соответствии с шариатом. Согласно этому закону, лица, совершившие такой проступок, наказываются публичной поркой. Ведь в Коране сказано: «Прелюбодея и прелюбодейку побивайте каждого из них сотней ударов» (24:2). Если же обвиняемые докажут свою невиновность, то порке подвергается клеветник, оговоривший их. «А те, которые бросают обвинение в целомудренных... побейте их восемьюдесятью ударами и не принимайте от них свидетельства никогда» (24:4). Если муж публично отказывается признать себя отцом ребенка своей жены, а ей удастся доказать обратное, то удары плетью получит муж. Жену, которая не может оправдаться, но и не признает себя виновной, заключают в тюрьму, где она содержится до тех пор, пока не сознается в грехе, или не представит факты, оправдывающие ее. Истоки этого положения опять-таки в Коране: «А те из ваших женщин, которые совершат мерзость... держите их в домах, пока не упокоит их смерть или Аллах устроит для них путь» (4:19). Если женщина, совершившая прелюбодеяние, беременна, то наказание откладывается — она подвергается ему спустя два месяца после рождения ребенка.

В мусульманских странах существует особая полиция — полиция нравов, стоящая на страже половой морали. Поэтому на улицах не увидишь целующуюся или обнявшуюся парочку — полиция нравов пресекает эти прегрешения. Шофер такси обычно не выключает свет в машине, если вечером к нему садится парочка. Ведь он не знает, кто его пассажиры — законные супруги, брат с сестрой или просто влюбленные. И лучше — блюсти нравственность.

Даже любовь между супругами, если она есть, всегда тщательно скрывается от стороннего взгляда. Считается неприличным проявлять публично нежные чувства к своей жене. Супруги очень редко появляются вместе. Муж даже избегает говорить о своей жене, упоминать ее имя. Предосудительно у мусульман справляться о здоровье жены, тем более делать ей подарок по случаю праздника, дня рождения и т. п. Традиционная вежливость требует спрашивать о здоровье семьи — аиле, передавать привет, если вы раньше бывали в этом доме и знакомы с женой (или женами), опять-таки семье. Да и само слово «аиле» значит не только «семья», оно имеет и более узкое значение — «жена», «жены» или «женская половина семьи», куда входят и дочери, и другие родственницы, и малолетние сыновья, иными словами, все, кто обитает в женской части дома.

В кинотеатрах, особенно провинциальных городов, имеются отдельные «семейные места», отгороженные от остальной части зрительного зала. Здесь располагаются женщины, девушки, дети. Мужчинам вход сюда запрещен. Когда в какой-либо город приезжает популярный певец, певица или труппа артистов, кроме обычных концертов и представлений «для всех» днем устраивают и «семейные концерты», на которые вход разрешен только прекрасному полу. Мужчинам на них билетов не продают. Единственные представители мужского пола, которых пускают в зал, — дети до 15 лет, пришедшие с матерями или сестрами. В праздничной толпе на улицах, площадях, особенно вечером, мало женщин и девушек — почти одни мужчины, юноши, подростки. А если и есть представительницы женского пола, то обычно — в сопровождении родственников. Жена, взрослые дочери и сестры находятся под постоянной опекой своих близких. Девушку до замужества опекает отец или брат, замужнюю женщину—муж. Многие мусульмане не позволяют своим женам отлучаться из дома в одиночку даже днем. И часто женщины ходят по своим делам группами, компаниями — несколько родственниц, соседок или знакомых.

Ограничения, связанные с затворничеством женщины, препоны, налагаемые на ее поведение концепцией харама, отрицательно сказываются на развитии многих общественно важных сфер деятельности в мусульманских странах. Так, во многих из них не хватает врачей, но еще более острый недостаток испытывают они в среднем медицинском персонале: одна медсестра приходится на трех-четырех врачей. Родители, как правило, не одобряют выбора дочери, если та захочет стать медиком. «Женщина не должна приближаться к чужому мужчине, будь она врач или медсестра, а он — ее пациент: такое общение безнравственно», — утверждают приверженцы мусульманских традиций. Предосудительно, в их представлении, и работать медсестре вместе с врачом-мужчиной: она должна работать в паре только с врачом-женщиной и обслуживать только женщин. Вот почему в мужских отделениях поликлиник и больниц мусульманских стран чаще встречаешь медбратьев, а не медсестер.

Женщин-врачей — единицы, а мужской медперсонал сталкивается с большими трудностями, когда пациент — женщина. Так, шариатом предписано, что врач-мужчина при осмотре больной может трогать ее тело руками, но если можно обойтись лишь визуальным осмотром, то не должен его касаться. Если же необходимо ощупать руками тело, то он не должен смотреть на него. Интимные части тела шариат рекомендует осматривать через зеркало.
Мусульманские ригористы выдвигают разные доводы и против того, чтобы женщина работала на фабрике или в учреждении: ведь там она может общаться с чужими мужчинами. Единственное допущение, которое они при этом делают, — возможность трудиться там, где персонал почти исключительно женский, например ткацкие, швейные и тому подобные предприятия. Закрыта для женщин и сфера производства пищевых продуктов; как и торговля ими, работа, связанная с приготовлением пищи. Но здесь причина иная: шариат полагает, что женщина периодически, во время регул, становится «нечистой».

Ислам и демография. Ислам всячески поощряет деторождение, многодетность. Бесплодие женщины считается наказанием Аллаха, огромным несчастьем. Намеренная бездетность, как и безбрачие, — тяжкий грех. Происхождение этих мусульманских предписаний некоторые исламоведы связывали с тем, что якобы Мухаммаду, а позже — халифам высокая рождаемость в среде приверженцев его вероучения была нужна для того, чтобы успешней пополнять ряды воинов ислама. Однако заповедь «плодитесь и размножайтесь» стара как мир. Все это опять-таки традиции патриархального общества.

Основываясь на этих постулатах ислама, мусульманские богословы выступают против искусственного прекращения беременности, контрацептивных средств. Неудивительно, что рождаемость в мусульманских странах находится на уровне мировых рекордов.

Но этим влияние ислама на демографические процессы не исчерпано. Его специфическое отношение к женщине препятствует не только эмансипации, но вносит дисгармонию в демографическое соотношение полов. Исследователи, изучающие это соотношение в населении различных стран, давно обратили внимание на то, что в мусульманских странах численность мужчин превышает численность женщин, хотя во всем остальном мире статистика регистрирует, как правило, противоположную ситуацию.

Это явление частично объясняется высокой женской смертностью в мусульманских странах, что вызвано, безусловно, очень низким возрастным цензом невест. Многие из таких жен-девочек умирают во время родов. Избыток мужчин, нехватка женщин ведет к тому, что на рынке брачных отношений в мусульманских странах спрос на невест всегда превышает предложение. Нет в этих странах и такого понятия, как «старая дева», ибо само явление почти полностью отсутствует. Дефицит невест объясняется и более глубокими причинами. Существует биологический закон, согласно которому в популяциях рождается всегда больше самцов, чем самок. Человек не составляет в этом законе исключения: мальчиков всегда во всех странах появляется на свет больше, чем девочек. Но в силу большей генетической изменчивости мужских особей по сравнению с женскими мальчики больше подвержены патологическим деформациям организма, в ряде случаев хуже переносят воздействие внешней среды, инфекцию. Смертность у них выше, чем у девочек, и в итоге, численность тех и других по достижении зрелого возраста выравнивается. Это нормальный процесс.

Однако известно также, что если в какой-то популяции образуется острый недостаток особей одного определенного пола, то популяция тотчас реагирует резким увеличением рождаемости именно этих особей, как бы выправляя создавшееся положение. Например, после войн, когда гибнут в основном мужчины, численность новорожденных мальчиков сильно превышает обычную статистическую величину.

В мусульманских странах не хватает женщин. Казалось бы, здесь биологический закон регулирования соотношения полов в популяции должен сработать и ликвидировать диспропорцию. Но тут-то он и натыкается на главную особенность брачных отношений в исламе — на полигинию, а также на половую сегрегацию. Каждый гарем, в котором хотя бы две жены, это минипопуляция, замкнутая, изолированная внутри всей популяции мусульманского общества. И в этой минипопуляции как раз женщин избыток, а мужчин — недостаток. И чем многочисленней гарем, тем сильней, эффективней действует биологический закон, восполняя недостающих особей мужского пола.

Из истории известно, что в гаремах султанов, шахов, ханов и т. п. рождались в подавляющем большинстве мальчики. Это было настоящим бедствием для исламских монархов: чем больше принцев крови, тем больше претендентов на престол, которые могут оспаривать право на него не только законного наследника, определенного царствующим правителем, но и самого этого правителя еще при его жизни. Поэтому при дворах мусульманских монархов родилась традиция убиения нежелательных султанских, шахских, ханских сыновей. Ибо практика, например, Османской империи показала, что даже выделение таким принцам удельных владений ведет к их попыткам захватить власть, междоусобной борьбе, отпадению от державы той или иной провинции, полученной в удел, превращению принцев в самостоятельных властителей. В связи с этим даже возникла османская поговорка: «Лучше потерять принца, чем провинцию»... Борьба между потенциальными наследниками престола принимала в гаремах жестокие, кровавые формы. Например, турецкий султан Мехмед III (1595—1603) уничтожил 19 своих братьев и приказал утопить беременных жен отца. В дальнейшем в турецком серале ввели такое правило: чтобы не умножать число претендентов на трон, османскому принцу разрешали иметь интимные связи только с бесплодными женщинами.

Ислам и эротика. По типу сексуальной морали этнографы делят общества на закрытые (строгие) и открытые (терпимые). Наиболее яркие примеры эротически закрытых обществ можно найти в христианских странах периода Средневековья. Общественная нравственная норма, господствовавшая в средневековом христианстве, всецело осуждала любое проявление эротизма, сексуальности. Чувственность рассматривалась как порок, дьявольское наваждение. Собственно, именно за это, так называемый первородный грех, по библейской легенде, и были изгнаны из рая Адам и Ева. Страх перед плотью — вот краткая характеристика такого отношения к эротике. В христианском обществе доминировали два стереотипа женщины: положительный, наделенный целомудрием, понимаемым как равнодушие, даже отвращение к половой жизни, и отрицательный, в котором персонифицировались необузданная похоть и соблазн. Лишь в эпоху Возрождения христианские запреты на все виды эротизма отступили под напором общей гуманизации нравственных норм, под натиском жизнелюбивых принципов гедонизма на аскетизм средневековых моралистов.

Строга, как уже говорилось выше, половая мораль и в исламе. Однако это больше касается лишь внешней, экзотерической стороны жизни общества. В общественных микроячейках — семьях допускается любое проявление беспредельной чувственности, но все это остается упрятанным от стороннего глаза за дверями женской половины дома, за покровом тайн гарема, эзотеричным. Причем существует культ мужской сексуальности, часто гиперболизированной. Это отразилось, например, в сказках «Тысячи и одной ночи», где герои славятся своей мужской потенцией. Так, один из персонажей этой книги овладел за ночь сорока женщинами, по тридцать раз каждой. В силу эзотеричности мусульманского эротизма, а также в связи с общим исламским запретом на изображение человека никаких проявлений эротики в искусстве стран распространения ислама не было до самого последнего времени. Лишь с проникновением в некоторые из них западных художественных течений появились эротические мотивы в творчестве живописцев и ваятелей, например в Турции, где особенно сильно влияние Запада во всех областях жизни общества, начиная от политики и экономики и кончая культурой и искусством.

Половая сегрегация в мусульманском обществе породила своеобразное отношение поэтов-лириков к возлюбленной женщине. Недоступность объекта любви и полное отсутствие надежды на взаимность привели к воспеванию любовного чувства как некоего болезненного состояния. В средние века любовная страсть считалась многими мусульманами даже душевным заболеванием. Бедуины называли безумно влюбленных маджнунами — «одержимыми бесом (джинном)». Такое прозвище получил и знаменитый арабский поэт-лирик VII века Кайа ибн аль-Муляувах за свою всепоглощающую страсть к Лейле.

Тема, начатая Маджнуном, надолго стала основной в арабской, а позже — в персидской и турецкой любовной лирике. Эротизм здесь проявлялся в нездоровой форме, граничил с настоящим мазохизмом. Роковая, возникшая по воле самого Аллаха, почти мистическая любовь к идеальной женщине приносит герою одни страдания, избавление от которых дает лишь смерть. Согласно преданию, сам Маджнун, его современник Кайс ибн Зарих и некоторые другие поэты - влюбленные умерли от неразделенной любви.

В арабском литературоведении этот вид поэзии получил название узритской по имени бедуинского племени узра (азра), кочевавшего севернее Медины. Средневековый арабский филолог Ибн Кутайба (IX век) рассказывает, что среди узритов широко распространилось не только стихотворчество такого рода, но и сама идея смертельной гибельности любви. Когда одного бедуина спросили о его племенной принадлежности, он ответил: «Я из тех, что, полюбив, умирают». Все поняли, что он из племени узра. Этот мотив использовал в своем стихотворении «Азр» Генрих Гейне:

Каждый день в саду гуляла
Дочь прекрасная султана,
В час вечерний; в той аллее,
Где фонтан, белея, плещет.
Каждый день невольник юный
Ждал принцессу в той аллее,
Где фонтан, белея, плещет,—
Ждал и с каждым днем бледнел он.
Подойдя к нему однажды,
Госпожа спросила быстро:
«Отвечай мне, как зовешься,
Кто ты и откуда родом?»
И ответил раб:
«Зовусь я Мохаммед.
Моя отчизна — Йемен.
Я из рода Азров —
Тех, кто гибнет, если любит».
(Перевод В. Левика.)

На узритскую любовную лирику оказала сильнейшее влияние идеология ислама. Если арабские языческие поэты были откровенными искателями любовных утех, чувственных наслаждений, воспевавшими прелести своих возлюбленных, узритские лирики, творившие уже в исламский период, придавали своему чувству окраску мистического обожания, в стихах о любви часто пользовались мусульманской религиозной терминологией. Поэт Джамиль ибн Абдуллах ибн Ма'мар (660—701) ставит Бусайну, свою возлюбленную, на второе место после Аллаха. Когда ему предлагают принять участие в священной войне за веру, он заявляет, что сама его любовь — джихад. Маджнун, совершая молитву, обращает лицо не в сторону Каабы, как это положено мусульманину, а в сторону Лейлы...

«Тема Маджнуна» продолжалась в персидской любовной лирике. Например, Амир Хосров Дехлеви (1253—1325) так описывает свои эротические переживания:
Я жертвой стал твоих кудрей. О как я изнемог!
Я — пленник, я — покорный раб, я — пыль твоих дорог.
В оковах локонов твоих, обвивших цепью стан,
Брожу безумцем в том краю, в котором ты — тиран.
И пусть любовь вонзила в грудь печали острие,
Не дорог сердцу тот покой, когда не знал ее,
Я жду тебя, жестоко играющую мной,
Томящую, как жажда в невыносимый зной.
Скачи ж, наездница, ко мне, молю во имя бога,
И под копытами Хосров расстелется дорогой.
(Перевод Д. Седых.)

Но было и другое направление в мусульманской эротической поэтике — жизнелюбивое, гедонистское. Оно шло из доисламской бедуинской лирики. Так, поэт Имруулькайс (500—540) восхищался прежде всего земной красотой, телесными прелестями возлюбленной, восторженно живописал ее облик, воспевал свои любовные подвиги. Умар ибн Аби Раби'а (644—712), творивший уже во времена халифата Омейядов, в своих стихах говорит о плотских, осязаемых и ярких наслаждениях, которые дарит человеку разделенная любовь. Он и сам был веселым красавцем, сердцеедом, покорявшим знатных молодых паломниц, прибывавших в Мекку на поклонение Каабе. Европейские востоковеды называют его «Дон Жуаном Мекки», «Овидием Аравии».

Близок этому направлению и персидский поэт Хакани (1120—1199). В его любовных газелях воспета гармония между всей Вселенной и прекрасной женщиной. Весь мир в его стихах воскресает и обновляется от воздействия женских чар. Турецкие лирики Ахмед-паша (1420—1497) и Махмуд Абдул Бакы (1526—1600) принимают и передают дальше, вплоть до современного нам Назыма Хикмета, эту эстафету песен торжествующей любви. Например, у Бакы земная красавица — объект откровенных и страстных желаний, источник реальных радостей и наслаждений.

В мусульманской литературе сложились свои каноны женской красоты, восходящие к ближневосточному идеалу красавицы. А привлекательность женщины воспевается на Востоке с древнейших времен. В Ветхом завете образ возлюбленной царя Соломона весьма реалистично запечатлен в Песне песней: волосы твои, как стадо коз, сходящих с горы; зубы твои, как стадо выстриженных овец, выходящих из купальни; как половинки граната, ланиты твои; шея твоя, как столп из слоновой кости; стан твой похож на пальму, груди твои — на виноградные грозди; сотовый мед каплет из уст твоих, мед и молоко под языком твоим...

А вот как описывает свою любимую Имруулькайс: ее талия тонка, как скрученный ремень поводьев, а ножка — словно напоенный влагой, клонящийся к земле стебелек. На спину ей ниспадают черные, как смоль, волосы, густотой напоминающие грозди плодов на отягощенной финиками пальме. Шея ее подобна шее белой газели, кожа — пуху страусенка, к белому цвету которого примешался желтоватый оттенок; губы, что алые ягоды, зубы — белее млечного сока степных трав...

Не отошли от этого реалистического, но наивно-чувственного канона и более поздние арабские лирики средневековья. Ибн Исмаиль аль-Иемени Ваддах (рубеж VII—VIII веков) следует все той же традиции натуралистических метафор: черные глаза любимой полны очарованья, она пьянит, как выдержанное вино; у нее стройный стан, а когда она приближается к тебе — она прекрасна, как восходящее солнце; ее гладкие шелковистые бедра подобны чистому, плотно слежавшемуся снегу.

К концу средних веков окончательно складывается стереотип мусульманской красавицы — луноликая, стрелобровая, волоокая. Последнее навеяно и Кораном, ведь «черноокие, большеглазые» — коранические эпитеты гурий, идеальных райских дев-красавиц. Впервые лицо возлюбленной сравнил с луной Джамиль ибн Абдуллах ибн Ма'мар: «Бусайна прекрасна, как луна, в то время как другие женщины — звезды. Но какая разница между луной и звездами!»

Восточные красавицы в изображении поэтов не отличаются худобой, телосложение их вовсе не похоже на современные образцы женских фигур, представленные, скажем, прогонистыми и тощими манекенщицами. Напротив, воспевается полнота, хотя и при тонком стане. Не случайно само имя возлюбленной бедуинского поэта-воина Антары — Абля — значит «полная». Идеал и в поэзии, и в сказках «Тысячи и одной ночи» — полногрудая, широкобедрая красавица, у которой бедра, как мраморные столбы, стройная дева, но с полными ногами, с животом, пупок которого может вместить несколько унций оливкового масла... Живот — наиболее эротичная часть женского тела в представлении восточных мужчин. Недаром самый сексапильный танец на Востоке — это танец живота. По-турецки он называется «гёбек атма», что значит «вибрирование пупком», и довольно точно определяет основное движение в этом танце.

Однако полнота, широкие бедра должны обязательно сочетаться с узкой талией. Таково условие канона женской красоты. «...Мне милее нет,— восклицает Умар ибн Аби Раби'а, — красавицы роскошной с тонким станом, что, покрывалом шелковым одет, встает тростинкой над холмом песчаным» (перевод С. Шервинского). «Холм песчаный» — метафора крутых бедер. Персидская поэзия добавит к этому образу еще и сравнение женского стана с кипарисом.

Особенно ценилась женская полнота в среде простого люда. В Тунисе, Турции, например, правда, преимущественно в провинции, до самого последнего времени красоту невесты оценивали по ее весу — чем она была тяжелее, тем дороже был калым за нее.

Государыня-мусульманка — миф или реальность? Женщина во главе исламского государства... Возможно ли это? В Арабском халифате, Османской империи, других крупных мусульманских державах престол никогда не занимала представительница прекрасного пола. Хотя до ислама Восток славился женщинами-правительницами. Начиная от легендарной царицы Савской, правившей в Сабе (Южная Аравия), страны Азии и Африки дали целую плеяду женщин-монархов: Гофолия (Аталия) в Иудее, Клеопатра в Египте, Зенобия в Пальмире, Пурандохт и Азермидохт в Иране, Томирис у саков, Туракина и Эргэнэ-хатун у монголов... Эфиопией в 1916—1930 годах правила императрица Заудиту.

Если взять Европу, то здесь женщины царствовали неоднократно, причем в наиболее могущественных империях. Так, в России XVIII век недаром называют веком цариц: Екатерина I (1725—1727), Анна (1730—1740), Елизавета (1741—1762), Екатерина II (1762—1796). Не меньше монархинь правили Англией — Мария I, Елизавета I, Мария II, Анна, Виктория... Царствование Виктории (1837—1901) дало название более чем полувековому периоду в истории Великобритании — «Викторианская эпоха», выдающимся деятелям культуры — «викторианцы»... Женское правление характерно не только для христианских, но и других немусульманских стран. Например, Мадагаскаром до захвата его колонизаторами управляли королевы. В XIX веке их сменилось четыре: Ранавалона І, Розохерина, Ранавалона II, Ранавалона III.

Негативное отношение ислама к возможности занятия женщиной высшей государственной должности основывается на одном хадисе — предании о том, что посланник Аллаха Мухаммад, узнав о вступлении на персидский трон Пурандохт, дочери Хосрова II Парвиза, сказал: «Народ, отдавший государственные дела в руки женщины, обречен на гибель». Развив это положение, знаменитый мусульманский теолог и правовед Абу Хамид аль-Газали (1058—1111) в своем главном труде «Оживление религиозных наук» (Ихйа"улюм ид-дин) вынес юридическое определение о том, что имамом, управляющим государством, может быть только мужчина.

Негативное отношение к возможной власти женщины уходит корнями опять-таки в патриархально-родовой строй. Мухаммад, осуждая поклонение языческим богиням Лат, Уззе, Манат, которых арабы считали дочерьми бога, прибег к такому аргументу из арсенала патриархальной психологии: «Неужели у вас — мужчины, а у Него (то есть Аллаха. — Д. Ε.) — женщины. Это тогда — разделение обидное!» (53:19—23). А вот как описано в Коране состояние отца, у которого родилась дочь: «И когда одного из них обрадуют девочкой, лицо его делается черным, и он удручен» (16:60). Знаменательно также, что арабы долго не могли представить себе, что глава пчелиного улья — самка, матка. Они считали ее самцом. Слово для ее обозначения — йа'суб (пчелиный вождь) — мужского рода.

Справедливости ради надо все же отметить, что история знает несколько случаев, когда мусульманка всходила на престол. Их описала в своей монографии турецкая исследовательница ислама Бахрие Учок: «Женщины-правительницы в мусульманских государствах» (русский перевод опубликован в 1982 г.). Так в Делийском султанате в XIII веке почти четыре года правительницей была Разийя, дочь султана Илтутмуша, сыновья которого, оставшиеся в живых после братоубийственной смуты, были малолетними. В этом же столетии три месяца занимала египетский престол Шаджарат уд-Дурр. Но этот казус вызвал такое негодование у исламских законников, что багдадский халиф, являвшийся номинальным правителем и Египта, направил в Каир следующее послание: «Если среди вас не нашлось ни одного мужчины, который мог бы стать султаном Египта, мы сами пошлем вам султана. Разве вы не знаете священного предания о том, что народ, передавший государственные дела в руки женщины, спасения не обретет?» Шаджарат уд-Дурр сложила с себя султанские полномочия.

В государстве Хулагуидов в XIV веке около года престол занимала монголка Сатибек. Были еще случаи женского правления в мусульманских странах, но все это действительно лишь случаи, не сводимые к общему правилу, — либо непродолжительные по времени, либо ограниченные размерами небольших государств. Например, в карликовых вассальных княжествах Ирана в XIII-XIV веках короткое время престол занимали мусульманки тюрко-монгольского происхождения — Туркан-хатун и Падишах-хатун в Кермане, Абиш-хатун в Фарсе, Даулят-хатун в Луристане. Из-за мусульманской сегрегации полов женщины-правительницы испытывали большие неудобства при исполнении государственных обязанностей: во время совещаний со своими визирами они сидели за занавеской, послов принимали с закрытым лицом, на людях появлялись в мужской одежде.

Мусульманские правительницы известны также в истории Мальдивских островов и княжества Аче на индонезийском острове Суматра. Все эти факты подводят к такому заключению. Кроме Шаджарат уд-Дурр, правительницы-мусульманки занимали трон либо на периферии мусульманского мира, где сильны были еще доисламские матриархальные традиции, — в Индии, Индонезии, либо у монголов, еще не полностью исламизированных в государстве Хулагуидов. Например, на Мальдивах долго не приживался не только мусульманский обычай закрывания лица женщинами, но даже сохранялась традиция ходить с обнаженной грудью. Арабский путешественник XIV века ибн Баттута пишет, что мальдивская султанша Хадиджа, носившая также и доисламское имя Рахандики-бадикиладжа, принимала посетителей с открытым лицом, а жительницы островов прикрывали одеждой только нижнюю половину тела. Лишь с XVII века мусульманские предписания укоренились и островитянки стали закрывать при посторонних мужчинах лицо и грудь.

Наконец, в наше время, когда Восток освободился от колонизаторов, он выдвинул целую плеяду женщин — руководителей государства: Индира Ганди, Сиримаво Бандаранаике, Корасон Акино. Но этот процесс в гораздо меньшей степени затронул мусульманские страны. Хотя в Турции, Ираке, Бангладеш, Пакистане появились женщины — депутаты парламента, политические и общественные деятельницы, послы и даже министры, нигде мусульманка не достигла высших государственных ступеней...

В последнее время, правда, в Пакистане возникла ситуация, когда партия, возглавляемая женщиной, победила на парламентских выборах. Произошло это 16 ноября 1988 года. Лидер этой партии — Беназир Бхутто — назначена главой правительства. Таким образом, спустя семь веков, если считать со времени султанства Разийи, в мусульманском мире вновь появилась женщина-правительница. Однако следует заметить, что Беназир Бхутто получила поддержку избирателей прежде всего как продолжательница дела своего отца Зульфикара Али Бхутто, основателя победившей на выборах Пакистанской народной партии и бывшего премьер-министра, казненного по ложному обвинению диктатором Пакистана Зия-уль-Хаком. Кроме того, по воспитанию и образованию Беназир Бхутто скорее женщина западного типа: она окончила христианскую миссионерскую школу, затем училась в Гарвардском (США) и Оксфордском (Великобритания) университетах. Но уже в августе 1990 года ее сместили.
Новые веяния. Все же в связи с общей тенденцией развития человечества в сторону прогресса новые веяния в отношении к женщине наблюдаются и в мусульманских странах. Вовлечение женщин в общественное производство, все более активное и широкое участие их в сфере образования, культуры, искусства и науки, естественно, делает невозможным женское затворничество. В 1965 году на исламской конференции в Бандунге впервые в истории мусульманского мира публично обсуждался вопрос о положении и роли женщины в обществе. В рекомендациях, принятых конференцией, было обращено внимание на желательность участия женщин во всех видах общественной и экономической жизни, предоставления им избирательных прав, права на образование, включая высшее, права возбуждать дело о разводе.

В некоторых странах эмансипация мусульманки началась еще раньше. Так, в Турции после кемалистской революции 1918—1924 годов в ходе реформ по отделению ислама от государства, политики и просвещения женщина получила равные права с мужчиной. Избирательных прав турчанки добились даже ранее, чем женщины многих стран Запада. Предоставлены в Турции и равные возможности девочкам и мальчикам в вопросах образования. Единственные учебные заведения с раздельным обучением в этой стране — французские лицеи. Отменены в Турции брак и развод «по-мусульмански», то есть многоженство, «отказ» от жены, а также установки половой сегрегации (чадра, затворничество женщин), неравноправие в вопросах наследства, несколько повышен, до 15 лет, минимальный брачный возраст невесты. Сходный процесс имеет место и в ряде других стран. Так, высший орган власти Ирака — Совет революционного командования принял поправки к закону о гражданском состоянии, которые установили минимальный брачный возраст для обоих полов в 18 лет, а также ввели равные права женщин и мужчин в вопросах брака, развода, воспитания детей.

Закон о семье, принятый в НДРИ в 1974 году, запретил брак несовершеннолетних (то есть не достигших 15 лет), ограничил махр чисто символическими размерами, дал право разведенной жене на получение алиментов.
В Иране до исламской революции 1979 года также был принят ряд законов об уравнивании прав женщин и мужчин. В 1963 году иранские женщины получили избирательные права. Были отменены полигиния, институт временного брака, «отказ» от жены. Женщине предоставили возможность возбуждать дело о расторжении брака, суду — право решать, с кем из родителей остаются дети в случае развода супругов. Правда, была сделана оговорка о том, что мужчина имеет право взять вторую жену в случае согласия первой, ее болезни или бесплодия. Но после революции 1979 года, когда власть перешла в руки мусульманского духовенства, основой законодательства вновь стал шариат со всеми вытекающими отсюда последствиями для правового положения женщины.

Иранки живут теперь строго «по Корану». Вновь поощряется многоженство: разрешено иметь до четырех жен. Семейно-брачные отношения полностью отданы во власть шариата: только мужчина официально считается главой семьи, только он имеет право возбуждать дело о разводе, только с разрешения старшего мужчины в семье — отца, деда, брата — девушка, независимо от ее возраста, может выйти замуж. Мусульманке запрещен брак с иноверцем, но мусульманин может жениться на представительнице любой веры. Минимальный брачный возраст для невесты снижен с 15 до 13 лет. Действует и положение шариата о временном браке — сигэ... Неукоснительно соблюдаются правила женского затворничества. Обязательно ношение чадры и платья, скрывающего очертания фигуры и закрывающего ноги до обуви. В 1983 году в связи с исламизацией системы образования из университетов уволены все преподавательницы, а студенты и студентки стали обучаться раздельно. Женщинам запрещено работать по многим специальностям, в частности быть судьями, геологами, археологами, исполнять ряд инженерно-технических должностей. Введены ограничения для женщин в занятиях спортом и некоторыми видами искусства, даже такими, например, как музыка, пение, танцы. Женщинам возбраняется употреблять западную косметику, мужчинам-парикмахерам — делать женщинам прически. «Стражи исламской морали» — иранская полиция нравов — разъезжают по улицам и предупреждают через мегафоны, чтобы женщины не появлялись на людях без чадры. Нарушительниц наказывают поркой.

Для обвинения женщины в нарушении того или иного запрета шариата достаточно показаний двух свидетелей. Только обвинение в супружеской измене, за которую грозит побитие камнями, требует четырех свидетелей. Приговор шариатского суда обжалованию не подлежит и приводится в исполнение немедленно. Лишь смертная казнь беременной откладывается до рождения ребенка.

Сходно положение женщин и в таких странах, как Саудовская Аравия (там, например, до сих пор женщине запрещено водить машину), в государствах Персидского залива, Пакистане и др., где законы государства основаны на шариате. Здесь вопрос о женском равноправии даже не ставится и всякий интерес к нему объявляется противоречащим исламу, который «раз и навсегда решил его». В этих странах отсутствует законодательство о правах женщин, почти не изменились установления шариата о браке и разводе, женщина остается предметом купли и продажи.

Больше того, даже в таких «секуляризованных и европеизированных» странах, как Турция, мусульманские традиции в отношении женщин, семьи очень живучи. Так, многоженство, вопреки кемалистскому запрету, сохраняется среди имущих слоев населения, особенно в деревне и провинциальных городах. Турок может иметь до четырех жен, вступив с ними в брак, совершаемый имамом. Но только с одной из них можно зарегистрироваться официально в бюро регистрации актов гражданского состояния. И хотя местная общественность придает больше значения мусульманскому бракосочетанию, чем гражданскому, — только первое, по убеждению ревнителей шариатских обычаев, освящает создание семьи, — дети от «брака у имама» не признаются турецким государством законными. А это влечет за собой осложнения в вопросах наследования имущества, дележа наследства между детьми от разных жен. И вот, чтобы разрешить это противоречие между светским законодательством и мусульманской традицией, государство идет на уступки последней: регулярно, раз в пять лет, турецкий парламент принимает закон, объявляющий всех «незаконнорожденных» детей законнорожденными... В настоящее время, однако, многоженство в Турции чаще всего сводится к двум женам, а общее число полигинных браков не превышает десяти процентов.

Итак, несмотря на новые веяния, несмотря даже на реформы в некоторых странах, направленные на устранение женского неравноправия, вопрос об эмансипации мусульманки все еще не снят с повестки дня.
1 Это юридическое положение отразило традиции, характерные для патриархального общества многих народов. Так, у франков в VI веке женщина не имела права наследовать недвижимое имущество, которое передавалось только наследникам мужского пола, что и зафиксировано в «Салической правде», своде франкских законов.
2 Арабские термины родства «дядя», «тетя» различаются по отцовской и материнской линиям: по отцу — амм и амма, по матери — халь и халя. Это пережиток патриархальной системы родства, которая противопоставляет родственников отцовского и материнского родов. Ср. соответствующие славянские термины «стрый» и «стрыйка», «вуй» и «вуйка».

3 Патриархальные обычаи многих народов считали непреложным правилом девственность новобрачной. Ветхий завет предписывает даже наказывать невесту смертью, если обнаружится ее недевственность.

Исла́мская э́тика (араб. أخلاق إسلامية‎‎) — этические нормы и правила,основанные на Коране, сунне Мухаммеда и прецедентах в исламском праве, формирование которых началось вместе с появлением ислама на Аравийском полуострове в VII веке и окончательно сложились в XI веке.

Самой сжатой формулировкой этого понятия является коранический аят:
Прояви снисходительность, вели творить добро и отвернись от невежд.
— Аль-Араф 7:199 (Кулиев)

Слово «добро» (урф) употреблённое в этом аяте несёт означает «то, что люди признают правильным и не отрицают» (Ибн Манзур), в противовес «плохому» (мункар — букв. «отрицаемое», то с чем люди не согласны). Абу Абдуллах аль-Куртуби в своём комментарии к Корану приводит хадис, в котором сообщается, что Мухаммед спросил о смысле слова «урф» в этом аяте, на что Джибриль приносит ему ответ от Аллаха: «Всевышний Бог приказывает тебе прощать тем, кто к тебе несправедлив, давать тем, кто отказывает тебе, и воссоединяться с теми, кто тебя отторгает».

Аль-Куртуби в своём комментарии к Сахиху Муслима «аль-Муфхим фи шарх Муслим» пишет:
Нравственные качества — это черты человека, благодаря которым он взаимодействует с другими. Они бывают одобряемыми и порицаемыми. В целом одобряемое — это когда с другим ты — как с собой: отдаешь тому половину, но не берешь себе. А по отдельности это — быть прощающим, кротким, широким, терпеливым, сносить обиды и вред, быть милосердным, сострадательным, удовлетворять нужды другого, быть дружелюбным и гибким. А порицаемое — противоположное этому.

Основные мотивы

«Прояви снисходительность, вели творить добро и отвернись от невежд» (Аль-Араф7:199) — основные постулаты исламской этики

Максимальным проявлением религиозности и добропорядочности является единобожие-таухид — отличительная черта всего ислама, от которой «отошли» другие авраамические религии, и одно из двух абсолютных доктринальных требований ислама (наряду с свидетельствованием о признании Мухаммеда последним пророком).
Рассматривая отдельные составляющие этики и морали, мусульманские авторы определяют в качестве важнейшего похвального качества стыд, который вдобавок к своему физиологическому значению, несёт ещё и духовный смысл: боязнь сделать поступок, который не подобает верующему.

Также особую важность имеют кротость (хильм) и скромность (тавадду’). И Коран, и сунна призывают отказаться от заносчивочти и обещают божественную награду. Призыв к скромности и кротости отразился на традиции мусульман: в привычке на повышать голос, в покрое традиционной одежды, в отказе от золотой и серебряной посуды, в отказе от вызывающих и броских красок.

Упование (таваккуль) в исламе не является синонимом безволия и перепоручения своих дел Богу, но подразумевает под собой «договорные» отношения: например, человек своё половое поведение и язык «поручает Аллаху» тем, что действует согласно исламским канонам, а взамен на это ему дозволяется вход в Рай. Считается, что Бог уделяет пропитанием истинно уповающих так же, как питает своих птиц.

Также высоко почитаются такие тесно связанные качества, как правдивость (сидк), надёжность (амана) и искренность (ихлас). Они прежде всего означают согласие внутреннего и внешнего: внутренних убеждений и целей и внешних слов и дел.

Где бы вы не находились, если услышите, как кто-то чихнёт, и после этого воздаст хвалу Всевышнему, сказав: «Аль-хамду лиллях!», то вместо «Будь здоров!», мы должны пожелать ему милосердия Аллаха, сказав: «Йархамука Лллах!» (женщине говорят «йархамуки Ллях!»), ибо Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Воистину Аллах любит чихание (то есть, радуется, когда его рабы чихают) и ненавидит зевоту. Когда мусульманин зевает, то над ним смеётся сатана». В другом хадисе говорится: «Когда кто-либо из вас чихнёт, то пусть скажет: «Аль-хамду лиллях!», а рядом стоящий пусть ответит: «Йархамука Лллах!»» - это значит: «да смилуется над тобой Всевышний» или «милосердие Аллаха тебе».К сожалению, многие не употребляют эти прекрасные совершенные слова, которые являются поминанием и мольбой к Создателю, а обычно произносят «Будь здоров!».

Далее Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) говорит: «А когда тому, кто чихнёт, скажут: «Йархамука Лллах!», пусть он ответит: «Да наставит тебя Всевышний и улучшит твоё состояние». Но условием такого пожелания является то, чтобы чихнувший произнес: «Аль-хамду лиллях!». Однако, некоторые учёные говорят, что в таком случае лучше напомнить о желательности произнесения этих слов, и после ответить ему должным образом. Аннас бин Малик передал, как однажды двое, сидящие рядом с Пророком (да благословит его Аллах и приветствует) чихнули, и одному из них Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) пожелал милосердия Аллаха, а другому нет. Тогда тот, которому не были сказаны слова пожелания, возразил: «О, Посланник Аллаха, почему ему пожелали, а мне нет?», тогда Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) ответил: «Тот восхвалил Аллаха, а ты нет, поэтому ему я пожелал, а тебе нет». Некоторые учёные сводят это пожелание к «фардуль-кифая», то есть, если в каком-нибудь собрании кто-то чихнёт, то достаточно пожелания одного человека, таким образом, выполняющего долг за всех присутствующих. Но если никто не ответит ему, то, согласно мнению учёных, это является ослушанием и невыполнением Сунны Пророка (да благословит его Аллах и приветствует).

Эта деталь кажется незначительной, но если произнести это пожелание с намерением последовать за нашим Пророком (да благословит его Аллах и приветствует), то в этом случае человека ожидает довольствие Аллаха и великая награда. Поэтому нельзя игнорировать эту деталь, проявляя высокомерие, стеснение и так далее. Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) уделяет Сунне такое внимание, так как само пожелание «Йархамука Лллах!» приносит огромную пользу обществу.

Во-первых, следует отметить, что эти слова порождают симпатию между людьми. А тот, кто чихает, избавляется от высокомерия, горделивости. Когда ему говорят эти слова, становится более мягким и добросердечным. Произнесение этих слов приводит к скромности, ибо пожелание «да смилуется над тобой Аллах!» подчёркивает нужду человека в Создателе, ибо никто не застрахован от проступков, грехов, или болезней.

Следующий адаб - помощь заблудшим. Это важный долг для тех, кто вне дома, приехавших из других городов, посёлков и сёл. Может случиться так, что им нужна помощь, и будет очень некрасиво, указать дорогу простым кивком головы или взмахом руки, не уделив человеку должного внимания. Мусульманину подобает подробно объяснить приезжему, где находится тот или иной пункт, подсказать короткий и лёгкий путь. Наилучшим поступком считается отложить свои дела, и довести прямо до места.

Представьте, что будет чувствовать к вам этот человек! Даже в городах, где люди далеки от Ислама, все соблюдают законы этики, мы же, мусульмане, должны послужить наилучшим примером для всех людей. Данный адаб относится не только к тем, кто заблудился на улице в незнакомом городе, но и к тем, кто встал на ложный путь греха и нуждается в общем наставлении. Если на пути повстречается такой человек, то необходимо попытаться направить его на правильный путь, путь Ислама, ибо Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Наставить хотя бы одного человека для тебя будет лучше, чем овладеть красными верблюдами». Красные верблюды – это желанное богатство арабов не только того времени, но и теперь, поскольку красные верблюды считаются лучшей породой. В другом хадисе Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) говорит: «Наставить хотя бы одного человека для тебя лучше, чем этот мир и всё, что в нем есть».
Стремление наставить заблудшего человека, склонного к различным грехам, должно быть в сердце каждого мусульманина, и, выходя из дома по личным делам, основной целью должно быть именно это. В хадисе Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) сказано: «Наставление, указание человеку необходимой для него дороги – это милостыня, наставление человека на неизвестной земле – это тоже милостыня». Кроме того, это поддержка и помощь своему брату, как сказано в хадисе Пророка (да благословит его Аллах и приветствует): «Аллах всегда в помощь тому рабу, который оказывает помощь другому рабу».

Следующий адаб – это оказание физической помощи нуждающемуся. Довольно часто мы встречаем пожилых людей, которые вынуждены таскать с собой тяжёлый груз. Если кому-то нужна помощь, и мы физически способны ему помочь, то пройти равнодушно мимо не будет поступком мусульманина. Предложить и оказать помощь, согласно хадису Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) - долг каждого мусульманина. В мусульманском обществе человек, нуждающийся в помощи, не должен просить об этом, мусульмане добровольно должны помочь ему. Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Оказание человеку помощи своим транспортом – это милостыня». Если мы следуем хадисам Пророка (да благословит его Аллах и приветствует), то во всём этом будет милостыня. Но если вдруг, проходя мимо кого-то, мы слышим зов о помощи, и решаемся помочь, не испытывая при этом искреннего желания помочь, то в таком случае за такую «помощь» не будет никакого воздаяния. Необходимо изъявить искреннее желание и стремление, следуя указаниям нашего Пророка (да благословит его Аллах и приветствует).

Долгом является помощь и поддержка угнетенному человеку. Особенно в наши дни, когда притеснение перешло все границы, невольно можно оказаться свидетелями того, когда сильный угнетает слабого, богатый грабит бедного, обладающий властью притесняет простолюдина….

Встать на сторону униженного и оскорбленного – есть поступок истинного мусульманина. В хадисе Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) сказано: «Помоги (поддержи) своему брату, когда он притесняет, и когда его притесняют», когда же сподвижники спросили: «О, Посланник Аллаха, нам понятно, что нужно помочь тому, кого притесняют, а как же поддержать того, кто сам притесняет?». Тогда Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) ответил: «Удержите его от совершения несправедливости - это и есть поддержка для него». Но в наше время чаще происходит наоборот. Тот, кто прав, не должен бросаться, кричать на виновного, а поступать, как истинный мусульманин. Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) говорит: «Мусульманина, который оставляет другого мусульманина без помощи, Всевышний оставит без помощи именно тогда, когда он больше всего будет в ней нуждаться». Поэтому, встретив угнетённого, следует защитить его, заступиться за него. Если же мы поступим иначе, то, согласно хадису Пророка (да благословит его Аллах и приветствует), мы непременно окажемся в такой же ситуации, и не найдём за спиной ни поддержки Аллаха, ни помощи от людей. В хадисе Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) сказано: «Мусульманин мусульманину брат, и не имеет права его притеснять, оставлять его, и унижать его».

Следующий долг мусульманина, находящегося вне дома – это оказание помощи страждущему, к примеру, человеку, у которого закончились деньги на еду или на продолжение пути. В таком случае необходимо оказать ему физическую, материальную или моральную поддержку. В хадисе Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) сказано: «С высоким стремлением, с огромным желанием облегчить участь такого человека – твой долг».

Последний долг, которым наставил Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) сподвижников – умножать поминание Всевышнего.
Так как улицы, общественные места являются местами беспечности и забвения Аллаха, то, поминание там Создателя, увеличивает вознаграждение, и защищает от дурного влияния.
О поминаниях Всевышнего в хадисах сказано очень много. Абдулла ибн Бусур передал следующее: «Однажды один человек пришёл к Посланнику Аллаха и спросил: «Предписаний Ислама много (имеется ввиду дополнительные), и исполнять их мне очень трудно. О, Посланник Аллаха, расскажи, чего особенно следует придерживаться?», тогда Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) ответил: «Пусть не перестаёт твой язык поминать Аллаха!».

Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) обязывает выполнять все вышеизложенные обязанности. Прежде чем выйти из дома, в первую очередь необходимо задуматься, способен ли ты выполнять эти обязательства по отношению к окружающим? Мусульманин ни в коем случае не может быть эгоистом и хладнокровно наблюдать за происходящим вокруг. И если ты ощущаешь слабость, тебя охватывают сомнения, то лучшим спасением будет минимальное пребывание на улице, то есть, только по крайней необходимости.
Пусть Аллах дарует всем мусульманам помощь, силу и волю в исполнении Его предписаний, крепко держаться Ислама и Сунны Пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует)! Амин.

Ислам обладает особой морально-правовой системой, несущей в себе некоторые неповторимые черты и свойства. К числу таких его свойств относится прежде всего его тотальность — нормы ислама распространяются не только на сферу морали, повседневного быта и семейных отношений, но и на сферу права, политики внешней и внутренней и т.д. Основными источниками нравственных норм в исламе считаются священная книга Коран, Сунна и шариат, вместе образующие довольно четкую систему религиозных, нравственных, правовых норм и требований, регулирующих и, в какой-то степени, определяющих не только сознание, быт и жизнь простого мусульманина от рождения до смерти, но и сознание всех политиков и государственных деятелей в исламском обществе.
Основы моральной системы ислама изложены в Коране. Здесь определены основные принципы и нормы нравственной жизни мусульманина. Они абсолютно непререкаемы, ибо определены самим Аллахом, продиктовавшим Коран Пророку Мухаммеду через архангела Джабраила. Поэтому источником исламской морали является сам Аллах. Только он знает, что есть добро и зло. Он — воплощение высшей справедливости, всемогущества и милосердия. Он — нравственная вершина и идеал, достичь которого человек не в силах, поэтому идея богоподобия и богосовершенства для ислама — это кощунственная и греховная идея.

Мусульманская доктрина нравственности исходит из абсолютного значения норм морали, установленных Кораном. Она отрывает эти нормы от конкретно-исторических условий общественного развития и потребностей людей и объявляет их вечными и неизменными. Аллах, создавший, по утверждениям религиозных деятелей, исламскую мораль, является абсолютным совершенством. Отсюда выводят они и учение об абсолютной истинности, вечности и неизменности исламской морали, которая, по их мнению, пригодна «для всех времен и народов».

Наряду с принципом этического абсолютизма исламское учение утверждает принцип морального догматизма. Оно требует от приверженцев религии безусловного исполнения коранических моральных норм как данных богом.
Ислам утверждает вечность, неизменность и универсальность мусульманской нравственности, пригодность ее норм для всех времен и народов, в каком бы обществе они не жили.

Исламская концепция нравственности утверждает, что только бог может создать мораль, человек же не в состоянии выработать моральные понятия, что только неуклонное следование предписаниям Аллаха делает индивида нравственным, попытка же человека действовать по своему усмотрению ведет его к пороку. Низменная природа человека тянет его ко греху, и только страх божьего наказания понуждает его быть добродетельным.
Согласно исламской морали, нравственность возможна только в рамках религии, всякая же человеческая мораль признается неистинной. В Коране довольно часто ставится знак равенства между неверными и несправедливыми. Только верующие могут творить добро, неверующим этого не дано.

Высший нравственный долг, первоочередная жизненная задача человека в соответствии с исламским вероучением — это служение богу, его восхваление. Все остальное является второстепенным, малозначительным, несущественным.

Жизнь, по учению ислама, дается человеку для того, чтобы он поклонениями, смирением и терпением стремился заслужить милость Аллаха, а вместе с нею — надежду на вечное блаженство в раю, жизнь — лишь испытание на пути в потусторонний мир. Коран предупреждает: «Здешняя жизнь — только игра и забава ...». Кто же хочет пользоваться ее благами, тому «нет в будущей жизни ничего, кроме огня, и тщетно то, что они совершили здесь, и пусто то, что они творили».

Мусульманская этика утверждает, что человек, желающий достичь высшего нравственного совершенства, прежде всего, должен руководствоваться учением ислама о добрых и злых поступках: совершать предусмотренные этим учением добрые поступки и отстраняться от злых. Приближение к совершенству предполагает постоянное очищение от грехов. К освобождению же от грехов ведут молитвы, обряды и пост, предписанные учением ислама.
Согласно исламскому представлению, истинной возвышенной целью человека является его стремление к лику Аллаха и получение его благосклонности. Эта цель должна стать пределом усилий и устремлений человека в этом мире. Именно по этому критерию этическая система ислама оценивает все действия человека как «добро» или «зло». Ислам дает стабильный основополагающий авторитетный источник этического учения, который является руководством к действию во всех случаях жизни, начиная от простейших бытовых вопросов вплоть до глобальных и сложных проблем мировой политики. Эта религия стремится создать в обществе и в общественном мнении такую обстановку, которая бы побуждала отдельных людей и социальные группы твердо следовать определенным моральным нормам, но в то же время опирается не столько на силовые методы воздействия, сколько на психологические стимулы, сутью которых является идейная вера в Аллаха и судный день. Ислам утверждает это кредо в сердце человека, проникает глубоко в его душу и наставляет на истинный путь. Это своеобразный «внутренний страж», «стражник из полиции нравов», который побуждает его трудиться и выполнять повеления Аллаха, где бы он ни находился. Для мусульманина нормы, правила и требования исламской морали выступают как его собственные взгляды и убеждения, как привычные формы поведения. Мораль становится внутренним регулятором, в качестве побудительных сил которого выступают ее здоровые общественные потребности и связанные с ними моральные знания, взгляды, убеждения, качества и идеалы. Это психологический мотив поведения, способствующий исполнению морального кодекса ислама. Мусульмане убеждены, что для создания у человека стойкого морального духа, укрепления доброго нрава не существует более возвышенного и действенного способа кроме ислама.

Учение ислама проникнуто справедливостью и заботой о человеке. Моральные нормы Корана предостерегают человека от дурных поступков, от его деградации и саморазрушения. Благодеяние и искренность, великодушие и терпимость, скромность и целомудрие, бескорыстие и радушие, смирение, терпение и мужество, ответственность и смелость — вот наиважнейшие качества истинного верующего. Важным качеством человека в исламе признается скромность, включающая в себя стыдливость и сдержанность, простоту и отсутствие стремления к роскоши во всем.

Ислам порицает лицемерие, плутовство, злословие и подозрительность, лживость, гордыню, зависть, гневливость, разобщенность, невоздержанность. Мусульманам следует также воздерживаться от лицемерия, от сплетен, клеветы, обидных шуток, нелицеприятных замечаний, чванства и порицаний. Безусловно, эти этические ценности являются, по сути своей, универсальными и принимаются всеми последователями многих религий. Однако, в исламе неукоснительная приверженность положительным ценностям и полное отвержение отрицательных — долг каждого мусульманина.

Поведение мусульманина определяется пятью категориями: фард или ваджиб (подлежащее обязательному и беспрекословному исполнению); харам (нечто абсолютно запретное); мандуб или мустахаб (рекомендованные, но необязательные действия); макрух (не запрещенные, но и не поощряемые действия); муба (действия, оставленные на суд совести и здравого смысла каждого мусульманина). Большинство проблем современной жизни подпадает под категорию муба. Все, что не запрещено, в исламе является разрешенным в разумных пределах и в гармонии с исламскими принципами и личной совестью.

Этика ислама учит, что верующий человек должен радоваться своим добрым деяниям и огорчаться злым, что истинно верующий человек не может совершить дурной поступок, потому что он защищен верой в своего создателя. В Коране добро называется «известным», а зло — «неизвест­ным». «Известное» — это то, что люди хорошо знают и к чему стремятся. «Неизвестное» отвергается людьми, вызывает у них отвращение и неприязнь. Добро — это нормативы, обеспечивающие благополучную жизнь отдельной личности и общества в целом, а приносящие обществу вред поступки причисляются к аморальным — ко злу. Ислам утверждает равенство людей друг перед другом и категорически отвергает любые проявления расизма по признакам цвета кожи или языка, сословную, родовую, национальную дискриминацию и различает людей только по степени их добропорядочности, их веры и моральной чистоты.

В исламе хорошо развит институт семьи. Мусульманские браки основываются на законах Корана, на общечеловеческих ценностях и убеждениях. Брак для мусульман — это не таинство, а прежде всего социальный договор, налагающий на обычных мужчин и женщин равные обязательства и представляющий им равные права. Основой, фундаментом супружеской семьи является, по Корану, принцип духовности. Исламская семейная система принимает как единое целое супруга и супругу, мать и отца, детей и родственников и защищает их интересы. Коран отразил важные социальные проблемы, истолкование которых и до наших дней не безразлично для многих миллионов людей. Ислам не призывает к активному социальному переустройству. Напротив, он учит активному смирению, послушанию. Частная собственность священна — указания Корана строги и недвусмысленны, а законы шариата строго карают преступников. Хотя перед Аллахом все равны, в реальной жизни такого равенства нет, и правоверные должны соблюдать ту иерархию социальной структуры, которая существует. Коран обязывает каждого человека честно трудиться и категорически запрещает попрошайничество, обман, мошенничество, ростовщичество и т.д., проводит резкую грань между достойным и недостойным способами зарабатывания на жизнь. Ислам заботится и о физическом здоровье человека: мусульманам запрещено употреблять всякое одурманивающее средство (хамр) и использование алкоголя даже в лечебных целях.

Религиозные запреты в исламе направлены на физическое и духовное оздоровление личности и общества. Они касаются тех слов и поступков, которые пагубны и могут навредить людям, и в Коране по этому поводу сказано: «Он запрещает мерзости, предосудительные деяния и бесчинства».

Мерзостью здесь названы грехи, которые человек совершает, уступая природному влечению и соблазну. Прелюбодеяние — один из таких грехов. Ислам запрещает половую близость между людьми, не состоящими в законном браке, поскольку этот грех унижает человеческое достоинство, влечет за собой неверное установление родства, разрушает основы нравственности, приводит к потере стыда и распущенности, способствует распространению венерических заболеваний и т.д. Коран гласит: «Не приближайтесь к прелюбодеянию, ибо оно является мерзостью и скверным путем».

Не менее опасными считаются грехи, которые человек совершает из корыстных побуждений. Пророк Мухаммад сказал: «Сторонитесь семи пагубных грехов». Его спросили: «Что это за грехи?» Он ответил: «Приобщение сотоварищей к Аллаху, колдовство, убийство человека, которого Аллах запретил убивать иначе как по праву, пожирание лихвы, пожирание имущества сироты, бегство с поля боя и обвинение в прелюбодеянии целомудренных верующих женщин, которые даже не помышляют о таком».

Ислам запрещает убийство невинных людей, самоубийство. В одном из хадисов говорится: «Кто убьет себя железным оружием, тот вечно пребудет в адском огне с куском железа в руках, протыкая им свой живот. Кто выпьет яд и отравит себя, тот вечно пребудет в адском огне, выпивая яд глотками. А кто убьет себя, бросившись со скалы, тот вечно пребудет в адском огне, бросаясь вниз со скалы».

Особое внимание в исламе уделяется законности заработка. Считается, что душа человека оскверняется, когда он вкушает то, что приобретено нечестным путем. Пророк сказал: «Любое тело, которое взращено на том, что заработано незаконным путем, более всего заслуживает оказаться в аду». Поэтому праведный верующий старается избегать ростовщичества и мошенничества, не обманывать в торговле и не присваивать чужого имущества, даже если нашел его лежащим на дороге. Согласно шариату, если найденная вещь представляет собой ценность, то нашедшему ее полагается в течение целого года искать хозяина, и только после этого, если хозяин не найдется, он может оставить ее себе. К запрещенным поступкам относится взяточничество, причем тяжесть этого греха в равной степени ложится на того, кто берет взятку, и на того, кто пытается таким путем получить то, на что не имеет права. В хадисе говорится: «Тот, кто дает взятку, и тот, кто берет ее, попадут в ад».

Верующий, придерживающийся законов Аллаха, оберегает от греха не только душу, но и каждый орган своего тела. Он старается не смотреть на то, что не угодно богу, и не слушает скверные речи и праздные беседы. Он берет только то, на что имеет право. Он ест и пьет лишь то, что дозволено, и блюдет целомудрие, воздерживаясь от соблазнов.

Для исламской культуры характерен высокий экологизм: люди Земли обязаны проявлять заботу об окружающей среде, о благосостоянии всей планеты. Мусульмане должны всесторонне заботиться о своей земле, не наносить ей ущерба, не загрязнять ее, не разрушать и не расточать понапрасну ее богатства, должны стремиться к рачительному использованию природных ресурсов и ратовать за сохранение чистоты окружающей среды. Мусульманам запрещено проявлять жестокость, пренебрежение к животным, обитающим рядом с ними, охотиться ради забавы и развлечений.

В целом же истинная значимость исламской этики прекрасно может быть выражена в следующих словах: «Не равны доброе и злое. Отклоняй же тем, что лучше, и вот — тот, с которым у тебя вражда, точно он горячий друг».
Ислам выдвигает критерий определения зла и добра, является источником морали, содержит в себе необходимые меры воздействия на людей. В этом плане ислам выбирает путь, отличный от путей других этических систем в мире. С помощью тех же самых факторов ислам упорядочивает известные этические принципы на основе своих собственных норм, устанавливая их во всех сферах жизни. Основная задача исламской этики направлена на создание личности, обладающей высокими морально-волевыми качествами. Цель ислама состоит в сознательном продвижении определенно положительных качеств и умышленном подавлении отрицательных. В поддержании и укреплении нравственных устоев общества мусульмане видят одно из важнейших предназначений религии. В одном из хадисов Пророка Мухаммада говорится: «Я был послан для того, чтобы довести до совершенства нравы».
Благонравие и порядочность считаются в исламе одними из самых достойных качеств. Считается, что человек с превосходным нравом достигает степени тех, кто усердно молится по ночам и постится днем. Однажды сподвижники спросили Пророка Мухаммада: «Что более всего помогает людям попасть в рай?». Он ответил: «Богобоязненность и благонравие». В другом хадисе говорится: «Нет ничего, что в День Воскресения окажется на Весах верующего весомее благонравия. Воистину, Аллах ненавидит грубых и бесстыдных людей».

Ислам не просто связал мораль и нравственность с религиозными убеждениями и поступками, но сделал благонравие важным требованием веры и ее критерием. Пророк говорил: «Самой совершенной верой обладает тот, кто имеет самую высокую нравственность, а самый лучший из вас — тот, кто лучше других относится к своей жене».

Мораль арабо-мусульманской культуры своеобразна: она элементарна и доступна для верующих. В ней нет абстрактных, невыполнимых указаний, как в других этических системах. Благодаря убежденной вере в Аллаха и Судный день, ислам формирует в душе человека движущую силу, устрашающую человека и одновременно понуждающую его к добровольному труду в соответствии с моральным кодексом. Ислам своей пропагандистской деятельностью не формирует и не создает какую-то неизвестную мораль и этикет. Ислам пытается принизить одни хорошие моральные качества человека и возвысить другие, приспосабливает каждый принцип морали к человеческой жизни, указывает ему подобающее место и максимально расширяет сферу его применения в жизни людей. Ни одна из сторон жизни и ее аспектов, будь то действия отдельной личности, быт, общественные отношения, политика, экономика, рынок, школа, суд, полиция, лагерь, военные действия, мирные переговоры и т.д., не должна оставаться неохваченной исламской моралью. Ислам делает мораль господствующей и определяющей во всех сферах культуры. Цель этого заключается в том, чтобы человеческой культурой управляли не страсти или амбиции, эгоизм или личные интересы, а возвышенная и чистая мораль в сочетании с добропорядочностью.

Моральная система ислама особенно убедительно показывает силу и важность нравственного момента в религии, ибо в исламе именно духовно-нравственный фактор обеспечивает его статичность и динамизм развития. На первый взгляд может показаться, что какой-то строгой моральной доктрины в исламе и нет. В отличие от буддизма, в исламе нет священной книги по нравственности, нет и нравственного богословия или моральных заповедей, как в иудаизме и христианстве.

Тем не менее, моральная система в исламе, как и в других религиях, существует и занимает в нем достойное и очень важное место. Моральные требования к верующему в исламе объединены с требованиями веры и правовыми нормами. Они как бы разлиты по всем вероучительным источникам, прежде всего в Коране и вплетены в повседневную жизнь и быт верующих.

Критерием нравственности является непоколебимая вера в Аллаха. Во имя верности и послушания воле Аллаха человек должен быть готов пойти на любые жертвы, в том числе и на самопожертвование. Это и есть высший нравственный долг мусульманина, моральный закон его жизни.

Коран фактически отождествляет духовность с моралью, не допускает рассмотрения морального вне духовного, поскольку все духовное и праведное (истинное, доброе, нравственное) в конечном итоге концентрируется в Аллахе, а все неправедное — в человеке.

Ислам видит идеал человеческого совершенства в Пророке Мухаммаде. Коран подчеркивает полноту его духовного мира и нравственных качеств, и поэтому каждому мусульманину предписано следовать его примеру: «В Посланнике Аллаха был прекрасный пример для вас, для тех, кто надеется на Аллаха и последний день и премного поминает Аллаха». Мусульмане считают, что именно за высокие нравственные достоинства, великий ум и духовную одаренность Аллах сделал Мухаммеда своим пророком.

В своих проповедях он призывал к соблюдению справедливости при разрешении споров и конфликтов, вынесении судебных решений и даче свидетельских показаний: «О те, которые уверовали! Свидетельствуя перед Аллахом, отстаивайте справедливость, если даже свидетельство будет против вас самих, или против родителей, или против близких родственников».

Сунна — второй после Корана источник исламской морали, отмечает те высокие нравственные качества, которые характеризовали Мухаммеда с юности и до конца жизни. Он был трудолюбив, скромен, честен, надежен в любом деле, предан в дружбе. Он всегда был готов придти на помощь другому человеку и поделиться с ним последним. Он не пил, не курил, не уличался в прелюбодеяниях, был примерным мужем и отцом. Перед смертью он роздал все свое имущество бедным, а своих рабов отпустил на волю. Поэтому авторитет Пророка в глазах мусульман непререкаем и можно утверждать, что крепость моральных устоев ислама держится в значительной мере именно на нравственном примере Мухаммеда.

Более или менее концентрированное выражение моральных требований ислама получили выражение в шариате. В ней определены основные нормы взаимоотношений человека в семье и обществе. Они служат неким гарантом одинаковости поведения верующих в той или иной жизненной ситуации, дисциплинируют их. Закон шариата суров, наказания за безнравственность строги и бескомпромиссны.

В отличие от морали других мировых религий, моральная система ислама обращена, прежде всего, на практическую сторону, моральную практику, поэтому ее с полным правом можно назвать моралью нормы, которая при определенных условиях легко превращается в формализм. Но если этих условий нет, то простота и понятность нравственных требований (норм), их заземленность, вплетенность в повседневную жизнь и быт верующих дает положительные результаты, порождает веру в их силу и жизненность. Эта вера и сознание нравственных норм ислама надежно охраняют мусульманина от влияния на него иных моральных систем, аморализма современной западной цивилизации и укрепляют их религиозное единство.

Моральные заповеди ислама дают общую, идеализированную формулировку принципов поведения, расширяющую, переосмысляющую, а подчас и отменяющую в каком-то отношении те нормы, которые были приняты на предыдущем уровне социальной организации. Универсальные этические предписания получают высшую духовную санкцию, наделяются непререкаемой силой для верующего, потому что изложены в Коране, Сунне, шариате, введены в ткань культовых действий.

Женщина – сначала дочь, потом жена, мать и просто хозяйка
Положение женщины и ее статус в исламе – широко обсуждаемая и вызывающая множество дискуссий по всему миру тема. То, что некоторым со стороны кажется угнетающим, на самом деле предоставляет женщине защиту и оберегает ее. Из знамений Аллаха, доказывающих Его всемогущество, то, что Он создал людей парами, мужчинами и женщинами, чтобы они находили друг в друге успокоение и спокойствие души. В исламе жена считается основой семьи и общества. Ислам возложил на неё важные обязанности и гарантировал ей огромные права.

Женщина – сначала дочь, потом жена, мать и просто хозяйка, и в каждом положении она обладает высоким статусом и почетом. Когда она дочь, она открывает дверь в Рай для ее отца. Когда она жена, она завершает половину Веры ее мужа. Когда она мать, Рай лежит под ее ногами. Женщина, как и мужчина, имеет право на защиту своей чести и уважение собственного достоинства. В исламе женщине дано нежное и бережное отношение к ней, не возложено на нее сверх ее обязанностей, она наделена правами и положением под опекой сначала отца, потом мужа, принимая во внимание физиологические и психологические особенности женщины.

Роль и положение женщины в исламе велики, в исламе нельзя пренебрегать женщиной, Всевышний Аллах контролирует отношение мужчин к представительницам прекрасного пола и предписал им обращаться к ним по достоинству: «Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:
«Обходитесь с женщинами хорошо (то есть относитесь к ним наилучшим образом, не притесняйте их, соблюдайте их права, уважайте, направляйте к добру…)».

Лучшим показателем статуса женщины в исламе являются Коран и Сунна пророка Мухаммада (мир ему), в которых представляется истинное положение и возвеличивание женщины:
1. Однажды, путешествуя, пророк Мухаммад (мир ему) увидел нескольких женщин, ехавших на верблюде. Погонщик гнал животных слишком быстро, забыв, что такая езда причиняла женщинам большие неудобства. Тогда Пророк (мир ему) сказал ему: «Ты везешь хрустальные шкатулки, будь с ними поосторожнее!»
2. «Девочки – это милосердные и благословенные создания. Тому, у кого есть одна дочь, Всевышний Аллах сделает ее преградой от огня Ада. Тот, у кого есть две дочери, из-за них он войдет в Рай. С того, у кого есть три дочери или младшие сестры, которые ему как дочери, которых он кормит и опекает, снимается ответственность за милостыню».
3. Пророк Мухаммад (мир ему) сказал: «Когда ты смотришь с радостью на сына, то это записывается тебе как благо, а когда смотришь с радостью на дочь, это записывается как награда. Начинайте с дочерей, ибо Аллах Всевышний нежен и мягок к ним».
4. Пророк Мухаммад (мир ему) сказал: «Когда на свет появляется девочка, Всевышний Аллах посылает туда ангелов, а они приветствуют «Мир вам, обитатели этого дома!» Затем ангелы покрывают родившуюся девочку своими крыльями, поглаживают головку и говорят: «Как она слаба и беспомощна и вышла из слабого тела. Если отец будет растить ее, то до Судного Дня ему будет помощь от Аллаха».
5. «Каждую ночь беременная женщина получает награду как за ночь, проведенную в ибадате и как за день поста».
6. «Женщина за рождение ребенка получает награду как за 70 лет намазов и держания поста. И награду 1 хаджа за боль, которую она перетерпела».
7. Посланник Аллаха (мир ему) сказал: «Когда женщина беременеет, ей записывается вознаграждение постящегося днем и молящегося ночами на пути Аллаха. А когда наступают схватки, никто из творений Аллаха не знает, какое число вознаграждений ждет ее за это. После того, как она родит и станет кормить ребенка, то за каждый глоток, за каждое сосание ей запишется награда, как будто она оживила мертвого. Когда она прекратит его кормить, ангел похлопает ее по плечам и скажет «Продолжай зарабатывать награды».
8. «Кормящая мать получает 1 награду (1 саваб) за каждую каплю молока, которым она вскармливает ребенка».
9. Однажды к посланнику Аллаха пришел один человек и спросил: «О, посланник Аллаха, к кому из людей я должен относится лучше всего?» Посланник Аллаха ответил: «К матери». Человек снова спросил: «А затем к кому?» Пророк ответил: «К матери». Человек еще раз спросил: «А затем к кому?» Пророк ответил: «К отцу».
10. «Мать получает саваб как за выполнение намаза и поста в течение 1 года, если она, не возмущаясь, встала ночью дать молоко ее плачущему ребенку».
11. «Если муж вернулся домой в неважном расположении духа из-за неприятностей и забот, тяготящих его, и получил радостный прием, успокоение и поддержку жены, то такая жена получает награду как за половину джихада».
12. «Женщина, которая посылает мужа на Пути Аллаха, а сама остается дома, соблюдая свое достоинство (и охраняя вверенное ей имущество и т.д.), войдет в Рай на 500 лет раньше ее мужа, и 70 тысяч ангелов будут в ее распоряжении. В Раю ей сделают гусль, и, сидя на горе жемчуга, она будет ожидать прибытие своего супруга (в Рай)».
13. «Когда муж возвращается домой, и жена подает ему еду (будучи верной и добропорядочной женщиной), то она получает награду как за 12 лет ибадата».
14. «Если женщина во время подметания пола в доме читает зикр, то она получает саваб как если бы подметала в Священной Каабе».
15. «Для добродетельной женщины, выполняющей намазы и держащей пост и делающей мужа довольным, все 8 дверей Рая будут открыты, она сможет войти через любую на этих дверей».
16. «В Раю люди будут искать Господнего присутствия, а Аллах удостоит особой чести тех женщин, которые соблюдали нормы одежды мусульманки в земной жизни (хиджаб)».
17. Посланник Аллаха (мир ему) сказал: «Те женщины, которые войдут в Рай, за те благодеяния, которые они совершали на земле, будут превосходнее и красивее гурий».
18. Посланник Аллаха (мир ему) сказал: «Женщины этого мира превосходят гурий в семьдесят тысяч раз».
19. Посланник Аллаха (мир ему) сказал: «Не сообщить ли вам о тех, кто будет среди обитателей Рая? Это Пророк, праведник, мученик на пути Аллаха (шахид), человек, который ради Аллаха, посещает далеко живущего брата-мусульманина. Это ваши рожающие и милосердные жены, которые после ссоры с вами первыми приходят к вам, кладут свои руки на ваши, и говорят: «Я не могу заснуть без твоего довольства мною».
20. Посланник Аллаха (мир ему) обращаясь к женщинам сказал: «О женщины! Лучшие из вас войдут в Рай раньше, чем мужчины. И после того, как эти праведницы совершат полное омовение и украсятся, они выедут на лучших конях встречать своих мужей, и на них будут драгоценности, и рядом с ними будет прислуга, и они будут как блистающие жемчужины!»

Положение женщины в исламе — традиционный пункт критики социального устройства мусульманского общества.

0
16:45
868
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...