Декобелятор

  • Аспекты

Только для мужчин!!!
Данный протокол, в отличии от большей части размещенных в этом разделе, направлен не на проработку связанных с поиском секса комплексов, а на проработку потребности в сексе как таковой, а также самого процесса. Зачем-то же мы стремимся познакомиться, уговорить, присунуть — чтобы потом бросить эту, найти другую, и так до бесконечности. Базовая причина потребности в сексе для меня по прежнему загадка, но сам процесс, насколько возможно, я попытался разгрузить от того, что напрямую не связано с физиологическим процессом. Кроме того, сама процесс успешного или неуспешного секса, как набор эмоций и ощущений, также включен в проработку. Возможно, это откроет путь к выведению в сознание сущности данной потребности, и позволит заполучить таки осознанный контроль над своим членом. А может быть и нет.

Текст местами несколько циничен, местами содержит не слишком обтекаемые формулировки, может показаться кому-то содержащим излишне физиологичные подробности, поэтому девушек хочу сразу попросить не читать, иначе есть риск, что вы почувствуете себя оскорбленными. Вещи здесь называются своими именами, поэтому — я вас предупредил. Если кому не лень — можете попробовать переформулировать самые остро-нецензурные моменты в более-менее приличный вид. Я при написании ориентировался не на приличия, а на то, чтобы в процессе чтения-запуска взбодрить максимальное количество эмоций.

Время чтения:
11 мин.
  • МЫ постоянно ощущали потребность, напряжение, побуждение к тому, чтобы вставить в девушку свою елду и как следует ее трахнуть. 
  • МЫ постоянно, непрерывно ощущали в себе давление, необходимость, обязательность для себя участвовать в половой жизни. 
  • МЫ ощущали свою ущербность, неполноценность, связанную с тем, что НАМ не удается трахнуть любую понравившуюся нам девушку; МЫ невольно и неосознанно сравнивали себя с теми, кто успешно трахает нравящихся НАМ девушек, и сравнение было не в нашу пользу. 
  • НАШИ друзья, знакомые, сверстники рассказывали НАМ о том, как они трахали какую-то девушку, и у НАС возникала острое ощущение ревности, МЫ хотели перетрахать всех девушек без исключения, и ревновали, когда кто-то НАС опережал. 
  • Любая информация, общение, все что мы слышали, мы неосознанно анализировали на связанность или причастность к вопросам секса, ебли, женских половых органов, перспективы поиметь секс. 
  • МЫ пошло шутили, «прощупывали» вольными или пошлыми высказываниями в общении девушку на предмет ее готовности или интереса заняться сексом. 
  • МЫ в любой двусмысленной фразе, высказывании немедленно обнаруживали намек на секс, или намек на вещи/предметы/явления, любым образом связанные с сексом. 
  • МЫ видели на улице, в общественных местах, еще где-либо привлекательную девушку. 
  • Мы выделяли своми вниманием некую девушку, которая была нам симпатична или привлекала наше внимание своей внешностью, фигурой, сиськами, задницей или еще каким-то своими достоинствами. 
  • МЫ испытывали болезненное возбуждение, фиксировались, залипали при виде сисек, обтянутой задницы. 
  • Наше воображение дорисовывало то, что было скрыто под одеждой. 
  • МЫ раздевали взглядом девушку. 
  • МЫ стыдились, стеснялись, считали недопустимым открыто пялиться на сиськи, задницу, но наше внимание помимо нашей воли фиксировалось на девушке, и МЫ исподволь начинали на нее поглядывать. 
  • МЫ ощущали потребность, необходимость, обязательность для НАС попытаться познакомиться, подкатить к девушке, обозначить свой к ней интерес. 
  • У НАС попеременно активировались разнонаправленные импульсы: с одной стороны, МЫ хотели зацепить девушку и раскрутить на потрахаться, но с другой стороны, МЫ боялись что спугнем ее своим вниманием, и тогда уж точно ничего с нее не поимеем. 
  • МЫ думали, надеялись, что если сделаем вид, будто эта девушка НАМ совершенно неинтересна, то это заставит ее обратить на НАС свое внимание. 
  • Эта наша тактика раз за разом оказывалась совершенно неэффективной, но мы с упорством бульдозера держались за эту тактику. 
  • МЫ оказывались в плену противоречивых импульсов: с одной стороны, МЫ хотели познакомиться и прикатать девушку, с другой стороны, МЫ боялись что НАША попытка знакомства будет воспринята окружающими как совершенно пошлая и неуместная, что может вызвать в НАШ адрес насмешки и издевки. 
  • МЫ ощущали стеснение, осознавали неуместность НАШЕЙ попытки познакомиться, осознавали, что смелыми действиями можем спугнуть девушку, и поэтому начинали мучительно кубатурить, как бы к ней так потехничнее подкатить, чтобы ни у кого не было никаких оснований заподозрить нас в наличии у НАС желания немедленно трахнуть эту девушку. 
  • Пытаясь познакомиться, МЫ пытались строить из себя невесть что: крутого перца, рубаха-парня, балагура и весельчака, отчетливо понимая, что если МЫ будем собой, если будем говорить о том, что НАМ интересно, то девушка скорее всего НАС отвергнет 
  • МЫ мучительно пытались придумать, выдавить из себя что-то такое, что будет близко и понятно даже этой тупой курице. 
  • МЫ ощущали, что у НАС возникла эрекция в совершенно неподходящее время, осознавали что окружающие могут ее заметить, и подвергнуть нас насмешкам, издевательствам. 
  • МЫ ощущали возбуждение, желание покорить, изнасиловать, подчинить себе девушку. 
  • МЫ воспринимали девушку как кусок мяса, как ненужное приложение к сиськам, заднице и влагалищу. 
  • МЫ раздражались, злились, если девушка начинала вести себя как самостоятельная личность, высказывать какое-то свое мнение или протестовала против наших попыток ее выебать. 
  • НАМ хотелось дать ей по голове, запугать, одним хорошим ударом сломать ее сопротивление и пользоваться ей как вещью, когда нам хочется, и как нам хочется. 
  • МЫ ощущали, понимали, что для того чтобы трахнуть эту девушку, нам надо быть с ней предупредительным и галантным. 
  • НАМ было омерзительно НАШЕ лицемерие, НАША предупредительность и попытки выглядеть приличным парнем. 
  • МЫ ощущали, осознавали, что прогибаемся, идем на поводу, позволяем собой крутить, и нас это сильно раздражало. 
  • НАС раздражала, злила, бесила необходимость тратить время, силы и деньги на ухаживания, тогда как можно просто ебнуть ей по голове, разодрать юбку и выебать без хождения вокруг да около. 
  • МЫ ощущали, осознавали, что девушка отлично понимает чего мы хотим, и внаглую пользуется НАШЕЙ потребностью добиться от нее секса, для собственного самоутверждения, для того, чтобы вытянуть из нас побольше денег, подарков или внимания. 
  • МЫ осознавали, понимали, что она нас все это время динамит, и возможно даже МЫ от нее не получим секса. 
  • МЫ осознавали, ощущали, что теряем время, что НАМ совершенно не нужно ни ее расположение, ни ее внимание — нам нужна только ее дырка, в которую МЫ стремимся засунуть свой елдак. 
  • МЫ тратили свое время, силы на ухаживания, а потом девушка нам говорила, что у нее есть парень, или что ей пора домой, или еще под каким-то предлогом отказывалась нам отдаться, и мы ощущали себя обманутым. 
  • МЫ ощущали себя лохом, которого развели, нерасчетливым идиотом, придурком, которого в очередной раз кинули. 
  • НАМ хотелось высказать ей все, что мы о ней думаем, дать ей в нос, дать ей хорошего пинка под сраку, чтобы спустить пар. 
  • Но МЫ продолжали улыбаться, стоить из себя галантного кавалера, пытались договориться на продолжение знакомства. 
  • Самое ужасное — МЫ понимали, что это не в первый и не последний раз, что так было и что так будет еще не раз. 
  • МЫ принимали решение больше никогда не вестись на такой развод, решали что больше не будем пытаться ухаживать за девушками, тратить на них свое время или деньги. 
  • Но проходило время, у НАС опять возникало желание во что бы то ни стало снять и трахнуть какую-нибудь девушку, и все начиналось сначала. 
  • МЫ злорадствовали, радовались что возмездие осуществилось, когда девушка, за которой МЫ безуспешно ухаживали, на которую потратили кучу времени и денег, была несчастна в любви, становилась толстой и страшной, никому не нужной 
  • МЫ злорадствовали, радовались что возмездие осуществилось, когда девушка, за которой МЫ безуспешно ухаживали, на которую потратили кучу времени и денег, спусти длительное время сама начинала проявлять инициативу потрахаться с НАМИ, а МЫ с удовольствием посылали ее нахрен. 
  • МЫ осознавали, понимали, что НАМ нельзя, что МЫ не имеем права, возможности, действовать с девушками грубо и прямолинейно. 
  • МЫ ощущали недопустимость, для нас было немыслимо, МЫ запрещали себе даже думать о том, чтобы применить силу и безо всяких прелюдий выебать девушку, невзирая на ее нежелание или сопротивление. 
  • МЫ боялись возмездия, уголовного преследования, боялись что девушка напишет на НАС заявление в милицию, и тогда у нас начнутся очень серьезные проблемы. 
  • МЫ боялись, что нам придет пиздец, если МЫ отбросим все ограничения и запреты, и тупо изнасилуем эту девушку. 
  • МЫ таскались со своими ограничениями, запретами действовать по своему желанию, бесконечно пытались найти компромисс между нашими желаниями и запретами. 
  • МЫ мечтали о том, что начнется война, массовые беспорядки, и тогда МЫ сможем поймать и выебать любую девушку, какую захотим, и нам ничего за это не будет. 
  • МЫ фантазировали о том, что когда-нибудь нас ничто не будет ограничивать в наших действиях, что МЫ сможем без проблем ловить и трахать любых девушек, не теряя времени на уговаривания или ухаживания. 
  • МЫ предвкушали, что НАМ сегодня дадут, что у НАС сегодня будет секс, и ощущали в связи с этим радостное возбуждение. 
  • МЫ оказывались наедине с девушкой, будучи в полной уверенности, что она НАМ сейчас даст, и отпускали тормоза. 
  • МЫ тискали девушку за сиськи, за задницу, ощущая восторг и радость оттого, что наконец-то можем себя не сдерживать, и делать все что НАМ хочется. 
  • МЫ добивались от девушки взаимности, она позволяла нам раздеть себя, позволяла НАМ делать с собой все что НАМ хочется, и МЫ ощущали восторг от того, что наконец-то МЫ ее трахнем. 
  • МЫ вставляли в девушку свой елдак, и ощущали восторг, ощущение счастья, завершенности, чувствовали что МЫ ого-го, состоятельный мужчина, и вообще что-то из себя представляем. 
  • МЫ радостно долбили девушку, ощущая как растет НАШЕ возбуждение, как приближается момент, когда МЫ зальем ей в пизду пару миллионов головастиков. 
  • Девушка в процессе траха вела себя слишком активно, зажимала бедра, слишком энергично к нам прижималась или напротив, пыталась НАС оттолкнуть, и МЫ с возмущением ее зажимали так, чтобы она не могла нам помешать ее трахать. 
  • На языке у нас вертелось «Хуле ты дергаешься — поздняк метаться, все равно выебу, как МНЕ захочется». 
  • МЫ ощущали оргазм, и кончали прямо в девушку, испытывая удовлетворение не только и не столько от того, что сбросили напряжение, но и от того, что залили в нее сперму. 
  • МЫ с удовлетворением смотрели, как девушка на ватных ногах, совершенно без сил, пытается идти в ванну, и ощущали свою состоятельность, успешность как мужчины, осознавая что сумели ее раскатать по полной программе. 
  • МЫ, уговорив девушку потрахаться, с ужасом обнаруживали, что не испытываем к ней никакого совершенно желания, у нас даже не возникала эрекция. 
  • Девушка пыталась оживить НАШ член, начинала отсасывать или дергать его рукой, но эрекция была никакой или слишком слабой, для того чтобы можно было потрахаться. 
  • МЫ ощущали стыд, чувствовали себя опозоренным, начинали сомневаться в своей потенции, когда у НАС случался такой фейл. 
  • МЫ уговорили потрахаться симпатичную девушку, а потом, когда раздевали ее, обнаруживали у нее жидкие, висячие сиськи, рыхлую задницу и совершенно раздолбанную пизду. 
  • МЫ ощущали себя обманутым, чувствовали что нас обманом затащили в постель. 
  • НАС возмущало, злило то, что она с такими негодным телом смеет еще хотеть, чтобы МЫ ее трахали. Да нахрен ты такая кому нужна! 
  • МЫ трахали девушку, не испытывая к ней никаких чувств, совершенно не имея желания ее трахать, и с тоской ждали, когда же МЫ кончим, и закончится эта бестолковая скачка. 
  • МЫ занимались сексом без презерватива со случайной девушкой, а потом долго переживали, что она может залететь. 
  • МЫ переживали, что девушка предъявит НАМ претензии в части выплаты алиментов. 
  • МЫ боялись, что из-за того, что на полминуты расслабились, НАМ теперь придется постоянно расплачиваться. 
  • МЫ боялись, что подхватили от девушки какую-нибудь венерическую болячку, и вздрагивали от каждого необычного, непривычного ощущения в области половых органов. 
  • МЫ проходили медосмотр, сдавали анализы, НАМ сообщали что у НАС нет никаких болячек и все в полном порядке. 
  • МЫ испытывали облегчение, расслабление от того, что все обошлось. 
  • МЫ зарекались, обещали себе, принимали решение — больше никогда без презерватива. 
  • К НАМ в руки попадала пьяная девственница, развратная малолетка, и МЫ ощущали с одной стороны желание ее трахнуть, а с другой стороны — опасались неприятностей, проблем из-за этого секса. 
  • МЫ может быть и рады были бы ее трахнуть, но из-за переживаний и опасений возбуждение у нас пропадало, и член падал. 
  • МЫ прикатывали девушку сделать минет, но она упорно отказывалась, ссылалась на то, что это грязное и постыдное дело. 
  • МЫ заставляли, убеждали девушку все-таки взять в рот, и начинали об этом сожалеть, потому что из-за ее неумелости и неопытности нам было больно и совершенно неприятно. 
  • Мы возбуждались сверх меры, когда девушка делала нам минет, и у НАС возникало острое желание засадить ей в пизду. 
  • МЫ уговаривали девушку потрахаться, а потом обнаруживали, что у нее месячные, и МЫ с возмущением ее отталкивали. 
  • НАМ очень хотелось засадить девушке в задницу. И чем эмоциональнее она отказывалась, тем сильнее было наше желание. 
  • МЫ трахали девушку в задницу, ощущали как у нее сжимается сфинктер, понимали что ей больно, но продолжали ей засаживать, потому что НАМ это нравилось. 
  • МЫ ощущали, что трахать девушку в задницу гораздо приятнее, потому что там гораздо все плотнее, чем в пизде. 
  • МЫ кончали девушке в задницу, испытывая при этом какое-то самодовольство. 
  • Пользуясь случаем, МЫ пытались трахнуть подружку нашей девушки. 
  • Уговаривая на секс или трахая подружку НАШЕЙ девушки, мы ощущали какое-то беспокойство, уколы совести, но по какой-то непонятной причине НАМ очень хотелось ее поиметь. 
  • НАША девушка уличала НАС в измене, расстраивалась, плакала, спрашивала НАС — зачем мы это сделали, чего нам не хватало, а МЫ ничего не могли ей ответить, и ощущали только стыд. 
  • МЫ нисколько не раскаивались в том, что трахнули подружку НАШЕЙ девушки, и даже после разоблачения пытались ей присунуть при случае. 
  • МЫ ощущали, что девушка, которую МЫ трахаем, надоела нам уже хуже горькой редьки, что НАС достало одно только ее постоянное присутствие, и МЫ искали повода чтобы от нее избавиться. 
  • МЫ ощущали тяжесть, давление со стороны девушки на НАС, чувствовали как физическое тягучее няпряжение, которое у НАС возникало от ее присутствия. 
  • НАС напрягала необходимость считаться с ее мнением, с ее желаниями, надоело слушать ее бредни, и мечтали только о том, как бы половчее от нее избавиться. 
  • МЫ по какой-то причине стыдились, считали для себя недопустимым просто ей сказать — все, ты мне надоела, уходи и больше мне не звони — и искали повод для ссоры, пытались придумать какие-то объяснения, почему нам с ней необходимо расстаться и т. д. 
  • Девушка обижалась, принимала как личное оскорбление тот факт, что НАМ она больше не нужна. 

  • НАМ говорили, сообщали, убеждали, разъясняли, что девушка это друг человека, что девушки не являются в полной мере человеком, что это неполноценный человек. 
  • НАМ демонстрировали свом примером, МЫ видели, узнавали о том, что мужчины относятся к девушкам как к неполоценным, тупым, глупым созданиям, совершенно неразумным и лишенным способности разумно мыслить. 
  • МЫ слышали, нам говорили о том, что «Женщина — друг человека». 
  • Мы воспринимали такие мысли, обсуждения как еще одно подтверждение того, что МЫ являемся по отношению к женщинам, девушкам высшим существом, что одним только фактом своего рождения мужчиной МЫ превосходим женщин во всем — в интеллекте, в силе, в способностях. 
  • МЫ видели примеры неадекватного, неразумного поведения девушек, взрослых женщин. 
  • МЫ приходили к выводу, принимали решение о том, что к девушкам надо относиться как к низщему существу, что они по своей природе тупы и неразумны. 
  • МЫ слышали от авторитетных для нас людей, получали информацию из любых источников о том, что место женщины в жизни — на кухне, в роли послушной помошницы для мужчины. 
  • МЫ считали, что девушка обязана НАС обслуживать, готовить-стирать-убирать и ухаживать за НАМИ в быту, такова ее роль в отношениях, и в этом смысл ее существования. 
  • МЫ считали, что МЫ в полном своем праве требовать, добиваться от девушки послушания и выполнения всех наших прихотей. 
  • МЫ считали, что от того, насколько МЫ будем успешны в приведении НАШЕЙ девушки в подчиненное и послушное состояние, зависит НАША состоятельность как мужчины. 
  • МЫ приходили к выводу, осознавали, что девушка, женщина не имеет права перечить нам, спорить с нами или противиться НАШЕЙ воле. 
  • МЫ воспринимали как посягательство на НАШЕ превосходство, как посягательство на НАШЕ доминирующее положение попытки девушки высказывать свое мнение или настаивать на своем. 
  • МЫ воспринимали как личное оскорбление, унижение попытки девушки проявлять самостоятельность или оспаривать НАШЕ мнение. 
  • МЫ разъярялись, становились неуправляемыми, ощущали чудовищную агрессию, потребность уничтожить, подавить девушку в ответ на ее посягательство на НАШЕ доминирующее положение. 
  • МЫ ощущали острую потребность избить, подавить, раздавить, растоптать девушку, чтобы она даже подумать боялась возражать или спорить с нами. 

  • НАМ объясняли старшие мужчины из НАШЕЙ семьи, мы узнавали из любых источников о том, что на мужчине лежит полная и вся ответственность за все происходящее в семье. 
  • МЫ видели, слышали, воспринимали любым способом унизительное, пренебрежительное отношение к мужчинам, которые не сумели, не добились послушания от своих женщин. 
  • МЫ слышали, видели, воспринимали любым способом информацию о том, как несостоятельных мужчин называют подкаблучниками, рохлями, тряпками, «ни спиздить, ни покараулить». 
  • МЫ видели, как наших сверстников изводили, били девченки, и парни были не в состоянии дать им надлежащий отпор, поставить их на место — и ощущали какую-то иррациональность, невозможность, нереальность происходящего. 
  • МЫ видели, слышали, воспринимали из любых источников информацию о том, что мужчина — это защитник своей семьи, своей девушки, своего дома. 
  • МЫ видели, слышали, воспринимали из любых источников информацию о том, что состоятельность мужчины как мужика, как главы семьи, находится в прямой зависимости от его способности защитить, отстоять свою девушку, разрулить возникшие проблемы. 

  • МЫ впадали в ярость, ощущали напряжение и острую потребность внезапной пиздюлиной заткнуть рот девушке, заставить ее что-либо делать, или прекратить что-либо творить. 
  • МЫ выбешивались, когда девушка упрямилась, спорила с НАМ, игнорировала НАШИ требования или приказы. 
  • МЫ воспринимали от кого-либо советы, рекомендации, кто-либо советовал НАМ, как нам надо правильно себя вести, которые сводились к «Бей бабу молотом — будет баба золотом». 
  • Эти советы, рекомендации МЫ воспринимали как правильные и единственно верные. 
  • НАМ давали рекомендации — отец, друзья, что НАШУ непутевую девушку, с которой у НАС отношения, надо разок хорошо отметелить, и тогда все будет в порядке. 
  • МЫ опасались, что если МЫ так и поступим, что если вломим ей по первое число — то она немедленно от НАС сбежит. 
  • МЫ сомневались, тянули время, в итоге периодические ссоры превращались в постоянные свары, отношения разваливались, и МЫ по прошествии времени после развода начинали сожалеть о том, что постеснялись своевременно дать ей хороших пиздюлей и вернуть ей ощущение реальности, сохранив тем самым отношения. 

  • НАМ объясняли убеждали, МЫ получали информацию из любых источников, о том, что девочек обижать нельзя, запрещено, это строго карается и всеми порицаемо. 
  • НАМ объясняли, убеждали, МЫ получали информацию из любых источников о том, что девочкам надо помогать, что они такие слабые и беззащитные — и что для мужчины подтверждением его мужества и состоятельности является как раз хорошее и уважительное отношение к девушкам. 
  • МЫ сталкивались с грубостью, хамством, борзостью девушек, и у нас возникали серьезные сомнения в том, что НАМ говорят правду, что девушки и вправду такие уж слабые и беззащитные. 
  • МЫ отвечали на хамство и борзость девочек так, как это приличествует (в НАШЕМ понимании) мужчине, ставили их на место, и это оборачивалось для нас неприятностями. 
  • НАС наказывали, ругали, порицали, пугали милицией и разного рода неприятностями, когда МЫ давали сдачи или наказывали за борзость девочек. 
  • НАШИ родители НАС наказывали, орали на НАС, когда мы обижали НАШУ младшую сестренку. 

  • МЫ воспринимали чье-либо положение подкаблучника, рохли, неспособного застроить свою девушку как позорное, достойное порицания и презрения. 
  • МЫ боялись, что не сумеем застроить девушку, поставить ее на место, ответить ей должным образом, и нас перестанут воспринимать окружающие как достойного и состоятельного мужчину. 
  • НАС смешили потуги девушек позиционировать, представлять себя как личность, МЫ точно знали, что это всего лишь самки, у которых кроме пизды и сисек ничего интересного нет и быть не может. 
  • МЫ искренне удивлялись, когда девушки возмущались, что НАМ от них нужен только секс. 
  • НАС удивляло то, что это стало для них открытием, и что они рассчитывали получить от НАС что-то кроме секса. 
  • МЫ считали своим достоинством, положительно НАС характеризующим качеством, НАШЕ негативное отношение к девушкам — презрение, игнорирование, издевательство. 

  • НАШ отец был грубым с НАШЕЙ матерью, затыкал ей рот, орал на нее, посылал нахер и вообще не считался с ее мнением. 
  • НАШ дед был грубым с НАШЕЙ бабушкой, затыкал ей рот, орал на нее, посылал нахер, грозил заткнуть ей рот тряпкой, если она не медленно н заткнется, и вообще не считался с ее мнением. 
  • МЫ неоднократно наблюдали конфликты, ссоры и выяснения отношений деда с бабушкой, отца с матерью, и каждый раз убеждались в том, что мужчина может и должен ставить женщину на место, затыкать ей рот, в грубой форме требовать то, что ему нужно — и что только так можно и нужно обращаться с женщинами. 
  • НАШ отец и дед никогда не извинялись перед женщинами, даже если реально были виноваты, а ограничивались только «ну и ладно». 
  • МЫ приходили к выводу, что если МЫ хотим быть успешным как мужчина, как глава семейства, то мы должны именно таким способом вести себя с женщиной — относиться с презрением, быть грубым, никогда не извиняться. 
  • МЫ считали и НАШУ мать, и НАШУ бабушку низшими существами, которые не вправе нам указывать, не могут и не должны нами командовать. 
  • НАША мать пыталась НАС воспитывать, наказывала за проступки или читала нотации, а МЫ воспринимали это как попытки нас унизить, лишить исконного мужского права не считаться с женщинами и как покушение на НАШЕ положение в социальной лестнице. 
  • МЫ воспринимали как попытку подчинить НАС, унизить, подчинить, подавить НАШУ волю, как вторжение любые просьбы или требования матери помочь ей, сделать что-либо за нее. 
  • МЫ считали, что мать не имеет никакого абсолютно права требовать, чтобы МЫ что-либо делали или помогали ей. 
  • МЫ считали, что традиционными женскими домашними заботами — приготовление пищи, мытье посуды и т.д. должна делать женщина, для мужчины такая работа постыдна и унизительна. 
  • МЫ отказывались мыть посуду, мотивируя это тем, что «Я тебе не ложкомойня», и получали за это пиздюлей. 
  • МЫ воспринимали как унижение, как нечто для НАС постыдное требование матери извиниться за свое поведение. 
  • МЫ воевали с НАШЕЙ матерью, обороняли свое социальное положение и свое мужское достоинство, такое, каким МЫ его понимали. 
  • МЫ воспринимали в штыки, ощущали ярость и острую потребность избить, дать сдачи, нанести максимальный физический урон НАШЕЙ матери, когда она пыталась нас наказать. 
  • МЫ яростно сопротивлялись, убегали, материли на чем свет стоит, кусались, бросали в мать все что попадало под руку — то есть реально с ней сражались. 
  • НАШЕ ожесточенное сопротивление вызывало у матери озлобление, и в итоге МЫ получали конкретных пиздюлей. 
  • Мать жаловалась отцу, показывала ему синяки и царапины, которые мы ей поставили, и МЫ получали пиздюлей еще и от отца. 
  • МЫ с удовлетворением отмечали, что после особо бурных выяснений отношений, мать на длительное время прекращала НАС донимать, и воспринимали это как свою победу, достижение в борьбе за свое социальное положение. 
  • МЫ понимали, что НАШ отец всегда, во всех конфликтах встает на сторону матери, и поэтому считали его собственным врагом. 
  • МЫ желали нашему отцу всяческих несчастий, бед, болезней, хотели чтобы с ним приключился несчастный случай, чтобы он загнулся наконец, и прекратил НАС изводить. 
  • МЫ продолжали сражаться с девушками также, как мы сражались со своей матерью, бурно реагируя на любые попытки принуждения или манипулирования с их стороны. 
+3
14:38
2105
02:04
Дратути! Я девушка, но решила запустить этот прото, исходя из собственных побуждений проработать своего Внутреннего мужчину (Внутренний мужчина, Внутренняя женщина, Внутренний ребенок и т. д.) Зачитывая протокол, я хохотала до слез. «Женщина — друг человека!». Ахахахаха! Это сильно. rofl Посмотрим, как проработается, и какие результаты даст. Благодарствую за прото и отличное чувство юмора. :)
02:40
Я девушка, но решила запустить этот прото

и правильно thumbsup
Загрузка...