Проживание эмоций

Аспекты

Как логическое продолжение темы защитных механизмов.

http://prorabotai.ru/protokoly/1827-zaschitnye-mehanizmy-procedura-neitralizacii.html

*используется обработчик "Диверсия ПМ"

http://prorabotai.ru/shop/30-dinamit-pm-diversija-pm.html


Время чтения:
7 мин.

Инструкция для подсознания

Начало инструкции

Эти инструкции инсталлируют протокол «Проживание эмоций»

Начиная с момента активации механизма обработки, описанного в этой инструкции, после произнесения специальной ключевой фразы («Проживание эмоций СТАРТ»), ты будешь проводить полностью автономную и автоматическую работу по следующей процедуре:

1. Ты обработаешь по протоколу «Диверсия ПМ» любого рода сопротивление, неверие, сомнение в возможность и результативность обработки, любого рода страх перед этой обработкой, страх перемен и любых последствий в связи с обработкой, нежелание этой обработки, а также желание и стремление получить какой-либо результат от обработки, любого рода ожидания от обработки

2. После этого ты произведешь обработку всего имеющегося у  НАС  материала по протоколу «Диверсия ПМ»  вне зависимости от того, помним и осознаем ли МЫ  этот материал или нет

 Под материалом в данной инструкции имеется в виду все эпизоды:

Когда Мы \ другой были детьми, наша психика не все могла пережить самостоятельно и Мы \ другой были вынуждены «капсулировать эмоции». Упаковывали не пережитые эмоции вовнутрь, что интоксицировало  Наш \ другого организм.

Обучившись этой практике, вырастая, Мы \ другой  не были приучены обращать внимание на сигналы от своих ощущений, и продолжали привычно паковать их внутрь, пока копилка не переполнялась, и не проявлялась депрессией, бессилием, психосоматическими болезнями.

Мы \ другой оставались наедине с этими переживаниями.

Нам \ другому еще добавляли своих эмоций взрослые от себя (вымещением )

В моменты переживания Нас \ другого ребенка одергивали — хватит плакать, хватит ныть, что в сущности значило "хватит чувствовать" (потому что взрослым некогда, нет сил или они теряются от вида)

Внешний импульс погружал Нас \ другого в область травмы, уязвимости, внутренней неустойчивости, бессилия обработать такой класс ситуаций технично и на автомате.

Нам \ другому  стоило усилий, чтобы вывести в сознание, почему Нас \ другого мучает какой-то некристаллизованный, мутный дискомфорт, тревога, раздражение, неудобство, недовольство, расконцентрация, суетливость, ажитация и другие неприятные ощущения.

Или наоборот,  Мы \ другой испытывали эмоции остро  и заметно.  Впадали в аффект. В бесконтрольное беспамятство, волнение, возбуждение, тревогу, страх,  затопление эмоциями .

Мы \ другой считали \ воспринимали аффект "энергией", на которой надо совершить действие, а-то энергия уйдет.

Мы \ другой кристализавали дискомфорт. Вынимали переживание с глубины на поверхность.

Мы \ другой проживали поднятое эмоциональное состояние.

Мы \ другой отдавались  телесно-эмоциональному дискомфорту, который чувствовали — что где опускается, сдавливается, холодеет, бросает в жар и пр.

Мы \ другой переживали смешанное, многокомпонентное чувство.

В зависимости от эмоции Нас \ другого тянуло:

— Выплакать (горе / боль / печаль / шок / ужас)

— Изагрессировать  (ярость / злость / гнев / ненависть / раздражение)

— Выотвратить (отвращение /  омерзение / отторжение / неприятие / неудовольствие / вину / стыд)

и т.д.

Мы \ другой испытвали: страх горя, страх боли, страх злости, страх отвращения и т.д.

Наш \ другого организм подсказывал,  какая мимика, звуки,  движения ему нужны для выражения и изживания эмоции.

Мы \ другой хотели подменить или подменяли кажущееся иррациональным, некрасивым, нелепым проживание на более «эстетичную» или «уместную» версию отыгрывания,  которую видели в кино или еще где то.

Наше \ другого проживание выражалось в мимике лица,  движениях, звуках,  крике (в т.ч. без звука), действиях и т.д.

Непережитые эмоции скрывались у Нас \ другого в телесных блоках, зажимах мышц, микромышцах ответственных за дыхание и постановку голоса.

Выагрессирование было для Нас \ другого энергозатратно, поэтому организм, начав с него, достаточно быстро переходил на слезы - ярости, горя, кислоты, бессилия, бессмысленности, глубинного сострадания к себе, тщетности и т .д.

Мы \ другой хорошо узнавали горе и ярость, понимали, что с нами, когда хотели  плакать.

Узнавание и проживание отвращения Нам \ другому давалось тяжелей.  Оно как мелкодисперсный ил - конкретный эпизод рукой не поймаешь, если не знаешь, что именно ловить, вздымалось от слабоуловимых импульсов, и зачерняло собой все нутро. Отвращение могло маскироваться сверху  тягостью, тоской, бессилием, ощущением какой-то неправильности в себе.

Мы \ другой долго отказывались замечать и переживать отвращение, психика конвертировала его в ярость.

Нас \ другого тянуло  к алкоголю, наркотикам, сигаретам, беспорядочному  сексу, неумеренному потреблению чего либо  — в попытка уклониться от чувствования своих чувств.

Мы \ другой уклонялись от чувствования своих чувств посредством внешнего вмешательства в химию в тела.

Мы \ другой строили некачественные  умственные выводы, потому что на вход для умственного анализа подавались заготовки, отклоняющиеся от эпицентра из-за боли, что не делало их качественными. И вместо эффективного логического синтеза происходило достраивание всех разрывов в логике - страхами и иллюзиями. От того вместо понимания Мы \ другой   находились в  мыслемешалке, не решающей проблему и не снимающей с нее напряжения.

Мы \ другой увещевали себя конструкциями, начинающимися с "зато ___" ;  с "на самом деле, все не так плохо" и т.д.  Что было вытеснением чувств и ощущений.  Подменой ощущений из одной области — ощущениями из другой, в попытке уклониться от проживания неприятных.

Мы \ другой предпринимали попытки уклониться от проживания неприятного через помышление, что его не может быть, потому что оно было бы нелогичным.

Мы \ другой проходили через эпицентр проживания чувств безвременья, ненужности, кратковременной потери смыслов, неопределенности, инфернального ужаса и т.д.

Мы \ другой в попытке уклониться от реальности убеждали себя, что их нет — ни ситуаций, ни ощущений, ни сложновыносимости переживания.

У Нас \ другого был разрыв с собственным эмоциональным планом.

Нас \ другого пугала встреча с неприятными внутренними ощущениями.

Мы \ другой прилагали  усилия, чтобы чем-то неприятную эмоцию заглушить, "отвлечься", не понимая, что так она не уходит, а вытесняется в подсознание. И не выветривается со временем, а работает как тайный деструктивный агент оттуда. В виде общего тревожного фона, бессилия, упадка, приступов страха, неудачных  жизненных решений и т.д.

Мы \ другой находились на пике переживания.

Нам \ другому было свойственно ощущение кратковременной потери смыслов (Как тогда жить, если все мои знания, как жить, — неверны?) и безвременья (Когда, наконец, это все закончится, и чем?), раскола в себе, вакуума, потери опоры и ориентира.

Мы \ другой находились на спаде переживания, ощущаемое опустошением или облегчением.

Нас \ другого сопровождали мысли типа «и чего это я…».

Мы \ другой четко прослеживали разницу между прежним накалом и теперешним безразличием. Прежней важностью беспокоивших мыслей и теперешней их неважностью.

Мы \ другой замечали в себе  абберацию сознания (когда нечто, заставлявшее психоэмоциональную сферу ходить ходуном, оказывалось не таким уж и разрушающим),  в следующих переживаниях  облегчало и ускоряло процесс. 

Мы \ другой находились в опустошении.

При опустошении эмоция иссякала, напряжение снималось, ажитация уходила, но легкости, внутренней насыщенности не было.

Мы \ другой находились в облегчении.

При облегчении — боль иссякала, напряжение снималось, и появлялась  некоторая легкость, приятная внутренняя насыщенность, сладость, удовлетворенность.

Мы \ другой находились в ощущении удовлетворенности и насыщенности.

Когда напряжение спадало и ум прояснялся  МЫ \ другой  применяли к ситуации умственный анализ,  анализ  не  отклонялся от эпицентра проблемы, как раньше, — т.к. боль уходила.

Мы \ другой проводили умственный анализ, способствующий \ не способствующий:

-новому взгляду на ситуацию;

-приобретению нового инструмента воздействия;

-появлению нового шаблона реагирования, подготовленному с выгодой для себя уходу из не устраивающей ситуации, признанию потерь и пр.

Мы \ другой  вместо отделения себя от эмоций,  их выведения,  анализа и пересмотра патологичных  жизненных сценариев, получали потакание эмоциональным импульсам действиями  (бежать, возопить, названивать, простаивать под окнами), воспроизведение неэффективных жизненных сценариев,  предъявление своей эмоции другим людям в целях получить от них реакцию, которую те иначе не дали бы.

Мы \ другой умели \ не умели справляться  со своим психоэмоциональным состоянием самостоятельно.

Мы \ другой  плохо понимали и или совсем не понимали сами себя.

Мы \ другой делали попытки объяснить себя, свои чувства постороннему человеку.

Чужой человек ретравмировал  Нас \ другого игнорированием, непониманием и обесцениванием Наших \ другого эмоций.

Мы \ другой пугали своих детей в процессе проживания эмоций тем, что мама/папа разрушается или не похож на себя обычного.  Тем самым зарождали в детях ощущение базовой небезопасности мира.

Наша  \ другого  внутренняя паника,  тревога,  ужас  оказывали сильное влияние на подход ребенка к жизненным ситуациям и наносили  фоновый, глубокий и плохоосознанный  вред  его психике.

Мы \ другой будучи детьми терпели то же от взрослых.

Мы \ другой переживали  эмоции  уединившись от детей и кого либо, или, если это невозможно, специально делали акцент на том, что плач/ изагрессирование существуют для того, чтобы человек мог от эмоций опустошиться, обретя легкость в теле и ясность ума. И после переживания это и демонстрировали  или симулировали.

Мы \ другой занимали детский ресурс на покрытие своих недостач, а именно — вымещали  злость на ребенке, просили  у него психологического спасения, выставляли его причиной своих состояний, изливали интимные подробности или неподъемную для его возраста фактологию, вводили во внутренние конфликты (например, выбора между папой и мамой).

Из  комплексных сложных эпизодов Мы \ другой выходили  "штрих-пунктирным" образом: проваливаюсь/затопляюсь эмоцией — проживаю/делаю несколько шагов — проваливаюсь/затопляюсь — проживаю/делаю несколько шагов.

Мы \ другой осознанно \ не осознанно практиковали виртуализацию.

(Виртуализация - это представление конкретного человека / архетипа / образа, которого в реальности рядом с нами нет. Например, с которым хотелось бы поделиться своими переживаниями. Будто бы он был тут, и мы бы ему все-все или какую-то часть рассказали и выплакали, а он бы понял и утешил)

Мы \ другой помнили \ не помнили, что этот человек в действительности не рядом. Рядом — Наше \ другого желание, чтобы он тут был и в таком понимающем образе.

Мы \ другой использовали виртуализацию в ситуациях:

— связанных с отвязкой именно от этого человека, проживанием боли от разделенности с ним.

— связанных с ощущением беспомощности в отсутствие "спасателей ", обладающих теми навыками, каких у Нас \ другого нет.

Мы \ другой помнили \ не помнили, что  человека рядом нет, и в этом самом — и есть часть проблемы (непроинтегрированный в себя сервис, который Мы \ другой получаем извне)

Мы \ другой понимали \ не понимали  разницу  между:

(1) проживанием параллельно двух уязвимостей: сегодняшней ситуации + боли разделенности \ ощущения бессилия, и (2) схлопыванием проблемной ситуации в ноль с фантазийным образом, как бы оно было хорошо, когда б некто Нас \ другого все-таки полюбил, или  прилетел вдруг волшебник в голубом вертолете и вместо Нас \ другого с ситуацией разобрался.

Первое – приближало Нас \ другого к контакту с реальностью в ее самой неприятной части. Второе — отдаляло.

При изагрессировании путем избиения представляемого человека  Мы \ другой (возможно небезосновательно) боялись, что начав наедине с самим собой, не сможем  не перенести это потом в социум.  Для этого Мы \ другой доходили до опустошения, чтобы переживательный цикл не возобновлялся с прерванной точки, где попало.

Мы \ другой реализовывли виртуализацию в реальной жизни.  Воспринимали ее как обыденное желание, возникшее, чтобы его исполнить, - начинали  звонить, писать, искать контакта. Что было попыткой уклониться от переживания вовсе, срастить желаемое и имеющееся, до того не сраставшиеся, чтобы переживать ничего не пришлось.

Когда Мы \ другой выводили психологическое напряжение, ситуация в большинстве случаев становилась подвластна Нам \ другому. Те навыки,  которых у Нас \ другого не было, интегрировались в Нас \ другого частично или полностью.

Некоторые блоки, зажимы, табуирование у Нас \ другого маскировались под «опыт бывалого», и эта мимикрия позволяла им долго оставаться нераспознанными, отклоняя реагирование от оптимального.

Мы \ другой принимали \ не принимали риски нежелательного результата.

Мы \ другой выносили в переживание нежелательный результат, просто чтобы убедиться, что блока в этом месте нет. Или не могли этого сделать, потому что блок был.

Мы \ другой представляли понимающим и утешающим себя в своей самой мягкой ипостаси.  (По Берну – окружение своего внутреннего Ребенка теплом и заботой своего внутреннего Родителя).

Мы \ другой думали \ знали, что научившись предоставлять себе эти сервисы самостоятельно, Нам \ другому больше не придется выпрашивать их у социума.

Мы \ другой думали \ боялись,  что превратимся в социопата, которому никто не нужен – ни супруг, ни друзья, ни родственники.

Мы \ другой хотели полной самодостаточности .

Мы \ другой думали \ знали, чем лучше человек может дать недостающее себе сам, тем менее травматичен его контакт с окружающими на базе того, что у тех есть. Нет нужды за кого-то цепляться, очаровываться в надежде и разочаровываться. Нет острых дефицитов,  есть только интерес и удобство,  можно мягко завершать с одними, начинать с другими, давать себе время без кого бы то ни было – хорошо, в общем, поддерживать баланс автономии и слияния.

Мы \ другой представляли архетип мамы. Каким бы  в идеале хотели ее видеть, а не ту женщину, что рядом реально обреталась. И архетип папы, какого недоставало, чтоб он был, а не того мужчины, каким он в реальности был или есть. Архетип понимающего супруга, брата, друга – кого угодно, для понимания потребного себе и сравнения с теми, кого Мы \ другой реально до себя допускали.

В момент представления архетипа \ образа кого-то Мы \ другой думали: «Я чувствую сопротивление и недоверие. Не могу представить как человек, называемый мамой, папой, … может быть таким».

Мы \ другой возобновляли в памяти реально существовавшего в жизни человека и пытались натянуть на того  желаемые качества.

Мы \ другой делали наоборот, - человека с желаемыми качествами, представляли в материнской \ отцовской роли себе, своему ребенку, а старого – скидывали с этого места.

Мы \ другой так же представляли мамой \ папой самих себя, как если б с той же проблемой за поддержкой пришел уже Наш \ другого ребенок.

В проживании эмоций Мы \ другой находились в цикле: "нарастание — пик — спад".

Не  Мы \ другой задавали эмоциям ритм и рисунок, а они влачили Нас \ другого в своем ритме и траектории.

Нам \ другому  требовалось  поплакать / помахать кулаками / беззвучно покричать / продрожать / посидеть с отвращением и пр.

Мы \ другой прислушивались \ не прислушивались к своим телу  и психике.

Наше \ другого тело и психика говорили Нам \ другому что и как делать.

Мы \ другой отвлекались или прерывали цикл раньше, чем он сам докрутится до состояния "попустило".

Мы \ другой не отвлекались и не прерывали цикл раньше, чем он сам докрутится до состояния "попустило".

 

3. Применительно к каждому из вышеописанных эпизодов, ты максимально полно и честно от каждой части НАС дашь ответы на вопросы:

Когда, Как, Почему, Зачем ?

Каждый ответ, а также весь материал, возникающий в качестве реакции на вопрос, ты будешь обрабатывать по протоколу «Диверсия ПМ»

Данный механизм обработки деактивируется и данная инструкция перестанет действовать автоматически после того, как будет выполнена во всей точности и полном объёме

При необходимости МЫ можем временно приостановить обработку, после произнесения НАМИ ключевой фразы «Проживание эмоций СТОП»

Обработку материала ты будешь делать для НАС совершенно автоматически и полностью автономно, круглосуточно, во время НАШЕГО сна и бодрствования, и без ущерба для сна и функционирования в бодрствующем состоянии

Вся работа по обработке материала будет производиться тобой максимально мягко и безболезненно для всех планов НАШЕГО существования

Вся работа по протоколу «Проживание эмоций» будет тобой проведена в течение оптимально-необходимого времени

Распределение нагрузки на НАШ организм будет тобой произведено максимально равномерно, так чтобы не допускать перегрузок

Запуск механизма обработки, а также остановку его, после произнесения соответствующих определенных выше ключевых фраз, ты будешь сигнализировать при помощи зевания НАШЕГО организма

МЫ благодарим тебя, наше подсознание, за то, что ты качественно и в полном объеме выполняешь эту инструкцию

Конец инструкций

 


+9
21:56
1592
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...