Про уязвимость

  • Аспекты
Время чтения:
15 мин.
• Мы ощущали «дыру» внутри
• Другой ощущал «дыру» внутри
• Мы чувствовали свою «брошенность», «неудовлетворенность» и «пустоту»
• Другой чувствовал «брошенность», «неудовлетворенность» и «пустоту»
• Мы испытывали страх, что я для них не существую, что они считают меня пустым местом
• Другой испытывал страх, что я для них не существую, что они считают меня пустым местом
• Мы воспитывались на страхе и чувствовали, что нет никого, кто позаботился бы о нас, и нет ничего, что могло бы облегчить этот страх
• Другой воспитывался на страхе и чувствовал, что нет никого, кто позаботился бы о нем, и нет ничего, что могло бы облегчить этот страх
• Мы испытывали страх, что нас бросят и разлука приносила нам боль, тревогу, иногда даже кошмары
• Другой испытывал страх, что его бросят и разлука приносила ему боль, тревогу, иногда даже кошмары
• Мы хотели избежать чувствования пустоты и брошенности
• Другой хотел избежать чувствования пустоты и брошенности
• Мы хотели изменить то, что нам не нравилось
• Другой хотел изменить то, что ему не нравилось
• Мы старались добиваться успеха и терпели поражение, стыдили себя, шли на компромисс со своим достоинством
• Другой старался добиваться успеха и терпел поражение, стыдил себя, шел на компромисс со своим достоинством
• Мы были нечувствительными, бессознательными и безответственными снова и снова
• Другой был нечувствительным, бессознательным и безответственным снова и снова
• Мы хотели прекратить это поскорей
• Другой хотел прекратить это поскорей
• Нам было сложно и трудно просто наблюдать и принимать
• Другому было сложно и трудно просто наблюдать и принимать
• Мы шли на компромисс, предавая свое чувство собственного достоинства ради уважения, одобрения или любви
• Другой шел на компромисс, предавая свое чувство собственного достоинства ради уважения, одобрения или любви
• Мы чувствовали стыд, боль и гнев оттого, что подвергались унижению
• Другой чувствовал стыд, боль и гнев оттого, что подвергался унижению
• Мы бессознательно заключили сделку: ограничивать энергию жизни в обмен на любовь и одобрение
• Другой бессознательно заключил сделку: ограничивать энергию жизни в обмен на любовь и одобрение
• Мы сталкивались с огромным чувством вины и страха
• Другой сталкивался с огромным чувством вины и страха
• Мы жили внутри границ, очерченных стыдом, страхом и чувством вины
• Другой жил внутри границ, очерченных стыдом, страхом и чувством вины
• Мы боялись рисковать и бросать вызов существующему порядку
• Другой боялся рисковать и бросать вызов существующему порядку
• Мы боялись наказания, унижения, осуждения и лишения любви за свою дерзость
• Другой боялся наказания, унижения, осуждения и лишения любви за свою дерзость
• Мы утратили уверенность, храбрость и достоинство
• Другой утратил уверенность, храбрость и достоинство
• Мы боялись быть открытыми и уязвимыми
• Другой боялся быть открытым и уязвимым
• Мы боялись, открыто и честно выражать свои чувства
• Другой боялся, открыто и честно выражать свои чувства
• Мы боялись переживать страхи, стыд, неодобрение и разочарования
• Другой боялся переживать страхи, стыд, неодобрение и разочарования
• Мы защищались и контролировали свои чувства
• Другой защищался и контролировал свои чувства
• Мы боялись чувствовать свой страх и беспомощность, зависимость, жажду и страхи отвержения и брошенности
• Другой боялся чувствовать свой страх и беспомощность, зависимость, жажду и страхи отвержения и брошенности
• Мы любыми способами старались избегать того, что бы ощутить свой страх
• Другой любыми способами старался избегать того, что бы ощутить свой страх
• Мы обвиняли, боролись, отвлекались, ели сладости, находили способы оставаться занятыми из-за чувства подспудного страха
• Другой обвинял, боролся, отвлекался, ел сладости, находил способы оставаться занятым из-за чувства подспудного страха
• Мы, так или иначе, скрывали что-то, что запирало нас внутри, в изоляции и самоосуждении
• Другой, так или иначе, скрывал что-то, что запирало его внутри, в изоляции и самоосуждении
• Наш стыд окружала стена молчания
• Другого стыд окружала стена молчания
• Мы должны были выражать и говорить то, о чем не говорят
• Другой должен был выражать и говорить то, о чем не говорят
• Мы боялись рискнуть, раскрыться и выразить себя
• Другой боялся рискнуть, раскрыться и выразить себя
• Мы испытывали ужас, и стыд блокировал центр нашего горла
• Другой испытывал ужас, и стыд блокировал центр его горла
• Мы боялись открыться и показать области своего стыда
• Другой боялся открыться и показать области своего стыда
• Мы боялись делиться слабостью или обнажать свою уязвимость
• Другой боялся делиться слабостью или обнажать свою уязвимость
• Мы уходили от общения, когда чувствовали боль и не находили слов
• Другой уходил от общения, когда чувствовал боль и не находил слов
• Мы боялись, что если мы откроемся, то никто не останется с нами рядом
• Другой боялся, что если он откроется, то никто не останется с ним рядом
• Мы хотели гарантий того, что, когда мы, в конце концов, действительно откроемся, кто-то будет рядом, будет слушать и полностью поймет нас
• Другой хотел гарантий того, что, когда он, в конце концов, действительно откроется, кто-то будет рядом, будет слушать и полностью поймет его
• Мы выходили «из пещеры», когда боль изоляции становилась сильнее страха унижения или отвержения
• Другой выходил «из пещеры», когда боль изоляции становилась сильнее страха унижения или отвержения
• Мы открывались без скрытых ожиданий и находили понимание, которого так жаждали
• Другой открывался без скрытых ожиданий и находил понимание, которого так жаждал
• Мы боялись быть честными, из-за риска остаться в одиночестве
• Другой боялся быть честным, из-за риска остаться в одиночестве
• Мы боялись вызвать чей-то гнев или разорвать контакт
• Другой боялся вызвать чей-то гнев или разорвать контакт
• Мы боялись что-то менять в своей жизни, если это расстроит порядок и заставит нас кого-то или что-то потерять
• Другой боялся что-то менять в своей жизни, если это расстроит порядок и заставит его кого-то или что-то потерять
• Мы не любили конфронтации или гнева
• Другой не любил конфронтации или гнева
• Мы умалчивали, если боялись, что что-то будет встречено сопротивлением, гневом или отвержением
• Другой умалчивал, если боялся, что что-то будет встречено сопротивлением, гневом или отвержением
• Мы накапливали обиды и закрывались
• Другой накапливал обиды и закрывался
• Нам было очень трудно выражать нашу правду и сталкиваться с кем-то, даже если нам больно
• Другому было очень трудно выражать свою правду и сталкиваться с кем-то, даже если ему больно
• Мы привыкли к низкому уровню личной целостности и самооценки
• Другой привык к низкому уровню личной целостности и самооценки
• Стыд научил нас терпеть низкий уровень честности
• Стыд научил другого терпеть низкий уровень честности
• Наше раненое «я» просто не верило, что выживет, живя честно
• Другого раненое «я» просто не верило, что выживет, живя честно
• Наша энергия была подавлена
• Другого энергия была подавлена
• Мы были подавлены в выражении нашей собственной подлинности – потока сексуальных, утверждающих, блаженных и творческих сил
• Другой был подавлен в выражении своей собственной подлинности – потока сексуальных, утверждающих, блаженных и творческих сил
• Мы унаследовали все страхи и подавления наших родителей и культуры, в которой были воспитаны
• Другой унаследовал все страхи и подавления своих родителей и культуры, в которой был воспитан
• Мы верили, что мы по своей природе неудачники, не можем предложить ничего достойного, и другие гораздо лучше, могут быть такими сильными, что легко покалечат нас
• Другой верил, что он по своей природе неудачник, не может предложить ничего достойного, и другие гораздо лучше, могут быть такими сильными, что легко покалечат его
• Наш внутренний судья метал в нас громы и молнии вины и страха
• Другого внутренний судья метал в него громы и молнии вины и страха
• Мы испытывали гнев, и в нашем уме вырисовывался весь спектр наказаний со стороны отца, матери или кого-то еще
• Другой испытывал гнев, и в его уме вырисовывался весь спектр наказаний со стороны отца, матери или кого-то еще
• Мы боялись утверждать свою силу
• Другой боялся утверждать свою силу
• Мы боялись выйти из нашего комфортабельного фальшивого «я» в реальное, жизненное и полное сил существо
• Другой боялся выйти из своего комфортабельного фальшивого «я» в реальное, жизненное и полное сил существо
• Мы боялись делать все, что мы хотим делать, говорить все, что считаем нужным говорить, и культивировать жизненность в нашем теле, выражая энергию каждого из наших центров – сексуальную, эмоциональную, утверждающую, творческую, блаженную и духовную
• Другой боялся делать все, что он хочет делать, говорить все, что считает нужным говорить, и культивировать жизненность в своем теле, выражая энергию каждого из своих центров – сексуальную, эмоциональную, утверждающую, творческую, блаженную и духовную
• Мы были невероятно стеснительны и неуверенны в себе
• Другой был невероятно стеснительным и неуверенным в себе
• Мы находились под властью бессознательного транса «Нужно справиться!»
• Другой находился под властью бессознательного транса «Нужно справиться!»
• Мы непрерывно убегали от страха
• Другой непрерывно убегал от страха
• Мы ужасно боялись потерпеть поражение и быть отвергнутыми
• Другой ужасно боялся потерпеть поражение и быть отвергнутым
• Мы находились в шоке и испытывали чувство своей недостойности
• Другой находился в шоке и испытывал чувство своей недостойности
• Мы чувствовали, что с нами что-то не в порядке по самой нашей природе
• Другой чувствовал, что с ним что-то не в порядке по самой его природе
• Нам было стыдно за себя
• Другому было стыдно за себя
• Мы переживали своего рода паралич, смятение и неспособность действовать, подвергаясь давлению
• Другой переживал своего рода паралич, смятение и неспособность действовать, подвергаясь давлению
• Мы были робкими, стеснительными и пугались по малейшему поводу
• Другой был робким, стеснительным и пугался по малейшему поводу
• Мы боялись столкновений с людьми
• Другой боялся столкновений с людьми
• Мы испытывали глубочайший страх – быть покинутыми и остаться в одиночестве
• Другой испытывал глубочайший страх – быть покинутым и остаться в одиночестве
• Мы защищали нашу «уязвимость»
• Другой защищал свою «уязвимость»
• Наша уязвимость подвергалась раннему и суровому нападению
• Другого уязвимость подвергалась раннему и суровому нападению
• Мы бессознательно жили в своем слое защиты
• Другой бессознательно жил в своем слое защиты
• Мы испытывали потребность в защитах
• Другой испытывал потребность в защитах
• Мы пытались повлиять на другого или переделать его каким-то образом
• Другой пытался повлиять на другого или переделать его каким-то образом
• Мы атаковали своими стремлениями задеть другого, попытками контролировать, манипулировать, обвинять, делать саркастические замечания, резко отсекать контакт или осуждать
• Другой атаковал своими стремлениями задеть другого, попытками контролировать, манипулировать, обвинять, делать саркастические замечания, резко отсекать контакт или осуждать
• Мы имели ожидания от других
• Другой имел ожидания от других
• Мы предпочитали находиться в оборонительной позиции
• Другой предпочитал находиться в оборонительной позиции
• Нам насаждался страх угрозой, заключавшейся в лишении нас питания, любви или спасения
• Другому насаждался страх угрозой, заключавшейся в лишении его питания, любви или спасения
• Нам угрожало отторжение от источника любви и одобрения
• Другому угрожало отторжение от источника любви и одобрения
• Мы были беспомощны перед подавлением
• Другой был беспомощным перед подавлением
• Мы скрывали свои глубокие чувства предательства, обиды, гнева, ярости и отчаяния
• Другой скрывал свои глубокие чувства предательства, обиды, гнева, ярости и отчаяния
• Мы подвергались насилию, нами пренебрегали, нас не принимали и не ценили
• Другой подвергался насилию, им пренебрегали, его не принимали и не ценили
• Нам предъявляли требования «достигать и соответствовать»
• Другому предъявляли требования «достигать и соответствовать»
• Нас вынудили подавить непосредственность и сексуальность
• Другого вынудили подавить непосредственность и сексуальность
• Мы получили в детстве послание, что мы недостаточно хороши
• Другой получил в детстве послание, что он недостаточно хорош
• Нас не увидели, не поняли и заставляли вести себя неестественным для существа образом
• Другого не увидели, не поняли и заставляли вести себя неестественным для существа образом
• Мы потеряли контакт с собственной энергией, чувствованием и подлинной индивидуальностью и перестали считать их достоверными
• Другой потерял контакт с собственной энергией, чувствованием и подлинной индивидуальностью и перестал считать их достоверными
• Мы выросли с верованием, что в нас неправильно что-то в самой нашей основе, и несем это верование как глубокую рану собственной недостойности
• Другой вырос с верованием, что в нем неправильно что-то в самой его основе, и нес это верование как глубокую рану собственной недостойности
• Мы чувствовали боль от ощущения, что нас покинули, бросили, лишили или отторгли от источника любви
• Другой чувствовал боль от ощущения, что его покинули, бросили, лишили или отторгли от источника любви
• Внутри нас остался огромный страх быть лишенными этого источника или отсеченными от него
• Внутри другого остался огромный страх быть лишенным этого источника или отсеченным от него
• Мы физически ощущали спазм в солнечном сплетении или перемещали энергию в голову, чтобы защитить или отсечь себя от страха или боли
• Другой физически ощущал спазм в солнечном сплетении или перемещал энергию в голову, чтобы защитить или отсечь себя от страха или боли
• Мы автоматически перемещались в солнечное сплетение, столкнувшись с энергией, которая угрожает, осуждает, критикует или пересиливает и отзывались атакой, либо оказывались «сплющенными»
• Другой автоматически перемещался в солнечное сплетение, столкнувшись с энергией, которая угрожает, осуждает, критикует или пересиливает и отзывался атакой, либо оказывался «сплющенным»
• Мы потеряли доверие к себе и другим
• Другой потерял доверие к себе и другим
• Мы были полны глубоких страхов о выживании, о том, чтобы заработать достаточно денег и быть в состоянии себя поддерживать
• Другой был полон глубоких страхов о выживании, о том, чтобы заработать достаточно денег и быть в состоянии себя поддерживать
• Мы боялись стать сексуально неполноценными или бессильными
• Другой боялся стать сексуально неполноценным или бессильным
• Мы боялись быть отвергнутыми или нежеланными
• Другой боялся быть отвергнутым или нежеланным
• Мы боялись неуважения, насилия, пренебрежения, унижения
• Другой боялся неуважения, насилия, пренебрежения, унижения
• Мы испытывали страх перед давлением и ожиданиями
• Другой испытывал страх перед давлением и ожиданиями
• Мы испытывали страх быть отвергнутыми и покинутыми
• Другой испытывал страх быть отвергнутым и покинутым
• Мы испытывали страх не иметь достаточно пространства, быть непонятыми или проигнорированными
• Другой испытывал страх не иметь достаточно пространства, быть непонятым или проигнорированным
• Мы испытывали страхи физического или энергетического насилия или вторжения
• Другой испытывал страхи физического или энергетического насилия или вторжения
• Мы боялись, что никогда не получим любви, защиты, принятия, признания и одобрения
• Другой боялся, что никогда не получит любви, защиты, принятия, признания и одобрения
• Мы испытывали потребность в нежной, безусловной любви
• Другой испытывал потребность в нежной, безусловной любви
• Мы испытывали страх, что мы не выживем
• Другой испытывал страх, что он не выживет
• Мы были крайне уязвимы и боялись быть брошенными или уничтоженными
• Другой был крайне уязвим и боялся быть брошенным или уничтоженным
• Мы боялись, что нас покинут и испытывали страх поражения, неодобрения, несоответствия ожиданиям
• Другой боялся, что его покинут и испытывал страх поражения, неодобрения, несоответствия ожиданиям
• Мы чувствовали свою незащищенность и неуверенность перед лицом смерти
• Другой чувствовал свою незащищенность и неуверенность перед лицом смерти
• Мы имели глубоко укорененное чувство, что другие люди что-то нам должны
• Другой имел глубоко укорененное чувство, что другие люди что-то ему должны
• Сопротивление и требовательность были условием нашего выживания
• Сопротивление и требовательность были условием выживания другого
• Мы неусыпно стояли на страже, чтобы любой ценой защитить свою уязвимую сторону от чувствования боли, страха, разочарования или утраты
• Другой неусыпно стоял на страже, чтобы любой ценой защитить свою уязвимую сторону от чувствования боли, страха, разочарования или утраты
• Мы были полны недоверия, обиды, гнева, оборонных маневров и стратегий
• Другой был полон недоверия, обиды, гнева, оборонных маневров и стратегий
• Мы ожидали, что другие должны понимать нас интуитивно, чувствовать нас без слов и объяснений
• Другой ожидал, что другие должны понимать его интуитивно, чувствовать его без слов и объяснений
• Мы чувствовали себя преданными и испытывали гнев при малейшем разочаровании
• Другой чувствовал себя преданным и испытывал гнев при малейшем разочаровании
• Мы/другой вычисляли, что позволит нам получить от другого то, что нам необходимо
• Мы/другой играли роль «спасителя», контролируя и манипулируя людьми, делая их зависимыми от нас и заставляя чувствовать, что они перед нами в долгу
• Мы/другой исполняли роль «жертвы» и контролировали других, заставляя их чувствовать себя виноватыми и оправдываться
• Мы/другой играли в «тирана», просто воздействуя на них силой и держа в страхе
• Мы/другой ожидали, обвиняли, жаловались, требовали, манипулировали, буйствовали, надували губы, хныкали, строили козни, планировали заговоры и задумывали месть
• Мы/другой атаковали физически, словесно или сексуально
• Мы/другой резко отстранялись от другого с праведным негодованием или пускались в критику и осуждения
• Мы/другой чувствовали свое поведение совершенно оправданным и не могли видеть, что наше поведение поддерживается топливом обид за раны прошлого и паническим страхом не получить того, в чем мы нуждаемся
• Наше/другого поведение, с недостаточным уважением к другим, рождалось из требовательности.
• Мы/другой опаздывали, не заботясь о том, что заставили кого-то ждать
• Мы/другой что-то брали, не спрашивая разрешения
• Мы/другой ожидали, чтобы другие за нас заплатили, или забывали о деньгах, которые кому-то должны
• Мы/другой оставляли все кругом в беспорядке, чтобы кому-то другому приходилось за нами убирать
• Мы/другой жаловались, что все не так, как мы хотим, но не желали принять на себя ответственность и что-то изменить
• Мы/другой раздражались, когда что-то слишком трудно
• Мы/другой позволяли другим выполнять нашу работу, а потом винили их за то, что все не так, как мы хотели
• Мы/другой были полны обиды за то, что наши потребности не удовлетворяются, и испытывали гневное разочарование, когда, по той или иной причине, наши ожидания не исполнились
• Мы/другой чувствовали себя брошенными, и это запускало цепную реакцию воспоминаний всех обид и разочарований, которые мы испытали в детстве, когда нас не любили, не понимали, не принимали и не одобряли
• Мы/другой не желали чувствовать страх и боль разочарования оттого, что наши ожидания не осуществляются
• Мы/другой всю жизнь ждали, что наши потребности будут удовлетворены кем-то
• Мы/другой накладывали на любимого человека обязательство осуществить все потребности, которые не удовлетворили наши родители
• Мы/другой считали, что любовь подразумевает удовлетворение потребностей, и другой должен оградить нас от всех наших страхов и боли
• Мы/другой годами носили на себе груз всех страхов и неудовлетворенных потребностей, отрицая их или сводя до минимума
• Мы/другой испытывали к кому-то хоть малейшее доверие и начинали верить, что, поскольку мы сами открылись, другой обязан удовлетворить наши потребности
• Мы/другой видели не любимого человека, а проекцию доброго, понимающего родителя, которого у нас никогда не было, и которого мы отчаянно хотели иметь
• Мы/другой мало понимали и уважали границы – собственные или чужие
• Наше/другого пространство и целостность не соблюдались в детстве
• Мы/другой нарушали собственное пространство из ужаса перед нападением, отвержением или игнорированием
• Мы/другой нарушали пространство другого, потому что нас ослепляло паническое желание удовлетворить свои потребности
• Мы/другой вторгались в чужое пространство или сами подвергались вторжению
• Мы/другой даже не знали, что значит достаточно уважать себя, чтобы установить пределы и дать другим понять, что наши границы нарушаются
• Нам/другому не удалось развить достаточно достоинства и уверенности в себе, чтобы уважать собственное пространство и давать людям понять, что они в него вторгаются
• Мы/другой имели убеждение, что мы не заслуживаем пространства, и поэтому мы постоянно «сжимали» свою энергию, делая себя меньше, отрицая себя или оправдываясь
• Мы/другой испытывали огромный внутренний протест
• Мы/другой боялись столкнуться с отвержением, гневом или недостатком понимания
• Мы/другой разыгрывали жертву и сохраняли невысказанное и часто бессознательное ожидание, что наше пространство должно соблюдаться автоматически, и мы ничего об этом не должны говорить
• Мы/другой перешагивали через других людей, чтобы получить то, что хотели, убежденные в «возьми-или-отнимут»
• Мы/другой даже не осознали, что ведем себя в отношении других агрессивно или насильственно
• Мы/другой имели склонность подавлять окружающих, не осознавая этого и обвиняли других в том, что нас «не понимают»
• Мы/другой превращали другого человека в объект наших желаний
• Мы/другой отрицали то, что мы действительно чего-то хотим или ожидаем
• Мы/другой утверждали, что у нас нет потребностей и желаний, когда чувствовали, что недостойны их, когда не были уверены, что чего-то заслуживаем
• Мы/другой жили в иллюзии, что нам ни от кого ничего не нужно
• Мы/другой стыдом блокировали любое проявление ожиданий
• Наши/другого подавленные разными способами ожидания давали о себе знать в форме необъяснимых обид, хронической депрессии, «стервозности», пассивной агрессии и прямого насилия
• Мы/другой были убеждены в том, что «нуждаться в чем-то плохо; мы должны научиться заботиться о себе сами»
• Мы/другой были убеждены в том, что «бессмысленно что-то хотеть или в чем-то нуждаться, потому что это в любом случае никогда не исполнится»
• Мы/другой были убеждены в том, что «выражение потребности принесет только разочарование, поэтому зачем создавать себе трудности?»
• Мы/другой совершенно не признавали своих потребностей
• Мы/другой отрицали их так долго, что перестали их чувствовать
• Мы/другой имели глубокое отчаяние и мысли, что мы никогда не будем любимы, приняты или поняты
• Мы/другой создавали самоосуществляющиеся пророчества своими отрицательными ожиданиями
• Мы/другой видели «фильм», искажающий нашу реальность в настоящем спроецированными кадрами из прошлого
• Мы/другой бросались в атаку на другого, вместо того чтобы просто выразить боль или разочарование
• Мы/другой манипулировали посредством денег, любви, секса, ума, силы, возраста, чувства вины, углубленности в себя, признания или заботы
• Мы/другой манипулировали обижаясь, резко отсекая контакт или притворяясь, что нам все равно или ничего не нужно
• Мы/другой оценивали ситуацию и вычисляли, как сыграть, чтобы добиться желаемого
• Мы/другой использовали умственные ресурсы, чтобы контролировать другого посредством обмана
• Мы/другой были шокированы, смяты и унижены причиненной болью и откладывали обиду «на хранение»
• Мы/другой отметали от себя унижения и притворялись, что нас ничто не беспокоит
• Мы/другой были слишком закованы, чтобы выражать обиды прямо
• Мы/другой резко отсекали контакт и становились очень занятыми; мы умели это делать с коварной холодностью и убийственным равнодушием
• Мы/другой испытав болезненную обиду, едва оправившись от шока и подавленности, тут же начинали планировать, как уровнять счет
• Мы/другой были злопамятны
• Мы/другой были уверены, что быть открытым и уязвимым смертельно опасно
• Мы/другой верили, что открытость и уязвимость провоцируют предательство
• Мы/другой увязали в стыде и унижении и начинали умолять
• Мы/другой приходили в отчаяние, отказывались от всяких попыток сохранить достоинство, и нашим единственным желанием оставалось получение любви
• Мы/другой опасались быть отвергнутыми, низводили себя до «прошения подаяния», и именно из-за этого другой отталкивал нас
• Мы/другой отчуждались и отступали в отчаянии
• Мы/другой всегда скрывали глубокий гнев на существование и желание, чтобы все было по-другому
• Мы/другой были наполнены чувствами безнадежности и отчуждения
• Мы/другой боялись войти вовнутрь и чувствовать страх и боль, которых избегали посредством стратегий
• Мы/другой пытались превратить разочарование в удовлетворение стараясь насильственно повлиять на партнера и изменить его поведение
• Мы/другой вместо того чтобы выражать прямо свои желания, разочарования и страхи прибегали к стратегии
• Мы/другой автоматически соскользывали в стратегии и продолжали усиливать отрицательные убеждения в том, что мы «должны бороться», что мы «всегда будем отвергнутыми»
• Мы/другой прибегали к стратегиям, потому что они заслоняли глубоко укорененный внутри страх не получить того, что хочется или в чем мы нуждались
• Мы/другой верили в то, что однажды мы найдем человека, который нас осчастливит и сделает нашу жизнь сказкой
• Мы/другой верили в то, что найдем кого-то, кто снимет всю боль и страх – главным образом, страх одиночества
• Мы/другой верили в то, что боль и страх возникают по вине кого-то или чего-то вне нас
• Мы/другой верили в то, что нам никто не нужен
• Мы/другой верили в то, что «Как только ты найдешь правильного человека, твои боль и страх кончатся навсегда. Этот правильный человек будет глубоко тебя понимать и любить, относиться с уважением и чувствительностью, и ты сможешь на него положиться»
• Мы/другой верили в то, что «Если возник конфликт, пришло время расставаться. Проблемы означают, что вы несовместимы друг с другом, и ты просто не с тем – правильным человеком. Спорить, ссориться и пытаться что-то решить – просто пустая трата времени. Решать нечего; пришло время найти кого-то другого. Отношения не должны быть трудными или превращаться в борьбу»
• Мы/другой верили в то, что единственный способ прожить жизнь – это развивать свой потенциал, тяжело работать, помогать другим и делать это как можно лучше
• Мы/другой использовали самообманы бессознательно, чтобы оставаться в безопасности, спрятаться и защитить себя
• Мы/другой были эмоционально недоступны другим, потому что были эмоционально недоступны самим себе
• Мы/другой испытывали недоверие к тому, что возможно быть подлинно понятыми и любимыми, мы эмоционально очень защищались и вели себя настороженно
• Мы/другой жаждали правды в отношениях, но, видели только угрозу эмоционально зависеть, подвергаться контролю и манипуляциям
• Мы/другой чувствовали, что если откроемся, то окажемся полностью в чужой власти
• Мы/другой испытывали страх оказаться под контролем или подчиняться
• Мы/другой приходили в ужас, при мысли остаться без кого-то
• Мы/другой приходили в ужас перед выражением гнева или риском отвержения
• Мы/другой заслоняли свою глубокую потребность в том, чтобы нас касались, любили, и чтобы любили Мы
• Мы/другой боялись любви и создавали жестко структурированные убеждения, покрывающие глубокий ужас перед тем, чтобы стать зависимыми и потерять контроль
• Мы/другой не видели собственных силовых игр
• Мы/другой вкладывали энергию в обвинения и агрессию
• Мы/другой углубляли свое убеждение, что любовь невозможна
• Мы/другой оказывались лишенными или отвергнутыми
• Мы/другой отчаянно добивались любви
• Мы/другой были угождающими, поддакивающими или просящими подаяния, прогибающимися перед другим, чтобы получить любовь, надеющимися и разочарованными
• Мы/другой искали того, кто будет полностью погружен в отношения и не станет отодвигать близость в конец списка своих приоритетов
• Мы/другой страдали в одиночестве
• Мы/другой подбирали любые крошки выражения любви, которые только могли получить
• Мы/другой плохо чувствовали границы, и они всегда терялись в другом
• Мы/другой«охотились за властью», полные ожиданий, требований и стремления контролировать другого
• Мы/другой отталкивали, избегали близости
• Мы/другой боялись быть поглощенными, ошеломленными, боялись давления, ожидания
• Мы/другой цеплялись, «просили подаяния», ожидали
• Мы/другой боялись быть брошенными, одиночества, расставания
• Мы/другой видели лицемерие и фальшь в другом, но, не в самих себе
• Мы/другой теряли надежду на то, что ситуация разрешится, или отчаивались в том, что когда-нибудь найдем в жизни любовь
• Мы/другой сомневались в совместимости с любовным партнером и искали проблему в другом
• Мы/другой боялись соприкосновения с нашими ранами стыда, шока и брошенности
• Мы/другой защищались, когда кто-нибудь подходил слишком близко
• Мы/другой поддерживали дистанцию между собой и близким человеком
• Мы/другой боялись потерять себя в другом
• Мы/другой боялись, что нами будут пользоваться
• Мы/другой боялись, что, если мы откроем сердце, другой потащит нас вниз своей болью
• Мы/другой боялись, что будем «задушены» любовью кого-то
• Мы/другой чувствовали раздражение и гнев, когда ощущали ожидания другого
• Мы/другой испытывали гнев и нежелание жить согласно чужим требованиям
• Мы/другой жаждали любви и принятия, но боялись, что станем жертвой предательства или насилия
• Мы/другой отдавали свое достоинство и силу другому
• Мы/другой испытывали страх быть отвергнутым, подвергнуться стыду или насилию
• Мы/другой испытывали панический страх от возможности потерять любовь другого
• Мы/другой испытывали разочарование оттого, что никогда не получали того, чего хотели
• Мы/другой испытывали гнев оттого, что нас снова и снова «отчуждают»
• Мы/другой испытывали чувство, что мы по своей сути не достойны любви и чтобы быть любимым так, чтобы это действительно поддерживало нас и позволило расслабиться 
+8
04:30
840
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...