Про ожесточенность, жесткость, жестокость

  • Аспекты

Протокол написан по материалам Виилмы и Авессалома Подводного.

Время на чтение:
22 мин.
• МЫ жили со страхом МЕНЯ НЕ ЛЮБЯТ
• ДРУГОЙ жил со страхом МЕНЯ НЕ ЛЮБЯТ
• МЫ боялись, что нас не любят
• ДРУГОЙ боялся, что его не любят
• МЫ чувствовали вину и стыд из-за того, что нас не любят
• ДРУГОЙ чувствовал вину и стыд из-за того, что его не любят
• МЫ чувствовали себя не любимыми
• ДРУГОЙ чувствовал себя не любимым
• МЫ хотели быть любимыми
• ДРУГОЙ хотел быть любимым
• МЫ боялись, что нас никто никогда не полюбит
• ДРУГОЙ боялся, что его никто никогда не полюбит
• МЫ боялись, что нас больше никто не будет любить
• ДРУГОЙ боялся, что его больше никто не будет любить
• МЫ смертельно боялись того, что «меня не любят»
• ДРУГОЙ смертельно боялся того, что «меня не любят»
• МЫ боялись заснуть, испытывали нарушения сна
• ДРУГОЙ боялся заснуть, испытывал нарушения сна
• МЫ говорили, что хотим смерти
• ДРУГОЙ говорил, что хочет смерти
• МЫ хотели прекратить страдания и молили о смерти
• ДРУГОЙ хотел прекратить страдания и молил о смерти
• МЫ хотели, просили легкого исхода
• ДРУГОЙ хотел, просил легкого исхода
• МЫ боялись умереть прежде, чем завершены все дела
• ДРУГОЙ боялся умереть прежде, чем завершены все дела
• МЫ боялись заснуть, не доведя до конца важное дело
• ДРУГОЙ боялся заснуть, не доведя до конца важное дело
• МЫ боялись проспать нечто важное, разоспаться, когда дел по горло
• ДРУГОЙ боялся проспать нечто важное, разоспаться, когда дел по горло
• МЫ испытывали смертельный страх умереть
• ДРУГОЙ испытывал смертельный страх умереть
• МЫ надеялись, что во время бодрствования нас не застигнут врасплох неожиданности
• ДРУГОЙ надеялся, что во время бодрствования его не застигнут врасплох неожиданности
• МЫ страдали бессонницей
• ДРУГОЙ страдал бессонницей
• МЫ были изнуренными бессонницей
• ДРУГОЙ был изнурен бессонницей
• МЫ рвались к свободе, как к идеалу
• ДРУГОЙ рвался к свободе, как к идеалу
• МЫ чувствовали себя половиной кого-то
• ДРУГОЙ чувствовал себя половиной НАС/кого-то
• МЫ отказывались от своей цельности
• ДРУГОЙ отказывался от своей цельности
• МЫ жертвовали собой во имя другого
• ДРУГОЙ жертвовал собой во имя другого
• МЫ заставляли другого приносить себя в жертву во имя НАС
• ДРУГОЙ заставлял НАС приносить себя в жертву во имя него
• МЫ верили в то, что должны чувствовать себя половиной, отказываться от себя во имя другого, жертвовать собой
• ДРУГОЙ верил в то, что должен чувствовать себя половиной, отказываться от себя во имя другого, жертвовать собой
• МЫ гордились тем, что у нас есть половина, что мы отказываемся от себя во имя другого, что мы приносим себя в жертву другому
• ДРУГОЙ гордился тем, что у него есть половина, что он отказывается от себя во имя другого, что он приносит себя в жертву другому
• МЫ чувствовали стыд и вину, если у нас не было половины, что мы не отказались от себя во имя другого, что мы не принесли себя в жертву другому
• ДРУГОЙ чувствовал стыд и вину, если у него не было половины, что он не отказался от себя во имя другого, что он не принес себя в жертву другому
• МЫ старались, хотели спасти свой брак от краха
• ДРУГОЙ старался, хотел спасти свой брак от краха
• МЫ скрывали и подавляли свой страх МЕНЯ НЕ ЛЮБЯТ
• ДРУГОЙ скрывал и подавлял свой страх МЕНЯ НЕ ЛЮБЯТ
• МЫ хотели быть любимыми
• ДРУГОЙ хотел быть любимым
• МЫ переделывали своего партнера
• ДРУГОЙ переделывал своего партнера
• МЫ не могли простить того, кого считали виноватым
• ДРУГОЙ не мог простить того, кого считал виноватым
• МЫ лицемерно прощали из вежливости кого-то
• ДРУГОЙ лицемерно прощал из вежливости НАС/кого-то
• МЫ чувствовали вину кого-то и мысленно обвиняли
• ДРУГОЙ чувствовал вину НАШУ/кого-то и мысленно обвинял
• МЫ считали прощение невозможным, а занятия прощением – пустыми, никчемными и бесполезными
• ДРУГОЙ считал прощение невозможным, а занятия прощением – пустыми, никчемными и бесполезными
• МЫ провоцировали кого-то, а потом считали виноватым
• ДРУГОЙ провоцировал НАС/кого-то, а потом считал виноватыми
• МЫ клевали на провокации кого-то
• ДРУГОЙ клевал на провокации НАШИ/кого-то
• МЫ ненавидели и боялись провокаторов
• ДРУГОЙ ненавидел и боялся провокаторов
• МЫ не замечали своих провокаций
• ДРУГОЙ не замечал своих провокаций
• МЫ верили, что провоцируют нас, а не мы
• ДРУГОЙ верил, что провоцируют его, а не он
• МЫ мерили кого-то меркой своих родителей, родственников, завистников
• ДРУГОЙ мерил НАС/кого-то меркой своих родителей, родственников, завистников
• МЫ были замкнуты в себе
• ДРУГОЙ был замкнут в себе
• МЫ боялись и не хотели открывать свою душу кому-то
• ДРУГОЙ боялся и не хотел открывать свою душу НАМ/кому-то
• МЫ испытывали страх меня не любят, со мной не считаются
• ДРУГОЙ испытывал страх меня не любят, со мной не считаются
• МЫ протестовали: почему я должен(а)?
• ДРУГОЙ протестовал: почему я должен(а)?
• МЫ хотели, что бы за нас делал кто-то
• ДРУГОЙ хотел, что бы за него делали МЫ/кто-то
• МЫ отказывались от своей роли предусмотренной половой принадлежностью
• ДРУГОЙ отказывался от своей роли предусмотренной половой принадлежностью
• МЫ ощущали, что супружеская петля слишком туго давит шею
• ДРУГОЙ ощущал, что супружеская петля слишком туго давит шею
• МЫ боялись оказаться виноватыми
• ДРУГОЙ боялся оказаться виноватым
• МЫ оказывались виноватыми
• ДРУГОЙ оказывался виноватым
• МЫ считали себя виноватыми
• ДРУГОЙ считал себя виноватым
• МЫ верили в свою вину перед кем-то за что-то
• ДРУГОЙ верил в свою вину перед НАМИ/кем-то за что-то
• МЫ бросали в беде кого-то
• ДРУГОЙ бросал в беде НАС/кого-то
• МЫ становились слишком материальными
• ДРУГОЙ становился слишком материальным
• МЫ становились слишком душевными, эмоциональными
• ДРУГОЙ становился слишком душевным, эмоциональным
• МЫ «спускались с небес на землю» сами и «спускали» кого-то
• ДРУГОЙ «спускался с небес на землю» сам и «спускал» НАС/кого-то
• МЫ были жертвой материнского нематеринства
• ДРУГОЙ был жертвой материнского нематеринства
• МЫ отодвигали женственность и материнство на второй план
• ДРУГАЯ отодвигала женственность и материнство на второй план
• МЫ крутились как белка в колесе
• ДРУГАЯ крутилась как белка в колесе
• МЫ ждали, когда мать прижмет нас с нежностью к груди, да так, чтобы никто и ничто ее при этом не отвлекало
• ДРУГОЙ ждал, когда мать прижмет его с нежностью к груди, да так, чтобы никто и ничто ее при этом не отвлекало
• МЫ страдали от душевного надрыва
• ДРУГОЙ страдал от душевного надрыва
• МЫ не могли простить своих родителей
• ДРУГОЙ не мог простить своих родителей
• МЫ собственнически любили кого-то
• ДРУГОЙ собственнически любил НАС/кого-то
• МЫ делали несчастными кого-то
• ДРУГОЙ делал несчастными НАС/кого-то
• МЫ боялись, что в нашей любви не нуждаются
• ДРУГОЙ боялся, что в его любви не нуждаются
• МЫ хотели стать супермужчиной или суперженщиной
• ДРУГОЙ хотел стать супермужчиной или суперженщиной
• МЫ считали, что у женщин жизнь трудная, а у мужчин - легкая
• ДРУГОЙ считал, что у женщин жизнь трудная, а у мужчин - легкая
• МЫ считали, что у женщин жизнь легкая, а у мужчин - трудная
• ДРУГОЙ считал, что у женщин жизнь легкая, а у мужчин - трудная
• МЫ из гордости кичились своей выносливостью
• ДРУГОЙ из гордости кичился своей выносливостью
• МЫ хотели создавать вечное
• ДРУГОЙ хотел создавать вечное
• МЫ боялись не получить того, что я хочу
• ДРУГОЙ боялся не получить того, что я хочу
• МЫ хотели, чтобы была видна сделанная работа
• ДРУГОЙ хотел, чтобы была видна сделанная работа
• МЫ испытывали потребность видеть результаты своего труда
• ДРУГОЙ испытывал потребность видеть результаты своего труда
• МЫ будучи женщиной хотели доказать мужчинам свое превосходство
• ДРУГАЯ будучи женщиной хотела доказать мужчинам свое превосходство
• МЫ унижали мужчин, бросая им вызов
• ДРУГАЯ унижала мужчин, бросая им вызов
• МЫ упрямо настаивали на своих правах
• ДРУГОЙ упрямо настаивал на своих правах
• МЫ изводили кого-то своей бездумной суетой, неуместными желаниями и советами
• ДРУГОЙ изводил НАС/кого-то своей бездумной суетой, неуместными желаниями и советами
• НАМ приходилось выполнять волю сверхтребовательных женщин
• ДРУГОМУ приходилось выполнять волю сверхтребовательных женщин
• МЫ становились ленивцем, чья работоспособность была истреблена чрезмерной требовательностью
• ДРУГОЙ становился ленивцем, чья работоспособность была истреблена чрезмерной требовательностью
• МЫ боялись непомерной требовательности кого-то
• ДРУГОЙ боялся непомерной требовательности НАШЕЙ/кого-то
• МЫ старались унизить супруга вместо того, чтобы его возвысить
• ДРУГОЙ старался унизить супруга вместо того, чтобы его возвысить
• МЫ нуждались в любви
• ДРУГОЙ нуждался в любви
• МЫ выслуживали любовь
• ДРУГОЙ выслуживал любовь
• МЫ старались быть лучше во имя любви
• ДРУГОЙ старался быть лучше во имя любви
• МЫ боялись, что нас не будут любить такими, какие мы есть
• ДРУГОЙ боялся, что его не будут любить таким, какой он есть
• МЫ надевали на себя личину, что бы нравиться
• ДРУГОЙ надевал на себя личину, что бы нравиться
• МЫ боялись оказаться без вины виноватыми, боялись показаться плохими
• ДРУГОЙ боялся оказаться без вины виноватым, боялся показаться плохим
• МЫ навлекали на себя обвинения кого-то
• ДРУГОЙ навлекал на себя обвинения НАШИ/кого-то
• МЫ злились и искали виноватого
• ДРУГОЙ злился и искал виноватого
• МЫ были ожесточенны
• ДРУГОЙ был ожесточен
• МЫ срочно делали добро другим, отстраняя себя на задний план
• ДРУГОЙ срочно делал добро другим, отстраняя себя на задний план
• МЫ испытывали боль, страдали от нее
• ДРУГОЙ испытывал боль, страдал от нее
• МЫ хотели избавиться от боли, принимали болеутоляющие средства
• ДРУГОЙ хотел избавиться от боли, принимал болеутоляющие средства
• МЫ ощущали жестокость боли душевной, физической
• ДРУГОЙ ощущал жестокость боли душевной, физической
• МЫ боялись боли, боялись, что она не исчезнет
• ДРУГОЙ боялся боли, боялся, что она не исчезнет
• МЫ чувствовали, что боль уменьшается
• ДРУГОЙ чувствовал, что боль уменьшается
• МЫ чувствовали, что боль усиливается
• ДРУГОЙ чувствовал, что боль усиливается
• МЫ боялись признать в себе наличие самого плохого
• ДРУГОЙ боялся признать в себе наличие самого плохого
• МЫ страдали от жестокости, домашней либо посторонней
• ДРУГОЙ страдал от жестокости, домашней либо посторонней
• МЫ боялись жестокости
• ДРУГОЙ боялся жестокости
• МЫ своим страхом перед жестокостью привлекали к себе жестокость
• ДРУГОЙ своим страхом перед жестокостью привлекал к себе жестокость
• НАША жестокость увеличивалась вместе со страхом перед жестокостью
• ДРУГОГО жестокость увеличивалась вместе со страхом перед жестокостью
• МЫ теряли надежду быть любимым от жестокого унижения и осмеивания
• ДРУГОЙ терял надежду быть любимым от жестокого унижения и осмеивания
• МЫ ожесточенно одним махом выплескивали свою желчь на кровоточащую душевную рану другого человека, которую сами же и наносили
• ДРУГОЙ ожесточенно одним махом выплескивал свою желчь на кровоточащую душевную рану другого человека, которую сам же и наносил
• МЫ вбирали в себя жестокость кого-то
• ДРУГОЙ вбирал в себя жестокость НАШУ/кого-то
• МЫ не замечали как становились жестокими
• ДРУГОЙ не замечал как становился жестоким
• МЫ хотели убежать от жестоких людей
• ДРУГОЙ хотел убежать от жестоких людей
• МЫ отвечали на жестокость жестокостью
• ДРУГОЙ отвечал на жестокость жестокостью
• МЫ боялись отвечать на жестокость кого-то
• ДРУГОЙ боялся отвечать на жестокость НАШУ/кого-то
• МЫ растили внутреннее сопротивление против жестоких людей, и наша жестокость набирала силу
• ДРУГОЙ растил внутреннее сопротивление против жестоких людей, и его жестокость набирала силу
• МЫ незаметно получали душевные раны, воспринимая ссоры, ожесточившихся друг на друга либо на жизнь родителей
• ДРУГОЙ незаметно получал душевные раны, воспринимая ссоры, ожесточившихся друг на друга либо на жизнь родителей
• МЫ бессознательно заболевали, чтобы родители хоть ненадолго поутихли
• ДРУГОЙ бессознательно заболевал, чтобы родители хоть ненадолго поутихли
• МЫ становились мишенью для жестокости, словно дразня родителей своей болезнью
• ДРУГОЙ становился мишенью для жестокости, словно дразня родителей своей болезнью
• МЫ боялись сердитых замечаний, а позже любого резко произнесенного слова
• ДРУГОЙ боялся сердитых замечаний, а позже любого резко произнесенного слова
• МЫ несправедливыми словами причиняли сильную боль кому-то
• ДРУГОЙ несправедливыми словами причинял сильную боль НАМ/кому-то
• МЫ испытывая чувство вины, становились легко ранимыми
• ДРУГОЙ испытывая чувство вины, становился легко ранимым
• МЫ говорили себе: «Я ни за что не стану такой же. Никогда не причиню боли другим своими словами»
• ДРУГОЙ говорил себе: «Я ни за что не стану такой же. Никогда не причиню боли другим своими словами»
• МЫ старались даже не думать дурно о других людях
• ДРУГОЙ старался даже не думать дурно о других людях
• МЫ иной раз ловили себя на желании ответить жестокому человеку той же монетой
• ДРУГОЙ иной раз ловил себя на желании ответить жестокому человеку той же монетой
• МЫ готовили в мыслях хлесткие слова
• ДРУГОЙ готовил в мыслях хлесткие слова
• МЫ по нескольку дней придумывали особенно злую парирующую реплику
• ДРУГОЙ по нескольку дней придумывал особенно злую парирующую реплику
• МЫ вынашивали в себе месть и корили себя за то, что не умеем вовремя ответить достойно и потому являемся беззащитными перед человеческой жестокостью
• ДРУГОЙ вынашивал в себе месть и корил себя за то, что не умеет вовремя ответить достойно и потому является беззащитным перед человеческой жестокостью
• МЫ учились давать словесный отпор
• ДРУГОЙ учился давать словесный отпор
• МЫ давали словесный отпор
• ДРУГОЙ давал словесный отпор
• МЫ своим паническим страхом навлекали на себя рафинированную интеллигентную жестокость
• ДРУГОЙ своим паническим страхом навлекал на себя рафинированную интеллигентную жестокость
• МЫ терпели, как ни в чем не бывало, сносили все, лишь бы не уронить репутацию интеллигентного человека
• ДРУГОЙ терпел, как ни в чем не бывало, сносил все, лишь бы не уронить репутацию интеллигентного человека
• МЫ особенно важным считали ум и интеллигентность
• ДРУГОЙ особенно важным считал ум и интеллигентность
• МЫ глупо жертвовали собой, придавая чему-то чрезмерно важное значение
• ДРУГОЙ глупо жертвовал собой, придавая чему-то чрезмерно важное значение
• МЫ не признавались себе в своей жестокости, выросшей из беспомощности
• ДРУГОЙ не признавался себе в своей жестокости, выросшей из беспомощности
• МЫ хотели отомстить на манер интеллигентного человека: чтобы никто не знал
• ДРУГОЙ хотел отомстить на манер интеллигентного человека: чтобы никто не знал
• МЫ осознанно хотели зла жестоким людям
• ДРУГОЙ осознанно хотел зла жестоким людям
• МЫ осознанно не желали зла другому, но осознанно причиняли зло себе, затаивая в себе душевную боль
• ДРУГОЙ осознанно не желал зла другому, но осознанно причинял зло себе, затаивая в себе душевную боль
• МЫ хотели умереть в моменты безысходности
• ДРУГОЙ хотел умереть в моменты безысходности
• МЫ хотели себе зла, делали плохо себе
• ДРУГОЙ хотел себе зла, делал плохо себе
• МЫ держали в себе незримую недоброжелательность
• ДРУГОЙ держал в себе незримую недоброжелательность
• МЫ хотели изменить кого-то своим добром
• ДРУГОЙ хотел изменить НАС/кого-то своим добром
• МЫ хотели изменить кого-то своим злом, были жестоки
• ДРУГОЙ хотел изменить НАС/кого-то своим злом, был жесток
• МЫ становились злыми и жестокими из зависти
• ДРУГОЙ становился злым и жестоким из зависти
• МЫ были наивны в отношении зависти
• ДРУГОЙ был наивен в отношении зависти
• МЫ были беспощадны к кому-то
• ДРУГОЙ был беспощаден к НАМ/кому-то
• МЫ хотели перекроить всех по своей мерке
• ДРУГОЙ хотел перекроить всех по своей мерке
• МЫ были недовольны тем, что удалось/не удалось перекроить кого-то
• ДРУГОЙ был недоволен тем, что удалось/не удалось перекроить НАС/кого-то
• МЫ сопротивлялись жестокому натиску «хороших людей»
• ДРУГОЙ сопротивлялся жестокому натиску «хороших людей»
• МЫ на жестокость отвечали жестокостью, причиняя зримое зло
• ДРУГОЙ на жестокость отвечал жестокостью, причиняя зримое зло
• МЫ не понимали, что больше всего зла причинили себе
• ДРУГОЙ не понимал, что больше всего зла причинил себе
• МЫ не желали отвечать жестокостью на жестокость, накапливая в себе как собственную, так и чужую жестокость
• ДРУГОЙ не желал отвечать жестокостью на жестокость, накапливая в себе как собственную, так и чужую жестокость
• МЫ никому не причиняли зримого зла, незримо нанося зло как себе, так и другим
• ДРУГОЙ никому не причинял зримого зла, незримо нанося зло как себе, так и другим
• МЫ хотели, что бы жизнь двигалась вперед, двигалась непременно быстро и без сбоев
• ДРУГОЙ хотел, что бы жизнь двигалась вперед, двигалась непременно быстро и без сбоев
• МЫ страдали от бессердечности умных людей
• ДРУГОЙ страдал от бессердечности умных людей
• МЫ не видели себя в другом человеке
• ДРУГОЙ не видел себя в другом человеке
• МЫ раздражались при виде кого-то, боялись стать такими же и не ведали, что мы и есть такие же, только не проявляем это открыто
• ДРУГОЙ раздражался при виде кого-то, боялся стать таким же и не ведал, что он и есть такой же, только не проявляет это открыто
• МЫ хотели уничтожить негативность кого-то и не понимали того, что в действительности уничтожали себя
• ДРУГОЙ хотел уничтожить негативность НАШУ/кого-то и не понимал того, что в действительности уничтожал себя
• МЫ испытывали потребность быть интеллигентными из-за сильного страха МЕНЯ НЕ ЛЮБЯТ
• ДРУГОЙ испытывал потребность быть интеллигентным из-за сильного страха МЕНЯ НЕ ЛЮБЯТ
• МЫ хотели уничтожать кого-то/чего-то
• ДРУГОЙ хотел уничтожать кого-то/чего-то
• МЫ уничтожали кого-то/что-то своих/чужих
• ДРУГОЙ уничтожал кого-то/что-то своих/чужих
• МЫ творили зло кому-то
• ДРУГОЙ творил зло НАМ/кому-то
• МЫ боялись кармы
• ДРУГОЙ боялся кармы
• МЫ боялись навлечь на себя долг кармы
• ДРУГОЙ боялся навлечь на себя долг кармы
• МЫ боялись сурового искупления долга кармы
• ДРУГОЙ боялся сурового искупления долга кармы
• МЫ чувствовали ответственность за тех, «кто рубил сук, на котором сидел»
• ДРУГОЙ чувствовал ответственность за тех, «кто рубил сук, на котором сидел»
• МЫ были восхищены собственной персоной
• ДРУГОЙ был восхищен собственной персоной
• МЫ трубили о своем праве
• ДРУГОЙ трубил о своем праве
• МЫ взращивали непомерный груз злобы
• ДРУГОЙ взращивал непомерный груз злобы
• МЫ озлобляли кого-то, ставшего мишенью нашей критики, ради критики
• ДРУГОЙ озлоблял НАС/кого-то, ставших мишенью его критики, ради критики
• МЫ беспощадно критиковали кого-то и обвиняли
• ДРУГОЙ беспощадно критиковал НАС/кого-то и обвинял
• МЫ становились черствыми и равнодушными, поскольку все равно нас считали только плохим
• ДРУГОЙ становились черствым и равнодушным, поскольку все равно его считали только плохим
• МЫ были пленником своих гениталий
• ДРУГОЙ был пленником своих гениталий
• МЫ перебарщивали с хорошим, боялись пострадать от плохого
• ДРУГОЙ перебарщивал с хорошим, боялся пострадать от плохого
• МЫ оставляли в душе критику в свой адрес, жертвовали собой ради репутации интеллигентного человека
• ДРУГОЙ оставлял в душе критику в свой адрес, жертвовал собой ради репутации интеллигентного человека
• МЫ боялись змей, они символизировали для нас жестокость
• ДРУГОЙ боялся змей, они символизировали для него жестокость
• МЫ не боялись змей, они символизировали для нас совершенную мудрость и выносливость
• ДРУГОЙ не боялся змей, они символизировали для него совершенную мудрость и выносливость
• МЫ ненавидели жестокость и были готовы убить за нее кого-то
• ДРУГОЙ ненавидел жестокость и был готов убить за нее НАС/кого-то
• МЫ с удовольствием наблюдали как кого-то убивают за жестокость
• ДРУГОЙ с удовольствием наблюдал как НАС/кого-то убивают за жестокость
• МЫ истребляли жестокость в ком-то и тем самым взращивали ее в себе
• ДРУГОЙ истреблял жестокость в НАС/ком-то и тем самым взращивал ее в себе
• МЫ усиливали свою жестокость борьбой с ней
• ДРУГОЙ усиливал свою жестокость борьбой с ней
• МЫ были упрямо закостеневшими
• ДРУГОЙ был упрямо закостеневшим
• МЫ были лишены гибкости
• ДРУГОЙ был лишен гибкости
• МЫ боялись жестокости и становились жестоким и нетерпимым по отношению к жестокости
• ДРУГОЙ боялся жестокости и становился жестоким и нетерпимым по отношению к жестокости
• МЫ страдали от гельминтоза или змеиного укуса
• ДРУГОЙ страдал от гельминтоза или змеиного укуса
• МЫ скрывали жестокие каверзы, связанные с завершением работ и дел
• ДРУГОЙ скрывал жестокие каверзы, связанные с завершением работ и дел
• МЫ выдумывали жестокие каверзы для кого-то
• ДРУГОЙ выдумывал жестокие каверзы для НАС/кого-то
• МЫ подстраивали каверзы кому-то
• ДРУГОЙ подстраивал каверзы НАМ/кому-то
• МЫ страдали от жестоких каверз кого-то
• ДРУГОЙ страдал от жестоких каверз НАШИХ/кого-то
• МЫ обвиняли, подозревали в каверзности кого-то
• ДРУГОЙ обвинял, подозревал в каверзности кого-то
• МЫ назло кому-то портили что-то
• ДРУГОЙ назло НАМ/кому-то портил что-то
• МЫ боялись, что кто-то все испортит нам
• ДРУГОЙ боялся, что кто-то все испортит ему
• МЫ не доверяли кому-то, потому что боялись, что нам назло все испортят
• ДРУГОЙ не доверял НАМ/кому-то, потому что боялся, что ему назло все испортят
• МЫ обвиняли кого-то в том, что он/она нам на зло испортили что-то
• ДРУГОЙ обвинял НАС/кого-то в том, что мы ему на зло испортили что-то
• МЫ боялись «влезть» и испортить кому-то что-то
• ДРУГОЙ боялся «влезть» и испортить кому-то что-то
• МЫ влезли не в свое дело и портили что-то кому-то
• ДРУГОЙ влезал не в свое дело и портил что-то НАМ/кому-то
• МЫ ненавидели женские работы и женскую долю
• ДРУГОЙ ненавидел женские работы и женскую долю
• МЫ ни во что не ставили любовь и свободу
• ДРУГОЙ ни во что не ставил любовь и свободу
• МЫ скрывали свою жестокость
• ДРУГОЙ скрывал свою жестокость
• МЫ пытались скрывать свою жестокость за добротой
• ДРУГОЙ пытался скрывать свою жестокость за добротой
• МЫ находились во власти жестокости, жестокого
• ДРУГОЙ находился во власти жестокости, жестокого
• МЫ хотели избавиться от жестокой власти кого-то над нами
• ДРУГОЙ хотел избавиться от жестокой власти НАШЕЙ/кого-то над ним
• МЫ жестоко цеплялись к мелочам и делали из мухи слона
• ДРУГОЙ жестоко цеплялся к мелочам и делал из мухи слона
• МЫ страдали сами и сеяли жестокость в ком-то из благих побуждений
• ДРУГОЙ страдал сам и сеял жестокость в НАС/ком-то из благих побуждений
• МЫ кого-то воспринимали как мерзкого гада, гадину
• ДРУГОЙ НАС/кого-то воспринимал как мерзкого гада, гадину
• МЫ боялись, что нам подосрут, нагадят
• ДРУГОЙ боялся, что ему подосрут, нагадят
• МЫ подозревали кого-то в том, что он/она нам назло подосрал(а), нагадил(а)
• ДРУГОЙ подозревал НАС/кого-то в том, что мы ему назло подосрали, нагадили
• МЫ слышали, говорили уличающее «Ну что, теперь доволен/довольна?!»
• ДРУГОЙ слышал, говорил уличающее «Ну что, теперь доволен/довольна?!»
• МЫ воспринимали как змею старую злобную бабу
• ДРУГОЙ воспринимал как змею старую злобную бабу
• МЫ подскакивали от злобного «укуса» кого-то
• ДРУГОЙ подскакивал от злобного «укуса» НАШЕГО/кого-то
• МЫ ядовито жалили кого-то с целью высмеять, унизить, опорочить и уничтожить
• ДРУГОЙ ядовито жалил НАС/кого-то с целью высмеять, унизить, опорочить и уничтожить
• МЫ испытывали страх перед унижением, жестокостью, а также насмешкой, потому, что боялись того, что нас не любят
• ДРУГОЙ испытывал страх перед унижением, жестокостью, а также насмешкой, потому, что боялся того, что его не любят
• МЫ не считали себя жестокими
• ДРУГОЙ не считал себя жестоким
• МЫ были ошарашены тем, что кто-то сказал нам про нашу жестокость
• ДРУГОЙ был ошарашен тем, что кто-то сказал ему про его жестокость
• МЫ проглатывали злобствования кого-то в свой/чужой адрес
• ДРУГОЙ проглатывал злобствования НАШИ/кого-то в свой/чужой адрес
• МЫ не хотели ссориться, но злились на себя из-за того, что позволили плохо говорить о НАС/ком-то
• ДРУГОЙ не хотел ссориться, но злился на себя из-за того, что позволил плохо говорить о себе/ком-то
• МЫ приносили себя в жертву семейного согласия
• ДРУГОЙ приносил себя в жертву семейного согласия
• МЫ надеялись, что кто-то переделает себя хотя бы ради собственного благополучия
• ДРУГОЙ надеялся, что МЫ/кто-то переделаем себя хотя бы ради собственного благополучия
• МЫ были разочарованы кем-то, наша надежда рухнула
• ДРУГОЙ был разочарован НАМИ/кем-то, его надежда рухнула
• МЫ были воинственны
• ДРУГОЙ был воинственен
• МЫ жалели кого-то и чувствовали вину, по поводу того, что жизнь у него не задалась
• ДРУГОЙ жалел НАС/кого-то и чувствовал вину, по поводу того, что жизнь у нас не задалась
• МЫ вбирали в себя жестокость кого-то из чувства жалости к нему
• ДРУГОЙ вбирал в себя жестокость НАШУ/кого-то из чувства жалости к нам
• МЫ испытывали безумную, жестокую злобу поиска виновного
• ДРУГОЙ испытывал безумную, жестокую злобу поиска виновного
• МЫ со злобой выявляли виновника
• ДРУГОЙ со злобой выявлял виновника
• МЫ испытывали жестокую злобу осуждения уличенного виновника
• ДРУГОЙ испытывал жестокую злобу осуждения уличенного виновника
• МЫ испытывали душераздирающее отчаяние от накопившейся с лихвой печали
• ДРУГОЙ испытывал душераздирающее отчаяние от накопившейся с лихвой печали
• МЫ невыносимо страдали от печали и со временем это страдание увеличивалась
• ДРУГОЙ невыносимо страдал от печали и со временем это страдание увеличивалась
• МЫ чувствовали, переживали невыносимое унижение
• ДРУГОЙ чувствовал, переживал невыносимое унижение
• МЫ переживали печаль от разочарования в ком-то/чем-то
• ДРУГОЙ переживал печаль от разочарования в ком-то/НАС/чем-то
• МЫ боялись разочаровать кого-то
• ДРУГОЙ боялся разочаровать НАС/кого-то
• МЫ носили в себе боль, причиненную матерью/ отцом/кем-то
• ДРУГОЙ носил в себе боль, причиненную матерью/ отцом/ кем-то
• МЫ носили в себе боль, причиненную самими собой
• ДРУГОЙ носил в себе боль, причиненную самим собой
• МЫ были недоверчивы и невосприимчивы
• ДРУГОЙ был недоверчив и невосприимчив
• МЫ жестко защищались от внешнего мира и от нападений на свое эго изнутри, со стороны долга или совести
• ДРУГОЙ жестко защищался от внешнего мира и от нападений на свое эго изнутри, со стороны долга или совести
• МЫ были неприветливы и неохотно показывали свое лицо, особенно глаза
• ДРУГОЙ был неприветлив и неохотно показывал свое лицо, особенно глаза
• МЫ предпочитали полагаться на самих себя
• ДРУГОЙ предпочитал полагаться на самого себя
• МЫ в острых ситуациях становились как будто железным, непроницаемым
• ДРУГОЙ в острых ситуациях становился как будто железным, непроницаемым
• МЫ своим внешним видом могли заставить отступить (внешне) существенно превосходящего нас по силе противника
• ДРУГОЙ своим внешним видом мог заставить отступить (внешне) существенно превосходящего его по силе противника
• МЫ тратили много душевных сил и энергии на страх и ненависть
• ДРУГОЙ тратил много душевных сил и энергии на страх и ненависть
• МЫ попадали в подчинение своей ненависти, злобе, агрессии и жестокости
• ДРУГОЙ попадал в подчинение своей ненависти, злобе, агрессии и жестокости
• МЫ теряли способность контролировать проявления своей ненависти, злобы, агрессии и жестокости
• ДРУГОЙ терял способность контролировать проявления своей ненависти, злобы, агрессии и жестокости
• МЫ чувствовали, что наши ненависть, злоба, агрессия и жестокость ведут себя по своему усмотрению и не подчиняются нам
• ДРУГОЙ чувствовал, что его ненависть, злоба, агрессия и жестокость ведут себя по своему усмотрению и не подчиняются ему
• МЫ становились склочными и капризными
• ДРУГОЙ становился склочным и капризным
• МЫ ощущали в себе сущность, которая обижалась на нас, угрожала, вылезала тогда, когда ее никто об этом не просил
• ДРУГОЙ ощущал в себе сущность, которая обижалась на него, угрожала, вылезала тогда, когда ее никто об этом не просил
• МЫ были очень склонны к ревности
• ДРУГОЙ был очень склонен к ревности
• МЫ были склонны к провокациям, искусственно создавая угрожающую ситуацию
• ДРУГОЙ был склонен к провокациям, искусственно создавая угрожающую ситуацию
• МЫ провоцировали кого-то хамским выражением лица или интонациями, что вызывало ответную тонкую, а затем и плотную (то есть материальную) агрессию среды
• ДРУГОЙ провоцировал НАС/кого-то хамским выражением лица или интонациями, что вызывало ответную тонкую, а затем и плотную (то есть материальную) агрессию среды
• МЫ ощущали усиление напряжения и возникновение более агрессивной среды вокруг себя, так что нам становилось страшно, и мы переставали выключать на ночь свет
• ДРУГОЙ ощущал усиление напряжения и возникновение более агрессивной среды вокруг себя, так что ему становилось страшно, и он переставал выключать на ночь свет
• МЫ психологически все время ожидали удара и готовились нанести ответный
• ДРУГОЙ психологически все время ожидал удара и готовился нанести ответный
• МЫ воспринимали как оскорбления, вполне невинные вещи
• ДРУГОЙ воспринимал как оскорбления, вполне невинные вещи
• МЫ вели себя жестко и агрессивно, вовсе этого не замечая и не желая
• ДРУГОЙ вел себя жестко и агрессивно, вовсе этого не замечая и не желая
• МЫ полагали, что наше «небольшое» огорчение, раздражение или неудовольствие несущественно и в любом случае совершенно никому не заметно
• ДРУГОЙ полагал, что его «небольшое» огорчение, раздражение или неудовольствие несущественно и в любом случае совершенно никому не заметно
• МЫ смотрели на мир через кривое зеркало
• ДРУГОЙ смотрел на мир через кривое зеркало
• МЫ были агрессивны, лютовали, злобствовали
• ДРУГОЙ был агрессивен, лютовал, злобствовал
• МЫ размахивали кулаками, выходя за социальные рамки
• ДРУГОЙ размахивал кулаками, выходя за социальные рамки
• МЫ имели периодические, неконтролируемые вспышки ярости или квазиэпилептические припадки «истерического» происхождения
• ДРУГОЙ имел периодические, неконтролируемые вспышки ярости или квазиэпилептические припадки «истерического» происхождения
• МЫ были фанатичны, асоциальны, лечились в психиатрических лечебницах
• ДРУГОЙ был фанатичен, асоциален, лечился в психиатрических лечебницах
• МЫ боялись и ненавидели фанатов любого толка
• ДРУГОЙ боялся и ненавидел фанатов любого толка
• МЫ боялись маньяков, тотально сумасшедших
• ДРУГОЙ боялся маньяков, тотально сумасшедших
• МЫ были маньяком или имели маниакальные мысли, желания
• ДРУГОЙ был маньяком или имел маниакальные мысли, желания
• МЫ испытывали всепоглощающий ужас перед миром
• ДРУГОЙ испытывал всепоглощающий ужас перед миром
• МЫ испытывали необъяснимое чувство тревоги и повышенной опасности
• ДРУГОЙ испытывал необъяснимое чувство тревоги и повышенной опасности
• МЫ испытывали навязчивую потребность в защите
• ДРУГОЙ испытывал навязчивую потребность в защите
• МЫ чувствовали себя во власти страха от предполагаемой внешней агрессии
• ДРУГОЙ чувствовал себя во власти страха от предполагаемой внешней агрессии
• МЫ вооружались, старались защитить себя от предполагаемой угрозы
• ДРУГОЙ вооружался, старался защитить себя от предполагаемой угрозы
• МЫ получали подтверждения тому, что не зря боялись, тревожились, подозревали
• ДРУГОЙ получал подтверждения тому, что не зря боялся, тревожился, подозревал
• МЫ находились в состоянии тотальной агрессии и страха
• ДРУГОЙ находился в состоянии тотальной агрессии и страха
• МЫ чувствовали на себе ответственность за мировое зло
• ДРУГОЙ чувствовал на себе ответственность за мировое зло
• МЫ переживали, ощущали, испытывали манию преследования
• ДРУГОЙ переживал, ощущал, испытывал манию преследования
• МЫ испытывали сильную вину за свою агрессивность
• ДРУГОЙ испытывал сильную вину за свою агрессивность
• МЫ имели манию власти над черными силами, которые казались нам послушными слугами
• ДРУГОЙ имел манию власти над черными силами, которые казались ему послушными слугами
• МЫ профессионально занимались спортом
• ДРУГОЙ профессионально занимался спортом
• МЫ были наемным или маниакальным убийцей
• ДРУГОЙ был наемным или маниакальным убийцей
• МЫ имели отношение к уголовному миру или были жертвой уголовного мира
• ДРУГОЙ имел отношение к уголовному миру или был жертвой уголовного мира
• МЫ ощущали, что наша жизнь находится в опасности
• ДРУГОЙ ощущал, что его жизнь находится в опасности
• МЫ создавали систему обороны
• ДРУГОЙ создавал систему обороны
• МЫ оказывались на поле боя – внутреннего или внешнего
• ДРУГОЙ оказывался на поле боя – внутреннего или внешнего
• МЫ чувствовали себя беззащитными
• ДРУГОЙ чувствовал себя беззащитным
• МЫ боялись внутренних перестроек и изменений
• ДРУГОЙ боялся внутренних перестроек и изменений
• МЫ боялись лишиться своей защиты
• ДРУГОЙ боялся лишиться своей защиты
• МЫ боялись раскрыться навстречу кому-то
• ДРУГОЙ боялся раскрыться навстречу НАМ/кому-то
• МЫ отрицательно относились ко всему, что противоречило нашему знанию, воспринимали новое как угрозу и насилие
• ДРУГОЙ отрицательно относился ко всему, что противоречило его знанию, воспринимал новое как угрозу и насилие
• МЫ боялись, потенциальной опасности чего бы то ни было
• ДРУГОЙ боялся, потенциальной опасности чего бы то ни было
• МЫ бросались на обидчика с кулаками
• ДРУГОЙ бросался на обидчика с кулаками
• МЫ были невосприимчивы к обучению
• ДРУГОЙ был невосприимчив к обучению
• МЫ учились «искусству обороны в условиях превосходящего противника», вместо учебы чему-то новому
• ДРУГОЙ учился «искусству обороны в условиях превосходящего противника», вместо учебы чему-то новому
• МЫ росли под воздействием силового нажима, а главным типом взаимодействия были зуботычины (шлепки, резкие окрики, хамские и просто грубые выпады, оскорбления словом и действием)
• ДРУГОЙ рос под воздействием силового нажима, а главным типом взаимодействия были зуботычины (шлепки, резкие окрики, хамские и просто грубые выпады, оскорбления словом и действием)
• МЫ подвергались избиениям моральным (обвинениям в тупости, никчемности и ничтожности) и физическим кем-то
• ДРУГОЙ подвергался избиениям моральным (обвинениям в тупости, никчемности и ничтожности) и физическим НАМИ/кем-то
• МЫ страдали от сердечных приступов, головных болей и несчастных случаев
• ДРУГОЙ страдал от сердечных приступов, головных болей и несчастных случаев
• МЫ находились, росли в агрессивной семейной атмосфере
• ДРУГОЙ находился, рос в агрессивной семейной атмосфере
• МЫ стравливали кого-то друг с другом
• ДРУГОЙ стравливал НАС/кого-то друг с другом
• МЫ были буйным агрессором, избивали своих жертв, которые испытывали страх и полную беспомощность
• ДРУГОЙ был буйным агрессором, избивал своих жертв, которые испытывали страх и полную беспомощность
• МЫ были тихой жертвой и тихо ненавидели агрессора
• ДРУГОЙ был тихой жертвой и тихо ненавидел агрессора
• МЫ убивали кого-то
• ДРУГОЙ убивал НАС/кого-то
• МЫ скрывали свою ненависть и агрессию к кому-то
• ДРУГОЙ скрывал свою ненависть и агрессию к НАМ/кому-то
• МЫ отравляли своей ненавистью себя/кого-то/что-то
• ДРУГОЙ отравлял своей ненавистью себя/НАС/кого-то/что-то
• МЫ жили в атмосфере соревнования
• ДРУГОЙ жил в атмосфере соревнования
• МЫ агрессивно доказывали свое превосходство кому-то
• ДРУГОЙ агрессивно доказывал свое превосходство НАМ/кому-то
• МЫ боролись с окружающим миром
• ДРУГОЙ боролся с окружающим миром
• МЫ травили кого-то по принципу «все на одного»
• ДРУГОЙ травил НАС/кого-то по принципу «все на одного»
• МЫ были никчемной, противной жертвой для кого-то
• ДРУГОЙ был никчемной, противной жертвой для НАС/кого-то
• МЫ подвергали остракизму кого-то
• ДРУГОЙ подвергал остракизму НАС/кого-то
• МЫ были лишены благородства и сил пожалеть кого-то – «давили» до конца
• ДРУГОЙ был лишен благородства и сил пожалеть НАС/кого-то – «давил» до конца
• МЫ были благородны и снисходили до кого-то
• ДРУГОЙ был благороден и снисходил до НАС/кого-то
• МЫ были снисходительно благородны
• ДРУГОЙ был снисходительно благороден
• МЫ страдали от отсутствия тонкости и чуткости в ком-то
• ДРУГОЙ страдал от отсутствия тонкости и чуткости в НАС/ком-то
• МЫ испытывали страх и неуверенность, воспринимая обстоятельства
• ДРУГОЙ испытывал страх и неуверенность, воспринимая обстоятельства
• МЫ чувствовали себя сильными, смелыми и могучими
• ДРУГОЙ чувствовал себя сильным, смелым и могучим
• МЫ укрепляли свою безопасность
• ДРУГОЙ укреплял свою безопасность
• МЫ любили почувствовать свою силу и продемонстрировать ее окружающим
• ДРУГОЙ любил почувствовать свою силу и продемонстрировать ее окружающим
• МЫ искушали агрессией кого-то
• ДРУГОЙ искушал агрессией НАС/кого-то
• МЫ любили роли Строгого Учителя, Справедливого Мстителя, Неуклонного Работника и Погонщика Рабов
• ДРУГОЙ любил роли Строгого Учителя, Справедливого Мстителя, Неуклонного Работника и Погонщика Рабов
• МЫ любили роли, требующие жесткого, строгого, даже деспотичного нажима
• ДРУГОЙ любил роли, требующие жесткого, строгого, даже деспотичного нажима
• МЫ ощущали необходимость жесткого, строгого, даже деспотичного нажима
• ДРУГОЙ ощущал необходимость жесткого, строгого, даже деспотичного нажима
• МЫ испытывали потребность иметь всю полноту власти и контроля за событиями
• ДРУГОЙ испытывал потребность иметь всю полноту власти и контроля за событиями
• МЫ имели установки «Человек человеку волк», «Ни в ком нельзя быть уверенным», «Люди боятся только твоей силы и уверенности в себе»
• ДРУГОЙ имел установки «Человек человеку волк», «Ни в ком нельзя быть уверенным», «Люди боятся только твоей силы и уверенности в себе»
• МЫ оборонялись от несуществующего противника, были жесткими и грубыми, старались взять на испуг
• ДРУГОЙ оборонялся от несуществующего противника, был жестким и грубым, старался взять на испуг
• МЫ были неспособны различать реальные угрозы и вымышленные
• ДРУГОЙ был неспособен различать реальные угрозы и вымышленные
• МЫ считали, что нам не хватает твердости и решимости
• ДРУГОЙ считал, что ему не хватает твердости и решимости
• МЫ думали, говорили «А не проявишь никакой жесткости - сядут на шею и не слезут ни за что, пока не сдохнешь под ними, как собака»
• ДРУГОЙ думал, говорил «А не проявишь никакой жесткости - сядут на шею и не слезут ни за что, пока не сдохнешь под ними, как собака»
• МЫ становились жесткими, защищаясь от неведомой, но грозной опасности
• ДРУГОЙ становился жестким, защищаясь от неведомой, но грозной опасности
• МЫ чувствовали ограниченность в свободе движений, которые ощущались как резкие и угловатые
• ДРУГОЙ чувствовал ограниченность в свободе движений, которые ощущались как резкие и угловатые
• МЫ предпочитали есть мясную и острую пищу
• ДРУГОЙ предпочитал есть мясную и острую пищу
• МЫ имели жесткие эмоциональные установки и проявления, не могли искренне радоваться, если у нас было хоть что-то не в порядке
• ДРУГОЙ имел жесткие эмоциональные установки и проявления, не мог искренне радоваться, если у него было хоть что-то не в порядке
• МЫ были эмоционально агрессивны и нечувствительны в каких-то сферах
• ДРУГОЙ был эмоционально агрессивен и нечувствителен в каких-то сферах
• МЫ имели догматизм мышления и жесткость ментальной картины мира
• ДРУГОЙ имел догматизм мышления и жесткость ментальной картины мира
• МЫ слушали только то, с чем согласны
• ДРУГОЙ слушал только то, с чем согласен
• МЫ любили бронебойную и непримиримую аргументацию
• ДРУГОЙ любил бронебойную и непримиримую аргументацию
• МЫ жестко регламентировали поток событий внешней жизни и отношение к ним
• ДРУГОЙ жестко регламентировал поток событий внешней жизни и отношение к ним
• МЫ отчаянно сопротивлялись любым попыткам как-то нарушить имеющийся у нас стереотип внешней жизни
• ДРУГОЙ отчаянно сопротивлялся любым попыткам как-то нарушить имеющийся у него стереотип внешней жизни
• МЫ долго делали вид, что все идет по-старому или впадали в отчаяние, сильную депрессию, фобию, если наша жизнь изменялась
• ДРУГОЙ долго делал вид, что все идет по-старому или впадал в отчаяние, сильную депрессию, фобию, если его жизнь изменялась
• МЫ имели жесткую систему мировоззрения, твердые жизненные позиции и установки
• ДРУГОЙ имел жесткую систему мировоззрения, твердые жизненные позиции и установки
• МЫ имели твердый характер, были упрямы
• ДРУГОЙ имел твердый характер, был упрям
• МЫ принимали только свою веру и ненавидели всех, кто ее не разделяет
• ДРУГОЙ принимал только свою веру и ненавидел всех, кто ее не разделяет
• МЫ имели главную цель своей жизни и считали, что нам должны освободить дорогу и верно служить, помогать в ее достижении
• ДРУГОЙ имел главную цель своей жизни и считал, что ему должны освободить дорогу и верно служить, помогать в ее достижении
• МЫ были готовы уничтожить кого-то во имя цели
• ДРУГОЙ был готов уничтожить НАС/кого-то во имя цели
• МЫ страдали мигренью, гипертонией, инфарктом, инсультом
• ДРУГОЙ страдал мигренью, гипертонией, инфарктом, инсультом
• МЫ были чрезмерно уверены в себе
• ДРУГОЙ был чрезмерно уверен в себе
• МЫ были наполнены ощущением силы и уверенности в себе в момент работы
• ДРУГОЙ был наполнен ощущением силы и уверенности в себе в момент работы
• МЫ презирали слабость, беспомощность и бессилие в себе/ком-то
• ДРУГОЙ презирал слабость, беспомощность и бессилие в себе/НАС/ком-то
• МЫ считали, что нам никто не нужен и так хорошо
• ДРУГОЙ считал, что ему никто не нужен и так хорошо
• МЫ выполняли мужскую работу, будучи женщиной
• ДРУГАЯ выполнял мужскую работу, будучи женщиной
• МЫ хотели выйти замуж, но у нас не получалось
• ДРУГАЯ хотел выйти замуж, но у нее не получалось
• МЫ имели априорно-агрессивное отношение к миру
• ДРУГОЙ имел априорно-агрессивное отношение к миру
• МЫ воспринимали кого-то как ужасного, даже не осознавая в чем заключается ужас
• ДРУГОЙ воспринимал НАС/кого-то как ужасного, даже не осознавая в чем заключается ужас
• МЫ верили, что «Мужчинам нельзя верить; им всем одного надо»
• ДРУГАЯ верила, что «Мужчинам нельзя верить; им всем одного надо»
• МЫ будучи женщиной имели разочарование в мужчинах
• ДРУГАЯ будучи женщиной имела разочарование в мужчинах
• МЫ ощущали необходимость, потребность жесткой структуры, порядка
• ДРУГОЙ ощущал необходимость, потребность жесткой структуры, порядка
• МЫ ощущали напряжение, угрозу хаоса, который неминуемо возникнет, если не создать жесткой до жестокости системы управления
• ДРУГОЙ ощущал напряжение, угрозу хаоса, который неминуемо возникнет, если не создать жесткой до жестокости системы управления
• МЫ нуждались в беспрекословном подчинении и репрессивном аппарате на случай неповиновения
• ДРУГОЙ нуждался в беспрекословном подчинении и репрессивном аппарате на случай неповиновения
• МЫ находились во власти и давлении «НАДО», не осознавая его источника
• ДРУГОЙ находился во власти и давлении «НАДО», не осознавая его источника
• МЫ видели панацею от всех бед и неприятностей в планах, структурировании, порядке
• ДРУГОЙ видел панацею от всех бед и неприятностей в планах, структурировании, порядке
• МЫ хотели быть добрыми и ненасильственными
• ДРУГОЙ хотел быть добрым и ненасильственным
• МЫ страдали от угрызений совести, невыполненного долга
• ДРУГОЙ страдал от угрызений совести, невыполненного долга
• МЫ стремились к абсолютизации своей власти, влияния
• ДРУГОЙ стремился к абсолютизации своей власти, влияния
• МЫ любили повышать надежность путем усиления чего-то
• ДРУГОЙ любил повышать надежность путем усиления чего-то
• МЫ страдали от своей прямолинейности и косности, получали ощущение силы от точного знания того, по какой схеме все нужно делать, не смотря на то, что схема устарела
• ДРУГОЙ страдал от своей прямолинейности и косности, получал ощущение силы от точного знания того, по какой схеме все нужно делать, не смотря на то, что схема устарела
• МЫ чувствовали сильный комплекс неполноценности и ощущение безнадежности пытаясь, создать структуры в хаосе
• ДРУГОЙ чувствовал сильный комплекс неполноценности и ощущение безнадежности пытаясь, создать структуры в хаосе
• МЫ изо всех сил вцеплялись в имеющиеся структуры и ни за что не хотели с ними расставаться, представляя каждую как образец законченного совершенства, абсолютно необходимый для поддержания порядка
• ДРУГОЙ изо всех сил вцеплялся в имеющиеся структуры и ни за что не хотел с ними расставаться, представляя каждую как образец законченного совершенства, абсолютно необходимый для поддержания порядка
• МЫ были неуверенны в силе своих способов видения мира и воздействия на него
• ДРУГОЙ был неуверен в силе своих способов видения мира и воздействия на него
• МЫ были прямолинейны, догматичны и имели суженное восприятие вследствие ложной уверенности в своих силах и возможностях
• ДРУГОЙ был прямолинеен, догматичен и имел суженное восприятие вследствие ложной уверенности в своих силах и возможностях
+5
01:50
662
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...