Семья 2

Просто семейные аспекты без всяких заумствований. То, как это ощущал я сам.

Начало выложено в другом разделе.


Время чтения:
15 мин.
ВЫ ВОШЛИ КАК ГОСТЬ! АВТОРИЗИРУЙТЕСЬ ИЛИ ЗАРЕГИСТРИРУЙТЕСЬ, ЧТОБЫ ПОДКЛЮЧИТЬ ШАБЛОН

· МЫ, будучи ребенком, испытывали тревогу/ страх/ любого рода негативные эмоции, если НАШ отец обижал НАШУ маму (или был обижен НАШЕЙ мамой, считал себя обиженным ей).

· Другой испытывал тревогу/ страх/ любого рода негативные эмоции, если его отец обижал его маму (или был обижен его мамой, считал себя обиженным ей).

· МЫ, будучи ребенком, испытывали тревогу/ страх/ любого рода негативные эмоции, если НАША мать обижала НАШЕГО отца (или была обижена НАШИМ папой, считала себя обиженной им).

· Другой испытывал тревогу/ страх/ любого рода негативные эмоции, если его мать обижала его отца (или была обижена его папой, считала себя обиженной им).

· Отношения между НАШИМИ родителями становились/ стали тяжелыми/ ухудшались, или же МЫ, будучи ребенком/ кто-то так считали.

· Отношения между родителями другого становились/ стали тяжелыми/ ухудшались, или же другой, будучи ребенком/ кто-то так считал.

· Отношения между НАШИМИ родителями становились/ стали тяжелыми/ ухудшались, а МЫ, вследствие этого, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость любой ценой восстановить их нормальные отношения (помирить НАШИХ родителей, или любым образом уменьшить, сгладить конфликт между ними).

· Отношения между родителями другого становились/ стали тяжелыми/ ухудшались, а другой, вследствие этого, испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость любой ценой восстановить их нормальные отношения (помирить своих родителей, или любым образом уменьшить, сгладить конфликт между ними).

· Отношения между НАШИМИ родителями становились/ стали тяжелыми/ ухудшались, и МЫ, будучи ребенком, глубоко переживали за НАШИХ родителей, стремились (любым образом) силой своей преданности и любви взять на себя то, что причиняет боль НАШИМ родителям (винили себя в этом, или в своей неспособности помирить НАШИХ родителей).

· Отношения между родителями другого становились/ стали тяжелыми/ ухудшались, и другой, будучи ребенком, глубоко переживал за своих родителей, стремился (любым образом) силой своей преданности и любви взять на себя то, что причиняет боль его родителям (винил себя в этом, или в своей неспособности помирить своих родителей).

· МЫ, будучи ребенком, считали, что способны влиять на отношения между НАШИМИ родителями (улучшить или ухудшить их).

· Другой, будучи ребенком, считал, что способен влиять на отношения между его родителями (улучшить или ухудшить их).

· МЫ согласились, что способны влиять на отношения между НАШИМИ родителями (улучшить или ухудшить их).

· МЫ, будучи ребенком, получали любого рода доказательства/ подтверждения тому, что МЫ способны влиять на отношения между НАШИМИ родителями (улучшить или ухудшить их).

· Другой, будучи ребенком, получал любого рода доказательства/ подтверждения тому, что он способен влиять на отношения между его родителями (улучшить или ухудшить их).

· В НАШЕМ детстве, в ситуации потенциального развода НАШИХ родителей, НАША мама/ НАШ папа прямо или косвенно поддерживали НАШУ искаженную интерпретацию происходящего, вследствие чего МЫ приходили/ пришли к выводу/ считали, что НАШИ родители разводятся из-за какого-то НАШЕГО плохого поведения.

· В детстве другого, в ситуации потенциального развода его родителей, его мама/ его папа прямо или косвенно поддерживали искаженную интерпретацию происходящего у другого, вследствие чего другой приходил/ пришёл к выводу/ считал, что его родители разводятся из-за какого-то его (этого другого) плохого поведения.

· МЫ, будучи ребенком, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость, чтобы НАШ папа с НАШЕЙ мамой были вместе (по любой причине).

· Другой испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость, чтобы его папа с его мамой были вместе (по любой причине).

· МЫ, будучи ребенком, считали, что сделаем всё от НАС зависящее, чтобы не допустить развода НАШИХ родителей.

· Другой считал, что сделает всё от него зависящее, чтобы не допустить развода его родителей.

· МЫ согласились, что сделаем всё от НАС зависящее, чтобы не допустить развода НАШИХ родителей.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАМ важно, необходимо не допустить развода НАШИХ родителей.

· Другой считал, что ему важно, необходимо не допустить развода его родителей.

· МЫ согласились, что НАМ важно, необходимо не допустить развода НАШИХ родителей.

· У НАС получилось или не получилось, будучи ребенком, не допустить развода НАШИХ родителей (в любом аспекте), или же МЫ/ кто-то так считали.

· У другого получилось или не получилось, будучи ребенком, не допустить развода его родителей (в любом аспекте), или же другой/ МЫ/ кто-то так считали.

· МЫ, будучи ребенком, любили НАШИХ родителей сильнее, если они ссорились/ конфликтовали (или же МЫ так любым образом воспринимали/ считали).

· Другой, будучи ребенком, любил своих родителей сильнее, если они ссорились/ конфликтовали (или же другой так любым образом воспринимал/ считал).

· Существование двух враждующих «лагерей» в НАШЕЙ семье вынуждало/ вынудило НАС (будучи ребенком) принять чью-то сторону: либо защитника НАШЕЙ матери, либо борца за защиту прав мужчин (НАШЕГО отца), или же МЫ, будучи ребенком/ кто-то так считали.

· Существование двух враждующих «лагерей» в семье другого вынуждало/ вынудило другого (будучи ребенком) принять чью-то сторону: либо защитника его матери, либо борца за защиту прав мужчин (отца другого), или же другой/ МЫ/ кто-то так считали.

· МЫ, будучи ребенком, в конфликте/ ссоре между НАШИМИ родителями, старались не принимать ни чью сторону.

· Другой, в конфликте/ ссоре между его родителями, старался не принимать ни чью сторону.

· МЫ, будучи ребенком, в конфликте/ ссоре между НАШИМИ родителями, старались не принимать ни чью сторону, но НАШ родитель втягивал/ втянул НАС (в любом качестве: защитник/ враг/ и т.п.).

· Другой, в конфликте/ ссоре между его родителями, старался не принимать ни чью сторону, но родитель другого втягивал/ втянул другого (в любом качестве: защитник/ враг/ и т.п.).

· МЫ считали, что, после отказа от папы (ребенка), мама остается для него (ребенка) единственным человеком, который может поддержать в жизни.

· Другой считал, что, после отказа от папы (ребенка), мама остается для него (ребенка) единственным человеком, который может поддержать в жизни.

· МЫ согласились, что, после отказа от папы (ребенка), мама остается для него (ребенка) единственным человеком, который может поддержать в жизни.

· После НАШЕГО отказа от своего отца (что он НАМ больше не нужен), НАША мама для НАС оставалась/ была единственным человеком, который НАС поддерживал/ ухаживал за НАМИ (или же МЫ/ кто-то/ она так считали).

· После отказа другого от своего отца (что отец другому больше не нужен), мама другого для другого оставалась/ была единственным человеком, который другого поддерживал/ ухаживал за другим (или же другой/ кто-то/ она так считали).

· НАША мама, в результате какой-то её ссоры с НАШИМ отцом, забирала/ забрала НАС с собой (с ней) и уехала от НАШЕГО отца (например, к её родителям/ друзьям/ родным/ и т.д. – подальше от НАШЕГО отца), или же МЫ, будучи ребенком/ НАШ отец/ кто-то так считали.

· Мать другого, в результате какой-то её ссоры с отцом другого, забирала/ забрала другого с собой (с ней) и уехала от отца другого (например, к её родителям/ друзьям/ родным/ и т.д. – подальше от отца другого), или же другой, будучи ребенком/ отец другого/ кто-то так считали.

· НАШ отец говорил или считал, что не отдаст НАС (ребенком), НАШЕЙ матери (в любом аспекте и по любой причине).

· Отец другого говорил или считал, что не отдаст другого (ребенком), матери другого (в любом аспекте и по любой причине).

· МЫ согласились, что НАШ отец не отдаст НАС (ребенком), НАШЕЙ матери (в любом аспекте и по любой причине).

· У НАШЕГО отца получилось или не получилось не отдать НАС (ребенком), НАШЕЙ матери (в любом аспекте и по любой причине), или же МЫ, будучи ребенком/ кто-то так считали.

· У отца другого получилось или не получилось не отдать другого (ребенком), матери другого (в любом аспекте и по любой причине), или же другой, будучи ребенком/ кто-то так считал.

· МЫ, будучи ребенком, если у НАС не было родителя/ родителей (отсутствовал НАШ родитель/ отстуствовали родители), чувствовали себя несчастными, одинокими, страдали, мучились, и/ или испытывали что-то т.п. (или же МЫ/ кто-то так считали).

· Другой, если у него не было родителя/ родителей (отсутствовал его родитель/ отстуствовали родители), чувствовал себя несчастным, одиноким, страдал, мучился, и/ или испытывал что-то т.п. (или же другой/ кто-то так считал).

· У НАШЕЙ мамы изменилось отношение к НАШЕМУ отцу – улучшилось (или же МЫ, будучи ребенком/ кто-то так считали).

· У матери другого изменилось отношение к её супругу (отцу другого) – улучшилось (или же другой, будучи ребенком/ МЫ/ кто-то так считали).

· У НАШЕЙ мамы изменилось её внутреннее отношение к НАШЕМУ отцу (улучшилось, в любом аспекте), и НАШ отец, чувствуя/ ощущая это, изменил своё внутреннее отношение к НАМ (стал к НАМ лучше относиться, стал интересоваться НАМИ, любить НАС).

· У матери другого изменилось её внутреннее отношение к отцу другого (улучшилось, в любом аспекте), и отец другого, чувствуя/ ощущая это, изменил своё внутреннее отношение к другому (стал к другому лучше относиться, стал интересоваться другим, любить его).

· НАШ отец, до этого не желавший общаться с НАМИ, вдруг испытал желание/ потребность наладить/ установить с НАМИ контакт, отношения (изъявил, проявил к НАМ это своё желание/ потребность), или же МЫ, будучи ребенком/ кто-то так считали.

· Отец другого, до этого не желавший общаться с другим, вдруг испытал желание/ потребность наладить/ установить с другим контакт, отношения (изъявил, проявил к другому это своё желание/ потребность), или же другой, будучи ребенком/ кто-то так считал.

· У НАШЕЙ мамы изменилось отношение к НАШЕМУ отцу – ухудшилось (или же МЫ, будучи ребенком/ кто-то так считали).

· У матери другого изменилось отношение к отцу другого – ухудшилось (или же другой, будучи ребенком/ кто-то так считал).

· У НАШЕЙ мамы изменилось её внутреннее отношение к НАШЕМУ отцу (ухудшилось, в любом аспекте), и НАШ отец, чувствуя/ ощущая это, изменил своё внутреннее отношение к НАМ (стал к НАМ хуже относиться, отвергнул НАС, перестал с НАМИ общаться).

· У матери другого изменилось её внутреннее отношение к отцу другого (ухудшилось, в любом аспекте), и отец другого, чувствуя/ ощущая это, изменил своё внутреннее отношение к другому (стал к другому хуже относиться, отвергнул другого, перестал общаться с другим).

· Отношение НАШЕГО отца к НАМ зависели от отношения к нему НАШЕЙ матери, или же МЫ/ кто-то так считали, осознанно или неосознанно.

· Отношение отца другого к другому зависели от отношения к другому матери другого, или же другой/ кто-то так считал, осознанно или неосознанно.

· НАША мама говорила НАМ: «Я люблю тебя больше всех».

· Мать другого говорила другому: «Я люблю тебя больше всех».

· НАША мама говорила НАМ: «Мама тебя больше не любит».

· Мать другого говорила другому: «Мама тебя больше не любит».

· НАША мама говорила НАМ: «Не расстраивай/ не беспокой меня».

· Мать другого говорила другому: «Не расстраивай/ не беспокой меня».

· НАША мама говорила НАМ: «Не пугай меня».

· Мать другого говорила другому: «Не пугай меня».

· НАША мама говорила НАМ, что НАШ папа НАМ не отец (больше не отец), или говорила что-то т.п.

· Мать другого говорила другому, что его папа ему не отец (больше не отец), или говорила что-то т.п.

· НАША мама говорила НАМ, что НАМ важно, необходимо забыть о своём отце, не вспоминать о нём, вычеркнуть его из своей жизни, или говорила что-то т.п.

· Мать другого говорила другому, что ему важно, необходимо забыть о своём отце, не вспоминать о нём, вычеркнуть его из своей жизни, или говорила что-то т.п.

· НАША мама брала с НАС обещание, что МЫ не будем общаться с НАШИМ отцом, будем его отвергать, ненавидеть, не будем его помнить, или будем относиться к нему т.п. негативным образом.

· Мать другого брала с него обещание, что другой не будет общаться с отцом, будет его отвергать, ненавидеть, не будет его помнить, или будет относиться к отцу т.п. негативным образом.

· МЫ, будучи ребенком, дали или не дали НАШЕЙ маме обещание, что что МЫ не будем общаться с НАШИМ отцом, будем его отвергать, ненавидеть, не будем его помнить, или будем относиться к нему т.п. негативным образом.

· Другой дал или не дал своей маме обещание, что что он не будет общаться с отцом, будет его отвергать, ненавидеть, не будет его помнить, или будет относиться к отцу т.п. негативным образом.

· НАША мама говорила НАМ/ убеждала НАС отказаться/ отвернуться от НАШЕГО отца, т.к. он – никчёмный, ничтожество, пьяница, разгильдяй, лицемер, и т.п. «редиска».

· Мать другого говорила другому/ убеждала другого отказаться/ отвернуться от отца (отца другого), т.к. отец другого – никчёмный, ничтожество, пьяница, разгильдяй, лицемер, и т.п. «редиска».

· МЫ согласились или не согласились, что НАШ отец – никчёмный, ничтожество, пьяница, разгильдяй, лицемер, и т.п. «редиска».

· У НАШЕЙ мамы получилось или не получилось добиться того, чтобы МЫ отказались/ «отвернулись» от НАШЕГО отца (или же НАША мама/ МЫ/ кто-то так считали).

· У матери другого получилось или не получилось добиться того, чтобы другой отказался/ «отвернулся» от своего отца (или же мать другого/ другой/ кто-то так считали).

· МЫ, будучи ребенком, любым образом стремились переубедить НАШУ маму/ переубеждали НАШУ маму, что НАШ отец ни в чём не виноват, что он хороший, или говорили ей что-то т.п.

· Другой любым образом стремился переубедить свою маму/ переубеждал свою маму, что его отец ни в чём не виноват, что отец - хороший, или другой говорил ей что-то т.п.

· У НАС получилось или не получилось переубедить НАШУ маму, что НАШ отец ни в чём не виноват, что он хороший, или говорили ей что-то т.п.

· У другого получилось или не получилось переубедить свою маму, что его отец ни в чём не виноват, что отец - хороший, или другой говорил ей что-то т.п.

· НАША мама любым образом передавала НАМ сообщение: «Ты не мой ребенок, если ты похож на своего отца» (или же МЫ, будучи ребенком, так считали).

· Мать другого любым образом передавала другому сообщение: «Ты не мой ребенок, если ты похож на своего отца» (или же другой, будучи ребенком, так считал).

· МЫ, будучи ребенком, любым образом воспринимали сообщение НАШЕЙ мамы, что «МЫ – не её ребенок (она не будет с НАМИ, не будет НАС любить, отвергнет НАС), если МЫ будем похожи на НАШЕГО отца» (или же МЫ так считали).

· Другой, будучи ребенком, любым образом воспринимал сообщение своей мамы, что «Другой – не её ребенок (она не будет с другим, не будет любить другого, отвергнет другого), если он будет похож на своего отца» (или же другой так считал).

· МЫ, будучи ребенком, считали/ согласились, что НАМ важно, необходимо не быть похожими на своего отца (иначе потеряем любовь своей мамы, в любом аспекте).

· Другой, будучи ребенком, считал/ согласился, что ему важно, необходимо не быть похожим на своего отца (иначе другой потеряет любовь своей мамы, в любом аспекте).

· МЫ, будучи ребенком, согласились не быть похожими на своего отца.

· Другой, будучи ребенком, согласился не быть похожим на своего отца.

· МЫ, будучи ребенком, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость не быть похожими на своего отца (или же МЫ/ кто-то так считали).

· Другой, будучи ребенком, испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость не быть похожим на своего отца (или же другой/ кто-то так считал).

· НАША мама любым образом передавала НАМ сообщение: «Ты мне не нужен, если не отвергаешь своего отца (как и я)».

· Мать другого любым образом передавала другому сообщение: «Ты мне не нужен, если не отвергаешь своего отца (как и я)».

· МЫ, будучи ребенком, считали/ согласились, что НАМ важно, необходимо отвергать/ отвергнуть своего отца (иначе потеряем любовь своей мамы).

· Другой, будучи ребенком, считал/ согласился, что ему важно, необходимо отвергать/ отвергнуть своего отца (иначе потеряет любовь своей мамы).

· МЫ, будучи ребенком, согласились отвергнуть своего отца (иначе потеряем любовь своей мамы, в любом аспекте).

· Другой, будучи ребенком, согласился отвергнуть своего отца (иначе другой потеряет любовь своей мамы, в любом аспекте).

· МЫ, будучи ребенком, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость отвергнуть своего отца (отказаться от него) (или же МЫ/ кто-то так считали).

· Другой, будучи ребенком, испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость отвергнуть своего отца (отказаться от своего отца) (или же другой/ кто-то так считал).

· НАША мама любым образом передавала НАМ сообщение: «Ты мне не нужен, если ты любишь своего отца, если ты уважаешь его».

· Мать другого любым образом передавала другому сообщение: «Ты мне не нужен, если ты любишь своего отца, если ты уважаешь его».

· МЫ, будучи ребенком, считали/ согласились, что НАМ важно, необходимо перестать любить/ уважать своего отца (иначе потеряем любовь своей мамы, в любом аспекте).

· Другой, будучи ребенком, считал/ согласился, что ему важно, необходимо перестать любить/ уважать своего отца (иначе другой потеряет любовь своей мамы, в любом аспекте).

· МЫ, будучи ребенком, согласились перестать любить/ уважать своего отца (иначе потеряем любовь своей мамы, в любом аспекте).

· Другой, будучи ребенком, согласился перестать любить/ уважать своего отца (иначе потеряет любовь своей мамы, в любом аспекте).

· МЫ, будучи ребенком, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость перестать любить/ уважать своего отца (или же МЫ/ кто-то так считали).

· Другой, будучи ребенком, испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость перестать любить/ уважать своего отца (или же другой/ кто-то так считал).

· МЫ, будучи ребенком, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость убеждать НАШУ мать или доказать ей, что МЫ относимся к НАШЕМУ отцу так же, как относится она (в любом аспекте).

· Другой, будучи ребенком, испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость убеждать свою мать или доказать ей, что он (другой) относится к своему отцу так же, как относится она (мать другого) к отцу другого (к её мужу) (в любом аспекте).

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАШ папа - не мужик, он испортил НАМ лучшие годы, он НАС/ НАШУ маму подавляет, или делает/ сделал что-то т.п.

· Другой, будучи ребенком, считал, что его папа - не мужик, он испортил другому лучшие годы, он другого/ или мать другого подавляет, или делает/ сделал что-то т.п.

· МЫ согласились или не согласились, что НАШ папа - не мужик, он испортил НАМ лучшие годы, он НАС/ НАШУ маму подавляет, или делает/ сделал что-то т.п.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что «Лучше бы его вообще не было, такого папы…»/ или что-то т.п.

· Другой, будучи ребенком, считал, что «Лучше бы его вообще не было, такого папы…»/ или что-то т.п.

· МЫ согласились, что «Лучше бы его вообще не было, такого папы…»/ или что-то т.п.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАШ папа НАШЕЙ маме всю жизнь испоганил, ведёт себя, как свинья, или делает/ сделал что-то т.п.

· Другой, будучи ребенком, считал, что его папа маме (другого) всю жизнь испоганил, ведёт себя, как свинья, или делает/ сделал что-то т.п.

· МЫ согласились, что НАШ папа НАШЕЙ маме всю жизнь испоганил, ведёт себя, как свинья, или делает/ сделал что-то т.п.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАШ папа делает или сделал больно НАШЕЙ маме (в любом аспекте).

· Другой, будучи ребенком, считал, что его папа делает или сделал больно маме (другого) (в любом аспекте).

· МЫ согласились, что НАШ папа делает или сделал больно НАШЕЙ маме (в любом аспекте).

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАШ папа делает или сделал больно НАШЕЙ маме (в любом аспекте) по НАШЕЙ вине (т.к. МЫ это позволили ему сделать).

· Другой, будучи ребенком, считал, что его папа делает или сделал больно маме (другого) (в любом аспекте) по НАШЕЙ вине (т.к. другой позволил своему отцу это сделать).

· МЫ согласились, что НАШ папа делает или сделал больно НАШЕЙ маме (в любом аспекте) по НАШЕЙ вине (т.к. МЫ это позволили ему сделать).

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАМ нельзя быть вместе с НАШИМ отцом.

· Другой, будучи ребенком, считал, что ему нельзя быть вместе с его отцом.

· МЫ согласились, что НАМ нельзя быть вместе с НАШИМ отцом.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАМ важно, необходимо, чтобы НАШ отец был/ жил отдельно от НАС.

· Другой, будучи ребенком, считал, что ему важно, необходимо, чтобы его отец был/ жил отдельно от него (другого).

· МЫ согласились, что НАМ важно, необходимо, чтобы НАШ отец был/ жил отдельно от НАС.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что, только живя с НАМИ отдельно от НАШЕГО папы НАША мама будет/ станет счастлива/ радостна/ спокойна/ перестанет мучиться, плакать, страдать.

· Другой, будучи ребенком, считал, что, только, если его мама будет жить отдельно от своего мужу (отца другого), она будет/ станет счастлива/ радостна/ спокойна/ перестанет мучиться, плакать, страдать.

· МЫ согласились, что, только живя с НАМИ отдельно от НАШЕГО папы НАША мама будет/ станет счастлива/ радостна/ спокойна/ перестанет мучиться, плакать, страдать.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что, если НАШИ папа с мамой будут вместе, то НАША мама будет страдать, мучиться, плакать.

· Другой, будучи ребенком, считал, что, если его папа с мамой будут вместе, то его мама будет страдать, мучиться, плакать.

· МЫ согласились, что, если НАШИ папа с мамой будут вместе, то НАША мама будет страдать, мучиться, плакать.

· МЫ, будучи ребенком, испытывали любого рода желание/ потребность/ необходимость не допустить, чтобы НАШ папа с НАШЕЙ мамой были вместе (по любой причине).

· Другой, будучи ребенком, испытывал любого рода желание/ потребность/ необходимость не допустить, чтобы его папа с его мамой были вместе (по любой причине).

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАМ важно, необходимо не допустить, чтобы НАША мама узнала, как МЫ на самом деле относимся к НАШЕМУ отцу.

· Другой, будучи ребенком, считал, что ему важно, необходимо не допустить, чтобы его мама узнала, как другой на самом деле относится к своему отцу.

· МЫ согласились, что НАМ важно, необходимо не допустить, чтобы НАША мама узнала, как МЫ на самом деле относимся к НАШЕМУ отцу.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАМ важно, необходимо не допустить, чтобы НАША мама узнала, что МЫ любим и уважаем НАШЕГО отца.

· Другой, будучи ребенком, считал, что ему важно, необходимо не допустить, чтобы его мама узнала, что другой любит и уважает своего отца.

· МЫ согласились, что НАМ важно, необходимо не допустить, чтобы НАША мама узнала, что МЫ любим и уважаем НАШЕГО отца.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАМ важно, необходимо не допустить, чтобы НАША мама узнала, что МЫ не любим и не уважаем НАШЕГО отца.

· Другой, будучи ребенком, считал, что ему важно, необходимо не допустить, чтобы его мама узнала, что другой не любит и не уважает своего отца.

· МЫ согласились, что НАМ важно, необходимо не допустить, чтобы НАША мама узнала, что МЫ не любим и не уважаем НАШЕГО отца.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАМ важно, необходимо не думать и не напоминать НАШЕЙ маме о НАШЕМ папе, чтобы ей не было больно, чтобы она не страдала, не плакала, не мучилась.

· Другой, будучи ребенком, считал, что, ему важно, необходимо не думать и не напоминать его маме о папе (её муже), чтобы ей не было больно, чтобы она не страдала, не плакала, не мучилась.

· МЫ согласились, что НАМ важно, необходимо не думать и не напоминать НАШЕЙ маме о НАШЕМ папе, чтобы ей не было больно, чтобы она не страдала, не плакала, не мучилась.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАМ важно, необходимо не расспрашивать НАШУ маму о чём-то в связи с НАШИМ отцом, чтобы не бередить её любого рода эмоциональные раны.

· Другой, будучи ребенком, считал, что, ему важно, необходимо не расспрашивать свою маму о чём-то в связи с его отцом, чтобы не бередить её любого рода эмоциональные раны.

· МЫ согласились, что НАМ важно, необходимо не расспрашивать НАШУ маму о чём-то в связи с НАШИМ отцом, чтобы не бередить её любого рода эмоциональные раны.

· МЫ, будучи ребенком, в душе «соединялись» с НАШИМ отцом (были за него, с ним, хотя и скрывали это), несмотря на то, что НАША мама ненавидела его/ отвергала/ не любила/ ругала/ или вела себя по отношению к нему т.п. образом.

· Другой, будучи ребенком, в душе «соединялся» со своим отцом (был за отца, с отцом, хотя и скрывал это), несмотря на то, что его мама ненавидела отца (своего мужа)/ отвергала/ не любила/ ругала/ или вела себя по отношению к мужу т.п. образом.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что МЫ никогда и ни за что не откажемся от НАШЕГО отца (и неважно, как он будет к НАМ/ к НАШЕЙ маме относиться).

· Другой, будучи ребенком, считал, что он никогда и ни за что не откажется от своего отца (и неважно, как отец будет относиться к другому/ к маме другого (к своей супруге)).

· МЫ согласились, что МЫ никогда и ни за что не откажемся от НАШЕГО отца (и неважно, как он будет к НАМ/ к НАШЕЙ маме относиться).

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАМ важно, необходимо любить НАШЕГО отца.

· Другой, будучи ребенком, считал, что ему важно, необходимо любить своего отца.

· МЫ согласились, что НАМ важно, необходимо любить НАШЕГО отца.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАМ важно, необходимо скрывать от НАШЕЙ мамы, что МЫ любили, любим и будем продолжать любить НАШЕГО отца (и неважно, что она говорит о нём или испытывает к нему).

· Другой, будучи ребенком, считал, что ему важно, необходимо скрывать от своей мамы, что он любил, любит и будет продолжать любить своего отца (и неважно, что она говорит о нём или испытывает к отцу (к своему супругу)).

· МЫ согласились, что НАМ важно, необходимо скрывать от НАШЕЙ мамы, что МЫ любили, любим и будем продолжать любить НАШЕГО отца (и неважно, что она говорит о нём или испытывает к нему).

· МЫ, будучи ребенком, скрывали от НАШЕЙ мамы/ от кого-то, что МЫ любили, любим и будем продолжать любить НАШЕГО отца (и неважно, что она говорит или испытывает к нему).

· Другой, будучи ребенком, скрывал от своей мамы/ от кого-то, что любил, любит и будет продолжать любить своего отца (и неважно, что она говорит или испытывает к отцу (к своему супругу)).

· МЫ, будучи ребенком, считали, что, что бы НАША мама не говорила о НАШЕМ отце, он навсегда останется для НАС НАШИМ папой (МЫ будем его уважать и считать родным).

· Другой, будучи ребенком, считал, что, что бы его мама не говорила о его отце, отец навсегда останется для другого - папой (другой будет его уважать и считать родным).

· МЫ согласились, что, что бы НАША мама не говорила о НАШЕМ отце, он навсегда останется для НАС НАШИМ папой (МЫ будем его уважать и считать родным).

· МЫ, будучи ребенком, считали, что, даже если НАШ отец бросит НАС, МЫ будем считать его своим папой и будем продолжать его любить и уважать.

· Другой, будучи ребенком, считал, что, даже если его отец бросит его (другого), другой будет считать отца -  своим папой и будет продолжать любить и уважать отца.

· МЫ согласились, что, даже если НАШ отец бросит НАС, МЫ будем считать его своим папой и будем продолжать его любить и уважать.

· МЫ, будучи ребенком, любым образом, симулировали испытывание НАМИ ненависти/ враждебности по отношению к НАШЕМУ отцу (в присутствии НАШЕЙ матери), чтобы заверить НАШУ маму, что МЫ с ней заодно (ненавидим отца, как и она сама).

· Другой, будучи ребенком, любым образом, симулировал испытывание им ненависти/ враждебности по отношению к своему отцу (в присутствии своей матери), чтобы заверить свою маму, что другой с ней заодно (ненавидит отца, как и она сама).

· МЫ, будучи ребенком, любым образом, обесценивали себя за то, что симулируем/ симулировали ненависть/ враждебность по отношению к НАШЕМУ отцу/ что отвергаем его (пусть даже и притворяясь).

· Другой, будучи ребенком, любым образом, обесценивал себя за то, что симулирует/ симулировал ненависть/ враждебность по отношению к своему отцу/ что отвергает отца (пусть даже и притворяясь).

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАШ отец нуждается в НАС.

· Другой считал, что его отец нуждается в нём (в этом другом).

· МЫ согласились, что НАШ отец нуждается в НАС.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что МЫ предаём или предали НАШЕГО отца (своим любого рода отвержением его).

· Другой, будучи ребенком, считал, что он предаёт или предал своего отца (своим любого рода отвержением отца).

· МЫ согласились, что МЫ предаём или предали НАШЕГО отца (своим любого рода отвержением его).

· МЫ считали, что из любви к матери, а точнее из-за глубокого стремления выжить в данной семейной системе, ребёнок всё-таки отказывается от отца, а следовательно и от мужского в себе.

· Другой считал, что из любви к матери, а точнее из-за глубокого стремления выжить в данной семейной системе, ребёнок всё-таки отказывается от отца, а следовательно и от мужского в себе.

· МЫ согласились, что из любви к матери, а точнее из-за глубокого стремления выжить в данной семейной системе, ребёнок всё-таки отказывается от отца, а следовательно и от мужского в себе.

· МЫ, будучи ребенком, отказываясь/ отказавшись от НАШЕГО отца (отвергнув, предав его, как МЫ считали), отказывались/ отказались от мужского в себе (в любом аспекте).

· Другой, будучи ребенком, отказываясь/ отказавшись от своего отца (отвергнув, предав отца, как другой считал), отказывался/ отказался от мужского в себе (в любом аспекте).

· МЫ, будучи ребенком, не прощали или не могли простить себе своего предательства по отношению к НАШЕМУ отцу.

· Другой, будучи ребенком, не прощал или не мог простить себе своего предательства по отношению к своему отцу.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что НАШ отец никогда не простит НАМ предательства.

· Другой, будучи ребенком, считал, что его отец никогда не простит другому предательства.

· МЫ согласились, что НАШ отец никогда не простит НАМ предательства.

· МЫ, осознанно или неосознанно, помнили/ не могли забыть о своём предательстве по отношению к своему отцу (что отвергли его, будучи ребенком), или же МЫ/ кто-то так считали.

· Другой, осознанно или неосознанно, помнил/ не мог забыть о своём предательстве по отношению к своему отцу (что отверг отца, будучи ребенком), или же другой/ МЫ/ кто-то так считали.

· МЫ, будучи ребенком, считали, что: «Это МЫ плохо справились, МЫ предали папу, МЫ сделали недостаточно для того, чтобы он был с НАМИ».

· Другой, будучи ребенком, считал, что: «Это я плохо справился, я предал папу, я сделал недостаточно для того, чтобы папа был с нами».

· МЫ согласились, что: «Это МЫ плохо справились, МЫ предали папу, МЫ сделали недостаточно для того, чтобы он был с НАМИ».

· НАМ, будучи ребенком, осознавали МЫ это или не осознавали, катастрофически не хватало своего отца, отцовского внимания (или же МЫ/ НАША мама/ кто-то так считали).

· Другому, будучи ребенком, осознавал он это или не осознавал, катастрофически не хватало своего отца, отцовского внимания (или же другой/ мама другого/ МЫ/ кто-то так считали).

+2
22:38
351
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...